Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » Не жалея живота своего


Не жалея живота своего

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: ноябрь 1264 года.
Место: Дорога на Горс Велен. Темерия.
Действующие лица: Мария Губер, Инга ван Мейст.
Описание: Подняло голову жестокое и беспринципное движение скоя’таэлей - эльфов, выбравших путь вражды и кровопролития. Для каждого из них честью будет убить как можно больше людей, устроить как можно больше диверсий во имя идеи, которая до конца понятна лишь им. Идеи возмездия.

"Вы знаете, что обозначает слово «возмездие»? Возмездие — это акт отмщения, это месть, осуществляемая любыми средствами. В данном конкретном случае это осуществит конченная сволочь. Я."

+1

2

Уже ударили морозы. В поисках места остановки охотница держала путь на север через, отягощенную своими бедами, Темерию. Ехала она верхом на Анис, которая, как обычно, была кроткой и послушной, несмотря на то, что сама наездница немного нервничала.
Утром на стоянке Мария увидела тяжелый столб дыма далеко за лесом. Это бы мало интересовало девушку, если бы не тот факт, что тракт ведет ее именно туда. И чем дальше она продвигалась вперед, тем больше в этом убеждалась.
Сейчас же вечерело. Дым рассеялся и окончательно затерялся на фоне темнеющего неба. Останавливаться охотница не собиралась – уж если что нехорошее и ждет ее впереди, под покровом темноты скрыться будет куда проще.

Широкие поля сменялись друг за другом, а лесополоса неуклонно приближалась. Уставшая земля с пожухлой травой была то тут, то там засыпана снегом. А лошадь все топала.
Вскоре, покосившийся, с неразборчивым текстом, знак возле тракта предупредил о какой-то деревушке впереди. Хоть и в вечернее время, но никаких признаков людской жизни Мария не наблюдала.
- Сейчас посмотрим, что там горело… - негромко сказала девушка, остановившись. Потрепав Анис по гриве, она хлопнула ногами по ее бокам. Лошадь пошла.

Показалась деревня. Крайние ее хаты все еще дотлевали, источая тепло; а те, что стояли вглубь селения, сохранились куда лучше. Живых видно не было.
Увидев догорающие угольки, Анис недовольно фыркнула.
- Тихо-тихо – Мария легко слезла с лошади и накинула поводья на ветвь дерева. – Я ненадолго.
Охотница зашла в деревню. На самой окраине в глаза бросились свежие могилы с наскоро сделанными надгробиями. Также, брошенными лежали, непреданные земле, тела. Мария подошла к ним чуть ближе.
Это были трупы не людей, а эльфов. Рядом с некоторыми валялись причудливые шапки с беличьими хвостами.
«Белки» - подумала Мария, вспоминая предостережения о появившихся на дорогах эльфских бандитах и бунтарях.

В деревушке царили тишина и скорбное спокойствие. Здешняя земля вытерпела, без сомнений, жестокую резню. Охотница нашла пару стрел с необычными наконечниками, доселе невиданные ей. Хаты же были обчищены если не подчистую, то очень основательно.
Брать с собой Мария ничего не стала - ничего хорошего в мародерстве она не видела. Да и действительно полезного ничего не было. Старая утварь, непонятные, сделанные на коленке, игрушки, изрядно потрепанное тряпье и тому подобный хлам, не представляющий даже малейшей ценности в данной ситуации.
Из деревни же, в направлении движения охотницы, вело множество пеших следов и колея от, видимо, повозки, и, кажется, не одной.

Делать здесь было нечего. Очередной ужас тяжелых времен остался где-то позади. Так казалось Марии, вновь оседлавшей Анис. Казалось до того момента, как она вошла в пролесок, и вражья стрела с тихим свистом и стуком не вгрызлась в дерево немногим левее охотницы.
Неудачный ли выстрел, или предостережение? Какая разница, когда в любом случае твоей жизни угрожают, прямо или косвенно.
Этот красноречивый знак заставил Марию припустить лошадь. И Анис застучала копытами, несясь по протоптанным следам…

+1

3

Времена наступали тяжелые, не понять это мог только самый упертый слепой ежик из самой глухой чащи, да и то не факт, что рядом с ним ни разу не ступала нога эльфийских партизан. А что делать в такой ситуации человеку, жизнь которого и до этого сахарным сиропом не была? На самом деле делать все то же самое и просто радоваться тому, что ты способен хотя бы здраво мыслить под угрозой наступающей на пятки угрозе и ощущении преддверия полного хаоса. Для тебя это хотя бы не в новинку. Так же было и с Ингой.
Люди медленно и печально, в угоду скоростям что могли выдать вьючные животные и старые телеги, двигались по тракту в атмосфере коктейля из скорби и злобы. Простые люди потеряли почти все, что у них было, и все просто по прихоти длинноухих "борцов за справедливость". И бежали они, просто чтобы сохранить то немногое, что оставалось. А ведь помимо скромного барахла и наспех собранной провизии на телегах были еще и раненные. Именно по этой причине врачевательницу с относительным радушием позволили присоединиться к процессии, закрыв глаза на всю ее вычурность и явные намеки на чужеродность. К тому же черная девушка на лошади ко всеобщему удивлению совсем не создавала проблем, не смотря уже на то, что именно благодаря ней пара тройка жизней не утекли сквозь пальцы от жутких ран, что приносили коварные эльфские стрелы.

Нильфгаардка на своем смирившемся со всеми мирскими невзгодами Солнышке двигалась в неспешном темпе колонны в задней ее части, не желая в случае засады нарваться на шальную стрелу, ведь по всем тактическим законам там было самое безопасное место. А если кто решится нагнать беженцев сзади, а это вполне было вероятно учитывая слухи о непомерной жестокости бунтарей-эльфов к людскому роду, то и сзади был кто-то, и сама девица не забывала посматривать за спину и по сторонам. Отвлекал только холод, вынуждая кутаться в меховой ворот, да кметский галдеж о жизни и клятых супостатов, впрочем привыкнуть к последнему за время пути было не так то и сложно, в отличии от первого, что портило жизнь южанки с завидной периодичностью уже на протяжении многих лет скитаний по северу.
Дело было уже к вечеру, скоро солнце начнет заходить за горизонт и продолжать путь станет невозможно, будет ночевка, о которой все мечтают чуть ли не пол дня, беспрерывно идти на своих двоих неподготовленный люд был не способен даже под страхом кусающей за лодыжки смерти. Впрочем для Инги привал означал бы в первую очередь очередную порцию работы, и работы по сути задаром, ведь у этих людей не было почти ничего, кормить согласились, и то славно, ведь раненым нужен уход и чуткий медицинский надзор.
- Не устала, радость моя?- ласково пригладив лошадиную гриву, в пол голоса проговорила она, на что лошадь безразлично повела ушами,- Ну да... Просто идти вперед не сложно,- при всем этом врачевательницу подкашивало страшное, откровенная скука, она привыкла к совсем другому темпу, а ее лошадь совсем не привыкла к общению, никто же другой явно не собирался сильно много чесать языком пусть и с доброй, но все-таки чужеземкой.

+1

4

Анис старалась, работала по полной, неся свою наездницу. Из ее ноздрей уже начал валить пар, а на теле проступили капельки пота, когда охотница чуть сбавила темп. Кажется, погони так и не последовало, но получать стрелу в спину все равно не хотелось. В благодарность девушка ласково потрепала лошадь по загривку.
- Выручила меня в очередной раз - обратилась она к своей "спасительнице". - Вот доедем до селения какого-нибудь, так обязательно прикуплю тебе вкуснятины - заслужила.

Ехать стало гораздо спокойнее, даже несмотря на сгущавшиеся сумерки. Лошадь перешла на неспешную рысцу, вороша снежные следы, по которым неизменно, но уже с большим трудом, ориентировалась охотница.
"Свежие следы" - думала она, когда те еще казались различимыми, не превращенными темнотой в бесформенные рытвины, лишь отдаленно напоминаемые о том, что некогда здесь проходили люди. "Едва снегом припорошило - не дальше, как сегодняшним утром оставлены".
Видимость, чего тут говорить, упала слишком сильно, чтобы беззаботно продвигаться вперед. Ни она, ни ее лошадь не обладали ведьмачьим зрением, поэтому мысли о приближающейся остановке сместили все те думы об увиденном в деревне. Делать привал где-то тут Марии не хотелось, однако в добавок ко всему стал донимать холод, а с ним стоило считаться.

Обзор с тракта открывался не самый дрянной. Деревья стояли нестройным рядом чуть поодаль от дороги, окруженной с одной стороны широкой поляной и некрутым овражком с другой. Если бы не поздний вечер, который в это время года уже был темнее, чем обычно, Мария смогла держать ситуацию под куда большим контролем. Но оставалось довольствоваться тем, что имелось, а именно слабой, но видимостью, натасканным за многие годы слухом и другими мерами ощущений, которые предоставляли не органы тела, а скорее опыт и самое банальное предчувствие или в простонародье "чуйка".
Эта самая чуйка назойливо твердила, что девушка здесь не одна. Но вот что ожидать от возможной встречи - было еще тем вопросом. В то, что за ней увязались эльфы, Марии верилось с трудом. Изрядно потрепанные в самой что ни на есть бойне, у них просто не хватило бы сил отправиться в погоню. Засада на месте побоища была правильным и вполне предсказуемым ходом, выполнявшим роль обороны. Но, на полное восстановление сил и дальнейшее выступление, дня хватить не могло уж точно, а в случае с эльфскими бригадами этот процесс, вполне вероятно, может занять куда больше времени. Также маловероятно, что по близости могли остановиться беженцы - следы вели еще очень далеко вперед, насколько позволяло разглядеть зрение.

Анис покладисто несла вперед. А ощущение "третьего лишнего" не покидало девушку. Пролетела резко и бесшумно сова. Брея над землей, она ухватило что-то маленькое своими острыми когтями и скрылась в темноте. На мгновение показалось, что из ночных гостей здесь только она, но Мария услышала голос, даже голоса. И чем дальше продвигалась лошадь, тем более отчетливым становился разговор. Говорили на всеобщем, но настолько высокопарно, что даже непривычно для ушей.
- ...и ежели вы изъявили желание усомниться в моей чести, то мне не остается ничего другого, кроме как поклясться гербом ла Вуанов в том, что ваши инсинуации - беспочвенны! - голос явно принадлежал мужчине средних лет, звучал он возбужденно и крайним образом оскорбленно.
- Не стоит друг мой, не стоит! - быстро заверил его второй, более деловитый, также мужской. - Нет ничего зазорного в том, что тот кабан был не таким, а таким. Ни в коем разе не хотел я оскорбить вас, а также ваш славный род.
- Вы не хотели оскорбить меня, Бернард, но и сейчас называете лжецом! Как мне это расценивать?
Горячий спор проходил на повышенных тонах и не собирался утихать. Доносился он, собственно, из-за насаждения деревьев по правую руку от тракта. Спешившись, Мария осторожно повела Анис за поводья. Выговор незнакомцы имели явно не эльфский, а всякого рода бандиты и придорожная шушера так не разговаривала, ведь попросту не знала подобных оборотов.
- Я вынужден требовать от вас боя, Бернард, иначе и быть не может! - не унимался первый.
- Не усугубляйте наше недопонимание...
- Кхм-кхм... - негромко, но чтобы услышали, прокашлялась Мария. - Извините меня, случайную путницу, но не приютили бы вы меня в вашу компанию хотя бы до утра?
На небольшой полянке полыхал, мирно потрескивая, костерок. Две снаряженные лошади стояли в стороне и обособленно щипали жухлую померзлую траву, выбирая ее из снежных сугробов. В свете огня сидели две мужские фигуры в красивых латах.
- Я пришла с миром - заявила девушка, в знак чего подняла руки.
Тон мужчин сразу же переменился в лучшую сторону. Первым решил держать слово тот, что зарекался о некоем кабане.
- Конечно. Было бы полным бесчестьем отпустить столь юную девушку в столь темном и опасном месте на произвол судьбы. И как же ваше имя, госпожа...
- Мария.
- Мария - повторил латный воин. - Что ж, Ян, считаю, что продолжать наш спор при даме крайне неделикатно...
Ян же в свою очередь согласно кивнул и, встав, сделал легкий поклон в сторону охотницы.
- Ян ла Вуан - представился он. - Рыцарь его Величества Фольтеста - короля государства Темерского, князя Соддена, правителя Понтарии, сюзерена Махакама и сеньор-протектора Бругге, Ангрена, Заречья и Элландера.
Теперь встал второй воин, также откланявшись. Настала очередь представляться ему:
- Бернард де Монсиньи - верный подданный нашего великого короля Фольтеста, регалии которого так удачно назвал мой товарищ.
- Мне очень приятно с вами познакомиться - немного ошарашенно ответила Мария. Подобных манер она давно не видала, можно сказать, что не видала вовсе.
- Присаживайтесь, госпожа Мария, располагайтесь поближе к костру - погода нынче не блещет былым теплом - Ян движением руки пригласил девушку в "компанию".
- Откуда держите свой путь, если не секрет? - спросил он же, когда все расселись.
- С Дориана - ответила Мария, протянув руки к теплу огня. - Вы видели проезжавших по тракту беженцев?
- Беженцев? - недоуменно переспросил Ян. - Нет, не видели. Да и, собственно, отчего им бежать?
Охотница вкратце поделилась увиденным на пути сюда. Сейчас, наконец-то, ее размышления переключились на "беличий" вопрос. В жизни она повидала большое количество эльфов, низушков и краснолюдов. Не все из них были приятны и доброжелательны, но многие и многие из них доказывали, что дружба и доверие между человеком и "не человеком" возможна. Люди ли виноваты в появлении скоятаэлей, или сами эльфы, неспособные прижиться среди своих более младших соседей - палка о двух концах. Ненависть людская и ненависть эльфская всегда росли рука об руку, и, наверное, другого окончания этого давно назревающего конфликта и быть не могло, ведь зло может породить лишь зло.
- Какое бесчестье! - не выдержал Бернард. - Нападать на стариков и детей, убивать женщин! Возмутительное варварство и коварство.
Мария ничего не ответила. Спорить здесь было так же трудно, как и соглашаться с чем-либо.

- Когда я уже уезжала, - продолжила рассказ девушка: - В меня выстрелили из лука, но промахнулись, стрела прошла левее. Не знаю, запланировано или случайно, но я все еще жива и могу говорить с вами.
- Так они все еще там? - встрепенулся Ян. - Клянусь родовым гербом, но я выбью оттуда этих мерзавцев!
- Не лучшая идея - ответила Мария. - Я видела их стрелы - придумка необычная в "нашем" ремесле - она указала на свой колчан. - Пробьют вашу броню, как нож масло, а дальше сами понимаете... - на самом деле о бронебойных характеристиках "беличьих" стрел охотница не знала ровным счетом ничего, но отпускать двух рыцарей в столь сомнительное путешествие ей не хотелось. Да и к тому же по ее соображениям большего смысла возымело бы сопровождение колонны выживших из сожженной деревушки - догнать их все еще было возможно.
- И что мы, в таком случае, должны делать? - спросил Бернард, которого подобный расклад явно не устраивал.
- Примкнуть к беженцам и довести их ближайшего безопасного селения, где их будут готовы приютить.
- Дело благородное - выразил свое мнение Ян.
- Весьма - поддержал Бернард. - И далеко нам до них?
Мария призадумалась.
- Примерно с пол дня пути. Судя по следам на тракте, у них повозки, повозки явно груженые. Проходимость малая и скорость, соответственно, тоже. Также у них женщины, старики и дети, которые физически не могут обойтись без отдыха. Не удивлюсь, если у них сейчас такой же привал, как и у нас.
Думаю, если выедем утром, то к полудню наверняка догоним.

На том и порешали.

Отредактировано Мария Губер (2019-01-28 13:21:20)

+1

5

Вечерний привал с последующей ночевкой для изрядно выбивающейся из общей когорты беженцев врачевательницы на самом деле таковым являлся лишь наполовину. Стоило солнцу зайти за горизонт, вся колонна без особой команды встала, никому не хотелось идти по сумеркам, все устали и только и мечтали о горячей похлебке, или по крайней мере ее некому походному подобию, возможности присесть, прилечь и поспать после целого дня в пути. И даже особо перспектива эльфского преследования их в вечерне-ночной час не пугала. Нет, конечно оставались и особо бдительные, что решили в ущерб себе постоять на ночном дозоре, пускай особой пользы даже они в этом отнюдь не все видели.
А для Инги привал начался только к полуночи, когда она в очередной раз отмыла руки от чужой крови очередного пациента и с чувством выполненного долга устроилась у костра поодаль от еще не спящих, дабы не привлекать к себе лишнего внимания, ну и насладиться спокойствием конечно же. И конечно же это были несбыточные мечты.
- Милсдарня, милсдарня!- стоило только присесть с миской заслуженного ужина, как рядом замаячил какой-то паренек и уселся у костра рядом,- Вы же только что у моего братца были?- заинтересованно и немного боязно выпалил он, протягивая руки к костру, дабы обогреться.
- Возможно,- южанка подняла чуть хмурый взгляд на своего раздражителя, пытаясь параллельно все-таки насладиться пищей, ибо привала на обед не было, днем еще было страшно,- ох... Да, он последним был. Вы похожи,- не то что бы она запоминала лица, просто сразу по пареньку приметила, он просто так не отстанет, если не из-за волнения за ближнего, так хотя бы из-за банальной скуки.
- Ну-у-у... И... Как он там?
- Жить будет, через пару недель уже встанет, а то и раньше. Он крепкий. Но если бы ваша матушка упираться продолжила, было бы ему горазд хуже. Со временем.
- Дак этого, мне тоже не шибко понравилось, шо вы резать собирались. Стрелу то вытащили, рану заделали, все вроде в порядке. На кой человека еще раз в том же месте кромсать то?!- с искреннем непониманием выдал юноша, хотя по глазам его видно было, что нильфгаардке он скорее верил, просто не понимал.
- В том то и врачебное дело, что иногда надо делать что-то калечить помалу, дабы потом большого худа избежать. В него же стрела попала. Ведь попала?- паренек кивнул,- Попала в бедро. И стрела то не простая, а беличья. А у этих гадов же стрелы не простые, они специально их подпиливают и подтачивают. Ты же об этом не знаешь наверняка.
- Не знаю...- растерянно покивал головой парнишка.
- Во-во. И стрелы эти специально так сделаны, чтоб если попали в человека, чтоб он потом если не помер, то помучался вдоволь. Наконечник у них хитры, в тело впивается и на куски крошится. И получается, что мало просто вытащить правильно, но потом еще смотреть, чтоб внутри ничего не осталось.
- А что, так оно разве не заживет?
- Вот дурень то. Заживет. Но потом если кусочек останется, будет плохо. И если вовремя не заметить и меру не принять, то либо ногу отрезать, либо могилу копать. Но ты не волнуйся, и матушке своей передай, все я вытащила, даже вот...- черноволосая отставила миску и притянула к себе сумку, дабы выудить на свет костра оттуда свернутую тряпку средней степени стерильности,- На память, держи, отдашь потом брату. Склеить этот наконечник можно, там все кусочки. Он же у вас, слышала, после всех этих дел герой почти.
- Почему же почти, милсдарня!? Самый что герой! Двоих вилами заколол!- воодушевленно и гордо говорил он, перенимая сверток,- Только это, я чего вас искал то, к нему заглядывал на повозку. Он там спит будто мертвый...
- А, можешь не переживать. Он спит, усыпила я его лекарством, дабы боли не чувствовал. Я же не изверг какой, как бы ваша матушка обо мне не отзывалась и сплетни не пускала. А теперь иди. Дай мне поесть... А то очень кушать хочется...

Когда же настал утренний час, селяне уже почти все на ногах были, кто мог конечно, им рано вставать было не привыкать. Да и к тому же после скорого завтрака всех объяла праведная паника за возможных преследователей. Инге только было не до того, она откровенно не выспалась. Благо у нее была верная четырехногая подруга, что в любую погоду и время суток готова была вести свою хозяйку хоть на юг, хоть на север, хоть еще в какие направления.
- Милсдарня,- внезапно раздался голос прямиком под вяло перебирающими лошадиными копытами, и голос тот был ровно тот же самый, что вчера, от чего конечно южанка на мгновение закатила глаза и беззвучно проругалась на родном наречии,- утречка вам!
- И тебе...- сквозь красноречивый зевок проговорила она, безразлично глядя вперед, на дорогу и впереди идущих,- Хотел чего?
- Да! Там это, я по нужде отлучался, отстал немного, а потом из кустов выйти хочу, слышу, скачет кто-то.По нашу душу скачут, не иначе. Человек... Пять может...  Дорога то извилистая тут, места то эти знаю... Ну я решил напрямик сигануть и нагнал быстро. Вот. Предупредить хочу.
- Дак а чего ты меня то предупреждаешь? Своим бы сказал лучше.
- Сейчас и своим расскажу, а вы просто попались первая. Да и мечи же у вас на поясе весят. И даже не один, как у солдат, а два аж! Не просто же так весят, верно,- впрочем распинаться больше паренек не стал, все-таки рассказать остальным тоже надо было успеть, потому он бодро кивнул и побежал к телегам, оставив нильфгаардку одну с новоиспеченным ощущением легкого страха и паранойи, вынуждающей каждую следующую минуту оглядываться назад и вглядываться в уходящую за поворот колею от телег за спиной.
"Штук пять на конях... Плохо дело... Но случись что за одной мной не поскачут..."

+1

6

[indent=1,0]Ночь выдалась долгой и неуютной. Костлявые пальцы зимы тянулись к, обогреваемым костром, путникам.
Сквозь беспокойный сон Мария слышала шуршание и сопение часовых - рыцари сменяли друг друга, то и делая подкидывая хворост в ненасытный костер. Фыркали негромко лошади.
[indent=1,0]Уже с месяц ей не снились сны. До этого дня.
[indent=1,0]Какое-то старое мимолетное воспоминание, тут же улетучившееся из головы, как только девушка вернулась из мира сновидений. Воспоминание настолько светлое и доброе, затмевающее яркость и теплоту костра. А что это было, и не вспомнить…
[indent=1,0]Она перевернулась на другой бок, и ее осветило пламя. Сон никак не приходил.
[indent=1,0]Открыла глаза, пообвыкла к свету и различила фигуру Бернарда, смиренно уставившегося на рукоять меча.
[indent=1,0]- Страшные времена настали – сказала она тихо заспанным голосом.
[indent=1,0]Рыцарь встрепенулся и устало посмотрел на охотницу.
[indent=1,0]- Они и не уходили…
[indent=1,0]- И все же раньше было по-другому. Проще? Нет, скорее понятнее.
[indent=1,0]- Ничего не поменялось, милсдарыня. Но все же запомните, что у каждого своя правда. – Бернард пошерудил толстым прутом в костре, и вновь обернулся к собеседнице. - Но, самое удивительное, «правда» изменчива. Сегодня в лесах разбойничают эльфы, завтра их изничтожат, а послезавтра уже забудут.
[indent=1,0]Рыцарь тяжело вздохнул. Мария молчала. Посапывал во сне Ян.
[indent=1,0]- И Яруга когда-нибудь обмелеет, а люди забудут, что она имела течение. Вы достаточно молоды, Мария, вы видели и помните меньше моего.
[indent=1,0]Содденский холм… Это случилось ровно два года назад. Вы же не из тех мест, полагаю? Вот я о том и говорю. Страшная история, поистине страшная. И не к лицу мне говорить это, но до сих пор по ночам, изредка, ко мне приходят смерть и кровь, которые в дни той битвы окутали буквально все, так, что выла испепеленная земля. Я был там, не мог там не быть. Моя жена и дочери… Я потерял их во время войны.
[indent=1,0]Вы говорите раньше было «понятнее», а мне вот до сих пор многое непонятно с тех времен…

[indent=1,0]- Простите…
[indent=1,0]- У каждого своя правда. – повторил рыцарь. – И не за что тут прощать. Знаете, Ян – верный товарищ, но у нас есть одно большое отличие: он – человек идеи, а я – человек действия. Для него благодетели это нечто духовное, как состояние души, а для меня благодетели здесь и сейчас. Не знаю, слышали ли вы хоть одну историю про рыцарей, но если да, то это прямое описание моего друга. Я же более… практичный.
[indent=1,0]К вопросу о скоятаэлях… И у них своя правда, но вся суть в том, что и у меня она своя, и у Яна, и, уверен, у вас тоже. Они видят себя героями, спасителями своего рода, того, что осталось после времен методичного их вымирания. Ну а я вижу в них простых бандитов, не гнушающихся методов откровенного террора. Сжигание деревень – возмездие? Содден – возмездие, а это, в сравнении, - пакость...
[indent=1,0]Спите. Мне тоже пора, надо будет разбудить Яна.
[indent=1,0]Спите.

[indent=1,0]Девушка закрыла глаза, и Бернард остался наедине со своими мыслями…

[indent=1,0]Наступило утро.
[indent=1,0]К удивлению девушки, в компанию прибавились еще двое – оружейники рыцарей, отправленные на разведку прошлым днем.
[indent=1,0]- Простите, что не сказали раньше, с этой суматохой вылетело из головы – оправдывался Бернард, представляя Марии двух молодых людей, которые ничуть не меньше удивились присутствию мазели в столь сугубо мужском воинственном коллективе.
[indent=1,0]- Венс и Робер – незаменимые наши помощники. – рыцарь показал на парней, один из который недовольно сидел на пне, то и дело морщась. – У Робера случилась неудача – сломал ногу. У вас есть соображения на этот счет?
[indent=1,0]- Мои познания в оказании первой помощи скудны, и к перелому я прикасаться бы не стала. – ответила охотница, окончательно отходя от сна. – Опыт подсказывает мне, что среди беженцев должен отыскаться ворожей, травник или целитель. Можно не доверять их методам, но ничего лучшего мне в голову не идет. Да и лучше бы поторопиться с этим делом, а то вдруг хромым останется?
[indent=1,0]- И то верно – в голосе рыцаря слышались нотки обеспокоенности. – Как-нибудь затащить его на коня и в путь?
- Похоже на то.

[indent=1,0]- Не при даме будет сказано, но наебнулся я знатно – пожаловался Робер, когда вся компания уже отъехала от места постоя. – Венс тоже хорош, мог бы и предупредить, что там такая яма была…
[indent=1,0]В ответ Венс лишь что-то неразборчиво пробурчал.
[indent=1,0]К слову, оруженосцы виделись Марии попроще рыцарей, как-то ближе к ней по духу, отчего казались более привлекательными. С ними можно было поговорить на совершенно разные темы, получая доходчивые, иногда смешные, ответы. За этими самыми разговорами они и провели дорогу.

[indent=1,0]- Бьюсь об заклад – видела кого-то вон в тех кустах – обратилась к своим спутникам Мария, вглядываясь в полосу пролеска.
[indent=1,0]- Эльф? – спросили в один голос рыцари.
[indent=1,0]- Не думаю. Скоятаэль бы себя не выдал, да и если бы так, лежало бы сейчас на этой самой дороге раз, два, три, четыре трупа. По крайней мере, не припомню, чтобы эльфы испытывали какое-то сострадание к женщинам и раненым.
[indent=1,0]- Тобишь близко до этих самых беженцев? – поинтересовался Робер, которому больная нога доставляла заметное неудобство.
[indent=1,0]- Может быть.
[indent=1,0]Тракт был извилист, и где именно остановились жители сожженной деревни было непонятно. Ходу, на всякий случай, прибавили. Кони понесли быстрее. Покалеченный оруженосец то и дело ругался себе под нос.

[indent=1,0]Немного времени прошло перед тем, как компания рыцарей и охотницы напоролась на недружелюбно настроенных кметов. Те буквально перегородили тракт, держа в руках что попало. У кого вилы, у кого топор, засветилась и парочка мечей.
[indent=1,0]- Убирайтесь отсюдова! – недружелюбно крикнул крупный заросший бородой кмет, крепко державший крупных размеров топорище.
[indent=1,0]- Да погоди, Ждан! – крикнул другой мужик с залысиной на башке, менее рослый. – Вы чьи будете?
[indent=1,0]Слово взяла охотница.
[indent=1,0]- Я вашу деревню проезжала, и нарвалась на эльфскую засаду. Эти люди – Мария показала на новоиспеченных знакомых – рыцари короля нашего Фольтеста. 
[indent=1,0]- Баба с эльфской засады?..
[indent=1,0]- Рыцари?
[indent=1,0]- Да пиздежь…
[indent=1,0]- Ты смотри, как разодеты то. Точно рыцари.
[indent=1,0]- И то правда.
[indent=1,0]- И на кой хер вы нам тут нужны? Лыцари – Ждан оставался непреклонным.
[indent=1,0]- Мы можем сопроводить вас в целости и сохранности… - начал Ян, но его быстро перебили.
[indent=1,0]- А мы сами, думаешь, не справимся?
[indent=1,0]- Миклош, а вдруг опять скотоели то?
[indent=1,0]- Мы можем вас сопроводить – повторил рыцарь, приберживая коня за узды. – В замен ничего не попросим, только лекарь нужен – товарищ с переломом. Есть лекарь то у вас?
[indent=1,0]Кметы куда более расположились к прибывшей подмоге. Наперебой стали рассказывать о лекарше, раненых подлатавшей, не местной.
[indent=1,0]В лагерь беженцев отправились все вместе. Парни помоложе с интересом разглядывали латных рыцарей, что не были каждодневным зрелищем. Уже при подъезде отправили за лекаршей кучерявого паренька, кабанчиком метнувшегося за медицинской помощью.

Отредактировано Мария Губер (2019-02-16 05:50:05)

+1

7

На самом деле Инга и помыслить не могла о том, что предпримут воодушевленные и обозленные недавней минорной победой над беличьим агрессором кметы в отношении новости о возможных преследователях, было сложно представить, что они решат остановить процессию и выйти к ним с оружием наперевес. Это было смело, самонадеянно и крайне не тактично, по крайней мере в восприятии одного некогда дезертировавшего нильфгаардского офицера медицинской службы. Поэтому она не пошла с ними, осталась в лагере, со своей кобылой, дабы в случае чего дать деру подальше от очередной резни. Ведь мало ли чего там мог увидеть или не увидеть парнишка из кустов. Впрочем, деревенские не сильно и возражали решению медички, даже наоборот, все-таки потерять единственного смыслящего во врачевании человека им не хотелось, кем бы он там ни был.

- Милсдарыня Инга, милсдарыня Инга!- со стороны обратного пути к лагерю со всех ног бежал молодой парнишка, благо на его лице не выражало испуга, а даже какую-то радость, это определенно приободряло, значится никто при смерти не был, и либо все прошло хорошо, либо боя и вовсе не было, но тогда возникал соответствующий вопрос, а зачем так резво зовут врача?
- Да здесь я, здесь я,- без особого энтузиазма отозвалась южанка, оторвавшись от седельных сумок своей лошади, с которыми до сего момента возилась,- Случилось чего? Кого-то опять подстрелили?
- А? Да не... Не было там белок. Рыцари были! Представляете?! Токо этамо, один из них, кажется, со сломом ноги. Лекаря хотят. А вы у нас тут одна такая.
- Кхм... Сломом? А, наверное с переломом. Ладно. Хоть новости хорошие. Слушай, можешь поискать где-нибудь палок ровных, а лучше брусков прямых деревянных и мне принести? Только чтоб не коряг, то хотя бы обстругай их для приличия. Перелом дело серьезное. А я пойду туда,- кивнула она в сторону дороги и перекинула через плечо сумку со знаком Асклепия, после чего, убедившись, что паренек ее слова понял, пошагала в сторону приближающейся процессии, дабы доблестных рыцарей прямо на подходе встретить.

- А вот и лекарка наша, уже ждет вон!- крикнул кто-то из толпы, как только из-за поворота показались вставшие телеги и черноволосая женщина в приличном наряде рядом с одной из них
- Добро, пусть значится, она быстро что надо делает, да мы в путь двигаемся, а то не дело нам посреди дороги стоять,- отсек самый уважаемый и грозный из мужиков, на том и порешили.

- Так понимаю... Вот у него нога сломана?- безошибочно указала врачевательница на парня на лошади, что выражал самую большую неудовлетворенность ситуацией через заметную гримасу боли на лице,- Снимайте его с коня да чего-нибудь на земле разложите, не на холодной земле же задницу морозить. Сколько времени прошло с момента травмы?- не стала распыляться на излишние любезности врач, переходя сразу к профессиональным репликам, что звучали с интонацией не терпящей возражения,- Сразу говорю, если вправим ногу, ему придется на телеге поехать, на коня вновь я его не пущу, ноге покой нужен будет. А еще ему будет очень больно в процессе, хотя... По лицу вижу, что и так не очень. Кстати, меня звать Ингой.

+1

8

[indent=1,0]На постое было достаточно много народу. От него тянуло скорбью.
[indent=1,0]Горевали, в основном, женщины. Всхлипывали дети, некоторые из которых имели сбитый с толку вид - не успели понять, что же такое случилось. Мужичье же хмуро обменивалось многозначительными взглядами.
[indent=1,0]Рыцарская подмога была встречена неоднозначно. Никто, конечно, слова плохого не сказал, но это явственно ощущалось. На лицах многих из кметов и кметок застыл немой вопрос: как же так получилось, что какие-то паразиты-недобитки могут прийти к ним в дом и разрушить его, сровнять с землей, отправив на тот свет чьих-нибудь жен, детей, мужей?
[indent=1,0]Чья слаба рука? Генералов, баронов, комесов, войтов? Или самого Короля? Нет, такой дерзости никто себе позволить не мог. Даже в мыслях. Или все же кто-то мог? Черт их разберет, этих работяг. В головах своих, да толках между собой, они все героями горазды, что страха не ведают, а как реальная сила придет...
[indent=1,0]И все же читалось по губам "а хули?". Так возникла двойственность, вызвавшая в кметских головах борьбу.
[indent=1,0]Зачастую наступает момент, когда помогаешь кому-то от чистого сердца, из светлых побуждений, а тебе говорят: а раньше никак? И реакция эта обоснованна. Хоть привести пример на яблоках.
[indent=1,0]В саду растет неисчислимое количество яблонь, кроны которых, с верху до низу, покрыты спелыми хрустящими плодами. Но висят они так высоко, что дотянутся до них не удается. Ты просишь помочь достать это яблочко. Хотя бы одно. Ответной реакции никакой. И вот ты уже сам ползешь по шершавому стволу, саднишь руки, ветки хлещут по лицу. Взбираешься все выше и выше, и... падаешь кубарем на землю. Поднимаешь глаза, а перед тобой добрый дяденька с сачком. "Достать?" - спрашивает он. "А хули не раньше?" - отвечаешь ты. И теперь даже самое красненькое яблоко не принесет тебе прежнего счастья.
[indent=1,0]Так вот им и казалось. Помощь не была лишней, что бы ни ждало этих вынужденных переселенцев впереди, но вопрос был во всем том нелегком пути, что остался за плечами. В смертях, огне и криках ужаса.

[indent=1,0]В разбитом лагере рыцари показались истинной диковинкой. Впереди, бок о бок, ехали охотница и Бернард, посредине ковыляли кобылы оруженосцев, а замыкал сей марш Ян.
[indent=1,0]Пока мужчины принялись заниматься раненым, Мария пристроила Анис подле телег, и занялась расспросами кметов о нападении на деревню. Спрашивала о том, как действовали "белки", чем были вооружены.
[indent=1,0]- Здравствуй, девица.
[indent=1,0]На пеньке развалился старичок. Обычно веселый, судя по морщинкам в уголках рта и глаз. Сейчас он выглядел подавленным.
[indent=1,0]- И вам дня доброго - по привычке ответила охотница, но тут же осознала, что перебрала с радостью во фразе.
[indent=1,0]- Да какой же он добрый... - старик сел поудобнее, чуть пошевелив задом.
[indent=1,0]- Глупость сморозила.
[indent=1,0]Он махнул рукой.
[indent=1,0]- Ладно, полно тебе. Нонче оно как, если за чужое горе убиваться да раскисать, то и вовсе жить не хочется. Кому сейчас легко? Да... А ты ведь с рыцарями приехала, верно? Мне Юшка прибегал рассказывал, так я ему не поверил, подумал озорует опять. А тут действительно - рыцари.
[indent=1,0]- С ними самыми. Хотя сама я к их делу отношения не имею. Охотница я, деревню вашу проезжала, да на засаду эльфскую напоролась. Еле ноги унесла оттуда.
[indent=1,0]- Ох, храни тебя Мелитэле! Вот так и живем, "черных" победили, а с этими разобраться не можем. Ну хоть позади их оставили, может уж и не свидимся с остроухими то...
[indent=1,0]- Меня то скоятаэли и волнуют. Не думаю я, что безвозвратно те оторвались... Вы можете рассказать, как они напали? В какое время суток? С чем воевали, может быть говорили чего?
[indent=1,0]Старик напрягся, вспоминал, видимо. Меж бровей залегла глубокая морщина.
[indent=1,0]- Так... утром ранним оно было, считай, что ночь еще. У меня ж, у старика, сон чуткий, слышу - кричат. Ну я сразу на ноги, в окно смотреть а там... ба!.. небо в дыму, от пламени красное. Ну, ясно дело, ото сна и след простыл. Я носом повел, чувствую, дымом тянет. Прям в том, в чем был, на улицу выбег, обернулся, так и мне хату подпалили! А кричат главное не на нашенском, ну и наши мужики кричат чего-то, но не разобрал я ничего. Слышу только: "Эльфы!". У меня сердце в пятки. - старик помолчал, переводя дыхание.
[indent=1,0]- Я в хату - Юшку будить. Внучек он мой, у него то, окромя меня, и нету никого. Забегаю, зову его, а он уже и сам на ногах стоит, кричит: "Горим, дед". Я его в охапку и наружу. Скотоели ведь со стороны леса пришли. Вижу, что рубятся там с нашими, так я в другой конец деревни - дитя спасать. Отдал Юшку Милославе - у нее своих чад много, с ней, думал, не пропадет. И представляешь, в хату я обратно побежал, кота спасать... Ох чудак я человек...
[indent=1,0]Старичок закрыл лицо руками, согнулся, опершись локтями о ноги. Девушка подсела рядом с ним, приобняла.
[indent=1,0]- Мурзика спасать. В огонь за котом полез. А как не полезть, коли он мне, как родной? Глупый старик стал, сентиментальный.
[indent=1,0]А хата уже вся занялась, полыхает. Меня Никон за плечо хвать. "Куда в огонь полез?!". А мне все одно, отпихнул, да в дверь сиганул. А там уж в дыму все, жарко, душно. С меня три пота сошло. А там уже крыша, как повалилась, так я еле обратно выскочил. Не спас я Мурзика. Так он там и сгинул. Звал его потом, звал - нет его, и все.
- смахнув слезы, старичок глубоко вздохнул.
[indent=1,0]- И Никона, смотрю, к стене, как приколотили. Стрелами беднягу истыкали. Не могу я дальше, дочка, не могу...
[indent=1,0]- Вы главное держитесь. С Юшкой же все в порядке? Так вот оно где счастье.
[indent=1,0]- Тьфу, тьфу, тьфу - старик постучал по пеньку. - Но за что мне такая доля на старости лет? - вопрос прозвучал не для собеседницы, для кого-то свыше...
"Пора возвращаться к рыцарям" - подумала Мария и, попрощавшись, оставила старика в покое.

[indent=1,0]- Ох блять - стонал Робер, когда его стаскивали с коня. Все же держался он достойно. Проехать со сломанной ногой далеко не самый короткий путь - занятие не каждому под силу.
[indent=1,0]- Давай, давай - командовал Бернард, поддерживая торс оруженосца. - Заводи ногу. Выше, еще выше.
[indent=1,0]Венс, тем временем, разложил на земле теплую лошадиную попону.
[indent=1,0]- Травму он получил прошлой ночью - ответил лекарше Ян. - Его Венс тащил. Потом уж, на лошадь мы его, конечно, лихо усадили. Но куда ж еще деваться? Не пешком же с ним волочиться, милсдарыня. А Робер - парень крепкий. И не из таких передряг сухим из воды выбирался. Он стерпит, да потом еще бегать будет. Правда, Робер?
[indent=1,0]- В припрыжку - стиснув зубы, ответил тот.
[indent=1,0]- И, милсдарыня, простите наши манеры. В сутолоке забыли представиться. Имя мое Ян ла Вуан - рыцарь почтительно кивнул в сторону госпожи Инги, попутно заводя ногу травмированного оруженосца.
[indent=1,0]- Бернард де Монсиньи, госпожа - подал голос второй рыцарь. - Будем знакомы.

[indent=1,0]Кое как уложили Робера на постеленную попону. Издалека показалась охотница. Облокотившись о ствол березы, она стала наблюдать процесс врачевания.
[indent=1,0]"Сразу видно - не местная" - пришла к заключению Мария, рассматривая лекаршу. "Выглядит замечательно даже в столь экстремальных условиях. И что же она позабыла в этих глухим местах?"

Отредактировано Мария Губер (2019-03-02 20:33:29)

+2

9

Она действительно выглядела здесь лишней, но она была именно здесь и сейчас, с этими людьми и помогала их горю, решала проблемы, спасала жизни и здоровье в конце то концов. Именно поэтому ее терпели и даже относились весьма по-доброму. Но при всех видимых и скрытых несколько глубже в глубине тушки нильфгаардской девицы отличий, которыми она действительно пестрила, оказалась Инга в таком положении по той же причине, что и остальные, не от хорошей жизни и удачных стечений суровых жизненных обстоятельств. Проще говоря, так получилось.
- Та-а-ак...- флегматично протянула девушка, оголив травмированную ногу оруженосца и безо всякого удивления рассматривая опухшее и посиневшее место перелома, после чего без всякого предупреждения принялась ощупывать, и пусть начала с самых краев, боль от прикосновений пациент начал ощущать очень скоро, собственно на матерные вскрики и сдавленные стоны черноволосая и ориентировалась,- Хорошо.
- Чегож хорошего то, госпожа? Орет же как резанный!
- Хорошо то, что нога цела останется. Отпиливать не придется. Заражение не пошло, кость сломалась не капитально, возможно просто надломилась в хрупком месте, а на улице благо не май месяц, внутри ничего не загноилось, иначе он бы сейчас горазд резвее орал. А теперь...- примерно к этому моменту к процессии побежал паренек с небольшой охапкой прямых палок в руках и, повинуясь одному лишь короткому кивку врача, скинул их рядом ей под ноги,- Теперь можно начать. Кто-нибудь, подержите его крепко-крепко, а ты,- она обратилась уже напрямую к пациенту и выудила из сумки потрепанный деревянный брусок, на котором красовались оттиски множества зубов,- закуси это, так перенести боль будет проще, да и зубы не сломаешь,- она обмотала брусок несколькими слоями куска перевязки и бесцеремонно всунула в зубы парня, как только тот попыталась было что-то сказать,- Так и держи.
А дальше началось само действо. Ладони врача сперва очень аккуратно, почти неощутимо вновь легли на место травмы, после ловкие пальцы с особым пристрастием и цинизмом прощупали самые болезненные точки, вызывая ощущения даже для сторонних наблюдателей, мягко говоря, неприятные, ну и в качестве финала последовала очень резкая силовая манипуляция, результатом которой было контролируемое смещение кости в исходное естественное положение. Тут даже человеку несведущему виден был безусловный, пусть и жестокий, но все-таки профессионализм, что черноволосая дама проявляла с лицом абсолютно беспристрастным к процессу.
- Подержите еще немного. Нужно зафиксировать ногу в правильном положении,- тоном не терпящим возражений проговорила она не поднимая взгляда на вызвавшихся ассистентов и вооружившись перевязками и принесенными брусками и палками начала конструировать каркас шины на ноге пациента.
- Отек серьезный и на холоде он будет рассасываться достаточно долго. Что не критично, но... в ее руках появилась небольшая склянка с вязким содержимым кремового оттенка,- Потерпи еще немного,- хлопнула она уже явно не выдерживающего подобного тщательного медицинского ухода подопечного по колену здоровой ноги и быстренько нанесла, а потом оперативно растерла небольшую порцию препарата по сиреневого оттенка коже. Далее в ход пошли перевязки и деревяшки, что в итоге плотно обвили злосчастную ногу в немного согнутом положении.

- Вот и все. Снять это все дело можно будет через месяц, ну или попробовать уже через пару недель, если под присмотром толкового врача. Долго носить не стоит, потом придется ногу долго и муторно разрабатывать,- сделала черноволосая заключения, собирая свои медицинские пожитки, что в ходе работы оказались разложены вокруг, обратно в сумку. Только сейчас она вновь подняла голову и обратила свой взгляд на присутствующих, будто бы во время операции их рядом и вовсе не было. Впрочем, кто станет упрекать лекаря за излишнюю концентрацию во время работы?
- Вопросы есть?- и только сейчас она начала понимать, что в ходе дела неплохо так подмерзла, и как водится, стоило об этом подумать, тело сразу же пробила легкая дрожь, а зубы немного застучали, вынуждая девушку спрятать померзшие руки обратно в перчатки, а нижнюю часть лица под теплый воротник,- А то... Я, чесслово, немного подмерзла...- как-никак сидела все это это время почти на голой холодной земле. Не удивительно.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » Не жалея живота своего