Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Среди пыльных фолиантов...


Среди пыльных фолиантов...

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время: 1265 год, 12 декабря
Место: Нильфгаард, Город Золотых Башен и окрестности столицы
Действующие лица: Фрингилья Виго, Явэнн
Описание: ...они искали правду. В столице, полной слухами о смерти императора, чародейке не приходится выбирать, с кем работать; шпиону не приходится выбирать, выполнять ли приказ.

0

2

Утро, 12 декабря 1265 г.
Дом Фрингильи Виго в столице.

[indent=2,0]Еще вчера утром Фрингилья гуляла по княжескому саду в Боклере, наслаждаясь прохладным зимним воздухом, наблюдая за спокойствием едва скованной льдом Сансретуры и совершенно ничего не ведая о том, что в это самое время происходило в столице: слухи расползаются быстро, шепот шпионов — еще быстрее, но опередить само время никому не по силам. Тем не менее, уже после обеда она сидела в кабинете Ваттье де Ридо, наблюдая за его кислым, словно испорченное вино, лицом, и выслушивая его не менее кислые указания.

[indent=2,0]Чародей, посланный за ней в Боклер, ни словом не обмолвился, почему именно господин де Ридо желает видеть госпожу Виго, но судя по тому, что господин де Ридо озаботился прислать мастера телепортации, дело было срочное и важное. Ее подозрения оказались правильными. Более того, дело было не просто  важным, а высшей степени государственной важности.

[indent=2,0]Остаток того злосчастного дня она провела в компании точной копии головы Его Императорского Величества, с молчаливой вежливостью возвышающейся на лабораторном столе. Еще никогда Фрингилье не доводилось любоваться его благородным профилем со столь близкого расстояния. Впрочем, ее так поспешно вытащили из Туссента не ради восхищения этим шедевром фальсификации. По крайней мере, как утверждал де Ридо, император был жив и здоров, а значит — сей предмет был фальсификатом определенного рода. Какого именно — как раз ей и предстояло узнать.

[indent=2,0]Она могла бы сразу сказать, что это не иллюзия, но памятуя о недавней плачевной неудаче, попросила немного времени на проведение исследования. Де Ридо, сопя и морщась, выделил ей это время, а после вынесение вердикта — не иллюзия! — сообщил, что теперь на ее плечи ложится обязанность выяснить, что же это такое и каким образом было создано. И очень прозрачно намекнул, что она все еще находится в кругу подозреваемых, а потому в ее интересах побыстрее отыскать всех причастных.

[indent=2,0]В тюрьму — и тем более на плаху — Фрингилья не хотела, потому молчаливо кивала на все вопросы о том, понимает ли она серьезность всей ситуации, важность сохранения секретности и свою роль в расследовании. По дороге к своему столичному дому она дважды услышала новости об утреннем происшествии, уже успевшие обрасти поразительными и красочным деталями, конечно же, порожденными неуемной народной фантазией и, возможно, силами недоброжелателей короны и иностранных шпионов.

[indent=2,0]Остаток вечера и вся ночь в не успевшем прогреться и пахнущем пылью доме пролетели быстро, а поутру, не далее чем через сутки после ее прогулки по берегу Сансретуры, в дверь ее домашней лаборатории постучала служанка.

[indent=2,0]— Госпожа Фрингилья, к вам молодой господин.

[indent=2,0]— Кто?

[indent=2,0]— Не представился, ждет у входной двери.

[indent=2,0]— Пригласи в зал, предложи вина, я сейчас выйду.

[indent=2,0]Служанка кивнула и ушла, а Фрингилья, взболтала пробирку, которую держала в руке, и задумчиво осмотрела осадок.

+1

3

- Этот цвет вам к лицу!
Явэнн мимолетно коснулся гладких щёк, небрежным движением заправил прядь волос за ухо и в который раз взглянул в высокое зеркало, украшавшее парадную лавки портного. Мастер иголки и нити бессовестно льстил: к землистому цвету лица шпиона сейчас прекрасно бы подошёл саван, а не белоснежная рубаха с куртуазным воротом. Не подходил к столь болезненному оттенку и стеганный стальной нитью дублет, опоясанный широким ремнем с массивной пряжкой.
Шпиону его новый гардероб не нравился. Будь его воля, то он бы не отказался от своей родной одежды, превратившейся из-за небрежного отношения в настоящие лохмотья. Воспротивился Явэнн и тому, чтобы избавиться от колючей, как у ежа, щетины. Но все попытки Лейтлана были тщетны: Ваттье де Ридо был тем человеком, который не привык слышать отказ дважды.
Цирюльники и брадобреи быстро привели слугу империи в надлежащий вид, портной побыстрее отыскал для Явэнна новое платье, и вот вместо бродяги, который прибыл в столицу неделей ранее, из зеркала на Лейтлана поглядывал незнакомый ему человек: высокий, широкоплечий, с благородной осанкой, от которой он так и не смог избавиться.
Явэнн уже и не помнил, когда он выглядел так. Наверное, в другой жизни.
- Сколько с меня?
- Что вы, что вы, господин! - улыбнулся Варгаарэн вар Глифт, потомственный портной на службе у императорской разведки в третьей поколении. - Каждый долг оплачен. Как и всегда.
"Каждый долг оплачен. Каждый, что можно оплатить".

***

Явэнн не помнил, сколько времени прошло с той поры, когда, по возвращению домой, он не обнаружил там Ааллы. Перевернутый вверх дном дом, потухший очаг, снесенная с петель дверь - всё это не походило на то, чтобы беременная дриада заскучала по родному лесу и решила вернуться домой. В гневе своем шпион попытался выбить правду из жителей ближайшей деревни, но всё впустую: никто ничего не видел, никто ничего не знал. И что-то подсказывало, что это было настоящей правдой.
От отчаяния и горя, сломавшись от очередной попытки выйти на след пропавшей дриады, Явэнн опустился на самое дно, ища спасение и утешение на дне щербатой трактирной кружки. И на этом самом дне, о чудо, его и отыскал Ваттье де Ридо.
Шеф нильфгаардской разведки был недоволен его поведением. Недоволен настолько, что из запоя Явэнна вывели жестко, но профессионально, предупредив, что в случае повторного инцидента подержат его с головой в ледяной воде дольше, чем то требуется.
Явэнна это не пугало, но и не вдохновляло. В отчаянии своем он позабыл страх смерти, и если ему суждено было утонуть, то утонул бы он с радостью. Останавливала лишь мысль, что самоубийство - слишком позорная смерть для последнего сына Менно аэп Лейтлана.
И тогда Ваттье, словно взявшая след гончая, заворчал, и бросил на стол свой последний козырь: Явэнн вернется к прежним обязанностям, выкинет дурь из своей головы. И тогда за это ему помогут с поисками, отыскав виновных и, по возможности, обеспечив Аалле безопасность. Если это еще было возможно.
Это был самый подлый и дешевый трюк, на который только способен человеческий ум. И только настоящий дурак мог поверить в правдивость этих слов.
У Явэнна аэп Лейтлана не было другого выбора.
И он поверил.

***

Утро, 12 декабря 1265 г.
Дом Фрингильи Виго в столице.

- Прошу, входите! Госпожа Фрингилья попросила подождать её, она скоро к вам выйдет.
Явэнн учтиво кивнул. Служанка была расторопной, смотрела честно и открыто, и на лице её читалась такая искренность, что заподозрить её во лжи и пособничестве Лейтлан не желал. Должен же быть в этом мире хоть кто-то, кто не собирается его обманывать?
Конечно, это могла быть всего лишь уловка, и в эту самую минуту Фрингилья Виго уже открывает портал, чтобы исчезнуть из Нильфгаарда. Вот только зачем ей всё это? Разве может столь незаметный человек стать причиной её тревог.
- Желаете вина?
- Не откажусь, - Явэнн запнулся, вспомнив про обещание Ваттье. - Не забудьте разбавить. Пожалуйста.
Расстраивать де Ридо было дурной затеей. Слишком нервным мог быть шеф военной разведки. А нервные люди, как показывала практика, были слишком скоры на расправу.
Кровавое вино потягивало, оставляло приятное послевкусие. Настолько приятное, что Явэнн пропустил появление хозяйки.
- Госпожа Фрингилья! - шпион поспешил подняться, оставляя вино на столе. - Явэнн аэп Лейтлан. Я от вашего друга. Близкого знакомого, который попросил меня содействовать вам в ваших исследованиях.
Явэнн наклонил голову, позволив себе рассмотреть чародейку. В любое другое время он бы остановился, отвел бы взгляд в сторону, но не каждый день ты видишь подобных женщин так близко.
Фрингилья Виго была необычайна привлекательна для Нильфгаардской столицы. Она, наверняка, привыкла к подобным взглядам, возможно, даже не чуралась их, зная о своих достоинствах.
Но в ней не было ничего от Ааллы. Совсем ничего.
- Простите мне мою бестактность и столь ранний визит. Вы же понимаете, наш общий знакомый не привык ждать.
Явэнн искусственно улыбнулся. В академии говорили, что это признак хорошего тона и позволяет налаживать отношения с людьми.
Но то ли старые профессора шпионского ремесла лгали, то ли Фрингилья Виго не была человеком. А может это и сам Явэнн позабыл, каково быть шпионом.

+1

4

Утро, 12 декабря 1265 г.
Дом Фрингильи Виго в столице.

[indent=2,0]Заставлять гостя ждать слишком долго — некрасиво и перечит обычаям гостеприимства, даже если время его ожидания скрашивает хорошее туссентское. В том, что служанка предложит молодому человеку именно хорошее вино, Фрингилья не сомневалась — другого в ее доме не держали. Пресветлая кузина всенепременно приказала бы ее казнить, если бы узнала, что в доме у родственницы угощают неподобающе. До казни, может быть, дело и не дошло бы, как часто бывало с Анарьеттой, но отношения надолго охладели бы.

[indent=2,0]Не желая гипотетически расстраивать венценосную кузину, чародейка оставила на столе пробирку, не давшую желаемых ответов, сбросила рабочий фартук, разгладила платье, убедившись, что на нем не осталось ни пятна от реактивов, ни складок, ни даже лишней пылинки, и отправилась в гостиную. Там ее ждал молодой человек — и в самом деле молодой, статный, приятной внешности. Он коротал время в компании приятного угощения и поначалу даже не заметил ее прихода.

[indent=2,0]Явэнн аэп Лейтлан — представился он, и Фрингилья принялась искать в памяти это имя, возможно услышанное от жены, сестры или любовницы, может быть даже матери, но вряд ли от дочери — слишком молодо еще выглядел господин Явэнн, чтобы быть отцом девушки, уже ставшей клиенткой чародейки. К сожалению, ничего похожего ей не вспомнилось, и поначалу приходилось только гадать, о каком же «друге» и «близком знакомом» идет речь, ведь мужчины обращались к ней крайне редко. Но как только прозвучали слова об исследованиях, все приятные впечатления как ветром сдуло.

[indent=2,0]Не надо было применять телепатию, чтобы понять, на кого намекал господин Явэнн. Ваттье де Ридо сложно было назвать чьим-либо другом, и тон, которым были произнесены фразы, должен был сразу ей подсказать, что речь идет именно о нем. Конечно же, главный шпион империи не допустил бы оплошности, оставив чародейку без присмотра кого-то из своих верных людей. В то, что Явэнн аэп Лейтланн — шпик, было сложно поверить, но не невозможно. Он совершенно не соответствовал сложившемуся в ее понимании образу представителя этой профессии и потому, возможно, хорошо для нее подходил.

[indent=2,0]— Вы действительно очень рано, — согласилась Фрингилья, легко кивая, — но достаточно вовремя, чтобы застать меня дома и избежать необходимости разыскивать меня по всему городу. Я как раз собиралась отправиться в библиотеку и попытаться найти что-то полезное там. Если хотите, можете сопроводить меня и помочь в поисках.

[indent=2,0]Поход в библиотеку она придумала только что. На самом же деле собиралась провести это утро в компании пробирок и склянок, не покидая потихоньку теплеющий и становящийся более уютным дом, но оставаться в непредвиденной и нежеланной компании, постоянно чувствуя за плечом присутствие одной из ищеек де Ридо, не хотелось. Фрингилья надеялась, что кипы пергаментов и насыщенный пылью воздух библиотеки отпугнет Явэнна, и он оставит ее в покое. Впрочем, найти что-то полезное тоже можно было попытаться.

+1

5

Кто-то бы сказал, что сама удача была на стороне Явэнна: ему удалось поймать туссентскую пташку до того, как она покинула свою позолоченную клетку. Он избавил себя от страданий и поисков по всему городу, выпил вина в приятной компании и даже, кажется, его не гонят прочь, приглашая к совместной прогулке и располагая к сотрудничеству. Но Явэнн аэп Лейтлан отдал бы руку на отсечение, если в этом самом милом предложении не было никакого подвоха.
Шестое ли чувство, опыт службы за плечами - что-то беспокоило шпиона, заставляло присмотреться к чародейке внимательнее, следить за каждым её словом, жестом и взглядом.
Что скрывают слова Фрингильи Виго?
- Разве я могу отказать такой красивой женщине? - Явэнн пожал плечами, отставил бокал прочь. - Это, пожалуй, будет преступлением.
Сколько раз им предстоит преступить закон за этот день? Сколько раз предстоит нарушить уставы и правила Нильфгаардской империи, чтобы защитить её?
- Я даже не предполагал, что нашему делу могут помочь книги. В вашем ремесле к ним приходится часто обращаться?
Шпион медленно поднялся, мягко кивнул собеседнице.
Вино, вступив в свои права, безжалостно сдавило виски. Явэнн нахмурился, коснулся переносицы, пытаясь унять боль.
Пора бы ему завязывать с алкоголем, не доведет эта привычка до добра.
- С вашего позволения, подожду на улице. Не здоровится.

Он совершил ошибку. Если бы кто-то из почтенных профессоров и мэтров шпионского ремесла увидел бы Явэнна сейчас, то разбили бы в огорчении свои высокие лбы. Оставив чародейку в одиночестве, Лейтлан предоставил Фрингилье огромные возможности: для побега, для передачи информации, для... да для чего угодно!
Но невыносимая головная боль, терзавшая шпиона, не оставляла выбора. Явэнн даже заподозрил Фрингилью, но быстро прогнал эту мысль: если бы он был не угоден чародейке, то она бы действовала куда радикальнее, стерев себя из памяти несчастного или вовсе превратив того в жабу. В такую милую бородавчатую жабу.
"Интересно, какой век отведен жабе? Наверное, намного больше, чем человеку, - Явэнн плотнее запахнулся в плащ, посматривая на дверь дома, - который  подвел Ваттье де Ридо".
Чародейка не выходила, заставляла Явэнна беспокойно переминаться с ноги на ногу, ожидая Фрингилью Виго словно чуда.

+1

6

Утро, 12 декабря 1265 г.
Дом Фрингильи Виго в столице.

[indent=2,0]Господин Явэнн был хорошо воспитан и сыпал комплиментами, соответствующими ситуации. Фрингилья не поддавалась глупому тщеславию: была уверена, что его слова — пустой звук, что рыбий пузырь, наполненный одним только воздухом, да к тому же затхлым. Вежливость требовала назвать хозяйку дома красавицей — он называл, потребует восхититься ее профессиональными талантами — восхитится. И пусть чародейка была уверена в своей красоте и умениях, при том с удовольствием принимала любую похвалу, из уст этого человека подобные слова звучали лишь простой формальностью, данью традиции и, может быть, попыткой усыпить ее бдительность и втереться в доверие.

[indent=2,0]«Нет, господин Явэнн, — думала она, — этот фокус у вас не получится. Я знаю, кто вас прислал и для чего, а посему веры вам нет».

[indent=2,0]Вслух же ответила, изобразив на лице благодарную и едва смущенную улыбку, словно добронравная благородная девица, коей лет двадцать как уже не являлась:

[indent=2,0]— Чаще, чем могло бы представиться непосвященному человеку, но реже, чем того хотелось бы. В книгах сокрыта мудрость веков, которую человеческий мозг неспособен ни объять, ни сохранить надолго.

[indent=2,0]Она не стала добавлять, что и книги порой не могли сохранить вложенное в них надолго. Беспощадное время и отсутствие надлежащих условий сжирали пергамент, бумагу, дерево — даже камень с высеченными на нем письменами порой не мог устоять, превращался в прах, пыль, забвение. А ведь были еще узколобые фанатики, жаждущие сжигать, крушить, уничтожать неугодное их вере, принципам, пониманию, будь это даже трижды ценнейший монумент истории и знаний.

[indent=2,0]Оставалось только вздохнуть и кивнуть шпику в ответ — ничего против ожидания на улице она не имела, значительно более ее заботило бы, если бы он принялся шарить и вынюхивать что-то в доме, пока она переодевалась. Фрингилья задержалась на миг, проверяя бокал, из которого он пил. Были в ее доме напитки и посуда для особых гостей, и если служанке, обычно расторопной девице, показалось, что госпожа просила именно ими привечать гостя... Скоропостижная кончина приставленного к ней надсмотрщика не добавит ей уважения и доверия со стороны де Ридо. К счастью, и вино, и бокал оказались самыми обычными, а значит недомогание было вызвано чем-то другим — естественной причиной или очередной шпионской уловкой.

[indent=2,0]Оказавшись наконец на пороге, Фрингилья вновь улыбнулась ожидавшему ее Явэнну. Если он и подозревал, что она может попытаться сбежать, то сама она подобного не планировать. Бежать от Ваттье де Ридо и его своры было бы с ее стороны непростительной глупостью, цена которой — жизнь.

[indent=2,0]— Прошу прощения, — извинилась она, — даме порой сложно выбраться из дома. А еще я кое-что захватила для вас, — в ее раскрытой ладони лежал пузырек, наполненный прозрачной жидкостью. — Кажется, вас мучает головная боль, а там, куда мы идем, если вы действительно хотите быть мне полезным, нужен ясный незамутненный ум. Действует не моментально, но пока доберемся, боль должна пройти.

[indent=2,0]Конечно же, она не собиралась травить его по тем же соображениям, по которым волновалась, что нечто подобное по случайному недопониманию сделала ее служанка. В пузырьке и в самом деле содержалось лекарство, способное притупить болезненные ощущения, но незамутненности и ясности оно обещать никак не могло.

+1

7

Бытует мнение, что те, кто слепо доверяет женской порядочности живет не долго. Те же, кто доверяет чародеям или чародейкам, рискуют тем, что проведут свой век в шкуре лягушки или поросенка, став украшением стала или изысканной закуской.
Явэнн не хотел доверять чародейке, не хотел верить и принимать предложенное ему снадобье. Но изнуряющая тупая боль в висках была беспощадна. И шпион рискнул, поставив на кон собственную жизнь и человеческий облик.
В любом случае, даже если он и будет квакать до остатка дней, то будет делать это тише других, чтобы Ваттье де Ридо его не нашел.
- Я... благодарю! Это очень неожиданный подарок, госпожа Фрингилья.
У принятого снадобья был приятный терпкий вкус, отдававший тягучим привкусом винограда. Прохладная жидкость скользнула юркой змейкой в желудок, свернулась там ледяным кольцом, вызывая неоднозначные позывы. Но чародейка была права: пронизывающая боль отступила прочь, невидимая длань, сдавившая виски, ослабила свою хватку, а Явэнн смог дышать полной грудью.
Возможно, он и станет лягушкой. Но будет самой счастливой лягушкой в этом золотом болоте.

Лягушки не ходят в библиотеки. Им незачем  читать книги, а политические проблемы огромной могущественной империи их не касаются. Ведь есть проблемы у императора Нильфгаарда, нет проблем - количество комаров от этого не изменится, а жизнь лягушачья останется беззаботной и прекрасной.
Несмотря на принятое снадобье, Явэнн в лягушку не обратился. Пока что не обратился.
А значит вопросы и тревоги большой страны пока что были важны для его бренного бытия.
Им не чинили препоны на входе: строгий взгляд архивариуса скользнул по гладкому лицу Явэнна, внимательно остановился на Фрингилье Виго, а затем сменил гнев на милость.
- Добрый день, чем я могу помочь? В нашей библиотеке вы найдете ответы на многие из ваших вопросов.
"Хотел бы я знать ответ на один из них..."
- Дело государственной важности! - Явэнн вытащил из нагрудного кармана грамоту с печатью императорской гвардии. - Прошу предоставить доступ к закрытому фонду, если того потребует госпожа!
Кустистые брови архивариуса взметнулись вверх гвардейскими флагами.
- Как?! И вы тоже?
- Прошу прощения?
- Часом ранее,  - пояснил архивариус, - уже приходил человек. С точно такой же грамотой и похожей просьбой. Но если это требуется, то мы всегда предоставим вам желаемые книги.

+1

8

Утро, 12 декабря 1265 г.
Город Золотых Башен, библиотека.

[indent=2,0]Явэнн, как Фрингилья и надеялась, принял ее маленький презент. Возможно, без слишком большого восторга, может быть, с напускной благодарностью и излишней осторожностью, блеснувшей на миг в тот момент, когда он поднес пузырек к губам, решаясь глотнуть неизвестного ему снадобья, которое могло бы оказаться чем угодно. Но принял. И решился. Все, как она и хотела.

[indent=2,0]В ответ на слова благодарности с языка так и рвалось «будете должны», но чародейка сдержала порыв и промолчала, только кивнув. Ставить условия шпику Ваттье де Ридо было бы большой глупостью с ее стороны. Уж лучше пусть считает это жестом доброй воли и желанием сотрудничать, чем попыткой подкупить, задобрить или каким-либо иным образом повлиять на его решения в будущем.

[indent=2,0]До библиотеки они добрались молча и без приключений, Фрингилья почти что смогла насладиться прогулкой по прохладному утреннему воздуху, пусть и загустевшему от рутинной людской суеты, сдобренной тяжелым запахом с каждым часом все далее расползавшихся пересудов. Нет покоя сплетникам. Вчерашнее происшествие все еще было свежо в умах и на языках горожан, и чародейка была уверена, что забудут о нем нескоро. Не поможет даже официальный императорский указ — громкие голоса лишь превратятся в скрытный шепот, а слабые догадки укрепятся и разрастутся до степени уверенности. Для простого люда, да и для многих сословием повыше, императорское слово  — божественный закон, но найдутся многие, кто в этом акте увидит попытку скрыть нечто опасное и тревожное, нечто разящее не так давно грянувшими отголосками восстания.

[indent=2,0]А в библиотеке ждали сюрпризы, даже не сколько. Первый — весьма приятный в виде верительной грамоты, предоставленной Явэнном, благодаря которой Фрингилье удалось бы обойти множество ненужных формальностей. Приятный маленький подарок «общего друга», который можно было бы даже посчитать достойной платой за ее целебный презент, если бы она просила за него что-то.

[indent=2,0]Вторым сюрпризом, на первый взгляд не имевшим ровным счетом никакого значения, было удивление архивариуса при виде грамоты, по его словам точно такой же, как была предъявлена ему часом ранее. В закрытом фонде хранилось множество разнообразных книг и свитков, посвященных множеству вопросов, которые могли бы заинтересовать тех, кому подобные документы выдают.

[indent=2,0]— Вот, пожалуйста, — Фрингилья протянула служителю дома мудрости лист, на скорую руку исписанный мелким, но аккуратным почерком, — нам нужен доступ к этой секции архива.

[indent=2,0]Архивариус, приняв список, даже не глянул на него и передал лист подошедшему помощнику.

[indent=2,0]— Будьте добры следовать за мной, — приняв лист, тот повел их далее от общего зала, к двери, ведущей в архив.

[indent=2,0]— Благодарю, — кивнула  чародейка. — Пойдемте, господин Явэнн, нас ждет много пыльной работы, — она улыбнулась своей маленькой шутке.

[indent=2,0]Звякнул ключ, отпирающий замок.

[indent=2,0]— Скажите, Явэнн, кто-то еще работает над нашим делом? — она спрашивала, казалось бы, из чистого любопытства, и даже не надеялась получить ответ, который сам шпик мог не знать, но любопытство это было приправлено толикой остро щемящего чувства неладного.

[indent=2,0]Связка ключей с оглушительным звоном упала на каменный пол.

[indent=2,0]— Великое Солнце! — помощник архивариуса замер на месте.

[indent=2,0]— Что-то не так? — чувство неладного защемило острее.

[indent=2,0]— Ваша книга, сударыня, — выдохнул помощник, — первая из списка... — дрожащей рукой он указал на полку.

[indent=2,0]Свободное пространство между несколькими фолиантами подсказывало, что на том месте находилось нечто весьма габаритное и весомое. Свисающая свободно цепь подсказывала, что это нечто покинуло свое законное место, нарушая при том правила библиотеки и, возможно, некоторые законы природы.

+1

9

Шестое чувство, развитая интуиция - всё это было хорошими помощниками в короткой шпионской жизни, и если бы не они, то Явэнн давным-давно лежал на дне морском или же вовсе покачивался на ветвях придорожной осины, поскрипывавшей под его весом.
Известие о том, что кто-то приходил в библиотеку по такой же грамоте, кто-то действовал от имени Ваттье де Ридо, опережая их на шаг, встревожила шпиона не на шутку.
Конечно, шеф нильфгаардской разведки не мог предположить, что Фрингилья пожелает посетить библиотеку. Наверное, именно поэтому он послал кого-то из своих людей, чтобы самостоятельно предоставить чародейке книгу из закрытого фонда.
Книгу, которую нельзя забрать с собой просто так. И никакая грамота тебе в этом не поможет.
Впрочем, Ваттье де Ридо умеет убеждать даже самых упертых.
В ответ на вопрос чародейки Явэнн лишь пожал плечами. Откуда ему знать, что приказывал де Ридо?
- Я думаю...
Явэнн не успел закончить фразу. Архивариус запричитал на сто ладов, жалуясь на пропажу. И в любой другой ситуации Лейтлан не понял бы тревог и волнения библиотекаря. Но не сейчас.
Кто-то проник в библиотеку. Кто-то выкрал книгу, необходимую для расследования. И этот самый кто-то, возможно, еще не покинул стен хранилища мудрости.
- Что это была за книга?
- "Анатомия Голафа" за авторством Кирстана Йоффи, - пробормотал помощник. - Я должен сообщить об этом архивариусу!
Явэнн наклонил голову.
- Подожди-ка минуту! Тот человек, получивший доступ к этой секции до нас, он покинул здание?
- Нет, господин. Он не мог пройти мимо меня.
-  А телепортироваться?
- Исключено! - библиотекарь покачал головой. - В стенах библиотеки заложены камни с руническим письмом. Они искажают магию телепортации.
"Слишком нелепая кража для такой защиты".
- Быть может, он просто зачитался где-то в глубине?
- Исключено! Простите, но я вынужден оставить вас! Архивариусу следует знать!
Явэнн смотрел вслед удалявшемуся библиотекарю.
Неудивительно, что у них воруют книги. Он сам оставил двух незнакомых ему людей один на один со святая святых для большинства ученых.
И пусть книги были на замке, пусть они были скованы цепями, разве хороший кинжал или отмычка не могли с этим справиться?
- Как он не побоялся оставить нас одних? А, не важно! Так что было в этой самой книге?
Явэнн даже не знал, что помимо цепей и замков большинство из стеллажей были защищены ловушками и сложными механизмами. А зная это, понял бы, почему был так взволнован библиотекарь и почему взволноваться следовало уже ему.

+1

10

Утро, 12 декабря 1265 г.
Город Золотых Башен, библиотека.

[indent=2,0] Поверить в случившееся было почти невозможно, и все же факт оставался фактом, а помощник архивариуса, оказавшись в состоянии близком к нервному срыву, его подтвердил: отсутствующая на полке книга была украдена. Само по себе событие было не столько удивительным — в конце концов, не просто так, не по чьей-то прихоти тяжелые фолианты были крепко прикованы цепями, а стены здания были защищены рунами. И все же то, что вору приглянулась именно та книга, с которой в первую очередь хотела ознакомиться Фрингилья (в ее списке труды были расположены именно по приоритету, а не по алфавиту), казалось весьма странным.

[indent=2,0]Помощник архивариуса удалился поспешным нервным шагом, оставляя чародейку и шпика в компании полки, зияющей пустым местом, словно утраченным зубом. Фрингилья прекрасно понимала его отчаяние. Ей и самой было больно и страшно подумать, что кто-то возымел достаточно наглости — и умения — для того, чтобы незаконно завладеть ценнейшим фрагментом знаний, существующем в ограниченном количестве экземпляров. Нет преступления хуже, чем лишить жаждущего знаний возможности ее утолить.

[indent=2,0]— Поверьте, здесь слишком хорошо меня знают, — сообщила она Явэнну, удивленному явной беспечностью помощника, — и никогда бы не допустили мысли, что я могу воспользоваться ситуацией для столь омерзительного злодеяния, как воровство книги.

[indent=2,0]И, конечно же,  становиться соучастницей самого шпика, задумай он воспользоваться ситуацией, она тоже не собиралась. Но говорить об этом вслух не стала, надеясь, что он окажется достаточно благоразумным, чтобы и в самом деле не попытаться учинить нечто подобное. Ведь тогда ей пришлось бы выбирать между своими принципами и нежеланием расстраивать «доброго друга».

[indent=2,0]Что же до содержания пропавшей книги, то она искренне сомневалась, что ему, при всей его видимой образованности, будет понятен смысл изложенных в ней проблем. Но и об этом она умолчала, не желая сеять между ними зерна вражды, могущие в будущем вырасти в непробиваемую стену.

[indent=2,0]— На этот труд ссылается Валериан из Дыр Маэ, — едва заметно вздохнув, объяснила она, — упоминая некоторые, возможно, не совсем научные слухи о попытках воспроизведения человеческих тканей или даже частей тела. Это всего лишь одна из моих рабочих версий, непосредственного подтверждения или опровержения которой мы, вероятно, в ближайшее время не сможем получить, так как, насколько мне известно, в этой библиотеке хранился один из двух существующих на сегодня экземпляров «Анатомии Голафа».

[indent=2,0]Фринилья подошла к полке вплотную, будто хотела обнять ее в утешение после такой значимой потери, но не успела прикоснуться к корешку книги, сиротливо соседствующей с освободившимся местом пропажи, как заметила кое-что примечательное — едва различимое в полутьме архива пятнышко на потемневших от времени досках.

[indent=2,0]— Вы это видите, Явэнн? — она обернулась к шпику. — Что это? Кровь?

Казалось, что да, именно кровь, при том свежая, пролитая совсем недавно. И при более внимательном рассмотрении можно было заметить еще одно свежее пятно на цепи, удерживавшей когда-то украденную книгу.

[indent=2,0]— Мне кажется, кое-что еще можно сделать. Будьте добры отойти.

[indent=2,0]Она собралась с мыслями, выискивая ту самую магическую формулу, что поможет ей отделить ту малую каплю пролитой крови и отыскать если не ее носителя, то хотя бы его след.

+1

11

Наверняка из Явэнна не получился бы художник или поэт - ему был слишком чужд и далёк мир магии. А без чародейских штучек, как известно, не достичь грандиозного успеха в творчестве.
Если дело касалось магии, непознанного и непонятного, то такие люди, как Явэнн аэп Лейтлан, предпочитали держаться в стороне. Пусть другие касаются магии. Пусть кто-то еще познает неизведанное. А он привык работать с фактами, строя витиеватые планы на вещах более осмысленных и осязаемых.
Из Явэнна аэп Лейтлана не получился бы прекрасный поэт или художник, зато из него вышел неплохой шпион. Ведь плохие, как правило, не живут долго.
Но даже неплохой шпион уступает в проницательности чародейке. Или же тут не обошлось без магических хитростей?
Фрингилья приметила кровь: почувствовала ли или же увидела случайно, но она взяла след. И как настоящая чародейка тут же не только поделилась своей находкой с Явэнном, но и поспешила заявить на эту находку исключительные права.
- Два экземпляра, - буркнул шпион себе под нос, - кажется, мастер не любил писарей и переписчиков. Или тщательно хранил свои секреты. И где же второй экземпляр?
Лейтлан не перечил. Наоборот, пытался осмыслить всё услышанное и никоим образом не помешать туссентской чародейке. А то, чего недоброго, в лягушку обратит.
Тем временем кровь, обнаруженная Фрингильей, вспыхнула золотистым светом - магия, пусть и по заверениям библиотекаря, недоступная в этих самых стенах, не посмела ослушаться Виго. Вокруг разлился нежных запах лаванды и роз.
Золотистая пыльца, разлетевшаяся во все стороны, пощекотала Явэнна за нос, заставляя шпиона отшатнуться. А затем, едва не опустившись на пол, сложилась в тонкую золотистую нить, убегавшую вглубь книжного хранилища.
- А говорили, что тут не работают чары, - Явэнн отряхнул пыль, приставшую к рукаву.
Окинув взглядом Фрингилью, шпион глянул на темный проем коридора. Затем поправил шейный платок и сделал витиеватый
жест рукой.
- Дамы вперёд.

+2

12

[indent=1,0]
[indent=1,0]
[indent=2,0]Магия никогда еще не подводила.

[indent=2,0]Она всегда была и оставалась для Фрингильи той дивной дверью, за которой скрывались все новые и новые возможности, воспользоваться которыми для не одаренного человека было практически недостижимо. Она сама была грандиозной возможностью достичь новых вершин самореализации, возвыситься над самой собой. Она также была тяжелым бременем, награждала обладающего ею ответственностью и обязанностями, по крайней мере здесь, в империи, и ни на шаг не отпускала от бдительного ока разномастных тайных служб.

[indent=2,0]Не затем ли здесь был Явэнн аэп Лейтлан?

[indent=2,0]Если он и был прислан следить за ней — проверять ее лояльность, исполнительность или что бы то ни было еще — он мог сколь угодно всматриваться в ее действия, вслушиваться в ее слова, вынюхивать что-то в ее грязном белье, если угодно, и никогда ничего не нашел бы. Фрингилья Виго была всецело предана своей стране.

[indent=2,0]А магия… и в этот раз не подвела.

[indent=2,0]Поисковое заклинание ожило сияющей золотом пылью в полутьме затхлого узилища, в котором томились десятки и сотни давно никем не читаных книг; завертелось, будто живое существо, и мышью юркнуло в темноту дальнего угла — где-то там, у самого пола, зияла неизведанностью его нора.

[indent=2,0]— Телепортация, господин Явэнн, — исправила его Фрингилья. — Здесь не работает телепортация. Точнее, работает, но таким образом, что безумец, рискнувший ее применить, рискует оказаться в точке выхода четвертованным либо срощенным с неживым предметом или другим несчастным. Что же до других чар, — она развела руками, — как видите…

[indent=2,0]И будто в подтверждение, щелкнув пальцами, зажгла небольшой светящийся шар, повисший у них над головами: там, в темных углах под стенами им пригодится его мягкий свет для поисков той самой норки, в которую юркнула их помеченная золотом мышка. Она и вправду не исключала, что кто-то мог бы превратиться в мышь, но каким образом тогда удалось бы управиться с увесистым фолиантом? Превратить в книгу поменьше, под стать мыши?

[indent=2,0]— И правда… — пробормотала она себе под нос, оказавшись у стены, на которую указало заклинание, — или ты мышь, или умеешь ходить сквозь стены. — И добавила громче, обращаясь к Явэнну: — Смотрите. Что думаете?

[indent=2,0]Дорожка из золотистых хлебных крошек проходила аккурат посредине каменной стены, с виду весьма тяжелой и цельной, без каких-либо трещин и щелей, и уж точно без мышиных нор. Дело оборачивалось все интересней и интересней.

Отредактировано Фрингилья Виго (2018-12-26 17:01:53)

+1

13

"Чары-мары", - как говорили краснолюды, - " всё это выдумки, чтобы правильного мужика с толку сбить".
Явэнн знал, что волшебство -  не выдумка, а чародейки, несмотря на богатую фантазию, не всегда лгут.
Лгала ли Фрингилья Виго, приукрашивала ли, добавляя веса собственным словам - судить было тяжело. Шпион бы за это и не взялся. Попросту бы не решился, ценя не столько собственную шкуру, сколько семейную честь. Матушка не заслужила, чтобы её сын закончил свой век в лягушачьем тельце.
Несмотря на познания краснолюдов, "чары-мары" действовали, а Фрингилья Виго, с видом если не ментора, то явно жены камердинера, верховодившей над всей прислугой, объясняла незадачливому шпиону то, что он не понимал. И, к сожалению для него, так и не понял, потому что спустя пару минут непоколебимый авторитет в вопросах магии пошатнулся. Заклинание привело их к глухой стене, золотистыми крошками осыпаясь прямо у каменной кладки.
- Говорите, здесь нельзя телепортироваться? - съязвил шпион. - Вероятно, у нашего беглеца совсем другая информация.
"Но я всё еще надеюсь, что он застрял где-то внутри".
Подойдя ближе, задумчиво потерев стену кончиками пальцев, Явэнн принялся методично ощупывать её, стараясь отыскать хоть один податливый камушек.
- Посветите мне, пожалуйста.
Стена была теплой, сухой, но чуткий нос уловил тонкий аромат плесени - извечного, наряду с мышами, библиотечного жителя.
Вот только не в библиотеке города Золотых Башен.
Кончики пальцев скользили по кладке от камня к камню, поглаживая, надавливая, а то и вовсе царапая их ногтями.
Ничего.
Никакого потайного рычага, нажимной пластины.
"Чары-мары"... никакой от вас пользы!
В сердцах, шпион пнул стену.
Вспыхнувшая в ноге боль сменилась глупой радостью.
В стене что-то заскрипело, затрещало, а затем стенд позади Фрингильи подался вперед и медленно развернулся, приоткрывая потайной ход.
- Всё гениальное - просто, - буркнул Явэнн, осторожно хромая в сторону стеллажа.
Сколько тайн ещё хранит это место?
- Как думаете, мы его догоним?

+1

14

[indent=1,0]
[indent=1,0]
[indent=2,0]Золотистый завиток с упорством вечнозеленого плюща пробивался сквозь нерушимую каменную стену, будто насмехался над двумя незадачливыми искателями, зазывал попытаться пройти свозь то, что казалось незыблемым и непроходимым, и, может быть, даже не упереться в преграду — для мастера иллюзий в этом не было бы ничего необычного. За магической завесой чародеи могли спрятать от глаз обычного человека, а порой и коллеги, не вооруженного специальными заклинаниями, что угодно, где угодно, когда угодно. Фрингилья и сама не раз прибегала к иллюзорной завесе, а ее лабораторию в Боклерском замке зачаровывал сам Арториус.

[indent=2,0]И все же на этот раз дело было не в иллюзии. Она в первую очередь проверила, не скрылись ли где-то рядом эти чары, но так ничего и не нашла: либо их накладывал кто-то весьма талантливый, по могуществу превышающий ее дядюшку, либо обнаруживать было попросту нечего. Первого варианта она боялась, второй приводил в состояние безысходности — ведь ее заклинание все еще утверждало, что человек, оставивший капли крови на полке, ушел сквозь стену.

[indent=2,0]На удивление, задачу, которую не смогла решить чародейка, решил шпион. Пока Фрингилья занималась исследованием высших магических материй в поисках чар, Явэнн принялся осматривать загадочную стену более обыденным способом, единственным ему доступным: в зыбком свете магического светильника он вглядывался в едва заметные трещинки и тщательно ощупывал камни. Это мало что дало, но когда он со злости пнул стену, случилось чудо — грубая сила превзошла тонкое магическое искусство, и обыкновенный тайный проход со страдальческим скрипом раскрыл перед ними свою пасть.

[indent=2,0]Фрингилья с опаской посмотрела в открывшийся коридор, из которого веяло сыростью и одиночеством. Золотой светлячок ее заклинания вырвался далеко вперед и уже скрылся за изгибом коридора, уходившим куда-то вправо. Ей не хотелось входить в притаившуюся за стенами архива неизведанность, но выбирать не приходилось. Ее изначально не спрашивали, хочет ли она заниматься этим делом, хочет ли покидать уютный Боклер, бросаться на поиски злоумышленников, инсценировавших совсем несмешную шутку с головой императора… ей просто приказывали. А Фрингилья Виго не осмеливалась открыто ослушаться прямого приказа.

[indent=2,0]— Может догоним, а может нет, — ответила она, — но попытаться обязаны, — и вошла в коридор.

[indent=2,0]Магический свет следовал за ней по пятам, вырывая из душного мрака очертания стен, к счастью, каменных, а не как ей представлялось — земляных, испещренных червями и прочими подземными жителями, с любопытством высовывавшими головы из своих укрытий при виде незваных гостей. Опасения и страх медленно уступали место удивлению — кто и зачем проложил этот тайный ход? — а через несколько шагов переросли в понимание — это коридор не единственный, а лишь один из многих в паутине, раскинувшейся под столицей.

[indent=2,0]— Не отставайте, Явэнн, — предупредила она спутника, всматриваясь в зависший в воздухе золотистый хвост единственного их проводника в этом незнакомом лабиринте. — Боюсь, мы можем навсегда заблудиться здесь, если потеряем след моего заклинания.

Отредактировано Фрингилья Виго (2018-12-26 17:01:38)

+1

15

В пещере под Золотым Городом сокрыты несметные сокровища, а путь к ним охраняет самый ужасный в мире дракон.
Так начинается большинство сказок и страшилок, которыми на ночь балуют своих детей жители империи. Сколько жизней закончились теми же словами?
Явэнн по собственной воле ни за что бы не полез в эти катакомбы. Грязь, крысы, смрад подземелья, не самая чудесная компания - шпион даже не мог понять, что тревожит его больше всего: повстречаться в этих казематах с какой-то тварью или же весь оставшийся век проквакать в этих залах. А ведь, наверняка, Фрингилья Виго могла устроить подобное. Если бы захотела. Бросить проклятье, скрыться в портале. А потом состроить удивленную мину: "какой-такой шпион? Куда-куда пойти? Что-что сделать? Ох, что вы! Я даже никогда не слышала это дурацкое имя!"
Но они оказались вместе в лабиринте узких темных коридоров (удивительно сухих!) и в компании пугливых крыс. И Явэнн аэп Лейтлан ещё даже не квакал.
- А что телепортация? Разве она не работает вне стен библиотеки?
Шпион не отказался бы от привычного факела. Ещё лучше от связки факелов.
Ещё бы он не отказался от бокала красного сухого, лет так на двадцать его старше, и оказаться на берегу тихой лесной речушки. Но кое-какими желаниями пришлось пренебречь. Например, всеми
Согревая ладонью эфес, Явэнн пошел вперед, стараясь внимательно смотреть перед собой и ступать осторожно, ценя каждый свой шаг. Не хватало только расшибить себе голову или сломать лодыжку по неосторожности.
- Я и не думал, что все эти россказни - правда. Ну, про эти подземные лабиринты.
Его приглушенный шепот скрывался в эхе шагов. Как не старался шпион и чародейка идти тихо, но выходило это скверно.
- Тут нет нечистот и грязи. Нет смрада. Откуда здесь взяться крысам? Что они жрут?
Не было тут и паутины: ловцы не раскинули свои сети по той причине, что им нечего было здесь ловить.
Здесь были лишь шпион и чародейка, и одинокий лучик света, который вёл их пустым коридором, уводя всё дальше и дальше.
А он их всё вел, уверенно петляя и выбирая на развилках один из нескольких коридоров. Луч то стремительно припадал к полу, словно почуявшая след гончая, то устремлялся испуганной сойкой к потолку, словно стремясь покинуть эти подземелья. Но он не гас и не померк ни на мгновение.
Они шли долго. Явэнн почувствовал, как несколько раз коридоры изменяли своё направление, то в гору, то под неё, заставляя ноги устало гудеть.
Луч света повернул за угол. И исчез.
Они оказались в просторной зале, в которую вели четыре коридора - крест-накрест. Потолок тут был намного выше, устремляясь вверх куполом с затейливым сталактитом с шарообразным навершием в самом центре.
Явэнн застыл на месте, словно его окатили ушатом холодной воды. Скривил губы, бурча под нос какое-то грязное ругательство.
- Мы оказались под землей, черт знает где и не знаем, как отсюда выбраться, - шпион тяжело вздохнул. - Скажите, Фрингилья, это наш общий дурной сон?
Вероятно, нет.
Явэнн огляделся по сторонам, прикидывая направление, в котором мог исчезнуть их проводник.
- Вы сталкивались чем-то подобным? - шпион указал на причудливый сталактит. - Какая-то извращенная архитектура.

+1

16

[indent=1,0]
[indent=1,0]
[indent=2,0]Тяжелые своды подземелья заставляли чародейку чувствовать себя неуютно. Они нависали над ней своей мощью, сдавливали со всех сторон, будто пытались выдавить из нее, как из спелой выноградины, весь сок. А она могла отдать только тяжелый вздох, пересыщенный спертым воздухом, почти не знавшим движения.

[indent=2,0]Тот, кто прошел по этим коридорам недавно, не оставил по себе и следа — под ногами не было пыли, чтобы оставить в ней отпечаток сапога, по углам не было паутины, которую могли невзначай разорвать: здесь ходили часто. А Фрингилья даже не знала, о наличии целой сети коридоров под городом. Может быть, если бы знала, любопытство давным-давно отправило бы ее исследовать их в поисках тайн, который скрывались за каждым вторым поворотом здесь, в каждом темном углу, за каждой хитро сконструированной раздвижной стеной, как та, которую Явэнну удалось отыскать в архиве.

[indent=2,0]Но сейчас она не спешила бросаться на поиски неизвестного и интересного: неопознанный страх все еще сдавливал сердце когтистой лапой, застилал тьмой глаза — что-то там среди этих тайн и секретов пугало ее, и только голос шпиона, тихим, неразборчивым эхом отскакивая от стен, держал ее волю на коротком поводу, не давал сорваться в бег, поспешить куда глаза глядят и ноги несут, лишь бы поскорее выбраться на свежий воздух.

[indent=2,0]Она держалась за этот голос, как они вдвоем — за золотой хвост ее заклинания, и медленно шла следом, с той же осторожностью, с какой ступал Явэнн. Им следовало бы поспешить: она замечала в магическом огоньке следы угасания, недолго ему оставалось служить их провожатым, совсем скоро от него не останется и следа, а они окажутся только в компании друг друга и слабого волшебного светильника.

[indent=2,0]Опасения оказались напрасными: поисковое заклинание не успело истратить всю свою силу, наткнувшись на непроходимую даже для него преграду. Зал, в который он привел Явэнна и Фрингилью, покрутившись на месте и угаснув, якобы выполнив свое предназначение, поражал воображение. Ничего подобного Фрингилье видеть еще не приходилось, нечто схожее по назначению — случалось.

[indent=2,0]— Перед нами, господин Явэнн, — она медленно шла вокруг впечатляющего детища чужой магически-конструкторской мысли, всматриваясь в очертания его деталей и предугадывая их назначение, — стационарный телепорт. Немного нестандартный, но все же, — остановилась, оглядела телепорт сверху вниз: он молчал и не подавал признаков функционирования. — А вот здесь, смотрите, — с земли она подняла что-то похоже на кулон на тонкой серебряной цепочке, только в рамке ничего не было, под пальцами рассыпалась пыль, — это, похоже, амулет-активатор. Только он сломан. Возможно, не выдержал всплеска энергии. Но я смогу его починить, если только у вас найдется что-нибудь достаточное ценное, чтобы соединить с остальной частью.

[indent=2,0]Она требовательно протянула к шпиону ладонь, ожидая, что тот выложит припасенную драгоценность — другой кулон, перстень, печать, что угодно, любую мелочь, которая может иметь какое-то значение для того, кто ее носит при себе, но лучше что-то из драгоценного металла или камня.

+1

17

Магия. Шпионство. Рисковать собственной шкурой.
Явэнн уже отвык от всего этого, и оказавшись втянутым в это дело поневоле, не выказывал особой радости. Единственное, что скрашивало его недовольство, была приятная компания. Которая, к тому же, избавила его от физической головной боли, но не от фигуральной.
Сказка про оторванную голову императора казалась всё более и более нелепой, если бы не похищение дурацкой книги из библиотеки.
А ведь каковы были надежды - они просто получат необходимую информацию, чародейка скажет, что подобные ритуалы невозможны, а все придворные - ослы и глупцы, раз путают чью-то голову со светлейшим ликом Его Величества, а Явэнн... Явэнн снова отправится в пучину алкогольного дурмана, пока не утонет там окончательно.
Прекрасные были мечты. Жаль, что им не суждено было сбыться.

Они нашли телепорт. Точнее, Фрингилья нашла - шпион бы не отличил эту штуковину от десятков других штуковин, которые встречались в любой пещере.
Идентифицировав и найдя ключ к активации магического артефакта, милсдарыня Виго потребовала от потрясенного шпиона не только восхищения, но и непосредственного участия. Настолько непосредственного, что Явэнн хотел было даже воспротивиться.
- Надеюсь, что его не постигнет та же участь, - взгляд шпиона проследил за пылинками кристалла, разлетевшихся от одного прикосновения чародейки.
А затем, скрипя сердцем и зубами, он стянул с безымянного пальца левой руки тяжелый гербовый перстень - единственное, что осталось от его прошлого. Подарок отца.
- Прошу, - Явэнн протянул свою последнюю ценность чародейке. - Надеюсь, он нам поможет.
Когда его рука опустела, то вместе с ней опустело и его сердце. Сжавшись, оно испуганной сойкой взмыло вслед за перстнем, стараясь вернуть утраченное. Но тщетно.
- Госпожа Фрингилья, вы часто практикуете что-то подобное?
Его голос стал тише. Спокойнее. Словно с утратой кольца он потерял и прежние тревоги.
- Все эти подземелья, телепорты. Артефакты. Я думал, что жизнь чародеев намного скучнее и прозаичнее.

+2

18

[indent=2,0]
[indent=2,0]
[indent=2,0]На ладонь Фрингилье лег перстень с гербом. Что-то имеющее вес, что-то ценное для Явэнна, судя по тому, как нехотя он с ним расставался, — именно то, что надо. Чем важнее вещь, чем сложнее отдать ее, тем больше в ней ее собственной энергии, накопившейся за годы, а может и за десятки лет, бережного хранения.

[indent=2,0]«Я тоже надеюсь», — подумала она, но в слух ничего не сказала.

[indent=2,0]Не могла обещать, что с вещью ничего не случится. Скорее всего, наоборот — случится. Перстень, может быть, сплавится вместе с рамкой кулона, растрескается, на нем исказится до неузнаваемости изображение герба, и от воспоминаний, которые Явэн прячет за этой вещью, не останется ничего. Все это возможно, ведь у Фрингильи не было времени на филигранную и осторожную работу. С каждым мигом таинственный вор уходил все дальше, а по ту сторону портала она, может быть, не сможет снова использовать поисковое заклинание.

[indent=2,0]— Практикую что именно? — рассеяно поинтересовалась она, взвешивая будущий активатор, и уже мысленно просчитывая, что и как необходимо сделать. — Блуждание по секретным подземельям в компании посыльных Ваттье де Ридо? Поиски таинственных библиотечных воров и не менее тайных неубийц императора? Создание артефактов впопыхах и из подручных материалов? — ее жизнь, как личную, так и профессиональную, нельзя было назвать скучно, но сегодняшние события были для нее чем-то новым. — Помолчите сейчас, пожалуйста, мне необходимо сосредоточиться.

[indent=2,0]Инструментов у нее не было, не было даже стола, за которым можно было бы удобно устроиться для работы, и Фрингилье пришлось просто сесть на холодный каменный пол, расстелить перед собой собственный плащ, выложить на него кое-как соединенные вместе кулон и перстень.

[indent=2,0]Где-то внизу, глубоко под землей клокотала силой водная жила — весьма своевременно предлагая зачерпнуть из себя и влить немного жизни в два кусочка металла, лежащих перед чародейкой. Покоряясь тайным словам и искусным движениям пальцев, будто невидимой иглой прошивавших материю сущего, они сливались воедино и наполнялись силой.

[indent=2,0]То, что получилось, — ужас любого ювелира, — лишь отдаленно напоминало о ценности, отданной Явэнном, но обещало сработать, как положено. И этому Фрингилья была рада. Может быть, потом ей удастся разрезать волшебные нити, связавшие два предмета, и вернуть перстню былой вид.

[indent=2,0]Она поднялась.

[indent=2,0]— Отойдите.

[indent=2,0]От соприкосновения амулета и колонны телепорта воздух вокруг преобразился, зашевелился и начал потрескивать. Из навершия вырвался тонкий луч, через пару мгновений разросшийся и раскрывший перед ними темную пасть портала.  По ту сторону, может быть, ждала опасность. А может быть, опасность была в том, чтобы остаться здесь запертой, если портал сработает только раз, и никогда больше не найти выхода из этой тесной и душной клетки.

[indent=2,0]— Досчитайте до пяти, а потом следуйте за мной.

[indent=2,0]Фрингилья устроила амулет таким образом, чтобы он не разрывал контакта с колонной, и шагнула во тьму. Голова закружилась, в глазах заплясали яркие огоньки, а потом ее овеяло свежим зимним ветром, пробиравшим холодом. Она пошатнулась, будто от толчка в спину, но удержалась на ногах.

[indent=2,0]Вокруг не было ничего, кроме снега, снега и снега.

+1

19

Досчитать до пяти.
Элементарно для дворянина. Офицера. Солдата.
Слишком сложно для кмета и пьяницы.
Но почему Явэнн, завороженный искусством магии, перепутал все числа в своей голове? Почему пот проступил на его ровном лбу, а воспаленные магическим светом глаза зажмурились?
Один...
Даже сквозь сомкнутые глаза Явэнн видел, во что превратился его перстень, его реликвия. Его сокровище.
Два...
В горле пересохло. Явэнн делает шаг вперёд, боясь опоздать.
Три...
Что с ним произойдет в таком случае? Канет ли он в небытие? Останется пеплом на полу?
Четыре...
Или же его разорвет на кусочки, рассечет пополам?
Не узнаешь, пока не попробуешь.
Пять...
Шаг вперёд.

Уши заложило, словно при глубоком нырке. Явэнн испуганно дернулся, словно пытаясь всплыть на поверхность.
А затем мир лопнул, и весь сонм звуков, запахов и ощущений вернулся в полной мере, помноженный стократ. Явэнн упал на колени, зарываясь пальцами в талый, но до жути холодный снег. Жадно глотая ртом воздух, шпион открыл глаза.
До этого он не единожды телепортировался, перемещаемый имперскими чародеями. Но никогда это не было так болезненно.
Быть может, виной тому потеря фамильной драгоценности?
- Где мы?
Он отряхивал брюки и морщился от снега, забившегося под манжеты. Затем, внимательнее осмотрелся по сторонам.
Они были загородом, где-то неподалеку от мелкого леса, укрытого легким снегом.
Тут было в разы холоднее, чем в столице, но всё еще терпимо.
А затем, быстро оценив ситуацию, шпион присмотрелся к снегу.
- Следы! - шпион указал на вереницу неглубоких следов, уходивших прочь.
Но вскоре восторг сменился разочарованием: следы смешивались с другими, среди которых попадались следы копыт.
- Его тут ждали. Кто-то привел ему лошадь и последовал следом. Сообщник или слуга, но всё это было спланировано.
Явэнн наклонился вблизи одного из следов, заинтересовавшись чем-то.
Затем он, морщась, принялся что-то выковыривать из следа лошадиного копыта.
- Какая  занятная вещица. Похоже обронили.
Шпион поднялся, протягивая Фрингилье небольшую брошь в виде серебряного зяблика со сложенными крыльями. Обломанный замочек разочарованно свисал вблизи клюва.
- Никогда не видели ничего похожего?

+1

20

[indent=2,0]За спиной у нее что-то ухнуло — пропустив второго путешественника, портал схлопнулся, отрезая им путь к отступлению. С легкой опаской увидеть на земле бездыханное или хуже того — на части разорванное мощной магией телепортации — тело Фрингилья медленно обернулась.

[indent=2,0]Явэнн был жив и здоров, стоял на коленях, будто бы склонившись перед ней в почтении, на самом же деле, вероятно, просто не удержавшись на ногах во время перемещения. Ничего необычного для не слишком опытного в этом деле.

[indent=2,0]Был ли неопытным Явэнн аэп Лейтланн, Фрингилья не знала. Но предпочла бы, чтобы его падению была другая причина: в незнакомом месте, в опасное время ей пригодился бы умудренный опытом спутник. Да и неужели Ваттье де Ридо стал бы посылать к ней для такого важного расследования зеленого юнца?

[indent=2,0]Фрингилья поплотнее запахнула плащ, пытаясь уберечь крупицы тепла от холодного зимнего воздуха, и отошла в сторону, не мешая шпиону рассматривать оставленные на талом снегу следы. В этом деле у него несомненно был опыт, по крайней мере, значительно больший, чем у нее самой. Что ответить на его вопрос она попросту не знала — местность, припорошенная снегом, не казалась знакомой.

[indent=2,0]Выводы, сделанные Явэнном, настораживали все более и более. В этой истории случилось слишком много странных событий: пропавшая книга с самой верхушки ее списка; выкраденная книга, одна из двух известных ей экземпляров; тайный ход в хорошо охраняемой библиотеке; древний портал в катакомбах под городом; конный сообщник, поджидающей в точке открытия портала — все это было хорошо спланировано, но брошь? Уронили случайно или она тоже была частью плана?

[indent=2,0]— У вас так много вопросов, Явэнн, — покачала головой; сломанное украшение — раненная птичка — холодило ладонь: Фрингилья так и не успела надеть перчатки, — хотела бы я, чтобы у меня на них были хоть какие-то ответы. К несчастью, я не смогу отследить хозяина этой вещицы, потому что она — иллюзия.

[indent=2,0]С сожалением наблюдала, как брошь медленно тает, исчезая с ладони на зимнем ветру. Она такие когда-то чаровала сама десятками, если не сотнями — красивая безделушка на любой вкус, и вполне бесплатно. Одна беда — недолговечна. Впрочем, как и многие красивые вещи в этом мире.

[indent=2,0]— Полагаю, нам придется идти, — она вздрогнула от одной мысли о том, какое расстояние ей придется преодолеть пешком по холодному полю, — до ближайшего поселения, где мы сможем отогреться, нанять лошадей и расспросить местных жителей — может быть кто-то что-то видел, слышал, знает, куда направился наш грабитель и его сообщник.

Отредактировано Фрингилья Виго (2019-01-05 22:09:01)

+1

21

В жизни так много случайностей. Например, потерпевший кораблекрушение Явэнн аэп Лейтлан был выброшен к кметской деревушке, где его выходили, обогрели и приютили северяне. Они не были самыми добрыми, самыми порядочными людьми: шпион не раз видывал, как мужики лупили своих баб, молодые насмехались над дедами и плевали на обычаи предков, многие предавались пьянству и лени. И всё-таки эти самые люди протянули ему руку помощи, даже не зная, что перед ними - враг. Тот самый проклятый чёрный, чье воинство еще недавно жгло, насиловало, убивало. То самое зло, которое вернется в их край, вытоптав поля, изнасиловав баб и порубив мужичье.
В жизни так много случайностей. Но даже несмотря на всё случайное и удивительное, страшное и прекрасное, что произошло в жизни, Явэнн не верил в случайно оброненную брошь.
Тот, кто филигранно выкрал уникальную книгу из городской библиотеки, кто знал о секретных ходах и старинном артефакте в недрах темных коридоров, кто действовал спокойно и не чувствовал погони, не мог допустить такую досадную оплошность.
Или же похититель всё прекрасно знал? Знал об идущих по его следу, чаял встречу и оставлял знак? Символ? Указатель?
Голова снова начала болеть.
Шпион шмыгнул носом, поежился, кутаясь в неподходящую для сезона одежду, и, высоко, словно цапля, задирая ноги, отправился по снегу прочь, поглядывая на следы копыт и полагаясь на чутье.
И оно не обмануло.
Совсем скоро Явэнн увидел тракт, о чем сообщил чародейке радостным возгласом, а вслед за ним - дымок печных труб, поднимавшихся над деревушкой: такой теплой, желанной и далекой, что сердце болезненно защемило.
"Ну, мы хотя бы не замерзнем!"
И это радовало.
Следы копыт он потерял среди десятков других следов, словно их никогда и не было.
Но сейчас об этом Явэнн жалел меньше всего.

Их приютили и обогрели, добродушно предложили еды и теплого питья. Разумеется, не сразу, но пара весомых монет открывает большинство дверей. Даже самых крепких и скрипучих.
Явэнн тихонько подул на травяной отвар, сделал пару мелких глотков. Не хватало лишь заболеть.
- Я поспрашивал у хозяина, - поведал он Фрингилье. - Никто не видал ничего странного. Кроме, разумеется, нас. Ни конных, ни пеших. Должно быть, они отправились в противоположную сторону. А там, если мне не изменяет память, до очередной деревеньки с её постоялым двором ничего и нет.
Новый глоток. Шпион громко шмыгнул носом.
- Я бы не отказался вернуться, - признался он наконец. - Двум людям не под силу найти иголку в стогу сена, пока эта самая иголка не вонзится в палец. И если уж байки окажутся правдой, а не глупой выдумкой, то подобное повторится вновь, но мы будем к этому готовы.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Среди пыльных фолиантов...