Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Застилая кровью траву...


Застилая кровью траву...

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: Конец Июня 1264 года.
Место: В глубине леса где-то на Севере.
Действующие лица: Эдда, Гаэтан
Описание: Что происходит, когда ведьмак не справляется с монстром? Обычно, он умирает. Но что, если они сыграли в ничью? Если повержены оба?
Кому-то придется истекать кровью и ждать чуда. И возможно, оно придет. И возможно, у этого чуда будут рыжие волосы и лук за спиной.

+1

2

Дыхание срывалось каждые несколько прыжков, когда когтистая лапа проносилась прямо перед лицом, даже не смотря на все попытки его контролировать.
Да, ведьмаков этому учат, но когда ты пляшешь уже почти четверть часа вокруг твари, а она и не думает умирать, становится как-то не до дыхания.
В очередной раз нырок под врага и косой удар снизу вверх. Будь ведьмак чуть ловчее и чуть быстрее,  тварина чуть менее опытна – серебро бы разрубило волколака на две половинки.
Но нет, зверь выгибается так ювелирно, будто кожей чувствует удар и вновь переходит в контратаку и вновь уворачиваться, не менее филигранно, приходится уже ведьмаку.
Отскок назад чтобы парой вздохов вернуть дыхание в нормальный темп, и снова они бросаются друг на друга.
Стороннему наблюдателю это все показалось бы чередой непонятных размытых движений и очертаний силуэтов, настолько все быстро происходило. Но для Гаэтана это была будто игра в шахматы, где каждый делает по очереди ход, а потом враг ставит тебе вилку – и ты гадаешь, какой фигурой лучше пожертвовать.
Вот и волколак, не смотря на кучи мелких и крупных ранений серебром умудрился поставить ведьмака перед выбором. И тот выбрал запястье правой руки – острая боль, которая тут же заглушена адреналином и капли крови, летящие на траву. Впрочем, ведьмак слабо чувствовал боль.
Вольт, перехват оружия в стойку для ведущей левой руки и теперь уже волколак стоит перед – только вот ему поставлен шах, и выбирать приходится из одной фигуры.
Косой удар сверху вниз и на лице Гаэтана появляется проблеск ухмылки от столь приятного чувства - чувства серебра, что вгрызается в плоть ноги волколака.
Снова отскок, снова противники встречаются взглядами.
Гаэтан ожидал, что это будет тяжелый заказ. Он понимал, что волколак умелый, старый, знающий свои возможности и умеющий выжимать из сущности зверя максимум. Но он не ожидал, что бой окажется таким затяжным.
Под «Пургой» и «Волком» время тянулось мучительно медленно и битва казалась вечностью.
А «Лес Марибора» не давал боли пробудить злость.
Это была игра двух хищников, игра на смерть, на пределе своих возможностей.
Еще одна стычка.
Поворот, мысль, пальцы привычно складываются в знак. Гаэтан идет во-банк, используя знак, ведь если сейчас он не ослабит противника – то будет ослаблен сам, а значит останется в проигрыше.
Но Аард выбивает волколака из равновесия, чуть не заставив того упасть и открывает для удара.
Длинный, размашистый удар, в который вложен весь вес, и слышится хруст костей, которые грызет серебряный меч.
Рев. Страшный, звериный, неистовый рев, что слышится и за километр и заставляет птиц взлетать с деревьев.
Только вот волколак не побежден.
Тварь разворачивается и ведьмак лишь на секунду встречается с волколаком глазами. Во взгляде одного читается холод, а во взгляде второго – кипящее масло.
Гаэтан не успел. Лишь одного шага не хватило, чтобы уйти от удара, лишь одного движения не хватило, чтобы выставить меч
Эту боль он хорошо почувствовал. Очень хорошо.
Настолько, что услышал скрип собственных зубов.
Когти, не хуже меча разрывающие кожу и мясо, оголяющие кости, оставляющие три глубоких отметины, из которых тут же хлещет кровь.
Ведьмак перекатывается назад, ибо не может устоять на ногах. Тело наконец наливается яростью.
Гаэтан пошел во-банк. И поставил мат – волколак тоже бросается вперед, напрягая каждую мышцу для страшного броска. Но зверю не суждено его сделать. Многочисленные раны открываются, принося тому невыносимую боль, от чего тот падает на колени.
Ведьмак же срывается с места. Мгновение, чтобы окончить жизнь чудовища. Мгновение, чтобы серебряный меч мягко вошел в шею волколака, прекращая его страдания.
Белые ходят первыми и выигрывают. Удар когтей был не столь страшен, как удар меча, ведь он был после.
Однако страдания волка окончились, а вот Гаэтана – только начались.
С каждым новым тяжелым вздохом пелена спадала с глаз, адреналин уходил, а боль – наоборот.
Разорванная икроножная мышца, глубокая рана на запястье, следы от когтей на плече и три алые полосы на груди, от которых некогда белая рубаха в миг стала красной.
Меч выпал из рук на траву а ведьмак сделал лишь пару шагов к ближайшему дереву, дабы после тяжело сползти вниз по толстому стволу.
Дыхание перемежалось с хрипами, и ведьмак сплюнул кровь. Во рту остался горький металлический привкус.
Еще несколько бешеных ударов и сердце начинает понемногу возвращаться в нормальный ритм.
Гаэтан прикрыл глаза, пытаясь совладать с ноющей, тягучей болью по всему телу, а после вновь посмотрел в небо. И засмеялся.
Лошадь в пятистах шагах отсюда, не меньше. А ведьмак сейчас дойдет разве что до ближайшего дерева.
Казалось бы, мутанты ведь живучи, можно переждать, а после собраться с силами и… Но нет. После будет отходняк от эликсиров и станет только хуже.
Гаэтан вновь засмеялся, закашляв кровью. Такова участь всех ведьмаков. Медленная и мучительная смерть, без возможности даже потерять сознание. Такова участь…

Отредактировано Гаэтан (2018-11-01 08:55:16)

+1

3

Лошадь неспешно двигалась по узкой протоптанной тропинке, ведущую неизвестно куда. Девушка не думала куда это дорога приведёт, ведь никто ее не ждет и никому не нужна. И все же Эдда понимает, что стоит найти дорогу, ведущую в деревню или в город, найти корчму, завести с кем-то разговор, а не бродить по густому лесу. Но слишком долго охотница сторонилась людей, позволяла лишь слушать и наблюдать, но не разговаривать.
- Как мне быть, Ласточка? - тихо спросила она свою верную лошадь. Но Ласточка ей не ответила, лишь молча шла вперёд по извилистой тропинке.
От тяжелых раздумий отвлёк ее оглушающий звериный рев. Эдда насторожилась, а лошадь испугалась и чуть не встала на дыбы.
- Тише, Ласточка. Тише, - проворковала она. Что-то не так. Ни один дикий зверь так не ревет. А может...Это и не зверь? Ведь в лесу водятся не только волки, лисы, да медведи. Иногда в деревне охотница слышала обрывочные рассказы о монстрах. Они намного сильнее и страшнее обычных волков и медведей, а убить их обычным мечом не получится. В деревни носили амулеты на шеях, да намазывались травяными мазями в надежде не попасться этим монстрам.
Ей нельзя здесь оставаться. Она должна поскорее уйти подальше, туда, где живут люди, вот только руки не слушаются не от и это страха. Может, стоит проверить? Вдруг кто-то нашел этого монстра и теперь лежит, и медленно умирает?
- Это очень плохая идея, - подумала она и повернула лошадь в сторону звериного рева.

Когда она увидела беспризорную лошадь, то поняла, что пришла в нужное место. Девушка спешилась и осторожно подошла к месту сражения.
На траве, облокотившись на дерево, лежал тяжело раненный человек. Чуть даже лежал тот, о ком тихо перешептывались люди в деревне. Огромный зверь с густой серой шерстью, с длинными когтями и острыми клыками. На нем висели клочки ткани, Эдда даже думать не хотела что это за существо. Она заставила себя обратить внимание на истекающего кровью мужчины.
- Эй, ты живой? - спросила она, присев рядом, - Да, хорошо тебя подрали.
Незнакомец выглядел неважно. Нога, запястье, плечо и грудь серьезно пострадали. От таких ран долго не живут, и все же этот человек дышал и был в сознании, а значит можно его спасти.
Надо эти раны прижечь, да времени нет. Он умрет пока я буду искать хворост для костра. Нужна чистая ткань.
Достав охотничий нож из ножен, Эдда кончиком острого лезвия стала распутывать швы. Действовать приходилось осторожно, чтобы случайно не порезать кожу. Как только она распутала последний стежок, девушка сняла с руки рукав и разрезала на несколько мелких лоскутков.
Сначала Эдда перевязала запястье, завязала туго, чтобы кровь больше не текла. С остальными ранами ей пришлось повозиться. Мало того, что они глубокие и жуткие, так ещё одежда прилипла к коже. Пришлось отрезать целые куски ткани ножом, чтобы добраться до ран.
- Не молчи. Поговори со мной, - сказала она. Так Эдда будет знать, что человек все ещё в сознании.
Накладывала повязки аккуратно, чтобы не причинить боли.Сначала Эдда перевязала плечо, потом ногу и напоследок грудь.
Когда она закончила, девушка отодвинулась назад, чтобы дать человеку больше личного пространства.
- Как тебя зовут?

Отредактировано Эдда (2018-11-02 23:47:13)

0

4

Боль ушла на второй план, уже просто глухо стуча в виски, а ведьмак лежал и глядел на плывущие по небу облака.
«Хех, практически спокойная смерть в старости в лесной избушке. Только без избушки»
Гаэтан странно относился к смерти. Он просто… Не чувствовал её приближения. Он не видел ее за спиной и не боялся, что она наступает ему на пятки. И через несколько минут понял почему.
Лошадь. Лошадь, топчущая копытами твердую землю с настилом, что скакала явно по направлению к ведьмаку. Услышал её Гаэтан еще задолго до того, как смог разглядеть – смотрел он вверх и поворачивать голову не было желания, да и в глазах потемнело а лес двоился. Впрочем то, что лошадь остановилась за несколько метров от него, прекрасно описало ему ситуацию. Ему либо ускорят смерть, либо отсрочат её.
И после того, как он разглядел рыжую девчушку в капюшоне, он начал склонятся скорее ко второму. Хотя, по внешности нельзя судить.
Эй, ты живой? Да, хорошо тебя подрали.
- А ты, я смотрю, не из слабонервных, - отшутился ведьмак, глядя на то, как она смотрит на его раны. Какой-нибудь кмет уже давно бы распрощался с обедом.
«Лук… Осиновый? Черт его знает. Ступает мягко, но не по-ведьмачьи. Умеет в седле держаться» - всё в девушке выдавало для Гаэтана охотницу. Точнее, браконьершу, вспоминая чьи леса здесь. Хотя, скорее всего, пришла она из более дальних лесов, где никто ничего не контролирует.
«О боже, эта женская педантичность…» - глядя на то, как девушка кончиком ножа начала распутывать швы, Гаэтан выругался про себя.
Обычный человек от таких ран уже умер бы. Впрочем, обычный человек умер бы еще до того, как она приехала. Но это было бы даже лучше. А Гаэтан – не человек, и он лежит и истекает кровью пока та распутывает свой рукав вместо того чтобы просто порвать его.
- Я смотрю ты не торопишься… - ведьмак засмеялся, вновь сплюнув кровь.
А дальше – момент, который Гаэтан искренне ненавидел. Ради того, чтобы избежать подобного, он был готов хоть голым идти на монстров. В этом, кстати, оборотням ведьмак очень завидовал.
Да, у Гаэтана был высокий болевой порог, даже по ведьмачьим меркам. По людским – невероятно высокий. На многие ранения, что выводили людей из боя, Гаэтан просто наплевал бы.
Но даже ему оставалось лишь сжимать зубы, когда девушка начала срезать одежду и отдирать с ран.
Сказать, что это было больно – ничего не сказать.
- Не молчи. Поговори со мной, - о да, Гаэтан обожал эту проверку на то, в сознании ли человек. В кавычках, само собой.
Ведьмак схватил девушку за запястье руки полу мертвой хваткой – потому что он был полу мертвый, и сил на то чтобы схватить в полную силу не было. Впрочем, она бы итак не вырвалась.
- Посмотри мне в глаза, - Гаэтан вновь закашлялся кровью, - ты видишь кто я? Нет? – мужчина выдержал паузу, - Подскажу, если ты вдруг не знала – ведьмаки не теряют сознания. Никогда. Ни от боли, ни от удара по голове, ни от чего-то еще. И если я не двигаюсь, значит я уже сдох. А сдыхать я буду очень долго, потому можешь не беспокоиться.
Отпустив, наконец руку девушки, ведьмак вновь облокотился на ствол дерева, уставившись в небо. Сколько раз его перевязывали тканью, а все равно он обожал это чувство – чувство холодной ткани, накрывающей раны, когда ты понимаешь, что жизнь перестает покидать тебя.
И плевать было на боль, какая-бы она не была, все равно это было приятно.
- Как тебя зовут?
- Гаэтан, - ведьмак тяжело, с хрипом, вздохнул. Спрашивать её не имело смысла, она все равно так или иначе представится.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Застилая кровью траву...