Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » Благодетель и Охотник


Благодетель и Охотник

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: 1 сентября, 1265.
Место: Темерия, город-порт Горс Велен.
Действующие лица: Эйк и Весемир.
Описание: когда в городах заводится чудовище, то в скором времени заводится и охотник на это чудовище. Один жаден до крови, другой - наживы. Однако случается и третий, что высокими нравами добьется и славы, и любви. И никогда никто из них, увы, другого не поймет.
[indent=1,0]Это история о том, как пути Предназначения двух странников и воителей пересеклись.
https://i.imgur.com/Wxr0Pau.png

+1

2

Над предместьями Горс Велена поднялось робкое солнце, заставив ночь окончательно отступить.
Местные кметы уже час как выбрались в поля и принялись за работу.
Утро было не по-летнему холодным.
По дороге, в северо-западном направлении ехал верхом одинокий всадник. Он был облачен в светлый стеганый кафтан, на котором отчётливо виднелись вмятины от носимых добрую часть времени лат. Левой рукой мужчина правил поводьями своего гнедого верхового жеребца, в правой же, он удерживал вытянувшуюся практически на полметра узду приземистого, гружённого оружием и доспехами коня-тяжеловоза, рыжего, с пышной светлой гривой.
Мужественный профиль, безупречная осанка и уверенная манера держаться в седле, выдавали во всаднике рыцаря.
Им Эйк из Денесле и являлся.
За достаточно непродолжительный срок, мужчина пересек почти всю Темерию, останавливаясь по пути ненадолго, в основном чтобы отдохнуть или сразиться с бестиями, терроризирующими окрестные земли.
В город-порт рыцаря вели дурные вести, пришедшие из приморья.
Купцы, странствовавшие по близлежащим землям, рассказывали о необычайной активности чудовищ в прибрежной зоне.
Страховидлы, дескать, повадились таскать добрый люд прямо у стен крупных прибрежных городов, от Горс Велена, до самого Бремевоорда.
Эйк воспринял подобные известия как вызов.
Подобная распущенность зверей, свидетельствовала о долгом застое в борьбе с ними. Очевидно, местные власти, глядя на происходящее, решили пустить всё на самотёк. В худшем же случае, предпринятые ими меры, не оказали должного воздействия.
Можно ли было требовать от стражников или солдат местных гарнизонов помощи в борьбе с чудовищами, о которых те слышали только в сказках, в которых больше вымысла чем правды?
«Судить богам» - спокойно подумал Эйк. «Мой же долг – сделать всё возможное чтобы помочь страждущим».
Рыцарь чувствовал, как по мере его продвижения к портовому городу, воздух становился всё более влажным. Усиливались запахи моря.
Наконец, на горизонте замаячило и само Северное море, возникнув будто бы из-под земли бесконечной сине-зелёной полосой. Следом, по центру, выросли и крыши Горс Велена.
Чем ближе рыцарь подъезжал к городу, тем больше различного рода построек начинало громоздиться у дороги. От лачуг кметов, до лагерей и шалашей торговцев, не сумевших или не захотевших найти себе прибежище за стенами города. Второе объяснялось достаточно высокими налогами, которыми городские власти с энтузиазмом облагали проезжих предпринимателей.
Здесь же, ближе к городским воротам, собиралась местная босота. В основном деревенские дети. Сироты, а также отпрыски менее состоятельных трудяг, от которых пока что не особо много толку в поле.
Проезжая мимо горстки таких детей, Эйк вдруг остановился и спешился.
Вид благородного господина с мечом на поясе, слезшего с лошади и направившегося навстречу, заставил нескольких ребят постарше подняться и броситься наутёк. Оставшиеся малыши с любопытством наблюдали за происходящим.
Привязав своих жеребцов к ближайшей деревянной изгороди, рыцарь подошёл к сидящей рядом с дорогой кучкой маленьких попрошаек и отстегнув плащ, аккуратно расстелил его на земле. Затем, мужчина снял с седла рыжего тяжеловоза большую сумку и присел рядом с покоящейся на земле накидкой.
Детвора с изумлением наблюдала, как Эйк достает из своей сумки различный провиант и раскладывает его прямо перед ними. Когда с оформлением импровизированного стола было покончено, воин жестом пригласил детей на завтрак.
Угощения были более чем скромны: пара буханок хлеба, кусок сыра, каша, пяток яиц, небольшая крынка козьего молока, да четыре куриных ножки.
- Спасибо, милсдарь. – только и успевали говорить дети, неуверенно, один за другим берясь за угощение.
За завтраком, рыцарь завел с ребятами непринуждённую беседу. Оказалось, что такое обилие сирот и беспризорников вокруг городов объяснялось резкой вспышкой «воспы», привезённой в окрестности Велена из столицы. По этой же причине, большую часть едущих в город-порт купцов из Вызимы не пускают за городские стены.
- Тёмное время. – спокойно констатировал Эйк – Самое главное сейчас – не терять надежды.
- Какая там надежда, милсдарь рыцарь? – спросил один из детей, выглядевший старше остальных. – Гляньте на этих птенцов. Они и зиму-то вряд ли переживут.
Кто-то из детей заплакал. Возникла неловкая пауза.
Наклонившись вперёд, мужчина по-отечески положил свою большую теплую ладонь на голову разрыдавшемуся ребёнку и желая успокоить, с искренней улыбкой потрепал того по волосам. Малыш ещё немного похныкал и затих.
- Не бойся. – спокойно сказал рыцарь, обведя взглядом всех сгрудившихся вокруг плаща детишек. – Запомните: чтобы выжить, вы должны стоять горой друг за друга. Помогать друг другу. Заботиться друг о друге. Когда люди заботятся друг о друге – у каждого есть кто-то, кто заботится о нём.
Спустя несколько минут, Эйк из Денесле, оставив детям ещё две буханки хлеба, встал и попрощавшись, собрал вещи, отвязал лошадей и продолжил путь.
Сироты проводили странного господина взглядом. Один из мальчишек, пребывавший всё это время в задумчивости от слов рыцаря, медленно поднёс к губам кусок хлеба, как вдруг, увидел боковым зрением, что кто-то плюхнулся рядом с ним.
Повернув голову, он увидел девочку с длинными чёрными волосами и худым курносым личиком, с испачканными лбом и щеками.
Поняв, что на неё смотрят, девочка повернулась в ответ, удивлённо глянув в лицо мальчишки своими большими карими глазами.
Встретившись с ней взглядом, мальчуган сначала потупил взор, а затем, будто рассердившись на себя за нерешительность, протянул к девчушке руку с хлебом.
- На!
Быстро положив хлеб на колени соседке, мальчишка тут же отвернулся от неё, скрестив руки на груди. Взглядом, он попытался найти удаляющегося рыцаря. Тот уже подъезжал к городским воротам.
Мальчик почувствовал чьё-то теплое дыхание у себя на щеке.
Чмок!
- Эй! Ты чего?! – схватившись за щёку, он резко повернулся и увидел всё ту же девчонку, сжимающую в ручках кусочек хлеба. Глаза её блестели, а из-под грязи на щеках розовел румянец.
- Спасибо! – с искренней благодарностью произнесла она.
Спустя десять минут, Эйк из Денесле приблизился к городским вратам. Навстречу ему вышел молодой стражник. Небрежно покачивая алебардой, детина с вызовом поглядел в глаза мужчины.
- Стойктойдёт! – скороговоркой выпалил он.
К юноше тут же подошёл страж постарше и несильно шлёпнул того по шлему.
- Эй! Совсем сдурел что ли, Марчик? Благородного Эйка из Денесле не признал? – повернув к Эйку своё изрезанное морщинами лицо, зрелый страж вытянулся по струнке и быстро поклонился. Его примеру тут же последовал младший.
- Здравия желаем, милсдарь рыцарь! Простите, сталбыть, моего младшего товарища. Молодой!..
- Вольно, сержант, - спокойно ответствовал рыцарь – Бдительность для стражника никогда лишней не будет. Впрочем, не буду отвлекать Вас от службы своими беседами. Скажите только, где я могу узнать больше о бестиях, беспокоящих сей славный город?
- Бестиях? Это, сталбыть, у капитана ночной стражи. Брониславом звать. – торопливо закивал сержант. – Он сейчас как раз после смены. Поищите в местечке «Под расшнурованным корсетом». Идёте по Главной улице до Окружной и направо. Цветная вывеска. Не перепутаете.
- Спасибо. Честь имею, господа. – рыцарь кивнул стражникам на прощание и спешившись, пошёл вместе с лошадьми в указанном направлении.

Отредактировано Эйк из Денесле (2019-03-04 21:31:07)

+1

3

Утро, 1 IX 1265
Улицы Горс Велена
Солнечно.

Несколько беспризорных детей радостно бежали по освещенной солнцем улице. Это был чудесный залитый светом день, когда все печали и горести на время пропадают прочь. И хочется прыгать, скакать, смеяться, даже когда взрослые большие тёти и дяди осуждающе провожают взглядом шумную детвору. Ведь на то оно и детство.
[indent=1,0]Горс Велен – город-порт, разместившийся на юно-западе Темерии, под Новиградом. Торговые пути связывают его и с северным Ковиром, и Реданией, и островным Скеллиге, и даже некогда свободной Цинтрой, ныне провинцией империи Нильфгаарда. Много разных людей останавливается здесь, начиная успешными до тесноты в одежде торговцами и заканчивая вероломными морскими наёмниками. Не все хорошие, но и не все плохие, а такие какими сделала их жизнь. Рыбаки громко вопят, размахивая свежепойманной рыбой, разбойничий вид угрюмо и внимательно следит за отточенными действиями и словами торгашей, выгадывая час своего выхода. Простой люд суетится по личным делам под надзором патрулирующих стражников, чьи умы и желания остаются человеческими даже облаченные в железо, а стало быть они также уязвимы алчности, высокомерию и безразличию.
[indent=1,0]С презрением и страхом седовласый, но бодрый старик, назвавшийся ведьмаком, был пропущен в приемную комнату бурмистра, человека худосочного с хитрыми глазками.
[indent=1,0]Положив тому на стол сорванное с дорожного столба объявление о найме ведьмаке, Весемир провел пальцем по седым усам и опустил руки на пояс.
[indent=1,0]Бурмистр протянул сухую руку и с аккуратностью ювелира ухватил уголок бумаги двумя тонкими пальцами. На одном блестело золотое кольцо с драгоценным камнем, название которого ведьмак не знал.
Когда темные небольшие глазки управляющего кончили бегать по редким строчкам объявления, они поднялись выше, остановившись на бледном обветренном лице наёмника в летах.
[indent=1,0]Бурмистр нисколько не сомневался, что перед ним закаленный жизнью и многочисленными битвами убийца на чудовищ. Он умеючи разбирался в людях и ближе к ним всяким существам, что обладают сознанием и интеллектом. Холодный расчет, политика и никаких личных идеологических воззрений. 
[indent=1,0]- Недавно пропал торговец из Ковира, - бурмистр наклонился в сторону к одной из многих разложенных на столе бумаги и пальцем указал на написанное мелким наклонным почерком имя, - Жозеф Белец. Промышлял шкурами и кожей. Утром его обыскались. Исчез. Товар на месте. Корабль, на котором он прибыл, еще в порту. В кабаках нет. Любовницы? Нет.
[indent=1,0]- Всё это, кхм, ясно, но зачем вам тогда ведьмак?
[indent=1,0]- Потому что, милсдарь… не знаю вашего имя, к сожалению
[indent=1,0]- Весемир.
[indent=1,0]- Потому что, милсдарь Весемир, - бурмистр уперся локтями о стол и сложил сухие пальцы домиком, - кметье простое говорит о трекочущем шуме, что доносится из каналов города. Несколько недель назад туда были спустились стражники по делу контрабанды, но это уже не в вашей компетенции, полагаю. Короче, они так и не вернулись. И все три входа, ведущие в каналы и далее, закрыты и под строжайшем запретом. Однако кметье боится и судачит о всяком. Разберитесь, милсдарь Весемир.
[indent=1,0]- А…
[indent=1,0]- Аванс будет, - рука бурмистра нырнула под стол и выудила кожаный кошель стянутый шнурком. – Здесь сто двадцать оренов. Остальная половина – по результатам.
[indent=1,0]Весемир вышел на освещенную солнцем улицу. Мимо пробегали смеющиеся дети. Девочка с черными волосами споткнулась и упала прямо к ногам ведьмака. Тот опустился на колено и с искренней заботой помог ей подняться.
[indent=1,0]- Спасибо дядюш… - слова встали комком в горле ребенка, когда та подняла взгляд на лицо незнакомца.
[indent=1,0]Её губы задрожали, а уголки их опустились.
[indent=1,0]Девочка неожиданно для себя резко подпрыгнула на месте и, подавляя желание разрыдаться, помчалась к ожидающей её в стороне группе прочих беспризорников.
[indent=1,0]Выдохнув с глубоко скрытой горечью, Весемир вспомнил о Цире, о Геральте и даже о Йеннифэр. Воспоминания о былом нахлынули на него, когда он отвязывал поводья верной кобылы от железного крюка.
[indent=1,0]- Стало быть, тебе в крытое стойло, - пробубнил старик, ведя кобылу за собой, - а мне - холодные в каналы.
[indent=1,0]Неожиданно из дверей ближайшего здания выбросился вперед головой человек и с глухим стоном повалился наземь. Держась за живот, он ворочался внизу подобно усталому червю на жарком солнце. Вслед из дверей вышел широкоплечий здоровяк, на голову выше Весемира.
[indent=1,0]Без слов тот подошел к лежачему и ударом ноги перевернул беднягу, отчего он застонал еще громче.
[indent=1,0]Весемир посмотрел на вывеску дома, откуда выскочила эта пара.
[indent=1,0]- Ясно, - хмыкнул он.
[indent=1,0]«Под расшнурованным корсетом» гласила цветная вывеска.

+1

4

Оставив лошадей и большую часть вещей на ближайшем постоялом дворе, Эйк направился в место, указанное сержантом стражи.
Название заведения намекало на то, что порядочному человеку там делать нечего. Впрочем, за свою достаточно долгую и насыщенную для странствующего рыцаря жизнь, Эйку доводилось бывать в местах и похуже. Во всяком случае, куда опаснее. Едва ли созерцание праздных грешников может по вредности своей сравниться с походом на ядовитые болота Ангрена за головой очередной чумной бестии.
На подходе к зданию с яркой, не самого приличного содержания вывеской, рыцарь стал свидетелем безобразной сцены избиения одного человека другим. Причём тот самый «другой» всё это время корчась от боли лежал на земле у входа в заведение, демонстрируя полнейшую беспомощность и беззащитность.
- Сейчас же прекрати избиение, добрый человек, и потрудись объясниться! – приблизившись выпалил Эйк. Металл в его голосе, пусть и срывавшийся на скрежет, давал понять о серьёзности намерений рыцаря не хуже его выражения лица, которое, пусть и сохраняло спокойное достоинство, в настоящий момент носило на себе заметную печать суровости.
Вышибала, занёсший было ногу для следующего удара, оторопел от такой беспардонности и поднял на воителя из Денесле взгляд влажных, застланных пеленой сиюминутно высвобождаемой ярости глаз. Вид державшегося с истинно дворянским достоинством крупного воина, не уступавшего ему, громиле, в росте и превосходившего его по части вооружения, придержал дерзкий и едкий ответ в горле здоровяка.
Прокашлявшись, вышибала выпрямился, и угрюмо сложил руки на груди.
Работаю я, милсдарь рыцарь. Вот этот, - он легонько ткнул носком сапога бок валявшегося перед ним мужчины, - нарушитель правил. В «Корсет» без денег – нельзя. Кто просто пялится – вылетает из заведения. Вот так.
- Достаточно было бы просто выставить его. – спокойно проговорил рыцарь, смотря на охранника всё более тяжёлым взглядом. – Я тоже туда не пить иду. Так что же, и на меня кулак поднимешь?
В глазах вышибалы на короткое время засверкал огонёк неприязни и страха. Тот самый, что присущ всем простолюдинам, оказавшимся пред лицом знатной особы.
- Никак нет, вашбродь…Этот, я… - уже куда менее уверенно проговорил охранник, вытягиваясь во весь рост и с головой выдавая в себе отставного солдата.
- Немедленно подними его и препроводи в лечебницу. – не сводя с громилы стального взгляда сказал Эйк, и добавил, уже вслед – Ещё раз увижу подобное – будешь иметь дело лично со мной.
Проводив амбала и его жертву взглядом до входа в ближайшую больницу, рыцарь, уже гораздо более спокойно посмотрел на ещё одного человека, всё это время стоявшего неподалёку от входа в заведение.
Первое, что он увидел – изрезанное морщинами старческое лицо, седые усы и волосы. Однако, впечатление почтенной старости тут же разрушили глаза пожилого человека. Вертикальные кошачьи зрачки, вписанные в жуткие жёлтые радужки. И этот взгляд. Он был не похож на взгляд глаз обычного человека. Человеческий взор волей-неволей выдавал подходящие ситуации эмоции. Эти глаза смотрелись жутко, по-звериному. В голове Эйка перемешался калейдоскоп взглядов различных животных. Кошки, змеи, дракониды, мантикоры. Всех встреченных на своём пути бестий вспомнил при встрече с этим взглядом впечатлительный и религиозный Эйк из Денесле.
- Мутант…
Эйк не любил ведьмаков, полагая их последствием человеческой безответственности и безалаберности. Встретившись с бедой в виде страховидл, люди, вместо того чтобы взять в руки оружие и сойтись с тварями в схватке, трусливо побежали просить о помощи. И кого? Чародеев! Этих высокомерных нечестивцев, считающих возможность посягать на власть богов своим естественным правом. И конечно же, колдуны не нашли способа для борьбы с чудищами лучше, чем создание других монстров, ведьмаками именуемых. Простой люд всегда боялся их, но терпел. Терпел в своей лени и нежелании самостоятельно справляться с собственными проблемами.
Сейчас же, когда рыцарь глядел в глаза немолодого ведьмака, гнев, не успевший до конца оставить его мысли после диалога с местным мордоворотом, заклокотал в груди Эйка с новой силой.
- А Вам бы стоило вмешаться, господин ведьмак. – укоризненно бросил рыцарь, вновь начиная глядеть сурово – Видно, правду говорят люди. Кроме денег вашего собрата ничего не интересует. На зло и несправедливость вы готовы смотреть сквозь пальцы, если вам не платят!..
Подстёгиваемый всплывающими в голове строчками из «Монструма», «Святой Книги» и различных бестиариев, рыцарь самозабвенно отдался процессу чтения морали, не видя более никого вокруг себя. Попавшемуся под горячую руку пожилому ведьмаку можно было только посочувствовать.

+1

5

Утро, 1 IX 1265
Улицы Горс Велена
Солнечно.

Некогда избивающий безденежного посетителя и вероятно слишком рьяно выполняющий свои обязанности вышибала заведения «Под расшнурованным корсетом» бордельного типа сумел пройти мгновенную переквалификацию во внимательного провожатого: некий усатый господин, облаченный в старые доспехи, слово верное молвил, разбудив в отставном солдате давно позабытые благородные качества.
[indent=1,0]Рыцарь, кисло подумал ведьмак, сплевывая в сторону и наблюдая как удаляются от борделя две только что противостоящие стороны. Крупный, суровый охранник поддерживал согнутого и хромого бедняка, охочего до женщин, чтобы довести его до городской лечебницы. Весемир был уверен, что по велению строгого слова человека голубых кровей и чистых помыслов служивый в отставке сделает всё, чтобы выполнить приказ.
[indent=1,0]— А Вам бы стоило вмешаться, господин ведьмак.
[indent=1,0]Моргнув, Весемир сфокусировал взгляд латунных звериных глаз на рыцаре, который только что отчитал здорового мужика за лишние действа. И укоры дворянского воина продолжали наступление, которые ничем не отличалась от лекций самого старого ведьмака, когда тот упрекал своих учеников за редкие опоздания или за очередную шалость, нанесшую вред крепости.
[indent=1,0]Нисколько не изменившийся в лице ведьмак поднял вверх ладонь, призывая к тишине и спокойствию.
[indent=1,0]- Слышу знакомые строки из популярного давно сборника, что лишил многих юношей не только дома, но и жизни, - холодно проговорил Весемир. – Однако, кхм, ради справедливости и света, что несёт ваш достопочтимым закованный в доспех собрат, все убийства были в общее благо. Нет, я не закончил, милсдарь рыцарь.
[indent=1,0]Нахмурив брови, старик говорил медленно, но слова отдавались крепкой острой сталью.
[indent=1,0]- Что кому стоить делать – не ваше дело. Так же, как и не моё. Тот человек, - рука махнула в сторону ушедших в лечебницу людей, - не заплатил. Нарушил правило. И был наказан. А разве господа рыцари по-другому наказывают провинившихся?
[indent=1,0]Весемир сделал шаг навстречу. Несмотря на седые волосы и возраст, в нем чувствовалась бурлящая сила, что поставит любого на место и словом, и делом.
[indent=1,0]Возле «Под расшнурованным корсетом» скапливался любопытствующий народ, охотливый до развлечений, что разобьет унылые серые будни.
[indent=1,0]- Разве есть иные способы борьбы у фанатиков с непокорными выродками, кроме как бойня? И не важно, дети, старики, мужи. У меня для вас, кхех, рыцарь, есть новость: нету. Только сталь.
[indent=1,0]Ведьмак снова сплюнул.
[indent=1,0]Народ, собравшийся возле борделя, смотрел со завидной внимательностью и жадно глотал каждое брошенное слово. Некоторые шептались, передавая друг другу монеты: даже на чужом споре, на другой беде деньги делаются. 
[indent=1,0]- Зло, к вашему сведению, обыденно незримое. Но многие слепы, чтобы это понять. Именно поэтому так много несправедливости, сударь рыцарь. Будьте, блять, здоровы.

+1

6

В ответ на пламенную речь рыцаря, пожилой ведьмак повернулся к оному всем телом. Взгляд его был холоден и спокоен. Он смотрел с прищуром и держался совершенно расслабленно, однако, несмотря на это, между двумя мужчинами чувствовалось взаимное напряжение. Не желая далее терпеть нравоучения Эйка, Весемир медленно поднял руку, тем самым давая рыцарю понять, что ему тоже есть что сказать.
Хозяин Денесле, успокоившийся вследствие сиюминутного бурного проявления эмоций, закончил мысль, и приосанившись, выжидающе посмотрел на ведьмака.
  — Слышу знакомые строки из популярного давно сборника, что лишил многих юношей не только дома, но и жизни, - спокойно, и совершенно серьёзно проговорил Весемир, стоя в непринуждённой позе и пристально глядя в глаза Эйка. – Однако, кхм, ради справедливости и света, что несёт ваш достопочтимым закованный в доспех собрат, все убийства были в общее благо.
- Нет, я не закончил, милсдарь рыцарь. – чуть более резко бросил охотник на чудовищ, видя, что Эйк, снова нахмурившийся, собрался было возразить. Рыцарю стоило не малых усилий держать себя в руках в данный момент. Однако, как бы не был ему неприятен ведьмак, он оставался человеком, к тому же немолодым, а боги предписывали проявлять уважение к возрасту и опыту.
Голос ведьмака был подобен звону металла, того самого, что звучит особенно красиво, если по нему ударить.
- Что кому стоить делать – не ваше дело. Так же, как и не моё. Тот человек, не заплатил. Нарушил правило. И был наказан. А разве господа рыцари по-другому наказывают провинившихся? – не сводя тяжёлого взгляда с глаз рыцаря, Весемир, движением бодрым и совсем не стариковским, почти мгновенно приблизился к Эйку.
Воителю, всегда выделявшемуся ростом, пришлось немного наклонить голову, дабы не отрывать взгляда от очей ведьмака, зловещих и неприятно завораживающих своей чудовищностью.
Разве есть иные способы борьбы у фанатиков с непокорными выродками, кроме как бойня? И не важно, дети, старики, мужи. У меня для вас, кхех, рыцарь, есть новость: нету. Только сталь.
Слова Весемира окончательно и бесповоротно раз задели Эйка за живое.
- Ну, знаете… - бледнея и одновременно с этим закипая, рыцарь, стараясь сохранять спокойствие, приосанился – Вы, господин ведьмак, позволяете себе слишком многое говорить о тех, кого даже не знаете!
Интенсивно дыша, реданец огляделся по сторонам. Мужчин успела обступить солидная толпа, наблюдавшая за происходящим с лишь возрастающим любопытством. Вызвать ведьмака на поединок прямо сейчас означало бы нарушить общественный порядок и подвергнуть риску жизни невинных людей. Этого Эйк не мог допустить. К тому же, его всё ещё ждала таинственная бестия, ища смерти которой, рыцарь и явился в Горс Велен.
Стянув латную перчатку с левой руки и подняв перед собой так, чтобы ведьмак мог видеть её, рыцарь слегка наклонился вперёд и негромко, дабы его мог слышать только Весемир, проговорил:
- Я не позволю Вам в моём присутствии оскорблять братьев по оружию. – глаза рыцаря сердито сверкнули – Именем богов, я вызываю Вас на поединок, господин ведьмак. Послезавтра, на рассвете, на пустыре, к западу от города. Если честь для Вас не совсем чужда.
- За злые слова надлежит отвечать. – мрачно закончил он.
Последний раз сухо оглядев рыцаря, то ли с недовольством, то ли с сочувствием, пожилой ведьмак вздохнул.
Зло, к вашему сведению, обыденно незримое. – начал он поучительным тоном, - Но многие слепы, чтобы это понять.
- Именно поэтому так много несправедливости, сударь рыцарь. – закончил он, интонацией выделив обращение.
Очередная встреча взглядов была подобна встрече двух молний. Мгновение, полное мощи двух противоборствующих сторон, не знающих, что такое отступление.
- Будьте, блять, здоровы. – холодно процедил ведьмак.
Эйк, надевая перчатку, лишь поднял подбородок и окинул его напоследок презрительным взглядом.
- До скорой встречи, - не теряя достоинства проговорил он.
Они разошлись в разные стороны, вызвав тем самым ряд недовольных восклицаний в окружившей их толпе.
Эйк из Денесле ступил на доски, предварявшие вход в бордель.

+1

7

День, 1 IX 1265
Улицы Горс Велена
Солнечно.

Птицы уныло щебетали, сидя в закрытых клетках, что расположились под крышей высокого дома. Кот, развалившийся на окне, со скучающим видом смотрел то на запертых пернатых, то переводил зеленый взгляд вниз, на снующих туда-сюда людей по своим и не только делам. Их скопилось необычно много, больше, чем в последние дни, несмотря на присутствие главного пожирателя внимания и денег – борделя. Хозяйка «Расшнурованного корсета» была женщиной в годах, полных жизненного опыта и редкой мудрости исключительного ремесла. Публичный дом до прихода её жесткого и здравого начала находился в упадке и запустении. Госпожа Беатрис потратила достаточного лет жизни, жертвуя многим и собой, полностью отдаваясь своему делу. Несмотря на возраст, её красота не уступит молодой, полной здоровья и форм девке. Доподлинно неизвестно, но поговаривают, что у Беатрис целый арсенал любовников из высших кругов, что делает её фигурой влиятельной и опасной. Однако к любимому коту она всегда относилась с завидными мужчинам лаской, заботой и нежностью.
[indent=1,0]Проводив взглядом неприятного двуногого, от которого даже распушился хвост и сузились зрачки, кот, подумав немного, принялся умываться. Ведь как никак настало утро. Хоть и несколько часов назад.
[indent=1,0]Проходя мимо с кислыми физиономиями расходящихся зевак, Весемир чувствовал на себе десятки чужих взглядов. И не только человеческих. Непонимающие, ненавидящие, боящиеся они смотрели ему в спину, мысленно желая побыстрее отыскать конец и потребно в какой-нибудь сточной канаве, где, по мнению большинства, ведьмакам самое место. Другое дело – тот рыцарь. Высокий. Сильный. С принципами и тёмными усами. Доспехи сияют, а враги жалко трепещут, как изголодавшиеся твари в подворотне. Сразу видно, человек из благородных и сердцем благородным.
[indent=1,0]Предстоящий поединок, что шептан был прибордельным рыцарем, не волновал седого ведьмака. Не раз подобные храбрецы с перемешанной кашей в голове от баллад, сказаний и од, что искусно и этично наказывают зло, жаждали ссор с ведьмаками. По молодости Весемиру это льстило, но после назначенных встреч горделивые рыцари и борцы с лихом получали своё – безусый ведьмак не знал пощады, ведомый задетой гордостью. Отнюдь, он не убивал, но знатно калечил в назидание.
[indent=1,0]Ныне же Весемира заботила тварь, что засела туннелях под городом. И без точного описания это могло быть что угодно. От простого утопца до чудовищного катакана. Одинокий, всеми забытый и брошенной утопец вряд ли задрал бы троих стражников, что пропали в катакомбах. Если, конечно, это были не зеленые юнцы, у которых молоко материнское на губах не обсохло. Тогда едва ли сыщутся даже их обглоданные останки, разве что шлема и выданное оружие.  Есть вероятность, что через подземные ходы заполз какой-нибудь тощий драконид, наткнулся на упомянутых бурмистром контрабандистов, откормился и пригрелся, не ведая, что следующая партия еды, ранее упакованная в форму стражников Горс-Велена, будет иметь дурной вкус и приведет к несварению желудку, поскольку последний окажется выпущен из тугого чешуйчатого брюха.
[indent=1,0]Закрытые на замок решетчатые ворота, через которые проглядывалась исключительно густая чернота, нерадостно встретили подошедшего ведьмака. Стражник, приставленный к охране запретного прохода, встрепенулся и подтянулся, крепче хватаясь за погрызенную временем алебарду.
[indent=1,0]- Проход закрыт, - отчеканил тот, выученной фразой, и поправил на голове сползший на глаза шлем. – Распоряжение бурмистра.
[indent=1,0]- Для меня надобно открыть, - Весемир протянул подписанную мелким наклонным почерком грамотку. – Распоряжение бурмистра. Ведьмак я.
[indent=1,0]Справившись со шлемом, стражник внимательно изучил стоящего перед ним человека, скорее даже не человека, а всамделишного мутанта, и растерялся. Это был первый раз, когда он видел живого ведьмака, страшного, бледного и с противной рожей.
[indent=1,0]- И не боитесь идти-то туда?
[indent=1,0]- Нет.
[indent=1,0]- Поговаривают, что чудище там засело. Вот наших ребят пожрало на днях.
[indent=1,0]- Посмотрим, что за чудище. Открывай давай уже.
[indent=1,0]Дрогнув, привратник прислонил старенький бердыш к стене каменной кладки, впопыхах отстегнул кольцо с ключами, и вскоре замок зауныло цокнул. Два раза.
[indent=1,0]Молча, они распрощались.
[indent=1,0]Ведьмак ступил во тьму.
[indent=1,0]Стражник глупо смотрел тому вслед.
[indent=1,0]- Запри, - донёсся жуткий голос из темноты.
[indent=1,0]Решетка со скрипом вновь встала на своё место. Замок цокнул. Два раза.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » Благодетель и Охотник