1. Полное имя:
Гаскон Броссард, также величаемый Кобелиным князем, Принцем плутов, Бароном бандитов и Маркизом мерзавцев.

2. Возраст | Дата рождения:
12 мая 1247 года, 20 лет.

3. Раса:
Человек

4. Род занятий:
Бандит. Предводитель шайки Кобели из Спаллы.

5. Внешность:
Наслышана вся Лирия о молодом мужчине с вечно смеющимися глазами, короткими темными волосами, спрятанными под капюшон с пришитой сверху забавной длинной шапкой с пером, и очаровательным оскалом, не сулящим ничего хорошего. Его поджарый силуэт видели многие, но лишь часть уцелела, дабы доложить властям о лиходее, грабящем и ворующем при свете солнца и луны с толпой таких же отщепенцев. Однако есть большая разница между человеком с манерами и чувством собственного достоинства и обычным головорезом с большой дороги.
Черты лица Гаскона отнюдь не неприятны, даже наоборот – выглядит он ничуть не хуже зажиточного мещанина; шрамы не портят фасад, краской и грязью не вымазан, даже аккуратно выбрит. Одевается он просто – темно-оливковый гамбезон с потускневшими оранжевыми полосами, черные штаны, полосатые наголенники, упомянутая выше щегольская шапка. Примечательный человек, однозначно. И по-своему добившийся успеха и знаменитости, ведь плакаты с обещанием награды за его голову висят во всех крупных городах и весях Лирии и Ривии.
Манера разговора у него почти благородная, отчасти мелодичная, с обилием как светских оборотов, так и типично разбойничьего жаргона. Высокий голос выдает в нем вчерашнего юнца, который тем не менее успел немало повидать на своем коротком веку.
И если бы не все те треклятые плакаты, впечатление Гаскон мог бы оставить вполне положительное. На случай, если ты – простой и доверчивый кмет.

6. Характер:
И волки, и бешеные собаки воют по ночам на луну. На волка герой нашего рассказа, однако, отнюдь не похож. Не зря в народе его величают Кобелиным князем – Гаскон порывист, непостоянен, «облает» кого угодно и где угодно. Иногда даже в прямом смысле этого слова.
Неубиваемый оптимизм в нем смешан с осторожностью, азарт погони – с бдительностью, желание шутить по поводу всего на свете – с задумчивым, и в то же время озорным взглядом, когда в его руках находится судьба уже отдавшего все свои ценности купца. Гаскон непредсказуем, как морской ветер у побережий в Понт Ванисе. Каждый день ему на ум может прийти что-то новое, несуразное и невозможное. Временами чересчур смелое, а порой и откровенно трусливое. Нет, он не герой, на которых зиждется Север – ему недостает непоколебимой отваги рыцарей, аналитического ума генералов и великих исследователей, харизмы любимых народом правителей. Однако в нем сочетается всего понемногу – дикая смелость зверя, отважившегося откусить шмат мяса больше, чем он сам, коварная смекалка грабителя с большой дороги, годами ускользающего от правосудия, грубое очарование плута из народа, начитавшегося умных книжек. Порой это все замещается страхом животного, застрявшего в горящем лесу, или безумным смехом одуревшего от хмеля пьянчуги, не способного соображать никак.
Для обычного бандита Гаскон расчетлив, и даже умен. Под его руководством Кобели не боятся ни солдат короны, ни наемников, охраняющих караваны. Не единожды его ловили, приговаривали к чему угодно, но до сих пор он всегда находил отходные пути, будь то в одиночку или при помощи своих сотоварищей.
Он совершенно не сожалеет о выбранном пути, и хотя порой воспоминания о том, как с его семьей распорядилась правящая династия, обидны, натурального зла и ненависти он ни на кого не держит. Не засиживается на одном месте, не задумывается о вечном надолго.
Живет одним днем, изредка завтрашним.
Но завтрашний день всегда будет похож на вчерашний – тишина разразится оглушительным собачьим воем, и будь что будет.

7. Цели:
Награбить столько добра, что вовек не растратишь; вернуть фамильные земли; когда-нибудь в далеком, далеком будущем прекратить разбойную жизнь и хотя бы отчасти смыть пятно бесчестия со своего рода.

8. История персонажа:
На бескрайних просторах Севера свой честный труд несут кметы, а благородные господа голубых кровей оберегают их от неприятностей, опасностей, нашествий оккупантов, да и вообще любой заразы, которой так не терпится подпортить простому народу жизнь. Благородные господа также грабят своих беззащитных кметов и себе подобных. Гаскон принадлежит как раз к таким господам, ведь до того, как стать Принцем плутов, он был самым всамделишным отпрыском лирийской благородной семьи Броссард. Ничто не предвещало такой бесславной бандитской жизни – тут тебе и уроки этикета, арифметики, риторики с многочисленными профессорами, и тренировки на мечах, учеба стрельбе из лука, верховой езде; скучные приемы и пиршества, шалости и прятки от стражников поместья, неодобрительные взгляды отца и причитания матери.
Несмотря на свой озорной характер, Гаскон показывал неплохой потенциал для будущего преемника семейных земель. Вот только ни его детским мечтам, ни чаяниям его родителей не суждено было сбыться – в 1258 году его семья оказалась в числе восставших против короля Реджинальда. Бунт, как полагается, был быстро и жестко подавлен, а Гаскон стал единственным выжившим из всего рода Броссардов. Глядя на столб дыма и пламени, поднимавшийся от горящего поместья его семьи, одиннадцатилетний мальчишка плакал, не зная, что он теперь будет делать дальше.
Но чем дальше он удалялся от своего уничтоженного дома, тем меньше становилось слез. Тем слабее горело лицо. Тем больше уверенности, слепой и отчаянной, появлялось в каждом его шаге. Когда усталость сморила его окончательно, он в изнеможении рухнул под деревом, засыпая на мысли найти караван, группу наемников – какую угодно компанию, и прибиться к ним.
Предназначение, по всей видимости, услышало его намерения, но, как это всегда бывает, извратило их на свой лад. Проснулся Гаскон от громкой возни, грубого смеха и непристойных ругательств. Первое, что увидели его глаза – люди в страшных и смешных масках, изображавших животных, в частности собак. Люди эти были вооружены до зубов, и посматривали на их неожиданную находку с недобрым умыслом. Первым инстинктом мальчонки было желание сбежать, вот только некуда было. Да и не оторвется голодный, уставший малец от ватаги лиходеев. Поэтому он дрожащими руками ухватился за кинжал, стащенный при побеге из поместья, и что есть мочи завопил:
- Не подходи! Зарежуууу!
Вышло не очень убедительно, так что бандиты лишь рассмеялись. Один из них схватил Гаскона, безуспешно пытавшегося лягаться и отбиваться, и лениво поинтересовался у компаньонов:
- И что с ним делать будем? Брать с него нечего. Шею свернем?
Броссарду очень, очень не нравилась идея, которую разбойник предлагал. Он все еще кряхтел, бормоча под нос «погоди, я сам тебе сейчас голову откручу», пытаясь вывернуться, пока не извернулся так, что смог укусить обидчика прямо в руку.
- Эй! Вот гаденыш, холера! А ну стой! – взревел укушенный.
Чащобные птицы вновь были потревожены громогласным хохотом, а вожак этой необычной бандитской стаи остановил уже почти схватившего Гаскона головореза.
- Да у мальца есть дух! И все задатки. Возьмем его с собой, покамест. Жрать он много не будет, а если бесполезен окажется – порешить недолго.
Так он и попал в Кобелей из Спаллы – банду отчаянных сорвиголов, сбежавших из того самого замка во время тюремного бунта, попутно захватив с собой кучу разного пыточного и не очень инвентаря – оружие, маски, одежду, лошадей, повозки.
Привык к бандитской жизни парень быстро – ни перед кем не отвечай, бери все, что заблагорассудится, насмехайся над безуспешными попытками стражи найти и изловить надоевшую многим банду. Впрочем, не только плохое делали Кобели. Хоть это, конечно, и зависит от точки зрения, но факты есть фактами – кметы одной из деревушек близ Ривии были благодарны бандитам за то, что они вернули еду, отнятую у изъявших эту самую еду солдат. Ведь голодающие и не работающие кметы не выгодны даже разбойникам – когда никто не работает, чем можно поживиться на дорогах?
Имя Кобелей разносилось по всей стране, слухи об их бесстрашии и хитрости распространялись даже в крупных городах, а караваны, конвои и патрули боялись услышать протяжное «Авуууууу!» в пути, если поблизости не было вооруженных подкреплений. Гаскон рос и мужал среди этих убийц, воров и грабителей, с каждым днем все меньше думая о прошлой жизни и все больше втягиваясь в сумасшедшую, опасную и порой веселую жизнь лиходея с большой дороги.
Его умелая рука и меткий глаз постепенно зарабатывали уважение, а юмор и, в общем-то, позитивный взгляд даже на такую жизнь обрек его на становление душой компании в вечерних посиделках у костра.
Но дерзкие налеты на охраняемые караваны и поместья рано или поздно закончились бы катастрофой, пусть и не глобального масштаба. Во время налета на летнее поместье одного из именитых господ в нескольких миллях от Скалли, Кобели напоролось на неожиданно отчаянное сопротивление тамошней стражи и наемников. В бегство их обратили прибывшие подкрепления из замка, а вожака разбойничьей стаи Вернера сразило одним метким болтом, выпущенным арбалетчиком из сторожевой башни поместья. Сбежавшие с поля боя ни с чем, кроме тяжелых потерь, Кобели перегруппировались в лесной чаще вдалеке от главной дороги. В тот вечер в лагере царил дурной настрой, и оставшаяся без лидера банда была в растерянности. Тогда-то Гаскон и выступил вперед со словами:
- Ну что же мы, сдадимся? Жизнь такая – когда старый пес погибает, молодой занимает его место и идет вперед. Вы меня, почитай, спасли от голодной смерти или глупостей вроде охраны бродячих торговцев, так и я вам отплачу! Я вас поведу!
Не сразу, но его речь была встречена с энтузиазмом. Зализав раны, Кобели из Спаллы со своим новым лидером вновь вышли на дорогу бесчестных дел и освобождения кошельков из рабства богатых вельмож.
За молодым и дерзким предводителем наводящих страх на окружные селения грабителей постепенно закреплялись все более колоритные титулы, однако наиболее известным стал один из них – Кобелиный князь.
Он не намеревался останавливаться ни перед чем. А люди, славные подданные Лирии и Ривии уже давно с опаской относятся к услышанному вдалеке протяжному собачьему вою. Ибо он очень часто пророчит беду в самом ближайшем будущем.
Насколько сильно вторжение Нильфгаарда спутает все карты оппортунисту и авантюристу Гаскону? Время покажет.

9. Навыки и умения:
Гаскон – хороший лучник, способный с легкостью поразить цель с восьмидесяти шагов; ловок и проворен, умело управляется с коротким мечом.
Успел получить небольшую долю знаний в различных областях в детстве, так что для бандита с большой дороги прилично образован – умеет считать, читать и худо-бедно писать на всеобщем; обладает подвешенным языком и чувством юмора, что то попадет точнехонько в яблочко, то повергнет собеседников в неловкое молчание.
Жизнь вне закона, по лесам да обочине дороги научила многому – заметать следы, самому выслеживать добычу (будь то ходячие кошельки или четвероногий ужин), ставить лагерь, сооружать нехитрые ловушки.
Лидерские задатки в наличии, по крайней мере вести за собой шайку хитрых и умелых отбросов общества он в состоянии.

10. Слабые стороны:
Чересчур самоуверен, считает святым своим долгом всем это сообщить; обладает сильной тягой к вранью.
Абсолютно не владеет магией и тяжелым оружием вроде двуручных топоров, молотов, больших щитов.
Очень любит играть в карты, несмотря на то, что обычно играть ему не на что. Вообще отличается нездоровым азартом, который рано или поздно приведет куда-нибудь вроде темницы, а то и хуже.

11. Имущество:
Охотничий лук, фальшион хорошей заточки; дорожное облачение – легкий гамбезон с рубахой под ним, плотные штаны и ботинки. Стальные наплечники и наколенники.
В карманах и кошелях – обычно горстка золотых, карта местности, письма, остатки еды с предыдущего привала, перочинный ножик.
На спине – колчан со стрелами.
Владеет также гнедой лошадью по кличке Войка, угнанной в одной из деревень.

Об игроке:
1. Планы на персонажа: Отыграть развеселый разбой, потерроризировать всех, кто под руку попадется (особенно нильфов), а там как пойдет.
2. Связь: ICQ, Skype У Геральта имеется
3. Знакомство с миром: Книги читаны, игры играны.
4. Как Вы нас нашли?: По старым связям

Пробный пост:
(тема дается администрацией)

На сегодняшний вечер у Гаскона были очень важные планы, связанные с праздной попойкой у костра, игрой в карты и спорами о том, кто даст лучшую цену за все блестящие побрякушки, лежащие в привязанной к дереву повозке.
Повозку эту, однако, предстояло сначала набить вышеупомянутыми ценностями. Вот и наблюдал бандит с ветки дерева за появившимся на дороге из-за горизонта небольшом обозе с приличной охраной, медленно и важно тащившемся в сторону Ривии. По предположениям изловленного пару дней назад гонца, груз в этом скромном обозе был под стать знаменитой золотой посуде с королевских пиров в соседнем Аэдирне. Причин не верить томящемуся сейчас в лагере Кобелей связанному мужичку у Гаскона не было – граф Кессер, по чьей указке все это добро и перевозили в большой город, славился своей падкостью на желтый металл, помноженной на вселенскую жадность. Дрянных вещей он в доме не держал, а уж если и продавал, то за такие баснословные суммы, что даже с самыми дерзкими мечтами работать и дня не пришлось до конца жизни, имея столько денег в сундуке, карманах, мешках, подвалах – да где угодно!
Работали Кобели по привычной, давно отработанной схеме – стоило каравану почти поравняться с сидящими в засаде головорезами, с пологого склона холма покатилась повозка с сидящими внутри пращниками, остановившаяся у привязанного вдоль дороги бревна, а из чащи наперерез обозу рванули улюлюкающие и воющие на собачий манер ребята в тюремных масках, размахивающие топорами, досками с гвоздями, заточенными щипцами и прочими устрашающими орудиями причинения боли.
Гаскон и сам не терял времени – натянув тетиву, он выцеливал свою первую жертву. Ей оказался конный стражник в легкой броне, мчавшийся в сторону авангарда разбойников с мечом наперевес, готовый снести голову первому попавшемуся на своем пути. Или по крайней мере переломать ему все кости при помощи не менее смертоносного живого оружия – лошади. Стрела просвистела над головой приготовившегося встретить богов Кобеля, и летящий на него всадник выронил меч, хватаясь за шею и тщетно пытаясь удержаться в седле второй рукой.
- Давайте, ребята! Поднажмите! Пли! Авууууу! – завопил Броссард, глядя на стычку со склона холма.
Пращники продолжали метать камни и небольшие снаряды с зажигательной алхимической смесью, украденной на прошлой неделе, в сторону конвоя. Бой не должен был доставить Кобелям почти никаких трудностей, учитывая их численное преимущество и элемент внезапности.
Но защитники торговцев, да и сами негоцианты не собирались сдаваться так просто! Краем глаза Гаскон успел увидеть, как средняя повозка, самая укрепленная и охраняемая полностью бронированными солдатами, свернула на обочину и на полном ходу прорвалась мимо импровизированной дорожной баррикады бандитов. Выругавшись, предводитель шайки помчался обратно к деревьям, где стояли лошади, нужные на случай погони или внезапного бегства.
- Пращники! За мной, вашу налево! Нельзя дать им уйти! Там же самый сок! – на ходу он выкрикивал указания своим людям.
- В погоню! – над компанией головорезов разнесся крик, за которым последовал пронзительный свист.
Гаскон и еще семеро Кобелей промчались мимо кипевшего на дороге боя, следуя за ускользающей повозкой. Парень кашлял от пыли, что летела в лицо из-под копыт лошадей, уносивших вдаль их прибыль и билет в безбедную жизнь на ближайшие несколько недель.
- Быстрее! НО!
Они настигли беглецов за поворотом, не переставая подгонять лошадей и устрашающе вопеть и выть на разные лады, пока солдаты и купцы осыпали их проклятиями.
- Бей их коней! Ну! – кричал Броссард, надеясь на меткость пращников в седле.
Сам же он пошел на обгон повозки, задумав рискованное – обрезать упряжь ведущих скакунов, что заставит экипаж остановиться, хотят они этого или нет.
Фальшион с трудом прорезал крепкую кожу, с треском лопавшуюся под растущей нагрузкой, однако план Кобелиного князя сработал лишь наполовину. Из-за внезапной потери управления повозку сильно дернуло в правую сторону, оставшаяся в упряжи лошадь испугалась и свернула в противоположную, одно из задних колес надломилось и с неописуемым грохотом повозка перевернулась на бок. Гаскон едва не выпал из седла, удержавшись в нем каким-то чудом, а когда пыль рассеялась, он обнаружил, что большая часть вооруженных всадников уже умчалась дальше, в сторону города. Видимо, они посчитали, что не стоит класть свои жизни здесь, на грязной дороге. Решение верное – они ведь и гарнизон ближайший предупредят, так что рано или поздно сюда заявится целая ватага королевских молодчиков с мечами и арбалетами.
Последний пеший солдат, стоявший между бандитами и их добычей, был нещадно побит и без сознания лежал на земле. А сами Кобели вытащили стонущих купцов из повозки и радостно копались в драгоценностях, восхищенно восклицая при виде инкрустированных кубков и ножей. Гаскон подошел к незадачливым торгашам, улыбаясь во весь рот и одобрительно поглядывая на товар.
- Господа, невежливо же так спешно покидать званый обед! Мы вам его целый день готовили, а вы оскорбляете нас! Даже не попробовали наше фирменное блю…
- Сучий сын, ты за это поплатишься! – хриплым голосом перебил бандита один из купцов, которому уже связывали руки.
- Здесь поблизости патрулей не счесть, так что недолго тебе голову на плечах носить осталось! – добавил еще один, с ненавистью зыркающий на Гаскона.
- Никаких манер… Разве так подобает говорить с благородными особами? – засмеялся тот. – Но ничего, в нашей компании вам быть недолго. У нас очень много дел, и мы спешим, так что для всех будет лучше, если вы заткнетесь и…
Он не успел закончить фразу, как последний еще не связанный купец зарычал, оттолкнул принявшегося было связывать его Рорека и бросился наутек. Прямо мимо Броссарда, что на мгновение опешил от такой наглости, а после инстинктивно схватился за меч, кинулся наперерез и вонзил клинок купцу в живот, одновременно пытаясь повалить его на землю.
Тот издал сдавленный вскрик, и так и рухнул в дорожную пыль вместе с Гасконом, вымазав его в своей крови.
- Демоны тебя возьми, шустрый какой! – бандит поднялся, отряхнулся от пыли и вытер свой клинок об одежды погибшего бесславной смертью.
Не хотел он резать простых купцов, не любил он убивать дойных коров и прочих существ, способных нести доход, когда можно всего лишь подрезать их кошельки раз за разом.
- Посмотрите, что он вынудил меня сделать, а! Кто-то еще хочет побежать, быть может? Говорите сразу! Вашу же мать…
Раздраженный, Гаскон вернулся к оставшимся в живых торговцам. Один из них тихо хныкал, другой же не мог свести глаз с его почившего коллеги.
- Собирайте все и валим отсюда. – угрюмо заключил парень и вырубил обоих пленников.
Несмотря на хороший улов, тот самый вечер у костра был немного омрачен. Убивать вооруженных людей, дающих отпор – дело простое, плюнуть и растереть. Убивать безоружных купцов, когда на это нет абсолютно никакой нужды – дело паршивое, пусть и не самое. Но полумеры здесь не сгодятся. Гаскону не хотелось скатываться до уровня обычного, рядового дорожного головореза, которого абсолютно не волнует ничто в этом мире, кроме набитого кармана и живота.
У него и его банды были принципы, хоть и немногочисленные.

Отредактировано Гаскон (2018-10-29 00:37:20)