Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



По краю безумия

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: 12 декабря 1265 года
Место: Нильфгаард, Город Золотых Башен
Действующие лица: Йорген, Ардан Моэрн
Описание: Казалось бы, когда злобная сущность играет с твоим сознанием так, что ты не отличаешь иллюзии от реальности, то хуже уже некуда. И это неправда. Все всегда может стать хуже. Одержимый чародей на краю безумия пытался покинуть город, но вместо этого привлек внимание мага-дознавателя.

+1

2

[indent=1,0]"Стук, стук, стук". Этот звук всюду сопровождал чародея, отбивающего ритм собственных шагов тростью. Этот звук, что некогда был так ненавистен, постепенно стал привычным, равно как и боль, сопровождающая его. Быть может когда-то в будущем, когда ему наконец удастся избавиться от своего недуга, Ардан уже не сможет обходиться без трости. Слишком привычной она стала. Без неё он чувствовал себя уязвимым. Да и внешний вид аксессуара ему нравился - чародей самолично выбирал эскизы, когда делал заказ. Осознавая, что эта вещица должна стать неотъемлемой частью его дальнейшей жизни, он постарался по крайней мере сделать её более привлекательной.
[indent=1,0]Стук трости, заглушаемый гулом шумных улиц, был отчётливо слышен лишь Ардану, который, словно завороженный, вслушивался в тот звук, который издавала трость. соприкасаясь с камнем, которым были уложены улицы. Это помогало сосредоточить мысли, не отвлекаясь на непривычный шум. Слишком громкий и слишком чуждый. Чародей не любил выходить из своего дома, из своей лаборатории, особенно днём, когда наплыв людей был на пике, но в этот раз поделать было нечего. Очередные исследования, за которыми Моэрн провёл последние недели, настолько увлекли его, что он позабыл отдать распоряжение, чтобы ему принесли лекарства, что затупляли боль в ноге. Обнаружив лишь пустые фиалы, он обречённо осознал, что придётся самостоятельно добираться до алхимической лавки, а после делать лекарства самому. Ведь это будет куда быстрее, чем дожидаться заказа.
[indent=1,0]В алхимической лавке, что была прямо по соседству с палаткой травника, его встретила жизнерадостная девушка-простушка. Слишком молодая и слишком глупая, чтобы понимать всю тщетность своего бытия. Такие, как она раздражали чародея больше, чем другие магики, которые были слишком высокого мнения о себе. Она была приветлива, а с её слегка ассиметричного лица не сползала лучезарная улыбка. Даже угрюмое выражение лица чародея и его надменный тон, казалось, нисколько не портили ей настроение. Но Ардан знал. Он влез в её сознание и отчётливо видел её мысли. Она была из тех, кто так и не закончил чародейскую академию и чтобы хоть как-то оправдаться перед строгими родителями, пошла работать на старого алхимика, который постоянно домогался её. Она ненавидела его, ненавидела Ардана, так как поняла, что перед ней такая же бесчувственная сволочь, как и старик-алхимик, как и те чародеи, что решили, что она ни на что не годная. И всё же она улыбалась. Возможно, она была не так уж и глупа, как вначале подумал Моэрн. Но, наконец, с этим было покончено. Рыться в мыслях простушки оказалось довольно скучно, а её двуличная улыбка раздражала ещё больше, нежели вначале, поэтому чародей был рад наконец оказаться на улице.
[indent=1,0]Это мог быть обычный поход за покупками, не сулящий ничего нового или сколько-нибудь интересного, если бы не случилась одна заминка. На обратном пути чародей решил сойти с привычного маршрута и немного прогуляться в надежде, что более длительная прогулка и отвлечение от исследований помогут посмотреть на них с другого угла. Он по-прежнему был сосредоточен исключительно за стуке, издаваемом его тростью, погружённый в свой собственный внутренний мир, когда почувствовал нечто необычное. Некую ауру, зловещую, неведанную им ранее. Чародей остановился, осматриваясь по сторонам. Ничего необычного. Где-то неподалёку слышался лай собаки, крики лавочников, смех пьяных мужиков и привычный хор сотен голосов, треск разбившейся посуды, снова крики продавцов, лязг стальных лат проходящих мимо стражников, снова лай псов. Сложно было определить хотя бы примерное положение странной ауры. Ардан нерешительно сделал шаг, потом ещё и ещё. Неуверенно, словно на ощупь, он шел вперёд, хромая, уже сосредоточившись не на стуке трости, а на внутренних ощущениях. Аура становилась всё разборчивее, всё осязаемее. Чародей определённо приближался к её источнику. Он на ходу аккуратно прощупывал мысли людей, стремясь обнаружить того, кто источал столько злобы. Людей было слишком много и их мысли, эхом отзываясь в голове Ардана, причиняли крайний дискомфорт, но чародей продолжал. Снова и снова, пока наконец не услышал что-то необычное. Чьё-то бормотание, неразборчивое для поверхностного чтения сознания и сильно отличающееся по звучанию от мыслей самого хозяина разума. Чародей попытался проникнуть глубже, осторожно погружаясь в пучины переплетённого сознания двух существ. Это было потрясающе. Никогда прежде Ардан не видел ничего подобного. Никогда прежде он не испытывал такого трепета и благоговения, влезая в чью-либо голову. Он уже видел удаляющуюся фигуру и следовал за ней.

+1

3

Сколько еще ему нужно будет вытерпеть? Сколько это будет продолжаться?
Полуэльф, с детства презираемый людьми, лишившими его кровного права на владения отца своими глупыми законами. Ненавидимый даже слугами, которые не хотели и допустить мысли о том, чтобы видеть бастарда с острыми ушами над собой в каком-либо качестве. Гонимый из общества знатью, с которой ему приходилось вести дела от имени отца, за свою эльфскую половину. Лишь магия придала ему веса и уважения, потому что перед магами трепетали, их могущество было поистине великим. Но как же легко они набросились на него, когда это стало возможным… Лишенный доброго имени, обвиненный в чужих грехах, он стал изгоем на Родине, смерть которого была целью многих бывших приятелей. Просто потому что в ритуале безумной полоумной жрицы выжил только ее остроухий ублюдок, уже набивший всем оскомину острыми ушами. Он потерял все, но на этом не закончилось ничего. Он не мог быть собой и надел новую личину. Скрыл острые уши и теперь на него из зеркала смотрел совершенно другой человек... темноволосый, зеленоглазый, потрепаный последними годами и измождённый чем-то внутри, что было скрыто от глаз. С каждым днем нечто, призванное ритуалом и нашедшее в его теле приют, набиралось сил и все больше осложняло жизнь. Оно отобрало у него магию – всю его суть, подпитываясь этой энергией и становясь все сильнее. Отказавшись от чар, Йорген продлевал себе жизнь. Видения и галлюцинации в последнее время сводили его с ума. Йорген желал избавиться от непрошенного гостя, но тот знал все его стремления наперечет и старался его сломить, заставляя терять связь с реальностью, погружаться в безумие. Даже встреча с недавним знакомым обернулась полным хаосом и сумбуром, в любой момент имеющим возможность превратиться в кровавую расправу. Йорген все отчетливее понимал, что большой город был ошибкой, дающей его соседу по сознанию больше поводов манипулировать им, и поэтому бежать из городских стен как можно быстрее было единственным возможным выходом. Желательно бежать куда-нибудь туда, где он не сможет навредить никому. Сегодняшний день открыл магу много удручающих деталей его положения и погрузил на новый уровень отчаяния. Йорген боялся. Боялся того, что происходит с ним и чем он должен стать. Ритуал матери все таки изменил его жизнь, пусть и не сразу убив его, потому что не был закончен как следует, но уничтожая с каждым днем все больше и больше. Она все таки добилась того, чтобы уничтожить свое чадо, правда вот не выйдет у нее, как хотелось, стать хозяином этого чудовища, созданного ей, она была мертва. Бредя по улицам Города Золотых Башен в поисках выхода, полуэльф терзал себя и другим осознанием. Тварь поведала ему, что лишь она поддерживает в нем жизнь. Действительно ли это было так? Он помнил тот разговор при ускользающем сознании в ритуальной комнате. Воспоминания ожили в нем, вновь вернув в те мгновения очень четко.

— Несмотря на свою порченную кровь, тебе предстоит сделать кое-что важное. Стать чем-то важным. Обрести то, для чего ты был рожден. Слишком долог был этот путь, Коррин. – говорила она.
…Я собираюсь сделать тебе подарок. Я сделаю то, что изменит наши отношения навсегда. Разве ты не хотел, чтобы я приняла тебя всей душой?
…Завтра все будет лучше. Ты станешь больше чем полу-dh’oine. Чем-то намного большим. Исполнишь свое Предназначение. Я очень хочу этого.
…Так прими же то, что происходит, и не противься.
…Ты был рожден для этого, Коррин. Ты всего лишь удобный сосуд, но сосуд незаменимый, потому что создавался именно за этим.
…Я всего лишь хочу дать тебе больше, чем снилось другим. И дать будущее нашему народу. Разве ты не видишь как прогнил этот мир? Разве я не рассказывала тебе о былом величии наших предков, Коррин? Мы его вернем. Мы откроем дорогу в другие миры, уйдем отсюда, а люди пусть… пусть догнивают здесь. Не нужно отправлять их в море, их можно сжечь на этом корабле.
Ложь и предательство – все, что он получил. Она заставила его силой. Вырезала на спине кинжалом узор и оставила истекать кровью в центре магического круга, посреди мертвых тел.
Безмолвная и безжизненная пустота. Голос. Эхо. Слабое, отзывчивое, говорящее на языке скрытых тайных желаний. Говорящее с разумом. Эхо это говорило все громче и обещало то, что никто не мог дать. Время. То, о чем Коррин Вейлендар сожалел, упустил и при всей своей магической силе не мог вернуть. Несколько мгновений.
Что может дать взамен и без того мертвец? У него итак нет ничего.
Сделка без слов, без ударов по рукам и без, как казалось, ценности. Он даже не понял, что его гнев и ненависть ответили "да" на необозначенную уму цену. Все просто случилось. Вдох на грани ускользающего сознания… Еще слабый, но ощутимый.
Бурая масса, покрывшая и сковавшая тело полуэльфа, медленно менялась. Она словно таяла, превращаясь в липкую жижу, а после каплями стекая наземь.
Все еще мертвенно-бледная кожа, которая стремительно теряла тепло. Озноб. Боль. В какой-то момент Коррин стал ощущать свое тело, будто его что-то пожевало, переломав все кости, и выкинуло из пасти, не став доедать. Он открыл глаза, пытаясь понять, что происходит вокруг. О чем говорит его мать, а этот голос принадлежал ей и спутать ни с чем колдун его не мог, с незнакомцами: беловолосым ведьмаком и чародеем. Взметнулся и блеснул меч… Зрение уперлось в ее спину, губы шептали беззвучные слова о ненависти, а руки сложили жест и направили силу, лишая колдунью возможности двигаться.
В любой иной момент Коррин Вейлендар задумался бы о будущем, о ценности жизни своей матери и о том, что будет после подобного деяния. Наверное, в любой иной момент он бы воспользовался Силой, чтобы остановить тех, кто пришел приподнести эльфке смерть. И не ясно было это что-то поменялось в нем или мать сама привела себя к подобному, ведь Коррин видел кровоточащие тела в комнате, тела всех тех, кого собирался объединить и кто должен был стать нужен в будущем перед лицом, уже померкнувшей на фоне происходившего, угрозы со стороны иных земель… Но не сейчас. И дело было в бессмысленности, к которой привела все Лигейя. И дело было даже в клокотавшей внутри ненависти. И в желании жить.
То самое желание души, не озвученное во тьме…

Погрузившись в воспоминания, маг не замечал, что уже привлек чье-то нежеланное внимание. К реальности его вернула та самая тварь в его теле.
- Смотри, Коррин, как интересно. У нас тут любопытные гости, которые лезут туда, куда не нужно.
Полуэльфу отчетливо показалось, что чудовище в нем плотоядно оскалилось, говоря эти слова.
Вернувшись к реальности, колдун попытался понять о чем говорит его злостный «сосед», но ощутил присутствие в своем сознании не сразу. На ходу он огляделся, пытаясь вычислить кто из прохожих мог быть этим самым незваным гостем, превратившим и без того уже не одинокий разум в проходную комнату. Вычислить на оживленной улице вторженца было довольно сложно, а учитывая, что стоило быстрее покинуть город – и вовсе невозможно, на это не было времени и, чего греха таить, сил.
"Вот и избавься от него. Ты хоть в чем-то принесешь пользу". – Мысленно ответил чародей, не скрывая раздражения.
Однако, тварь еще несколько мгновений раздумывала как поступить. Возможно, она просто не умела этого, или испытывала любопытство.

Отредактировано Йорген (2018-12-18 08:55:53)

+1

4

[indent=1,0]Чем глубже чародей погружался в сознание интересующего его объекта, тем более отчётливым становился тот, иной голос. Интерес лишь подогревался ощущением внутренней борьбы, попыток удержаться на грани реальности и лёгких ноток отчаяния. Ардан не мог сказать, было ли это следствием тяжёлого психического расстройства, воздействия каких-нибудь препаратов или же банальной одержимостью или проклятием. Для этого было необходимо полностью погрузиться в разум того, кого внутренний голос назвал "Коррином", а это означало, что Моэрн перестанет контролировать собственное тело и будет как никогда уязвим. Сейчас попросту было не время и не место для подобного.
[indent=1,0]Чародей решил просто следить. Он отчётливо понимал, что существо, сеющее раздор в разуме Коррина, обнаружило вторжение третьей стороны. Это немного удивило и восхитило нильфгаардца, заставив его лишь ускорить шаг. Боль в ноге совсем позабылась, всё внимание чародея было направлено на оглядывающуюся фигуру. На лице Ардана невольно появилась хищная усмешка, он шёл вперёд, расталкивая недотёп, оказавшихся у него на пути, не замечая ничего вокруг.
[indent=1,0]"Что же ты такое?" - послал мысленный вопрос чародей в разум Коррина, но обращался он далеко не к нему.
[indent=1,0]Ардан долгое время работал с сознанием людей и эльфов разной чистоты крови, знал как и куда нужно надавить, чтобы разум приоткрыл то, что было нужно. Неподготовленный мозг попросту не мог противостоять ментальной магии, мгновенно открывая перед чародеем те осколки воспоминаний, которые он и хотел видеть. Так случилось и в этот раз. Уже не существо, а его носитель помог магику, неосознанно приоткрыв для нильфгаардца щель в своём рассудке, который больше напоминал искажённый, даже неправильный лабиринт. Ардан никогда прежде не видел ничего подобного. Что-то явно разрушало сознание Коррина изнутри, ввергая его в безумие. Переплетение мыслей и воспоминаний, нарушенный так грубо и неумело, что было удивительно, как этот человек, или вернее сказать полуэльф, вообще мог различать реальность от игр разума.
[indent=1,0]Моэрн вторгся туда, откинув страх перед неизвестным, он видел искажённые чьим-то воздействием обрывки воспоминаний, видел некий ритуал, насколько он мог судить, видел северных чародеев, в оном из которых узнал самого Вильгефорца из Роггевеена, от чего чародею стало слегка не по себе. Но в то же время его раздирало любопытство, он хотел проникнуть глубже, узнать больше, выудить из этого измученного сознания всё до последней капли. И тут его грубо выдернули из разума полуэльфа. Физическое тело чародея столкнулось с каким-то прохожим. Ардан едва не упал на землю, от падения его уберёг лишь вовремя подоспевший благосознательный гражданин, поймавший магика. Человек, с которым столкнулся чародей, принялся кланяться и извиняться, пока Моэрн приходил в себя от столь грубого разрыва ментальной связи. Он оглядывался по сторонам. И выругался. Коррин был потерян из вида. Но чародей всё ещё чувствовал его.
[indent=1,0]Убедив прохожих, что всё в порядке, нильфгаардец вновь сосредоточился на ощущениях и неуверенно пошёл вперёд.
[indent=1,0]"Остановись... Или, клянусь Великим Солнцем, я выжгу твой разум до основания!" - его мысленный зов, подкреплённый всплеском Силы, обрушился на сознание полуэльфа. Ардан не хотел больше играть в догонялки. Ему нужно было поймать своего кролика до того, как его заметит кто-нибудь из его "коллег".

+1