Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » В стальных грозах


В стальных грозах

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

• Время: 20 октября 1263 года;
• Место: Цинтра (под владычеством Нильфгаардской Империи);
• Действующие лица: Эдгар фон Вильдевальд (Йол Берагхейм), Кхайр аэп Лион
• Описание: прошло шесть дней с казни дюка Владислава, последние отряды цинтрийских партизан ушли вглубь лесов или перешли Ярру, чтобы присоединиться в силам маршала Виссегерда. Полуразрушенное королевство смиряется с голодом, близостью зимы и грабительскими реквизициями имперских наместников. Чёрные знамёна развеваются над взятыми крепостями высоко и надменно, и на северном берегу боятся нового наступления.
Нильфгаардцев ненавидят больше чем когда-либо.
Но даже в час презрения бывают моменты, когда о взаимной ненависти приходится забыть ради достойной цели. Не все видели войну в чёрно-белых тонах. Не для всех она ещё делилась на противостояние добра и зла. Люди благородного сословия могут позволить себе роскошь смены подданства. Ведь честь и добродетель не чужды людям под чёрными знамёнами, как бы ни хотелось думать, что это не так.

0

2

Октябрь. Середина осени уже миновала. Листья с деревьев давно уже опали, но снег еще не лежал на измученной цинтрийской земле. А если он выпадал, - то быстро таял. И даже сегодня он не летел вниз. А жаль. Он бы закрыл от неба все то, что было на земле. А земля была вытоптана сотнями коней, перепахана тысячами сапог и колес. Однако небо было сокрыто тяжелыми свинцовыми тучами, кои быстро гнал на север вольница-ветер. Было довольно холодно, опять же из-за ветра.
Эдгар стоял на холме, с которого открывался вид на замок. На родовой замок. Он уже давно миновал деревню Приграничную, некогда принадлежавшую его семье. Теперь же она номинально принадлежала Нильфгаардской империи. Почему номинально? А потому что там не было ни души. Видимо все те, кто мог бежать - бежали. И теперь там были лишь пустые хаты. И вот, стоя на холме, рыцарь смотрел на соседний холм, находящийся в двух милях восточнее. Смотрел на вытоптанные поля, на полуразрушенный замок, на деревню, лежащую у его подножья. И глубоко в душе рыцарь чувствовал тоску.
Замок был достаточно большим: помимо приземистого донжона, у него были такие же приземистые, но толстые стены, мощный барбакан и две большие, бочкообразные башни. И была еще одна, - высокая и тонкая, служащая дозорной. Замок стоял на высоком холме, а вокруг него был широкий и глубокий сухой ров, соединяющийся с другим, менее широким рвом. Второй ров окружал деревню, обслуживающую замок. Помимо рва, деревня была укреплена приземистым, но широким валом, на котором стоял крепкий тын, дополненный небольшими деревянными башенками. С холмом деревня была соединена мостом.
Однако теперь все выглядело иначе: рвы были местами засыпаны, в тыне и стенах зияли проломы, бочкообразные башни были полуразрушены, а донжон и барбакан выглядели так, как если бы их брали штурмом. Скорее всего так и было. Эдвард знал свою родню. Он был более чем уверен, что, едва весть наступлении нильфгаардцев дошла до его братьев, кузенов и дядьев, как они облачились в доспехи, прихватили конных слуг и принялись встречать гостей в поле. И там, похоже, и остались. А вся пешая челядь и все те, кто не мог (или не успел) сесть на коней, обороняли замок потом.
Рыцарь видел марширующие колонны нильфгаардской армии. Тогда он не придавал их продвижению значения. Но теперь, вспомнив об этом, он понял, что замок, более полутора веков стоявший здесь, переживший десятки осад и штурмов, на сей раз был взят. И взят быстро. А потому, наиболее ярким чувством рыцаря, - более ярким чем глухая тоска, - было восхищение свои "врагом". Впрочем, Эдгар не считал нильфгаардцев своими врагами ибо за годы странствий, империя дала ему больше чем родина. Значительно больше.
Рыцарь был в полном облачении. Лишь шлем был пристегнут к луке седла. Места тут были не самые безопасные и до войны, а уж теперь и подавно. Эдгар тронул коня шпорами. Конь послушно пошел дальше медленно, неторопливо. Эд его не подгонял. Он не торопился.
Час спустя он уже стоял во внутреннем дворе бывшей родовой твердыни. Посреди двора рос раскидистый дуб, посаженный его предком. Нынче дуб был мертв. Сожжен. Лишь черный ствол с немногочисленными обугленными ветвями стоял и, как бы с укором смотрел дуплом на пришельца. А Эд смотрел на него. Он не слезал с седла, хотя и хотел сделать это сначала. Но потом передумал, решив, что не хочет смотреть на то, что осталось внутри донжона. А он был уверен, что осталось немногое.
[NIC]Эдгар[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/IK7w0.jpg[/AVA]
[STA]npc[/STA]
[SGN]Информация о персонаже[/SGN]

Отредактировано Йол Берагхейм (2018-11-08 18:27:40)

+1

3

Под сенью старых буков лежал скелет ополченца. Кхайр аэп Лион мог сказать, что этот ополченец был средних лет, вооружался в столичном арсенале и погиб от арбалетного выстрела. Внушительный болт прошил грудную клетку и врезался в ствол старого бука, пил соки разлагающегося тела два месяца. В пожелтевшей траве лежал съеденный ржавчиной клинок.  С тела давно слезла плоть, гамбезон разорвали лисы и выели внутренности. Скелет уныло скалился, недовольный жестокой судьбой.
-Похороним его. - лейтенант вздохнул. За почти год войны отряд убил многих, но никогда не заботился о том, чтоб упокоить.
-Говорят, здесь призрака видели. Мобыть, в этом мертвяке дело. - Зосик воткнул копьё в землю и снял с рюкзака лопату. Бригада встала на короткий привал перед продолжением объезда провинции.
-Может быть. - глядя в сторону, пробурчал аэп Лион. Офицер знал, что призраки Цинтры неисчислимы. Их больше чем падальщиков. Возможно, однажды мёртвые встанут из могил и изничтожат всех гулей, снующих в окрестностях, а потом примутся за нильфгаардцев. Потому что все - и костегрызы, и грабители могил с юга, - одинаково досаждают мертвым.
Здесь становилось так холодно с приближением зимы, что Кхайр не мог прогнать мрачные мысли.
-Продолжим ревизию после того как закопаем. На дорогах провинции должен быть порядок. Никаких трупов. Война окончена.
Все прекрасно понимали это и без напыщенных слов командира. Ответом лейтенанту стало согласное молчание.
Он наблюдал далёкую башню замка из-за крон деревьев и дивился тому, что над ней не видно чёрного флага. Любая крепость увешивалась нильфгаардской символикой, лишь бы избежать нечаянного налёта. У аэп Лиона возникали дурные предчувствия насчёт глухомани, в которую забрели кони специального отряда. С тех пор как фельдмаршал Коегоорн навёл в провинции порядок, здесь должно было стать тише. Но брошенный труп говорил о другом.
-Стеним, Хотен. Смотрите за чащей. - три лопаты вгрызались в тяжёлую, влажную землю Цинтры, разрывая жёлтый ковёр опавших листьев. За спиной лейтенанта рылась могила. Не для него.
Лучники не увидели ничего необычного. И всё же Кхайр был уверен, что за ним следят. Чей-то взор вперился ему в затылок, а острые зубы норовили впиться в сонную артерию. За последние пару лет лейтенант слишком хорошо научился отличать чертовщину от простого стечения обстоятельств. В лесах перед далёкой дозорной башней пахло... покинутостью. Там, откуда уходит человек, непременно селится Другой. Таков негласный закон северных провинций.
Кони дрожали под седоками, унося их от свежего холмика земли, в который был воткнут ржавый меч.
Чёрная кавалькада мчалась от одной брошенной деревни к другой, но неизменно не встречала никого. Раньше Кхайр думал что селяне просто прячутся по лесам от имперских патрулей, но теперь окончательно понял: кметы покинули эти места навсегда. "Чёрные" были для них угрозой похуже стихийного бедствия Нильфгаардцы стали для цинтрийцев чумой, проказой. Едва прикоснувшись к их землям и домам - они делали их непригодными для возделывания и жизни. Нильфгаард - это проклятие. Божья кара.
Кхайр больше не надеялся встретить на Севере что-то кроме презрения.
Чёрные прибыли в земли родового поместья фон Вильдевальдов как раз в ту минуту, когда его владелец взирал на крепость с холма. Лейтенант осадил коня, и вслед за ним этот сделал остальной отряд из двадцати пяти человек. Один из новичков развернул имперский штандарт, дабы въехать в крепость на законном основании и без лишних эксцессов. Лейтенанту не хотелось быть жертвой незнания законов военного положения.
К тому же, соблюдение расхожих приличий в диких землях - роскошь, которой стоит пользоваться при удобном случае.
В предместье их встретили испуганные взгляды и закрытые ставни. Начинало моросить. Ворота барбакана были проломлены, и проехать через них не составило труда. Из пролома выходил кмет с тележкой обугленных кирпичей.
-Чьи это земли, нордлинг? - с едва заметным акцентом пробурчал Кхайр, подняв забрало крылатого шлема.
-Фон Вильдевальдов, господин. Все убиты. Значит, ничья... - потупив взор, отозвался кирпичник в цветах господина.-Только их сын, Эдгар, сегодня прискакал, говорят. Сразу припустился во двор.
-И где его искать?
-Во дворе со сгоревшим дубом, господин. В сердце крепости. Там... пожжено. Увидите.
Они договорились оставить коней в конюшнях предместья, уверив всех что за расположение заплатит имперская армия. Солдаты отправились квартироваться, возглавляемые сержантом Гриндербарком. С делами этого удела Кхайр нужно быо разделаться без лишнего сопровождения. Он не боялся покушений. Его дипломатичности и такту доверяли даже эмиссары.
Крепость производила удручающее впечатление не только снаружи, но и внутри. А усохший, испепелённый дуб подле донжона наводил на самые горькие мысли, от который лейтенанту становилось немного стыдно. Но он не позволял этим эмоциям взять вверх. Такова война.
Всадник в полном боевом облачении напоминал о таком простом факте как никогда хорошо.
-Вы - Эдгар фон Вильдевальд, нынешний владетель этого удела? - Кхайр снял шлем. Он был спешен, а это уже заявляло о покорности воле хозяина крепости. Лейтенант не хотел вызвать напрасного гнева и подвергнуть жизнь своих людей опасности из-за банальной неучтивости. Его задачей была охота на бандитов, а обитатели этой крепости на них похожи не были? -На вашей крепости нет цветов императора. - требовательному голосу лейтенанта легче всего удавался лёгкий упрёк. Порой он работал лучше, чем кричалки сержантов.
-Лейтенант Кхайр аэп Лион, специальный отряд стражи, антибандитское подразделение. - Кхайр отступил, склонив голову. -Я приехал сюда, чтобы узнать об активности партизан в этих местах. Что вам известно о недобитых отрядах дюка и королевской армии?
Он не надеялся получить внятный ответ,  но закон есть закон.

+1

4

Шаги за спиной выбили Эдгара из задумчивости. Он вздрогнул и медленно обернулся. К нему шел мужчина его лет в форме имперского офицера. Приблизившись, офицер снял шлем. Младший Вильдевальд молча наблюдал за ним.
- Вы — Эдгар фон Вильдевальд, нынешний владетель этого удела? - спросил нильфгаардец. О хорошо говорил на всеобщем, почти без акцента.
- Да, я, - Эд кивнул и снял плеча пику. Но только для того, чтобы всадить ее в обожженную землю подле дуба.
- На вашей крепости нет цветов императора.
Нильфгаррдец сказал это с упреком и, пожалуй, было за что. Рыцарь ловко слез с седла и предстал перед офицером пешим. Они были почти одного роста. Почти. Рыцарь скинул с головы койф, дабы быть на равных, ибо было видно, что офицер не выскочка-простолюдин, а из благородных.
- Лейтенант Кхайр аэп Лион, специальный отряд стражи, антибандитское подразделение. — офицер отступил, склонив голову. Эдгар ответил сдержанным кивком.
- Я приехал сюда, чтобы узнать об активности партизан в этих местах. Что вам известно о недобитых отрядах дюка и королевской армии?
- Ничего, - сказал цинтриец по-нильфгаардски и посмотрел Кхайру в глаза. - Я только что прибыл из странствия, с юга. Меня не было здесь почти десять лет, слово чести. А что до владения... - Эдгар обвел взглядом поврежденный барбакан. - Не уверен, что именно я наследую эти руины. У меня есть... или были старшие братья, у которых прав больше, чем у меня.
Цинтриец повернулся спиной к нильфгаардцу, встав лицом к мертвому дубу.
- Я не знаю, почему над замком не реет имперский флаг. Но если вы заметили, здесь нет гарнизона. Видимо, после захвата ваша армия не стала тут задерживаться. И даже не оставила свой флаг. Но не знаю...
Рыцарь задумался на несколько секунд.
- Надо думать, лейтенант, - Эд повернулся к офицеру. - Что с вами небольшой отряд, иначе бы я его слышал уже отсюда. Слово чести, вам некого тут искать. Когда вы сюда ехали, наверняка видели местность вокруг. Она обезлюдела. Тут просто некому снабжать цинтрийцев. А даже если и было бы... пойдемте.
Рыцарь обошел Кхайра и пошел к воротам. Миновав их, он остановился и обвел рукой:
- Тут повсюду леса. Слово чести, сто пятьдесят лет назад тут была дикая пуща. Мои предки годами вырубали эти дебри, обеспечивали безопасность дорог. И вот что я вам скажу: даже в лучшие времена в округе было не очень-то безопасно. И дело было даже не в бандитах, которые приходили сюда из Назаира, - их мой род истреблял нещадно, - дело в самих лесах. Если вы свернете с тракта, то меньше чем через десяток миль на запад или восток, вы окажетесь в диких чащах. А что там обитает, я не знаю. И хотя в прошлом мы многократно выезжали охотиться, до конца владений мы даже не пытались доезжать, а те кто пытался, - пропадал. Поэтому, лейтенант, я бы на вашем месте задумался, стоит ли здесь кого-либо искать. И, если вы все-таки решитесь, разрешите мне стать вашим проводником. В свое время мне доводилось участвовать в ловле зверей и бандитов, поэтому здешние места я знаю хорошо.
[NIC]Эдгар[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/IK7w0.jpg[/AVA]
[STA]npc[/STA]
[SGN]Информация о персонаже[/SGN]

Отредактировано Йол Берагхейм (2018-11-11 21:23:07)

+1

5

Сложное решение, которое может стоить жизни отряду и командиру. Эдгар фон Вильдевальд производил впечатление человека чести, и в его словах чувствовалось искреннее стремление к справедливости. В Цинтре не так легко найти рыцаря, который вначале думал бы головой, и лишь после обнажал оружие.
Этот цинтриец выглядел рассудительным и честным, но на нём не было знаков лояльности Империи. Рассудительность такого человека может оказаться холодным расчётом. А предложение помощи - приманкой
-Вы хотите сказать, что пошли бы с нами в рейд на соотечественников? - лейтенант вопросительно  изогнул бровь. -Или вы настолько уверены, что в лесах скрывается иная опасность? И по сравнению с этой опасностью битва бок о бок с нильфгаардцами не выглядит столь уж нежелательным вариантом? Великое Солнце, Север удивляет меня всё больше, сэр Эдгар. Я приму вашу помощь, но предлагаю вначале опросить местных. Может быть, самые отчаянные из постояльцев всё-таки расскажут нам почему здесь так тихо. - Кхайр заметил идущих во внутренний двор солдат из своего отряда и помахал им шлемом, скорее призывая к себе. -Мой отряд состоит из двадцати человек, Эдгар, это проверенные люди. У нас большой опыт сражений с разбойниками и организованной преступностью, но партизаны - это совершенно другое дело. Мы понесли внушительные потери из-за незнания местности. И я не хочу пасть жертвой очередного обмана. - лейтенант молча воззрился на поспешающих солдат.
-Какие будут приказы, господин лейтенант? - просипел сержант в капюшоне.
-Этот замок взят, а посад и деревни опустели. Эдгард фон Вильдевальд, - лейтенант представил рыцаря своим людям, и те приветствовали его вежливым, пусть и невысоким поклоном. -Утверждает что в лесах укрывается что-то другое. Вы проведёте этот день в предместье, чтобы подтвердить или опровергнуть его слова...
-В этом нет нужды, господин лейтенант. - пробасил усатый копейщик в шапеле. -В лесах падальщики. И если мы останемся здесь до ночи, то увидим их из-за городских стен.
На лице Кхайра аэп Лиона появилось выражение чудовищного разочарования. Он привык сражаться с людьми, а любые мысли о монстрах, мутантах и колдовстве вгоняли его в уныние. Лейтенант разочарованно вздохнул и прошептал несколько слов на нильфгаардском диалекте, точный перевод которых не был известен никому, кроме жителей столицы.
-Как выживают в предместье?
-Прячутся за стены, вестимо. У нас в Метинне так и делали.
Солнце клонилось к закату. Нильфгаардцы уставились на небо так, словно ожидали от него невероятных откровений, но все трое прекрасно понимали: они попали в ловушку. И скорее всего, маршрут их патруля предусматривал такие проблемы.
-До сих пор ни один имперский отчёт не извещал о таких проблемах. - загробно бросил лейтенант.
-Вы же знаете, они нас отправляют на задания, из которых не возвращаются. Как всегда. Так был уже... - Зосик начал припоминать пережитые кошмары, но вовремя был схвачен под руку сержантом в капюшоне.
-Не нужно напоминать. - Кхайр посмотрел в глаза Эдгару и сказал то, что должен был. -Кажется, мы в одной упряжке. Придётся заночевать здесь, за городскими стенами или попытаться... провести эвакуацию.

+1

6

- Соотечественников?! Ха! - Эдгар широко улыбнулся, демонстрируя отсутствие пары зубов, а оставшиеся были кривы и тронуты желтизной. - Неужели вы думаете, лейтенант, что я уехал в Империю и провел там почти десять лет от хорошей жизни? Как бы не так! Цинтра была гнилым королевством. И я, откровенно говоря, рад, что вы сюда пришли. Я верю, что Империя в состоянии навести тут порядок лучший, чем был. А что до опасностей... - рыцарь на миг задумался. - Когда я еще не покинул родового гнезда, я часто слышал сказки своего дядьки, что в непролазных пущах на границе наших владений живет злой дух. И я долго думал, что все это сказки. Но когда мне было пятнадцать, в наших краях объявился ведьмак. Он искал работу. Мой батюшка отправил его узнать, что таится в тех чащобах. Узнать и уничтожить. Ведьмак так и не вернулся. Честно говоря, тогда мы думали, что он просто сбежал. Но сейчас... не знаю. Конечно, вы можете поспрашивать оставшихся мужиков насчет всего этого. В конце-концов, они прожили здесь последние двенадцать лет, все то время, что я отсутствовал. Как знать, может что и изменилось.
Тем временем, к ним подошли солдаты. На их поклон Эдгар ответил весьма сдержанным кивком. Обычно, он вообще делал вид, что не замечает солдатню. Мужичье как-никак. Но сейчас он решил продемонстрировать им свое уважение. В дальнейшие разговоры рыцарь не встревал, слушал. Все-таки, это были теперь его владения, судя по всему. Ветер дул в его лицо, принося холод, который заставлял поеживаться даже самых закаленных. Поежился и рыцарь.
- За стенами? - переспросил он, когда офицер снова к нему обратился. - Лейтенант, быть может вы не заметили, но частокол в предместье местами отсутствует, ров точно так же засыпан. И даже здесь, в замке, стены уцелели не полностью. И ворота, как вы видите, здесь отсутствуют. Слово чести, я удивлен, что крестьянам тут удается укрыться. Мне доводилось сталкиваться с падальщиками. Эти курвины дети пролезут сюда, стоит им как следует проголодаться. Нам следует молить всех известных богов, чтобы сегодня они были недостаточно голодны.
Рыцарь замолчал, что-то обдумывая.
- Думаю, нам следует спрятаться в донжоне, соорудить баррикаду на входе, - благо, он тут один, - из обломков и ждать до утра. Но решение за вами.
Эд снова замолчал, посмотрел на медленно темнеющее небо.
- Я не знаю, какие порядки сейчас на территории Цинтры. И не знаю, имею ли вообще какие-то права на эти земли. Но, если имею, - то отдам. Из меня все равно никудышный управляющий. Да и править здесь некем. А посему, я думаю записаться в имперскую армию, хоть простым солдатом, - он посмотрел в глаза Кхайру. - Я понимаю, у вас нет оснований мне верить. Для вас я очередной грязный нордлинг... Не морщитесь, лейтенант. За десять лет я достаточно насмотрелся на лица людей в Эббинге и Мехте, когда они выясняли, что я из Цинтры. Но, как я уже говорил, Цинтра долгое время была гнилым, отсталым королевством. А я хочу помочь вам сделать из этого королевства, пусть провинцию, но провинцию развитую...
Он опустил глаза, посмотрел на вытоптанную землю.
- В старой Цинтре я был никем. В старой Цинтре, даже если ты сын старого рода, но сын младший, тебе ничего не остается, кроме как оставаться в родовом гнезде прислуживать старшим братьям или брать меч и искать свою судьбу в другом месте. Почти вся отцовская дружина состояла из двоюродных, троюродных, четвероюродных, пяти и шестиюродных дядьев и братьев. И все они были младшими сыновьями моих предков. У многих из них даже портков своих не было, представляете? Я и один из моих старших братьев не хотели для себя и своих детей такой судьбы... брату, можно сказать, повезло, он стал рыцарем при дворе Калантэ. Он ел объедки с королевского стола. Вот такая была королевская "милость". А вы говорите "соотечественники"! Да в гробу я видал таких соотечественников, которые смотрят свысока только потому, что сунули поглубже язык в королевскую задницу и получили рыцарский титул, хотя что в бою, что на ристалище от страха портки мочат... Впрочем ладно. Темнеет, а у нас много работы.
Эдгар развернулся на пятках и пошел к донжону. Надо ли говорить, что на его лице не было ничего, кроме горькой усмешки?
[NIC]Эдгар[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/IK7w0.jpg[/AVA]
[STA]npc[/STA]
[SGN]Информация о персонаже[/SGN]

Отредактировано Йол Берагхейм (2018-11-16 12:20:06)

+2

7

Лейтенант аэп Лион уважал людей действия, особенно если их действия разумны, уместны и эффективны. Эдгар фон Вильдевальд поступал именно так. Речь и инициатива этого нордлинга вдохновили Кхайра, он подметил смекалку и лояльность безземельного рыцаря. Пусть и нордлинг, но нордлинг смышлёный - именно такие нужны отряду.
-Сиплый, Зосик. - бросил командир солдатам, глядя вслед удаляющемуся Эдгару. -Соберите людей. Всех. Нужно завалить проход. И обязательно найдите того кирпичника, который нас встретил, он что-то знает. - спокойные серые глаза лейтенанта оценивающе вперились в башню. Он прикидывал какой силы удар она может выдержать, и пришёл к выводу что никакие ночные хищники в такой крепости не страшны.
-Желаешь завербовать, лейтенант? - фамильярно обратился Херман, хитро глядя из-под капюшона. -Ему не до высоких идеалов и всенощных молитв. Иметь второго благородного в отряде опасно.
-Он не настолько богат. И я не верю что рядовым захочется стать вольной бригадой, когда я обеспечиваю их стабильным заработком. К тому же, мы похожи. - последнее аэп Лион высказал уже глядя на солдат, встречая их заинтересованные взгляды. -Солнце уже низко. Проклятье, бегите за остальными!
В этом не было нужды, потому что местные сами собирались укрыться в башне. Расположившиеся в заброшенных казармах солдаты поняли, что эта ночь будет бессонной. Особенно когда услышали исходящее из-за стен клекотанье и вой, заставившие иных покрыться холодным потом. Часть солдат, побывавшая в охотничьих вылазках, понимала что происходит куда лучше выходцев из городов. Многие в отряде подвергли сомнению слова Зосика о гулях, потому что падальщики крадутся тихо и не запугивают жертв, не предупреждают о скором визите. Жители предместий спешили к донжону, не придавая значений сутолокам в чёрном отряде, словно не замечая нильфгаардцев. Им было решительно плевать на отряд аэп Лиона, они его не замечали и как будто стыдились. Солдат не могло не оскорбить такое безразличие.
-Я тебе говорю, все сейчас идём к башне и собираем баррикаду, кто бы там, за энтими стенами, ни был. - Зосик подкрутил ус, яростно оглядев с ног до головы рекрута из Этолии, определившегося в отряд аэп Лиона благодаря удаче и воле полковников. Смуглокожий парень непонимающе смотрел на нордлинга и кметов, поспешавших к башне у него за спиной.
-А с гражданскими что?
-Ты, мобыть, не знаешь, - насупился Зосик. -Но до Цинтры мы стражниками были. Когда докумекаешь куда попал? Мы подданных государя нашего-императора почитаем и защищаем, а не как у тебя в Даэрлянской. Идём!
Лейтенант встретил гражданских с пожитками прямо у входа в донжон, преградив путь. На лицах кметов застыло недоумение и замешательство, как у людей, которые встретили ожившего мертвеца.
-Ну? От кого прячетесь, милсдари и милсдарыни? Почему так смотрите на шлем нильфгаардца? Разве не поняли ещё, что почти год числитесь подданными Империи? - Кхайр подождал секунду, надеясь услышать ответ, но кметы толпились вокруг входа, не понимая что происходит. Неловкое молчание могло продолжаться очень долго, если бы его не прервал некто, похожий на солтыса или деревенского голову, как говорили на Севере.
-Так мы это... думали, привидения вы... господин. - седобородый старик поклонился так низко, как только мог. -Полуденные. Сюда с патрулём нильфгаардцы уже с полгода как не заезжают, чертовщины боятся. С тех пор как крепость взяли, а фон Вильдевальдов перерезали... мы почему не вышли на поклон - уж до боли вы похожи на тех, кто с делегацией в тот день приехал. Остановились у ворот, спросили кто господин, а потом на встрече весь род и прикончили. Не получилось переговоров, решили взять быстро. Да только средний сын в крепости остался, всё равно пришлось брать. Осада за две недели кончилась, а потом явились они - твари. Их придворный магик наколдовал или боги нам кару послали. Гули, паскуднейшие, какие-то вшивые, воющие. - все согласно закивали. -Алчут крови. Иногда тут призраки скачут, будто колдовства отголоски. Мы уже привыкли, да и бабка Клара почившая говорит, мол: это на следующую зиму пройдёт. Пахать пока не мешает. В башне спим, а военный люд или иной господин нам пока не указ. - старик-солтыс пожал плечами. -Укрывайтесь с нами. В полнолуние они злобные, крылья нетопыриные расправляют. Все вместе и убьём кого-нить, наверное.
Кхайр вздрогнул, услышав про нетопыриные крылья. За годы службы он видел лишь одну тварь, подходящую под описание. Фледер.
-Сколько их? - аэп Лион едва продавил ком в пересохшем горле, выдал страх. На прежде спокойное лицо лёг отпечаток паники. Кхайр ненавидел этих тварей.
-Пятеро, не беспокойтесь. - успокаивающе пролепетал старик. -Мы их уже огнём да помоями отпугивали, утикают да бегут с рассветом.
-Пройдёмте внутрь. - Кхайр напрягся, как будто был на острие атаки при осаде Цинтры снова. Его сердце бешено забилось, заново переживая кошмар.
-Сэр Эдгар! Вы поселились в худшем лесу на свете, когда выбрали место под боком у пещер фледеров!
На улице послышался стук деревянных молотков и ругань нильфгаардском и Всеобщем. Кхайр подумал было прервать своих солдат, но не стал. В этом бою все средства хороши.
Потому что у людей, что только что вошли в донжон, были следы укусов на шеях.

0

8

Донжон был стал. Донжон много раз ремонтировали. Но за годы службы следы ремонта стерлись, а последняя осада и штурм привнесли свой коррективы. Башня возвышалась на пять этажей над землей и еще под землю уходило два. Впрочем, первый этаж наполовину ушел в землю, поэтому вход в башню возвышался не в двенадцати футах над землей, а в шести. Вход, некогда, представлял из себя одностворчатую окованную дубовую дверь, почти четырех футов в ширину и семи в высоту. Его хватало для того, чтобы двое фон Вильдевальдов могли протиснуться в нее боком. И уж тем более хватало для того, чтобы завести внутрь коня. Что Эдгар и сделал. Он стоял вместе со своим скакуном в гостевом зале, упершись о пику. Стоял и смотрел на то, что осталось от его дома. Мебели почти не было, не считая пары табуретов. В одном углу лежала куча дров, рядом с ней располагались лежанки. Немногочисленные обломки мебели покоились среди дров. У дальней стены стоял, некогда красивый, отделанный белым мрамором и шлифованным камнем, камин. А теперь мрамора на нем не было и сам он, покрытый копотью, казалось, пришел сюда из мира мужичья. Эдгар отпустил поводья, подошел к стене и прислонил к ней пику. Из зала, - помимо входной, - вели три двери. Одна из них выходила на винтовую лестницу, уходящей вверх и вниз. Вторая дверь приводила к невысокой прямой лестницей, соединяющей донжон с казармами. Туда и направился рыцарь.
В казармах царила полная разруха. Валялись балки, булыжники, поврежденная мебель и порубленные стойки для оружия и доспехов. И все это покрывала пыль. Казалось, крестьяне не заходили сюда и лишь следы пыли на полу, видные в меркнущем свете, исходящем из окон под потолком, говорили об обратном. Налюбовавшись запустением, а заодно и прикинув, что можно использовать на строительство баррикад, Эд вернулся назад. К тому моменту в зале уже были первые нильфгаардцы.
- Там, - рыцарь указал большим пальцем на дверь позади себя. - Можно найти материал для баррикады. Пойдемте, поможете мне перетащить все сюда.
Солдаты не сдвинулись, продолжая укладывать свои вещи и оружие. Тогда Эдгар повторил по-нильфгаардски, но и после этого никто не подошел к нему. Солдаты только странно на него глядели, будто он пришел к ним из другого мира. В зале повисло напряженное молчание. Лишь из входной двери доносились звуки работы и голоса. Едва Эдгар собрался на них прикрикнуть, как в зал вошел аэп Лион, а за ним крестьяне.
- Сэр Эдгар! Вы поселились в худшем лесу на свете, когда выбрали место под боком у пещер фледеров! - сказал лейтенант.
- Не знаю я ни о каких фледерах. Не знаю, и знать не хочу, но пусть эти извращенцы держатся подальше от, пока еще моего, замка, - ответил Эд. - Лейтенант, я сказал вашим солдатам, что в казармах есть материал для строительства, но меня они слушают. Очевидно, тут только вы для них авторитет. Поэтому извольте им приказать следовать за мной и помочь перетащить сюда обломки.
[NIC]Эдгар[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/IK7w0.jpg[/AVA]
[STA]npc[/STA]
[SGN]Информация о персонаже[/SGN]

Отредактировано Йол Берагхейм (2018-11-16 12:20:14)

+1

9

Отряд лейтенанта аэп Лиона отправляли с заданиями по всей Цинтре, они успели повидать вещи, от которых кровь стынет в жилах. Многие из них лишь здесь, на Севере, поверили в существование гулей, утопцев, гарпий - тварей из сказок. Их мир перевернулся, когда они увидели опасности диких лесов и людей - диких язычников. Лишь Зосик и пара ребят с Приграничья не испытывали страха перед тьмой. Лейтенант узнавал об опасностях Севера с их слов. Нильфгаардские энциклопедии ничего не писали о том, как избежать стаи падальщиков, которые бегут на запах кровавой сечи.
К счастью, аэп Лион знал о том, что значат точки на шее. Не знал он лишь того, что ошибается в породе твари, которая их оставила. И, чувствуя общее замешательство и собственную неуверенность в возможности обороны, он не мог не прийти к единственному правильному выводу: нужно предпринять для самозащиты хоть что-то.
-Хорошо. - нильфгаардец кивнул, выслушав законного владельца крепости. -Но я уверен что они и сами сообразили что нужно делать, они уже поняли что вляпались. Мы все попали в чьё-то логово, Эдгар. Это больше не крепость, а берлога. - Кхайр кивнул на бледных, испуганных, спешно разбирающих пожитки и оружие с хозяйственным инвентарём. Косы, насаженные торчком, цепы и вилы. На многих следы зубов и когтей, отчётливые и хищные. В движениях кметов чувствовалась обречённость, нужда - так может двигаться уставший солдат, переживший первую атаку.
-Эту крепость брали, но покинули, уступив третьей силе. Разве вы не чувствуете что здесь кто-то дремлет? У меня дурной опыт в таких делах, Великое Солнце в свидетели! - Кхайр угрюмо посмотрел на семьи кметов. На молчаливых женщин и детей, снующих под ногами вооружающихся бледных мужиков. Лейтенант чувствовал в их тихом убожестве след пережитых мук - так пережившая болезнь собака лишь скулит, но не лает в бессильной злобе. Нильфгаардец коснулся рукой бронированного плеча цинтрийца, почувствовав добротный металл. -Они лгут и увиливают. Они видят в нас помеху.
Словно в подтверждение слов лейтенанта, раздался мрачный звук затачиваемого лезвия. Старик, говоривший с нильфгаардцем, твёрдой и жилистой рукой затачивал косу. Его взгляд опустел. Из бойниц падало всё меньше солнечного света, по-осеннему ярко-оранжевого. Кхайр услышал во дворе крики своих солдат и треск разламываемого дерева.
-Лейтенант аэп Лион!  - послышалось со двора. -Здесь подземный ход!
На нильфгаардца и его нового спутника устремились несколько десятков тёмных, угрожающих взглядов. Старик прекратил затачивать косу. Застывшая тишина взбудоражила кровь рыцаря лучшего боевых кличей. Сердце забилось чаще от понимания, что эти люди готовы наброситься на него, а он не успеет взмахнуть мечом.
В этот момент он вспомнил, почему армия обходила эту крепость стороной после взятия. Говорили что на юге поселилась болезнь, и замок стоит закрыть на карантин.
Кхайр вздрогнул, поняв что вляпался в засекреченное дело. Как обычно.

+1

10

Эд слушал в полуха. Его больше занимали взгляды кметов. Взгляды откровенно злые, враждебные. Левая рука стиснула рукоять меча. Он смотрел на этих людей и думал.
- А ведь я помню этих людей. Вот Мика Каменщик, сын Лиама Каменщика. Помню, что его отец погиб во время ремонта крепостных стен, когда он был ребенком. И помню, что мой отец выдавал его матери деньги, чтоб они не померли с голоду, а потом способствовал, чтобы Мика тоже стал каменщиком. Хотя мне тогда было года четыре, я помню это. А вон Арни Дровосек, уже сильно постаревший, но я помню его моложе. И помню, как он и дядя Бертольд рассказывали сказки про окрестные леса. И вот теперь эти люди явно хотят меня убить. Неужели, только из-за того, что мне Нильфгаард милее, чем старая вшивая Цинтра?
От мыслей его отвлек окрик солдата со двора. Он посмотрел на Кхайра.
- Да, - кивнул Эдгар. - Там есть вход в фамильный склеп. Он расположен прямо под дубом. Здесь вообще, можно сказать, весь холм изрыт. Темницы, склады для продовольствия, колодец... многие помещения были закрыты на семь дверей и засовов еще тогда, когда я был ребенком.
Рыцарь снова бросил взгляд на крестьян и сказал вслух:
- Давайте выйдем во двор, лейтенант. Посмотрим, что стало с родовым склепом.
Новоявленный барон повернулся к выходу и быстро пошел, ощущая колючие взгляды кметов между лопаток.
- Вот как... логово... вот чего заслужили и я, и весь мой род. Забвения и монстров на костях. Но пока я жив, - буду наводить порядок. Лучший, чем был. Клянусь Диким Лесом.
Едва он вышел из донжона, как остановился и подождал Кхайра.
- Что предлагаете делать? - спросил он вполголоса. - Уезжать смысла нет - солнце почти что село, а в лесу ваш отряд станет еще более легкой добычей.
А солнце действительно уже почти село. Свинцовое небо стало темным, почти что черным и здесь, на земле, уже властвовали густые сумерки, грозящие вот-вот превратиться в непроглядную тьму. В таких сумерках предметы приобретали причудливые очертания. Обгорелый мертвый дуб казался многоруким чудищем, замершим перед нападением. А стены, из-за проломов, казались огромными источенными зубами.
[NIC]Эдгар[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/IK7w0.jpg[/AVA]
[STA]npc[/STA]
[SGN]Информация о персонаже[/SGN]

Отредактировано Йол Берагхейм (2018-12-16 01:16:45)

+1

11

Дверь за спинами Кхайра и Эдгара захлопнулась, едва они вышли из донжона. Было слышно как кметы суетятся, запирая её на засовы, закидывая мусором и всячески блокируя вход. В наступающих сумерках из донжона послышались радостные крики.
-О-хо-хо, вот теперь вы никуда не спрячетесь, живчики! - старик высунулся из бойницы и с хитрым прищуром воззрился на нильфгаардцев. -Мы-то думали что вас всячески придётся выдавать, выдворять, отпугивать. А вы сами вышли. Ну, и поделом, таперича никто с нас кровь пить не будет - бруксы с вас насытятся. - cтарик хохотнул. -Из лесу они придут, милсдари. Прячьтесь где-нибудь, да ведите себя тихо - мобыть, и не укусят вас. Эхъ, Чёрные...
Среди солдат послышался гул страха и негодования, опасный тем, что мог перерасти в панике. Отряд аэп Лиона собрался перед  башней, похватав оружие, и многие с раздражением уставились на Эдгара, будто он был повинен в поведении местных кметов. -Тихо! - лейтенант вынул меч из ножен и, скривившись, посмотрел на кровавый закат. -Выбивать дверь не будем. Милсдарь фон Вильдевальд сказал что под замком обширные катакомбы. Лезем через них, милсдарь Эдгар знает выход подальше от крепости, ближе к дороге. Переждём эту ночь там, запершись. - лейтенант сознательно приврал, говоря о том, что Эдгару известен выход. Но лучшего вариант он предложить не мог.
А успокоить рядовых было необходимо. Их уверенность - залог выживания. Залог того, что они не перережут друг друга в очередной бестолковой ссоре, как делали многие дружины иных рыцарей во время грабежей столицы.
-А вот это в зря, соколики. - вновь высунулся старик. -Мы упросили брукс себя не упивать досуху.  Если не будете кобениться - они и от вас отопьют только поллишка. А в склеп у нас милсдарь Горлик ушёл, из последних защитников, да нильфгаардцы поместные. Не вернулись. Те, что успели утечь от них, вас и прислали, да?
-Тебя как зовут, милсдарь солтыс? - Кхайр сделал шаг вперёд и поднял голову, чтоб было ясно: он готов продолжить разговор.
-А тебе моё имя начто? У Эдгара спроси, господаря. Подстилка нильфская, тьфу! - старик плюнул вниз, попав на камень рядом с носком цинтрийского рыцаря. -Идите в дупу, решайте сами...
-Подожди, добрый человек. - Кхайр развёл руками. -Мы что, похожи на бандитов? Зачем ты наш на закланье отдаёшь?
-А затем, что у нас сплошь старики, дети, бабы да кметьё бессильное, видел нас? - старик сумел высунуться наполовину из узкой бойницы, чтоб его было слышно. -На кой ляд нам своею кровью платить? Уж лучше под страховидлой, чем под нильфами! Уроды, нелюди... Катитесь в бездну!
-И тебе того же. - Кхайр удовлетворённо отметил, что говорил даже без акцента. Обычно кметский слог и манера общения давалась ему с трудом. -Кажется, нам нужны лампы, серебро и что-то тяжёлое, чтоб заслонить проход в склеп. Бойцы, на поиски!

PS

Выскажи своё мнение насчёт плана, тогда приступим к экшону в следующей арке.

+1

12

- Сам ты подстилка, Ярек! - лицо Эдгара стало пунцовым. - Что, хозяев не было, так вольницу тут устроили?! Не бывать этому! Я вас, собак, перевешаю!..
Он замолчал, тяжело дыша, а затем, довольно фамильярно ухватив Кхайра под локоть, отвел его от входа в донжон.
- Лейтенант, - сказал он тихо. - Серебра в замке не найти. То, что не забрали солдаты после штурма, наверняка растащили эти хамы. Мы можем попытаться отсидеться в дозорной башне, она практически целая.
Он внимательно посмотрел на нильфгаардца.
- Или мы можем проникнуть в главную башню через склеп. Там есть тайный ход, быдло о нем вряд ли знает. Застанем их врасплох и пересидим там. Бежать отсюда смысла нет - внизу множество старых дверей, от которых у меня нет ключей. А ломать их... долго и еще шуму наделаем. Да и в лесу мы станем более легкой добычей, чем здесь. Сэр Горлик, был хорошим бойцом, скорее всего завел тех солдат в узкий коридор и перебил, а потом ушел.
Он бросил взгляд на донжон.
- Время не терпит, - сказал он. - Но это ваши люди, вам и решать: будем сидеть в дозорной башне или попробуем выбить мужичье из моего дома.
[NIC]Эдгар[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/IK7w0.jpg[/AVA]
[STA]npc[/STA]
[SGN]Информация о персонаже[/SGN]

Отредактировано Йол Берагхейм (2019-01-07 13:11:37)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » В стальных грозах