Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Волчьи забавы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: 1266 года, 3 февраля.
Место: Темерия, в окрестностях Дорьяна.
Действующие лица: Кристанна, Инга ван Мейст, Хельбрам.
Описание: Единожды уловив интригующий аромат, Волчий Пастух его более не упустит. На сей раз целью "охоты" стала одна девица, украсившая собственную кожу причудливыми рисунками. Время ожидания и слежки подошло к концу. Пора бы уже сомкнуть клыки на её нежной шейке. И заодно избавиться от рыжего недоразумения, снующего вокруг.

Отредактировано Хельбрам (2018-11-07 23:06:54)

+1

2

Февраль - не самое удачное время, чтобы по накатанной немногочисленными санями дороге опосредь заснеженного леса ехать двум мазелькам недурной внешности.
И пёс бы с ними - с разбойниками... В такой холод даже лихой люд сидит по своим норам и зубами стучит от холода. А вот всяческие страховидлы, да звери не самых смирных нравов - наоборот в холода жмутся к людям поближе. Чтобы, так сказать, к еде поближе...
А, впрочем, был ли выбор? - К концу января-месяца в Мариборе поток разномастных какунов и какуний, страдавших от последствий празднования года нового и проводов года старого - иссяк. А поскольку Инга не любила где-то останавливаться надолго, да и сограждане её с той стороны Яруги изволили подкузьмить, устроив очередную войну - то пришлось рыжей и брюнетке собирать манатки и в мороз, чтобы не нарваться на двуногие неприятности в дороге, двигаться на Север.
Подальше от войны и поближе к новой работе - сирым, да хворым.
По своей же "специальности" Кристанна не работала уже давно - почти полгода как. В её, а точнее в их нынешней ситуации это было чревато, а рисковать Ингой рыжая не хотела.
Это раньше она могла получив деньги за заказ раствориться в толпе и исчезнуть из города, перед этим сделав в жертве много или немного, но очень точно - красивых дырок, а теперь так не получится.
Пришлось завязать.
Ровно как и с наёмничеством. Если раньше какой-нибудь денежный мешок мог нанять рыжую как телохранителя для своей жены или дочери, боясь, что охранник-мужчина соблазнится его законной супругой али дочерью или, что дочь или супруга окажется слаба на передок и затащить охранника в постель - то теперь и этот вариант найма стал крайне маловероятен.
Посему выходило, что охранять Кристанне теперь приходилось только одну вредную нильфгаардку. Впрочем, не без обоюдного удовлетворения обеих сторон процессом.
Но это отнюдь не значило, что Кристанна забросила свои тренировки или напрочь позабыла как держать в порядке своё оружие.
Просто это превратилось по большей части из жизненно-необходимого мероприятия в рутину. Всё-таки, что кметы - что горожане редко доходили до той-самой степени недовольства услугами врача, что её телохранителю приходилось демонстрировать холодную сталь. И уж совсем редко её приходилось пускать в ход.
Гораздо чаще этой зимой приходилось пускать в ход недобрые слова в адрес погоды, мороза-трескуна и одежды, которая, несмотря на толщину овчины и меха - не очень-то защищала от вышеозначенных морозов.
Так что ехали обе в овчиных кожухах с капюшонами, рукавицах, да с сапогах с накрученными на ноги шерстяными портянками.
Мало того - Кристанна ещё и шарф на лицо намотала по самый нос.

+2

3

Зима. Северный край хоть и был ею знаменит, и по сути это было главенствующим временем года со всеми своими прекрасами и недостатками, неприспособленной к холоду уроженке Назаира было за столько лет не суждено было привыкнуть. И пускай погода не располагала к переходам между небольшими населенными пунками, именно зимой Инга чаще меняла место. Конечно логичнее было бы больше времени проводить в уютных теплых избах, оперируя необходимости оказания большого внимания к тем несчастным, что умудрились подхватить что-либо тяжелое, нильфгаардке хотелось поскорее скрыться, даже если люди оказывались к ее персоне лояльны и доброжелательны, даже не смотря на внешний вид и выразительную национальную принадлежность. Да, сейчас у нее была компания, в которой можно проводить тихие вечера, только вот выработанную за годы привычку испытывать подстегивающий к выходу на холод дискомфорт сложно по мановению щелчка пальцев отправить в долгий ящик. Да и в Мариборе они провели слишком много времени с учетом праздников.
Холод пробирал сквозь слои толстой шерсти, или так просто казалось, но зубы объективно периодически стучали друг от друга. Врачевательница конечно не ныла, будучи инициатором поездки, была не в том положении, да и смысла ругать треклятую погоду не было, наверняка сейчас в разных уголках этого чудного края прямо в этот момент кто-то сыпал в небо проклятьями. Инга терпела, периодически подрагивая от сильного порыва ветра, параллельно удивляясь, как ее верная кобылка флегматично перебирает копытами в снегу, они ведь обе были южанками, а ей будто бы было все равно.
Правда была одна вещь, что грело душу даже в такую непогоду. Дороги были сейчас весьма и весьма безопасны. Мало кому взбредет в голову лежать целыми днями в сугробе в ожидании редкого случайного путника, а еще меньше кому хватит на такую авантюру ума и отсутствия чувства самосохранения. Разве что кого-то будут ждать специально. Но ведь не их? Если бы они были кому нужны, их бы выгоднее было схватить ближе к цивилизации, все равно бы мало кто заметил. Поэтому Инга позволила себе немного расслабиться, отвлечься от паранойи и необходимости быть наготове. Ведь на крайний случай рядом все равно ехала Кристанна, на которую можно было положиться, особенно в этом деликатном вопросе.
И при всем этом Нильфгаардка ехала с открытым лицом, встречая нежной кожей даже самые лютые завывания вьюги, ведь шарфом была основательно обмотана шея. Обветренные губы и обмороженные щеки на самом деле поправлялись горазд быстрее чем застуженное горло.
А вокруг, вокруг был слышен только бодрый свист ветра и хруст снега под копытами лошадей...

+2

4

Матушка-зима приходит без спросу, укрывая землю серебром снегов и сковывая всякий люд в своих лютых объятиях. Мало кто рад застать её на собственном пороге, ещё меньше – встретить в пути. Редки те странники, что покидают свои избы и поместья в эти суровые времена. Посему нечасто удаётся застать одинокого путника на заснеженной дороге, в глубоком лесу же их и повадно не водится. Все они сбиваются в кучку, согревая друг друга теплом. Они тешат себя иллюзиями безопасности, ведь чем их больше, тем выше шанс выжить. Наивные. Попав в беду, лишь необременённый людскими узами способен спастись. Откажись от того, что тебя связывает и ты узришь свет во тьме.

Однажды Хельбрам осознал эту истину, но так и не смог окончательно принять её. Отвергнутый людьми, Северный Зверь в итоге окружил себя зверьём, накрепко связав свою судьбу с исконными жителями лесов. Волколак прекрасно осознавал собственную слабость, но он попросту не мог оставаться один наедине с собой. Иначе шёпот безумия окончательно сведёт его с ума, а сердце навечно скуют лёд и холод.

Они пробирались сквозь густой лес и огромные сугробы. Волчий пастух и его стая. Оборотня не страшил мороз, от чего из одежды на нём наблюдалась небрежно накинутая на плечи медвежья шкура и какие-то лохмотья. Его кровь была слишком горяча, и зима попросту не имела власти над этим монстром. За ним держали путь его ручные волки. На сей раз – штук эдак двадцать, а то и больше. Людоед наткнулся на них в прошлом месяце, и в тот же миг звери признали в нём своего вожака. Охотники двигались бесшумно, подобно собственному лидеру. И лишь редкий скрип снега под стопами этого исполина выдавал их присутствие.

- Нашли? – сказал он, выдыхая облако пара. На встречу к нему вышли два молодых самца. Приблизившись на расстояние вытянутой руки, волки послушно уселись, возведя свои морду к лицу двуногого вожака. – Молодцы. – расплываясь в привычной, безумной улыбке, Волчий Пастух, предварительно спустившись на одно колено, подтягивает своих мальчиков к себе, сжимая увесистыми руками в крепких объятиях. Вжимаясь носом в волчью шерсть, вдыхая её аромат. – А теперь… - выпустив самцов, людоед поднимается, мысленно обращаясь ко всей прочей стае. – Вперёд. Держите их до моего прихода.

Огласив лесную тишину пронзительным воем, хищники немедля отправились в путь. Их тактика была проста и при этом эффективна – окружить будущую добычу, сковав в непроницаемое кольцо. Скорее всего лошадь учуяла волков ещё до того, как те приблизились к девицам достаточно близко, но сбежать у них всё равно не выйдет. Ведь лес был на стороне охотников, но никак не жертвы. Звери неумолимо неслись вслед за парочкой, старательно загоняя в тупик. Действовали систематично и отработано. Но пока что даже не думали нападать.

Когда же волколак остался один, то сперва вдохнул поглубже, а затем выдохнул, словно бы собираясь с мыслями. Неспешно опустившись на колени и разведя руки в стороны, мужчина позволяет медвежьей шкуре сползти, а морозу окончательно сковать собственное тело. Ох, это волшебное чувство. Момент, когда из слабого человека ты обращаешься в зверя. Боль от перестройки костей, разрыва и последующего роста мышц… приносила Хельбраму неимоверное удовольствие. Каждый сустав звонко хрустит, а конечности, да тело в целом неестественно изгибаются. Пламя внутри разгорается, обращаясь в неудержимый пожар. Ощущения становятся острее, сила клокочет, грозясь вырваться на свободу и устремиться к самим небесам. А после чудовищный вой накрывает собой весь лес, заставляя всё прочее зверьё бездумно спасаться в бегстве. Охота началась.

То, что неслось к девицам сквозь лесную чащу было крайне затруднительно назвать простым волколаком. Массивный, мохнатый гигант обтянутый бронёй из мышц и прочной шкуры, сносил на своём пути все встречные препятствия. По размерам он смахивал на беролака, но волчья морда выдавала оборотня с потрохами. Несмотря на весомые габариты, монстр развивал приличную скорость, и вскоре пред взором двух девиц, окружённых волками, предстал их вожак.

- ГРА-А-АР-Р-Р! – поприветствовал он их оглушительным рыком, попутно поднимаясь на заднице лапы. А после неожиданно замер, принявшись своим диким, волчьим взглядом наблюдать за происходящим. Волки же напротив, пошли в наступление, и вот уже первый из них сделал выпад, намереваясь повалить самую воинственную из девиц наземь.

Отредактировано Хельбрам (2018-11-12 20:16:52)

+3

5

...а потом идиллия сменилась кошмаром и отовсюду раздался жуткий, леденящий душу волчий вой.
- Бля-ять..! -  только и пронеслось в голове у рыжей от осознания факта того, что они только что влипли в крупное дерьмо. Обезумевшие от голода и холода волки - штука страшная, в таком состоянии они терроризируют сёла, вычищая всё живое, что не способно закрыться от них в домах и сараях или же убежать.
Собак, кошек, скотину. Людей при случае...
- С-сука, Инга - не отставай! - сдёрнув шарф с лица, бегло бросила через плечо Кристанна, пустив Хребта галопом по зимнику. Был шанс оторваться, если, конечно, кобылка под брюнеткой не впадёт в панику и не начнёт чудесить в не самый подходящий для этого момент, - Авось, прорвёмся!
Впрочем, вскоре стало ясно, что оторваться не выйдет. Была бы рыжая одна - то она бы без проблем прорвалась даже сквозь волков. Вороная сучья сыть под ней, что звалась Хребтом, по мнению самой Кристанны не испугался бы и самого демона - слишком уж был паскуден нравом, чтобы идти у кого-то на поводу, кроме хозяйки, которой во многом помогала держать злобного коня в узде её мутантская природа.
А вот про серую кобылку в яблоках, на которой неслась Инга к категории злобных четвероногих копытных выродков с напрочь отбитым чувством страха отнести было нельзя и в итоге, после пары вынужденных уступок серым братьям - всадницы оказались в тупике, да в окружении.
- Блять, сука! - дёргая из приседельных ножен меч, в сердцах выругалась рыжая.
В целом, конечно, в адрес общей ситуации, но и также потому, что меч - зараза-такая, примёрз, видимо, к металилческим частям ножен и упорно отказывался из них доставаться.
Оставалось два длинных кинжала, но...
...но по всей видимости, против того, что ломилось прямо на них через лес - они точно не помогут. Разве что как зубочистки сойдут. Да и меч не особо-то поможет.
- Всё, пиздец, приехали...
Ход в высшей мере пессимистичных мыслей прервал одиночный, видимо самый голодный волк, решивший, что будет умно броситься первым.
Так вот - не умно...
Наверное, он ожидал, что конь выйдет из-под контроля и сбросит всадницу. Но всё пошло немного не так и стало сюрпризом, впрочем, приятным, для всадницы.
Хребет действительно вышел из-под контроля и резко бросившись в сторону всей своей немалой вороной тушей - встретила серого агрессора ударом переднего копыта.
Промахнулся немного и вместо ласкающего слух хруста волчьих сломанных челюстей раздался глухой звук, словно, палкой вдарили по старой перине, да истошный скулёж.
Впрочем, через мгновение это был уже вой, смешанный с тем-самым ласкающим ухо Кристанны влажным хряском ломающихся под ударами копыт Хребта вольчих костей и перемалываемых заживо органов - рыжая не проворонила момент и восстановив контроль бросила коня в атаку на подставившегося под удар противника.
Меч наконец-то соизволил выдернуться из ножен, а от вида и запаха парной крови и буквально размазанного по снегу волка у рыжей резко голова пошла кругом. Так иногда бывало в прошлом. То-самое, стереотипное пугающее состояние, когда нехарактерная кровожадность поглощает с головой.
Кристанна его не любила, но оно всегда приходило в нужный момент, несмотря ни на что. Как сейчас...
- Давайте, в очередь, мрази! - призывно опустив меч и поставив Хребта боком к, видимо, волколаку, хотя она не была в этом уверена, крикнула Кристанна, кровожадно улыбнувшись во все 32 зуба...

+2

6

Чем отличается человек настороже от человека в расслабленном состоянии? Помимо общей нервозности и ряда сложности с ведения с ним дел, он все же более готов к тому, что и без того не самая приятная ситуация может стать в разы хуже. По крайней мере шансов впасть в ступор от, допустим, внезапного недвусмысленного волчьего воя у него в разы меньше. И казалось бы, стоило просто не расслабляться, звучит же просто...
- К-к-к?- единственно что смогло сорваться с и без того дрожащих от холода губ черноволосой в ответ на весьма бурную и оперативную реакцию рыжей. Ведь Ингу пронзил страх, она впала в ступор и благо инстинктивно обернулась на подругу, что дала деру на своей животине вперед. И не то что бы южанка ни разу не попадала в ситуации опасной близости с дикой живностью, но такого у нее не было ни разу, пускай она даже не до конца осознала происходящее. Слава Великому Солнцу она была не одна.
Впрочем она все равно промедлила и далеко не сразу пустила лошадь вперед. Даже более того, Солнце сообразила все несколько раньше хозяйки и сама с недовольным фырканием ускорилась, то ли взяв пример с соседа, то ли просто из чувства самосохранения.
Более-менее очухалась врачевательница где-то уже под конец маршрута, когда в голову ударила мысль, что сделали они все в корне неправильно. К этому моменту серые твари уже слишком близко, адреналин уже ударил в кровь, а девушка могла чувствовать пульсацию вен в висках. Зато хоть зубы от холода дрожать перестали, начали скрипеть от страха. Ведь Кристанна была только с одной из сторон, с остальных она была более чем открыта.
- Э-это не н-нормально...- в пол голоса бездумно выдала она под лязг выпрыгивающего из ножен клинка подруги. Да, вооружиться было хорошей идеей. Лучшей, чем ничего не делать. Все-таки у нее тоже на поясе висели клинки, и она даже почти умела ими пользоваться.
- Мать твою...- увы попытка вытянуть короткий меч не увенчалась успехам, по той же причине, что не получилось и рыжей с самого начала. Но как раз для подобных заминок, о которых правда изначально думалось лишь в теории, в причудливых сдвоенных ножнах покоились два клинка. Правда вот как драться с волками, сидя при этом в седле, нильфгаардка уже совсем не имела понятия. А потому в порывах смятения принялась крутить головой и поворачивать лошадь в сторону, оказываясь к рыжеволосой спиной, ожидая прыжка животного. Хотелось прикрыть ее, но... Но как? К такому инструктора по фехтованию ее не могли подготовить в жизни.
- Давайте, в очередь, мрази!- от боевого клича стало немного не по себе, но Инга лишь сильнее сжала оружие и стиснула зубы. Обычно она убегала, но сегодня момент уже упущен, а драки... Врачу не должно проливать кровь в сражении. Уж тем более свою. И сегодня она была не готова, ни умирать, ни терять агрессивную рыжую бестию за своей спиной. Выхода... Не было?

+1