Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава IV: И пришла война » Тёмной тропой по серебряной нити


Тёмной тропой по серебряной нити

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Время: 20 сентября 1267
Место: Редания, Гелибол
Описание: Славный град Гелибол готовится к пышной ярмарке в честь Велена. В него съехались десятки купцов и сотни покупателей. Все постоялые дворы давно заняты, а предприимчивые горожане пускают к себе гостей за звонкую монету.  Жизнь кипит, днём на улицах не протолкнуться... Но даже такой шумный город, полный веселья, таит в себе незримую опасность. Среди гелибольцев ходят слухи, что по ночам стали пропадать люди. Власти смолчали, ведь пьяные байки не сравнятся со звоном денег, стекающихся в город на ярмарке.

+4

2

https://i.ytimg.com/vi/WRbIOQICT-A/maxresdefault.jpg
Редания: Гелибол.
20 сентября, три дня до ярмарки.
Вечер.

[indent=1,0]До осенней ярмарки оставалось всего ничего - что там какие-то жалкие несколько дней? Гелибол уже вовсю наряжался. Улочки поверху оказались сплошь перетянуты пёстрыми лентами да гирляндами, что в лучах яркого солнца словно светились. Все подновили свои вывески, а то и двери, стремясь с первого взгляда приковывать внимание покупателей. Богатые купцы, что приехали раньше прочих, украшали свои лотки как могли. Звонкоголосые горожане да прочие удальцы предлагали себя зазывалами. До торжищ времени было навалом, но это не мешало жизни кипеть. Уже сейчас цены на комнаты в трактирах взлетели до небес, а дома поприличнее где по комнатам, а где и целиком сданы в аренду.
[indent=1,0]Но путник без труда найдёт место для ночлега. Например, окраинный трактир "У пьяного змия" ещё не сдал пару комнатушек, а центральный "Золотой мантикор" за некоторую доплату сдаст для сна пару лавок в хозяйских покоях. Тем, кто хочет место поспокойнее, однозначно следует заглянуть в домик старой Грэт - все сыновья в армию попали, и если хорошо попросить да на жалость надавить, непременно пустит к себе пожить.

[indent=1,0]Купец Ирениус уже двадцатый год приезжал в Гелибол на ярмарку. Вместе с богатым сопровождением он неизменно выбирал лучшие места под свои палатки, дом арендовал заранее на себя и близких друзей, да и вообще всё кругом было привычно. На эту ярмарку он приезжал как к себе в поместье на летний отдых. Правда, в этот раз что-то всё валилось из рук, а суета лишь сбивала с толку. Хотелось просто присесть и отдохнуть. Для столь бесхитростного занятия он выбрал ещё пустую площадь у фонтана. Присев на бортик (слуга предусмотрительно подложил под крепкий купеческий зад атласную подушечку), Ирениус наконец спокойно вздохнул, и с мечтательной улыбкой посмотрел на оживающие улицы. Праздник уже чувствовался в воздухе. А как будет позже!

[indent=1,0]Ярмарка!
[indent=1,0]Как много всего в этом простом слове! Для одних ярмарка запоминается пряниками да прочими сладостями, которыми без праздника себя особо не побалуешь, для других же всё оборачивается скрипом блестящих башмаков да прочими обновками. Ну а для купцов, само собой разумеется, всё оборачивается звоном монет, что греет их душу лучше всяких песен.
[indent=1,0]Ярмарка!
[indent=1,0]Всяк на ней найдёт своё место, всяк отыщет уголок по душе. Лотки со вкусностями да столы с безделушками собирают сотни мальчишек и девчонок! Прилавки с платками расшитыми да тканями заморскими любую деву затянут! Оружейные лавки отпустят молодцев только с новыми ножнами резными, сверкающими что твоя луна клинками, или же стрелами отменными да луком в придачу! Мужи учёные могут потешить душу свою бесценными книгами да свитками от переписчиков, путешественники же там же обзаведутся свежими картами! Только здесь можно прийти пешим да при деньгах, а уйти на едва купленной лошади, да ведя с собой скотину какую!
[indent=1,0]Ярмарка!
[indent=1,0]И стар и млад будет рад прогуляться по перекрёсткам рядов, ведь там артисты собирают мириады зрителей! Акробаты и шуты, маги и танцовщицы, жонглёры и борцы! Пройти мимо них просто невозможно, чем порой бесстыже пользуются беспризорники да воришки, что дружно срезают кошели зевак. Шум, гам, гул на тысячи голосов! Зазывалы хрипнут и сменяют друг друга, но за всю ярмарку едва ли смолкают!
[indent=1,0]Ярмарка!
[indent=1,0]И при свете звёзд её видно! Когда улицы опустевают, а ряды закрываются на ночь, когда усиленные патрули стражи следят за покоем дорогих гостей, все корчмы только начинают жизнь, в иных люд во дворы вынужден перебираться с наспех сколоченными столами, столько посетителей! Заснуть невозможно ни в снятых комнатушках, в самых дешёвых из которых может ютиться по несколько постояльцев, ни в добротных квартирах, что любезно предлагали местные жители!
[indent=1,0]Ярмарка!
[indent=1,0]Самое время вспомнить старые городские легенды, а если они приелись с годами, то впору сочинить новые! Что для этого подойдёт лучше, чем пьяные байки о пропадающих людях? Конечно же байки! Будь это правдой, доблестная стража непременно разобрала бы всё, и нашлись бы по домам все пропавшие, под лавками в корчмах отыскались бы сгинувшие товарищи, и под боком у красоток невернувшиеся в срок спутники!
[indent=1,0]Ярмарка!
[indent=1,0]Да не омрачат её никакие слухи!

+8

3

[indent=1,0]Запахло осенью.
[indent=1,0]Августровские ночи, еще недавно бывшие теплыми, остались позади, вслед за ними похолодали и дни. Наполненные сочной зеленью луга и леса менялись, природа готовилась к зимнему застою и пахла сыростью промозглых облаков, клубившихся в небе.
[indent=1,0]Природа замыкала круг.
[indent=1,0]Волк с человеческим лицом же знал, что за нынешним благоденствием скоро наступит время голода. Нужно было выходить из лесов к людям, искать место для зимовки в тепле, уюте и сытости человеческого города. Он так привык и это было неизменно в нем до сих пор.
[indent=1,0]Гилдарт давно уже не был одиночкой, не ищущим связей ни с кем. Этот этап был пройден им много десятилетий назад, пока он мучил себя внутренними сомнениями и болью из-за потерь и деяний прошлого. Однако, волколак в последние месяцы вел себя именно так, как не должен был. Он предпочитал уединение обществу, много думал, и в целом, потеря сестры, пусть и не ставшей близкой за то немногое время, что они провели вместе в Лан Эксетере, задела что-то в его душе. Гил почему-то только потеряв ее начал ценить и вспоминать это время. Он даже злился на себя, потому что понимал: он мог быть менее груб с ней, как-то поддержать ее в попытках изобразить менее уродливую семью, чем та, которой они были. Случившаяся потеря не сломала ничего в нем, но отзывалась сожалением, а из-за него волколак корил себя, даже понимая что сейчас это уже никому не нужно. Однако, всему свое время и даже Гилдарт оказался в шумном месте в шумное время, не стремясь покинуть его сразу же, как увидел яркие флажки и все признаки подготовки к празднику.
[indent=1,0]Гелибол встретил одинокого путника ярмаркой, пусть даже находящейся еще не в самом своем разгаре, но уже многолюдной. Ковирец обдумал это и решил остаться в городе, надеясь посмотреть на привезенные купцами товары до того, как на торговых рядах начнется самая толчея из высыпавшихся на ярмарку слоняющихся тел. В конце концов, в таких местах действительно есть шанс найти что-нибудь интересное, а многолюдность вокруг можно перетерпеть.
[indent=1,0]Солнце было еще высоко, но преодолело половину пути к горизонту, когда северянин пересек городские ворота, смешиваясь с толпой. Немногим позже он проверил свой кошель и карманы, прикинув на что вообще можно расчитывать. Денег в человеческом городе всегда было мало, сколько бы у тебя ни было. К ужину Гилдарт выяснил все про ночлег, выбрав для этого трактир на окраине, гордо или не очень носивший название «У пьяного змия», что не был местом первой популярности у городских и приезжих, смог получить себе вожделенную комнату, а затем решил осмотреться внимательней уже непосредственно в городе, расчитывая на интересный вечер, а, возможно, и общество. Для этого он спустился вниз и осмотрелся, решая будет ли есть местную стряпню. Чуткое обоняние это все-таки один из приятных плюсов его природы, которым волколак охотно пользовался.

Отредактировано Гилдарт (2019-06-28 08:01:28)

+7

4

[indent=1,0]Последнее время город начал оживать. Отовсюду пребывали купцы, ремесленники, музыканты, актёры, да простой люд. На улицах становилось шумно, а к корчмах - тесно. В трактире, что назывался "У пьяного змия", резко возросли цены. Как на еду с питьём, так и на кровать на ночь. Сэверин почувствовал это как никто другой, ведь он снимал одну из комнат вот уже несколько дней. Все возмущения рыцаря, к слову, пролетали мимо ушей хозяина, который взял оплату вперёд, а потом потребовал добавки, заявив, что цены возросли из-за ярмарки.
[indent=1,0]Когда-то Леруа любил шумные пышные праздники, богатые на угощения, развлечения и лица. Сейчас же ему хотелось побыть в тишине. Кто же знал, что в городишко под названием Гелибол съедутся все купцы округи, чтобы разгуляться с душой. Во время войны этого ожидаешь меньше всего, но, похоже, даже в столь мрачные времена есть место веселью. Рыцарь с уверенностью замечал это на лицах людей, что заполняли привычно полу-пустой зал трактира. Даже его любимое место, в котором обычно не было ни души, было занято, а потому Сэверин решил подыскать себе другое место для очередного вечера.
[indent=1,0]На выходе рыцарь сразу же едва не столкнулся с какой-то девушкой, а после и с мужиком, который кричал что-то вслед. Кажется, Сэверина даже назвали псом подзаборным. И не мудрено, ведь всю сбрую он оставил в своей комнатушке, оставив при себе лишь кинжал, на случай, если пригодится, да меч, с которым рыцарь никогда не расставался. Сейчас он был более непримечателен, чем обычно. Сверкающие доспехи и карминовый плащ с большой белой розой всегда привлекали внимание. Стать никем было на удивление приятно. Особенно сейчас, когда легко можно затеряться в толпе.
[indent=1,0]Какой-то краснолюд, встав на дубовый бочонок, громко кричал хриплым голосом, подзывая народ к своей телеге, где другой коренастый коротышка с пышной бородой, разливал какое-то пойло по кружкам. Третий принимал монеты и отправлял людей ко второму. Судя по тому, что пьянчуги, отведывавшие краснолюдское пойло тут же становились в очередь снова, оно было хорошо. Проверив на вес мешочек с собственными монетами, Сэверин решил занять место за одним далеко не трезвым кметом, который нетерпеливо высматривал из очереди.
[indent=1,0]- Не толпитесь! На всех хватит! - голосил зазывала. Его слова заметно успокоили кмета.
[indent=1,0]Отойдя с кружкой, полной пенящегося пива, рыцарь поспешил удалиться в сторону, серьёзно опасаясь, что его вот-вот сшибут. Отведав пойла, мужчина едва не подавился. Пиво отдавало излишней крепостью и сильно драло горло. Разочарованно взглянув на кружку, которая явно не стоила своих денег, Сэверин посмотрел на толпящихся пьнчуг, как на ошалелых. Хотя, возможно, он попросту не привык к пойлу подобной крепости. Леруа рискнул сделать ещё глоток, поморщился и решил, что здоровья ему жалко куда больше, чем потраченных денег. Всучив кружку рыскающему по карманам мужичку, рыцарь побрёл дальше. Быть может на этой ярмарке будет хоть что-то, что сможет развеять его паршивое настроение.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/0ePC3.jpg[/AVA]

+7

5

Ярмарки – это чудесное место.

Во всяком случае, Василина предпочитала считать и думать именно так, и никак иначе. Подобные мероприятия вдыхали жизнь в унылые городские пейзажи, превращая хмурые каменные поселения в места, сошедшие с пестрых картинок в книгах со сказками из домов, что шибче и богаче. У Баленты тоже были такие; с плотной качественной бумагой, большими иссиня-черными буквами и рисунками во всю страницу яркими, еще не выцветшими от времени, чернилами.
Разноцветные флажки, перетянутые веревкой из ленточек от одного дома к другому, палатки циркачей и акробатов, галдеж купцов и торговцев всех мастей, постепенно зазывающих людей к своим лоткам да палаткам со всем, чего может пожелать душа.

Менестрель была частым гостем на таких мероприятиях, так что парочку уроков она, все же, за несколько лет в свободном плавании, усвоила.
Итак!

Для начала, стоило бы заранее узнать о намечающемся городском торжестве, но, как можно было заметить, с этим проблем не возникло. Подготовить себя к выходу в свет, приобрести новенький костюм для сольных выступлений, по возможности – обновить репертуар, однако с этим дела обстоят куда прозаичнее и, как это нередко бывает, вдохновение приходит в самый неудобный, нелепейший момент, когда, казалось бы, уже поздно.
Но лучше поздно, чем никогда!

Теперь же, когда полдела сделано, остается озаботиться местом ночлега, куда можно будет спрятаться от бурных (или неочень) оваций и хорошенько отоспаться. В прошлые свои визиты Василина торжественно пренебрегла сим правилом и пожадничала на постой, а оттого пришлось платить втридорога уже потом, стоило ярмарке начаться и всем, кому не лень вдруг понадобилось где-то отдыхать. Вот же бессмыслица, ага. На этот раз бард сделала себе величайшее одолжение и расплатилась за комнату в трактире «У пьяного змия», что на окраине Гелибола (и где еще не стали заламывать цены до баснословных величин).

Ну, и финальным штрихом будет, конечно, спрятать свой кошелек от чьих-нибудь весьма ловких и цепких ручонок. Легкий конфуз на ярмарке в Оксенфурте, где ее обобрали, как липку в толпе зевак, был хорошим напоминанием, что людям (да и нелюдям) порой совершенно незнакомо понятие личного пространства! И имущества – тоже.

В общем-то, да… Ярмарка – чудесное место! Не считая, конечно, парочки ну просто не стоящих внимания деталей!

Бард торжественно спустилась в своем цветастом наряде с лютней наперевес на первый этаж трактира, где уже вовсю начинали праздновать приход дня, что равен ночи, хотя, казалось бы, время еще не перевалило за полдень.
Пожалуй, некоторым завсегдатаям «Змия» просто нужен был повод хорошенько надраться.

Оценив обстановку, барышня поспешила покинуть трактир, дабы найти контингент более приятный, и по возможности, удобоваримое местечко, где можно будет подзаработать такому рыцарю пера и слова. Однако на самом выходе Василину едва не смела волна страждущих выпивох; юркнув между двумя особо крупными, но уже хмельными кметами, Балента оступилась и едва ли не покатилась кубарем вперед.
Успев сохранить хоть какое-то равновесие и свою фантазийную шапочку в целости, она неловко отпрыгнула от входа шустрым и напуганным зайцем.

+7

6

[indent=1,0]Для Лукаша и его семьи год оказался на редкость удачным. Мало того, что баню успели достроить к осени, дочка выскочила замуж, а корова родила аж двух телят, так и урожай выдался - загляденье. И за две зимы не съесть при всем старании, а ведь еще с прошлой осени немало осталось. Погреб да кладовая битком забиты оказались. Вот и решил излишки Лукаш на ярмарку свезти. Звонкую монету всяко проще хранить, чем картофелину. А так как дорога долгая предстояла - спутника себе искать стал. Вдвоем то проще от разбойников отбиваться.
[indent=1,0]И снова ему повезло. За небольшую сумму отправиться с ним в город охотница пришлая согласилась. Пусть девица та и была миловидной больно, зато с оружием. К тому же, за несколько дней, что в деревеньке Завалушка провести успела, добычи натаскала столько, что сомневаться в ее умении пользоваться луком не приходилось. Да и меч вряд ли она с собой просто так таскала. В общем, безмерно рад подобной компании Лукаш был.
[indent=1,0]Льене же и вовсе без разницы было, куда идти. Вновь зверя своего упустила, нескоро он вылезти обещал. Отчего бы тогда в город не податься, тем более что платят за это? К тому же договорилась уже в дороге, что шкуры, с трофеев охотничьих снятые, ему оставит, а деньги пополам. Не самой же охотнице за прилавком стоять, а выкидывать жалко. В преддверии холодов очень уж хорош у зверей мех. Так что за несколько дней на привалах девица свою кобылку на попечение кмета оставляла, сама охотиться уходила. Притащит зайцев, белок или даже косулю какую, сидит на земле прямо, освежовывая их, и сама при том байки травит. Красота же! Затянулась, правда, поездка немного, но это стоило того. Тем более, что на разбойников так и не наткнулись, хотя накануне ярмарок всяких те, обычно, выползали отовсюду, поживиться чем надеясь. А сейчас даже самого захудалого мужичка с ножиком не было. Вот уж действительно год удачный.

[indent=1,0]- Льенка, ты то где проживать будешь? - поинтересовался Лукаш, как в Гелибол въехали. Ему то самому волноваться о подобных мелочах не надо было: родственников в городе имел. Своего не выгонят, а гостью то незванную могут - чужая она все-таки.
[indent=1,0]- Таверну какую найду, - отмахнулась охотница равнодушно, при том Муху осаживая, чтобы та вперед не рвалась так рьяно. Людей вокруг тьма тьмущая была. Еще собьет кого или на ногу наступит, придется объяснять, что лошадь обходить за версту лучше, а не под копыта ей лезть пытаться. Объяснять не хотелось. Хотелось пить.
[indent=1,0]- Ты это... иди в "Зеленого Змия" - так вроде называется. На окраине расположена. Хорошая таверна, и медовуха там вкуснющая. Вы же, бабы, любите медовуху. У меня вот жонка от пива нос воротит, помоями называет. А как дашь ей на меду напиток, так за уши не оторвать, - мужик в улыбке расплылся довольной, как всегда бывало, когда про свою ненаглядную рассказывал. Кашлянул, спохватившись. - Я эт к чему. На утро после того, как ярмарка кончится, там и встретимся. За шкуры тебе денег дам. Шкуры то - огого каике, и на шапку сгодятся, и на шубку. Я то уж знаю в мехах толк, всю жизнь в окружении баб провел, там разговоров про это - уши вянут. Увидишь, влет разойдутся. Может и просить еще будут. Придется тебе на охоту идти, еще зверье добывать.
[indent=1,0]Мужик по доброму рассмеялся. Льена улыбнулась - широко и дружелюбно.

[indent=1,0]"Зеленого Змия" волчица во всем городе не нашла. Пришлось "У пьяного змия" остановиться и надеяться, что кмет просто названия перепутал. Мальчонке на конюшне несколько монет уплатив за кобылку свою, да голову пообещав оторвать если с ней случится что, отправилась Красная в таверну. На выходе девицу какую, словно заяц выскочившую, заметила, да внимания особо не обратила. В зал вошла, огляделась внимательно. Носом воздух втянула, да насторожилась внезапно, в дверях замерев. Среди привычных запахов, что наполняли все без исключения таверны, будь они хоть на севере, хоть на юге (а может быть даже в самой Зеррикании) выделялся один, непривычный, резкий. Если бы сейчас в нечеловеческом облике была, так шерсть бы на загривке дыбом стала, а уши наоборот к голове прижались. Сейчас же лишь рыкнула тихо, в толпу глазами впиваясь в попытке найти собрата. А дверь то уже открыться успела, по спине больно ударив, отскочить заставляя. Несколько мужиков, за этим зрелищем наблюдавших, заржали в голосину. Один пиво на себя опрокинул, вскочил с руганью, внимание от девки отвлекая быстро.
[indent=1,0]- Сдергоумка неповоротливый, - едва слышно пробормотала себе под нос Льена, потирая ушибленные ягодицы. Запах не оставлял ее, не давал про себя забыть, только посреди прохода обдумывать сложившуюся ситуацию - так себе идея. Потому охотница к стойке направилась. Волколаки могут и подождать, а вот комната и пиво, с таким-то наплывом народа, - вряд ли.

Отредактировано Ильена (2019-07-04 01:36:22)

+7

7

[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1601/64/442945f8b03a.jpg[/AVA]
[indent=1,0]Приближался вечер.
[indent=1,0]Среди мирно покачивающихся травинок по обе стороны широкого тракта уже запели первые сверчки, извещая всех проезжих о скором наступлении темноты, а на безоблачном небе уже невооруженным глазом можно было разглядеть пламенеющие вдалеке звёзды. Прохладные дуновения ветра ласково покачивали листву на ветках деревьев, на одной из которых ловко примостился старый филин. Его когти крепко ухватились за сухой сучок, ожидая своего смертоносного часа.
[indent=1,0]Приближался вечер. А с вечером приближалась и темень. Ночные хищники, вооружённые обострённым слухом и зрением, готовятся выходить на охоту, а их жертвы уже начали прятаться по своим норам ради спасения собственной шкуры. Круговорот в дикой природе не прерывался: всё шло так, как и должно быть.
[indent=1,0]Впрочем, у людей на этот вечер планы кардинально отличались. Свойственная двуногим шумливость сегодня увеличилась вдвое: обычно мрачный, в этот день реданский городишко Гелибол распахнул свои врата для всех желающих посетить событие, на которое многие мужья мчаться, сломя голову, оставив при этом жену с детьми далеко позади на несколько дней. Событие, на котором можно было повидать невиданного, узнать неслыханного и купить бесценного. Событие, которое существует вне политических конфликтов, междоусобиц и войн. Сегодня Гелибол словно мать утешал тех, кто приехал сюда немного оклематься от плохих новостей, принесённых с войны. Словно добрый приятель этот город обнимал тех, кто приехал тешится и развлекаться. Однако, были и те, кто прибыл без всякой причины.
[indent=1,0]Одним из таких был с виду непримечательный наездник, скрывавший свой безобразный лик под старым капюшоном. Крепко держась за поводья, он ехал не спеша, не оглядываясь по сторонам и не обращая внимания на шагающих мимо него случайных путников. Если бы не наличие коня и прикреплённые к седлу два замотанных в плотную ткань меча, наездник наверное больше ничем бы и не отличался от той массы бродяг, также державших свой путь прямиком на ярмарку в Гелибол. 
[indent=1,0]Забавно, но никто из проходящих мимо него людей даже не догадывался о том, что с виду обычный всадник скрывал под капюшоном лицо, которое заставило бы почти любого смертного невольно скривиться от отвращения. Никто не знал, что сегодня на этой ярмарке, рядом с обычными людьми, будет пить, есть и спать ведьмак - тот самый, бледный, как смерть, выглядящий больным и усталым от вечного скитания по большаку в поисках работы, от людей, которые ведут себя хуже монстров, от предвзятого отношения к себе. Тот самый, с измученным, истощённым, изуродованным шрамом лицом. С больными, всевидящими и видевшими слишком многое глазами. Убийца чудовищ, которого обычно кличут "паршивый выродок", но в час нужды его зовут "мастер ведьмак".
[indent=1,0]В отличие от многих, Эскель приехал в Гелибол не в поисках утешения от войны, ведь он был одним из тех немногих, кому это страшное событие было безразлично. Даже напротив, именно во время войны ни один ведьмак не будет проводить время в нищете, ведь на полях кровопролитных сражений может хозяйничать больше тварей, чем в нескольких заброшенных деревнях вместе взятых.
[indent=1,0]Не искал он здесь также ни развлечений суетных, ни товаров диковинных. Равнодушен он был и к разного рода публичным выступлениям и спектаклям, организованным специально для развлечения неумолкающей от восторга публики.
Планы у ведьмака на сегодняшний вечер были куда более прозаичны, чем у многих здешних обитателей.
[indent=1,0]— Вот, держи, — не скидывая капюшон пробормотал убийца чудовищ, отсыпая конюшему при трактире несколько звонких монет. — Я хочу чтобы ты накормил, напоил и почистил моего коня. Он проделал долгий путь и заслуживает должного отдыха.
[indent=1,0]Затем, отстегнув перевязь с мечами, Эскель неторопливо двинулся в сторону входа в корчму, откуда доносились размеренный гомон да песни. Да, Гелибол был для ведьмака ничем иным, как очередной небольшой остановкой на его Пути — поесть, передохнуть и снова в дорогу. Как всегда.
[indent=1,0]Местом же для пристанища после недолгих раздумий был выбран трактир "У пьяного змия" на окраине города, более-менее пристойный и с виду относительно спокойный. Вариант следовать по дороге дальше в город и искать другую корчму не рассматривался по понятным причинам. Всё, чего в данный момент желал уставший с дороги ведьмак — это добротный ужин и тёплая постель. Благо, в этот день его кошель был донельзя полон и прибедняться не придётся — всё-таки в военное время убийцы чудовищ нищетой не живут.
[indent=1,0]Разумеется он хотел бы переночевать в городе менее многолюдном и суетливом, и с удовольствием объехал бы этот реданский посёлок стороной. Однако сегодня ему был дан конкретный выбор: ночёвка хоть и в шумном трактире, но в тёплой постели или же в глухом лесу среди холодной листвы. Эскель, имея всё же трезвую голову на плечах, склонился к первому варианту.

http://sg.uploads.ru/t/ckyaJ.png

[indent=1,0]Перед тем, как ступить за порог трактира, он заботливо прикрыл плащом окутанную тканью перевязь с мечами, дабы не вызвать суету у местных обитателей, и лишь затем вошёл в здание.
[indent=1,0]Внутри было чище, чем он ожидал, однако резкий запах пота вперемешку с хмелем тотчас же развеял все хорошие мысли об этом месте. Впрочем, оно и немудрено: многие здешние визитёры были простыми гуляками и забулдыгами, да и ароматов дворянских благовоний ведьмак не ждал.
[indent=1,0]Внезапно, словно ведро холодной воды на голову, произошло то, что совершенно не входило в планы уставшего с дороги ведьмака: стоило ему войти внутрь, как Эскель почувствовал тревожное дрожание своего медальона, от чего даже обомлел на мгновение. Вопросы "Кто?", "Где?" и "Какого дьявола?" крутились в его голове бешеным вихрем, а внезапный прилив адреналина в кровь заставили ведьмака лишь крепче ухватиться за свои мечи. На несколько секунд ему даже показалось, будто измождение и желание спать покинули его. Однако совсем скоро ведьмак понял, что это был всего лишь временный мираж: вскоре изнурение вернулось и, будто тяжеленный булыжник, вновь упрямо тащило его в тёплую постель. Проблема была в том, что бестия, обитавшая где-то неподалёку, по всей видимости скрывалась в человеческом облике, что только усугубляло всю ситуацию, ведь к схватке с таким серьёзным противником монстроборец  в данный момент был не готов от слова совсем. Быстро сообразив, что своим бездействием он выдаёт себя и свою осведомлённость о шныряющей рядом угрозе, Эскель, будто ни в чём не бывало, спокойно и невозмутимо направился к стойке корчмаря. "Кто бы это ни был, кромсать всех направо и налево в такой толпе у него нет причины." Сделав ставку на разумность и целесообразность ютившейся здесь бестии в человеческой личине, он всё же сумел себя успокоить. Поднимать сейчас панику среди простых людей у ведьмака не было причин.
[indent=1,0]Тем временем пухлый трактирщик, который до этого бесцеремонно таращился на задницу молодой подавальщицы, наконец обратил внимание на стоящего подле него в ожидании чужака.
[indent=1,0]— Вам чего, милсдарь? — засуетился он, однако не гримасу отвращения после зрительного контакта с изуродованным ведьмаком не скривил. Видать капюшон и вправду недурно справлялся со своей задачей.
[indent=1,0]— Мне бы комнату, на одну ночь.
[indent=1,0]— Для вас — четыре кроны.
[indent=1,0]Ведьмак снял перчатки, отсчитал нужное количество монет. По первому впечатлению, цены в этом заведении не были кусачими.
[indent=1,0]— Что слышно в округе? — спросил Эскель, и лишь после этого вспомнил, что ему, по большему счёту, наплевать на слухи. Его беспокоило кое-что другое.
[indent=1,0]— А вы, милсдарь, не здешний, верно? — протирая кружку ответил трактирщик, после чего, не дождавшись ответа, продолжил. — Ярмарку у нас развернули, трудно не заметить, полагаю. А на ярмарке чего только народ не сочинит, сами понимаете. Слыхал я, будто люди в городе по ночам пропадают. Да только правда ли это, иль байка пьяная... Во время такого торжества одно от другого не отличишь.
[indent=1,0]Ведьмак промолчал, вновь осмотрелся. "А ведь действительно, до правды в такое время никто не станет разнюхивать — не выгодно ярмарку слухами омрачать, да и местные перепуганными совсем не выглядят..."
Как бы там ни было, медальон всё ещё слегка дрожал, но было ли это как-то связано с молвой об исчезновениях — ещё предстояло выяснить.
[indent=1,0]— Иренка! Поди-ка сюда! — кликнул хозяин трактира подавальщицу, всё ещё протирая кружку, уже видать и позабыв о том, чем он вообще занимается. — Проведи гостя в его комнату.
[indent=1,0]— Прошу за мной, сударь, — ласковым голосом молодая помощница хозяина трактира к ведьмаку, черты лица которого она, к счастью, тоже не рассмотрела из-за капюшона. Да и некогда было ей.
[indent=1,0]По пути в свои новые покои ведьмак обратил внимание и на яство, подаваемое здесь. На первый взгляд — ничего особенного. Можно даже сказать, что пища выглядела вполне даже аппетитно. По крайней мере, иногда бывало и хуже. Или же это проснувшийся недавно голод не давал полагать иначе?

Отредактировано Эскель (2019-07-21 01:39:39)

+7

8

[indent=1,0]Трактир кишел людьми. Кто-то выпивал и громко разговаривал, кто-то толпился возле трактирщика, заказывая очередную порцию пойла, иные же сновали туда-сюда и кишели как муравьи, входя и выходя из заведения. На размеренным шагом спускающегося в общий зал Гила едва не наткнулась троица поднимающихся вверх постояльцев, шумно что-то обсуждающая, но оборотень распластался по стенке, избегая столкновения и пропуская людей куда они шли. Внизу уже его ловко обогнула миленькая подавальщица с подносом, нагруженным едой и напитками, однако во след девчушке северянин все-таки посмотрел. И неизвестно что же его привлекло больше: покачивающиеся бедра или запах мясного жаркого в ее руках, за удалением которого он пронаблюдал еще несколько секунд, пока его не обматерил нервный гость, тоже спешащий куда-то в глубину зала с несколькими кружками в руках. Как раз в этот судьбоносный момент волколак вспомнил что очень не любит подобную толкотню, а потому решил вопрос своего ужина не в пользу местной кухни. Мимо него уже прошмыгнуло как минимум три человека, пока ковирец собирался с мыслями, и не одному ему местные кинули пару нелестных слов. Волколак обратил внимание на спешащую выбраться из «Змия» мазельку в ярком костюме и с лютней, столкнувшуюся с новой волной выпивох, но ловко протиснувшуюся между ними благодаря своей миниатюрности. Ему показалось, что на оступилась, а посему машинально Гилдарт хотел  было шагнуть за ней следом и поддержать ее, - ибо не гоже мазелькам валяться у порога трактира, - но входивших пришлось пропустить внутрь. Раскрыв же следом за ними дверь, Гилдарт на пороге уже никого не обнаружил. А посему быстро думать об этом инциденте забыл: яркий силуэт обладательницы лютни уже был где-то на другой стороне улицы, сливаясь с толпой гуляк.
[indent=1,0]Оборотень окинул беглым взглядом пространство перед собой, увидел очередь, что небольшой змейкой тянулась к бойкому краснолюду на бочке, предлагавшему отведать удивительного краснолюдского пойла, а затем волколак полной грудью наконец-то втянул воздух, ощущая в нем большую свежесть, чем в душном, переполненным запахами тел и выпивки зале трактира. А как втянул воздух, так моментально насторожился. Прямо рядом с ним пахло, и пахло другим волколаком. Кроме бестии, впрочем, пахло и еще кое-чем, что понравилось оборотню намного меньше, - отравой. От прежней лености не осталось следа, краснолюд с его выпивкой, девушка с лютней, гуляющие вокруг люди – все это перестало волновать хищника, он обернулся на запах по-звериному резко, но увидел лишь красный плащ, закрывающуюся дверь и спину. Спина, стоило заметить, замешкалась тоже, а слух уловил короткое рычание.
[indent=1,0]«Вириенна?» - Первым пришла в голову бредовая мысль взбудораженного призраками прошлого сознания. - «Нет. Она пахнет иначе, хотя тоже любит треклятое красное». – Успокаивал он себя.
[indent=1,0]Гилдарт даже не огрызнулся, предпчотя молча продолжить наблюдение.
[indent=1,0]Почему-то эта неожиданная встреча заинтересовала его и даже насторожила, вот уж не чаял он встретить в таком месте собрата, да еще и, возможно, переживающего отравление. Или о чем мог говорить этот запах аконита? Может она, - а то что это была волколачка сразу было очевидно, - им пользовалась в других целях? Нехотя волк потянулся обратно в трактир, так и не спустившись с крыльца. Стоило убедиться во всем, исключить догадки и, вероятно, познакомиться с ней, определив намерения. Недолго размышляя о том, что делает, Гилдарт снова толкнул дверь внутрь, да как-то резко и, как оказалось, задел ею ту самую неизвестную бестию, решившую зазеваться в проходе, чем спровоцировал громкий смех окружающих. Ожидаемо еще и порцию раздражения от замешкавшейся девицы, потирающей ушибленный зад, отхватить ему довелось тоже. Впрочем, ущемленным волколак себя не чувствовал, даже напротив, ощутил легкий интерес к тому, что видел и тому, же будет дальше. Ему не помешал даже стрелой заметавшийся у выхода выпивоха, - самый бойкий из тех, кто смеялся над ушибленной дверью волколачкой, и опрокинувший в процессе шуточек на себя все пиво. Тут уж от его мельтешения перед собой не удержался и сам Гил, глухо и тихо, но очень опасно, зарычав под нос на отвлекающего и мешающего вести наблюдение проходимца, но не забылся и пропустил шутника, шагнув в сторону и сдержавшись от желания ускорить его исчезновение дверью. Это позволило оторваться от незнакомки на несколько шагов и не «дышать ей в затылок». Движения, светлые волосы, голос, запах… нет он все больше понимал, что перед ним совсем не его сестра - схожести там было не много. Сказать волколачке что-либо в ответ и как-то себя обнаружить Гилдарт уже не успел, а она целеустремленно пошла к трактирщику, даже не оглядываясь в его сторону. Зато волколак теперь имел возможность идти следом и делать свои выводы, не привлекая внимание. Кроме всего замеченного ранее, от нее пахло дичью и лошадью, долгой дорогой и… что уж говорить, скверным характером. Последнее волколаку было неприятно в виду воспоминаний о Вириенне, но тут вряд ли что-то можно было исправить. Оставалось лишь понять насколько все плохо. У незнакомки за плечами был лук, что было замечено ковирцем не сразу, но удивило северянина. И лук был неплохой, стоило отметить, он был явно не для вида. Как охотник, Гилдарт в этом понимал. Значит, понимала и она. Но к этому моменту ассоциировать незнакомку со своей сестрой Гилдарт уже решительно перестал. Заговорил он только тогда, когда она оказалась около трактирщика и поинтересовалась наличием свободных комнат. Гил тактично обошел ее сзади, стараясь не подходить слишком близко, а когда оказался в зоне видимости сбоку, задал вопрос:
[indent=1,0]- Я не слишком заботлив, но от тебя пахнет отравой. Впрочем, ты не выглядишь больной. Все хорошо?
Гилдарт и правда выглядел озадаченным, но не слишком:
[indent=1,0]- Если да, то у нас есть два варианта: либо ты принимаешь это странное извинение за дверь в качестве, ну, скажем, пива, и мы узнаем друг о друге побольше, либо я оставляю тебе кружку... и мы друг друга не беспокоим.
Жестом он показал трактирщику чтобы налил две кружки, продолжая говорить:
[indent=1,0]- …ты можешь придумать и третий вариант, но, уверяю, это будет лишено всякого смысла.
[indent=1,0]Волколак положил на стойку трактирщика несколько мелких монет и продолжил смотреть на собеседницу, не принуждая ту к ответу. Нет, Гилдарт не подался в няньки и не стал очень сердобольным, сильно размягчившись после общения с сестрой-чародейкой, заботу которой принимал. Ему просто было любопытно почему от этой волчицы пахнет ядом и не сулит ли это проблем. Возможно, за ней кто-то охотится. Возможно, это сулит проблем и ему. Особенно если за ней идет кто-то, кто знает чем можно их породу отравить.
[indent=1,0]Пока Гилдарт говорил, дверь открылась в очередной раз, впуская нового путника в капюшоне. Чисто интуитивно зверь видит зверя. Волколак еще и чует, а ему уже приходилось встречаться с ведьмаками и встречи эти не были приятны. Светло голубой взгляд стал мрачен, но сдержанно перешел вновь к трактирщику, дабы не привлекать ненужного внимания.
[indent=1,0]- Он? – Предположил Гилдарт, ощущая спиной как незнакомец присматривается к ним.
Ведьмака часто выдавал запах зелий и движения. Они были не как у людей, и если люди подобного не замечали, то зверь и его инстринкты это без труда видели. Но в этом конкретном случае больше работала интуиция и ожидание опасности после встречи с волчицей.
[indent=1,0]- Если захочешь продолжить разговор – идем.
[indent=1,0]Гилдарт видел как незнакомец двинулся в их сторону, поэтому взял одну из двух кружек и оставил выбор за собеседницей. Решить за нее он этот вопрос точно не мог. Было, конечно, ощущение, что волколак загоняет себя в угол, поднимаясь из зала в места более укромные, но в случае бегства ему все равно пригодятся его вещи, а там наверняка найдется какой-то выход. То же окно, например.

Отредактировано Гилдарт (2019-07-26 11:15:23)

+7

9

[indent=1,0]- Я могу вам чем-то помочь, милсдарыня? - трактирщик был пухловат и невысок - Льена над ним на добрых полголовы возвышалась. А взгляда он поднимать не торопился, вместо того пялился на небольшую грудь, жилетом зашнурованным обтянутую. Лишь выразительное хмыканье заставило его голову задрать, в улыбке льстивой расплыться.
[indent=1,0]- Кровати свободные остались?
[indent=1,0]- Есть конечно. В общей комнате еще полно незанятых мест, да и комната отдельная найдется, коли милсдарыне будет угодно...
[indent=1,0]- Будет угодно, - легкий кивок. Завязки, кошель на поясе висевший сдерживавшие, пальцами внутрь проскользнула. - Сколько?
[indent=1,0]- Всего восемь крон, - на прилавок с тихим звоном несколько монет легло. Улыбка трактирщика еще шире стала, деньги он не глядя даже сгреб к себе да в карман сунул, вместо того ключ давая. - Иренка сейчас освободится да проводит вас...
[indent=1,0]Тут какой-то пьяница к стойке подошел, на себя внимание перенимая требованием пива. Тем и воспользовался мужчина, сбоку от Льены пристроившийся. Красная голову повернула. Смерила незнакомца пристальным взглядом, задержав тот на лице. Глаза у него были... звериные. Не светящиеся в темноте, с обычными круглыми зрачками, но в глубине все равно таилось что-то дикое, хищное, для людей чужое. Впрочем, порою и наемники так смотреть начинали, коли жизнь мотала сильно. Глаза соврать могли. Только вот запах куда честнее был. Пахло от незнакомца лесом. И дичью. И шерстью. Отвлеченная всем этим, не сразу в слова его Льена вникнуть смогла, а как поняла о чем, говорит, так брови слегка приподняла. Не слишком заботлив, а все-таки участие проявил. Хотя, вероятно, о собственной шкуре заботиться. Но все равно, не поспешил слинять подальше, сочувствие проявил. Найти сочувствующего собрата труднее, чем иголку в стоге сена. Хотя бы потому что для подобных эмоций разум нужен, а волчица все-таки чаще дело имела с тварями, им не обремененными. К разумным сородичам не привыкла особо. Потому сразу решила, что пивом одним дело не ограничиться.
[indent=1,0]Проследив за помрачневшим взглядом мужчины, сама голову повернула. Едва заметно нос сморщила, стараясь не ощериться как какой-нибудь зверь. Охотники на чудовищ, конечно, разные бывали, только вот редко с собой что-то хорошее приносили. Вот и от этого мужчины, лицо которого капюшоном скрыто было, помимо зелий и чего-то отдаленно знакомого еще и неприятностями пахло.А будет ли он их источником, противником или же просто зрителем - только время покажет.
[indent=1,0]За этими размышлениями собеседник уже кружку свою забрал и к комнатам направился, предложив за собой последовать. Его нежелание в одном помещении с ведьмаком оставаться и, тем более, разговаривать, абсолютно понятно было. А предоставление девке выбора вместо требовательного "пошли", которым нередко мужчины отличались, даже льстило. Волчица его примеру последовала, взяла свое пиво, к лестнице направилась. При том едва не задела плечом мужчину, пропитанного ароматом зелий, да вовремя чуть в сторону скользнула, взгляд при этом старательно отводя. Нагнала она собрата уже на втором этаже у одной из дверей. Теперь уже ее черед был за спиной мужчины стоять, да вежливостью она не отличалась, в поле зрения оказаться не стремилась.
[indent=1,0]- Пиво и разговор в качестве извинения меня вполне устраивают, - сказала тихо, при этом слегка улыбаясь. В речах ее хоть и звучал южный акцент, но был он сглажен годами путешествий, не выделяясь так сильно, как это было в те годы, когда впервые на севере оказалась. Впрочем, оставался он достаточно заметен для того, чтобы негодование вызвать у северян, слишком рдеющих за свою родину, острое негодование. - Со мной все в порядке, не отравлена. Не стоит волноваться за свою шкуру, охотников за мною не идет. Ведьмак, здесь появившийся - простое совпадение.

Отредактировано Ильена (2019-07-25 15:27:45)

+7

10

- Эта курва снова в обозе сидит… - раздался рык где-то чуть сбоку тканевой стенки телеги, которую тряхнула на очередном ухабе.
- Успокойся Глэшик, тебе уже сказали к ней не лезть, - чуть тише и тоньше прозвучал голос ещё одного мужчины.
Караван купца Ирениуса медленно тормозил, останавливаясь на последний привал, сворачивая с накатанной дороги к небольшому, открытому холмику. Руководил этим процессом бывалый вояка, который и выбрал столь удобный холм. Был яркий, солнечный день, обещавший приятный вечер, но уже за воротами, казавшимися такими надежными. В конечном итоге, они остановились. Послышались крики, указания, приказы. В полумраке крытой телеги царила прохлада, пахло сырым, сопревшим сеном, лошадьми и запахом мокрой шерсти.
- Да чтоб её, она и сейчас там сидеть собралась? Нас на обход, а к ней никто даже не подошел? Вытяну девку за волосы, срать я хотел, что он говорит. – Послышались тяжелые шаги, клацанье стальных нашлепок на доспехе, худеньком, но какой уж был у рядового наемника отряда.
- Глэшик, не нарывайся! – Проскулил в ответ приятель, но за другом не пошел.
Через секунду приятную темень укрытия прорезала волоса света. Край покрытия отвели в сторону и, в ярком ореоле, возникла внушительная фигура. Мужчина всматривался, а потом отшатнулся, фигуру в капюшоне, едва различимую на фоне досок и ткани, он заметил сразу, а вот два мохнатых кома по бокам зашевелились чуть позже, выдавая свое присутствие. Во тьме загорелись желтые глаза, раздался утробный рык, угрожающий, предупреждающий. Волки сделали шаг вперед, Банши вздернула губу и в лучах сверкнули белые, длинные клыки, крупного матерого зверя.
Странно взвизгнув, тонко и совсем по-девичьи, наемник попятился, споткнулся и сел на задницу, не отрывая испуганного взгляда с опустившегося на место полога. Ему показалась, что он услышал ласковый голос и тихий смешок.
- Ну я же тебе говорил, что не надо!

Перед тем, как въехать в ворота Гелибола, Дейдра попросила короткую остановку телеги, в которой ехала. Её мохнатым друзьям нужно было поохотиться, размять ноги и изучить окрестности, привыкнуть к запахам. Адемейн с тоской смотрела на две тени, умчавшиеся в подлесок, понимая, что какое-то время им придется провести взаперти, среди людей и городских стен, вдали от воли. Дав команду трогаться и пересев на козлы повозки, рядом с пожилым старичком, жующим тростинку, сорванную минутой ранее, она расслаблено выдохнула, но капюшон так и не опустила, не потому что боялась, будто кто-то её узнает, - за семь лет вряд ли воспоминания о княжне из королевства Каинград остались у жителей Редании, если сюда слухи вообще долетели, - просто так было спокойно. Жизнь женщина вела не самую обычную, не многие, конечно о ней знали, но в определенных кругах появилась слава и, соответственно, неприятели. Стоит быть осторожной, когда большая часть твоей команды резвиться в местных лесах.
Банши и Дьявол нагнали их почти у ворот, сразу запрыгнув внутрь телеги, сверкая возбужденными, желтыми глазами. Наемница заметила и то, что загривок у черного зверя стоял дыбом. Не хороший знак и вернулись они рано, она думала, что пойдет за ними после захода солнца, проведет темными улочками до снятого Ирениусом дома. Нахмурившись, она кивнула вознице, мол, можно трогать. Надо было разобраться со странностями, ну и подыскать себе чего на время ярмарки, купец, конечно, щедрое вознаграждение обещал, ну и все расходы, связанные с волками на себя взял, но, как ни крути, временная подработка, пока они в городе, под защитой стражи и наемнического отряда, могла пригодиться. Задачей Дейдры и её зверей была охрана обоза в ночное время, при чем не только и не столько от разбойников, которые, в преддвериях крупной ярмарки так и норовили совершать набеги, что и вынуждало торговцев нанимать отряды для своей защиты, сколько от всевозможных страховидл, что развелось немерено не только в Редании, но и по всему свету, да ещё и приплод на ноги встал, сентябрь же. А эти твари, занявшие нишу хищников и подельщиков в лесах и степях, вынудили другое опасное для человека и его живности зверье сменить ореол обитания и меню. Так что, четвероногие стражники отлично показали себя не только в защите, но и как дозорные. Вот только признания Адемейн не сыскала. Днем она отсыпалась, передав свои обязанности наемникам иного толка, а тех дико раздражало, что какая-то девица, которую непонятно почему взяли на дело с ними за компанию, почивает, а они, бедные и обделенные, стаптывают сапоги, да зады в седлах протирают.
В общем, оказавшись на территории дома, - всех тех, кто не относился к друзьям и личной прислуге Ирениуса, поселили в тавернах или же во внутреннем дворе, в палатках да сараюшках, - устроив волков, женщина решила долго не задерживаться в местной компании и, убедившись, что этим вечерком её услуги купцу не понадобятся, переодевшись в обычную рубашку с широким рукавом, да кожаный жилет, направилась на поиски информации. В первый день пришлось обойти главные корчмы да постоялые дворы, подсаживаясь за карточные столы, слушая кто да что говорит. Работы не было, по крайней мере, временной и это огорчало, зато ходили интересные байки, передаваемые шепотом, потому что, если кто из городской стражи услышит о молве, сразу же в яму бросят – не гоже портить праздник глупыми вымыслами.
Вот так, за очередной порцией информации, Дейдра зашла в окраинный трактир «У пьяного змия», тут люди говорили не так скрытно, но за любое слово требовали или выпивки, или монет. Правда, бывшая княжна нашла и иной способ вытрясти нужные сведения. Подсаживаясь к игрокам, она напрашивалась на партию в гвинт изображая полного профана и новичка. Жажда наживы и азарт ослабляют бдительность, а если правильно себя вести, то можно быстро добиться желаемого.
- Так что, милсдарыня, ходить сегодня будем? – Усмехается сухопарый мужичок с большим, красным носом. Рядом с ним стоит кружка пива, тарелка с холодным мясом и хлебом, а позади гыгыкают товарищи, глядя на его карты. Хороший расклад.
- Да-да, сейчас, ммм, - она покусывает губу, хмуриться, ведет пальцем по изображениям и качает головой. – Так что произошло-то?
- Смотри-ка на неё, нет чтобы над ходом думать, - снова смех и она виновато улыбается, оглядывая своих визави.
- Да мне так думается легче, ну и интересненько, прям жуть. – Пожимает плечами и выуживает карту.
- Да говорят, люди пропадать начали. Сначала все посмеялись, мол, муж от бабы сбежал или пьянчуга в реку свалился. А потом об этом уже все трещать начали. Вот, грят, уже не пара человек, а в разы больше исчезли. Были и, пуф, нет их. – Почесывая голову, отмахнулся игрок, советуясь со своими приятелями, как бы ему ответить девчонке.

+8

11

Постоялый двор "Золотой мантикор"

Чего греха таить, это был очень плохой год.
По последним подсчетам, из-за частых перехватов нильфгаардскими кораблями грузов из Повиса и Ковира, гильдия потеряла очень большие деньги. Убытки составили уже несколько десятков тысяч крон и это только по самым оптимистичным подсчетам. Не лучше дела обстояли и на суше. Война на юге сковала и проезды на трактах. Все грузы и купцов тщательно проверяли и обыскивали, потому что боялись шпионов и провокаторов. Так что купцам приходилось ещё и разоряться на взятки, чтобы успеть получить хоть какую-то прибыль. Да, бедствовали не все. Оружейники и кузнецы получали крупные заказы на поставки оружия и доспехов. Многие упрекали их, что они наживаются на войне, но что поделаешь?
Артур Стомма относился, скорее к тому типу людей, которого в первую очередь волновала практическая сторона вопроса. Раз ты это твоя работа, то кому, как не тебе её выполнять? А отказываться и идти на принцип было бы просто глупо. Это твоя работа, а значит твой убыток или прибыль. Впрочем, сейчас подобные вопросы волновали юношу меньше всего. В последнее время ползли тревожные слухи, что армия Темерии проигрывает сраженье за сраженьем и всё глубже отступает в тыл, а это значит, что Вызима может оказаться под ударом. Артуру было тревожно, поэтому он не мог в полной мере сосредоточиться на работе.
Воистину, это был очень плохой год.

Весь день до вечера прошел в делах. Нужно было провести несколько сделок с местными торговцами, выбить себе место получше на предстоящей ярмарке, а так же подсчитать расходы, а так же возможный доход, учесть налоги и взятки, без которых в этом деле никуда, а потом занести все это книгу учета. Артур еще раз проверил всё ли готово. Посчитал тюки с товарами, осмотрел сундучок с бумагами, еще раз пересчитал вексели. Всё было на месте. Мешочек, туго набитый деньгами, он тоже отправил в сундучок и закрыл крышечку, повесив на него замок. Раздался приятный щелчок и юноша положил его в суму, поглубже и прикрыл вещами, разложенными на кровати. До ярмарки оставалось совсем не много.
Учетная книга лежала открытая на столе и пока что, блистала чистотой страниц. Однако не смотря на все обстоятельства и события, происходящие в мире, всё должно было получиться лучше, чем предполагал отец, да и Артур тоже. Спрос на платья из кошенили и шелка, а так же небольшое количество изделий из шерсти должен был быть довольно высок. На ткани, коих было не больше десятка, Артур особенно не рассчитывал. Они были довольно простой выделки, но с позолоченными узорами. Украшения, которые производит их знакомый ювелир, возможно, уйдут ещё быстрее, учитывая не очень высокую цену. Посему этот поход можно будет считать удавшимся. Артур еще раз посмотрел на книгу и перо с чернилами, что стояли на столе и решил, что бумажная работа никуда не убежит. Её можно сделать и позже, тем более, что у него всё уже записано на черновик.
«Отец был бы не доволен, но хорошо, что его сейчас здесь нет», — подумал юноша.
Вообще странно, что отец решил пропустить такую крупную ярмарку и поехать “по делам” на юг. Какие дела могут быть на юге в столь не спокойное время Артур не ведал, да и отец ничего не пожелала рассказывать.
Артур вздохнул. Его тревога только усилилась.
С этими мыслями, он надел рубаху и жилет, и спустился на первый этаж постоялого двора под названием «Золотой мантикор». Его спутники сидели за дальним столом и выпивали, пока была возможность. Там же был и Рудар - крепкого вида краснолюд, с проседью посередине его черной бороды, в своей завсегдашей шляпе с широкими полями и пером дикого гуся. Он был оружейником и привез в Гелибол мечи и клинки собственной выделки, по махакамской технологии и рассчитывал на хороший спрос. Краснолюд сидел откинувшись на спинку стула и покуривал трубку, пуская в потолок колечки.
— Артур, дружище! – прогремел он на весь зал, завидев спускающегося юношу – Подсаживайся! Мазель! Пива моему другу!
Юноша присел за стол, приветствуемый похлопыванием по плечам и поднятием кружек. Весь их караван пребывал в хорошем расположении духа, ярмарка обещала быть оживленной. Однако Артур точно знал, что во время ярмарки, они почти всегда будут заняты, и даже поговорить с ними будет затруднительно. Они все сосредоточатся на торговле и цифрах. Девушка в переднике принесла Артуру пива, доброжелательно улыбаясь. Краснолюд тут же одарил её шлепком по заднице, чем вызвал смех у всех за столом. К удивлению юноши, девушка не закричала и не стала бранить Рудара, на чем свет стоит, а просто зарделась и смущенно удалилась.
— От девченка, а! Загляденье! – сказал краснолюд, когда служанка ушла – Эх... остался бы я тут, да взял бы её в жены... Вот только, кто за кузней смореть буит, э? Мой братец и тот мальчишка-помогальник? Нее... Родная кузьня сердцу милее.
Все посмеялись и подняли кружки за Рудара. Разговоры шли исключительно о делах, отвлекаясь на сальные шуточки и поглядывания на местных служанок, пока краснолюд не похлопал Артура по плечу.
— Эй, Артур, — сказал Рудар тихим голосом – Слыхал... В округе, г’рят, люди пропадают… Всё ночами, да ночами, и не пьянчуги какие… В общем, чую я, что будет заваруха...
— Рудар, о чем ты? – спросил Артур, криво усмехнувшись, - Какая заваруха? Ярмарка же, стража кругом...
— Как знать... Но чутьё, паря... не пропьёшь – Рудар отхлебнул из кружки и затянулся трубкой.
Было странно слышать такое от Рудара. В Гелиболе, в последние дни перед ярмаркой было спокойно. Никто не поднимал паники, не просил позвать стражу. Всё было… тихо. Возможно, даже слишком, но это, скорее всего, были толки местных забулдыг, которых хлебом не корми, дай рассказать какую-нибудь байку. Однако патрулей по ночам, казалось, стало больше и ходить они стали чаще. Это единственное, что вызывало подозрения, что не всё так гладко, как хотят, чтобы думали.
Однако Артура и компанию это не волновало. Они простые купцы. Какое им дело. Они пришли сюда сбывать товар и получать прибыль. Ведь так?
Артур даже невольно поджал губы.
— Надеюсь, что ты ошибаешься, Рудар, — сказал Артур, опустошая кружку и поднимая её вверх, чтобы ему принесли ещё.
— Я тоже, парень, – сказал Рудар, затягиваясь и хмуря бровь – Я тоже...
Они снова вернулись к выпивке, чтобы не портить никому настроения, хотя тревога уже пустила корни в их сознании.

Отредактировано Артур Стoмма (2019-08-01 01:42:40)

+8

12

[indent=1,0]Волколак не делал ничего особенного, напротив для него все происходившее было естественным. Незнакомку он не собирался пугать, а потому инстинктивно вошел в личное пространство мягко и без неожиданностей. Только для этого нужны были все эти па, дабы не оттолкнуть хищницу еще до самого разговора, сделав так чтобы он не заладился. И все получилось, в чем тоже не было ничего удивительного. Для зверя подобные жесты были естественны.
[indent=1,0]Гилдрат ничего не знал о девушке-волчице, которую встретил, поэтому предугадать ее дальнейших шагов не мог. Он отметил, что та тоже посмотрела на пришлого гостя с мечом за спиной и, казалось даже, понимала о чем Гил ей говорил, когда указал на того как на возможную причину ее неприятностей, правда обронила она вслух на этот счет только, что ему беспокоиться не стоит, но только вот в ее слова и заверения он так легко не поверил. В этот самый миг зазмеилась вокруг разума Гилдарта предательская мысль о том, что она с ведьмаком могла бы быть даже заодно, - ведь таких совпадений не бывает, - но волк постарался отринуть сомнения, поражаясь глубине накатившей на него параноидальности. «Не к добру все эти воспоминания о сестре». – Мрачно подумал Гил, однако оставался настороже. Девку он действительно совсем не знал.
[indent=1,0]- Я не слишком верю в такие совпадения. – Заметил волколак в ответ, открывая часть своих мыслей собеседнице, пока они поднимались. В ее решении следовать за ним он был уверен и даже зрительный контак с ней для этого понимания поддерживать не было нужды. Гил прекрасно ощущал ее запах и слышал шаги. – Но иногда с нами действительно происходят странные вещи. - Закончил волколак измышления уже более миролюбиво. Он вроде бы и обозначил, что осторожен, но не показывал что это станет помехой общению.

Трактир "У пьяного змия".
2 этаж. Комната Гилдарта

[indent=1,0]Двое волколаков поднялись к комнатам, оставив за собой общий зал и ведьмака. Гилдарт шел в молчании до нужной двери, а затем услужливо открыл ее перед незнакомкой, впуская ту в доставшуюся ему скромную комнатушку.
[indent=1,0]- Располагайся где удобней. – Подождав, пока она войдет, волколак прикрыл дверь. А затем закрыл замок, повернув ключ, чтобы никто незваный не появился на пороге.
[indent=1,0]- Я – Гилдарт. – Представился он, сразу переходя к делу. – И мне все-таки интересно что у тебя за история с аконитом.
[indent=1,0]Волколак отошел от двери и приблизился к небольшому столу, рядом с которым находился табурет. Именно на табурет голубоглазый и погрузился, приваливаясь спиной к стене и не сводя взгляда со знакомой. На столе лежал нож, а значит волк был уверен в том, что более чем небеззащитен от всего непредвиденного.
[indent=1,0]- Вообще я редко встречаю настолько разумных собратьев. Скажи, ты стала такой недавно или родилась с этим?
[indent=1,0]Для первого раза вопросов было пока достаточно, Гил не собирался быть навязчивым и не хотел, чтобы общение стало напоминать допрос, поэтому стал ждать ответов и готов был поддержать беседу в какое бы русло она не пошла.

Отредактировано Гилдарт (2019-07-26 11:16:36)

+7

13

Трактир «У пьяного змия».
2 этаж. Комната Гилдарта

[indent=1,0]Комната, в которую вошла Льена, почти ничем не отличалась от любой другой комнаты в любой другой таверне. Скрипучий пол, добротная мебель... и запах. Неясный, маячивший на грани сознания, ускользающий при попытке его понять запах самых разных постояльцев, въевшийся в стены. Единственное, что выделяло эту спальню среди десятка тех, в которых за свою сравнительно недолгую жизнь успела побывать Красная, это присутствие второго волколака. Разумного волколака. Она огляделась. Пользуясь его предложением, девица отошла к окну, приоткрыла створки, впуская осенний воздух. А после лицом повернулась к собрату, пристально глядя на него светлыми до пустоты глазами. Изучая его с интересом.
[indent=1,0]Ей редко встречались оборотни, сумевшие удержаться на грани человеческого, не стать тварями, лишенными разума. Или, что хуже, тварями, его сохранившими. Впрочем, утверждать, что мужчина не относиться ко вторым, пока что было рано. Это в детских сказках злодеи отличаются отвратительной внешностью, пугающим взглядом, вянущими в их присутствии цветы. Жизнь же куда более сложная штука. И за симпатичным лицом может скрываться существо, что не одну невинную жизнь загубило, ни испытывая малейшего сожаления о том - по себе Льена то знала. А еще Красная сомневалась в том, что в этом мире остался кто-то невинный. Но это уже другая история...
[indent=1,0]- Я Ильена. Можно Льена. Стала такой. Только не сказала бы, что недавно это случилось, - волчица слегка пожала плечами, подняла взгляд на потолок. Шевельнулись губы, произнося неслышные слова - посчитать пыталась, сколько времени прошло с тех пор. Только не получилось. Льена помнила, что жизнь ее оборвалась в шестнадцать. А дальше... Смешались годы, слились воедино, превращаясь в сон, длящийся целую вечность. Девица снова на спутника посмотрела. - Лет десять прошло, не меньше. Скорее всего даже больше.
[indent=1,0]Да даже если десять... Все равно слишком много. Она слегка усмехнулась, опуская голову. Глядя на пол, скрипучий, протертый в некоторых местах. Поднесла к лицу кружку. Запах у пива был странный. Резковатый. Настораживающий. Впрочем, не Льене, которая в основном Визымского чемпиона заказывала, об отвратительности которого едва ли не легенды ходили, о качестве напитков судить. Несколько больших глотков сделала. Лишь после того рискнула вновь на Гилдарта взглянуть.
[indent=1,0]- Что же до аконита, это не такая уж интересная история. Я просто его с собой ношу. На случай, если срываться вдруг начну, - она чуть улыбнулась. Будто бы виновато, будто бы пыталась оправдаться. Хотя, казалось бы, с чего? Пусть мужчина и проявил какое-то волнение, но вряд ли ему особо дело было до незнакомой волчицы, что интерес вызвать разве что запахом отравы могла. По край ней мере, у волка. Знала Льена, что большего не стоит искать тут. Да и не собиралась. - А ты? Как ты борешься со зверем, если тот сорваться пытается?
[indent=1,0]Голос ее куда более эмоционален, чем глаза, был. Отчетливо в нем любопытство звучало. Не каждый день ведь удается с собратом поговорить в спокойной обстановке, без угрозы разорвать друг другу глотки.

+5

14

Трактир «У пьяного змия».
2 этаж. Комната Гилдарта

[indent=1,0]Интерес у них обоих был совершенно взаимен. Гилдарт не ошибся, когда думал, что сегодня встретит кого-нибудь интересного и неплохо проведет вечер. Голубые глаза колющие, лучащейся из ледяной светлотой необычного взора мужчины , он неотрывно следил за собеседницей, которая назвала свое имя и отошла к окну, распахивая его. Боялась? Вряд ли, он не улавливал от нее никаких похожих на страх эманаций или сигнализирующих о том движений. Ильена была в меру расслаблена и это не могло не радовать Гилдарта.
[indent=1,0]- Понятно. Значит, не все помнишь. – Волколак глотнул еще из кружки и лишь теперь обратил на это внимание, коротко вдохнув воздух и исследуя аромат питья. Пиво отдавало странным привкусом и он не мог понять что именно в него добавили, хотя возможно это был какой-то личный секрет трактирщика, о котором было спрашивать бесполезно. Волколак не был знатоком алхимии или ядов, поэтому не мог сказать что его насторожило и стоило ли вообще беспокоиться. Да и кому придет в голову травить всех посетителей трактира? И не слишком ли много подозрений на сегодня? Как то так он размышлял, сосредоточившись на своей гостье больше, чем на напитке. Она была куда интересней.
[indent=1,0]- Я не стану лезть в это глубже, у каждого из нас свой долгий путь к тому чем мы стали и станем. То, что ты не знала год своего обращения тоже небеспричинно наверняка.
[indent=1,0]Северянин ухмыльнулся, поставил пиво на стол и облокотился о стену чуть фривольней, решив не подавлять своего внезапного желания закинуть ноги на стол и расслабиться. Он видел как на Ильену повлияли воспоминания, навеянные его вопросом, и не спешил тревожить заплутавший в мыслях разум. От его наблюдения не ускользнул счет вслух и ее реакция на пойло. Похоже, оно ей не пришлось по вкусу, что было слегка досадно, но не критично.
[indent=1,0]Волколак поймал взгляд ее глаз, когда она посмотрела на него. Он наблюдал внимательно, но не как за жертвой, а как на объект интереса. И она взгляда не отвела тут же, а продолжила рассказывать. Хорошо.
[indent=1,0]Видя как отдававшая прожитой болью усмешка на ее лице переростает в улыбку, волк тоже усмехнулся и положил руки на живот, слушая Ильену. Пока она говорила про аконит и задала ему свой первый вопрос, он уже сложил некоторые наблюдения в уме и пришел к каким-то выводам. Однако, от услышанного волколак удивился и даже хохотнул, будто над доброй шуткой старого приятеля. Он погримасничал немного, подняв одну из темных бровей в вопросительном жесте, а затем незамедлительно ответил ей, потому что хотел высказаться и потому что ей был нужен его ответ:
[indent=1,0]- Интересный подход, Ильена. Таскать яд и травить себя. – Гилдарт не смеялся над ней, ему скорее просто был забавен ход ее мыслей. – Будто бы ты неестественная богам противная тварь, которую нужно держать в цепях и наморднике. Защищать от себя людей. Как-то так ты думаешь, да? Извини, если моя реакция на твои слова неожиданна. Просто я первый раз встречаю такую тягу к саморазрушению и невероятно удивлен. Аконит очень опасен, немного переборщить – и все, будет смерть вместо слабости и бессилия. Как же так получилось, что ты определила нужную дозу и то, что это вообще может помочь тебе в твоих стремлениях себя ограничить? Ты ведь обычная девушка из простых, вряд ли знакомая с ядами настолько глубоко. У тебя полно других сильных сторон, я не сомневаюсь, и очень добротный лук, но недавний подсчет вызвал у тебя затруднения. Хотя тому виной могут быть и провалы в памяти, я допускаю.
[indent=1,0]Гилдарт сложил на животе руки пирамидкой, не сводя глаз с любопытной ему женщины. Она однозначно его заняла, но пока непонятно насколько сильно и не были ли тому виной только инстинкты.
[indent=1,0]- Что ж, если говорить обо мне, то я таким родился, но очень долгое время не знал о своей природе и жил человеческой жизнью. Меня тоже кормили какой-то отравой, сковывали силы и держали в клетке обыденности и человеческого принятия. Более того, Ильена, я не знал себя настоящего. От меня скрывали мою истинную суть, пытались вырастить «хорошего и всем угодного мальчишку». И для меня мое первое обращение зверем было едва ли не большим потрясением, чем для тебя твое. Но виной ему были внутренние потрясения и поначалу я был очень сосредоточен на них. Меня захватила злость, я делал много лишних вещей, но в конце концов решил для себя кто я есть, постепенно разобрался в себе. Я не знаю ищешь ли ты у меня ответа как я это смог, но не могу дать тебе никакого рецепта. У меня была цель, а потом я обрел себя нынешнего, когда смог принять и хорошее и плохое. Но я никак не борюсь со зверем, я и есть он и я никогда не был иным. Я не считаю нужным держать его в темном углу, а даю ему то, чего он хочет. Иногда нужно кормить своих демонов и понимать что ты не можешь быть хорошим во всем. Я – хищник, это моя природа. Но я не безумец и не режу всех направо и налево бессмысленно. Часто люди нарываются сами и нет нужды сдерживаться.
Он закончил короткое повествование о своей жизни, лишенное многих неинтересных никому деталей и казалось даже каких-то сильных эмоций. От него не исходило ни злости, ни отчаяния, просто так было, это случилось. Открывать душу ей он так же не торопился, как и она ему. Вполне вероятно они завтра даже не увидятся и растают в воспоминаниях друг друга.
[indent=1,0]- Я так понимаю ты с юга и не из высокого сословия, так? Расскажи как ты оказалась здесь? И кто вообще подал тебе безумную идею травиться этой дрянью?

Отредактировано Гилдарт (2019-07-26 17:02:13)

+5

15

Трактир «У пьяного змия».
2 этаж. Комната Гилдарта

[indent=1,0]— Я не стану лезть в это глубже, у каждого из нас свой долгий путь к тому чем мы стали и станем. То, что ты не знала год своего обращения тоже небеспричинно наверняка.
[indent=1,0]Легкий кивок в ответ. Благодарность: от того, что не стал копаться, позволил не вспоминать, оставить прошлое прошлому. И горечь. От того, что не стал копаться. Потому что иногда о таких вещах нужно поговорить, чтобы вновь пережить их... ради того, чтобы наконец-то отпустить. Льена однажды пыталась высказаться. Другу из прошлого. Который мог принять произошедшее, но не понять его. Не его подрала тварь. Не он покидал родину под отвратительный ядовитый запах рябины и мандрагоры. Не он пережил первое обращение, настолько ужасное, отвратительное, болезненное, что память услужливо попыталась избавиться от него в попытке сохранить рассудок. И второе. Десятое. Двухсотой. Едва слышный скрип - пальцы слишком сильно сжали ручку кружки. Впрочем, через несколько секунд напряжение ушло, сменяясь дружелюбной улыбкой, слишком странной для хищной вари, какой волчица была. Слишком милой, с какой-то лисьей хитринкой. Не то, чтобы охотница умела хорошо притворяться, эмоции свои скрывать. Скорее наоборот, всегда показывала слишком ярко. Вспыхивали они как искры на углях под порывом ветра. И угасали, зачастую, также быстро.
[indent=1,0]К примеру, негодование, чужим смехом вызванное, довольно явно на лице Льены отразилось. Сразу глаза прищурила, брови нахмурила, губы поджала. Была бы младше, так и кулаки бы сжала, готовясь в драку полезть. В детстве, стоило кому-то насмехаться начать, без лишних разговоров била. Потому девочку с лошадиным лицом дразнили не так часто, как могли бы. Даже уважали. Но жизнь и опыт учили подавлять первые порывы. Пусть и не всегда удавалось это. Сейчас - особенно сложно было. Ведь Гилдарт собратом был. Запах его чуткое обоняние дразнил. Подначивал от сдержанности отказаться, инстинктам подчиниться. Льена мысленно произнесла свое заклинание, уже не раз спасавшее, которое и сейчас помогло зверя усмирить, внутрь загнать. Вернула усмешку, вслушиваясь в его рассказ и рассуждения. Голову повернула, в окно выглядывая. По улице люди сновали. Горожане уверенно к площади, на которой ярмарка раскинулась, направлялись. Приезжие шли медленнее, вертя при том головами, с любопытством рассматривая рвущиеся к небу здания. Носилась детвора. Смеялась и щебетала стайка юных девиц. Разговаривали молодые парни, обсуждая какой подарок своим приобрести для своих девок. Жизнь их была проста, незамысловата и спокойна. Когда-то охотница приходила в ужас, представляя себе подобное будущее. А сейчас?
[indent=1,0]Сейчас тоже.
[indent=1,0]Она не хотела этого спокойствия, которым полнилось существование обычных людей.
[indent=1,0]Ей нравилось странствовать, охотиться, не отчитываться ни перед кем. Не появись в ее жизни зверь, навсегда бы осталась обычной служанкой, запертой в поместье.
[indent=1,0]Но, можно ли было помыслить о том, чтобы свободу собственному демону дать?
[indent=1,0]Она задержала взгляд на одном из юношей. Высоком, статном, темноволосом. Отдаленно напоминавшем эльфа, образ которого приходил ночами, согревая и вызывая улыбку, но недостаточно похожим, не настолько... сильным. Восхищающим. Этот парень не вызывал желание узнать, насколько крепкими могут быть его объятия, горячими - поцелуи. При взгляде на него появлялись иные мысли. Как быстро он бегает? Каково его мясо на вкус? Как громко он может кричать? Будет ли дрожать его голос, будет ли он молить о пощаде или попытается защититься? Бесполезно и обреченно. Волчица мотнула головой. Вернула свое внимание к Гилдарту. Что она чувствовала по отношению к этому мужчине? Явно не голод. По край ней мере, не тот голод, который диктовал желудок.
[indent=1,0]- А вдруг ты разговариваешь с какой-нибудь графиней, которая прогуливала все занятия со скучными преподавателями в угоду беготне по лесу с выпрошенным у брата или стражника луком? - Красная слегка приподняла бровь, усмехаясь при том. Убрала за ухо выбившуюся из хвоста прядь волос, выждав несколько секунд, продолжила: - Но вообще, то прав. Я родилась в Роване. Мои родители прислуживали графу - мать в поместье, отец на псарне. Думаю, тебя не удивит, что на псарне мне было куда интереснее, пусть там и были не домашние болонки, которых можно было тискать днями напролет, а охотничьи псы, каждый из которых способен был достойный отпор даже волку дать. Это достигалось с помощью дрессировки. Кнутом и пряником.
Новый глоток пива, после чего Льена отставила кружку на окно рядом со своим бедром. Сняла лук, поставила его на пол, опирая на стену и рукой придерживая.
[indent=1,0]- Я не слишком образована, Гилдарт. Но и не совсем уж дура, которая любит боль и страдания. С пряником для зверя проблем не возникло - это свобода. С кнутом было сложнее. Что можно противопоставить твари, которая плевать хочет на твои желания, упивается собственной силой? Слабость. Про аконит мне подсказал один друид. Он же помог дозу рассчитать. Запомнить, сколько этой дряни можно сожрать, чтобы не сдохнуть, но проваляться пластом какое-то время, не так уж сложно. Что же до причин, заставляющих делать то, что однажды может меня убить... это не совсем желание защитить людей. Скорее страх потерять контроль. Я убиваю, если мне нужно убить. Но я хочу сама управлять этим, а не отдаваться во власть бесконтрольной и, как ты сказал, противной богам, твари. Ты - хищник по природе, по рождению, пусть даже и не знал об этом изначально. Это твоя сущность. Но не моя. Я - не зверь.
[indent=1,0]Красная верила в свои слова. Пыталась в них верить. Но иногда... иногда проскальзывало сомнение.
[indent=1,0]Не будь она хищником от рождения, разве стремилась бы в лес? Разве испытывала бы опьяняющее счастье, когда стрела, со свистом рассекая воздух, вонзалась в очередного зверя или птицу?
[indent=1,0]Быть может, убийство изначально было частью ее природы, переданной от отца, деда, прадеда? А материнская кровь была слишком слаба для того, чтобы заглушить поганую породу, усмирить охотничьи инстинкты? И в этом случае, не было ли обращение в тварь лишь закономерным развитием того проклятия, что дремало в их крови, заставляя каждого нового ребенка упрямо брать в руки лук и идти в лес не смотря на то, кем ему предназначено было стать?

Отредактировано Ильена (2019-07-29 00:30:45)

+6

16

Трактир «У пьяного змия».
2 этаж. Комната Гилдарта

[indent=1,0]«Ну прости меня, прости. – Взглянув на негодующее от его смеха лицо собеседницы, мысленно подумал Гилдарт. – Не смог удержаться, чрезвычайно забавно все это». Но волколак этого так и не произнес, он просто перестал смеяться и вернулся к разговору. В это время он внимательно проследил за взглядом своей новой знакомой, который вернулся к улице в окне. Интересно, хотелось ли ей уйти? Если и хотелось, то не было похоже на то. Вскоре Льена заговорила, наконец таки снова вернувшись вниманием к нему самому. Волк ощутил это и так же взглянул в ее сторону прямо. Его взгляд казался весьма бесхитростным, но дураком он не был и совершенно точно за своей маской простого парня скрывал долгие годы неизвестно чего. Вероятнее всего боли не меньшей, чем переживает любой из их породы. Откуда Льене была знать, что его неприятные предположения на ее счет, относительно отношения к своему проклятию, взялись не с потолка, а были пережиты и прожиты волколаком, что таким сарказмом их сверху поливал сейчас? Будь она чуть тоньше, хитрее, умей лучше манипулировать и видеть такие вещи, - поняла бы больше, чем он ей показал. Но в глазах Гилдарта это Ильену не портило совершенно. Хватило в его жизни лжи, манипуляций, опасностей. Прошлое выработало к ним стойкую аллергию, хотя он иногда все еще вспоминал сестру и не мог сделать Вириенну совершенно безразличной себе. Но сейчас неожиданно для себя Гилдарт пришел к выводу о том, что общество именно этой волчицы ему импонирует. Он слушал как она рассказывает о своем прошлом, о псарне, дает понять что не изнеженная кисейная барышня и даже больше. В глазах оборотня мелькнул живой интерес и он довольно улыбнулся.
[indent=1,0]- То, что ты не читаешь какой-то высокой литературы и не ходишь с задранным вверх носом тебя совершенно не портит. Как я и сказал, Льена, у тебя масса других достоинств.
[indent=1,0]Гил не мешал ей говорить, просто посчитал нужным озвучить то, что думал на этот счет. Ему показалось, что нехотя он задел что-то в ее душе, какую-то струнку неполноценности, которая не первый день сидела в ней. Если она умна, то возможно поймет что именно он хотел сказать этими словами. Не обязательно, конечно, но он таким образом озвучил свое ненавязчивое извинение за болезненную «шутку» и свои очевидные наблюдения. «Ильена, у тебя много времени на то, чтобы исправить в себе то, чего ты стыдишься. Если это действительно важно». – Конечно он не стал об этом говорить, ведь был ей никем и жить учить не хотел, однако взгляд был именно таким.
[indent=1,0]Девушка говорила – волколак слушал более не перебивая ее, впитывая информацию, которую она открывала ему о себе. Гил чувствовал что слова, что были произнесены, для волчицы не пусты. Она была искренна, чем тронула его эмоционально. Действительно, страх перестать владеть собой тоже вещь весьма сильная и неприятная. Он тоже толкает на многое. Так что же это с аконитом? Готовность играть с огнем и умереть только из-за паники?
[indent=1,0]И снова смолчал. Он просто не знал в этот раз что сказать, потому что не имел правильного ответа на поставленный собой для себя вопрос правильно это или нет.
[indent=1,0]Этот разговор действительно был не простым и не праздным, он многое давал его участникам, а так же Гилдарту довелось увидеть свою собеседницу глубже. Улыбаться он перестал, став более сосредоточенным и внимательным.
[indent=1,0]- Ты… Боишься меня? – Внезапный вопрос в тишине не по делу, как казалось. Но мужчина был не в том добродушно-веселом настрое, где вопрос можно было бы списать на праздность или сделать вид, что не заметил.
Более того, Гилдарт знал ответ, хотя спрашивал ее не за ним. Он предлагал копнуть глубже. Поэтому пояснил:
[indent=1,0]- Ведь я именно то, чего ты избегаешь.
[indent=1,0]«Даже держишься у окна подальше, поосторожнее».
[indent=1,0]Он встал со своего места, подхватил пиво и направился к окну. Частично в этом было виновато инстинктивное притяжение, Гилдарту не хотелось прятаться в дальнем углу и волк даже думал грешным делом о том, чтобы провести эту ночь уже не просто не в одиночестве, воспользовавшись услугами какой-нибудь из местных шлюх, а с ней. И чем ближе он был, тем отчетливее улавливал что-то такое в ее запахе, что говорило ему и о ее интересе. Поэтому глоток свежего воздуха с улицы стал необходимым. И Гилдарт его сделал.
[indent=1,0]- Сейчас я бы предложил тебе выйти отсюда, напомнил о приятных сторонах нашей породы и, возможно, дал бы тебе почву для сомнений, если бы не убедил. Но это может повредить твоему внутреннему миру. При этом я не хочу быть ориентиром ни для кого, потому как считаю что не имею права учить кого-либо жизни, я сам-то жить не умею.
[indent=1,0]Он облокотился о стену около Ильены, подавив внезапное желание взять в руку прядь волос и поднести к носу, острее втягивая запах. Вместо этого он тоже покосился на улицу, куда волчица периодически смотрела, и кивнул:
[indent=1,0]- Там ярмарка и веселье. Запоминающиеся яркие моменты. Не пойму только, ты хочешь туда пойти или боишься это сделать, чтобы не провоцировать в себе охотничий инстинкт? Аконитом ты его в себе не забьешь.
[indent=1,0]Волколак задумчиво подтянул руку к подбородку, пощипав легкую щетину на нем. Никакого озорства в вопросе не читалось явно, напротив… зверь был серьезен. Хотя вопрос был провокационным и только.

Отредактировано Гилдарт (2019-07-31 14:24:30)

+5

17

Масса достоинств...
Льена вновь чуть кивнула - с улыбкой, принимая так и не произнесенные извинения за насмешку. Она понимала, о чем говорит волк. По край ней мере, надеялась, что понимает. Он не опускал взгляда, рассматривая аккуратную грудь, отчетливо прорисовывавшуюся под жилетом, не глядел с легким вызовом на бедро. Продолжал смотреть на ее лицо, всем своим видом демонстрируя интерес к ее рассказу. Вспомнился комплимент по поводу лука... оценить по достоинству сие оружие, совершенно ничем не примечательное, мог разве что человек, который со стрельбой знаком был не понаслышке. Может, роднило их не только проклятие, приобретенное разными путями, но имевшее одну суть, одни последствия, но и род занятий? Волчица несколько растерянно скользнула взглядом по комнате, пытаясь приметить ответ на внезапную загадку, но не обнаружила даже захудалой стрелы. Впрочем, это ничего не значило. Сама Льена, располагаясь в тавернах, была не слишком аккуратно, умудряясь за несколько минут привести любую комнату в состояние легкого беспорядка, придавая ей какой-то уютный, домашний вид. Однако оружие предпочитала держать в одном месте, желательно подальше от чужих глаз. Или вовсе при себе. Обшаривать же чужую спальню в поисках лука было, по меньшей мере, не вежливо. Забавно, что идея спросить об этом пришла охотнице в последнюю очередь. А в следующую секунду уже прозвучал странный вопрос Гилдарта, разрушая повисшую в комнате тишину. Слишком резкий, чтобы просто отмахнуться от него, проигнорировать.
Она ответила не сразу. Дождалась коротких пояснений. Соскользнула взглядом в окно, за которым продолжали сновать многочисленные люди. Похожие друг на друга, будто муравьи. Разве что паренек, напоминавший эльфа, выделялся, но и тот уже исчез, затерялся среди домов... Льена мотнула головой.
- Нет. Я избегаю безумия, - ярости. Удовольствия от чужого страха, боли. Хотя... разве не Красная, беря заказ на очередную голову, растягивала сей процесс? Смаковала охоту, отличную от той, что была в детстве, когда необходимы были холодный разум да крепкая рука? Радовалась возбуждающей азартной погоне? Играла со своей жертвой, терзала его, слушала крики... Она оправдывала себя тем, что эти люди не были невинными ангелочками, заслужили свои страдания. Волчица глянула на собрата. Испытывал ли он схожие эмоции? Воспринимал ли людей как свою добычу? - Ты ведь не безумец, который режет всех направо и налево.
"А я вполне могу такой стать..." - она не озвучила подобной мысли, в том не было необходимости. Слишком отчетливо это можно отражалось в серых глазах.
Едва слышно скрипнул стул, прижимаясь к стене. Он шел тихо. Аккуратно. Как хищник. Пусть и не собирался нападать, пусть казался спокойным, даже расслабленным, но все равно было что-то дикое в его движениях. Маска обычного парня слишком плотно сидела на нем, чтобы обычный человек смог заметить эту опасность, но Льена ведь знала, на что обращать внимание. И, когда Гилдарт подошел, слегка посторонилась, подпуская его к окну. Продолжая заворожено наблюдать за тем, как раздуваются ноздри, поднимается грудь мужчины, когда он делает глубокий вдох уличного воздуха.
- Приятных сторонах? Это каких же? - волчица слегка усмехнулась, склоняя голову на бок. Были ли вообще что-то приятное в жизни волколака?
Было. Например, опьяняющее ощущение силы, превосходства, вседозволенности... Волчица вновь мотнула головой, теперь уже в попытке отогнать от себя подобные мысли.
Прядь волос, еще не успевших утратить оттенок золота после прошедшего лета, выскользнула из-за уха. Гилдарт сопроводил это странным взглядом, затем переводя тот на улицу.
- Я не настолько пуглива, - то ли фыркнула, то ли издав короткий смешок, заявила Красная. - И думала сходить на ярмарку после того, как разберусь с комнатой и выпью, - кто же знал, что Предназначение подкинет столь занимательного собрата? Льенка вернула налучь на плечо, глянула на кружку с пивом. То все еще не внушало особого вдохновения, но оставлять его недопитым казалось невежливым. Так что Красная подтянула ее к себе, делая еще несколько больших глотков. Снова резанул странный привкус... а может, это был запах? Впрочем, волчица уверила себя в том, что ей просто кажется. Поспешно проглотив все, девка вытерла рот тыльной стороной ладони. - Спасибо за пиво, Гилдарт. И за разговор.
С этими словами она направилась к дверям. Но... остановилась на пороге. Оглянулась на него, слегка неуверенно, с явным сомнением, отражающимся на лице.
- Может составишь компанию?

+5

18

Пока была возможность, Артур и Рудар решили прогуляться по оживленным улицам Гелибола и присмотреться к своим конкурентам, коих явно будет не мало. Хотя Рудар был уверен, что ему, как мастеру оружейнику, одному из лучших в Новиграде, не будет равных. Артур не мог с ним не согласиться, ведь именно его брат, Грюдоран, выковал для Артура его меч “Зарю”, кой он всегда носил при себе на поясе.
— Отличная буит ярмарка, я эт чую! — сказал он, — В воздухе так и витаить запах денег.
— Не, это рыба, — принюхавшись, сказал Артур и ухмыльнулся.
Рудар заржал и хлопнул его по предплечью.
Тем временем они вышли на рыночную площадь. Повсюду горели огни, были развешаны украшения, народ уже начинал праздновать и это празднование обещало затянуться надолго. Играла музыка и уже было много захмелевших и веселых людей, как мужчин так и женщин, что слонялись туда сюда, создавая толкучку. Странного вида мужчина умудрился всучить в руки Артуру и Рудару по пинте пенного, и чокнувшись с ними удалился не попросив ни шелонга. Товарищи лишь пожали плечами и продолжили обход, пригубляя пенящуюся брагу, которая, судя по всему, была каким-то изобретением местного пивовара, сильно отдавала хлебом, жженым сахаром и почему-то мятой, однако пилась легко и не пьянила.
- Кто ещё желает сразиться за главный приз?! – внезапно услышали Артур и Рудар, обращая внимание почти что в центр площади, - Странствующий рыцарь Болгаар, вызывает на дуэль сильного соперника!
Артур и Рудар протиснулись к кромке ринга, если его можно было так назвать, чтобы увидеть, что на нем стоял человек в синем, немного потертом, кожаном доспехе, с эмблемой быка на груди. У него была полностью обритая голова и длинные, тонкие торчащие в стороны усы. В одной руке он держал тупой тренировочный меч, а второй предлагал подошедшим зевакам, один из которых уходил с печальным видом. Надо вокруг галдел. Все хотели зрелища
- Спокойствие, спокойствие! – провозгласил подошедший мужчина в сиреневом кафтане, такого же цвета шапочкой с пером и планшеткой в руке, - Господин Болгаар сразится со всеми желающими, однако предупреждаю о возможных увечьях и поранениях, которых вероятны, победившему полагается приз! Одна тысяча крон!
- ХА! Никто не победит меня! Я неприкасаем! – возвестил Бык, - Эти слабаки не достойны моего вниманья!
- Сэр Болгаар, не волнуйтесь, эта не плохая разминка, - сказал референт, - Итак! Кто желает сразиться за хорошую награду?
- Вот ОН! - крикнул Рудар, отхлебнув из пинты и толкая Артура вперед.
Все взоры тут же обратились на него. Артур даже не успел ничего понять, как оказался на импровизированном ринге.
- Кто осмелился?! – воскликнул Бык, - Ты, юнец?!
Рудар смеясь закивал подталкивая ошарашенного юношу вперед.
- Бросаешь мне вызов?! А не боишься?!
- Нет, сер рыцарь, не боисся, - сказал Рудар, - Он посьтет это за сщесть.
Артур, да и многие близстоящие зеваки рассмеялись. Что-что, а шутить краснолюд умел знатно, вот только Артур явно не понял шутки.
- Наглец! Ты пожалеешь, что осмелился бросить вызов мне! – рассмеялся Болгаар Артуру в лицо, снимая с руки перчатку и бросая её к ногам Артура, - Прими же вызов достойно, каналья!
Артур, посмотрев на краснолюда, который стал подмигивать ему и кивать на рыцаря. Юноша непонимающе нахмурился.
- Выйди же и подними оружье! – сказал Бык, вонзая тренировочную железку в землю, - Прими вызов иль будь навеки покрыт позором!
Артур не смог уловить логику краснолюда. Он явно что-то задумал. Неужели у него была какая-то идея, дабы победить этого индюка. Рудар подмигнул Артуру.
- Ну что же, сэр рыцарь, — сказал Артур, спокойно — Раз вы столь непреклонны, я удовлетворю ваше желание.
- Прекрасно! – ответил Был, - Готовься!
Юноша ещё раз посмотрел на краснолюда, который принял от Артура его пояс с оружием, и все продолжал кивать. Стомма тем временем слегка размялся и вынул из земли тренировочный меч. По сравнению с “Зарёй” он был легче, плохо сбалансирован и неудобно лежал в руке, но ничего не поделаешь, пришлось работать с тем, что было. Дуэлянты разошлись на одинаковое расстояние друг от друга и изобразили что-то вроде поклона, хотя это было не обязательно. В центр вышел референт и возвестил:
- Правила просты, — сказал один из них, с гербом шахматной доски — Битва до потери оружия или желания сражаться, никакого метательного оружия, никакого магического оружия и подобного тому, — он посмотрел на Артура и затем на его противника, - А наш следующий претендент это…
— Артур Стомма из Третогора, — представился юноша.
Референт кивнул.
- Да начнется поединок! – взмахнул рукой человек в сиреневом и кто-то из толпы ударил в маленький гонг.

Отредактировано Артур Стoмма (2019-08-01 22:36:14)

+6

19

Трактир «У пьяного змия».
2 этаж. Комната Гилдарта.

[indent=1,0]Никто не спорит, что женщины весьма странные создания. Волколак не гнал ее, но Ильена вдруг начала прощаться и собралась уходить, при том задав ему свой вопрос и не получив ответа. Впрочем, не исключено было что вопрос был риторическим, как это принято называть в кругу образованных людей, то есть, не требующим ответа. Гилдарт вновь поднес кружку ко рту и сделал большой глоток дрянного напитка, смешавшегося со вкусом разочарования.
[indent=1,0]- И я благодарен тебе за беседу. – Повторил он.
[indent=1,0]Уходила Ильена поспешно, как-то даже совсем неожиданно. На это было ее решение, и оборотень не нашелся чем ответить ему, препятствовать не стал бы. Очевидным казалось, что его близкое общество было ей неприятно. Хотя бы здесь все стало определенным. Волк молча кивнул, переводя свой взгляд в окно и теперь уже сам встал около него, загородив собой вид, да рассматривая людей, снующих там. Мысленно он вернулся к первоначальному плану прогуляться и остановиться в борделе, теперь уже видевшимся необходимым для снятия напряжения от недавнего общения. Однако, в следующую минуту оборотень удивленно уставился на Ильену вполоборота. Дело было в том, что озвучив свой план на вечер, весьма четкий и не включающий его присутствие рядом, она, тем не менее, сделала ему предложение составить компанию.
[indent=1,0]Удивление на лице Гилдарта было почти не заметно, он сразу же кивнул еще раз, теперь уже обозначая свое согласие.
[indent=1,0]- Да. Я тоже не собирался сидеть здесь один.
[indent=1,0]Кружка пива, опустевшая почти досуха, так и осталась на окне. Гилдарт же не терял времени на раздумья, а просто пошел следом за Ильеной, прихватив с собой нож со стола. Он не загадывал ничего наперед, но вечер определенно становился совсем не плох. Хотя может быть его разукрашивал хмель, ударивший в голову северянину. На выходе из трактира пара волколаков уже не встретила никаких препятствий, да и думать про того-самого-ведьмака скоро забыла. Легкий туман в голове… оборотню просто хотелось рассалабиться. Недавняя неуверенность его спутницы с ее предложением растворилась в мерцающей огнями и звездами ночи, приправленной отвлеченными россказнями ни о чем. К теме их внутреннего мира и его противоречий Гил более не возвращался, стараясь сделать вечер легким не только себе, но и Ильене.

Отредактировано Гилдарт (2019-08-01 22:13:07)

+6

20

Редания: Гелибол
20 сентября.
Вечер

[indent=1,0]Ах, Гелибол, славный реданский Гелибол! Город со светлыми зданиями, чистыми улочками и прогретый недавним летом не мог не нравиться. Красива парадная его сторона, та, где снуют знатные купцы, аристократы, иногда даже особы голубых кровей. Стройные ряды крепких лавок с богатым убранством, лоточные торговцы приличного виду, доблестные стражи порядка в начищенной форме и сверкающих сапогах. Хороша его светлая сторона!
[indent=1,0]Гелибол, жутковатый Гелибол. Темны страницы его истории, тенисты подворотни и тупики, опасны банды преступников всех мастей. Ужасающа его тайная сторона, ведомая лишь бродягам, местным жителям и стражам пресловутого порядка, которые иной раз в трущобы заглядывают с перерывом в месяцы. И лавки есть, и лоточники, только товар уже не тот, о котором стоит знать порядочным людям. Посторонним же зачастую светит уйти не то что с пустыми руками, но с пустой перевязью от кошелька,  то и вовсе навсегда остаться в какой канаве, лишившись даже жизни. И эта сторона Гелибола хороша, но лишь для тех, кто в ней родной.
[indent=1,0]Каким бы ни был город, торговля шла везде, особенно в пору ярмарок. Теобальду случалось познакомиться с самыми разными его обличиями. Бродя оруженосцем за Синей Мордой, виконт де Фэн созерцал величие и богатство ярмарки, приценивался к товарам, а у какого-то кузнеца даже купил невероятного качества кинжал в подарок отцу. Вышагивая соратником Синей Морды, Тео скрывался в тени, готовый прикрыть спину рыцаря - разыскиваемый преступник не был сторонником честного боя, а потому предпочитал нападать подло и внезапно. Всякое довелось повидать Теобальду!
[indent=1,0]Сейчас же, въезжая в город, виконт де Фэн, уже давно не оруженосец, а рыцарь, предавался воспоминаниям и с тёплой улыбкой рассекал толпу. Конного рыцаря охотно пропускали, то ли из-за почтения, то ли не желая угодить под копыта. Однако не грёзы прошлого заставили рыцаря навестить Гелибол, да и ярмарка едва ли заманила. Нет, не веселиться приехал Теобальд, не сорить деньгами и даже не играть! Рыцаря в город привела давно назначенная встреча. Давно уже Теобальд де Фэн, рыцарь Феникс, договорился со своим хорошим другом, рыцарем Эйком из Денесле, встретиться на ежегодной гелиболской ярмарке. К встрече Теобальд приготовился заранее - начистил доспехи, скопил денег, заранее арендовал на неделю комнату на приличном постоялом дворе, даже составил в уме пару повествований о своих похождениях! Не молчать же? А так и позабавить, и в ответ услышать байку-другую.
[indent=1,0]Теобальд остановил Кмета прямо у искомого постоялого двора - тот имел конюшню в одной из пристроек, чистую, просторную, а зимой ещё и обогреваемую. Просторный же амуничник охранялся конюхом, в котором запросто можно было бы угадать матёрого наёмника. Господа могли не переживать за сохранность дорогих сёдел, украшенных камнями и стеклярусом уздечек, расшитых потников и попон, а также торб, сумок, кошелей, доспехов, громоздкого оружия вроде копий и щитов. Конюшата же ухаживали за лошадьми и мулами, вовремя задавали корм с питьём, бережно вычищали шерсть до блеска, а за отдельную плату чинили и чистили снаряжение. "Золотой мантикор" по праву считался одним из лучших постоялых домов, а к ярмарке и вовсе прыгал выше головы.
[indent=1,0]Двор встретил рыцаря всем своим богатством - расторопные конюшата быстро увели Кмета, владелец заведения отдал ключи от комнаты и пригласил за стол, а служанки сообщили о том, что по первому же требованию будет предоставлена бадья с горячей водой - а что ещё требуется усталому путнику? Виконт неторопливо обустроился в комнате. Кажется, в ней же когда-то и останавливался Синяя Морда. Верно! Вон и приметный срез сучка на стене, напоминающий коровью голову, и след на полу от чего-то упавшего. Как жизнь складывается! Отметив эти мелочи, Теобальд спустился в зал, но после некоторых размышлений пошёл на улицу. Поужинать ещё успеет, а прогуляться хочется.
[indent=1,0]Неспешно шагая и рассматривая товар торговцев, рыцарь не заметил, как прошёл один квартал, другой. Всюду мелькали пёстрые флажки, орали зазывалы, выступали артисты, шныряли беспризорники. Город жил и цвёл! Взгляд скользил с лавки на лавку, с человека на человека, пока вдруг не остановился, заметив в отдалении смутно знакомое лицо. Человек шёл навстречу, и потому догонять не пришлось.
[indent=1,0]- Леруа? - спросил Тео, когда чуть ли не столкнулся с тем человеком. Но рыцарь уже понял, что ошибки здесь нет, что перед ним старый знакомый! - Вечер добрый, милсдарь! - довольно весело проговорил он. - Какими судьбами?! Не ожидал увидеть вас здесь.
[indent=1,0]Этого рыцаря Теобальд знал не очень хорошо, хуже, чем милсдаря Эйка. Впервые их пути пересеклись два, почти уже три месяца назад, на южной границе Северных Королевств. Повод для знакомства был не самый весёлый, но верный.
[indent=1,0]- Давайте прогуляемся, знаю одно великолепное место. Здесь недалеко! - заверил Теобальд. - А я, знаете ли, тут ожидал старого товарища встретить, условились пересечься. Но он наверняка к самому торжищу приедет, дня через два-три. Не так давно я засомневался, хороша ли идея встречаться именно в Гелиболе под ярмарку - людей слишком много, везде суета. Однако встретил вас, и сожаления развеялись. Я действительно рад вас видеть!
[indent=1,0]Постепенно улочка вывела рыцарей к площади, вот только вместо рядов палаток торговых виднелась сцена, вернее, арена. Происходящее на ней собрало толпы зрителей.
[indent=1,0]- Смотрите, Леруа! - бодро проговорил Теобальд. - Это же Болгаар Неприкасаемый! Доводилось с ним встречаться. Зовёт себя рыцарем, такие байки травит! А на деле превосходный актёр. Нет, я не умаляю его достоинств - как фехтовальщик он хорош, но странствовать предпочитает с циркачами да комедиантами. Платят ему. В честном бою наши шансы равны, полагаю. Что уж говорить, что против простых жаждущих зрелищ кметов и юнцов он выстоит без труда?! Но хозяин бережёт его. Настоящие бои проходят только с подставными лицами. Например, во-он тот с багровым (или изумрудным?) шапероном, что около бакалейщика стоит. А ещё тот кудрявый блондин... Ах, отошёл за спины, но не суть. Бьются они взаправду, только придерживают удары, да так, что иной раз не поймёшь. Шаперон получше будет, но он плохо на публике держится, вот и выступает Неприкасаемый. А со зрителями бои на особых мечах происходят. Тот, что получил только что юноша, рискнувший сразиться, заведомо плохой. Не знаю, как они это делают, но на клинке есть слабое место. Если Неприкасаемый понимает, что схватка серьёзна, он скрещивает клинки, и меч противника ломается.
[indent=1,0]Тут ведущий объявил начало поединка, и Теобальд решил остаться понаблюдать за боем.

+8

21

[indent=1,0]Город в разгар праздника очень уж напоминает густую чащу леса - стоит зазеваться, пропустить знакомый ориентир и вот ты уже бредёшь сам не зная куда и понятия не имеешь, как найти обратную дорогу. Схожие друг с другом улицы, усеянные шатрами, телегами, заставленные лавками, да столами, с купцами и зазывалами, которые похожи один на другого, и товарами, которые отличаются разве что своим расположением на разных столах. Да ещё и люди снующие из стороны в сторону, циркачи, барды, артисты, жулики, да воришки. Все кричат, отовсюду играет музыка, доносится смех, галдёж, споры. Сэверин давно уже пожалел, что решил выйти из своей комнатушки в такой сумасшедший день. Он только и мог, что пробираться через толпу, держа одну руку на кошеле с деньгами, а другую - на рукояти кинжала. Меч в такой толкучке всё равно будет бесполезен. Даже если и удастся его как-то вытащить. Слишком уж рыцарь опасался за своё добро и не желал быть ограбленным. Пальцы сжали рукоять сильнее, чуть потянув вверх, показывая свету основание лезвия, в котором разом отразился весь свет и вся пестрота шумного праздника, когда кто-то позвал мужчину по имени. Но стоило ему приглядеться, как тревога ушла и рука вовсе отпустила кинжал - негоже было разговаривать с хорошим знакомым, держась за оружие.
[indent=1,0]- И Вам добра, де Фэн, - чуть натянув на лице улыбку, ответил рыцарь. - Я и сам не ожидал, что останусь здесь до этого праздника. Но, стало быть, у Вечного Пламени были на это причины.
[indent=1,0]Задавать встречный вопрос Сэверин не стал, посчитав, что у него и так много забот и без выяснения причин того, почему странствующий рыцарь оказался в городе в разгар веселья. Он лишь пожал плечами, услышав предложение Теобальда, с которым его связывала пускай и не самая приятная, но история, которая показала, что этому человеку можно доверять. Леруа последовал за рыцарем, стараясь не задевать плечами идущих навстречу людей, слишком увлечённых, чтобы заметить препятствие на своём пути.
[indent=1,0]- Я тоже рад, что наши пути смогли пересечься вновь, - признался мужчина, без особого интереса пробегая взглядом по торговым рядам. - Сейчас такое время, что ни в чём нельзя быть уверенным, а уж тем более в новой встрече.
[indent=1,0]Рыцарь ордена Белой Розы тактично не стал донимать Теобальда расспросами, касательно личности товарища, которого тот ожидал. И дело было не только в том, что Сэверин планировал через два-три дня быть уже далеко отсюда, но и в том, что расспросы могли быть поняты как знак недоверия, а де Фэну Леруа как раз-таки мог доверять достаточно, чтобы не сомневаться в его знакомствах.
[indent=1,0]Сэверин и не знал, что даже в таком небольшом городишке будет нечто подобное. Да и слышать о том, что какой-то рыцарь зарабатывает тем, что путешествует с циркачами и участвует в подставных боях было... Несколько необычно, неприятно. Словно действия этого Болгаара Неприкасаемого оставались пятном на всём рыцарстве севера и на Сэверине в том числе. Он проследил взглядом за людьми, на которых указывал Теобальд, затем на саму арену. Болгаар выглядел самоуверенным, тщеславным, всем своим видом демонстрировал он вызывающее превосходство, заставляя молодых парней с горячей кровью выходить против него, не имея ни малейшего шанса на победу.
[indent=1,0]- Действительно, хитро, - задумчиво произнёс Леруа. Внезапно он начал расстёгивать свой пояс, на котором покоились ножны с мечом, а после без слов всучил их Теобальду, широко улыбнувшись приятелю. - Я хочу испытать его. И себя. Присмотрите за моим мечом?
[indent=1,0]Не дожидаясь ответа, Сэверин поспешил к очереди из смельчаков, которые желали попробовать свои силы в битве с настоящим рыцарем.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/0ePC3.jpg[/AVA]

+4

22

[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1601/64/442945f8b03a.jpg[/AVA]
http://sd.uploads.ru/t/Wz2Zh.png

Второй этаж трактира "У пьяного змия"
Опочивальня Эскеля

[indent=1,0]Заперев дверь на ключ изнутри, ведьмак наконец остался наедине с собой, и компанию ему составили лишь скрипучая кровать, пляшущий огонёк в только что зажжённой сальной свечи и прогнившие в некоторых местах деревянные стены. Скинув на пол дорожную суму, плащ и перевязь с мечами, Эскель устало повалился на мятую постель, позволив себе на несколько минут закрыть глаза. Он был слишком утомлён, чтобы переживать о возможности случайно уснуть, не поужинав. Окончательно провалиться в сон ему не давал лишь всё ещё слегка дрожащий медальон. Невозможность установить источник опасности лишь увеличивали его равнодушие, а казавшаяся уютной комнатушка как назло навязывала чувство безопасности и защищённости. Ведьмак осознавал, что всё это ведёт к роковой ошибке любого охотника на чудовищ - потере бдительности. Однако даже у лишённых эмоций мутантов бывали в жизни моменты, когда депрессия и хандра нападали без предупреждения, и что иронично — у ведьмаков такое случается даже чаще, чем у людей.
[indent=1,0]Наверное никому в голову и не приходила мысль, что они, бледные , уставшие, вызывающие отвращение, тоже много думают. По крайней мере хотя бы один из них, Эскелем именуемый, в последнее время думал действительно много. Он размышлял о целесообразности своего бесконечного скитания по большаку в поисках работы. Размышлял и о том, обоснован ли хоть чем-то тот огромный риск, которому он подвергает себя почти каждый день. Заслужил ли он той участи, которую получил не по своей вине?
[indent=1,0]Он не жаловался на свою судьбу, ни в коем случае. Ни себе, ни тем более кому-либо другому. Размышлять о смысле своего предназначения и бранить его - понятия разные, и многие не были в состоянии отличить одно от другого. Но Эскелю было всё равно. Потому что его мысли почти никогда не покидали пределы его головы. Он всего лишь хотел понять, есть ли смысл в том, что он вскоре опять убьёт какое-нибудь уродливое внешне создание, несущее угрозу для тех, кто уродлив внутри. Он помнил, что ценность его нахождения рядом с людьми резко упадёт до нуля, стоит лишь ему обезопасить их существование на несколько дней или недель вперёд. Уже долгое время ведьмак пытался понять, что же эдакое странное заставляет его проделывать эти действия раз за разом в надежде на искреннюю благодарность, которую он раз за разом не получал.
[indent=1,0]Внезапно, кошачьи глаза резко распахнулись, возвращая их владельца в ту жестокую реальность, из которой он только что пытался убежать, за что ему стало жутко стыдно перед самим собой. Отогнав надоедливые мысли невидимой рукой, словно мух, мужчина со шрамом сменил положение из лежачего в сидячее, а затем и вовсе поднялся на ноги. Он конечно устал с дороги, но не настолько же сильно, чтобы вот так просто провалиться в страну бесконечных раздумий о дурацкой судьбе. Да и некогда было ему этой ерундой заниматься. Самое время спуститься вниз и наконец накормить свой изголодавшийся желудок добротным ужином.
[indent=1,0]А тем временем народ на ярмарке забавлялся вовсю, о чём свидетельствовал нарастающий снаружи едва закрытого окна людской гомон, возбудителем которого наверняка была очередная потасовка. В этом Эскель был даже уверен больше, чем в завтрашнем дне, посему и ради интереса выглядывать наружу не стал. За долгие годы странствований он уже давно познал всю подноготную гнилой человеческой сущности. Люди — существа по большей части глуповатые, но мастерства убивать друг-друга без веской причины у них не отнимешь.
[indent=1,0]Спустя ещё несколько минут тупого рассматривания своего непривычно увесистого кошеля, монстроборец вернул его обратно в полупустую дорожную сумку, все другие вещи из которой он предварительно попрятал по комнате, дабы от лишнего веса избавиться. Перед выходом не забыл он прихватить и один из клинков, отдав предпочтение серебряному по весьма понятным причинам. И на этот раз скрывать наличие клинка кошкоглазый не собирался. Пускай боятся.

Первый этаж трактира "У пьяного змия"

[indent=1,0]Искать компанию на этот скучный вечер у него в планах не было, поэтому он просто попросил у подавальщицы ужин с кружкой пива, за сим и стал ждать. Благо, подсесть к нему никто так и не решился, посему одинокий ведьмак решил коротать минуты ожидания без пользы, а именно колупать прогнившие щепы в столешнице. В такие минуты он частенько вспоминал своих единственных друзей — Геральта и Ламберта — таких же обездоленных ведьмаков, как и он сам. А ведь оставалось не так много времени до начала зимовки. Доживёт ли он вообще до неё? Увидит ли снова этих двух обалдуев?
[indent=1,0]В раздумьях время действительно течёт незаметно. Настолько незаметно, что Эскель сперва даже внимания не обратил на только что поданный ужин, и лишь источаемый им аппетитный аромат "вывел" ведьмака обратно в реальный мир. Как и предполагалось — кушанье готовили здесь крайне неплохое. Несколько хорошо пропеченных картофелин в паре с добротным куриным окороком... По сравнению с тем, что ему довелось отведать в предыдущей корчме, эта жратва казалась пищей богов.
[indent=1,0]Но недолго музыка играла.
[indent=1,0]Медальон, про дрожание которого монстроборец к тому моменту уже и позабыл, вновь забеспокоился, и даже сильнее, чем раньше. Видимо этот день решил окончательно доконать его, едва ли не каждую минуту напоминая Эскелю о том, что он всё ещё грёбаный ведьмак. Однако охотник за чудовищами не подавал ни единого признака беспокойства. Он молча отпил пенного из кружки, внимательно поглядывая из стороны в сторону своими всевидящими глазами. И наткнулся на нечто необычное. Под подозрение попали две особы, недавно спустившиеся со второго этажа. И вправду, до появления этих двух на первом ярусе трактира медальон и не шалил вовсе. Либо ему так казалось.
[indent=1,0]Так или иначе, следующая "картина", на которую случайно напоролся усталый взгляд ведьмака, вызвала у него весьма смешанные чувства. Сперва он даже не поверил увиденному, но тот образ, что однажды запомнили его кошачьи зенки, помог мутанту прийти к выводу, что увидел он именно её.
[indent=1,0]Платинового цвета короткие волосы, сероватые глаза с умеренной примесью диковатости, эта странная самодовольная ухмылка на устах. Возможно с чудовищами он сегодня немного и налажал, но ту самую Дейдру Адемейн ему удалось распознать безошибочно.

Отредактировано Эскель (2019-08-02 20:19:44)

+4

23

Артура стал пробирать азарт, как это всегда бывало в подобных ситуациях. Да, сейчас он сражался, можно сказать ни за что, но определенный стимул к победе у него был, да и получить 1000 крон тоже не будет лишним. Он невольно усмехнулся и стал медленно обходить "Быка" полукругом, пока не спеша вставать в боевую стойку, но не открываясь не защищённым боком к противнику. Все-таки, тот был рыцарем , а это означало, что дуэль с Болгааром будет не так проста, как Артур думал. "Бык", вторя Артуру, тоже начал обход по полукругу, но в боевой стойке. Так они оба оставались в поле зрения друг друга. Юноша перевернул меч одной рукой, немного согнул колени и принялся раскручивать оружие перед собою, выписывая восьмерки и двигаясь, как его учили, постоянно меняя темп шагов, чтобы запутать противника. Со стороны могло показаться, что юноша просто не умеет двигаться с оружием, но это был просто хитрый финт. Обманка, чтобы заставить противника сделать ошибку.
Усмехнувшись, Болгаар решился броситься в бой первым. Он оттолкнулся и побежал на Артура, заводя меч назад, для выпада снизу вверх. Юноша не растерялся, он уже готовился к защите. Артур оттолкнулся ногами и легко ушел в сторону от меча Болгаара, сделав небольшой уворот, и тут же нанес рыцарю удар под колено. Бык осел и юноша сделал размашистый удар ему по спине , что в реальном бою означало бы смерть. Толпа радостно воскликнула и захлопала. Артур поклонился. Он выиграл
- Первый бой за милсдарем Артуром из Третогора, - возвестил референт.
- Первый? –  непонимающе, спросил юноша, понимая, что праздновал слишком рано.
- Да, я забыл сказать, - ответил человек-в-сиреневом, - Дуэль состоит из трех поединков  и возможности реванша, но это уже за дополнительную, номинальную, плату со стороны претендента.
- Шутить изволите, - криво усмехнулся Артур.
- Нисколько, милсдарь Стомма, - ответил Болгаар, уже стоя в боевой стойке наготове, - За сохранение чести, как и за всё другое, нужно платить.
«Ну, спасибо, Рудар», - подумал Артур, с укором смотря на краснолюда, который уже примостился на какой-то террасе неподалеку и наблюдал за происходящим.
- Второй поединок! – возвестил референт и Артур отошел на исходную позицию и встал в боевую стойку, меч перед собой, немного пригнулся, одна нога согнута и вес тела перемещен на нее и мышцы напряжены, готовые к броску, - Бой!
Бык и Артур разом бросились друг на друга.
Юноша сразу атаковал, мощными и длинными ударами, сверху вниз и снизу вверх, попутно проворачивая пируэт после каждого нанесенного удара, чтобы запутать соперника, но он парировал, удар за ударом. Артур совершил еще один короткий удар, сделал пируэт и ударил соперника навершием меча в живот. Бык отпрянул назад и Стомма выбросил руку с мечем вперед, метя в грудь, но просчитался. Болгаар сделал финт, поднырнул под его клинок и “вспорол” Артуру живот широким ударом по горизонтали и остановился у него за спиной. Юноша упал на одно колено и закашлял. Ему повезло, что на нем был жилет из уплотненной кожи, иначе было бы на много больнее.
Зрители зааплодировали.
- Второй поединок за сэром Болааром, - воскликнул рефернет, - Наши дуэлянты равны милостивые милсдари и милсдарыни! Я этого не ожидал, но, похоже, у нас захватывающая дуэль.
Толпа рассмеялась, видимо прошлые поединки заканчивались не начавшись. Артур потер ушибленный живот и повернулся к своему оппоненту, который отвешивал публике поклон за поклоном, видимо считая, что бой закончен. Артур уже готовился к последнему поединку. Всё-таки Стомма недооценил  Болгаара, он был довольно искусен в фехтовании, пускай и все его речи и были пропитаны пафосом и самолюбованием.
«Попробую открыться, тогда, возможно, выиграю!», - подумал Артур, принимая боевую стойку. Сильно пригнулся, завел руку с мечом назад, будто для укола, а вторую вытянул вперед, по линии меча. Что-то изменилось и в Болгааре. Его лицо не испускало той уверенности, что раньше, а было серьезным и хмурым, видимо, Артур сильно задел его самолюбие.
- БОЙ!
Бык не стал ждать и первым пошел в атаку. Артур начал отступать, парируя удары выписывая восьмерки. Звук ударов меча о меч звенел в ушах и разносился по всей площади. Однако оружие в руке Артура сильно вибрировало и вело в сторону. Что-то было не так. Отразив очередной удар, юноша перехватил меч обратным хватом и сделал удар в развороте, промахнулся и ушел из под меча рыцаря пируэтом в сторону и открылся. Увидев шанс, Болгаар ударил. Артур сделал несколько мелких шажков назад и закрылся, принимая очередной удар на меч, который странно и не правильно звякнул. Отпихнув рыцаря от себя пинком, Артур сделал бросок вперед, намереваясь ударить Быка сразу в живот. Тот закрылся. Снова этот странный звук. Раскрестив мечи, Артур и Болгаар отскочили на равное расстояние друг от друга и замерли. Оба тяжело дышали, смотря друг на друга. Это был по-настоящему сложный поединок. Казалось, даже зрители замерли в ожидании. Всё должен был решить последний бросок.
Они снова ринулись в атаку одновременно. Артур на бегу присел, прокатился на коленях, развернулся и сделал широкий удар, надеясь попасть по коленям Болгаара, но он перепрыгнул над клинком удивленного юноши и приземлился за его спиной. Артур едва не потерял равновесие, быстро развернулся, поднимая меч для защиты, и в итоге принял весь вес удара на клинок, схватив его второй рукой за лезвие. И тут случилось то, чего так боялся Артур. Его меч издал пренеприятный звук, хрустнул и надломился пополам. Толпа ахнула от неожиданности, но юноша не растерялся, перехватил рукоять обратным хватом, встал, уходя из под меча рыцаря, и приставил Болгаару обломок к горлу. Зрители ахнули снова, но уже громче. Рыцарь лишь охнул и удивленно распахнул глаза, смотря на то, что осталось от оружия Артура, прижатое к его шее, а это значило…
- Победил сэр Болгаар! – немедленно возвестил, референт, не менее удивленно смотря на замерших дуэлянтов, - Меч милсдаря Артура сломался, что соответствует правилу о потере оружия!
Публика недовольно загалдела, однако, как сказал человек-в-сиреневом, все было честно, хотя Артуру казалось, что не совсем.
- Жулик, - тихо сказал Артур, бросая обломок меча к ногам Болгаара.
- Возможно, но победа за мной, - ухмыльнулся Бык.
Юноша плюнул ему под ноги и развернувшись удалился на террасу к краснолюду, который выглядел раздосадованно.
- Просси, Арт*ик*тур, - сказал он, - Я думал, ты ентого ща быссро отделаеш’, а он вона как… аж меч с’омал… Силен, видать!
- Силен, да в другом, - ответил юноша, надевая свой пояс с мечом, - Лучше налей и мне, а то в горле пересохло.
- Вот это ты дело гришь, паря! – сказал краснолюд, наполнил одну из близстоящих кружек пивом из бочонка и передал присевшему рядом Артуру.

Отредактировано Артур Стoмма (2019-08-05 13:21:08)

+4

24

Трактир "У пьяного змия"
[indent=1,0]Трактир жил своей обычной жизнью - толпы народа, простенькая, но приличная кухня, не шибко высокие цены. Будь он расположен где-нибудь в центре Гелибола, народу было бы ещё больше, только вот зачем? И без того комнаты к концу свободные подошли, впору подселять всех и всюду! Юрген Пьяный Змий уже давно начал приглядываться к постояльцам. Например, к рыцарю, что который день кряду снимал комнатушку. Трактирщик взял плату вперёд, "забыв" уточнить про доплату в период ярмарки. Этот постоялец не казался тем, кто так просто готов отдать лишнюю монету просто так. Не сквалыга, но и не любитель сорить деньгами. Конечно, кто в здравом уме потерпит подобное? Однако Юрген не первый день держал трактир, а потому прекрасно знал, что в канун ярмарки больше негде селиться, и любой, кто не желает ночевать в канаве, просто вынужден расстаться с очередными монетами. Ну а раз господину рыцарю некуда деться, Юрген готов пойти навстречу. "Пожалуй, утром подойду к нему с предложением, - рассуждал Пьяный Змий. - Куда ему такая комнатища? А если лавку втащить для спанья, то и второго подселить можно постояльца. Чай, потеснится, зато платить меньше станет. А мне-то всё одно польза! А ещё девку эту можно выпереть, пусть к голубоглазому просится - вон как защебетали да в комнатку упорхнули!" Донельзя довольный своими придумками по высвобождению двух комнат, Юрген Пьяный Змий продолжил свою нехитрую работу, негромко насвистывая простенькую мелодию.
[indent=1,0]- Что сегодня? - хмуро спросил один из посетителей, привалившийся к стойке спиной. Лицо его было самым обыкновенным, одежда - простой, и это всё не давало зацепиться глазу. На такого сколько ни гляди, не запомнишь. Просто человек.
[indent=1,0]- Компании сидят дружные, многие изволили гулять. Ярмарка - чудесное место для тех, кто ищет зрелищ и диковинок, - спокойно проговорил Юрген, наливая полный кружку пива и ставя неподалёку от гостя. - Видите того господина в плаще с глубоким капюшоном? Слыхал, он ждёт друзей. Заезжий, любопытный и, полагаю, с интересным медальончиком.
[indent=1,0]- Да неужели? - вскинул бровь посетитель, принимая кружку. Потягивая хмельной напиток, он не смотрел ни на кого конкретного. Допив же, мягко опустил кружку на стойку, а рядом оставил несколько крупных монет, словно не пива выхлебал, а половину всех комнат на месяц снял. - Что ж, вечером ещё зайду, - многообещающе заметил он и ушёл прочь.

[indent=1,0]Не замечал одинокий посетитель за трапезой, как даже от небольшого кусочка блюда или маленького глоточка пива голова тяжелела, а ясность мыслей становилась всё обманчивее. Когда в дверном проёме возникли трое мужиков простецкого вида, едва ли отнёс их радостное восклицание на свой счёт. Ещё глоток... Троица же весело сквозь весь зал ломанулась к нему.
[indent=1,0]- Вот ты где, дружище! - низкоголосо проревел один, хлопнув посетителя по плечу. - А мы тебя повсюду ищем! Все корчмы оглядели (и попробовали), а ты здесь! Идём скорее, там мы такого коня на торгах приглядели! Идём же!
[indent=1,0]Если посетитель и был недоволен таким поведением друзей, то никто того не заметил. Возжелай же он сопротивляться тому, как те буквально подхватили ведьмака под локти и повели к выходу, всё равно ничего больше лёгкого, практически незаметного дёрганья, не получилось бы, сколько сил не вкладывай. Но трактир не заметил этой потери, освободившееся место было ловко прибрано подавальщицей и приняло новых людей. Юрген Пьяный Змий даже не смотрел на это всё, а вовсю раздавал указания. Скоро должна была освободиться ещё одна комната.
[indent=1,0]- Что за игра на сухое горло?! Пива сюда и медовухи дамам...е! - громко прокричал кто-то со стола, на котором активно велась какая-то игра, а пустая кружка припечаталась к столу.
[indent=1,0]Не прошло и трёх минут, как юркая подавальщица с кувшином да полной медовухи кружкой явилась к столу.

    Улицы Гелибола неподалёку от трактира "у Пьяного Змия"
[indent=1,0]- Булочки, горячие булочки, свежие! - орала тётка, с лотком бродя меж рядами лавок. Дивный аромат выпечки завлекал людей. - Конвертики с яблоком, треугольники с брусникой, маковые рогалики, капустные пирожки!
[indent=1,0]Тётка не раз уже прошлась по улице, не раз пополняла в лавке лоток. А пару раз в мешочек упало и по несколько монет драгоценных, но никому до них не добраться - лоточница умело прячет богатство от карманников.
[indent=1,0]Хорошо торговля шла! Каждый нет-нет, да покупал себе булку, пирожок, ватрушку, баранки хватали...
[indent=1,0]- Господин, не желаете ли купить своей спутнице пирожок? Ягодные есть, капустные, мясные! И себе заодно! Всё свежее, с пылу - с жару, и свечи не прошло, как из печи достали! Сущие гроши, а счастья на крону! Ну же, не скупитесь!

    Одна из рыночных площадей Гелибола
[indent=1,0]— Да начнётся поединок! - торжественно произнёс распорядитель боёв Курт, и после того, как прозвенел гонг, незаметно покинул ринг, оставляя бойцов один на один.
[indent=1,0]Он был очень доволен Неприкасаемым - тот всегда собирал толпы зрителей. А в этих толпах бродили мальчишки, собирая ставки. Болгаар не был непобедимым, не раз толпа имела возможность лицезреть победу других бойцов - наёмников и рыцарей, ремесленников и купцов. И не всегда ведь подставным проигрывал! Курт был рад всегда посмотреть на настоящий зрелищный бой, однако очень дорожил здоровьем Болгаара - в пылу схватки иные готовы позабыть про то, что это лишь игра, а не битва. И лучше не искушать судьбу.
[indent=1,0]А поединок тем временем начинался.
[indent=1,0]Зрелищен был бой против Стоммы, а как радовались зрители! Впрочем, славу наглецу отдавать Болгаар не захотел, а потому рискнул-таки раскрыть свой козырь. В очередном ударе преломил он меч соперника, вызвав недоумение и восторг со стороны толпы.
[indent=1,0]На ринге тем временем бои не прекратились - прямо после боя некого Артура Стоммы из Третогора на ринг вышел какой-то тощий мальчонка, едва поднявший меч. Правда, в середине боя с ринга его увёл разгневанный мужик - оказался парень девкой, вот толпе потеха! А после на ринг заступил кто-то с наёмничьей рожей... А потом ещё, ещё, ещё люди... И следующий по-настоящему захватывающий бой выпал некому господину с фигурой воина.
[indent=1,0]Со стороны это было дивно - сталь выплетала кружева, звенела и сверкала. Поначалу Болгаар бился только ради зрелищности, однако запоздало понял, что соперник не из тех аристократских выкормышей голубых соплей, что носят ножны лишь для виду и кичатся мясом заместо умения. С этим осознанием постепенно ушла и картинность движений, сменившись расчётливостью. Ран Болгаар Неприкасаемый не боялся, но ломать меч не рискнул - сегодня повторять трюк нельзя, только завтра, когда зрители все новые будут.
[indent=1,0]"Дьявол, как же тяжело по-настоящему защищаться, опасаясь ранить соперника!" - думал он, парируя. На таких скоростях уже трудно выбить оружие, не сломав руку соперника, а кому это надо? Но сдаваться рыцарь не желал. Вот ещё, будет какой-то наглец пировать! В одну из атак меч Болгаара плашмя врезался в голову соперника. Оглушённый, поединщик осел на землю.
[indent=1,0]На пару мгновений воцарилась тишина.
[indent=1,0]- Что ж, это бой, а в бою бывает всякое! - ничуть не растерявшись проговорил возникший на ринге распорядитль Курт. - Не стоит переживать, смельчак лишь без сознания. Есть кто из его друзей? Нас сопровождает жрица Мелитэле, к ней и отнесут проигравшего! А кто сказал, что здесь шутки шутят?
[indent=1,0]Пара крепких мужчин подхватили бессознательное тело поединщика и понесли прочь от ринга - подальше от центра площади, аккурат у стены дома, располагалась палатка, в которой хранилось нехитрое снаряжение и имелось несколько лежаков для раненых - до постоялых дворов от площади далеко, а травмы часты. Уж сколько порезов пришлось жрице залечивать! Пока распорядитель боёв озвучивал начало следующего поединка, жрица Мелитэле успела осмотреть голову неудачливого поединщика, стараясь лишний раз не касаться своего кошеля, в котором звенела горсть монет.
[indent=1,0]- Ваш друг скоро очнётся, ничего опасного, - заверила она юношу, что сопровождал побеждённого. Тот был при доспехах, но сам не стремился выйти на ринг, да и продолжать следить за поединками не захотел. - Не желаете ли угоститься отваром?

Игрокам

[indent=1,0]Господа, дамы, первый мастерский.
[indent=1,0]Игроки получили некие советы, если кто-то что-то не понял, спрашивайте Ванадайна.

+6

25

[indent=1,0]Сэверин мог только наблюдать за тем, как проходит поединок. С виду всё казалось довольно-таки достоверно. Либо противник Болгаара был не подставным, либо уж очень хорошо играли. Ведь для простого человека из толпы этот противник держался слишком уж хорошо. Быть может его вёл тот же порыв, который заставил и рыцаря прославленного ордена сойтись с человеком, что сражается на рыночных площадях за деньги на потеху простому люду, прикрываясь рыцарским титулом. Но, что было довольно предсказуемо, бой окончился в пользу непобедимого бойца и точно так, как говорил ещё совсем недавно Теобальд - меч противника попросту сломался, что автоматически считается за поражение. Это было даже хорошо, ведь шансов, что противник Сэверина предпримет этот нечестный приём дважды за один вечер был очень мал. Следующим на ринг проскочил какой-то мелкий наглец, который и меч-то в руках никогда не держал. Не нужно было быть обученным воином, чтобы увидеть это. А после оказалось, что юнец тот девушкой оказался. Толпа потешилась, а бои продолжились. Болгаар одерживал одну победу над другой. Не чета ему было местное мужичьё, что покрасоваться захотелось. Бык, казалось, даже не вспотел, побеждая их одного за другим. Но, наконец, подошла очередь Леруа выходить на арену.
[indent=1,0]- Имя, - устало спросил распорядитель у подошедшего мужчины.
[indent=1,0]- Вогдан я, лесоруб местный, - усмехнулся Сэверин, хитро поглядывая на своего оппонента.
[indent=1,0]После объявления выдуманного рыцарем имени, ему вручили меч и вывели на арену. Услыхав, что перед ним лесоруб обычный, Бык выпятил грудь, да нос задрал, предчувствуя очередную лёгкую победу. И поначалу Леруа даже подначивал Болгаара, желая усмирить гордыню шута, что рыцарем себя называет - сделал Сэверин вид, что слишком тяжёл меч для него, да неуклюже он с ним обращается. Но стоило лишь начаться бою, как рыцарь Белой Розы вмиг оставил всю показушную неуклюжесть. Первый же удар противника парировал и тут же пошёл в стремительную контр-атаку. То ли бахвальство, то ли самонадеянность играла в крови Леруа, но не пользовался он шансами, что предоставлял ему противник, то отводя меч слишком далеко в сторону, открываясь, то равновесие на мгновение теряя. Почувствовав превосходство, Леруа позабыл об осторожности, за что и поплатился - противник сумел подстроиться и начинал давать достойный отпор. Это мог быть зрелищный и интересный бой, если бы Сэверин дрался всерьёз, а не желал покрасоваться, демонстрируя своё превосходство. Да настолько зазнался оскорблённый рыцарь, что меч, плашмя летящий прямо в голову, заметил слишком поздно, стремясь опередить Болгаара и достать его. В глазах заискрилось, мир пошатнулся, а после и вовсе погрузился во тьму. Но перед тем как отрубиться, Леруа успел понять в чём была его ошибка и даже смог мысленно выругать самого себя.

+4

26

Мужики скалятся, переглядываясь между собой, - девица явно глупая и охочая до местных сплетен, - закидывают собеседницу пустыми фактами, надеясь запутать да отвлечь, чтобы игра и дальше складывалась в их сторону, вот только у Адемейн сейчас были хорошие карты, а все остальное – банальный спектакль. Корчмарь вряд ли станет распространяться на тему пропажи людей, учитывая, какую выгоду он получает от близящейся ярмарки.
- И что же? Неужели никто не хватился этих ребят? – Она внимательно посмотрела на соигроков, переводя взгляд серых глаз с одного на другого, подмечая малейшую реакцию с их стороны.
- Да кто ж хватится? Не так и много их пропало, и, кто знает, может они вовсе и не исчезли. – Пожал один из них плечами и тут же получил ощутимый тычок под ребра. Они планировали ещё немного попудрить мозги молоденькой девице, но нет. – То есть, я хотел сказать…
- Ты сказал то, что сказал. Я тебя услышала. – Голос звучал холодно и совсем по-взрослому, разом содрав вуаль инженю с блондинки.
Она переложила пару карт в другую сторону и вздохнула. Пора было заканчивать, но оставалось ещё несколько вопросов. Теперь, зная такой факт, она с легкостью сможет надавить на хозяина этой таверны и получит более свежую информацию, к тому же, скорее всего, он будет в курсе, кто готов отвалить мешок монет за решение местной проблемы. Улыбнувшись простакам, Дейдра откинулась на спинку стула и обвела взглядом полный, трапезный зал.
Гул голосов не отвлекает, смех создает приятную, уютную атмосферу, ароматы еды дразнят, а острые нотки алкоголя намекают на то, что многим завтра будет вовсе не до ярмарки. Усмешка сама возникла на лице женщины и, в момент, когда она уже было, собиралась вскрыться, увидела странную фигуру за одним из столов, на границе света и тени. Глубоко надвинутый капюшон, из-под которого торчала нижняя часть лица, но даже так внимательный взгляд княжны заметил чуть приподнятую верхнюю губу, - шрам стянул кожу, из-за чего появился «оскал»,- сверкающие глаза, явно желтые, ловящие любые отблески неровного огня. Она чуть напряглась, выпрямилась, а затем, спустя несколько секунд, растянула губы в улыбке. Уверенная в том, что ведьмак является её Предназначением, она всегда, каким-то странным, мистическим образом, могла узнать его. Что ж, значит, все-таки, судьба.
Карты легли на стол, ровной линией, рубашкой вниз, вызвав у оппонентов тихий, разочарованный вдох. А после, когда они немного отошли от столь резкого поворота событий, полетели тихие ругательства, кто-то резко хлопнул сложенными картами по столу, приправив это уже более изысканными матами.
- Было очень приятно с вами сыграть, господа, - с елейной улыбкой произнесла Адемейн, сгребая выигрыш, лежавший посередине, в свою сторону. Две стопки монет, одно кольцо с печаткой, отвратительного качества, в общем-то, она ни на что и не рассчитывала. – Но мне уже пора. Благодарю за информацию.
Наверное, мужчины не отпустили бы её, вся эта ситуация, настолько щекотливая, что могла обернуться обычной дракой. Увы, они были местными, и ругаться с корчмарем за учиненные беспорядки не собирались, и правильно сделали. Вскочив вслед за женщиной, один из них было потянулся за пазуху, нырнув рукой под отворот куртки, но остальные, видимо, более сообразительные, успели его вовремя остановить. Поругиваясь, они зыркнули в сторону одного из столов, где сидели какие-то ребята, явно им знакомые и, что не менее важно, куда как авторитетней. Блондинка, чуть прищурившись, осмотрела мужчин, проводила взглядом своих соигроков-неудачников и встала.
Наконец-то она поднялась, завязывая мошну и пряча её подальше от ловких рук местных щипунов. Закончив со своими делами, осмотревшись, она было двинулась в сторону стола, за которым сидел Эскель, но его уже там не было. Нахмурившись, женщина осмотрелась, в поисках знакомой фигуры, укутанной в плащ, и заметила его повисшего на плечах двух амбалов, увлекающих мужчину к выходу. Дейдра двинулась следом. Насколько она помнила, ведьмаки редко обзаводились крепкой дружбой вне своих школ, а тем более в таком городке, как Гелибол, где он даже не скинул своего капюшона, прекрасно зная, как на него смотрят и как его встречают, учитывая внешность и мутации.
Бывшая княжна быстро идет следом, останавливаясь, когда кто-то из гуляющих резко выруливает из-за колонны или встает из-за стола. Выскочив на улицу, осмотревшись, она двинулась в сторону ближайшего перекрестка. Снаружи таверны народу было мало, но вот приметной троицы она так и не обнаружила. Что за черт?

+5

27

Рыночная площадь Гелибола

Выпив ещё по пинте пенного, Артур и Рудар уже приготовились воротиться в «Мантикору», ведь похоже, что поединки против Болгаара уже не будут интереснее того, что они уже видели. Очередной поединок закончился победой самопровозглашенного рыцаря, хоть все и высмеяли девчонку, рискнувшую выйти против Болгаара, а вот последующий, с неким рослым мужиком назвавшимся лесорубом Вогданом, хоть и начался интересно, закончился крайне неожиданно. Артур, хоть и будучи под действием хмеля, даже удивиться не успел. Видимо этот Болгаар и правда не плохой фехтовальщик, пусть и мошенник. А сам мужик, что вышел супротив него, на лесорубы был не похож. Уж скорее на рыцаря, настоящего. Почесав бородку, как он это обычно делал, юноше подумалось, что возможно он слегка переоценивает свои таланты.
- Слыш, Артур, - краснолюд ткнул его пальцем, - Я тут кой чего подслушал, пока ты, ну… Вобщем, ентот Болгаар не рыцарь ваще, а актёришка, да и меч, кой он те сломал на самом деле порченый…
- Да… я догадался, - сказал Артур, смотря, как “лесоруба” уводят в палатку неподалеку, - А этот мужик? Вроде на кмета не похож.
Рудар пожал плечами.
- Рыцарь, да и друг евонный тож, - сказал он, указывая на сопровождающего, - Точно те г’рю, у меня нюх на таких.
Артур снова почесал бородку. Пожалуй у него была пара вопросов к этим господам.
- Ты к’да? – спросил Рудар, заметив, как Артур поднялся со своего места.
- Засвидетельствую свое почтение, - усмехнулся Артур, приглаживая волосы на висках, - Возвращайся в “Мантикору”, я скоро буду.
Краснолюд спорить не стал, тем более, было бы с чем, поэтому Артур побрел вдоль дома, мимо галдящего люда, к палатке, куда унесли рыцаря побежденного. Однако зайдя внутрь, юноша с удивлением обнаружил, что в палатке, кроме жрицы Мелителе, никого не было. Ни намека, ни следа.
- Все в порядке, сын мой? Ты не ранен? – спросила она, улыбаясь и обращая на юношу своё внимание.
- Э… Нет, всё хорошо, матушка, - ответил Артур, - Я просто… искал своих товарищей, я приметил, что их привели сюда.
Юноша, конечно, врал, но сейчас это было необходимо, иначе ему бы вряд ли что-либо рассказали.
- О… вашим друзьям стало лучше, посему они уже удалились, - ответила жрица, всё так же улыбаясь.
Что-то в этой улыбке Артуру не понравилось.
- Вот как… отлично, тогда… думаю, я встречусь с ними завтра, - ответил юноша, что-то странное было в этой женщине, - Благодарю за помощь, матушка.
- Ну, что вы, не стоит благодарности, - ответила она, - Да благословит вас великая Мать!
- Да будет так, - ответил Артур и поспешил удалиться. Он не знал почему, но сейчас находясь в присутствии этой жрицы юный Стомма не чувствовал умиротворения, теплоты или нежности, которая обычно исходит от всех жриц культа Мелителе. Скорее он чувствовал напряжение и тревогу.
«Что за дьявольщина?» - подумал Артур, невольно сжимая рукоять меча.

Постоялый двор «Золотой мантикор»

По возвращении, Артур первым долгом рассказал всё, что видел Рудару, который ждал его на первом этаже «Мантикоры». Краснолюд, хоть и будучи под мухой, выслушал юношу внимательно, даже не перебивая.
- Ты сурьёзна? – удивленно спросил Рудар, вылупляя зенки на Артура.
- Да!
- Ваще никого?
- Да!
- Вот! Я ж г’рил те, а ты не верил! – хлопнул по столу Рудар, - О-хо-хо, мою чуйку не прое… пропьёшь!
- Это не повод для радости, Рудар, - сказал Артур, - Два человека растворились в воздухе, хотя может и не два, кто знает сколько уже… Да и ещё жрица эта…
- А что с ней? – спросил краснолюд, внимательно смотря на юношу.
- Не знаю… было в ней что-то странное,- ответил Артур, почесав старый рубец на плече, - Будто и не жрица это вовсе.
Рудар вздохнул, почесав в затылке. Он пока не понимал тех противоречивых чувств, что испытал Стомма при встрече со жрицей.
- Мож показалос? – спросил он, неуверенно.
- Нет… Точно, не жрица она, самозванка, - ответил Артур, хмурясь.
Рудар снова умолк, затягиваясь трубкой. Несколько минут они сидели в тишине. Стомма даже не притронулся к кружке пива, что ему принесли, а просто сидел и смотрел, как оседает пена.
- Паря, знаешь чё? Д’вай-ка пойдём на бок'вую, - сказал, наконец, краснолюд, - Утро, вечера, как г’рится, а утром, на чистую голову, поудма’м ещо.
Артур кивнул. Всё-таки смысла сидеть и смотреть в одну точку, тоже не было, так можно и с ума сойти. Хотя поднявшись в свою комнату и понадёжнее заперев дверь и занавесив окно, юноша понял, что сегодня ночью не выпустит меча из рук.
На всякий случай.

Отредактировано Артур Стoмма (2019-08-16 00:11:39)

+3

28

Улицы Гелибола неподалёку от трактира «у Пьяного Змия»
[indent=1,0]На улицах Гелибола было людно, но, вместе с тем, город еще не наполнился тем количеством людей, которые создавали плотную толпу, а потому можно было бы сказать, что их прогулка с Ильеной складывалась относительно приятной. Гилдарт и Ильена плыли в общем потоке обывателей и гостей города, посматривая по сторонам. На свое удивление, сегодня Гилдарт ощущал себя более усталым ,чем обычно, хотя и не показывал это своей собеседнице. Вообще это чувство было для него странным, оно все разрасталось и пускало в нем корни после того, как оба волколака вышли на улицу, и тут даже не помог северянину прохладный ночной воздух и ароматы предстоящего празднества, наполнявшие город. Общий поток вел их к «Золотому мантикору», около которого видимо происходило нечто интересное. Но когда оборотень увидел сцену, к которой стремятся гуляющие зеваки, и бьющихся на мечах людей, предчувствие настойчиво потянуло его в иную сторону, прочь от этого места. Ничего хорошего от скопления людей и потасовок не стоило ождать, тем более не стоило принимать в этом участие. Гилдарт опасался ненароком разбудить зверя как в себе, так и в спутнице, а сегодняшнему вечеру это было ни к чему. Вытянув Ильену за руку из бурного потока гуляк, Гил поделился с ней своими соображениями и двинулся в направлении дальше по улице, навстречу иным возможностям, которые предлагал этот город сегодня. Ходить между прилавками с товарами было не слишком интересно, а потому прямо туда с девушкой он не стремился, разыскивая взглядом еще что-нибудь интересное, что не могло пахнуть кровью или спровоцировать хищников как-то иначе. Но искал в этом городе не только он, и не только это. В него, как и во многих прохожих, вцеплялись жадные взгляды тех, кто хотел подзаработать на праздно шатающихся потенциальных покупателях. Потеряв некоторую долю бдительности с одной такой женщиной, что разносила вкусно пахнущие пирожки, волколак едва не столкнулся, он просто вовремя притормозил в нескольких шагах. Не избежав внимания лоточницы, громко возвещавшей всем вокруг про свою ношу, которую она предлагала зевакам. Волколак выслушал ее, после взглянув на Ильену. Усталость предательски навевала мысли о голоде, и оборотень все-таки решился воспользоваться подвернувшейся возможностью перехватить что-нибудь на ходу.
[indent=1,0]- А давай. – Волколак ухмыльнулся и потянулся в карман. – Один с мясом и…
[indent=1,0]Оборотень улыбнулся подруге.
[indent=1,0]- Тебе какой, Льена? - Весело окликнул он волчицу.
[indent=1,0]Гилдарт подождал пока его новая знакомая что-то выберет, решив твердо не есть в одиночестве, после чего расплатился и был, вместе со своей спутницей, таков, сразу же вручив волколачке покупку. Он отвел ее в сторону, расположившись поодаль от оживленной улицы и движения, надеясь на спокойствие под навесом одной из закрытых пока еще палаток, и вгрызся в теплое мягкое тесто, открывая от пирожка первый кусок. Тепло грело руки и благотворно действовало на желудок, опустившись в него. Пирожок был не плох, очень неплох, просто на удивление неплох. Гилдарт продолжил разговор:
[indent=1,0]- Хотел бы я сейчас оказаться за пределами этих стен. Хорошая ночь, неплохой праздник и еда, но свободу и звездное небо там, где ты можешь не играть в человека, это не заменит.
[indent=1,0]Луна ухмылялась где-то высоко в темно-синем море небес.
[indent=1,0]- А ты? Как ты справляешься с этим?
[indent=1,0]Гилдарт потянулся и едва не зевнул. Уж больно его разморило в этот вечер. Прямо скажем, неестественно. Ответа девушки он так и не услышал, то ли из-зав усталости, то ли она действительно не ответила.
[indent=1,0]- Ильена?

Отредактировано Гилдарт (2019-08-18 20:31:10)

+4

29

[indent=1,0]Вопрос на секунду повис в воздухе, что комнату наполнял. Льена только и успела подумать, что, ввиду ее резкого желания сбежать, он звучит как-то глупо, неправильно, может быть даже жалко. А мужчина, внезапно, согласился. Быстро, будто даже не раздумывал, будто только этого и ждал. Его удивление, как и любые сомнения, остались совершенно незамеченными волчицей.

[indent=1,0]Город встретил их мерцающими звездами, разнородной и веселой толпой, гомоном сплетающихся голосов. Ночной воздух, пропитанный ароматом надвигающегося празднества, неплохо отвлекал от запаха зверя, въевшегося в кожу Гилдарта. Не сказать, чтобы близость собрата напрягала Льену, раздражала ее... скорее, наоборот. Но эта симпатия, продиктованная волчьей природой, притяжением к себе подобному, вступала в бой с иным инстинктом. Столь же звериным и столь же сильным. Потому, возможность вдохнуть свежий воздух была как нельзя кстати. На улице волчица заметно расслабилась, а их разговор потек в более приятном и спокойном русле. Она даже не возражала, когда Гилдарт ухватил ее за руку, утягивая из толпы людей, пускай махание мечами и заинтересовало бойкую охотницу. В иной день она не прочь была бы утереть нос самоуверенным мужикам. Но сейчас предпочла согласиться с доводами своего спутника, чувствуя перед ним некоторую вину за постыдное бегство из его комнаты.
[indent=1,0]- С мясом, - не раздумывая, повторила дочь псаря. Какой волк в своем уме мясу предпочтет ягоды или, тем более, капусту?
[indent=1,0]Угощение приятно грело пальцы, а запах щекотал ноздри, слегка напрягая, но куда больше напоминая о волчьем голоде. Следуя примеру Гилдарта, впиваться в добычу девка не спешила. Вокруг довольно людно было, пихнет кто под руку, и все, поминай как звали пирожок. Вместе со спутником в более спокойное место отошла.
[indent=1,0]- Спасибо, Гилдарт. Теперь уже я тебе должна буду пиво купить. В благодарность, - улыбнулась мужчине волчица, после чего едва ли не урча от удовольствия впилась в угощение. А, когда то закончилось, еще и пальцы, запачкавшиеся мясным соком, облизнула довольно. В детстве бы непременно за подобное поведение получила бы подзатыльник от матери и несколько часов нудных рассуждений о том, как приличные девушки себя за столом должны вести. Удивительно, но сейчас Льена иногда даже скучала от этой сварливой ругани. Очень иногда.
[indent=1,0]Вместе с ощущением сытости и какая-то странная сонливость к Льене пришла. Может быть потому, что сейчас еда слишком легко в руки попала, без необходимости сначала гоняться за ней по лесу... Все равно слишком быстро. Вопрос Гилдарта прозвучал будто бы в тумане. Она хотела было что-то сказать, но язык не слушался. Точно также, как и руки да ноги, которые будто бы свинцом налились. Волчица только и успела несколько шагов, прежде чем сон окончательно победил ее.
[indent=1,0]Ответом на оклик Гила был глухой звук падения.

+2

30

Улицы Гелибола неподалёку от трактира «у Пьяного Змия»
[indent=1,0]Волколак съел все до последней крошки. Возможно, будь этот злосчастный пирожок дрянным, волколак был бы более внимательным к еде. Или же Гилдарт действительно был так голоден, что тот казался ему очень уж вкусным, и поэтому даже не задумываясь он продолжал разговор и делился своими мыслями со спутницей. Он вдруг ощутил желание пробежаться в прохладной осенней сырой мгле леса, подальше отсюда. Возможно, загнать какую-нибудь добычу, а не лениво вгрызаться в теплое тесто, принесенное прямо под нос. Несомненно все было приятно, но что-то внутри ему подсказывало, будто бы вся леность проводимого с волчицей вечера не свойственна его породе. Луна словно бы знала, что что-то в этом городе не так, и крысилась на своего нерадивого сына. Он, ведь, был прав. Лучше бы ему было оставаться за этими стенами сегодня. Что ж, шумные праздники, обилие запахов, яркие флажки и близость самки действительно сбивают с толку даже неглупых волков. Не было бы Ильены - возможно так легко бы оборотень не угодил в расставленные кем-то сети.
Гилдарт не сразу понял в чем дело. Он даже не сразу сообразил, что Ильена потеряла сознание, и, разумеется не смог ее поддержать во время падения. Он просто ответил на ее предложение о повторении пива, из последних сил разлепляя глаза и надеясь, на то, что движение прервет накатывающую усталость.
[indent=1,0]- Ну да, ночь только началась. – Лениво зевнул он, ощущая, как его окончательно сморило и призывая к действиям спутницу. – Надо бы двигать отсюда. Быть может и пиво там будет получше.
[indent=1,0]И тут оборотень все понял. Ильена уже не отвечала, а самое страшное – просто неестественно для любого существа упала наземь и потеряла сознание. Волколак наклонился, чтобы поднять ее, но и его стало давить к земле все сильнее. «Это… плохо…» - Только и сумел подумать он, - мыслить ему тоже было крайне тяжело, - понимая что вместо того, чтобы поднять подругу и встать с четверенек, он инстинктивно уперся на все конечности подле нее, помотав головой в тщетной попытке отогнать сон, а потом сознание унесло куда-то далеко.
[indent=1,0]А люди вокруг все продолжали гулять. Никто из них не обращал внимание на два свалившихся у пустого лотка тела. Знамо дело, напились до беспамятства. Такое случается сплошь и рядом.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава IV: И пришла война » Тёмной тропой по серебряной нити