Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Кровь в сердце и на снегу


Кровь в сердце и на снегу

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/JPgbxL6.png


Время: 1 января, 1234.
Место: Редания, Оксенфурт.
Действующие лица: Миньоль и Весемир.
Описание: зима. Убийца, торжествуя, пожирает труп. И не один. Город в ужасе и страхе. Благо проездом в Оксенфурте оказывается ведьмак.

+1

2

[ava]https://i.imgur.com/Z1W5xGC.png[/ava]
Она проснулась от ощущения того, что на неё кто-то давно и пристально смотрит. Открывать глаза было неохота, но пришлось. Два огромных желтых глаза с вертикальными зрачками буквально прожигали её насквозь.
-Няня, - во весь голос, совсем не по аристократически завопила Илинн. - кто пустил Мешека в мою комнату?
Полы затряслись под тяжелыми шагами, и в комнату почти вбежала очень полная женщина, весьма опрятно одетая.
   Кот зашипел и спрыгнул вниз, забиваясь под кровать.
-Да как же так, моя дорогая, я сама лично вчера этого проходимца метлой во двор вытолкнула.
Судя по всему, проходимцу больше нравилось место под кроватью, а ещё лучше на кровати, рядом с хозяйкой, чем на стылом дворе. О чем он и возвестил утробным мявам.
-Ну, погоди, я до тебя ещё доберусь. Не дал дитятку поспать спокойно. - Няня попыталась, было заглянуть под кровать, однако её телосложение не способствовало подобным причудам. А вылезать котяра самостоятельно не собирался.
    Графиня сладко потянулась. Ткань камизы расправилась, демонстрируя лёгкую вышивку. Снежно-белые цветочки переплетались с некрупными золотистыми, образовывая причудливую вязь.
-Да оставь ты его, няня, я уже проснулась. Поди, лучше, позови Ирму.
Пожилая женщина поклонилась, попутно показав проходимцу кулак, и степенно удалилась.
   По правде говоря, было уже далеко не утро. Скорее полдень. Но гостей сегодня не должно было быть, а уезжать из поместья отец категорически запретил. Делать было совершенно нечего.
   Пока Илинн была в соседней комнате, появилась горничная, неся тазик с утренним умыванием. Сушеные цветки ветреницы уже расправились в тёплой воде, и по комнате поплыл едва уловимый запах меда и весны. Поставив тазик на небольшой столик подле зеркала она принялась убирать постель. Кот, воспользовавшись тем, что горничная отвлеклась, вылез из-под кровати, прыгнул на табуреточку возле столика, затем на сам столик и принялся шумно лакать ароматную воду. На шум горничная обернулась, и так как подобное уже было, а вытирать мебель и пол ей не хотелось, схватила тазик, быстро, но осторожно поставила на пол, и только потом огрела наглеца полотенцем. Тот ретировался опять под кровать. К моменту появления графини status quo  был восстановлен.. Тазик стоял на столике, кот сидел под кроватью.
- Тебе не кажется, - спросила графиня у Ирмы,с маниакальной задумчивостью молодой девушки, замечающий малейшую складочку на почти идеальной, ещё свежей кожи, разглядывая себя в зеркале.- Что у меня нездоровый цвет лица? .
   Из зеркала на неё глядела молодая девушка с тёмно синими глазами и светло-русыми волосами. Свой цвет глаз Илинн не нравился. По её мнению, ей бы больше подошла благородная небесно голубая лазурь. Но выбирать не приходилось.
-Это потому, что замуж Вам надо. - уверенно проговорила пришедшая с кухни няня, ставя перед графиней кружку с липовым отваром. Последнюю фразу она слышала- Все ваши подруги давно замужем.
Графиня едва заметно вздохнула. Тема была "больной", а одергивать старую няню, которая заменила ей мать, она не могла.
-Нянюшка, дорогая, мне ещё не повстречался достойный человек.
-А чем герцог Вильский был не хорош? Богат, королевских кровей, да ещё и красавчик каких поискать.
-Что красавчик, да. - фыркнула Илинн. - Все наши служанки были от него в восторге. Ещё в первый визит перещупал всех, до кого смог дотянуться. Мне не надо, что бы по моему дому бегала толпа бастардов.
-А барон Истринский?
-Барон так пристально рассматривал мои сапфиры, что мне трижды пришлось напоминать ему как меня зовут. Напялил дорогой дублет, а ниже протёртые до дыр шосы. Думал я не замечу.
-Илинн! - шокировано повысила голос няня. Горничная слегка зарделась.
-Ой, - ойкнула девушка, поняв, что брякнула что-то не то. Её щёки порозовели,- Что? - но тем не менее продолжила, слегка вздернув носик. Вот только ей не хватает перед прислугой оправдываться. - У него небось и прислуга голодает. Жена, думаю, тоже жить впроголодь будет.
-Ну, граф-то Миньоль-то чем вам не угодил? Достойный молодой человек.
-Салдафон. Только о войне и думает. Я не хочу становится вдовой в расцвете молодости.
-Вот, госпожа, - горничная почувствовала, что атмосфера накаляется. А злая графиня, всяко хуже графини доброй, - Гляньте как личико-то Ваше после умывания посветлело.
-И то правда. - отвлеклась от темы няня, взглянув на подопечную. - А ты, дурында, чего копаешься? Почему графиня у тебя ещё не причесана. Там старый граф про неё уже спрашивал.
Горничная потупилась и взяла гребешок.
-Пойду, скажу что бы стол накрывали. - и пожилая женщина ушла, тяжело шагая по проседавшим под её весом половицам.
-А ещё что я Вам расскажу: - горничная провела гребешком по волосам Илинн и зашептала ей почти в ухо. - Опять растерзанный труп нашли.
Когда?- глаза у графини загорелись. Аристократы тоже любят посплетничать. Ирма знала об этой небольшой слабости Илинн, и частенько приносила последние сплетни из кухни. За что ей прощались некоторые её проступки.
-Вчера вечером. А кузнец говорил, что почти рядом с нашим имением.
-Страшно-то как. А что он ещё сказал?
И горничная принялась пересказывать в подробностях всё, что говорилось сегодня на кухне.

Отредактировано Графиня Миньоль (2019-05-26 08:28:46)

+2

3

[ava]http://i.imgur.com/QP5eWDw.png[/ava]
День, 1 I 1234
Ясно

Дзовньк.
[indent=1,0]Тонкие губы пачканного в саже кузнеца избавились от излишней слюны во рту. Неухоженные ногти поскребли по небритому подбородку с множеством видимых шрамов от ожогов. Пристальный взгляд темных глаз буравил стоящего напротив человека. Не молодого и не старого, С едва заметной проседью в русых темно-русых волосах, убранных с широкого лба в хвост на затылке. За плечами, кутанными в меховой плащ, виднелся клинок, а глаза были дикими аки у зверя.
[indent=1,0]Ведьмак, подумал кузнец и еще раз сплюнул.
[indent=1,0]Дзвоньк.
[indent=1,0]Рядом с ведьмаком стояла кобыла. Ухоженная и спокойная, как и подобает верному скакуну.
[indent=1,0]Эка, как у рыцарей, подумал кузнец и почесал подбородок с соответствующим звуком.
[indent=1,0]- Чего изволите, милсдарь? – наконец с наигранным уважением поинтересовался мастер молота и наковальни, выходя из тени навеса своей кузницы. – Наточить? Оселок приобрести? Гвоздик кованный? Ремонт какой? Аль подковать красавицу?
[indent=1,0]Дзвоньк.
[indent=1,0]Заезжий путник повел нос и кивнул.
[indent=1,0]- Истопталась совсем, - ворчливо ответил он и мягким касанием к боку кобылы пригласил её вперед. – Долго без дела слоняемся.
[indent=1,0]- Фью-ю-ю, - завидя послушание животного, удивился кузнец и забыл даже сплюнуть. – Четыре? Ну тогда 1 крона на два копыта.
[indent=1,0]Выудив из кожаного конверта при поясе несколько монет и молчав передав их мастеру подковных дел, ведьмак скромно огляделся.
[indent=1,0]- Да садись на табурет этот, - кузнец подхватил молот и указал на место. – Дело быстрое. Как имя твоё, милсдарь ведьмак?
[indent=1,0]- Весемир. Из школы Волка.
[indent=1,0]- Вовремя ты прибыл, милсдарь Весемир, - процедил мастер-ковец сквозь стиснутые с гвоздями зубы.
[indent=1,0]- Да неужели? – без особого энтузиазма отозвался ведьмак, проводя сухой рукой по лицу. – Утопцы или гули кладбищенские достают?
[indent=1,0]- А хер его знает, - гвозди покидали межзубье, хотя на речь кузнеца это не влияло. Мастер, одно слово. – Просто находят растерзанные трупы. Вот давеча третьего сыскали. У бедняги половина головы отожрана была и почти все внутренности выедены. О, мерзость. Сам видел, - блять! - ща блевану, милсдарь, не обессудь.
[indent=1,0]- Не обессужу.
[indent=1,0]Но обещанного не случилось. Молот продолжал стучать, а гвозди погружались в копыта, удерживая новые подковы.
[indent=1,0]- И где это было?
[indent=1,0]- А возле имения Миньоль. Эта там, - рука махнула в случайном направлении. – Ну почти готово. У-у-у, ну и лютая ж зима-то ныне, ёп-твою-мать!
[indent=1,0]Спустя несколько плевков и кивков, что жизнь тяжела и паскудна, кузнец и ведьмак распрощались.
[indent=1,0]Грёбанные мутанты, подумал ковец, снимая маску почтительности, и попробовал на зуб одну из монет.

+2

4

[ava]https://i.imgur.com/Z1W5xGC.png[/ava]
Лучи яркого зимнего солнца, проходящие через витраж на окне, падали на пол и искажали сцену, изображённую на стекле. Вечный огонь, кутаясь в тени на полу, казался маленьким и слабым. Зато голубой свет белого хлада растянулся до самой двери. За витражным окном росло дерево. А ветер, играющий ветвями, привносил живости игре разноцветных теней. Огонь то вспыхивал сильнее, то почти угасал.
    Дверь скрипнула. Пожилой мужчина, стоявший у уже накрытого двумя скатертями стола, и любующийся игрой теней, повернул голову. Тонкие морщинки пробежали по его суровому лицу, ломая лёд надменности и зажигая тёплый огонь улыбки:
-Ваша Светлость изволит долго спать. – проговорил он, приветствуя дочь. Ждать её пробуждения ему пришлось довольно долго. Но он не жаловался. Ему казалось, что он вырастил идеальную дочь. И так похожую на её мать. Те же золотистые волосы, та же улыбка. Тот же спокойный, кроткий нрав. Лишь глаза были его. Его малышка.
     Илинн, улыбнувшись в ответ, вошла в комнату, и вежливо поклонилась отцу. Кивком головы он принял её поклон и направился к своему месту за столом.
    Слуги, ожидающие появления графини, принялись за работу. Буфетчик уже принёс и разложил на столе: завернутый в салфетку хлеб, тренчеры для графа и графини, два ножа и ложку для девушки. Граф не любил сладкое. Посреди стола стояла солонка. Нет, не парадная, позолоченная со стеклянными вставками, всего лишь серебряная. Но не менее красивая.  На сервировочных столиках у стены стояли блюда с едой.
     Вошел мажордом, дворецкий и главный повар. Едва хозяин имения сел, к столу приблизился резчик, три раз поклонился, придвинул господину солонку и открыл её крышку. После чего вытащил из ножен небольшой нож с рукоятью из белой кости. Наведшие ножа украшала искусно вырезанная морда лисы. Аккуратно развернув хлеб, он отрезал тончайший ломтик белого хлеба и не спеша съел его. После чего проделал то же с тренчерами.  Затем поклонился, и отошел на своё место. Обер-церемониймейстер и виночерпий подошли к графу, неся чашу для омовений рук и кубок с водой. Виночерпий, отпив немного воды, вылил её в чашу. А обер-церемониймейстер почтительно протянул сосуд хозяину. Пока господин мыл руки, главный повар и дворецкий, под присмотром мажордома, дегустировали блюда.
     Убедившись, что еда не отравлена, мажордом дал знак резчику. Резчик давно жил в имении, и хорошо справлялся со своими обязанностями. Пока молодая графиня мыла руки, мясо и рыба были разделаны и порезаны на порции. К тому моменту, когда Илинн села в кресло, завтрак был подан, а слуги выстроились вдоль стены.
-Как спали отец? – Проговорила она, беря порцию из общего блюда тремя пальцами, и опуская в свой тренчер. - Здоровы ли?
-Вечное пламя хранит нашу семью.
Это были обычные, почти ритуальные фразы, произносимые каждое утро. Отец не одобрял излишних разговоров за едой. Но непочтительность он не любил ещё больше.
-Опять голуби. – еле слышно проговорила девушка, откусывая кусочек. Тем не менее граф услышал:
- Зима. Дичь попряталась. Могу распорядится, что бы деревенские наловили синиц. Да и наша голубятня не бесконечная. – Он кинул взгляд на дворецкого. Тот понятливо кивнул, прикидывая кого из слуг лучше отправить с этим поручением в соседнюю деревню.
     Графиня же, аккуратно вытерев руки о скатерть, решила лучше взять рыбу. Рыба была неплоха, хотя чувствовалось, что имбиря повар пожалел. Дальше завтрак прошел в молчании.
   После того, как слуги убрали со стола, потянулись просители. Кто просил денег. Кто справедливости. Графиня сидела подле отца и рассматривала жалобщиков. Вместо лакеев в зале теперь находилась личная стража графа. Жалобы были мелкие, и легко разрешимые.
   Пока в зал не зашел усталый, грязный мужчина. Одна рука его замотана пропитанной кровью тряпкой. Тем не менее у него хватило сил пройти до средины зала, вежливо поклонится господину графу, и сказать:
-Милсдарь, опять та же банда. Появились неожиданно и практически уничтожили моих людей. Деньги они тоже отобрали.
Граф побагровел. Его давно беспокоили разбойники, убивающие и грабящие его людей на краю имения. Он подозревал, что к этой банде имел отношение его сосед, барон Зелинский. Но доказательств не было.
-Давно это было? - Спросил он.
-Нет. - Ответил гонец. - Они повесили старосту и грабят деревню. А у старосты был неплохой погреб.
-Собирай всех. Никто не должен уйти.
-Отец, а как же я? - Графиня вспомнила утренний разговор в спальне. - Я не останусь одна в поместье. Если ты заберешь всех людей, то я буду беззащитна. А у нас в округе растерзанные трупы находят.
      Старый граф что-то пробормотал сквозь зубы про бабьи сказки, и что как прислугу не строй, она всё одно умудряется сплетничать. После чего рявкнул:
-Йоахим, бери четверых людей. Доставишь Её Светлость в поместье графов Вейхерт. Это недалеко. И вооруженных людей там более, чем достаточно. И сразу за нами. Резко встал, и почти бегом отправился в конюшню. Графиня же пошла переодеваться.

Отредактировано Графиня Миньоль (2019-05-26 08:41:44)

+2

5

[ava]http://i.imgur.com/QP5eWDw.png[/ava]
День, 1 I 1234
Ясно

Кобыла шла ровным шагом, довольно заламывая уши; и никакой мороз был нипочем. Светлые мысли лениво копошились в её вытянутой голове, как «легко и мягко ступать по белой траве», «в эту хладную пору нет премерзких оводьев да слепеней», «никаких чудищ паскудных и смрадных», «это вам не болото вязкое», «какой же мастер красивый!»
[indent=1,0]Красивый мастер не менее ровным шагом двигался рядом, едва направляя кобылу за уздцы: ведьмаки отдают не мало времени на тренировки и обучение своим последующим спутникам на большаке, оттого и отличаются лошади их ото всех прочих смекалкою, храбростью и, как в народе говорят, интеллигенциею высоких взглядов.
[indent=1,0]Несмотря на морозный день, улицы были полны всем тем, чем могут быть заполнены дорожки и улочки городков и иже с ними. Бабы с красными щеками, аккуратно выглядывающими из-за шерстяных платков, топтали и вытаптывали тропинки от одной лавки к другой, от старой знакомой к новой да в гости, дабы выказать необычное тонкое умение распространять только что услышанный слушок своими длинными бескостными языками, за которые часто бывает и платят больно. Мужики тем временем либо прятались от наскучивших и страшных жен в питейных заведениях, либо же продолжали стирать трудовые свои руки в кровь, тем самым продлевая своим любимым семьям тяжелую жизнь. По белу снегу босыми, посиневшими ногами шлепали пестрая бригада голодранцев, выпрашивая денег у мужиков и делясь подслушанным словом с любопытными бабами. Там и тут можно было слышать веселые песни университетников, но громче их глотки драли только перекупщики да лоточники, размахивая товаром едва ли редким и полезным. В проулках худые собаки дрожали, стоя на одном месте, позабыв всё на свете и готовясь этот самым свет покинуть. Кошек видно не было.
[indent=1,0]Однако чем дальше продвигался заезжий ведьмак к указанному месту, тем реже попадался на глаза народ живой. Да и неживого было не видать. Последний, как полагал Весемир, прочищая ноздри на ходу, был причиной трёх смертей, что навели страху на местных.
[indent=1,0]Поместье Вейхерт богатым исполином возвышалось над прочими томными домами. Крепкие ворота из дуба останавливали любого зеваку, а наёмные руки бесцеремонно выталкивали в шею, бывало даже подгоняя сапогом под зад. Графья территория считалась почти что отдельным миром, куда попасть могут лишь избранные да с приглашеньем на бумаге витиевато-чернильно оформленным.
[indent=1,0]- Эй-эй, серость! – голос доносился сзади и быстро приближался. – Проваливай с дороги!
[indent=1,0]По благоразумию своему Весемир дал дорогу нескольким всадникам, а сам ступил в глубокий сугроб, который тут же был обложен пренеприятными описаниями и сравнениями. Ведьмак не барин, ругаться смеет и умеет.
[indent=1,0]Кавалькада, вероятно высокопоставленных молодцов, вихрем пронеслась мимо, припорошила снегом угрюмого ведьмака и, проскакав еще немного, спешилась возле высоких ворот поместья Вейхерт. Сопровождающий и особо крикливый всадник коснулся земли быстрее всех и мгновенно кинулся к чужой кобыле, на которой восседала тепло одетая дама весьма приятной наружности.
[indent=1,0]- А тебе чего здесь надо, серость? – возмутился всадник, когда заметил приближающегося ведьмака.
[indent=1,0]Охочивши на грубость и резость ведьмак открыл было рот, но встретился взглядом с дамой, что нежно коснулась мягкого снега своей ножкой. Серые глаза смотрели на желтые, а те в свою очередь не могли оторваться от прелестности первых.
[indent=1,0]- Ну так?
[indent=1,0]- Какая я тебе серость? – в конце концов выдал Весемир. – Ты внимательнее посмотри и реши, здраво ли меня серостью звать-то.
[indent=1,0]Всадник смекнул, что совершил весьма глупую ошибку в своей, вероятно уже не такой длинной, жизни.
[indent=1,0]- Да ты как никак ведьмак, - рот всадника принял форму идеального круга удивления.
[indent=1,0]- Я слыхивал они взглядом заговорить могут, - тихо шепнул один верховой другому.
[indent=1,0]- Верно, - подтвердил Весемир, мерзко улыбнувшись. – И на слух не жалуемся.
[indent=1,0]- Так, эта, стало быть… - слегка замялся крикливый всадник, потупив взор, но отчаянно вообразивши как тело и разум ему проклинаются в этот самый момент.
[indent=1,0]- Дело есть к хозяину поместья, - сухо договорил ведьмак. – Ввиду последних событий.
[indent=1,0]Все конные замолчали, хмуро опустив головы.

+1

6

[ava]https://i.imgur.com/Z1W5xGC.png[/ava]
Руки отчаянно мерзли. Графиня уже жалела, что одела эти ажурные, с золотой вышивкой, перчатки, а не простые варежки на тёплом меху. Утешало только одно: имение дяди было недалеко. И перчатки смотрелись достойно. У её кузин подобных не было. Она сильнее наклонилась к голове лошади, пытаясь хоть как-то укрыться от холода, бьющего в лицо. Щёки зарозовели, а нос некрасиво покраснел.
   Кони летели как вихрь. Йохим торопился выполнить приказ старого графа. Господин был справедлив, но строг. Да и девицу хотелось поскорее сплавить на руки графу Вейхарту. Не дай Бог конь у любимой дочери графа Батори спотыкнётся, он же на первом же суку его вздёрнет. С него станется. Вот и разгонял всех со своего пути добрый молодец, со рвением выполняя порученное ему дело. Наконец последний встреченный прохожий был отправлен с дороги в сугроб, и кавалькада остановилась перед воротами графского имения.
   Йохим помог молодой графине слезть с лошади, и она хотела, было, сделать шаг к воротам, как услышала резкий окрик своего спутника. Машинально обернулась посмотреть на того, кто посмел их побеспокоить, и встретилась своим взглядом со взглядом нечеловечески желтых, похожих на звериные, но тёплых и разумных глаз незнакомца. 
   Время остановилось. Сердце стукнуло два раза, замерло, а потом ухнуло в пропасть. А после чего забилось в ином ритме.  Ей показалось, что она знает этого мужчину всю жизнь, и он ей ближе всех. Хотя она видела его в первый раз. Какое-то время Илинн молча стояла, пропуская мимо ушей перебранку между её сопровождающими и незнакомым мужчиной. В голову лезли всякие глупости вроде досады на свой некстати покрасневший нос, старомодную шубку, и сползшую на бок после скачки шапку. А ещё ей хотелось просто глупо улыбнутся.
   Разум выхватывал из разговора лишь отдельные слова: «Ведьмак». «Слух».  "Дело". Последняя фраза вывела её из оцепенения. А внезапно замолчавшие сопровождающие дали мгновение, что бы вспомнить зачем они тут. Вспомнились последние события, найденный рядом с поместьем обезображенный труп. Пришла на память слышанная где-то фраза: "А убивают монстров ведьмаки, сами ими подобные" Она моргнула, тряхнула головой, и решительно произнесла:
-Ведьмак идет с нами к дяде, Йохим. - и зашагала в сторону открывающихся ворот, ничуть не сомневаясь, что её люди, да и ведьмак то же, идут за ней.
   Граф Вейхарт был в своём кабинете, разбирался с бумагами. Внезапный приезд Илинн Беатрис его удивил, а узнав причину он нахмурился. В отличии от мужа покойной сестры, граф больше интересовался окружающим миром. Люди волновались. Последняя смерть взбудоражила всех. Из уст в уста передавались кровавые подробности вида изувеченного трупа.  Да, его поместье было хорошо защищено. Но он знал, что многие твари хитры и изворотливы. Так что могло случится всякое.
-А это кто? - наконец он обратил внимание на ведьмака.
   Графиня покосилась на незнакомца, мучительно стараясь не покраснеть, глубоко вздохнула, набираясь решительности и проговорила:
-Дядя, ты же знаешь, что происходит.  Людей убивают.  И делает это чудовище. - От волнения графиня принялась теребить кончик пояса. - Все боятся. У меня прачка сегодня не пошла на речку полоскать бельё. И я её не наказала. И не накажу, если она и завтра не пойдёт. - Илинн прошлась туда-сюда по кабинету. - Пришёл охотник из деревни, принёс глухаря. Кухарка спрашивает его, когда принесет ещё дичь, а он отвечает что не знает, пойдёт ли опять в лес. И в глазах у него тоже страх. - Графиня немного помолчала и тихо продолжила. - И я боюсь, дядя. Растерзанное тело нашли совсем рядом с моим поместьем.
   Граф Вейхарт молча слушал племянницу.
-А он представился ведьмаком. - Графиня кивнула на незнакомца. - Я слышала, что они охотятся на чудовищ. Может он сможет нам помочь?

Отредактировано Графиня Миньоль (2019-07-04 11:12:47)

+1

7

[ava]http://i.imgur.com/QP5eWDw.png[/ava]
День, 1 I 1234
Ясно

- Весемир из школы Волка, - представился ведьмак, слегка кивнув в знак приветствия, когда граф Вейхарт перевёл свой тусклый взгляд с молодой девушки на незваного гостя. - Я могу помочь, но не за даром.
[indent=1,0]Дядя, как выяснилось по разговору юной особы с графом, медленно опустился на обитый шелком стул  и задумался. Тонкие пальцы водили хороводы по широкому гладко выбритому подбородку, перепрыгивая некультурно выступающую родинку. Это видимо помогало собирать все мысли воедино, поскольку вскоре молчание было нарушено:
[indent=1,0]- Тварь навеяла смуту среди жителей. Некоторые из них - мои преданные и любимые слуги. Последний, которого нашли растерзанным, делал прекрасные сапоги. Да и не глуп был, - нахлынувшие воспоминания былого заставили графа замолчать.
[indent=1,0]Никто не нарушал тишину. Неуютно переминались с ноги на ногу и бегала глазами по богато обставленной комнате, являющейся графу рабочим кабинетом и местом уединения. Несколько тяжелых дубовых шкафов, полные книг, подпирали гладкие выкрашенные персиком стены с несколькими картинами в толстых рамах: сплошные пейзажи незнакомых мест. Вытянутые под потолок окна пропускали достаточно дневного света, не требуя беспрерывной работы подсвечников и канделябров. Заваленный бумажной лавиной письменный стол стоял аккурат между окон и напротив двери, позволяя сидящему без тени сомнения видеть всех присутствующих. А те, в свою очередь наблюдали нахмуренного и ухоженного человека с проседью в волосах, что сидел, скрестив пальцы, и смотрел хищным взглядом, подобно крупной дикой птицы, искусное чучело которой размахнула величавые крылья над рабочем местом.
[indent=1,0]- Если вы, сударь Весемир, избавите наш прекрасный город от этой напасти, - томно вздохнув, продолжил Вейхарт, - то будете награждены достойно. Однако достойная плата чтится после достойно выполненного дела.
[indent=1,0]Кивком ведьмак дал понять, что согласен.
[indent=1,0]- Замечательно. Тогда, будьте добры, последующий диалог вести с Мыславом. Он позади вас. Этот благороднейший человек посвятит во все детали. Насколько я помню, он уже начал, эм, расследование, да, Мыслав?
[indent=1,0]Вооруженный мужчина, что неподвижно стоял в углу комнаты, коротко кивнул. Позеленевшая физиономия его говорила лучше многих красных выражений. Не все жаловали ведьмаков. А чтобы иметь с ними дело, как говорит простой народ, нет уж, батюшка, помилуй.
[indent=1,0]Конник Йохим, некогда согнавший ведьмака в сугроб с дороги, воспользовался паузой нежелательно затянувшегося разговора, выудил из-за пазухи запечатанное письмо скрепленное сургучом и, пройдя к столу Вейхарта, протянул тому сообщение.
[indent=1,0]Нож блеснул в руках графа и вскрыл сложенную бумагу. Тусклые глаза быстро пробежали по строчкам, и после Вейхарт отложил письмо.
[indent=1,0]Йохим откланялся и, сопровождаем своими людьми, вышел из комнаты, напоследок учтиво попрощавшись с девушкой.
[indent=1,0]- Будьте здоровы в таком случае. А вы, моя дорогая племянница, должно быть устали с дороги, - граф поднялся. - Я распоряжусь, чтобы все подготовили. Сударь ведьмак, всего хорошо.
Несмотря на любезность речи, во всём Вейхарте чувствовалась нелюбовь к наёмникам по чудищам. И когда Весемир, ведомый молчаливым Мыславом, покинул кабинет, уединенное место графа, Вейхарт расслабился и вновь опустился в шелковое кресло.
[indent=1,0]- Чтоб их, сукиных мразей, чума побрала, - выдохнул он и, улыбнувшись племяннице, добавил: - Как твое здоровьице, милая Илинн? Надежда душу трепет, что всё славно. Однако будь всё же, дорогая племянница, осторожна. Ты такая красивая. Даже та желтоглазая нелюдь засмотрелась на тебя.

+1

8

[ava]https://i.imgur.com/Z1W5xGC.png[/ava]
От слов дяди Илинн кинуло в жар. Её щёки запылали. Она таки покраснела:
-Что Вы такое говорите, дядя. - И прижала руку к пылающей щеке. - Кузина Иоланда по праву считается первой красавицей по эту сторону Понтера. Куда мне до неё.
Граф Вейхард внимательно посмотрел на неё. Племянница вела себя немного странно. Заметив его слишком пристальный взгляд, графиня поспешила заверить дядю, что со здоровьем у неё всё в порядке, но дорога её утомила и она замёрзла. Даже шмыгнула носом для достоверности. Прием был безупречный и всегда срабатывал. Что отец, что дядя как огня боялись слёз, мокрых носов и печальных глаз. В мгновении ока Илинн была сплавлена на руки прислуги с указанием: препроводить в гостевые покои и напоить горячим чаем с травами.
Вместе со слугами в гостевые покои просочились и её кузины: Иоланда и Изабель. Они были немного младше Илинн, и поэтому смотрели на неё снизу-вверх. Красавица Иоланда вскоре должна была выйти замуж. А Изабелле её будущий супруг не нравился. Девушками они были шумными и непоседливыми.
- Ой какие перчатки. – Углядели они главное. И принялись теребить расшитую деталь дамского гардероба, попутно делясь с кузиной последними новостями и сплетнями, такими как: Вчера нашли местечко где кошка окотилась и выбрали двух самых хорошеньких. Один беленький с черненьким хвостиком, а второй черненький в белых носочках. А намедни герцог М. дрался на дуэли с бароном К., и никто про это не знал. Но по словам служанки госпожи М. госпожа М. сказала, что повыдёргивала бы косы госпоже К, если бы была простолюдинкой. А весь город ждал, чем кончится эта дуэль. А жена нашего Мыслава застала его с женой Бронислава на конюшне. Долго бранилась, потом собрала вещи и уехала к родителям, пригрозив послать весточку Брониславу. А Иоланда вчера странный сон видела, будто посреди зимы гроза случилась, и молния в Ваш дом ударила. Наша горничная говорит, что это к богатству. А кухарка сказала, что к неожиданной потери. МамА это услышала и сказала, что это к тому, что у нас приданое ещё не собрано и отправила нас вышивать. А мы сбежали.
-Ты ведь не выдашь нас мамА? – Иоланда умоляюще посмотрела на Илинн. – Скажи, что это ты за нами послала.
-Хорошо. – Графиня Миньоль улыбнулась. На кузин было невозможно обижаться. Да и вышивать она тоже не любила.
И как раз явилась вышеупомянутая строгая мамА, что бы поприветствовать племянницу. Убоявшись, как бы и её не усадили за вышивание, графиня старательно уткнулась носом в горячий травяной отвар, и даже несколько раз кашлянула. Иоланда лично сбегала к себе и принесла тёплый плед, в который принялась демонстративно укутывать "простудившуюся". Изабель приволокла большую книгу, и принялась заунывно читать вслух, делая вид, что развлекает "больную" .  МамА покачала головой, но после формальных приветствий оставила компанию в покое.
-Пошли, котят покажем. - Удостоверившись, что опасность миновала, потянули Илинн за собой кузины. - Только тихо. Что бы никто не заметил.
И троица осторожно, крадучись, и прячась по тёмным углам, пошла в сторону оружейной. Туда, куда ушёл Мыслав с ведьмаком. И где в тёмном углу попискивали маленькие комочки шерсти.
То, что в оружейной ещё кто-то есть они заметили не сразу.  И это их не обрадовало. Изабель раскрыла было рот, что бы аргументировать своё присутствие в оружейной, как послышался шум в коридоре, затем дверь распахнулась нараспашку и в помещение ввалился огромный и очень злой воин.
-Мыслав, кобель ... - Дальше следовал набор слов, которые неподобало слушать порядочным девушкам. - Иди сюда, я тебе счас... - ещё один подобный набор слов, - отрывать буду.
Мужчина схватил первую попавшуюся дубину, и кинулся на обидчика. Графини брызнули по углам. Кузины хорошо знали, что Бронислава обидеть сложно. Но если он разозлится, то пойдёт крушить всё.

+2

9

[ava]http://i.imgur.com/QP5eWDw.png[/ava]
День, 1 I 1234
Ясно

- М-м, - промычал Мыслав, когда он и ведьмак шли по коридору.
[indent=1,0]Последнее время ему туго было разговаривать: жена, проведав о его тайных любовных похождениях с женой некоего Бронислава, зарядила ему любимой скалкой в зубы и, более менее спустив этим пар, бросила предателя семьи в лице непутевого мужа. Обида, боль и тоска засели в сердце Мыслава, а голова ломилась от несчетного количества жалящих мыслей.
[indent=1,0]Рукой указав сторону пути, Мыслав завернул за угол и, совершенно того не ожидая, лбом в лоб столкнулся с грустноглазым мужчиной, чей подбородок скрывался в густой бороде.
[indent=1,0]- Ой бля, - тихо вырвалось у одного из них.
[indent=1,0]- Мыслав ! - Бронислав перестал потирать лоб и принялся натирать костяшки правой руки, словно они стали жутко зудеть.
[indent=1,0]Бородатый походил на Мыслава практически всем: грустный карий взгляд, крупные ладони, невысокие, худощавого телосложение, но широта плеч выдавала в них несгибаемых и сильных людей, привыкшим к трудности жизни. Только вот последний гладко брился.
[indent=1,0]Кровь бешеной волной хлынула Брониславу в голову, в которой вновь как наяву закружились и его жена, и некогда преданный друг, и примятое телами сено на конюшне, и рука выхватила из-за пояса нож.
[indent=1,0]- Ну ты, сука, сейчас получишь с полна.
[indent=1,0]Мыслав был не лыком шит и, изящным ударом ноги выбив нож своего рогатого оппонента, сорвался с места. Ему очень не хотелось ссориться дальше.
[indent=1,0]Оттолкнув плечом ведьмака, Бронислав кинулся за ним, крича вдогонку такие крепкие слова, что твоя краснолюдская проза о признании в ненависти.
[indent=1,0]Весемир в недоумении потер плечо и, предполагая худшее, последовал за двумя мужчинами.
[indent=1,0]В единственной раскрытой двери и слабовидящий в потёмках угадал бы, что это помещение использовалось в качестве складирования разнообразного военного и охотничьего инвентаря. Здесь были и сложенные разной длины луки, сваленные сверху какой старой груды металла тулы, на специальных подставках тянулся ряд клинков, некоторые были либо просто прислонены либо валялись где-то на полу. Большую частью комнаты заполняли какие-то ящики с неизведанным наполнением.
[indent=1,0]Из комнаты доносились ругань, глухие звуки словно палка избивала наполненный сухой травой мешок и громкие кошачий плач.
[indent=1,0]Бронислав склонился над лежащим Мыславом и резко поднял того на ноги, ровно для того, чтобы отшвырнуть его избитое омерзительное тело, которое предпочла его жена, в сторону. Мыслав разломил деревянный ящик своей гудящей от боли спиной, и из-под него высыпались напуганные котята.
[indent=1,0]Как только это произошло из дальних углов вдруг послышался испуганный вдох. И позже писк и стон, когда ослепленный гневом и обидой Бронислав затопал вновь к своему обидчику, не видя ничего.
[indent=1,0]Едва не раздавив беспомощного котенка, он упал и удивился. Затем пришла жгучая боль где-то в правой ноге, которая еще потом долго не могла восстановиться.
[indent=1,0]- Что за…?
[indent=1,0]Над ним возвышалась знакомая фигура. Кажется её он пихнул некогда в коридоре. И кажется зря он это сделал. Глаза человека, что стоял над ним, были страшными, но не злыми. Простой взгляд, но такой тяжелый выпивал всю спесь. С ним не хотелось ссориться, а хотелось укрыться, чтобы не видеть его, избежать.
[indent=1,0]- Успокойся, - захрипел он и сделал какой-то странный жест пальцами после чего Брониславу сделалась так легко и покойно, что он кивнул, улыбнулся и блаженно прилег обратно на пол.
[indent=1,0]Весемир огляделся по сторонам.
[indent=1,0]Мыслав всё ещё лежал в проломанном им ящике и едва слышно стонал.
[indent=1,0]Котята жалобно и испуганно пищали и жались друг к дружке.
[indent=1,0]- Можете выходить, - негромко объявил ведьмак, - нечего больше прятаться. Вы же пришли к котятам. Вот и идите к ним.

Графине

Прошу прощения, что заставил так долго ждать. Никак не выходило.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Кровь в сердце и на снегу