Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Урок хороших манер


Урок хороших манер

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: 15 июля 1264 года.
Место:  Редания, владение Червы, что близ Гор Пустельги.
Действующие лица: Ласка и Эйк из Денесле.
Описание: Намереваясь помочь старому другу избавиться от зла, укоренившегося в его землях, рыцарь Эйк из Денесле направился в Червы, небольшое владение на краю Редании.
Однако, было бы неинтересно, если бы сложность предстоящего мероприятия заключалась только лишь в борьбе со злом. Подтверждением этому, послужит третье важное действующее лицо данной истории. Встречайте: авантюристка, искательница приключений и умелый вор – Ласка.

http://sh.uploads.ru/t/Xr2dq.jpg

Отредактировано Эйк из Денесле (2019-02-24 22:30:19)

+1

2

Червы – маленькое владение близ Пустульских гор.
В это время года здесь было особенно красиво: перекинутая через бескрайние зелёные поля дорога, крошечные постройки по бокам, создающие ощущение уютной цивилизованности, и в то же время, достаточно далёкие от людской суеты. А на горизонте - величественные горные массивы, из которых, тот тут то там, вырастают прекрасные замки местной аристократии.
К одному из этих замков в настоящий момент, держал путь Эйк из Денесле. Странствующий рыцарь, поборник Добра и Справедливости, посвятивший свою жизнь борьбе со злом.
Попрощавшись со своим товарищем и соратником Теобальдом де Фэном, которого долг позвал на родину, в Аэдирн, рыцарь Эйк надолго задержался в срединных землях Редании, где ему довелось принять в участие в небольшом походе, организованном властями против тварей, поселившихся в местных канализациях. Событие было довольно громкое, и вести о нём быстро разнеслись по всему королевству.
В результате, спустя без малого неделю, рыцарю из Денесле случилось встретить на своём пути гонца со срочным сообщением специально для него.
Старый друг господина Эйка, барон Казимир фон Вейрах, хозяин Черв, известный также как Рыцарь Пылающего Сердца, прослышав о том, что его приятель навестил земли реданской короны, пожелал воспользоваться оказией и увидеть Эйка у себя в гостях. Кроме того, он упомянул о весьма деликатном деле, для решения которого требовалась помощь опытного воина, имевшего дело с явлениями сверхъестественного характера.
Реакция рыцаря на данное сообщение была однозначна. Речь шла не просто о дружеской услуге, а о доселе неведомой угрозе мирному населению Черв, которую необходимо было пресечь на корню.
Развернув морды своих коней с севера на восток, Эйк из Денесле двинулся к Горам Пустельги.
Проскакав несколько дней и ночей, мужчина увидел, как на горизонте замаячила горная гряда. Постепенно увеличиваясь, она превратилась в огромную стену, чьи края были сокрыты от смотрящего.
И вот, когда до гор было уже рукой подать, Эйк увидел замок, чья красота поразила бы любого наблюдателя.
Несколько островерхих башен, чьи шпили устремлялись в небеса. Повсюду реяли красочные знамёна со стилизованными красными сердцами, объятыми языками пламени. Точёные зубцы белокаменных крепостных стен, чья кладка, казалось, была совершенно свежа, несмотря на то, что замок Герц украшал Пустульские горы уже полтора столетия.
Подъезд к замку был представлен могучим каменным мостом, под которым шумно текла быстрая горная река.
Лошади Эйка не успели приблизиться к мосту, как крепостные ворота сооружения с грохотом раскрылись. Спустя полминуты, на мост вышли встречающие: сам барон и несколько придворных. Все верхом. 
Барон любил эффектность.

+1

3

Барон Казимир фон Вейрах, хозяин небольшого владения близ Пустыльских гор, был широко известен тремя чертами, характерными для многих рыцарей, но лишь у него сплетенными в столь причудливое сочетание, что это не могло не поражать. Во-первых, он был добр. Его поступками руководила не столько справедливость, требующая следовать правилам и наказывать провинившихся, сколько милосердие, утверждающее, что каждый достоин прощения. Замок барона был полон не только породистых собак и коней, но и самых обычных дворняжек, которых он из жалости забирал себе. Во-вторых, Казимир фон Вейрах любил некую помпезность, стремясь представить свои пусть и небольшие, но весьма красивые владения в самом выгодном свете. Комнаты замка были украшены чудесными картинами, статуями и коврами, а шкафы не ломились от вычурной одежды лишь из-за того, что многие вещи, приходя в малейшую в негодность, отдавались  слугам. И, в-третьих, барон отличался крайним суеверием, находя смысл даже в самых странных поверьях. Вне зависимости от места пробуждения, он вставал только с правой ноги и всегда носил с собой амулет, еще до женитьбы подаренный ему красивой знахаркой, что жила на его землях. Помимо прочего, благородный рыцарь не дурак был выпить, периодически, разумеется, перебарщивая с этим делом, однако по понятным причинам эта черта не вошла в список егоотличительных особенностей. Однако она, наравне и с остальными тремя, привела к тому, что однажды Казимир фон Вейхар вернулся в свой замок вместе с тощим мальчонкой, чье лицо на первый взгляд казалось перепачканным в грязи. При ближайшем рассмотрении сразу становилось понятно, что природа просто наградила ребенка весьма смуглой кожей и светлыми сухими волосами, через которые пробивалась отчетливая рыжина.
Барон Казимир при всем своем дворе объявил, что с этого самого дня мальчик по имени Арг является его оруженосцем. Он велел слугам вымыть, причесать и накормить ребенка, но справиться удалось лишь с последним поручением. Юный зерриканец напрочь отказался от помощи в столь важном деле, как приведение себя в порядок, заперевшись в комнате с бадьей. Спустя час, что показалось слугам вечностью, вышел похожим на человека. В одежде по размеру, с короткими волосами мальчишка производил вполне благоприятное впечатление. Однако, как выяснилось, воспитания у него отсутствовало как класс. Поставленную еду паренек проглатывал словно голодный волчонок, сверкая на все своими большими глазами с не по-мальчишески длинными ресницами. Пришедший посмотреть на воспитанника барон лишь умилялся сему зрелищу, говоря, что в нем видна зерриканская кровь. И что, возможно, огонь, текущий по венам мальчонки, поможет прогнать тот мрак, что затаился в замке...
С тех пор минуло несколько дней. Замок уже успел смириться с присутствием странного ребенка, практически не отходящего от барона. Тем более, что весь двор потрясло объявление о скором прибытии старого друга хозяина, сэра Эйка, поэтому времени судачить о маленьком оруженосце ни у кого не осталось.

Ласку это вполне устраивало. Ни разу за свою не слишком длинную жизнь она не думала о том, что однажды ей доведется стать чьим-либо оруженосцем. Более того, не так давно она даже не подозревала об их существовании. Как это получилось, можно было бы рассказывать долго и сложно, но описывая происходящее вкратце, достаточно сказать, что девчонке надо было достать одну вещи из замка. Какую именно - она не имела понятия, знала лишь то, что вещь эта дорогая и может обладать странными свойствами. Не смотря на свой предыдущий опыт работы с артефактами, Ласка все-таки рискнула согласиться на подобное задание. А Золотой дракон приложил свою лапку к тому, что барон, вероятно с пьяну, принял встреченную на пути зерриканку за парня и более не приглядывался к ней. Уже в замке Ласке пришлось более тщательно следить за собственной внешностью, используя косметику не для того, чтобы стать привлекательнее, а для того, чтобы добавить своей внешности налета грубости, свойственной будущим мужчинам. Волосы она та и не решилась обрезать, вместо этого каждое утро подкалывая их невидимками на подобии тех причесок, что были у многих мальчишек в замке. Не в первый раз притворяясь парнем, Сона, тем не менее, крайне волновалась, что пристальный взгляд какой-нибудь из служанок сможет опознать в ней кого-то иного. Однако, обошлось. В том числе из-за шума, который был вызван прибытием гостя.

В этот злополучный день Ласка наравне с другими близкими слугами барона вышла встречать рыцаря Эйка на мост. Под девочкой был самый маленький конь из тех, что нашлись в замке, с темной шкурой и весьма наглым характером. Поэтому встреча рыцарей пошла не столь драматично, как на то надеялся Казимир - в тот момент, когда его старый друг уже подъехал для приветствия, конь под девушкой, до того фыркающий, чуть дергающийся и мотающий головой, наконец встал на дыбы, оглушительно заржав, перебивая все произнесенные слова. Удержаться в седле зерриканке позволила лишь ловкость и ожидание столь подлого действия со стороны животного.

Отредактировано Ласка (2019-02-27 22:50:34)

+1

4

Двигаясь навстречу барону и его свите, Эйк ощущал целый букет из разных чувств и эмоций. То было и волнение, и радость от встречи со старым другом и боевым товарищем, и нетерпение узнать, что же за беда приключилась в его землях. Однако, связанный традициями и правилами воинского этикета, воитель из Денесле не позволял себе показывать всех эмоций.
В седле он держался прямо, даже чопорно. Доспехи и оружие по случаю встречи были отполированы до зеркального блеска, усы и бородка аккуратно подстрижены, а подбородок и щёки выбриты до синевы. Казалось, что даже Гнедок и Удалый, кони рыцаря, прониклись торжественностью момента, а посему двигались вперед как никогда грациозно. Шагать копыто в копыто им не давала только лишь разница в длине ног.
На середине моста, встречающие остановились. В двух метрах от них остановился и Эйк.
Спешившись, рыцари двинулись навстречу друг другу. Барон фон Вейрах ростом не уступал своему другу из Денесле. Зато вид его был куда как менее скромен. Парадный доспех цвета крови был инкрустирован камнями, резные пластины самой причудливой формы - покрыты диковинными узорами. В центре нагрудника выгравировано сердце, полыхающее словно факел. Казимир приходился Эйку ровесником, хотя выглядел немного старше. Этим он был обязан, во-первых, своему пристрастию к крепким напиткам, а во-вторых, своей манере добродушно щуриться и улыбаться во весь рот, следствием которой, с возрастом, стали глубокие морщины в уголках глаз и губ.
- Моё почтение, Ваше сиятельство, - уважительно наклонив голову, рыцарь поприветствовал товарища. В его движениях и манере держаться не было ни капли низкопоклонства, лишь полная достоинства вежливость.
- Эйк! Сама церемонность, - с улыбкой ответил барон, разводя руками. – Заканчивай ты с этой манерностью. Лучше поди да обними старого друга!
Смеясь, они обнялись подобно братьям после долгой разлуки. Насколько позволяли сделать это доспехи.
- Рад тебя видеть, друг мой, - тихо проговорил барон, глядя в глаза Эйку и пожимая его руку.
Торжественность момента, однако, тут же была нарушена раздавшимся из-за спины барона лошадиным ржанием.
Увидев вздыбившегося вороного коня, Эйк среагировал моментально.
Рыцарь подлетел к лошади сбоку и ощутимо хлопнул её по крупу. Почувствовав стимул, животное поспешило опустить передние копыта дабы рвануть вперёд, однако мужчина моментально схватил его за уздцы у самой морды. Недовольно фыркнув, жеребец потоптался на одном месте и прекратил дергаться.
  - Ну-ну, всё хорошо, - успокаивающе похлопав в по шее воронка, Эйк повернул голову, дабы посмотреть на всадника.
Вцепившись в узду, на спине коня восседал юноша. Смуглый и веснушчатый, он производил впечатление воробья-непоседы, усилившееся, когда тот посмотрел в глаза Эйка. В больших серых очах молодого человека плясали шкодливо-веселые огоньки. 
Определить возраст парня было весьма проблематично. Рыцарь мог бы с одинаковым успехом дать ему как четырнадцать, так и восемнадцать лет. На секунду, ему даже показалось, что в чертах и движениях юнца проскользнуло что-то девичье. Однако, стоило мальчишке вернуть равновесие, как вольготность его позы убрала всякие ассоциации с женским полом.
- О, Арг, я же сказал тебе быть осторожней с этой животиной. Ух! – фон Вейрах замахнулся латной перчаткой на морду коня, даже не думая, однако, бить испугавшееся животное. Вместо этого, он осведомился у парнишки, в порядке ли тот.
- Прости за инцидент, Эйк. – с искренним сожалением обратился Казимир к своему гостю. – И позволь представить тебе моего нового оруженосца. Его зовут Арг. Поприветствуй господина Эйка, Арг.
- Хорошо держишься в седле, Арг. – подавая руку молодому человеку вежливо отметил реданец. – Однако, когда лошадь встает на дыбы, лучше всего выпрыгнуть из седла, дабы не оказаться под ней.
- Ну, а встреча, пожалуй, затянулась. – с неудовольствием отметил фон Вейрах. – Друг мой, позволь мне пригласить тебя в мой скромный дом. Ужин ждёт!

Отредактировано Эйк из Денесле (2019-03-20 23:05:54)

+1

5

Ласка сжала бердами бока коня, наклонилась вперед, прижимаясь к шее, перехватывая поводья покрепче, не удержавшись все-таки от тихого испуганного писка, вспыхнувшего в воздухе всего на несколько мгновений и, к счастью, никем не замеченного. Спешившийся рыцарь оказался невероятно проворен для человека в доспехах – он оказался рядом прежде, чем наглое животное успело выкинуть еще какой-нибудь фортель, перехватывая то за уздцы. Конь недовольно фыркнул, слегка топчась на месте. Но подобные метания уже не были страшны для зерриканки и та выпрямилась в седле, слегка закусывая губу. Девушка смотрела в глаза рыцарю, дерзко, озорно и без тени благодарности, словно всем своим видом говоря, что сама прекрасно справилась бы с несносным неуправляемым зверем.
- Да, милорд. Прошу прощения, милорд, - тихо произнесла Ласка, опуская голову в притворном смущении. И из-подо лба все равно на рыцаря поглядывая. Повод только перехватила покрепче на всякий случай, несмотря на то, что мужчина все еще продолжал коня держать. – Приветствую вас, господин Эйк. Я наслышан о ваших великих подвигах и крайне рад с вами познакомиться, - Сона сказала настолько искренне, что сама почти поверила в слова, которые Казимир, желая похвастаться своим новым оруженосцем, заставил ее заучить. Девушка улыбнулась и добавила: - Yah ghar tumaar ghar hai.
Чистая зерриканская речь походила одновременно на звон двух сабель, столкнувшихся друг с другом в смертельном танце, и на мурчание большой кошки. Сначала Ласка думала посмеяться над рыцарями, сказав какую-нибудь глупость, которой все равно никто не понял бы, но сэр Эйк неожиданно очаровал девчонку. Впрочем, она ободрила себя мыслью о том, что никогда нельзя доверять первому взгляду – даже на севере встречались люди, которые знали пару фраз и столь бездарно ставить себя под удар было бы большой глупостью.
- Спасибо, сэр, -  с мальчишеским задором она приняла протянутую руку, отвечая на рукопожатие. Ее крошечная ладонь буквально утонула в стальной перчатке рыцаря. - Но зная характер этого зверя, мне кажется, что прыжок с него закончился бы его попыткой на меня наступить. Не правда ли, монстр? – Ласка рассмеялась, потрепав коня по шее. Тот фыркнул, мотнул головой, словно противясь этим нежностям. Но в итоге прикрыл глаза, угомонившись – то ли смирился, то ли начал получать удовольствие от притворно резких прикосновений девчонки.

В замок процессия вернулась уже без особых приключений – рыцари ехали чуть впереди, сопровождающие, позади, тихо переговариваясь о чем-то своем. Во дворе царила пропитанная торжественностью тишина, которую стук копыт лошадей лишь усиливал. Особо высокопоставленные слуги встречали гостей на улице. Впереди них также стояла жена сэра Казимира и три его дочери, еще юные, но уже прекрасные как цветы, распускающиеся в долинах этих земель. Маленькие леди встретили рыцаря глубокими реверансами, склоняя при том свои очаровательные головки с чудесными локонами, которые не мог растрепать слабый ветерок, скользнувший по двору. После обмена любезностями все поспешили в общий зал, где был уже накрыт огромный стол. Владелец этих земель не изменил своей привычке щедро угощать гостей, предлагая им самые лучшие блюда. Среди тарелок с ароматными сырами, тонко нарезанными кусками мяса, овощами, хрустящим хлебом, различными фруктами и другими блюдами стояли кувшины, полные медовухи и вин. Главным же украшением стола, бесспорно, можно было назвать запеченного поросенка, изо рта которого торчало яблоко. Сона уже привыкла к тому, что стол рыцаря ломится от еды, и в глазах ее, наверное, впервые за всю жизнь, не было дикого голода, что знаком всем людям, выросшим в бедности. Все-таки кормили девочку с избытком, даже щеки у нее успели чуть округлиться за время жизни в замке. Оставаться здесь слишком долго для полукровки было бы опасно – потолстеть при ее телосложении было довольно сложно, но приобрести чуть больше плавных изгибов вполне реально. А это было совершенно лишним при необходимости притворяться парнем.
Уже обученная, Ласка встала позади баронского стула, не прячась за ним ради того, чтобы видеть стол. Девчонка наполняла кубок обоих рыцарей, подносила им указанные блюда и следила за тем, чтобы на столе не было пустых тарелок. В разговоры она не вмешивалась, хотя глаза ее то и дело поблескивали, словно девочка хотела вставить какой-нибудь свой комментарий. Когда все насытились, Казимир взмахом руки отослал свою супругу и дочерей из комнаты.
- Итак, друг мой. Я тебя в свой дом позвал не только потому что соскучился, хотя, конечно, не без этого. Но так случилось, что в замке моем какая-то чертовщина – не знаю, как еще сказать, - творится. А ты ведь уже дела имел с вещами необычными. Вот и понадеялся я, что разобраться поможешь, - лицо барона раскраснелось, глаза его блестели, а язык заплетался. И это не смотря на то, что Ласка уже полчаса как наполняла его бокал исключительно легкими напитками. Все равно Казимир перестал замечать, что именно пьет. Вот снова долила в его кубок разбавленного вина, которое пили дочери барона. Но прежде, чем успела отойти, тот ухватил девчонку за руку. - Арг, да ты не мельтеши. Садись, давай. Голодный, небось, как обычно. Ты, Эйк, не поверишь, этот мальчишка хоть и тощий, как сучок какой, однако ест как ни в себя. Мои слуги даже сначала боялись, что он им руки пооткусывает. Вот она - зерриканская кровь. Сейчас то уже подуспокоился немного. Если бы еще манерам научился. Ест же - как волчонок. Увидишь сейчас.
- Я, вообще-то, не зверек, чтобы меня показывать как в цирке, - буркнула Сона, чуть сморщив нос. Сама залезла на указанный бароном стул, притянула к себе тарелку с мясом. Оглядевшись, словно опасаясь, что сейчас раздастся возмущенный оклик, ухватила один из кусков двумя руками и тут же в него зубами впилась, буквально отрывая его. Проглотила, почти не жуя, при этом слегка втягивая голову в плечи, хотя, конечно, не настолько настороженно, как то было в первые дни жизни в этом замке.

Отредактировано Ласка (2019-04-11 20:52:06)

+1

6

Эйк не спеша шёл по правую руку от друга. В процессе разговоров он улыбался. В уголках его глаз, подобно лучикам солнца, расходились веселые морщинки. Столь беззаботное выражение лица было более чем нетипично для воителя из Денесле, как минимум потому, что минуты отдыха и расслабления он позволял себе достаточно редко для того чтобы получать от них максимум удовольствия, когда они возникали.
Поприветствовав супругу и дочерей хозяина замка, Эйк, поклонившись, искренне восхитился их красотой и одарил цветами, собранными по дороге в замок. Каждой даме достались цветы, наиболее подходящие её натуре. Величественная белая лилия – хозяйке замка благородной леди Катрине. Старшей дочери, чувственной и не по годам женственной Алисе – нежные азалии. Средней, острой на язык Аннет – пёстрые анютины глазки. Солнечные же маргаритки достались младшенькой, весёлой простушке Саре.
- Казимир, мой друг, боги милостивы к тебе как ни к кому. Ибо, чем, если не милостью божией, может быть радость ежечасно пребывать в обществе столь прекрасных дам?
Так, держа себя как никогда учтиво, Эйк провёл весь день в обществе старинного друга и его близких.
Наконец настал вечер.
Дамы удалились в свои покои, а рыцари остались в трапезной зале втроём, вместе с юным оруженосцем барона.
Убытие прекрасного пола оказалось весьма своевременным, ибо рыцарь из Денесле начал замечать, что крепкие напитки начали брать верх над разумом Казимира. Эйк, в свою очередь, не став отказываться от выпивки, дабы не оскорбить хозяина замка, позволял себе лишь изредка пригубить немного вина. Поклонником каких-либо злачных или винных напитков он никогда не был, однако, никогда не упускал возможности узнать о них чуть больше.
Наконец, фон Вейрах, уже заметно разгорячённый вином, напомнил Эйку о том, что позвал его в свои владения не только из симпатии. Он также в очередной раз дал понять другу о весьма экстраординарном характере указанного в письме «дела».
Эйк из Денесле терпеливо кивнул и посмотрел на друга взглядом, полным спокойного внимания.
Казимир, тем временем, потерял нить размышлений, отвлекшись на Арга, прислуживавшего ему, стоя совсем рядом.
Гость замка, в этот момент, переведя взгляд на юношу, заметил, что без коня тот сделался совсем уж невысок ростом. Тогда же, барон позволил себе несколько замечаний о манере оруженосца вести себя за столом.
В ответ на это, Арг, едко усмехнувшись, присел на ближайший стул и оглянувшись по сторонам, будто чего-то опасаясь, напал на тарелку с мясом подобно маленькому хищнику.
  - Наш юный друг прав, Казимир. Не стоит говорить о нём так, будто его здесь нет. - резонно заметил Эйк.
В ответ на это, фон Вейрах, с притворно скучающим видом, попытался облокотиться подбородком на ладонь, уперев локоть в стол. Последний манёвр не увенчался успехом, и нетрезвый барон неловким движением руки скинул со стола блюдо с рыбой, стоявшее рядом с ним. Серебряный элемент посуды звякнул о каменный пол, на что дворянин, казалось, не обратил никакого внимания. Глядя на друга из-под слегка приопущенных век, Казимир, заплетающимся языком, произнёс:
- Эйк, ик! Занудствуешь! – неловко потряс он толстым пальцем, после чего, сменив интонацию, добавил. – А вместе с тем. Ой… Мы… Совсем забыли о том, для чего мы здесь собрались.
Эйк, уже было оставивший надежды на конструктивное продолжение беседы, снова проникся было вниманием, но, тщетно.
Продолжая держать поднятой руку с оттопыренным указательным пальцем, барон, смачно зевнул и откинулся на спинку кресла, положив ладони на живот.
- Господа, мне что-то не очень хорошо. Сейчас. Я немного отдохну. И вернусь. К вам. – как можно более твёрдым голосом проговорил фон Вейрах. Тем временем, веки его медленно опустились. Раздался первый, раскатистый залп храпа.
Прекрасно зная своего старого друга и его привычку резко отключаться, допиваясь до беспамятства, а потом столь же неожиданно возвращаться в сознание, Эйк, не меняясь в лице, перевёл спокойный взгляд на сидевшего поблизости юношу.
- Придётся немного подождать. Скажи, Арг, как тебе довелось попасть в услужение к достопочтенному барону фон Вейраху? – прямо спросил рыцарь. Его глаза, пусть и спокойные, были полны искреннего любопытства. Он мягко улыбался, наблюдая за тем, как мальчишка, с жадностью поглощает стоящую перед ним пищу. За полную странствий жизнь, ему ни единожды доводилось видеть сирот и беспризорников, к которым, очевидно, относился данный молодой человек. Рыцарь старался относиться к ним с пониманием.

Отредактировано Эйк из Денесле (2019-04-08 22:52:28)

+1

7

[indent=1,0]Сона дернулась от оглушающего звона, в сопровождении которого тарелка с ненавистной рыбой упала на пол. Не от страха вздрогнула – от желания сорваться с места и удрать в какой-нибудь закоулок, где достать не смогут. Только вот вовремя вспомнила, где находиться, приосанилась, выпрямляя спину. И снова вгрызлась в кусок мяса, заливая пальцы и смуглую мордашку соленым соком с привкусом крови. Серая красавица-кошка выскочила из-под стола и, скользнув огромными глазищами по залу, бросилась к неожиданно щедрому подарку барона. Обычно он тайком от жены кидал многочисленным тварям, обитавшим во дворце, небольшие кусочки со своего блюда. А тут целая рыбина сразу! Уже через минуту налетели и другие коты, самых разных мастей, с урчанием и тихим шипением начав бороться за место у миски. Полукровка отвлеклась на эту сцену, а потому, хоть и услышала вопрос рыцаря, но не сразу поняла, что тот к ней обращается. Но стоило лишь осознать – сразу повернулась к мужчине, одновременно с тем вытирая рот тыльной стороной ладони, но лишь сильнее размазывая по руке и лицу жир от мяса. Хотела было облизнуться, но не стала.
[indent=1,0]- Это не слишком долгая или интересная история, сэр. Я просто спас барону жизнь, - с некой толикой гордости заявила. – В одной из таверен по пути в эти земли Господина фон Вейраха отравили. К утру он даже не мог встать с постели. А я несколько смыслю в травах, и приготовить для меня лекарственный отвар не стало большой проблемой. Из благодарности его светлость предложил мне стать оруженосцем. Разве я дурак от такой возможности отказываться? – девушка снова попыталась оттереть лицо рукой, так как ощущение липкой слизи было далеко не самым приятным из всего, что ей доводилось испытывать. – Его светлость весьма великодушен, пусть не только доброта руководила его помыслами. Почему-то ему показалось, будто то, что во мне течет зерриканская кровь, поможет разогнать тьму, поселившуюся в замке, - Ласка скептически хмыкнула. Конечно, даже в их краях были поверья о том, что внутри южан течет самый настоящий огонь, но никому бы и в голову не пришло пытаться с его помощью бороться со злом. Все понимали, что это лишь красивые выражение, которое, в лучшем случае, отражало эмоциональность, присущую жителям востока, но никак не какие-либо мистические свойства. Все, кроме барона. – К сожалению, помощник в данном деле из меня никудышный.
[indent=1,0]Ласка с сомнением посмотрела на храпящего барона.
[indent=1,0]- Что-то мне подсказывает, что его светлость еще не скоро проснется, сэр. Быть может вы хотите, чтобы я показал вам вашу спальню? Или же, если желаете, я могу рассказать то, что знаю про творящуюся в замке хре… чертовщину. Не думаю, что барон будет возражать против этого, ведь именно в его интересах как можно быстрее разобраться с происходящим, а если дожидаться его пробуждения, драгоценное время будет упущено. Все самое пугающее творится именно после заката, когда его светлость обычно уже находится… в подобном состоянии, - Сона, при необходимости, могла бы общаться едва ли не как истинная леди, но нарочно допускала некоторые вольности в собственном разговоре. Пытаться сойти за юношу благородных кровей было изначально обреченной на провал задачей, зато прикинуться простачком, взятым с улицы по воле удачи – раз плюнуть. Ей даже почти не приходилось играть, лишь сильнее, чем обычно, показывать сложности с подбором правильных, красивых слов. Решив, что терять уже нечего – все равно перемазана вся – Ласка утянула еще один кусок успевшего остыть мяса. Коты к тому времени успели насытиться и разбежались по своим кошачьи делам. Серая красотка, что напала на рыбу первой, подошла к рыцарю и начала тереться об его ноги, сопровождая свои действия оглушающе громким мурчанием. -Сам то господин фон Вейрах, насколько мне известно, ни разу не сталкивался с происходящим в коридоре. В основном слуги жалуются, и дочери его. Ну, жаловались. По тому крылу замка сейчас уже никто по вечерам не ходит. Даже животные и те остерегаются туда забредать. Впрочем, они и днем не рвутся. Я как-то по коридору прошелся посмотреть, так даже паутины в углах под потолком не заметил, хотя в остальном замке она где-то да мелькнет.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Урок хороших манер