1. Полное имя:

Огюст Мэйденгольм, кратко Густо. В своём образе Каспар Мэллро, а можно просто “Антиквар”.

2. Возраст | Дата рождения:

Около ста семидесяти двух лет, а родился 1096 году, примерно в середине июня.

3. Раса:

Чистокровный человек.

4. Род занятий:

Артефактолог, чародей, учёный муж, кузнец, металлург, но и по случаю неудачного расклада событий можно прибавить стезю коллекционера, что связан с контрабандой по части Севера после бунта на Танедде.

5. Внешность:

Первое что можно увидеть при взгляде на сие субъекта, так это сгорбленную фигуру среднего роста в добротном тёмно-бордовом халате и с копной прилизанных каштановых волос на левый бок, не считая ещё весьма кислое лицо с густыми бакенбардами, что плавно переходят в усы прямо под его длинным носом с горбинкой. Само телосложение не представляет собой что-то прям очень уж интересное: натруженные руки с кое-какими мускулами, слегка едва заметный лишний вес от любви к вкусной еде, средние по ширине плечи и покрытая волосами грудь – не в пример эльфам, но ему как-то хватает. Лицо, ясное дело, овальной формы, испещрённое в некоторых местах рытвинами и сетями морщин по всему лбу из-за частой умственной деятельности, которое включает в себя интенсивное нахмуривание над объектами исследований. Обратив чуть больше внимания к лицу, открываются новые детали растительности на лице: бакенбарды встопорщены по обоим сторонам, усы небрежно приглажены, а подбородок синеет от количества запущенной щетины, обычно не превышающее состояние “едва видно”, замечая уже слегка горькую полуулыбку, играющего на тонких губах. Само отражение его души не безучастное лицо отстранённого учёного от бренного мира, а грубые руки. Иногда они закованы в толстые кожаные перчатки или чуть тоньше для тонкой работы, но они видели многое в своей жизни: необструганную ручку кузнечного молота, обжигающий металл, мягкие перины и прочие, - так что на ладонях при тщательном рассмотрении можно увидеть грубые следы и шрамы, пока остальная часть скрывает всё это под густыми волосами. Вообще, можно ещё отметить уставшие глаза в глубоко посаженных глазницах с достаточно заметными синяками вокруг.

Теперь можно приступить и к гардеробу человека самых честных правил, ибо статус позволяет или позволял иметь под каждую оказию свой гардероб. Стоит начать с его рабочей, то бишь домашней и не для гостей, ибо она любима Густо и души не чает в своём слегка потрёпанном тёмно-бордовом шёлковым халатом с карманами по бокам, обычно из которых небрежно торчат перчатки, пока поверх надевается старый и добрый плотный кузнецкий фартук. Повидал он многое, так что непонятно какого он цвета был по началу: тёмно-коричневого или уже чёрного? Под халатом, чтобы удовлетворить своё чувство прекрасного, находится чёрная льняная рубашка с повязанным на шее платком выцветшего красного цвета. На носу обязательно тёмные круглые очки в закопчённой серебряной оправе для созерцания яркого пламя горнила. Дальше простые плотные бежевые брюки из плотной ткани, с любовью заправленные в высокие сапоги для езды. Сапожки хоть и бывали в самом пекле кузнечного горна и ронялись на них раскалённые стальные заготовки, но выглядят они всё равно добротно и почти что не блестят своим чёрным цветом.

Что же до образа “Антиквара”, то чародей использует намного больше тёмных тонов и предпочитает подчёркивать некоторые детали серебряной окантовкой из достаточно дорогой ткани, заправив всё таинственной неизвестностью в виде  театральной маски арлекино в тех же холодных тёмных тонах. Поверх на голову водружается серебряно-чёрный колпак с парочкой бубенцов. Однако же, весь остальной наряд остаётся относительно тем же: длинный халат до пола, ездовые сапожки со звучными шпорами, но уже длинные до локтя перчатки поверх рукавов, перевязанный на шее серебряный тонкий шёлковый шарфик и цветастая рубашка под халатом.

6. Характер:

Как личность Мэйденгольм представляется весьма спокойным и больно уж материалистическим человеком, что любит стабильность и непонятные картины за добрую кучу крон. Нет, не то чтобы он прям сильно любит искусство и прочее, просто ему нравится быть в комфорте и роскоши. Это даёт пищу для размышлений над всем, что находится чуть ниже его материального достатка. Однако же, не чурается бедности и может потерпеть всё это, дабы вернуть всё на круги своя и под конец этого устроиться поудобнее в своём мягком кресле перед картиной Ван Рога. Также является весьма прямолинейным человеком, ну и честным, что не брезгует высказать всё прямо в лицо при удобном случае в мягкой форме или в грубой, когда кто-то перешагивает границы личного пространства. Ах да,  Огуст весьма большой собственник и вообще не терпит всякой самодеятельности со своим имуществом, от этого его сильно корёжит. Ещё это крепко связано с его девизом на всю свою жизнь – “цель оправдывает средства”. Только границы этой цели могут быть как сдерживаться нормами морали или здравым рассудком, но в редкие случае всё это опускается и цель стоит выше всего. Обман, подкуп, найм рубак с опытом, контрабанда – всё сгодится.  Однако же, он не являет собой пример прям уж пропащего человека, а скорее нейтрального или не так агрессивного, ибо всегда рад перекинуться парой словечек с кем-нибудь из простого люда, а может и слегка помочь, если его разум так решит. В остальном же, для постороннего человека только холодная стена из официального стиля общения, вежливость по привычке и ожидание какой-нибудь подлости.  Весьма замкнут, хитёр. Недолюбливает очень большие скопления людей в одиночку, а вот со знакомыми запросто. Вот такой противоречивый он человек, но есть у него неизменное желание – быть как-то помягче с окружающими его людьми, ибо он частенько ведёт с ними грубовато и не замечает этого, а то и вовсе теряет чувство такта  не со зла. Бывает слишком уж сильно уходит в свои мысли и в себя, что перестаёт воспринимать некоторые слова или даже предложения, которые говорят ему.

7. Цели:

Продолжать свои исследования, выживать, питаться также вкусно и много как и до Танедда, по возможности найти своих бывших коллег.

8. История персонажа:

Что же, история жизни Густо сплошь и рядом покрыта пеленой неизвестности. Нет, не из-за его скрытного образа жизни, о нет, всё хуже… Просто за ней никто не наблюдал, да и записей не вёл. Однако же, для нашего счастья остались копии его собственных мемуаров, которые имеют большую часть информации и являются черновиками для редактирования неизвестным писателем.


Семейство Мэйденгольмов

Думаю, я, сие учёный муж Мэйденгольм, начну свои записи для будущего поколения. Может быть, кому-нибудь будет интересна история достаточно скромного человека как я. Попытаюсь всё изложить полно, с отрешённым взглядом и без отблесков ностальгии, которые сильно играют на затухающих моментах моей достаточно длинной жизни, как чёртов бард на своей расстроенной лютне. Это потом оставь в финальном варианте, смекаешь? Ты мастер пера и тёрки, а я всего лишь скромный чародей, угу?
Что же, начну с того как и где я родился. Своё появление я встретил в славном граде Новиграде, где , судя по всем записям и памяти местных сторожил того времени, мой отец был весьма большим человеком и как-то был связан с людьми не самого высокого полёта, пока матушка пребывала на посту хирурга-исследователя при одном влиятельном учёном-натурфилософе. Маргат и Сэна Мэйденгольм – вот моя, собственно, родня. Будь я не отправлен на свой большой путь магика и не став кем я есть, то может быть отец посадил бы меня на коленку и рассказал удивительную историю про то, как его имя имеет повисские корни. Почему повисские? Достаточно лаконичный и краткий ответ: батюшка имел у себя в отце иностранца оттуда, пока мать была откуда-то с Севера. Его я помню намного больше и то, как он качал меня на коленке. Вот лицо я не могу вспомнить, но наверняка оно какое-нибудь грубое, словно высеченное из камня и с всклокоченной бородой. Он-то прославился на весь морской порт и половину Новиграда своей любовью к лёгким деньгам. По документам и вообще хоть каким-то бумагам батя неплохо так любил зашибать деньгу на провозе контрабанды и ковров. Может быть поэтому у меня заместо какого-то конкретного образа при мыслях о детстве всплывает цветасто-фиолетовый ковёр?
Вроде бы когда мне было лет пять, то я и оказался в руках чародея, мол разглядел во мне исключительный талант, а родители как раз сбагрили. Хотя, талант ли? Просто зубрёжка и чуть-чуть природных задатков, что дали мне путь в этот прекрасный мир чудес.

О чудный дивный мир постигания наук
Первые года своего обучения я не могу объяснить и не из-за того, что это может быть как-то связано с моими детскими травмами и прочим, нет, просто я не помню. Вообще. Только кучку мелькающих образов, что кружатся вокруг меня в темпах неторопливой мазурки и, сменяясь в неторопливый вальс, продолжают растворяться в абсолютной пустоте. Последующие года уже чуть-чуть лучше вспоминаются и часть кое-каких интересных событий, что были в то время. Ещё помнятся мне менторы, точнее часть их, которая мне сильно полюбилась. Магистр Ллевител, как раз мой  первый учитель, был отличным чародеем и благодаря его советам множество всех хитростей и кое-каких секретов чары постигались мною достаточно быстро, даже безболезненно, жаль что он ушёл из жизни достаточно рано, но я слышал о том, как он отошёл в мир иной в окружении кучи документов и с хрустальным бокалом в руке, да торчащим ножом из шеи. Умер, занимаясь своим любимым делом. Мне ещё сильно запомнился Боспер. По виду совсем усталый и тихий, но стоило только взять в свои руки клинок любого вида и нужды, как сразу же преображался сильно, отряхивая с себя полотно всякой немощности.. Ну и него были отличные усы, которые потом перенял себе во времена моей дальнейшей жизни. Только как я с ним познакомился и зачем вообще пошёл к нему? У меня вылетело из памяти, но надо придумать что-нибудь про демонстрацию моих познаний, да  увидел во мне отличного фехтовальщика. А это всё подведу к тому, мол я был вообще средним учеником своих учителей и получал по заднице также, как и сладкое на обед, когда делал что-то хорошо. Не то чтобы я был таким уж талантом и алмазом в стоге сена, просто учился усердно и понимал как мне пригодится это в будущем. Как говорил мой хороший друг после очередного горящего самоучки в своём холостяцком гнезде: " Талант играет лишь начальную роль, а потом он трудом оттачивается, шлифуется и превращается в гранённый самоцвет надёжных знаний, загнанный в прекрасную окантовку из практики.". У меня это длилось лет эдак, наверное, шестьдесят, чтобы более или менее научиться всему. Учился достаточно долго и в основном на основе постоянной смены мест: то у одного, то у другого. Муторно, но зато знания дополняются и нет всяких белых пятен.

О юности честное зерцало

После обучения основам и прочему, пришлось браться уже за практику и закреплять теорию. Кое-где узнавал больше о мастерстве иллюзий, но не выходило освоить лучше из-за моей врождённой кривизны по этой части, помогал алхимикам постигать вершины науки, да даже сам пытался устроить что-нибудь своё с безрезультативным исходом. Что же, век живи и век учись, верно? Так и ходил под юбками без своего дела, если бы не один тихий волшебник. Мой последний ментор и путеводная звезда, без преувеличений. На вид такой молчаливый, грустный, но как в руки попадали нужные части для ксеновокса… О боги, это просто потрясающе и достаточно слаженно. Словно это не создание глупой хрупкой говорилки, а сотворение целого шедевра. Ага, читая это и вспоминая,  меня посещают смутные мысли о том, как он нещадно меня и по рукам прутом бил. Жестоко, но я смог перенять частичку его таланта. Даже книги у него были, а как же: “Искусство артефакта”, “Двадцать один и ещё четыре” про вытягивание из частей истиной силы, “Эфемер” с комментариями по использованию правильных инструментов и прочее. Везде золотое тиснение, лёгкий и ненавязчивый узор, выписывающий имя автора – “Карл Инг Вальц”. Помню, как сильно бесился он с этого и просил сокращать всё до инициалов. Не знаю, может быть у него были личное что-то с этим или “Инг” что-то да значило? Если второе, то это кое-что проясняет. Не суть вопроса и моих воспоминаний. Так вот, отношения были весьма тёплыми, почти как у отца и сына, с последующими плюсами, да минусами. Только частенько любил начать бубнить себе под нос, да гневно на меня посматривать, будто я приборы все скинул в свинарник и алмазную тёрку продал последнему бродяге за бутылку ржаной. Что же, у всех есть свои странности и, думаю, в финальном варианте стоит написать что-то про гениальность. И думаешь это было легко? Да, я достаточно упорен по части таких вещей и у меня вызывает интерес разобрать всё до мельчайших деталей, дабы потом взять кое-что на своё вооружение.

Тёмное настоящее и отвратное будущее

Я пробежался галопом по Северам, но, думаю, суть ты уловил, верно же? Я не любитель как-то описывать свою жизнь прям в таких красках и поэтому прибегнул к твоей помощи. Разве кому-то будет интересно читать про то, как я просто занимательно точил перья в течение пяти лет и настраивал мегаскоп по выходным? А может вообще будет популярным то, как мне приходилось иногда разбавлять краснолюдский спирт водой и потом как-то окрашивать свои будни в яркие цвета? Вообще, можно что-нибудь придумать с этим, но я пока отошлю тебе так…
Ну и вот, вся эта учебная идиллия не могла продолжаться слишком долго и в один прекрасный момент Карл ушёл с концами в небытьё. Увы, не от старости, хотя, я не помню ни одного чародея, что умирал от старости в таком возрасте, но я пишу не об этом. Помер от переизбытка железа в своём теле, когда я пытался поднимать своё дело в Повиссе и начать перенимать опыт кузнечества у одного скрытного мастера, переменно делая закупки по ингредиентам для кое-каких артефактов. До этого кузнечеством увлёкся ещё в начале своего пути как артефактолога. Случайно и почти сразу же, ибо мне не хватало терпения и единственная отдушина была в виде кузницы. Странная смесь, а? Кузнец-металлург и артефактолог-чародей. Если бы мне кто-то сказать про это лет сто назад, то я бы посмеялся и похлопал этого слабоумного по плечу, умиляясь, что моё величество может снизойти до такого занятия. И да, остановился я на смерти Карла. Долгие были разбирательства в коллегиях, да этого бандита искали, но вскоре повесили. Только вот что мне делать-то? Средства были, на наследство не претендовал, да и не хотелось, ибо у него там на стороне роман был и та девонька прибрала всё за считанные дни. Спасибо, хотя бы, на том, что позволила забрать оставшиеся труды по артефактам и прочее с этим связанное. Выкрутился потом как-то и начал поддерживать налаженные контакты, которые заимел с ученической поры, даже попал в компанию более или менее опытных ребят из этой области. Мы пятеро против всего мира. С ними уж точно было не соскучиться, особенно с экспериментами с кучей странных кристальных чар. Меч с горкой кристаллов? Бесполезно. Иллюзорный град из кристаллов?  Слишком долго и нет нужного эффекта. Смена структуры нескольких участков кожи для усиления чарами? Было бы неплохо, если бы не снова эти кристаллы и сильное переохлаждение. Мало, да помногу обзавёлся опытом, своим имуществом и целыми научными работами, не считая ещё кое-каких связей и своего уголка в Темерии. Потом вступил в Братство за все заслуги со своими коллегами и приняли достаточно тепло, ибо, всё же, артефактологи весьма редки и некоторые предпочитают уединение, после нескольких собраний с кучкой кудесников я их понимаю. Всё же, можно потерпеть немного болтовни ради улучшения своих навыков и лишних денег за ксеновокс, ну или чего посерьёзнее. Приходилось браться за всё, чтобы более или менее появился авторитет, об этом уж точно я не жалею. Я ещё делаю это по своим правилам и своими методиками, нежели другие, хотя нет двух одинаковых способов собрать артефакт, так частенько говорил мне мой метр.

Хочешь верь или нет, но было у меня тогда две резиденции и две в Редании. Я последнюю называл летней и там в основном занимался очищением своего разума от мирской суеты, да постигал ещё вершины антикварского дела. Зачем? Да на этом деле можно грести всё золото мира всего, зная точные движения кисти художников или материал того времени, а после сдобрить богатством мира свои аппетиты. Да-да, сложно на первый взгляд, но спустя работы почти в целую свою карьеру артефактолога, я видал много вещей старше себя. Однако же, предпочитаю лично оценивать картины и перепродавать их, с ними намного меньше мороки и нужный живописец всегда в цене. Да и нужно иметь какое-никакое чувство прекрасного, понимая замысел художника. Меня всегда тянуло к прекрасному, так что в этом не было особых проблем, не считая по началу неопытности, потом обтесался и уже нужен инструментарий собрал. Да, конкуренция тогда была большая и сейчас, но всё окупается в нужный момент, а в ненужный... Что же, иногда и самому нужно полюбоваться прекрасным, ну или сбагрить подделку по местной речке.

Ну и жил я себе так хорошо, что судьба порешила мне сделать больше проблем и выкинула бунт “чёрных” на Танедде. Слава богам, что я решил дома остаться и разобраться в том бракованном ксеновоксе. Дальше завертелось. Через неделю ко мне наведались в первую резиденцию неприятные люди и я едва сбежал от них со своими тремя верными слугами, хотя я могу честно назвать их своими друзьями, но может стоило дать бой? Пропало слишком много из-за вездесущего и сучьего культа Вечного Огня. Ага, очистить моё жилище от меня самого и бесценных исследований – просто верх мыслительной деятельности, не иначе. В Темерии тоже всё слишком темно было и я не решился туда бежать в своей последней ночной рубашке, так что вторая резиденция стала моим выбором. Достаточно близко для вылазок за едой, новостей и прочего. К тому же, леса там – место опасное и я не думаю, что им платят так много ради выискивания в дремучих рощах меня в толпе тварей.
Да, по началу было тяжеловато и еды было слишком мало для меня, да моих верных, я бы сказал, друзей. Мы сблизились за это время и не считают меня уж каким-то прям реликтовым отродьем. Потом, скрипя всей сердцем и бурча желудком, я связался через анонимного посредника насчёт продажи уцелевших артефактов по контрабандистким каналам, а после уже сколотил себе достойную кучку людей, которых тоже интересовал заработок по такому направлению. Было уж слишком легко, так что я взял себе маскировку , точнее собрал из всего, что подходило друг к другу по цвету и скрывало моё лицо. Маска театрального арлекино – идеальный вариант, кстати. Скупил тогда на одном аукционе в Вызиме, ещё дали сверх этого для комплекта колпак, и принадлежала она некому, конечно же известному в узких кругах, шуту, что пал жертвой собственной гибкости. Спину сломал на представлении одного богатого любителя искусств, ну и скончался там же. Добротная и крепкая, но я не могу смотреть на неё долго, ибо она прям мне в душу смотрит. Почему она? Она-то и была единственным, что выглядело нормально и подходило к образу. Старинная дорогая маска, дорогие одежды и цветастые картины - что могло пойти не так, верно?  После уже думал над псевдонимом, да взял часть имени с одного писателя низкосортного чтива про рыцарей и другую с произведения от него же. Получалось весьма недурно, запоминается легко. Дальше пошло и закрутилось по контрабандистскому вальсу: куча денег, знакомства по всему Северу, собственный цех для прикрытия, заказы, оценивание всякого рода картин, перепродажа… Только вот не нравится мне всё это. Всегда же за лёгкой добычей идёт проблема. Не то чтобы я связывался с прям отбитыми головорезами, но я парочку из тех  “купцов”, скажем так, водил к себе и ещё поставлял кое-какое вооружение. Будут светлые времена и я точно откажусь от этого, закопав легенду и прочее в своём старом саду, прямо под берёзкой, да и ганзу распущу, ну или назначу Лэффета на своё место. Только доживём ли мы до этого? Денег много с контрабанды, но шороху мы неплохо навели с парочкой меценатов и украденными картинами, но бугаи приходят и уходят,а такие кадры как у меня остаются. Жаль бросать и свыкся уже, но я подумаю над другими вариантами, может даже поставлю всё на обычное купечество, скинув все следы в ближайший овраг.”

9. Навыки и умения

— Весьма неплохо орудует своим кончаром, но не до такой степени, чтобы противостоять очень опытному фехтовальщику или целой толпе более или менее обученных.

— Владеет атакующими чарами и является не только автором, но и соавтором нескольких заклинаний. Некоторые из них непроверенные, часть весьма опасна и связана с трансмутацией, но ещё осталась книжка с их формулами. Может быть, чародей даже попробует их как-то подправить. В остальном, используются классические атакующие формулы.

— Достаточно быстро приспосабливается к разным обстоятельствам. Как это не странно, но знания иллюзий и поддерживающий чар имеет примерно средние. Не сможет сойти как отличный иллюзионист или лекарь, но ему достаточно и такого.

— Большой гурман и если его не устраивает еда, то может сделать что-то немного лучше.

— Разбирается в кузнечном деле, совмещая в нём как простую грубую силу и так тончайшие чары вместе со своими обширными знаниями по области металлов. Это ещё даёт ему достаточную силу, чтобы орудовать некоторыми своими изделиями или дать какой-либо отпор в кулачном бою.

— Артефактолог. Преуспевающий и процветающий в своём деле. Имеет множество познаний в создании того или иного артефакта, сдобренное своими методами и хитростями. Конечно же, это требует знания математики, которое есть и весьма неплохо освоенное.

— Антиквар. Может при нужном свете и настроении с лёгкостью отличить поддельную картину уличного художника от настоящего живописца. Также знает толк в старых вещах.

— Весьма эрудирован и красноречив. Всегда может поддержать светскую беседу где-нибудь на празднике в Вызиме или спорить с ректорами из Оксенфурта. Ясное дело, что в это включает знание письма, чтения и Старшей Речью, что даётся ему с явным грубым акцентом. Ну и латынь. Как же без неё?

10. Слабые стороны:

— Злостный курильщик, что имеет стаж более пятидесяти лет. Это серьёзно подточило его здоровье, так что не стоит от него ожидать высоких скоростей на бегу или какой-либо выносливости.

— Адепт совиного образа жизни. Требуется сна намного больше и при недостатке имеет весьма скверное настроение, да засыпания на ходу.

— Очень большой чистоплюй. Не может находиться где-нибудь, где слишком много грязи и прочего, если это не его ареал обитания. Сразу же появляется желание оттереть всё возможное своим носовым платком, а потом с чувством исполненного долга сжечь его в ведре. Однако же, это не распространяется на золото, целые предметы роскоши и своего любимого дела. 

— Имеет расстройство нервов, так что его настроение меняет своё направление почти что каждый день, оставляя за собой шлейф из неприятностей.

— Весьма большой привереда по части еды. С самого раннего детства и по нынешней день, как говорится. Список того, что ему не пришлось по вкусу уж точно можно уместить в целую книгу.

11. Имущество:

Тайная двухэтажная резиденция с подвалом далеко за чертой Новиграда, примерно за пару десятков вёрст от пасеки Майесдорфов, относительно средней наполненности гардероб с уцелевшей одеждой с предыдущего места жительства, несколько стеллажей уцелевших и перевезённых научных работ с прочим полезным чтивом, что покоится прямо в подвале. Можно ещё учесть поросший железный забор вокруг своего места обиталище, которое ограждает не только дом, но и мастерскую-кузницу для своих дел. Раньше имел солидный счёт в банке, но после бунта всё ушло в никуда, оставив скудные запасы валюты в тайниках на тёмные дни, которые, по мнению Густо наступили бы нескоро, но ныне финансовое положение выравнивается и растёт. К уже личным вещам можно дать эсток или какое-то подобие кончара, что выглядит как новый из-за хорошего ухода и своевременной ласки, ну и трубку из тёмного дерева, повидавшая многое в своей нелёгкой жизни, как и тёмные круглые очки в некогда позолоченной оправе и закопчённые от обжигающего пламени. Стоит добавить ещё склад всякой всячины в морском порте Новиграда.

Об игроке:

1. Планы на персонажа:

Неплохо повеселиться, устроить пару заговоров, а также подебошировать на бале-маскараде. Дальше по ситуации, хех.

2. Связь: ICQ, Skype

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

3. Знакомство с миром:

Играл в игры, иногда полистывал книженцию. Кое-что я знаю, но кое-что у меня ещё вызывает вопросы.

4. Как Вы нас нашли?:

По рекламе на одном из форумов. Честно, форум уже не помню, ибо закинул в закладки давно.

Пробный пост:

Одним зимним вечером, да в аукционном доме Борсоди, когда Радовид ходил пешком под стол

— Не правда ли это вызывает восхищение?

От созерцания очередной  картины Каспара отвлёк  усталый грубый голос, что доносился откуда-то справа, да причём прямо близко. Легкий поворот головы к источнику звука, недовольный шумный выдох и уже глаза увидели  знакомое лицо одного хорошего знакомого для Антиквара  – Руди, один из коллекционеров дорогих и иногда бесполезных экспонатов, что знает своё дело и не задаёт лишних вопросов. Меллро слегка наклонил свою голову набок, и своим привычным тоном произнёс:

— Может и вызывает. ,- быстро кинув взгляд на своего собеседника, после пожал своими плечами кудесник, - Но я больше предпочитаю раннего Ван Рога или Ван Дер… Ну, ты сам понимаешь о ком я, хм. Это имя не для культурного места.

От последнего коллекционер кивнул, пока его кислое лицо стало преображаться, судя по хитрой полуулыбке и едва слышимого смешку среди тихих перешёптываний окружающих людей. Как это не странно, но зимний аукцион всегда собирает больше людей  из-за экзотики из тёплых стран, иногда попадаются воистину самородки: чучела полосатых лошадей для любителей охоты, части или целые  мощные артефакты из относительного “подпола” и только сегодня часть коллекционного оружия с наследства графа Какого-То Там. Графов много, но такой прекрасной работы Меллро видел немного и он хочет себе хотя бы  стилет с тонким серебряным клинком, что идеально подходит к его личной коллекции. Однако же, поняв то, что он уже пять минут пялится в картину без каких-либо комментариев или обмена слухами со своим более или менее знакомым, просто помотал своей головой, отгоняя сторонние мысли и тихо звеня бубенцами на своём дорогом колпаке. Мало ли кто это заметил, да и если бы заметил, то уже все привыкли. Господин Меллро посещал почти каждый аукцион и относительно активно вёл жизнь городского предпринимателя днём, а ночью уже специалиста по торговым отношениям в более широком смысле. Ну и он использовал простое правило : “Не гадь там, где ешь”. Да, иногда есть конкуренция, но лучше не наживать себе лишних врагов.

— Хоть и неплохо нарисовано, но что-то с ней не так. Не находишь?., - неохотно проговорил Руди, с тихим скрипом потягиваясь на месте и располагая руки на своей груди.

Безразличное долгое “хм”, мелкий шажок вперёд и чуть более близкий зрительный контакт с картиной. Холст, масло, видны некоторые следы использования шпателя по краям и вроде бы всё. Можно ещё добавить крайне стойкое ощущение большого количества светло-голубого цвета. Ах да, эта картина изображала некий город на берегу замёрзшего озера, что отражал в себе тот же город, но более красочнее и словно более близкий, но такой  холодный. Смешанные ощущения, некоторым коллекционерам нравятся такие картины, если бы иногда не баснословная цена.

— Честно говоря, шоб…, - иногда господин Каспар не выдерживал и переходил на некоторые кметские выражения или слова, пока излагал свои мысли, но сейчас это было скорее для выделения наиболее важной части своего предложения, что последовала дальше, - … проверить это, тут минимум нужно купить её и потом уже под линзами с прочим просмотреть. Это как судить о хорошей меховой шубе со Скеллиге: уродливо выглядит и воняет как стадо коров, но скрывает себе огромный потенциал и греет даже в самый лютый мороз. Следишь за моей мыслью?

Ясное дело, за его мыслями следил уже не только верный Руди, но и ещё парочка экспертов по данной части, что стояли позади их двоих и вели свою дискуссию, разбившись на два лагеря: первые утверждали о явной репродукции, а вторые настаивали на более тщательной проверке, уже набивая свою собственную цену за сие шедевр. Однако же, картина это второстепенное и у Каспара ещё была одна особенность – любовь к спискам. Да-да-да, перед каждым торгом он тщательно выуживает информацию про выставляемые диковинки, расписывает градацию от одного и до трёх по важности, потом уже с чистой совестью использует его на практике. Без него, как он говорит и вообще советует остальным, легче всего уйти в бездну празднества и решить для себя выгодным чучело смешной птички с какого-нибудь Ковира, нежели что-то воистину ценное. Пока все эти мысли проходили сквозь светлую голову, раздалось долгожданное громогласное “Да начнётся аукцион уходящего года!” откуда-то из-за застенка новиградского дома… Без особой спешки следуя за остальной толпой, Каспар Меллро лёгким движением затянул ремешки маски под своими одеждами чуть туже, а после завёл левую руку себе за спину, дабы почесать её незаметно и к тому же так он выглядит чуть солиднее. Что же, солидность и приятная тяжесть кошеля чародея  будет играть роль в нынешних торгах высокое положение, как и его таинственный образ. Не то чтобы это как-то облегчало, но всё выходило на другие цены, что начинались уже с двух сотен и не имели ограничений. Что же, почувствовав своей усталой спиной мягкость спинки стула, Меллро неспешно откинулся на неё, в ожидании первого лота…

Отредактировано Мэйденгольм (2018-12-05 19:29:14)