1. Полное имя:
Эйк из Денесле.

2. Возраст | Дата рождения:
45 лет. 1222 год.

3. Раса:
Человек.

4. Род занятий:
Странствующий рыцарь.

5. Внешность:

Эйк из Денесле – немолодой рыцарь высокого роста и крупного телосложения, обладающий заметной статью и военной выправкой. Его мужественное, местами изрезанное морщинами лицо украшено аккуратно подстриженными и слегка подкрученными вверх усами, и треугольной бородкой. Серые глаза рыцаря спустя года странствий всё также полны огня. Темные короткие волосы посеребрила седина. Старые, слегка потускневшие латы и кольчуга всё ещё выглядят внушительно. Голову рыцаря венчает синий обруч с белыми полосками. На поясе с левой стороны в кожаных ножнах висит полуторный меч Эйка, с правой за пояс заткнута синяя лента. Верным скакуном ему служит гнедой жеребец, укрытый синей попоной с золотистыми узорами. Рыцарь движется уверенной, слегка шаркающей походкой. Обладает довольно высоким и неприятным голосом, который в моменты крайнего волнения начинает походить на скрип ржавой телеги.

6. Характер:

Эйка из Денесле можно по праву назвать Доном Кихотом Северных Королевств, потому как он, будучи невероятным идеалистом, совершенно аналогичным образом посвятил свою жизнь крестовому походу во имя Добра и Справедливости.
Эйк безмерно требователен к себе – отступления от основных рыцарских добродетелей, для него просто немыслимы. Он честен и прям в словах и поступках, не привык скрывать своих намерений и своего истинного отношения к людям, хотя и старается быть как можно более учтивым, особенно с женским полом. Для него свято понятие рыцарской чести, а потому, будучи оскорбленным, он не преминет потребовать от обидчика извинений, а в случае отказа – смыть оскорбление кровью нахала, вызвав тот на поединок.
Эйк безукоризненно отважен и щедр, а потому всегда готов прийти на помощь тем, кто в этом нуждается, даже если придется рискнуть для этого жизнью или пожертвовать своим материальным благополучием. Кроме того, рыцарь из Денесле считает ниже своего достоинства требовать награды за оказанную помощь.
Особое место в жизни Эйка занимает служение добрым богам. Он регулярно молится и свято чтит каноны, описанные в Святой Книге и Доброй Книге. Он активно руководствуется положениями данных религиозно-этических трактатов в своих странствиях и без конца цитирует их. Эйк верит, что чтобы сделать мир лучше, нужно приступить к непосредственным действиям по его усовершенствованию, и начинать надо, прежде всего, с себя.
Вместе с тем, Эйка из Денесле нельзя назвать человеком широких взглядов. Следствием максимализма рыцаря, то есть разделения им мира на «черное» и «белое», является предубеждение оного против наёмников, нелюдей и чародеев. Данные лица для него являются порочными по умолчанию, а посему Эйка крайне сложно убедить в положительности конкретного индивида если он имеет отношение к одной из перечисленных категорий.
Эйк человек действия, а потому не склонен доверять словам, но лишь поступкам, однако, увлеченный своей борьбой со злом, рыцарь часто сам нисходит до излишнего словоблудия, что, вероятно, является следствием желания вдохновлять окружающих.
Особое внимание стоит уделить политическим взглядам Эйка, которые, просто-напросто отсутствуют, так как он считает себя в первую очередь защитником Добра и вершителем Справедливости, а потому участие в политических играх, движущими силами которых являются жадность и гордыня, не для него.

7. Цели:
Защита невинных, самоотверженное служение идеалам рыцарства и добрым богам. Улучшение мира, самосовершенствование.

8. История персонажа:

Эйк родился в семье отставного солдата и дочери капитана городской стражи, в местечке под названием Денесле, что в Редании, на Севере.
Будучи единственным сыном своих родителей, будущий рыцарь с самого детства привык к тяжелой работе по дому, что, однако, ничуть не омрачало его жизнь. Мать Эйка, будучи женщиной религиозной, с детства привила своему сыну почтение к богам Севера, познакомив того с мудростью, изложенной в двух ключевых священных писаниях Севера: Святой Книге и Доброй Книге.
Завороженный невероятными историями о добрых богах и их чемпионах — рыцарях, Эйк, ещё в очень юном возрасте пристрастился к чтению книг, которыми были полны храмы Мелитэле и Креве.  Тогда же, зародилась его мечта стать благородным рыцарем, защищать простой народ и нести в мир Добро и Справедливость во имя богов. Стоит ли говорить, что подобные наклонности мальчика нашли огромное поощрение у матери и служителей храмов?
Чтение было Эйку много милее игр с другими детьми, однако совсем уж беззащитным книжным червем он не был. Отец и дед, оба люди служивые, справедливо полагая, что мужчина должен уметь постоять за свою семью, стали активно передавать младшему свои боевые знания и умения.
Свой первый подвиг Эйк из Денесле совершил в возрасте пяти лет.
Помимо чтения, мальчишка любил также прогуливаться по улочкам Денесле, мечтая о приключениях, в которых ему предстоит принять участие.
Во время одной из таких прогулок, мальчишка наткнулся на соседских мальчишек, издевавшихся над дворовым псом.
Твердым шагом, Эйк направился к обидчикам с требованием прекратить свои бесчинства. Семилетние великаны только рассмеялись в лицо отважному юнцу и бросились к нему. В тот же момент на нечестивцев обрушился град камней, заставивший оных ретироваться.
Увлеченный, Эйк вечно находился в поиске свершений, и неизменно находил их. Из каких-то он выходил победителем, после других был бит, но он никогда не изменял себе.
В возрасте 16 лет, Эйк, уже тогда на голову, а то и на две возвышавшийся над своими сверстниками, был принят в местную стражу.
К служебному долгу юный стражник подходил на редкость ревностно и честно, чем снискал, по большей части недоумение среди сослуживцев и местного населения. Высокий стражник, на полном серьезе патрулировавший улицы, не отлынивавший от работы, непьющий и не вымогавший взяток был диковинкой. Эйк вечно рассказывал всем о своем долге и предназначении, что, по первой, напрягало его начальство. Но спустя время все к нему привыкли.
К восемнадцати годам наш герой, чувствуя, что оседлая жизнь стражника не для него, добровольно ушел в солдаты. Увидев габариты рекрута, капрал-вербовщик обошелся без лишних вопросов.
Уже через год Эйк разочаровался в военной службе. Его не покидала мысль о том, что он постоянно идёт на поводу у чьих-то амбиций, конечной целью которых является не высшее благо, а заполнение и без того ломящихся от золота сокровищниц.
Во время совместных военных учений, проводимых под бдительным взором нескольких владык Севера, Эйку довелось нести службу в карауле, когда он услышал истошный вопль. Часовой из Денесле кинулся в лес, откуда и донёсся звук. Там он увидел человека, преследуемого какой-то страшной бестией. Недолго думая, солдат бросился на помощь убегавшему (а точнее, как потом выяснилось — убегавшей). Метким уколом алебарды, воин пригвоздил длиннющую тварь к земле, после чего, перерубив длинные, напоминавшие косы передние конечности, снес ей башку.
Так, славный Эйк справился со своим первым чудищем – жутким сколопендроморфом (по правде сказать, то была молодая особь, не отличавшаяся гигантскими размерами, но у страха глаза велики).
На следующий день, сменившегося со службы солдата вызвал к себе король. Как выяснилось, прошлой ночью Эйк спас от верной гибели племянницу одной венценосной особы.
В полдень, пред светлыми очами всей присутствовавшей на учениях знати, солдат из Денесле, которому едва стукнуло двадцать, за храбрость и самоотверженность был посвящён в рыцари. Это было не столько поощрением для Эйка, сколько шагом политическим, однако, несмотря на это, юный рыцарь был доволен.
Король даровал новообращённому рыцарю пустовавшее имение в родном Денесле, несколько душ крестьян, оруженосца, а также призвал того ко двору.
Находясь при дворе, рыцарь Эйк из Денесле чувствовал себя не в своей тарелке. Обстановка при короле складывалась не самая привлекательная для жаждущего действий юноши. Он продолжал работать над своим боевым мастерством, участвовал в турнирах, а слыша о появлении в окрестных землях разбойников или бестий, со всех ног мчался туда дабы защитить несчастных мирных жителей.
Через год безупречной службы при дворе, Эйк обратился к королю с просьбой отпустить его странствовать по миру так как того хотели бы боги. Его Величество, проникнувшийся за год всеми странностями своего вассала, а также его помешанностью на предназначении, посовещавшись с другими придворными, принял решение удовлетворить просьбу рыцаря.
Так, в начале 1244 года, рыцарь Эйк из Денесле официально был отправлен в странствия по миру, вершить подвиги и бороться со злом во славу богов (ещё один политический ход с точки зрения короля, на этот раз направленный на поддержание хороших отношений с религиозными культами Севера).
Вместе со своим оруженосцем Хедвигом, человеком немолодым, но бывалым и терпеливым, Эйк объявил войну всем чудовищам Севера. Вместе, они объездили добрую часть материка, во время своих странствий прикончив не одно чудище.
В 1248 году, Эйк из Денесле вместе с Хедвигом прибыл в Ангрен для того чтобы сразиться с чёрным драконом, повадившимся грабить местные деревни в поисках пропитания.
Патрулируя окрестности, рыцарь наткнулся на чудовище, вступившее в схватку с местным ополчением. Дракон уже начал жечь дома своим кислотным дыханием, когда ему навстречу с копьём наперевес выскочил Эйк.
Увлеченный расправой с местным населением, ящер не заметил приблизившегося к нему на всей скорости всадника, а потому не успел увернуться от удара рыцарского копья. Получив удар, сопоставимый для человека с хорошим боковым ударом в челюсть, дракон потерял равновесие и завалился набок, в то время как Эйк, избавившись от обломка копья, спешился и выхватил меч. Подскочив к морде чудовища, он нанес удар точнехонько туда, где по его расчетам должна была располагаться сонная артерия бестии.
Драконья кровь брызнула фонтаном.
Зверь взревел, и взбрыкнув, отбросил рыцаря в сторону. Затем последовали несколько тщетных попыток подняться на лапы. Падение. Конвульсии. Затишье.
Во время падения, рыцарь не получил каких бы то сильных увечий, зато сильно ударился головой, а потому, находящегося без сознания Эйка погрузили на его же лошадь и по указке Хедвига отвезли в имение ближайшего лендлорда.
Рыцарь пришёл в себя спустя сутки, раздетый, в мягкой постели, в просторной комнате. Голова до сих пор ужасно болела, но была перебинтована. Через секунду рыцарь забыл и про это.
В помещение вошла девушка такой красоты, что Эйку подумалось, будто он перенесся в небесную обитель добрых богов. Поинтересовавшись, верно ли его предположение, он лишь рассмешил красавицу.
Её звали Игрэйн. Она была дочерью вельможи, приютившего Эйка у себя.
В тот же день, Эйк прилюдно объявил Игрэйн дамой своего сердца, посвятив ей убийство чёрного дракона, а меньше чем через неделю, они, благословлённые родителями, обвенчались в ближайшем святилище Мелитэле. Вскоре, они покинули Ангрен и направились в Денесле.
В 1249 году у Эйка из Денесле родился сын Зигфрид, которому суждено было продолжить дело отца и стать рыцарем.
Эйк многому научил своего наследника, а кроме того оставил ему обширную библиотеку, а также многочисленные гравюры, содержащие знания о чудовищах, собранные благородным рыцарем за годы своей богатой практики убийцы бестий.
В 1260 году Эйк из Денесле присоединился к отряду короля Каингорна Недамира, собранному с целью похода на дракона, объявившегося в Голополье. К своему неудовольствию, рыцарь отметил, что к походу присоединились также наёмники, в том числе нечеловеческого происхождения, ведьмак Геральт из Ривии и чародейка Йеннифер из Венгерберга. Двух последних Эйку, несмотря на неприязненное (откровенно чванское) отношение к ним, довелось выручить из беды, когда те чуть не погибли вследствие горного обвала, вызванного драконом.
Спустя время, отряд короля Недамира встретился с искомым звероящером. Необычайной красоты золотой дракон оказался разумным, и представившись Виллентретенмертом, бросил людям вызов. Эйк из Денесле был первым членом отряда, принявшим вызов бестии. Облачившись в полную экипировку и оседлав коня, рыцарь вышел на бой с разумной рептилией. Результат оказался крайне плачевным. Дракон смел славного Эйка с коня, в результате чего тот получил весьма тяжёлые травмы, а именно переломы обеих ног и сильный ушиб спины.
Увидев бесперспективность сложившегося положения, юный король Недамир приказал своим людям забрать с поля битвы поверженного рыцаря и возвращаться в Каингорн.
За данными событиями последовала болезненная двухлетняя реабилитация Эйка в  храме Мелитэле в Элландере. Жрицы долго и тщательно выхаживали рыцаря, в результате чего воину всё-таки удалось покинуть святую обитель богини-матери и снова сесть в седло.
Спустя несколько лет, Эйка покинул его верный оруженосец Хедвиг. В одном из столкновений с разбойниками у старика не выдержало сердце. Рыцарь похоронил своего верного слугу со всеми подобающими почестями, а также заплатил нескольким бардам, дабы те разнесли по свету песни о Хедвиге, верном оруженосце, чья служба была символом веры и преданности.
Последнее приключение произошло с Эйком из Денесле совсем недавно, в деревне Угодья Монахов, что неподалеку от Лирии. Местные кметы попросили рыцаря избавить их от поселившейся неподалеку мантикоры.
Эйк, уже справлявшийся с подобным чудищем, направился к предполагаемому местоположению логова, указанному старостой деревни на карте. По дороге, он встретил небольшой партизанский отряд Мэвы, королевы Лирии, предложивший рыцарю свою помощь в уничтожении чудища.
Спустя пару часов, бестия была повержена, а Эйк, поблагодаривший лирийцев и ривийцев за помощь, продолжил своё странствие.

9. Навыки и умения:

Эйк из Денесле – опытный и умелый воин, закаленный в боях с чудовищами. Его боевые навыки известны и признаны как простым народом, так и лучшими воинами Севера. Он ловко орудует мечом, щитом и рыцарским копьём, кроме того, является превосходным кавалеристом, крепко сидит в седле и отлично сражается верхом на лошади. Развитию своих бойцовских умений Эйк посвятил всю жизнь.
Кроме того, проводя большую часть своего времени в странствиях и путешествиях, Эйк научился множеству полезных для выживания навыков. Он умеет читать карты, ориентироваться на местности, способен разжечь костер, оказать первую помощь себе и окружающим, позаботься о лошадях, обеспечить должный уход своим оружию и броне, найти источник воды и разжиться пищей даже в лесу.
Не обладая академическим образованием, Эйк, тем не менее обучен грамоте. Из языков доподлинно подтверждено лишь владение Всеобщим, хотя это не мешает ему как опытному страннику просто по акценту определить откуда происходит тот или иной его собеседник. Рыцарь из Денесле воистину многое повидал на своём веку.
Как истинный рыцарь, Эйк из Денесле не совсем потерян для Муз. И так как красноречие и музыкальный слух – это не про него, рыцарь неплох в изобразительном искусстве. Пример этому – гравюры, изображающие чудовищ и способы борьбы с ними, которые Эйк рисует во время своих странствий.
Кроме того, являясь истинным приверженцем рыцарского духа, Эйк из Денесле искренне верит во всё о чём говорит, и что не менее важно – подтверждает слова делами, а поэтому он может легко воодушевить простой народ и вселить надежду в сердца защищаемых им людей, несмотря на, в общем-то, весьма посредственные ораторские способности. 

10. Слабые стороны:

Являясь классическим рыцарем, Эйк из Денесле сражается преимущественно в тяжёлых доспехах и с щитом, что не прибавляет ему скорости и проворства. Кроме того, сражаясь в седле, рыцарь, пусть и многократно увеличивает скорость и силу удара, заметно теряет в поворотливости и способности к манёвру (чем и воспользовался Виллентретенмерт в бою с Эйком). Переломы обеих ног, пусть уже и достаточно давние, также имеют свои последствия для воина, делая из него не самого способного прыгуна и спринтера. Кроме того, Эйк – человек немолодой, а потому в битве чаще полагается на выучку и опыт чем на физическое превосходство над противником. 

11. Имущество:

Скромный замок (с богатой библиотекой) и небольшой клочок земли в Денесле, а также десять душ прислуги и пара десятков кметов в подчинении (всё это содержится, в основном, стараниями родственников Эйка).
Две лошади: боевая и вьючная. Посеребрённый щит, полуторный меч, рыцарское копьё, комплект лат и кольчуга, шлем с забралом, поддоспешник, скромное парадно-выходное платье, полевая сумка (в коей носит книги, бумагу, дощечки для гравировки, а также письменные принадлежности и карты), походные принадлежности (сумки, палатка, спальный мешок, средства для розжига, волшебная эльфская веревка, бритва, мыльные принадлежности, ножи для свежевания и разделки дичи, полевой котелок, фляга с пресной водой), кошелек.

Об игроке:
1. Планы на персонажа:
Путешествовать по миру, взаимодействовать с другими персонажами, ну, словом, жить, практически. Говоря конкретнее, я бы с удовольствием осветил как ранние подвиги славного Эйка, так и его быт в настоящих условиях. 

2. Связь: ICQ, Skype
К этим двум видам связи отношения не имею, а вот если меня не получается найти в ВК, стоит сообщить в полицию о пропаже.
https://vk.com/id355145816

3. Знакомство с миром:
Сага, сериал, игры.

4. Как Вы нас нашли?:
Топ РПГ.
Пробный пост:

Рыцарь Эйк из Денесле и его верный оруженосец Хедвиг ван Гус двигались через лесную чащу по еле заметной тропе, ведя под узды своих лошадей. Стояла тишина, и даже птицы не давали знать о себе. Лишь изредка доносился откуда-то протяжный волчий вой. Звери будто бы предупреждали незнакомцев о том, что те зашли на их территорию.
Наконец странники вышли на небольшую опушку леса. Посреди очищенной от деревьев полянки стояла ветхая деревянная изба.
Эйк молча отдал Хедвигу узду своей лошади.
- Оружие, милсдарь Эйк? – сухо поинтересовался слуга, глядя на рыцаря спокойным взглядом старческих глаз.
- Не нужно, Хедвиг. – ответил Эйк оруженосцу. - Если дойдёт до битвы, бросай мне оружие и спасайся вместе с лошадьми.
И он зашёл в избушку.
Внутри стоял мрак. Свет, падавший из окна, скупой полосой освещал стоявший посреди комнаты стол и стоящие на нем пустые прозрачные бутылки.
В воздухе висел едкий запах перегара.
- А, рыцарь Эйк из Денесле. – раздался во тьме с противоположной стороны стола немного хриплый, на удивление трезвый голос. – Проходите, садитесь, я зажгу свечу.
- Не стоит, господин лесничий. – сказал рыцарь холодным голосом, сохраняя непроницаемое выражение лица. – Вы ведь итак всё прекрасно видите.
Повисла гнетущая тишина. С той стороны стола зашуршали.
- Я… не понимаю… - начал было лесник.
Неспешным движением, рыцарь извлек из поясной сумки нечто мягкое и бросил на стол.
Свет из окна упал на кусок холщовой бледно-зеленой рванины с ярко-желтой заплаткой.
- Я нашел это неподалеку от баронского замка, среди примятой травы. Подумал сначала, что ты стал очередной жертвой волколака. Вот только крови поблизости не было. – Эйк спокойно отодвинул стул и сел, сложив руки на столе. – Я пришёл поговорить, лесничий Яник. Как мужчина с мужчиной.
Возникла напряжённая пауза. Эйку показалось, что в темноте напротив сверкнули две точки. Словно блеск звериных глаз в темноте.
- Я слушаю. – максимально бесцветным голосом проговорил лесник.
- Я так понимаю, что барон не осведомлён в том, что у него есть лесничий? – начал Эйк издалека. – Что ж, ты приютил нас с Хедвигом на пути в Луков Двор, дал нам пищу и кров. Боги учат не забывать добра. Поэтому я пришёл к тебе без оружия. Скажи мне, Яник из Лукодворья, кто ты, и что тебе нужно? Зачем ты убиваешь солдат барона, являясь в ночной час в обличье зверином?
Послышался звук отодвигаемой табуретки. В свете окна показался худой человек в одних штанах. Длинные тронутые сединой темные волосы спадали на плечи лесника. Взгляд темных глаз, устремлённых куда-то вперёд, был грустен.
Присев на лавку с боковой стороны стола, так чтобы рыцарь мог его видеть, мужчина глубоко вздохнул, подперев щёку рукой.
- Даже не знаю с чего и начать, милсдарь рыцарь. Я ведь не всегда был бестией. Когда-то я был человеком. Когда-то меня звали Ансельмом Ровой из Лукодворья.
Эйк многозначительно посмотрел на собеседника.
- Да, именно так. Барон Адельм Рова – мой родной брат. Вот только история нас связывает вовсе не братская. А дело в том, что брат мой, сам является бестией. Да, милсдарь, не удивляйтесь. Не знаю уж где он подцепил эту заразу, но однажды я был свидетелем тому, как тот из волчьего обличья возвращается в человеческое. А он тогда увидел меня. Пригрозил, мол, что если разболтаю кому – убьёт. Видать о наследстве родительском трясся, курва! – Ансельм стукнул кулаком по столу, его трясла бессильная злоба.
- Мне то с этих денег что?! Родители бы не обидели не меня, не его! А этому хрену всегда нужно было больше! Вот что жадность с людьми делает!
Выдохнув, мужчина немного успокоился и продолжил.
- Вот и подговорил он своих рыцарей взять солдат, скрутить меня, да в лес увезти. Я тогда было подумал, что конец мне настал. – Ансельм почесал затылок – В общем, приехали в лес. Выпнули меня на поляну, а там по кругу дюжина солдат с луками, да самострелами. «Вот сейчас» - думаю, поставят к дереву и нашпигуют. А они посадили меня связанного и давай ждать. Через час с небольшим подъехал Адельм, а с ним хрыч какой-то старый. Старик подошёл ко мне, помахал руками, пронёс какую-то ахинею, поплевал и как вдарит меня палкой своей стариковской по голове! У меня тут же глаза кровью налились. Последнее, что помню, как рванул на себе веревки и бегом в лес умчался. На следующее утро просыпаюсь. Сон, думаю. Открываю глаза, а я голый, в лесу. Головой на трупе оленя лежу, весь в крови животной. А по бокам от меня волки. Присоседились и едят оленину. Меня не трогают. Тут то я и сообразил, что со мной сталось…
Ансельм посмотрел в глаза Эйку. Рыцарь был серьёзен и о чём-то размышлял.
- Боги свидетели, мой друг. Тебя прокляли. – наконец-то нарушил тишину воин, заметно нахмурившись. – И ведь ты даже не можешь потребовать законной сатисфакции чтобы тебя не схватили! Воистину, твой брат та ещё хитрая бестия! Впрочем, злиться тебе стоит только на него и его рыцарей. Солдаты – люди подневольные. Их он мог просто обмануть. А у них семьи. Могут пострадать невинные. В первую очередь здесь виноваты организаторы заговора. На них, скорее всего, завязано проклятье.
- Ты сможешь помочь мне снять его? – с надеждой в голосе спросил брат барона.
- Я не колдун, но кое-что о чёрной магии слышал. Жрицы храма Мелитэле рассказывали, что чары зачастую связаны с тем, к чему ты испытываешь сильные чувства. Любовь или же ненависть. К тому же, подсказку может содержать сама форма богомерзкого заклятья. Ты помнишь, что говорил перед твоим превращением тот старик?
Ансельм задумался, потирая щетинистый подбородок. Эйк заметил в его взгляде метание. То самое, которым полны глаза страдающего животного.
- Что-то про честь… месть и… проклятую руку, которой суждено нанести последний удар пред ликом полной луны.
Эйк призадумался.
- Очевидно, тебе нужно вызвать брата на поединок чести, и нанести ему смертельный удар при свете полной луны. До того, как этот свет превратит тебя в зверя.
- Полнолуние сегодня. Но остальное – просто невозможно. Мне не подобраться к Адельму так близко, чтобы вызвать его на поединок чести. Никак.
- Тебе это и не пригодится. Я сам вызову его и приведу к тебе, даю слово. – Эйк медленно поднялся из-за стола – А сейчас, возьми у Хедвига серебряный кинжал и жди нас незадолго до полуночи в лесу на южной окраине города.
*  *  *
Баронский замок в этот вечер был полон жизни. Хозяин принимал гостей. Собрался весь цвет местной знати со своими супругами, а также несколько странствующих рыцарей, в числе которых был приглашён и прославленный Эйк из Денесле.
Вино уже текло рекой, когда Эйк, твёрдым шагом вошёл в залу.
- Эйк из Денесле! Странствующий рыцарь! – провозгласил герольд.
Не останавливаясь, гость направился прямиком к хозяину, сидящему во главе стола.
Увидев приближающегося рыцаря, барон Адельм улыбнулся самой своей дружелюбной улыбкой. Его глаза ярко-карие цвета меда очи напоминали глаза хищной кошки. Возможно, это была лишь игра света, для Эйка это уже не имело никакого значения.
- Господин рыцарь, – барон кивнул в сторону прибывшего – Прошу Вас, присядьте за мой стол и вкусите яств.
- Благодарю Вас, барон, но я приехал не предаваться чревоугодию и не обмениваться любезностями. Прошу внимания! – громко обратился Эйк к присутствующим высоким, разрезающим гул голосом. Убедившись, что должного внимания он добился, рыцарь продолжил, не понижая голоса.
- Кара божья постигла эти земли. Ведь правит ими злодей! Да будет Вам известно, благородные дамы и господа, что за одним столом с вами сидит лжец и предатель!
По залу поползли шепотки.
- Барон Адельм Лукодворский! Я обвиняю Вас в участии в богомерзких ритуалах и незаконном изгнании Вашего брата Ансельма!
Барон, нервно усмехнулся и качнул головой, не глядя на рыцаря.
- Это очень сильное заявление, рыцарь. Может быть у Вас есть какие-то доказательства кроме пустых обвинений?
Эйк воздел перст в неопределённом направлении.
- Лукодворский волк – вот моё доказательство! – провозгласил рыцарь и тут же продолжил. – Вы можете также спросить своих солдат, а также рыцарей Талера и Джори, присутствовавших при мерзком колдовстве!
При этих словах, молодой рыцарь, сидевший по правую руку от барона резко встал из-за стола и потянулся за мечом, висящим у него на поясе.
- Сядь, Джори. – поднял руку барон.
- Да я… - начал было молодой рыцарь.
Уверенным движением, Эйк стянул с левой руки латную перчатку и с размаху ткнул её в стол прямо перед бароном так, что лежавший рядом кубок со звоном упал со стола.
Повисла тишина за которой последовали изумлённые возгласы гостей.
- Я вызываю Вас на поединок чести, барон! За полчаса до полуночи, на поляне к югу от города. Выбор оружия за Вами. – Эйк смиренно вознес очи горе – И пусть боги рассудят нас!
*  *  *
На поляне собралась большая часть дворян – давешних гостей барона. Они стояли полукругом, некоторые держали в руках факела. Небо заволокли тёмные облака.
В правой стороне полукруга находился Эйк, облачённый в латы. Уперев меч в землю, он стоял, преклонив колено и держась за рукоять. Взор его был устремлён к небесам.
Левую сторону круга, спешившись с лошади, занял барон Адельм. Он был одет в кольчугу, его голову украшал соответствующий титулу венец, а на поясе его с двух сторон висели сабли, напоминавшие эльфские. На вид ему было не больше двадцати пяти. Глаза его в свете факелов злобно блестели. Всем видом он давал понять о том, что жаждет крови.
- Боги тебе не помогут рыцарь! – нетерпеливо рявкнул дворянин, на ходу выхватывая сабли из ножен. – Защищайся!
Эйк двигался плавно, однако публика даже не успела заметить, как тот подобрал лежащий рядом щит и вытащив из земли меч парировал ими первую серию атак барона.
Адельм двигался быстро и уверенно, делал выпад за выпадом, не давая рыцарю передохнуть. Его сабли сверкали в свете огней как две молнии. Подобно зеркалу отсвечивал им в ответ посеребрённый каплевидный щит Эйка.
На секунду, они разошлись.
Двигаясь по кругу, дуэлянты оценивающе глядели друг на друга.
Взгляд барона становился всё более хищным. Эффект дополняла мерзкая плотоядная ухмылка.
Немолодой рыцарь смотрел более спокойно, с прищуром. Поджатые губы заставили его усы приподняться.
- Звериная кровь в этом муже сильна. И он больше полагается на даваемые ей преимущества, чем на мастерство. Он слишком явно ощущает своё превосходство чтобы думать о защите, в то время как ловкость его левой руки уступает правой. В этом моё преимущество.
Эйк, занеся меч для обманного манёвра, ринулся на соперника.
Взмах. Отбитие. Ещё. Блок. Уворот. И ещё удар.
Вложив максимум силы, рыцарь нанёс удар сбоку, отведя сабли барона в сторону. Рука с щитом, занесённая вверх для удара, с тяжестью упала на левое запястье Адельма.
Раздался душераздирающий вой. Сабля барона с лязгом ударилась о камни. Парировав следующую атаку, Эйк всем телом навалился на оппонента, вывел того из равновесия и нанёс мечом рубящий удар снизу.
Правая кисть барона покатилась по земле, сопровождаемая брызгами фонтанирующей крови.
Упавший на спину барон, держась рукой покалеченной за руку отрубленную, вжался спиной в землю. Он кричал от боли, его била дрожь. Он был в ярости.
Глядя на поверженного противника, Эйк резко поднял вверх руку со щитом.
Из ближайшей рощи показался Ансельм. Он был одет в простую рубаху и штаны с ботинками. В руке он сжимал кинжал.
Увидев вышедшего из рощи брата барона, присутствующие разом ахнули.
- Он действительно жив! – произнесла одна из женщин надломившимся голосом.
Адельм, уже переставший орать, но всё ещё трясущийся, встретил брата ненавидящим взглядом диких пожелтевших глаз.
- Так это правда ты всё подстроил, паскуда. – прошипел барон, медленно поднимаясь и всё ещё держась за культю.
- Прими смерть с честью, брат. – Ансельм занёс кинжал для удара. В серебряном лезвии отразилась полная луна, вышедшая из-за облаков.
- Не дождёшься! – прорычал Адельм. В эту секунду зрачки его стали вертикальны, а лицо резко вытянулось, приобретя собачьи черты. Волколак резко выпрямился в прыжке, снеся с ног вооруженного брата.
Уже через пару секунд два чудовища сцепились в ожесточённой схватке ни на жизнь, а насмерть. Ночное небо сотряс нечеловеческий рёв.
К животному рычанию вскоре присоединились крики вполне человеческие. Гости барона начали разбегаться кто куда. От факелов, впопыхах брошенных дворянами, ближайшие кусты и трава занялись пламенем, во мгновение ока окружившим образовавшуюся арену.
Эйк хотел было броситься на помощь Ансельму, но дорогу ему загородили двое рыцарей барона. Один из них был тем самым Джори, попытавшимся вытянуть меч на приёме, второй – чуть постарше, вероятно – Талер.
- Куда намылился, Эйк из Денесле? – с кривой улыбкой спросил Джори – Думаешь, можешь вот так просто прийти в Луков Двор, обосрать нам всю малину и уехать героем? Победителем чудовищ?
- Вы перешли все возможные границы дозволенного, прислуживая этой бестии. – холодно проговорил Эйк, глядя куда-то мимо заговорщиков. В его глазах отражался окруживший их пожар – Своими преступлениями вы оба опозорили рыцарство Севера. Во имя богов, раскайтесь и сдайтесь в руки закона.
Талер и Джори только рассмеялись ему в ответ. На глазах Эйка, губы рыцарей растянулись в очень хищных ухмылках. Показались клыки. Глаза мужчин пожелтели и налились кровью. Лица покрылись густой шерстью.
Вдруг, один из монстров издал резкий вздох, пошатнулся и упал мордой в землю. Из виска чудовища торчал серебряный болт.
- Спасибо, Хедвиг!
Воспользовавшись замешательством второго, рыцарь, мощным пинком повалил его на землю и пригвоздил к ней же мощным ударом нижней части щита в кадык. Лапы монстра задёргались в конвульсиях, через секунду бессильно обмякнув.
Эйк поднялся с земли. Перед ним полыхала стена огня. Слышен был только шум пламени. По ту стороны стены, выпрямившись в полный рост, стоял человекоподобный волк. Лапы зверя были опущены, он смиренно смотрел в глаза рыцаря, как смотрят псы на своих хозяев, ожидая команды.
- Я не смог помочь тебе с твоим проклятьем, Ансельм. Прости.
- Спасибо. – раздался хрипловатый голос Ансельма.
Повернувшись в сторону леса, оборотень махнул на прощанье лапой и укрылся во тьме чащи.
- Прикажете снаряжать лошадей в погоню? – больше ради приличия осведомился Хедвиг, уже стоявший рядом, закинув на плечо разряженный арбалет.
- Не стоит, мой друг. Здесь больше нет чудовищ.

Отредактировано Эйк из Денесле (2019-01-31 22:26:08)