Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Покой усопших — дело живых


Покой усопших — дело живых

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время: 15-е июня 1264-го
Место: деревня Прижлица, Цинтра
Действующие лица: Лето, Зеррит
Описание:
Война не проходит бесследно. За ней остаются разрушения, голод, болезни и, конечно же, трупоеды, которые рады полакомиться ее жертвами. И что делать обычным людям, когда такая напасть приходит с бывших полей битв искать поживы в могилах их родных? Ответ болезненно очевиден.

Отредактировано Лето (2019-01-31 16:25:39)

+1

2

Первая Северная отгремела года два как. Нильфгаардское вторжение закончилось битвой при Содденском холме, а новая граница Империи пролегла по реке Яруга. Целые поля заваленные трупами в Соддене и Заречье привлекали не только ворон: падальщики и трупоеды с охотой выбирались погрызть кости павших воинов. Раздолье для ведьмаков и смертельная опасность для тех, кто не проходил Испытаний Травами. Впрочем, даже мастера своего дела имели неплохие шансы стать закуской в тех краях - твари вроде гулей сбивались в стаи, что делало работу ведьмаков еще опаснее.

Огибая болота и трясины Гнилого Урочища, братья-ведьмаки столкнулись с трутнями эндриаг, заждавшихся осени. Эган оказался прав, сказав, что разбивать лагерь так далеко от большака - очень плохая идея. "Лихим людям тут делать нечего, а вот какой-нибудь твари может приглянуться теплая кочка или подлесок" - нахмурился он. Прожорливые чудовища зашевелились, едва заметили приближение ведьмаков, ведущих лошадей к лесу. Зеррит услышал скрежет и шипение прежде, чем увидел темно-зеленый хитиновый панцирь. Огрызнувшись ядовитыми шипами эндриаги стали приближаться к раненой лошади Эгана, кобыла Зеррита ринулась к дороге, а ведьмаки не сговариваясь бросились к деревьям, скрываясь от чудовищ. Они расправлялись с трутнями по одному, пользуясь тем, что ржущая лошадь отвлекала инсектоидов предсмертными хрипами. Желания искать гнездо эндриаг у ведьмаков не было, масла и ловушек для этих тварей тоже. Останки чудовищ Зеррит деловито выпотрошил, провозившись до утра. С восходом солнца ведьмаки вернулись на большак с единственной лошадью.

Проезжающая мимо повозка остановилась, братья тоже. Кучер с прищуром поглядел на серебряные медальоны школы Змеи.
- Гули пожрали коня-то, милсдари ведьмаки? - Спросил старик, не вынимая курительной трубки изо рта.
Зеррит смерил мужчину взглядом, отметив, что руки его крепко держали вожжи, хотя тот явно разменял шестой десяток. Одет он был в матерчатую рубаху и рваные к низу штаны, на ногах увесистые сапоги, а лысеющую голову прикрывала большая шляпа с полями.
- Эндриаги, дед. Гули - падальщики. - Коротко ответил ведьмак.
- Все одно срань нечистая! Слыхали про упыря-то нашего, в Прижлице?
Ведьмаки переглянулись. Эган вскочил на лошадь, а Зеррит залез к старику, под брезентовый навес.
- С этого места поподробнее..

Собеседником дед Невой оказался бойким.
- Мало нам нильфгаардских упырей! - Старик в сердцах хлопнул телегу по поручню.
Оказалось в Прижлице по погосту уже недели две как шастал здоровенный упырь.
- Местные не могут своих похоронить, а староста все ведьмака ждет или того, кто с трупоедом сладить сможет. Правда, желающих-то особо нет.
- Похоже разоряет он только могилы? Не пробовал еще свежатинки?
- Вроде нет. Погрыз только одного.

К полудню повозка добралась до Прижлицы.
- Звать-то вас как хоть? – старик впервые за несколько часов решил поинтересоваться именами ведьмаков.
- Зеррит, это Эган. Бывай.

Распрощавшись со стариком у главных ворот, Зеррит и Эган направились к старосте. К удивлению ведьмаков оказалось, что кто-то из "ваших же" уже взял заказ на кладбищенского упыря, а нанимать сразу троих выходит "больно дорого". Эган пошел присматривать лошадь у местных, а Зеррит в корчму - запастись едой и промочить горло. Там он и встретил ведьмака, которого не видел четыре года.
Взяв у трактирщика бутыль местной перцовки, Зеррит подсел к старому другу.
- Надо же.. Сколько лет, сколько зим.

Отредактировано Зеррит (2019-02-01 16:50:45)

+2

3

Солнце над Прижлицей медленно взбиралось к зениту.
- Так как узнал? – сказал солтыс не поворачиваясь к ведьмаку и ставя новый чурбанок на пень. Он был стар, но возраст не изменил его широкую, коренастую стать, разве что посеребрил черную бороду и виски. 
Лето врать не стал. Да и зачем?
- От сборщика податей  - сочно хрустнув краснобоким яблоком, ведьмак продолжил – Я искал работу у нильфгаардцев, он же направил меня сюда.
Старик хмыкнул в усы и шумно вздохнул. Он занес колун и одним быстрым движением, в которое он вложил свое недовольство, щелкнул еще одно полено.
- Мало нам нильфов, лихорадки, так еще и эта тварь на голову свалилась…  - повернулся он к ведьмаку, утирая предплечьем пот с брови
- Черные, как знаешь, тут уже почти два года хозяйничают – для нас ничего особо не поменялось, разве что висельников по придорожным столпам стало больше да и налоги поднялись.  Лихорадка пришла этой весной – сляг, пролежал в горячке с недельку и нету человека.  Те, кто покрепче, переболели,  ну а старики, дети… Много домов теперь пустует.  А недели две так назад, кто-то нашел разрытые могилы, да только не заступом было порыто, а когтями. Говорили, что тварь видели – серокожая, здоровая, больше саженя от пят до головы.  А потом… Сверик, дурачек местный,  никого не послушал и понес свою мать хоронить. Вернулся погрызенный, покалеченный и весь в крови, уже без нее.  Думали собраться с факелами и вилами да спровадить чудище оттуда, но народу от хвори и так много полегло.
Мужчина поморщился.
-  Да только не можем мы это все так оставить. Там лежат мой отец, дед и прадед, а потом и я там буду.  Наверное, сколько Прижлица была – столько там людей и хоронили. Это святое место, ведьмак… - солтыс  на мгновенье застыл, но потом с досадой вздохнул и махнул рукой – Хотя, что я тебе,  бродяге без роду-племени, объясняю.  Все равно не поймешь.
Лето, тем временем,  отхватил последний кусок от яблока и закинул огрызок куда-то в высокую траву за тыном.  Ему было знакомо чувство принадлежности, привязанности к чему-то, да только говорить он об этом не стал – глядишь, еще и репутацию ведьмачью порушит.
- Действительно  - обратился он к солтысу,  не меняясь в лице  - Но меня больше волнует, сможете ли вы позволить себе мои услуги.
-  А как же… - мрачно зыркнул на него мужик – будут тебе деньги. Пятнадцать флоренов всем миром наскребем. 
- Пойдет. Но в зависимости от обстоятельств цена может и возрасти.

Лето взял глиняную миску с похлебкой и расположился на лавке возле угла, подальше от компании черных от горя и возлияний кметов, поминающих кого-то местной перцовкой. Надо было думать.
Думать о том, был ли это просто отъевшийся на местах старых побоищ альгуль или целый грайвер.  О том, получит ли он оплату в полном размере, или же староста неосмотрительно попытается надавить на его давно зачахшую жалость и сбить цену.
Похлебка  же, сготовленная женой корчмаря, была отвратной. Но не настолько чтобы Лето оказался от нее – обилие сметаны помогало смириться.
Деревянная дверь отвратно скрипнула несмазанными петлями и кто-то вошел. Явно не местный, потому что шаркал и не тупал, но ступал так, что даже старые деревянные половицы не скрипели. Новый посетитель, переговорив с корчмарем, подсел на лавку к ведьмаку. Тяжелая бутыль перцовки, только добытая из погреба, стала на стол.
— Надо же… Сколько лет, сколько зим – раздался знакомый голос.
Зеррит. Совсем не изменился - все такой же излишне таинственный со своим скрытым за повязкой и капюшоном лицом и тем самым привлекающий еще больше внимания.
- Всего-то четыре года – Лето бросил обглоданную куриную кость в миску и повернул голову к старому товарищу – Эган, как я догадываюсь, где-то рядом?
Здоровяк утер полотенцем жир с пальцев и губ.
- Как большак? Что видели, где бывали? И не за работой ли сюда пришли?

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Покой усопших — дело живых