Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » В защиту исследований


В защиту исследований

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s3.uploads.ru/t/v2LWJ.png

Время: Тёплый июнь 1266-го
Место: Оксенфурт и его окрестности
Действующие лица: Линнет из Альдерсберга, Эскель
Описание: Даже если ты - незадачливый и старомодный ведьмак, рано или поздно судьба обязательно подарит тебе шанс внести свой вклад в развитие науки.

Отредактировано Эскель (2018-11-06 19:14:13)

+5

2

Этим утром ничто не могло застать Линнет врасплох, ни шум просыпающегося неподалеку пригорода, ни тяжелые утренние вздохи остальных членов экспедиции. В палатке девушка чутко спала и проснулась еще до того, как наступил рассвет. Она скинула одеяло, несколько секунд лежала, впитывая всем телом прохладный воздух. Уже поднявшись, накинула чистую белую рубашку, которая, щекоча скользнула по рукам и нежно легла на плечи. Линнет одевалась и собиралась довольно быстро, не уделяла слишком много времени ненужным мелочам, да и одежда у нее была максимально простой. Облегающие тканевые брючки с широкими кожаными лампасами, лёгонькая курточка и тоненький ремешок из черной кожи вскоре красовались на женщине. Завершали процессию высокие кожаные сапоги с коротким каблуком, на ременных застежках.

Линнет решила выбраться в лес еще до того, как солнце возвысилось над лагерем экспедиции. У нее было много планов на этот день, в то время как ее коллеги, среди которых оказались и студенты практиканты, и преподаватели, были заняты больше отдыхом от городской суеты, нежели научной работой по изучению почв. К счастью для Линнет, почвоведом она не являлась и могла отдыхать с чистой душой. Девушка, находясь еще в палатке, перекусила, взяла с собой поясную фляжку с водой и наплечную сумку с необходимыми ей вещами. Перешагивая через разбросанные принадлежности, припасенные дрова и слишком хорошо отдохнувших коллег, Линнет отвязала бурую лошадь, на которой прибыла сюда, и отправилась на прогулку.

Линнет решила пересечь большак и отъехать от лагеря подальше, чтобы разведать обстановку, хоть особой нужды в этом и не было. Солнце только-только начинало наступать на горизонт. Туман тонкой пеленой накрывал свежую июньскую траву, в капельках утренней росы преломлялись лучики света. Бурая кобыла пронеслась галопом, нарушая утреннее спокойствие и оставляя на мокрой траве отчетливый след. Линнет в какой-то момент подумала, что не контролирует лошадь, но то было лишь мимолетное волнение, которое моментально забылось в этом освежающем заезде наперегонки с ветром. Вскоре та сама успокоилась, порядочно устав, поэтому замедлила темп. Линнет оказалась в небольшом перелеске, так удобно расположившемся между лагерем и крупной лесной чащей. Уклоняясь от нависших на уровне головы ветвей, Линнет изучала лесок, осматривалась по сторонам. Девушка вздрогнула и с силой уцепилась в вожжи, когда в нескольких десятках метров от нее вспорхнула самка тетерева.
- Увлеклись мы с тобой, девочка. Еще немножко погуляем и возвращаемся.

Линнет рысью отправила лошадь в сторону большака, чтобы уже по нему двинуться к лагерю, но все-таки почувствовала что-то не ладное, уж крайне неохотно та подчинялась командам наездницы. Оказавшись на окраине перелеска, женщина остановила лошадь, чтобы полюбоваться рассветом, который уже ступил в свою активную фазу. Линнет громко зевнула, решив для себя, что по возвращении в лагерь снова ляжет спать или хотя бы чуточку подремлет. Несмотря на то, что солнце уже полностью вышло из-за горизонта, тонкая пелена тумана, все еще сохранялась на самой поверхности земли, и было в ней что-то необъяснимо притягательное.

Туман как будто менял очертания, шептал наезднице на ухо, уговаривал ускакать в лес. Линнет быстро выбросила эту мысль из головы, в последний раз взглянула на солнце и пришпорила лошадь. Только вот кобыла поняла хозяйку совершенно неправильно, рванула с места, как будто сзади на нее выпрыгнула стая волков, сделала круг по лужайке, едва не сбросив наездницу, и пустилась галопом, не разбирая дороги. Линнет пыталась ее успокоить сначала ласковыми словами, а потом матерными, хотела остановить, но никак не получалось. Они оказались в лесу, низкие ветки едва не выбивали Лину из седла, повреждая одежду и царапая лицо. Наконец лошадь выдохлась, остановилась в нескольких шагах от болота. Не менее обессиленная Линнет слезла с седла, упала на землю, тяжело дыша. На расцарапанной веткой щеке поблескивала полоска крови. Женщина поднялась на ноги, осторожно приблизилась к лошади, хотела ее успокоить, но кобыла лишь отринула, явно будучи ненастроенной на нежности.

- Куда же ты меня притащила, дорогуша? – Тихо и ласково, но одновременно с нотками гнева и иронии произнесла Линнет. Она оглянулась и не могла поверить увиденному. Вокруг нее раскинулась лесная чаща, сырой холодный воздух отдавал болотным запахом и повсюду, куда бы она не посмотрела, буквально всюду был туман. Линнет выругалась у себя в голове. Лошадь громко заржала, напугав женщину, встала на дыбы и скрылась в лесу.
Линнет хотела было что-то сказать, такое красочное и звучное, чтобы выплеснуть накопившиеся эмоции, но на выходе не смогла выдать ничего хоть каплю оригинально.

- Тупая скотина. Мне что теперь… - Договорить она не успела. Теперь Линнет почувствовала, о да, теперь она все поняла. Инстинктивно подавшись назад и оперившись спиной о старое дерево, женщина озиралась по сторонам, пытаясь разглядеть хоть что-то в этом густом тумане. Всюду ей мерещились огоньки глаз, которые наблюдали, пытались что-то ей шептать. Наконец краем глаза, в том самом месте обзора, на которое никогда не обращаешь внимания, Линнет разглядела его, очертание ужасного монстра. Она вскрикнула, развернулась, не увидев в том самом месте никого, запаниковала еще сильнее и побежала. Она бежала, не разбирая пути, как недавно неслась ее лошадь, все глубже и глубже в лес и туман.

Отредактировано Линнет (2018-11-08 02:39:17)

+2

3

http://s8.uploads.ru/t/vI5Rr.png

Рекомендуемый Ambient для чтения

Истоптанная тысячами прошедшими по ней сапог, небольшая лесная тропинка извивалась, точно та пойманная за шею змея.  Окружающая местность казалась просто райским местом, ведь в эту пору лес был в самом расцвете: деревья окутаны пеленой зелёной листвы, шелестящей по малейшему дуновению прохладного летнего ветерка, под ногами то и дело гнулись самой разной красоты растения, хрустели упавшие с высоты все составляющие компоненты лесной подстилки. Словом, настоящая сказка; будто реданские заросли пытались показать себя путникам во всей своей красе и бессловно приглашали их вновь вернуться в эти лесные владения.

Практически бесшумными шагами ведьмак приближался к искомой цели, минуя по пути множество красивых мест, подле которых он, возможно, хотел бы остановиться и полюбоваться. Быть может, в любой другой момент он и остановился бы, однако сейчас его мысли целиком и полностью отданы другому делу. Делу, мысли о котором отдавали лёгким волнением в сознании монстроборца. Испытывал ли он страх? Трудно сказать. Поговаривают, ведьмаки бесстрашны.

После преодолевания ещё несколько десятков шагов, взору Эскеля предстала уже совершенно новая картина, значительно отличавшаяся от увиденной ранее. Прежде мирная лесная чаща резко сменилась редким в здешних краях перелеском, являя зоркому ведьмачьему глазу мрачное, усыпанное валежниками и, как казалось на первый взгляд, необитаемое место; лишь изредка доносящееся из ниоткуда недовольное карканье ворон говорило о том, что здесь всё ещё есть хотя бы малейшие признаки жизни. Разумеется, такое окружение для любого нормального человека показалось бы мрачным и отталкивающим, однако это не был далеко не последний подарок, который это роща преподносила заплутавшим и неосторожным путникам. Первым сигналом для тревоги был густой туман, сначала нежно и бесшумно окутывающий сапоги, голени, а затем... Затем не успеваешь и оглянуться, как бесформенная холодная масса окутывает тебя всего, словно мать ребёнка в пелена, и с той же лёгкостью убаюкивает, заставляет на мгновение потерять бдительность, что в таких уголках мира приравнивается к роковой ошибке, ибо туманная мгла — злейший враг путешественника. В ней легко потерять дорогу, напороться на скалы. Но все это ничто по сравнению с чудовищем, которое иногда в ней таится.

"Вне всякого сомнения, это место есть обитель зла", - подумал Эскель, попутно доставая из походной сумки нужные флакончики. Несколько секунд, и обжигающая горло жижа уже текла по пищеводу, наделяя мутанта ещё более нечеловеческими способностями. Вспоминая всю нужную информацию из бестиария о находящемся неподалёку враге, ведьмак опустошил и второй флакончик, после чего вены на голых предплечьях и шее резко вздулись и приняли тёмно-багровый оттенок, что заставило его передёрнуться. Впрочем, этот эффект длился всего несколько секунд, после чего активное действие эликсира отобразилось уже на зрачках, расширив их до непривычных размеров. Правду говорят: приняв всего несколько эликсиров, ведьмак стремительно теряет человекоподобный облик, становясь всё больше похожим на то, кем обычно кличут монстробоев - паршивый выродок.

Взирая на окружающий его мир уже совершенно другим взглядом, Эскель продолжил свой путь вглубь непроглядной мглы; туда, где, по его расчётам, находилось нечто "жуткое и блевотно-страшное, милсдарь ведьмак!". Видать, через эту местность некогда проходил важный для здешних деревень и поселений торговый тракт, который быстро перестал быть таким оживлённым после того, как здесь начали пропадать люди, а после и вообще все стали объезжать это место седьмой дорогой. И лишь с недавней поры местному помещику внезапно понадобилась именно эта дорога, мол "надобно - и всё тут", а под рукой, как по заказу, оказался падкий к награде ведьмак, который взялся решить проблему с распоясавшимся чудовищем.

Эскель крался уже несколько минут, внимательно вслушиваясь в тишину; он отчётливо чувствовал чьё-то присутствие, однако не мог с точностью предсказать, кто это. Иногда ему казалось, что за ним кто-то наблюдает из тумана, ему слышался зловещий шёпот, произносимый жутким, неизвестным голосом; однако, оборачиваясь на предполагаемый источник-раздражитель, он не обнаруживал там ровным счётом ничего. Ведьмак знал, что всё это - галлюцинации, создаваемые чудовищем, чтобы свести свою жертву с ума и довести её до безумства - тактику этой твари можно считать не подлее её самой. Наконец, мерзкий силует рысью промелькнул где-то впереди, исчезая так же внезапно, как и появился. Вердикт был прост и очевиден - во мгле орудовал туманник.

Ещё мгновение, всего несколько шагов, и ведьмак услышал его. Неровное, прерывистое дыхание, больше напоминающее сопение и шустрые неряшливые шажки чётко выдавали местоположение твари, которая уже давно приметила жертву и старалась всё больше окутать бедолагу пеленой безумия, пользуясь преимуществом скрытности и неизвестности, ведь, как известно, больше всего человек боится того, чего он не видит. Не непроглядного мрака или тумана, а того, что в нём кроется, что скрыто от глаз. Эскель бесшумно обошел очередное дряхлое деревцо, жизнь которого уже, видать, давно оставила эти края, после чего до чуткое ведьмачье ухо уловило новые звуки, схожие с теми, что он слышал минутами ранее, однако всё же некие отличия в звучании присутствовали, исходя из чего можно было сделать вывод, что в этой чёртовой мгле шныряют, как минимум, две особи, которые явно куда-то спешили. И тут до монстроборца наконец-то дошло. Мысль, словно раскат грома, взбудоражил его сосредоточенное сознание, заставляя торопиться всё больше, заставляя пренебрегать былой осторожностью.

Мерзкие твари, прячущиеся в тумане, уже нашли себе жертву. И это было до того, как Эскелю успешно удалось обнаружить их. Их целью был другой человек, возможно затерявшийся в этом непроглядном тумане. Это означало, что жизнь зазевавшегося путника уже подвешена на волосок, и перевесить чашу весов в этой нечестной схватке может лишь ведьмак, бессердечный, холодный, падкий до звонких монет, и в то же время столь необходимый простым смертным в час критической нужды. В час, когда костлявая уже наступает на пятки, предвещая момент расплаты за все совершённые грехи, лишь паршивый мутант с кошачьими глазами способен вытянуть человека за шкирку из подобного рода ситуаций. Эскель прекрасно понимал, что это - его тяжкое бремя, его маленькая ячейка в этом огромном мире, и он обязан это бремя нести. Несмотря на всё пороки и недостатки людского рода, ведьмаки были созданы, чтобы защищать их от напастей самых разных видов. И ведьмак с ужасным шрамом не стыдился своей работы. Он был готов помочь, кто бы здесь не затерялся. И этот кто-то не заставил себя долго ждать.

Всего несколько мгновений, и пронзительный женский визг уничтожил туманное безмолвие, словно многодетальный механизм запуская цепочку дальнейших событий. Её голос позволил ведьмаку чётко определить её местоположение, понять ситуацию и приготовиться к непосредственной атаке. Буквально несколько секунд, и человеческий силует уже отчётливым контуром вырисовывался в пятнадцати шагах от монстроборца, по мере приближения становясь всё чётче и чётче. Их внезапная и первая встреча произошла без единого слова или приветствия, ведь сотни слов уже успел сказать один лишь взгляд. Лишь завидев ужас в глазах бегущей от того, что следовало за ней по пятам и не думало отступать, ведьмак осознал, что чудовище уже совсем рядом. Осознал, и сразу затем услышал. Теперь же между жертвой и оскалившимся монстром имела место быть лишь серебряное лезвие ведьмачьего клинка. Неистово задрожал медальон.

Выпад, удар на упреждение, звук рассекающего воздух меча, и лишь затем леденящий кровь в жилах нечеловеческий вопль. Эскель был достаточно опытен и чувствовал свой клинок, как продолжение руки; он точно знал и чувствовал мгновение, когда удар окажется самым эффективным и смертоносным. Оружие настигло свою цель в самый нужный момент, беспощадно рассекая иссохшую плоть туманника и отбрасывая его увесистую тушку назад, беситься в предсмертной агонии. Клинок обрушил свою мощь на туловище и часть головы, повреждая жизненно необходимые для твари части тела и таким образом выводя первого врага из строя. Ведьмак помнил, что это не конец, и он уже знал, где находится второй. Он знал, чувствовал и слышал. Инстинктивно пригнувшись после удара, Эскель избежал прямого попадания когтистой лапы в свою голову, затем резко контратаковал, молниеносно развернувшись и сложив пальцы для использования знака Аард.

Вторую тварь мгновенно и с характерным грохотом отбросило назад, попутно сдувая вместе с ней часть мглы и открывая видимость на уродливое, сгорбленное и худощавое туловище локтя в два росту, с характерной для большинства мгляков серого цвета кожей. Чудовище, ошеломлённое внезапной мощью противника, быстро поднялось на ноги и вновь бросилось в атаку, уже без своей привычной защиты, что делало его весьма уязвимой целью для бывалого охотника чудовищ. Особенно, если бой происходит один на один. Отрепетированный годами вольт, затем уверенный и смертоносный декстер в спину явно говорили о высоком уровне профессионализма их исполнителя; у вопящей от боли смертельно раненной тварюки не оставалось более доступных ходов, кроме как повержено упасть лицом вперёд и тут же быть окончательно добитой холодным ведьмачьим ударом, что, впрочем, настигло и вторую особь, которая к тому моменту ещё не успела распрощаться со своей душой, если таковая у неё вообще существовала.

В конце-концов ведьмак слегка опёрся на воткнутый в мёртвую тушу серебряный меч, таким образом давая телу немного времени для короткой передышки и сбора разбросанных мыслей воедино. Испытывал ли он страх? Да, определённо. Но нет, он боялся вовсе не мерзкого внешнего вида твари, которую он только что лишил жизни, и уж тем более не боя с ней. Он страшился не успеть с помощью, страшился увидеть застывшее в ужасе, окровавленное лицо жертвы, попавшей под удар туманника. Эскель действительно ненавидел лишние людские жертвы и боялся жить с мыслью, что его меч настиг монстра недостаточно быстро, ибо, к сожалению, такие случаи имели место быть в его жизни, и не раз лишали его сна на долгие дни. Ибо если ведьмак не сумел спасти человеческую жизнь от творения Сопряжения Сфер, какой тогда смысл в его ремесле?

Наконец монстроборец обернулся и обратился к ней. Она лежала у дерева, трясясь от страха и закрывая лицо ладонями. Лицо, которое видело слишком много ужаса для простого смертного. Попав во владения туманников, люди обычно не выживают, а этой дамочке просто сегодня улыбалась Мелитэле, хотя Эскель точно ей не завидовал. Нет, скорее даже сочувствовал тому, что даже после того ужаса, что ей довелось повидать минуты назад, незнакомке придётся снова смотреть в обезображенное и страшное лицо своего спасителя. Ведьмак не рассчитывал на благодарность.

- Всё кончено, вставай, - глухо пробормотал монстроборец, внимательно осматривая окружающую их жуткую мглу и. Он всё ещё не был до конца уверен в наступившей шаткой безопасности этого места, хотя и не выдавал этого, а едкий болотный смрад был красной вишенкой на торте из неприязни к этой забытой богами роще. - И не смотри на моё лицо, если не желаешь окончательно лишить себя сна на многие дни. Хоть я и убил тех тварей, что, по всей видимости, здесь обитали, я бы не стал здесь засиживаться.

Эскель, ожидая неприязни со стороны спасённой девушки, спокойно направился в сторону умерщвленных им туманников, попутно доставая небольшой охотничий нож с великолепной гравировкой на лезвии, острый, словно драконьи зубы, и обладающий своей собственной длинной историей.
- Сейчас я заберу доказательства выполненной работы для старосты, и мы уходим отсюда. Я проведу тебя до твоего дома, или откуда там тебя сюда занесло. Держись меня и не отступай ни на шаг.

Отредактировано Эскель (2018-11-12 14:24:26)

+4

4

Туман заполнял не только непролазную чащу леса, застилая обзор, он еще и дурманил голову, подобно тяжелому наркотику. Пелена рождала беспокойство, мешала анализировать, лишала контроля над телом. Будь у Линнет еще хоть капля сил, чтобы убежать, то она бы рванула прочь и от ведьмака, так вовремя подоспевшего на помощь, но сил, у нее уже не было. Она лежала у дерева, не могла оторвать грязные руки от лица, чумазого и слегка исцарапанного. Но действие дурмана постепенно угасало, когда ведьмак отвлек чудовищ на себя.

Своим первым осознанным действием, Линнет проверила, на месте ли ее вещи, все это было, конечно, лишь судорожным желанием отвлечь сознание от произошедшего, но постепенно события восстанавливались в ее голове. А затем глаза уцепились за мелькающие тени неподалеку, именно тени, потому что невозможно было уследить за столь быстрыми движениями тех фигур в тумане. Затем одна из фигур застыла, представив свою мерзкую оболочку, распадающуюся на две неравные части, неистово кровоточащие. Вопль ударил по ушам, а затем хлопок, как гром среди ясного неба. Линнет понятия не имела, что происходит, могла лишь молить, чтобы все кончилось. Но каких богов? Тогда она готова была поверить в каких угодно. Слезы растворяли засохшие капельки крови на лице, смешивались с грязью, Линнет снова закрыла лицо. Все было похоже на сон, и в какой-то момент Линнет в действительности едва не потеряла сознание, уставшая и такая напуганная.

Ведьмак подошел незаметно, так же неожиданно заговорил. Последнее, что ожидала услышать Линнет в этом месте, было человеческой речью. Она как будто привела девушку в чувства. Несколько мгновений в безуспешных попытках совладать с дрожащими руками, привели к тому, что Линнет только сильнее испачкала лицо. Она взяла фляжку, небрежно брызнула воды на руки, протерла лицо, убрала емкость с водой на место.
Линнет попыталась встать, хотела рассмотреть говорившего.

- Он что-то говорил про лицо. Почему он не хочет, чтобы я смотрела?

Она уже почти встала на ноги, дрожащие в коленях, подняла голову, мельком оглядев рослого мужчину, не успев даже обратить внимание на детали, но он мог уловить взгляд ее мокрых глаз, а после услышать ее резкий вздох и звонкое: «А-а-а». Линнет, упала на колени, чувствуя, как ее икроножная мышца вот-вот разорвется. У девушки сводило ногу. Она ничего не могла выдавить из себя, кроме громкого всхлипа, пыталась дотянуться до стопы, остановить пронзающую боль. Тщетно.

Отредактировано Линнет (2018-11-15 16:28:51)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » В защиту исследований