Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Солдат спит, служба идет, а зло не дремлет


Солдат спит, служба идет, а зло не дремлет

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: 8 июня 1264 года
Место: небольшой городок Фестден, Лирия
Действующие лица: Гаскон, Гаэтан
Описание: Не впервой было Гаскону и Кобелям попадаться страже и солдатне, охотно тащившей всю веселую ватагу в темницу, дожидаться вынесения приговора или простого народного суда. Не один раз он ловко выбирался из петли, следуя указаниям опытного вожака разномастной стаи ублюдков Вернера.
На этот же раз ему самому придется думать над тем, как выкручиваться из возникшей пренеприятнейшей ситуации - банду за собой вел он, с недавних пор. Может, и сегодня ему подвернется удача?
Может, у этой удачи нечеловеческие рефлексы и кошачьи зрачки?

+1

2

Запутавшись в хитросплетениях собственной лжи, намерениях облапошить обоих господ, обозлившихся друг на друга и нанявших Гаскона и его молодчиков в роли большой занозы в заднице противника, бандит сам попался в жесткие, колючие и тесные сети. Когда барон Кляйтер и граф Морнесье узнали о том, что Кобелиный князь работает на два фронта, да еще и собирается обворовать обоих и сбежать, они поступили неожиданно по-северному. Вместо того, чтоб кинуться друг на друга с последними ругательствами, они обратились против Броссарда, теперь закованного в цепи и транспортируемого в Фестден, где палач уже готовит для него и прочих Кобелей петлю. В теории.
Одно его радовало - крыса, сдавшая Гаскона обоим, тоже пала жертвой собственных интриг. Его зарубили еще на месте рандеву с благородными господами их телохранители, не особо разбиравшиеся в том, кто кому кум и сват, а кто - паршивый пес.
Несмотря на все свои злоключения, в число которых входила вонючая камера с сырым полом и почти незаметным окошком у самого потолка, мыши и тараканы повсюду, а также злорадные стражники, Гаскон был уверен в том, что этот день не станет его последним. Во-первых, несколько Кобелей сумели избежать заключения и теперь прятались где-то в лесу неподалеку, а значит, могли прийти своему предводителю на помощь. Если, конечно, в них хватит запала безумия и жажды самоубиться о местный гарнизон, праздновавший захват одного из самых разыскиваемых преступников Лирии и Ривии.
Во-вторых, сам парень не был лыком шит - дай ему пару часов в самой надежно запертой камере, и он наверняка придумает путь побега. Или ему его подскажут.
Вот ведь незадача - с тех самых пор, как старика Вернера убили, Гаскон осторожничал и не попадал ни в колодки, ни в застенки. А тут и он, и упоенные удачей прошлого месяца ребята оплошали, позволили себе неосмотрительность, и вот куда они угодили.
Время шло, зловоние все усиливалось, а идеи в голову бандиту все не шли.
Оправдывать титул Принца плутов оказалось не так-то и просто. Да, кандалы на нем были такие себе, так что снять он их сумел бы без проблем. Только дождаться, пока стража уснет спьяну.
А дальше что?
"Думай, думай..." - он отчаянно пытался найти глазами в сгущающейся темноте ответ на вселенскую загадку, терзавшую его с самых сумерек. "А вот и придумал."
Дверь камеры отворилась, и двое солдафонов толкнули внутрь еще одного несчастливца, обреченного коротать время здесь, а не в теплой и относительно уютной таверне.
Гаскон не торопился представляться или бросаться к своему новому соседу с предложениями бежать, ведь стражники как раз очнулись от полудремы, а новоиспеченный заключенный выглядел опасно.
Но со временем сила хмеля начала одолевать доблестных гвардейцев, их головы начали кивать, а глаза потихоньку закрываться. Тут-то Гаскон и оживился.
- Пссст. - тихонько подал сигнал он сокамернику. - Поди сюда. Хочешь свалить из этой дыры?

+1

3

- Ну вот, теперь не помрешь, – сказал тюремный врач, накладывая последний моток бинта на многострадальное плечо Гаэтана.
- Эх, а как жаль! – заметил один из служивых, вызвав этим одобрительный хохот своих товарищей.
- Еб твою мать, вот тебя я прикончу первым, - ведьмаку оставалось лишь скрипеть зубами, созерцая, как ему на руки надевают кандалы. Доблестные гвардейцы же снова заржали, подхватывая ведьмака под больное плечо и в очередной раз заставляя того скривиться от боли.
Впрочем, учитывая глубину ран от зубов стрыги, оставалось благодарить богов за то, что Гаэтана хотя бы перевязали. А не то бы точно истек кровью прямо на полу камеры.
Вели его не долго, но Гаэтан все равно запоминал, сколько шагов, сколько поворотов и в какую сторону они шли. На всякий случай, вдруг пригодится. К тому же, кладовка для конфискованных вещей была в двух комнатах от каморки тюремного врача, а потому теперь он знал и путь к своим вещам. Умение слушать еще никогда не подводило ведьмака.
Правда, путь этот шел через пол тюрьмы. С другой стороны, какой идиот будет хранить вещи заключенных рядом с камерами самих заключенных?
Гаэтана бросили на грязный сырой пол, заставив его в очередной раз скривиться от боли.
«Гребаная стрыга...» - последним, что услышал ведьмак, был скрип решетки и оборот ключа, отрезающий их камеру от внешнего мира.
Пол был холодным. Хотя на самом деле, скорее всего, он был обычным, но не когда ты лежишь на нем в одних рваных штанах.
Жизнь каждый день поворачивается к тебе разной стороной, но к Гаэтану сегодня она повернулась задницей. Это был не первый и не второй заказа Гаэтана на стрыгу, но он никак не думал, что банальная неудача обернется тем, что он сейчас имеет – четырьмя стенами тюремной камеры. На самом деле, все пошло не по плану с самого начала. Хотя он и изучил план склепа, как оказалось, всего за пару лет там случился обвал, что сильно затрудняло ориентацию в логове.
К тому же, стрыга будто бы знала об установленной ловушке, старательно избегая попадания в неё, как бы Гаэтан не старался. Так еще и личная оплошность. Сейчас ведьмак даже не знал, смеяться ему, или плакать, составляя в голове логическую картину произошедшего.
Торгаш поднял цену на ингредиенты, потому Гаэтан решил сэкономить и сварил только «Пургу». Луна очень «удачно» тонким лучиком била сквозь дыру в потолке, мешая ориентации. Наконец, «подруга» этого злосчастного графа Морнесье оказалась никакой ни подругой, а внебрачной дочерью.  Если б Гаэтан это знал, то вряд ли стал так решительно наносить удар, когда стрыга извернулась и вцепилась зубами ему в плечо. Но нет, вся знать боится, что кто-то узнает об их секретах, а потому ведьмак, не раздумывая, нанес удар, а после еще один, отделяя части тела твари друг от друга и оканчивая жизнь стрыги.
А граф, узнав это, велел бросить ведьмака в темницу и пожелал ему сгнить там, умудрившись при этом проболтаться про истинную личность стрыги.
- К черту... – тихо произнес ведьмак себе под нос, приняв сидяче-лежачее положение и облокотившись спиной о стену. Слишком он вымотался за сегодняшний день, а потому Гаэтан лишь закрыл глаза, очень быстро погружаясь в сон.
Разбудил его голос сокамерника, которого он толком то и не разглядел. Ведьмак открыл свои желтые кошачьи глаза, уставив их взгляд на парня и внимательно изучая черты его лица.
- Знакомая у тебя рожа... – ведьмак повел плечом, чуть сморщившись. Послышался хруст плечевого сустава. Впрочем, боль уже немного ушла, а потому он мог спокойно двигать рукой.
- Уж не ты ли смотришь на всех прохожих с листовок о розыске? – Гаэтан чуть усмехнулся. И вправду, парень был очень похож на предводителя известной в народе банды Кобелей.
Впрочем, даже то, что он похож на бандита внешне и его бросили в камеру - еще ничего не значило. Совпадения в жизни бывают удивительные.
Ведьмак лишь подтянулся поближе к стене, уже действительно сидя, и глянул на свои кандалы. Мышцы приобрели очертания и напряглись, а чуткий слушатель мог уловить очень тихий скрип металла. Но кандалы оказались крепкими.
«Еще бы они ведьмака во всякое дерьмо заковывали...» - Гаэтан вновь перевел взгляд на собеседника, наконец, удосужившись ответить на его вопрос. Вопросом.
- А ты как думаешь?

+2

4

- Мои портреты немного неточны, не передают всей тонкости... - Гаскон на мгновение забыл о том, где он находится и при каких обстоятельствах. - Кхм, конечно, я. В общем, у меня есть план.
Говорил бандит как можно тише, стараясь не разбудить впавших в полудрему стражников, наверняка уже видевших красивые сны о том, как их награждают, вручают медали, а потом устраивают целый праздник в их честь, да не где-то, а в самой столице. Броссард кивнул к потолку, указывая на то самое небольшое окошко. Даже человеческому глазу было видно, что хлипенькая решетка на окне подастся в момент, стоит лишь поднажать чуть сильнее.
Почему же такого ценного преступника бросили в такую ненадежную камеру? Да просто потому, что допрыгнуть до окна с пола темницы невозможно. А стены настолько гладки, что по ним наверх взберется разве что личинка или слизень.
То ли дело, когда обитателей камеры двое...
- Окошко - наш путь к свободе. Мне нужно будет только, чтоб ты меня подсадил... А, ну и вот еще. - Гаскон медленно поднял руки в оковах, показывая, сколько свободного места образовалось между его худым запястьем и металлом. - Ухватиться крепко за браслет сможешь? Я бы и сам их снял, да дольше будет и шумно, может этих гавриков разбудить.
Стараясь не издать ни малейшего лишнего звука, он начал потихоньку выворачивать запястье правой руки, пока его новоиспеченный товарищ по несчастью с явным недовольством на лице фиксировал браслет. Второй рукой Гаскон придерживал цепь, дабы не звенела, как колокол на парадной площади.
Выбираться из кандалов - дело неприятное, и даже болезненное. Закусив губу, парень изо всех сил терпел. Терпел до тех пор, пока его рука не была свободна. Ловко подхватив уже теперь свободно болтавшееся железное средство усмирения преступников, он вытер проступившую с губы кровь тыльной стороной ладони. Вторую руку освободить было делом техники, и вот кандалы уже аккуратно лежат в углу камеры, пока Гаскон разминает руки и хитро улыбается.
Присмотревшись к оковам ведьмака, он покачал головой.
- Прости, друг, пока с этой радостью тебе помочь не смогу. Но! - он многозначительно поднял палец. - Если ты немного терпелив, то скоро тоже будешь свободен. Правда, тебе придется мне довериться.
Броссард вздохнул.
- В общем, ты меня подсаживаешь, я вылезаю через окно, ворую ключи от камеры и кандалов, и мы даем стрекача. Если вкратце. Не смотри так на меня, ты один хрен в это окошко не пролезешь. Так что?

0

5

«Занятный хрен…» - Гаэтан разглядывал своего союзника на ближайшие пару часов с интересом. Впрочем, не зря ведьмаков учат контролировать эмоции, а потому Гаскону сие действо показалось бы холодным оценивающим взглядом.
- Ну давай подсоблю, - Гаэтан сделал то, что его новоиспечённый товарищ просил, смотря на того как на идиота. Подобный метод был ему в новинку – ведьмак на своем веку повидал не одни кандалы, и наверное большую часть из них он попросту рвал. Взяв на излом, оперев обо что-то, наступив ногой, просто грубой силой – но рвал. Наверное, и эти кандалы можно было взять на излом – но это бы создало много шуму и, что верно подметил Гаскон, разбудило бы «гавриков». Да и к тому же против играла левая рука, которая сейчас на любые сильные напряжения мышц отзывалась тупой болью, что заставляла Гаэтана стискивать зубы с такой же силой, с которой парень только что раскусывал свою губу.
Тем не менее, способ работал. Работал на отлично, надо сказать, ибо это было быстро и тихо.
Хотя и смотря на расцарапанную гожу и прокусанную губу Гаскона ведьмак сомневался в приятности этого способа.
А вот следующая же реплика парня заставила ведьмака с укором взглянуть на него. При том этот взгляд прямо вот выжигал на лбу Гаскона немой вопрос «Ты дурак?».
- В твоем плане столько дыр, - ведьмак также говорил тихо, но вполне слышимо, - что я с твоими навыками планирования подох бы на первом утопце, - Гаэтан пару раз повернул шею и послышался хруст.
- И мало того, что доверять свою жизнь бандиту – это самое тупое, что можно сделать, так этот бандит еще и со своей жизнью, видимо, хочет распрощаться.
Что ты на улице собрался делать, умник? Упавшая решетка по-твоему не привлечет внимания? И патруля по-твоему там нет? А ключи ты как красть собрался, с помощью магии?
– ведьмак сплюнул в сторону и встал с пола, подойдя к решетчатой двери и осматривая стражей на предмет сна и количества, после вновь повернувшись к Гасконцу.
- Мне кандалы не помеха, я их и голыми руками убить могу. Вот только если они вынут мечи, то сам понимаешь, без оружия тут даже ведьмак бессилен. Но на моей стороне неожиданность и ты.
Правда нам придется укокошить не мало народу и не факт что мы выживем. Ай, один хрен лучше твоего плана…

Ведьмак облокотился на стену, давая Гасконцу обзор на пространство за дверью.
- Видишь ближайшего стража, у стены? Он не спит, только дремлет. Мышцы сильно напряжены, спящий человек в таком положении не устоит. Остальные же спят непробудно. Хотя и, я подозреваю, чутко, иначе бы их не взяли сюда. Так что времени у нас будет мало.
Смотри – я подзываю того гвардейца, нехитрым Аксием заставляю его открыть нам дверь, потом придушиваю. Твоя задача – зажать ему рот и нашарить у него кинжал. Желательно кинжал, я хрен знает что они там носят как запасное оружие. Меч не вариант, тебе сейчас глотки резать придется.
Потом все просто – подлетаем к столу, вокруг которого спят остальные пятеро, и убиваем их. Желательно тихо и бесшумно
, - Гаэтан посмотрел прямо в глаза Гаскону.
- Ну как?

Отредактировано Гаэтан (2018-11-09 07:58:16)

+1

6

Бандит вздохнул. Впрочем, чего он ожидал? Довериться тщедушному дохляку с лукавым лицом, да еще и которого ты в первый раз в жизни видишь, мог бы лишь безумец. Или тот, кому терять абсолютно нечего.
Тем не менее, Гаскон терпеливо выслушал план ведьмака, многозначительно кивая время от времени и не перебивая. А потом пришла и его очередь качать головой. Собственно, эти двое друг друга стоили - у обоих прослеживались явные суицидальные наклонности.
- Ну, учитывая, что деталей я тебе не рассказывал, звучит поубедительнее моего плана, но. Ты что же, сказок об эльфах начитался? Даже если этот твой "аксий" такой же бесшумный, как телепатия, половина этих ребят проснется или когда страж затопает к нам, или когда он станет открывать дверь. Что-то мне подсказывает, что он сильно думать о тишине под внушением не станет.
Он облокотился о тюремную стену, сплевывая кровь на пол и продолжая методично массировать запястье.
- К тому же, как ты себе представляешь быстрое убийство пятерых человек без малейшего шума? Даже если ему зажать рот и пырнуть в легкое или по горлу полоснуть, он может начать биться - да ты не хуже меня знаешь, поди народу порешал немало. Уж если и бить их, то быстро и решительно. На окне же решетку можно снять тихо, и неторопливо ее спустить сюда. Зачем же сразу ронять и швырять? Там же, за окном - дворик с бараками, где сейчас не должно быть никого - все празднуют. Можно кучу полезного найти, в том числе и маскировку...
Чем дальше Гаскон собирался углубиться в дебри собственного плана, тем больше он понимал, что соблазн бросить кошкоглазого здесь может оказаться слишком велик. Да и план Гаэтана был быстрее, хоть и шумнее. И тут его осенило.
- А вообще... Твоя затея не так плоха, с парой исправлений. Ты сможешь этим твоим "аксием" заставить стражника тихонько отдать ключ мне через решетку? А потом постоять чуток, пока я тихо открою дверь и тебя от "сувениров" освобожу? Там уже и душить, и шеи сворачивать, и резать, и все, что душе угодно. И меч тебе сразу достанется.
Одно опасение его терзало - как бы ведьмак не решил за компанию и неудачливого разбойника зарубить, дабы хвост за собой отсюда не тащить.
Ветер же принес отдаленный стук и вой через то самое злосчастное окно. Стражники в комнате этого еще не слышали, а вот Гаскона это встревожило - времени у них стало намного меньше, чем полчаса до смены караула.
- Ох, нам торопиться надо с этим. Спорить-решать некогда. Поехали?

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Солдат спит, служба идет, а зло не дремлет