Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Временный альянс


Временный альянс

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

• Время: 29 августа 1261 года;
• Место: Город Золотых Башен;
• Действующие лица: Ассирэ вар Анагыд, Кхайр аэп Лион
• Описание: Нильфгаард болен, и это ясно всем подданным императора. Характер болезни, тем не менее, определяют по-разному, и даже описание симптомов разнится - всё зависит от сословия врачующего.
Диагнозы деревенского старосты, офицера, провинциального князька, столичного гильдейца и дворцового мага будут противоречить другу другу. Область поражения болезнью огромна, и все прекрасно её ощущают. Все чувствуют, как государство трещит по швам в немыслимом напряжении. И лишь немногие обладают нужной оптикой, чтоб обнаружить источник губительной силы. И, к сожалению, узревшие это сходят с ума. Лейтенант аэп Лион никогда не отличался ни аналитическим складом ума, ни острым зрением. И потому до сих пор делает единственное, что в его силах для спасения Империи: прижигает больные места калёным железом.
Вот уже месяц в столице находят трупы со следами надругательств, выпотрошенные и порой освежёванные. С каждым новым убийством изощрённость повреждений растёт. Они носят разный характер - трупы обуглены, заморожены, заклёваны до смерти, изъедены кислотой. Связь между жертвами установить не получается, но количество уже достигло шести человек. Убийство совершается быстро, непременно ночью и посреди улицы - теперь Город после заката тише чем обычно. Во всём винят цех магов, не уследивший за ренегатом, но есть и те, кто воздерживается от поспешных выводов. Кхайр аэп Лион всегда проявлял особую лояльность магически одарённым, и несколько важных улик заставили его усомниться в предположениях частных детективов и офицерства. И вместо того чтоб сидеть сложа руки, он берётся за дело.
И единственным письмом моментально запускает новый маховик насилия, что вот-вот захлестнёт ночные улицы и изменит жизнь Ассирэ вар Анагыд, нильфгаардской чародейки.

+1

2

Неделя на реабилитацию, так говорили они. У стражников не бывает отпусков, увольнений и других радостей дворцовых клерков. Служба стражем закона обязывает быть начеку всегда, и если ты уходишь, то скорее всего уходишь навсегда. Но после пережитого этим летом Кхайра попросили отдохнуть настойчиво, и отказ не принимался. "Настойчиво" - значит промывали мозги в казармах целый час, благо не перед рядовыми. Лейтенант был всем неудобен.
Но они не могли его уволить, конечно же, и именно поэтому пиво в "Фрехейт" казалось особенно славным. Постоялый двор за крепостными стенами, здесь останавливались лишь толстосумы и обитатели высоких башен дворца. Кхайр не привык питаться в таких заведениях и предпочитал доверять кухонные дела содержателю городского дома - старик Реман получал изрядное жалование, чтобы младший аэп Лион не испытывал затруднений с бытом. Его усилия помогали лейтенанту корчить из себя аристократа, которым он был по праву рождения, но не по достатку.
Но купить здешнее пиво стоило хотя бы ради того, чтоб пропить монеты, выделенные полковником на "реабилитацию". До сих пор Кхайр проводил вечера за книгами и в молитве, но сегодняшний - особенный. Благочестивые помыслы сегодня нужно отложить для благочестивых деяний. Человек, ничего не заказывающий в таверне и сидящий в дальнем углу, всегда привлекает лишнее внимание. Когда речь идёт о поимке преступника, лучшая тактика – оставить броню и знаки отличия в арсенале и облачиться в простые одежды. Притвориться простым человеком, который не заражён острым чувством справедливости. Стать жертвой. «Ловля на живца», излюбленный способ имперской разведки. Три года назад Кхайр узнал каково это – быть наживкой, и теперь влез в эту роль по своей воле. Лейтенант до сих пор не понимал, почему его с таким постоянством путают с жертвой. Это оскорбляло.
Это уже даже не смешило.
-Ещё кружку, пожалуйста. – рука в бурой перчатке, положил серебряную монету на стол. Остроухая официантка оглядела клиента с головы до ног, с выражением удивительного высокомерия на лишённом эльфской гармоничности личике. Кхайр не любил, когда на него смотрят оценивающе.
-Этого мало? – из-под коричневого берета на официантку взглянули пронзительные стальные глаза. На лице лейтенанта не двинулась ни единая морщина, и тонкие губы лишь слегка приоткрылись, чтоб тихо спросить. Кхайр надел для визита в приличное заведение чёрный колет с лучшей белой рубашкой и приличного диаметра жабо, под стать графскому достоинству. Чёрные штаны и кожаные сапоги с округлым носом вызывали у всех в центре города ассоциацию с дворцовым служащим. Она не могла узнать в нём стражника, патрули не так часто заходили в районы знати. Когда-то.
-В нашем заведении снимают головные уборы. – полуэльфка позволила себе менторский тон и уставилась в ожидании.
Столик аэп Лиона находился возле тяжёлых красных штор, в отдалении, в тени. «Фрехейт» бурлил людьми, но Кхайр не видел ни одного знакомого лица, из придворных. Офицеры бригад не захаживали сюда – это место считалось прокажённым, здесь справляли праздники дворяне мантии. Настоящим аристократам – дворянам меча, здесь не нравилось решительно всё. Ни сложные правила поведения, ни мягкие стулья, ни приватные столы за шторкой. Они находили эту таверну недостойной громкого звания таковой, и никогда не останавливались здесь на ночлег. Лейтенант их понимал.
-Вы сами попросили. - проворчал он, неохотно снимая берет с белым пером сороки. Обнажив бритую голову, Кхайр чувствовал себя ещё некомфортнее, словно обнажился перед постояльцами заведения. Он ясно ощутил на себе взгляды нескольких парней в серых одеждах канцелярских служащих. Они быстро отвели взгляд, поняв что их заметили.
-Прошу прощения, господин. - полуэльфка быстро схватила монету и стеклянную кружку, неуклюже изобразила книксен. -Таковы правила нашего заведения.
Кхайр кивнул, отводя взгляд. Он прекрасно чувствовал повисшее в воздухе напряжение, слышал тихую молитву проповедника секты Святого Лебеды и шепотки канцелярских крыс. Эти идиоты не боялись выходить под вечер в таверну, чтоб напиться хотя слышали о случившемся неподалёку. Последнее убийство случилось в переулке рядом с рыночной площадью, буквально в двух поворотах отсюда. Праздность нервировала лейтенанта всё больше.
Гнилостная атмосфера этого изнеженного, пропитанного высокомерием неизвестных владельцев места, раздражала его. Это место следовало называть не таверной и не постоялым двором, а притоном педерастов. Даже музыканты играли что-то вальяжное и расслабленное, до боли восточное. Странные, изогнутые лютни наводили на мысль о развале зерриканских товаров, которые привозили купцы из-за гор Тир Тохаир. Алое убранство изящной мебели, штор и стеклянная посуда давили на привыкшего к лаконичности милитарного стиля рыцаря.  И что хуже всего, назначенная здесь встреча обещала долгий и сложный разговор с человеком, который может не захотеть сотрудничать.
Возможно, стоило действительно отдохнуть, а не выпрашивать у шпиков грамоту на особые полномочия в расследовании. Возможно, не стоило узнавать имена и адрес нужной голубятни и заняться этим в компании доверенных людей. Но нет, Кхайр решил, что подтвердит свою догадку любой ценой, и рискнёт раскрытием карт лицу, которое заинтересовано в фальсификации результатов вылазки. Лица настолько могущественного, что лейтенант боялся этой встречи и не мог совладать с собой, успокоиться в лучшей таверне города. 
И ещё он жалел, что не побрился и пошёл на дело с щетиной алкоголика, которым он не был. Наверное. Шёл третий день срока реабилитации, а воспоминания о пережитом в провинции всё никак не покидали. Поведение этого преступника было слишком похоже на виденное в разрушенном замке, где лейтенант чуть не расстался с жизнью и душой.
От размышлений отвлёк лишь вид новой кружки пива.
-Спасибо, милсдарыня. - Кхайр понуро уставил на большую кружку тёмного. -Что это?
-Каэдвенский стаут. - твёрдо выпалила официантка.
-А что я заказывал в первый раз?
-Тёмное пиво. Вы сказали "любое".
Кхайр закрыл глаза и помассировал переносицу. Он ненавидел каэдвенцев больше, чем любых других нордлингов.
Его размышления прервал лишь звон колокольчика на входе, возвестивший о новом госте, которого он надеялся увидеть. Аэп Лион помахал рукой, уже не заботясь об инкогнито. В конце концов, он был слишком, слишком явно похож на одного из стражей закона, по выходным валяющихся в канавах вместе с потенциальными преступниками.
Музыканты начали играть громче.

+

Уточняйте в лс, если что-то не нравится. Подробности дела оглашу в следующем посте, в разговоре.

+2

3

Постоялый двор «Фрехейт» ничем не отличался от всех других постоялых дворов во всей Империи. Может, богаче обстановка, чуть больше бархата, меньше пахнет кислой капустой, и больше – холодно-острым гаспачо и навязчивым мигасом, от аромата которого чародейка сморщилась и опустила голову, может, чуть более белоснежные воротнички, но суть – та суть, которую она, подобно любому исследователю, выхватывала мгновенно и безошибочно – суть была такой же.
То есть тут было многолюдно, шумно, пёстро и не очень уютно.
Поскольку дело, приведшее её сюда было достаточно… деликатным, если такое слово вообще можно употреблять тогда, когда речь идет не то об обезумевшем потрошителе, не то об мстящем державе ренегате, Ассирэ оставила дома и широкополую шляпу, и чародейские инсигнии, и теперь напоминала обычную (и притом не самую зажиточную) горожанку неопределенно средних лет, о чем жалела. Потому что эти самые носители белых воротничков подобно их более грязным и бедным сородичам толкали локтями и пихались нещадно, а перед тем, как все-таки удалось проникнуть в общую залу, какой-то щеголеватый забулдыга отдавил ей ноги, между прочим, по погоде в тонких туфлях, так что было больно и неприятно.
Впрочем, это на сегодняшний день являлось меньшей из бед.

Получив послание, ничуть не загадочное и, несмотря на светский стиль письма, достаточно конкретное, чародейка призадумалась. Великим был соблазн отказаться под благоприятным предлогом, направив к мастеру аэп Лиону кого-нибудь из своих протеже – более активного, более агрессивного, более «шило в заднице», как любила неодобрительно о таких говаривать её первая наставница, точно так же, как и Ассирэ, тяготевшая к анализу и размышлениям противопоставленным привычке бежать куда-либо потеряв голову. Но она не могла не понимать, что дело зашло достаточно далеко как для того, чтоб поручать его неоперившимся, пусть и горячим юнцам, иначе зайти этому самому делу в это самое далеко никто бы не дал.
Казалось бы, чего проще – выследи паршивца по горячим следам, найди и отправь в пыточную.
Ан нет – вон, бродит где-то по улицам так любимой ей столицы какой-то человек, наверняка точно так же, как она этим вечером, в неприметном светском, и незаметно вынашивает очередной план, как бы разделать кого-нибудь невиновного очередным неоправданно жестоким способом. Горячих следов не оставляя.
Потому Ассирэ согласилась. Пусть она и не любит попадать в заварушки, но её навыки и опыт, умение логически мыслить, знание привычек коллег из колдовского цеха могут стать той решающей песчинкой, которая заставит весы качнуться не в сторону убийцы. Беглое изучение информации обрисовало картину лишь в общих чертах, не добавив к тому, что она знала до того, практически ничего. Следовало просить помощи и внимательно выслушать следователя, назначенного на это дело.
Тогда Ассирэ, как и было ей сказано, как следует покормила почтовую голубку и взглянула сквозь зарешеченное окно на небо – до того момента, как солнце опустится к золотым башням, означая, что наступает вечер, у неё будет время обдумать те вопросы, которые следует задать в первую очередь.

Мастер Кхайр аэп Лион выглядел моложаво и устало. Не сразу разглядев его среди прочих гостей заведения, чародейка поторопилась сесть напротив, перед тем буквально затравлено оглянувшись. Она не любила лишний раз привлекать внимание, а развеселые гости, как назло, пялились на бабу.
- Добрый вечер, - понизив голос, поздоровалась Ассирэ, хотя вечер был не больно-то добрым, и обещал стать ещё хуже.
Подозвав разносчицу, она кротко попросила травяного отвара с миндалем и горькими офирскими апельсинами, и после, удостоверившись в том, что ничьи любопытные уши не трутся в непосредственной близости от стола, попросила:
- Расскажите мне всё, что знаете, о чём догадываетесь и что об этом всём думаете. Подумаем вместе.

Отредактировано Ассирэ вар Анагыд (2019-02-03 23:34:44)

+2

4

Её шаг казался удивительно спокойным, движения не вызывали раздражения. Кхайр поймал себя на мысли, что чародейка не вызывает неприязни, как многие в её цехе. Лейтенант воспитывался придворным чародеем, которому щедро платил за службу барон-отец. Скромный внешний вид госпожи вар Анагыд располагал к беседе, а низкий, требовательный голос вызывал приятное ощущение надёжности компаньона. Аэп Лион не смог сдержать улыбки, подумав о том, что наконец-то обратился по адресу. Эта женщина заинтересована в деле - чудо в наши бессовестные дни!
-О, сразу к делу, госпожа. Я думал что будут вопросы, но вы, очевидно, имеете личные мотивы. - лейтенант достал из-за пазухи свиток, скреплённый бурой печатью без символа. Отпечатанное на ней изображение Великого Солнца и Меча было видно только одарённым магическим талантом, и стражник прекрасно об этом знал. Сорвав печать со свитка, он развернул его на столе, чтобы содержание во всех подробностях было видно чародейке.
-Вы что-нибудь здесь видите? Я - нет. И думаю, другие тоже не видят, разве что кто-то прошёл обучение в том же учебном заведении, что и вы.
Свиток содержал четыре скреплённых между собой альбомных листов пергаментного цвета, на каждом - подробное изображение искалеченной жертвы. Талант художника виделся несомненным. Возможно, он был излишне подробен в рисовании увечий и подборе цветов, но придерживался чёткого, документального подчёркивания ран. Все четыре жертвы были выпотрошены, и вместо животов зияли чёрные дыры - до боли аккуратные для работы челюстей дикого зверя. Две жертвы были мужского пола, две - женского.
-Я догадываюсь что там изображено, и насколько я знаю, мой знакомый маг изображал только четыре последних убийства из шести.-стражник сделал глоток пива и облегчённо вздохнул.-Первую жертву обнаружили прибитой к стене храма багром, вторую повесили на горгулье. Третий выпотрошен и лишён половых органов, брошен к стенам банка. С четвёртого сняли кожу и распяли на двери казарм. Пятая, очевидно, была медленно поджарена и брошена к стенам дворца - и судя по всему, у убийцы была кишка тонка бросить труп прямо у ворот, что уже обнадёживает. Значит, по крайней мере, он чего-то боится. Шестую облили кислотой и бросили на рыночной площади. - он сделал ещё глоток. Воспоминания о жертвах беспокоили не меньше, чем кошмары, связанные с пережитым в провинциях. Одинаковая степень жестокости, отвратительный привкус сверхъестественного, проклятая магия. Всюду она - последнее убежище садиста и оправдание извращенца. Как бы Кхайр ни уважал чародеев, в последние пару лет отдельные их представители делали слишком много, чтоб стереть незначительного лейтенанта с лица земли.
И сегодня будет предпринята ещё одна попытка.
-Вы знаете, обвиняют мага-ренегата. Личность жертв установлена, все они занимали незначительные посты прислуги, но имели какую-то связь с чародейским аппаратом. Якобы, они досадил могущественным колдунам, и те их наказали. Абсурд. Блажь. Имперский маг - не дикарь, он поступил бы по-другому. Серийные убийства используют дворцовые интриганы, чтоб прижать вас к ногтю. - аэп Лион бросил недоверчивый взгляд на полуэльфку, которая подошла с бутылью отвара, делая вид что не вслушивается в разговор. -Заберите кружку, пожалуйста, с меня хватит этого.
В глазах эльфки вспыхнула и тут же потухла искра оскорбления.
-Итак. Обычно я в лучшем расположении духа, но после того как руководство отправило меня в отпуск, отстранив от дел, я просто в ярости.  Потому что я знаю чей это почерк. Я знаю как раскрыть это дело, и если бы мне дали вновь спуститься в подземелья города с фонарями и парочкой верных людей, то я бы достал этих дегенератов. Потому что никто так и не додумался до простой вещи: жертв похищали, чёрт побери. Им наносили увечья не на месте, и магические повреждения носят иной характер, необычный для modus operandi наших подданных. - Кхайр стиснул зубы и хлопнул ладонью по столу, не так громко как хотелось бы. Всё же капля манер и воспитание не позволяли ему это сделать даже после двух внушительных кружек пива. Стражник наклонился к чародейке, как заговорщик.-Это почерк Koram Agh Ter, жрецов Львиноголового Паука. Я уже видел таких раньше и сражался с ними в подземельях провинций и нашей столицы. Зараза пытается вновь набрать силу, но всем плевать. Дворец занят тем, как бы использовать инцидент в своих целях, а на объявленный комендантский час никто не обращает внимание - посмотрите на них! - он обвёл зал рукой. -Все привыкли к тому, что интриги дворца уносят невинные жизни. Всем плевать. - он откинулся на стуле и потупил взгляд. -Следующей жертвой должен был стать я, уверенность в этом крепнет с каждым днём. Я тоже связан с магами и тоже занимаю незначительную должность. И я... я тоже агент внутренней сети разведки, как и все погибшие. В городе ведётся война, а дворцу плевать. Он собирает войска для нового похода.
Веселье в таверне "Фрехейт" продолжалось, а за странной парочкой в углу следил чей-то неприязненный взгляд.

+1

5

Ассирэ подумала. Потом подумала ещё раз, без спешки взяв в руки вроде как пустой лист (странно, почему не обычный пергамент?), на котором перед её внутренним зрением расцветали символы и линии. Коллега потрудился на славу, очень дотошно зарисовывая детали, и пояснения, подписанные мелким, но чётким почерком, выдавали в нём человека с медицинским образованием. Tracheia безвозвратно повреждена кислотой, vertebrae thoracicae размолоты, возможно, впоследствии распятия на дверях, брюшина превращена в клочья. Неоправданная жестокость, броский китч в вопросах размещения тел - будто неизвестный злодей намеревался что-то ими сказать, только жители столицы пока что не поняли, не прочитали этот шифр – ритуалистичность… может быть, ритуалистичность и присутствует. Может быть, нет.
- Не бойтесь, - рассеянно бросила Ассирэ, не поднимая головы от сшитых вместе четырех листов с зарисовками, - пока я рядом, вряд ли кто-нибудь успеет вас убить. В самом дурном случае… о, как скверно получилось… в самом дурном случае, уверяю, они всё равно не успеют вас вскрыть и выпотрошить, и вы останетесь с абсолютно целой cavitas abdominis.
Наконец отложив альбом – несмотря на то, что чернила на них были магическими, она всё равно перевернула листы рисунком вниз, неосознанно ещё и прикрывая от любопытных взглядов рукой – чародейка постучала пальцами свободной руки по столу, продолжая выстраивать в голове логические связи.
- Слишком много северного стало вокруг, - задумчиво прокомментировала она, казалось, в пустоту, - даже здесь, в центре Нильфгаарда, возносят хвалу северным богам. А пиво? Мне не показалось, у неё в кувшине был каэдвенский стаут? Кому вообще пришло в голову везти каэдвенский стаут через половину континента? Немудрено, что вы отказались от добавки, ведь оно наверняка уже прокисло. Пейте наше, нильфгаардское. На крайний случай, знаете, я родом из Виковаро, и у нас в Виковаро варят неплохой эль…
Прервав себя на полуслове этой легкомысленной речи, Ассирэ нахмурилась. Что-то у неё в голове не складывалось.
- Мне не нравится, что мы говорим об этом здесь, - пожаловалась она, - слишком много разных ушей. А вы говорите слишком много разных подробностей.
Какой толк в том, чтобы скрывать рисунки, если тут же вслух вываливаешь соображения насчет того, что в столицу проникли жрецы культа, который, как говорят легенды, был основан где-то на севере? Кажется, в Гесо, ещё и близко тогда не бывшем имперской провинцией? Нет, она точно не помнила. Могла ошибаться. И едва ли стоило уточнять в императорской библиотеке – это отняло бы уйму времени, причем отняло бы безрезультатно: насколько она слышала сплетни и не подкрепленные фактами слухи, адепты этого культа в свое время ушли на дальний север, куда-то к Редании, а теперь, выходит решили вернуться, да так увлеклись, что проникли южнее, чем планировали.
Шутки шутками, а история её встревожила, хоть и пока что выглядела, как чья-то дурная выдумка.
Чёрная выдумка. Страшная. Кровавая.
- Примем вашу теорию за рабочую. Это вполне может быть, но я пока не всё понимаю. Как вы считаете, с чем связаны их нападения? Они хотят дискредитировать чародеев, чтобы убрать их из столицы, и чтоб потом им никто не мог противостоять в поединке… чтобы что? Захватить столицу? Или есть другие причины? Раз вы сталкивались с этим, у вас наверняка есть соображения, - понизив голос до того порога, при котором её слова едва бы мог разобрать сам господин аэп Лион, Ассирэ свернула рисунки и спрятала их за пазуху. Это стоило изучить. Поглядывать время от времени, обдумывая. Бездумно смотреть сквозь буквы, пытаясь познать цели убийц.
- Так против кого идет война? В чем состоит их замысел?
Ассирэ снова постучала пальцами. Потом всё же задала вопрос:
- И в чём состоит ваш замысел? Хотите сыграть роль приманки, или нанесёте упреждающий удар?

+1

6

Её слова звучали убедительно и помогали успокоиться. Лейтенант давно понял, что вляпался во что-то слишком опасное для простого кадрового офицера, и невзначай обратил на себя взор сил непомерно могущественных. Иной сказал бы, что аэп Лион прогневил богов любопытством. Но Кхайр знал правду: он был слишком исполнителен в служении своему сияющему божеству, и не замечал что существуют иные. Не любопытство, а слепой энтузиазм привели его сюда, в таверну где подают дрянной каэдвенский стаут и нет нильфгаардской лимонной водки.
Возлюбленный рыцарь Великого Солнца чувствовал, что медленно превращается в обыкновенного забулдыгу, муштрующего солдат из пограничных деревень. Кхайр знал, что речь сегодня пойдёт не только о его жизни, но и о их. Отряд с Пограничья слишком сильно испортил расклад сил в тенях столицы.
-Сегодня я выйду из таверны, сверну за угол и буду парализован отравленным дротиком. - лейтенант подвинулся ближе к чародейке и начал сворачивать рисунки. -Не думаю что вы увидите откуда стреляли, но моё тело утащат - и вам надо будет выяснить куда. Я уверен что мы имеем дело с безумной сектой, и мотивы их действий... - Кхайр возвёл очи горе и отмахнулся жестом безразличия. -Они не важны. Я не слышал ничего кроме бредней про воскрешение их мёртвого божества. Они бежали отсюда столько лет назад, а теперь вернулись, не усвоив уроков. - свёрток с рисунками отправился куда-то во внутренние складки стёганой куртки. Посетителей прибавилось, и Кхайр с удовлетворением отметил, что не чувствует на себе взглядов. -Преимущество таких мест как это в том, что здесь никто не ожидает услышать подобный разговор. Все думают что политики решают судьбы мира за кулисами, а на самом деле они частенько забредают сюда и обсуждают денежные вопросы. Лично видел здесь недавно главного коморнего, он обсуждал с подчашим вопросы снабжения дворца. Никто не обратил внимание на их разговор, вообще. Никто не вглядывался в лица. Господину оказалось достаточно снять чёрный камзол и одеться буднично. - улыбка исказила лицо лейтенанта, словно краска на белом мраморе. Кхайр потянулся на стуле и зевнул, бесцеремонно и по-простецки, как это делает уставший после жатвы кмет. -Мне нужно было расслабиться перед таким предприятием, как думаете? Все жертвы объединяла общая деталь, о которой не написано нигде:  все погибшие посещали храм Великого Солнца и делали пожертвования на восстановление городов наших северных провинций. В этом фонде есть и мои деньги, и хоть я не был знаком с жертвами лично, мы разделяли одно общее убеждение: Великое Солнце согреет северян тёплыми лучами, даже если они этого не хотят. Возможно, наша просветительская работа зашла слишком далеко, и мы навредили больше, чем принесли пользу. Возможно, мы разбудили там старые секты, которые ринулись за обидчиками сюда. Вас устроит такой ответ?
Таверна шумела и наполнялась дымными испарениями странных зерриканских устройств, запахом алкоголя и шумом праздных разговоров. Музыканты вошли в раж и начали играть что-то весёлое, донельзя весёлое. Слух нильфгаардца оказался глубоко оскорблён, и он заёрзал на стуле, порываясь уйти.
-Думаю, пора. Я выхожу направо, к знатному району. Вы идёте налево, мы делаем вид что расстаёмся. Но вы поворачиваете ещё раз налево, обходя таверну кругом. Быстро. Будьте уверены, я буду стараться нанести им достаточный уроне перед тем, как упаду. - Кхайр отдёрнул штору и кивнул на тонкий и изящный меч в красных ножнах. -Франтовской, затуплённый. Но мне хватит.

+1

7

Ассирэ слушала собеседника со смесью какого-то брезгливого недоумения (надо же, какие странности творятся под самым носом у Его Императорского Величества, и неважно, существует ли Его Императорское Величество в конкретный момент времени в конкретно этом месте, Город Золотых Башен всегда остается сердцем империи, в то время, когда император отождествляется с её, этой самой империи, душой) и смутного уважения, граничащего с изумлением – юноша излагал свой план с отчаянной легкостью человека, которому больше нечего терять. Нельзя сказать, что во всём, что она сегодня услышала, не было ровным счетом никаких недостатков, но чародейка справедливо решила, что, раз уж ей хватает смелости мысленно именовать наверняка повидавшего всякие неприятности офицера, (чей возраст неопределенно угадывается между совсем уже не желторотыми для солдата двадцатью и опытными сорока), юношей, то и со всеми отрицательными сторонами его плана она просто обязана справиться. Чай не девочка.
- Меня устраивает ваше предположение, - Ассирэ склонила голову, опуская ресницы. Пристальное разглядывание лица собеседника, в которое она часто неуместно впадала, на самом деле погружаясь внутрь собственных раздумий, могло того смутить, а редко чем ещё можно настолько же испортить дело, как сбить соратника с нужного настроя перед настолько важным мероприятием. В важности сомневаться не приходится – не каждый день, знаете ли, вас собираются убивать сумасшедшие поклонники культа каких-то безумных хтонических существ из северной части этого мира, чьим единственным призванием является приносить людям как можно боли, ужаса и страданий.
Они, между прочим, достаточно-таки преуспели, даже у меня теперь душа не на месте – подумала чародейка, но внешне никак своих опасений и страха не продемонстрировала. В конце концов, ей в этом спектакле отведено совсем другое место – актера, притаившегося среди толпы зрителей, который появляется на подмостках ровно в то мгновение, когда того не ожидает никто! Следовательно, стоит сохранять непоколебимое спокойствие. Если окажется, что по собственной неосмотрительности она поспособствует тому, чтобы мастера аэп Лиона угробили, то по головке её точно не погладят: большая сила значит большую ответственность.
- Я бы хотела как-нибудь заколдовать одну из ваших вещиц, - с сожалением произнесла колдунья, - но магия в этом месте может привлечь к нам внимание. Да и кто знает, может, наших… неприятелей это отпугнёт.
Да, как-то так. Теперь временно придется, следуя планам Кхайра, обходиться тем, что дала ей природа на самом начале пути – руками, ногами, голосом и внимательными глазами. Разве что…
- Но на всякий случай сгодится и это, - и Ассирэ протянула руку прямо к лицу Кхайра, но не затем, чтоб осенить его каким-нибудь ритуальным напутственным жестом, вызывающим благоволение Великого Солнца или любого другого божества, в которое верили на этой части континента, а для того, чтобы выдрать из брови несчастного один-единственный волосок. Слабое утешение, если подумать, но с таким материалом, особенно если его завернуть в платок да потом запрятать куда подальше, она сможет сделать хоть что-то, и разыскать пропажу магически тогда, когда остальные методы не дадут результата.
Оставалось понадеяться, что до этого не дойдет.
- Вперед, - не размениваясь на прощальные церемонии, чародейка кивнула, - я всё сделаю так, как вы сказали.

+1

8

Нильфгаардская чародейка должна быть покорной, непокорная чародейка - значит мёртвая. Кхайр не удивился, когда она согласилась, как не удивился её появлению здесь. Эта неопрятная женщина должна прекрасно понимать, что говорит не с простым стражником, а с Организацией, которая стоит у него за спиной. С имперской разведкой.
-Благодарю. Это будет лучший вечер в моей жизни. - Кхайр встал и куртуазно поклонился, сняв берет. -Я знал что смогу на вас положиться. У вас будет много друзей. - он бросил на стол пару монет из маленького кошеля на поясе и поправил жабо. -До встречи.
Уходя, он скрестил пальцы за спиной, сигнализируя о том, что нужно подождать и её ждут. Ей было безопаснее быть здесь. Намного безопаснее, чем на улице, следуя по пятам. Едва лейтенант вышел в душный августовский сумрак и вдохнул до боли сухой воздух Города, как от стены отделился серый силуэт коренастого человека в большой шляпе. Можно было бы подумать, что это краснолюд, но в темноте не было видно бороды.
-Следи за ней.
-Так точно, господин лейтенант. - из-под шляпы вырвался клуб дурнопахнущего дыма. Одну руку агент прятал под плащом. -Невиновна?
-Не бывает невиновных. - Кхайр кивнул прохожему в такой же широкополой шляпе.
-Воистину, не бывает. - высокий голос резал уши.
Кхайр аэп Лион был уверен, что попадёт в ловушку, и поимка настоящего убийцы в таком случае -вопрос времени. Ловля на живца всегда была любимым орудием в арсенале стражи, но лейтенант не высказал чародейке одной простой правды: последние жертвы тоже великолепно охранялись. Это их не спасло.
Он не просто играл с огнём, а действительно был уверен, что идёт на смерть. Но он должен был предотвратить следующие.
Кхайр повернул за угол, в проулок между стенами постоялого двора и банком. Нет более удобного места для покушения в этом городе.  Несколько канализационных решёток в дождевых сливах, больших и ненадёжных. Невысокие крыши. Дорогие, открывающиеся настежь окна и несколько неудобных, узких поворотов, из которых можно внезапно напасть. И самое главное - здесь быстро становилось очень, очень темно из-за отсутствия ламп и магических фонарей. Самая поганая улочка во всё Городе Золотых Башен, и конечно же в богатом районе - статистика убийств в этом месте била рекорды за последние десять лет. Тёмное пятно на репутации района, которое не так легко смыть - строители даже хотели запечатать этот мерзкий лабиринт. Стража скурпулёзно записывала каждый  сценарий произошедшего здесь преступления, потому что знала: скоро здесь произойдёт ещё одно. Патрули и караулы не прекращали форсировать эту улицу.
Знание местности было на стороне лейтенанта, ведь он патрулировал район знати несколько десятков раз. Но что-то очень скоро пошло не так.
С крыши упала черепица, с треском. Громко, так что лейтенант встрепенулся и ухватил рукоять тупого меча. Его серые глаза округлились, он ждал атаки. Но пронзительная тишина прерывалась лишь далёкой музыкой таверны.
Ещё два шага вперёд, оглядываясь. Всё ещё тишина. Хищный взгляд ощущался всё ближе, и воздух загустевал от напряжения. Аэп Лион тяжело дышал, чувствуя себя добычей, но боялся сорвать план. Едва на него нападут - подоспеет стража.
-Покажись! - глазные яблоки налились кровью, в висках пульсировало. Кхайр шёл вперёд, не отпуская эфес.  В другом конце переулка его должны дожидаться ещё верные люди, всё спланировано как надо. И если убийца так самоуверен, то пусть решится.
Визг раскручиваемого троса.
Отскок в сторону.
Трос захлёстывает левую щиколотку,  кто-то напрыгивает, подминая.
Резкий рывок троса, земля уходит из-под ног. Что-то бьёт в голову. Снова. Хищные красные глаза смотрят из-за решёток слива. Животный страх.
Удар стилетом в когтистую лапу, сжавшую плечо и темнота. Кхайр даже не успел закричать, прикусил язык.

***

Ассирэ вар Анагыд встретили двое в чёрных шляпах, поприветствовавшие её кивком. Они молча направились в переулок, куда проследовал лейтенант и у поворота подождали чародейку.
-Их скорее всего двое. Один мутант, другой что-то похуже. Ускользают постоянно. Лейтенант на всё готов, лишь бы мы их нашли.  - внушительный бас коренастого и запах курительной трубки создавали впечатление, что этот стражник осведомлён практически обо всём в городе. -Как закричат - нам нужно бежать по горячим...
Именно в тот момент раздался пронзительный мужской крик, и едва спутники чародейки схватились за оружие - раздалась магическая вспышка, которая осветила переулок так ярко, что многие на окраинах решил что он запылал синим пламенем.
На улицах Нильфгаарда появились две фигуры в зелёных куртках с чудовищным узором, и их лица скрывали звериные маски. Они дрались с двумя стражниками, которые пришли с другого конца переулка,  отчаянно и злобно.
Лейтенанта на улице не было.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Временный альянс