Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Этюд в кровавых тонах


Этюд в кровавых тонах

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sg.uploads.ru/t/nfOGV.png

Время: Прохладные майские дни 1260-го
Место: Темерия, Вызима и её окрестности.
Действующие лица:  Эскель, Брэен
Описание: Какими бы жестокими, бессердечными и уродливыми созданиями не казались людям монстры и ведьмаки, всем известный печальный факт остаётся всё тем же всем известным печальным фактом: место самого страшного и коварного чудовища испокон веков всегда занимал человек.

Отредактировано Эскель (2018-11-05 20:32:33)

+3

2

[indent=1,0]— Что значит ты не будешь мне платить? — Спросил ведьмак, глядя на старосту. Тот пожал плечами, склонив голову набок.
[indent=1,0]— Энто значит, што не буду, мастер ведьмак. То што вы голову почившей бабы принесли — еще не доказывает, што вы убили полуденницу в поле, — он цыкнул зубом и сплюнул себе под ноги, чуть не замарав кожаные сапоги. Люди начинали сходиться на шум. Этот шум был для них сигналом. Сигналом действовать.
[indent=1,0]Почему-то им показалось, что убить ведьмака куда проще, чем страховидлу с поля. Брэен понимал, что в этом есть своя, примитивная логика: раз он истекает кровью, — значит его можно устранить. Только они не учил, что ведьмак из Цеха Кота немного погодя окажется против.
[indent=1,0]Брэен сжал кулак до хруста в фалангах и побелевших костяшек, держа голову полуденницы за волосы. Они источала гнилостный запах, способный пробить любой насморк. Солнце медленно катилось за горизонт, окрашивая небо в цвет свекольной похлебки. Ведьмак осклабился. Пугающе. Кровожадно. Легкие порывы ветра трепали его сальные волосы, заставляя их шевелиться, словно змей на ветках деревьев.
[indent=1,0]— Значит… не будешь.
[indent=1,0]Староста подался чуть назад, стараясь нащупать за спиной дубину. Людей становилось все больше, и каждый за спиной держал нож для мяса или топорик. Отдельные индивидуумы, не стесняясь, спокойно шли к остальным с вилами наперевес. Брэен замахнулся.
[indent=1,0]Мышцы в одночасье натянулись и стали похожи на стальные струны, готовые лопнуть в один прекрасный момент и ударить по лицу, пуская кровь. У всех. Но монстроборец лишь швырнул голову к ногам старосты…
[indent=1,0]Чтобы выиграть время.
[indent=1,0]Когда раздался глухой удар тупого предмета о землю — двое людей уже лежало на земле с метательными ножами в горле, а еще один даже не успел понять, а уже ослеп и кричал от нестерпимой боли, поразившей его лицо. Словно тысячи ос сели и одновременно начали его жалить в губы, нос, щеки, скулы. Каждый миллиметр и каждая клеточка кожи молила о пощаде. Но огонь не знает этого слова. Ведьмак крутился, как вихрь, выпустив оставшихся три ножа, угодивших точно в цели, укладывая кожаные мешки с дерьмом наповал. Но это лишь у себя в голове.
[indent=1,0]В тот момент, когда голова достигла нужной точки, Брэен сорвался с места, оголив бастард и несся на всех парах к старосте, отражая неуклюжие выпады кметов. С таким же успехом они могли пойти с половником против латного кавалериста и посмотреть кто останется в живых.
[indent=1,0]Монстроборцу не нужны латы. Не нужен конь для боя. Ему нужен только меч и ничего больше. И неважно сколько деревенских холуев кинется разом на него, толкая друг друга и сбивая с ног; брызжа слюной и истекая истомой ткнуть сраному мутанту свой коротенький ножик под ребро, дабы потом внукам рассказывать, как он сам не побоялся выйти против ведьмачьего ублюдка за честь своего хутора и победил его. Как проигравший кошкоглазый требовал пощады и клялся отсосать каждому мужику в деревне, чтобы он — Яков Ноздря, Микло Козорез или кто другой — отпустил его восвояси.
[indent=1,0]Все они ничего не знают о ведьмаках. Ничего. Все их знания состоят их деревенских баек, сказок старых, выживших из ума бродяг и народных легенд. Все они притрушены огромным слоем сладкой лжи, которую так любят жрать люди. Но больше всего раздувает огонь страх. У него глаза велики. Хотя не так уж и страшен тот черт, как его малюют.
[indent=1,0]Кроме этого.
[indent=1,0]Этот страшен, как сама смерть. Нет. Иногда — они и есть смерть, несущаяся в пляске клинков, проливающая кровь невинных и наивных дурачков, поддавшихся влиянию хитрого и жадного старосты своей деревни.
[indent=1,0]Они навалились на него кучей, тем самым давая Коту время для маневра. Он рубанул наотмашь и ловко ушел от человеческой массы. Удары сыпались на него градом, а властный голос старосты подстегивал местных жителей действовать дальше. Лилась кровь. Ведьмак крутился и облизывал сухие тонкие губы, впитывая багряные капли с железистым привкусом. Его зрачки расширялись с каждой минутой, и не ясно было: то ли солнце садилось и ему требовалось все больше света, то ли Брэен входил в раж, отбрасывая страх быть уязвленным и боль в правом локтевом суставе на задний план.
[indent=1,0]Вилы блеснули в заходящем свете солнца. Ведьмак сделал пируэт вправо и ударил наискось сверху-вниз, отражая удар. Блеснули искры, освещая обезумевшие лица, запела сталь. Клинок кошкоглазого Цеха Кота все больше напивался человеческой крови. За много лет он выпил ее немало и сейчас, он словно насытился и стал невероятно тяжелым.
[indent=1,0]Брэен нанес рубящий удар, отсекая руку с кинжалом у замешкавшегося кмета. Будет знать. И в следующий момент, оттолкнув двоих нападавших Аардом, он попятился назад, оглядывая главную площадку деревеньки, усеянную трупами, израненными и отрубленными конечностями. Местами виднелись головы, с обезумевшими глазами, никак не принадлежащими здоровому человеку. Под ногами что-то жидко «чвякнуло». Пользуясь возникшей передышкой, седовласый глянул под ноги и увидел внутренности, принадлежавшие женщине, прижимавшей к себе древко косы с вывернутым лезвием, на манер двуручного меча.
[indent=1,0]Ком не подкатил, а в глазах не поплыло от увиденного. Чай не в первый раз. Люди стояли и смотрели на него, как на монстра, которого не удалось загнать в угол. Залитый кровью (ясно что больше чужой, чем своей) с перекошенным от злости миной. Правда сейчас его лицо выражало легкое недоумение, словно все это было неправильно. Эти обезумившие, выпученные глаза, которые он увидел у отсеченной головы, вокруг себя, почти у каждого нападавшего; таких глаз не должно быть у здоровых кметов. Ведьмак стоял наготове, но крестьяне не шевелились. Он сделал шаг назад, они стояли. Тогда он начал пятиться быстрее, украдкой поглядывая назад, чтобы СЛУЧАЙНО не наткнуться на пику сердцем. И у него получилось. Через несколько минут он уже мчался во весь опор прочь от деревни. Прочь, как можно дальше, — в город. Там сесть на лошадь и погнать к чертовой бабушке из Вызимы. Если кто-нибудь узнает, что он был здесь, за его голову ОПЯТЬ назначат награду и придется следующий год-два отбиваться от горе-наемников. С другой стороны — это сулило встречу с Белым Волком. Со сраным лицемером из Каэр Морхена. И в этот раз он не дрогнет. Но сейчас он несся на всех парах через густую поросль, прикрывая лицо руками. Ветки хлестали его, словно пытались наказать за содеянное, но у них не получалось. Он абсолютно не ощущал себя виноватым за случившееся, даже наоборот.
[indent=1,0]Вот только что-то внутри точило его. Его, Брэена из Цидариса. Бесславного ублюдка, учинившего резню в Йелло. Только правда в том, что тогда его попытались убить ВСЕ. А сейчас… сейчас их… заставили?
[indent=1,0]Перед лицом Брэена вновь вспыхнул образ отсеченной головы с глазами, вываливающимися из орбит, обезумевшими от жажды убийства. Силой воли монстроборец прогнал свежее воспоминание и замедлил тем бега, совсем остановившись у одной из сосен, давая себе передышку. Где-то далеко закричал козодой — предвестник смертельных исходов.

[indent=1,0]В центре деревушки было безлюдно и только нога в кожаном сапоге стояла на отсеченной голове с обезумевшими глазами, покачивая ее из стороны в сторону.

+3


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Этюд в кровавых тонах