Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Полые холмы


Полые холмы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: конец июля 1258 года;
Место: места не столь отдаленные от Нижней Мархии, граница по реке Дыфня с Аэдирном;
Действующие лица: Ванадайн, Койон, Трисс Меригольд, Мария Губер;
Описание:
Если жизнь дорога - вам лучше не лезть в эльфские руины. Если не владеете мечом, луком, топором или просто магией - вам лучше даже не думать об эльфских руинах. Если не умеете быстро бегать - вам лучше о них не знать.

Надежды эльфов на светлое будущее для своего народа рассыпались в прах точно так же, как и их замки. Руины былого величия забрал в свои объятия лес, вгрызаясь корнями деревьев в камень, искореняя некогда искусные узоры, нанесенные руками остроухих мастеров. Так и остались эти камни, могилы прошлого, стоять средь леса и напоминать проходящим эльфам о том, что возможно никогда не наступит. А о чем они говорят людям? Темные зияющие дыры пещер, покрытые мхом и заросшие мелким кустарником привлекали немало охотников за сокровищами древнего народа. Но порой лучше оставить все на своих местах.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-11-04 18:34:51)

+4

2

- Ах! Это прекрасно! Блестящий образец цивилизации! А какие ремесленники! – Посмеиваясь и охая, сказал мужчина средний лет, оглядываясь по сторонам и восторгаясь, словно ребенок, впервые попавший на ярмарку.
Двое мужчин небрежно прогуливались по главной улице Венгерберга, продвигаясь все ближе и ближе к главной площади. В них не угадывались ни разбойнические манеры, ни замашки торговцев. Просто путешественники, которые наконец добрались до своей цели.
- Если тебе интересно мое мнение, Леслав, то кроме ремесленников здесь худшие представители человечества, - второй мужчина кивком головы указал на пару валяющихся отбросов и нищих, что затаились меж домов и изучали прохожих своими глазами-бусинками.
- Ты слышал, что я сказал? Лучший образец цивилизации! Не такой, как Новиград, но тоже сойдет, Марек.
Город был скоплением зданий, прилепившихся друг другу, а на первых этажах были открыты всевозможные лавочки, мастерские, изредка, но на небольших площадях были построены даже кузни и оружейные. И все дороги, какими бы окольными путями они не сновали между построек, вели к большой центральной площади, на которой каждый день, словно в праздник, собирались почти все жители, пытаясь заманить граждан побеспечнее в свои лавчонки и продать товар, который им вовсе и не нужен.
- Леслав, ты же не забыл зачем мы здесь? – Марек повернулся к своему спутнику, понимая, что тот подотстал, ведь на предыдущие рассуждения о том, какого черта они забыли здесь, если можно собрать все в Новиграде, остались без ответа. – Леслав?
Но Леслава уже было не дозваться, он смотрел на верхний этаж дома, из окна которого оперевшись локтями и грудью, выглядывала местная шлюха и зазывно улыбалась ему. У этих дамочек взгляд наметан настолько, что даже среди спешащей толпы, она сумела выцепить и привлечь внимание.
- Развратный старикашка, тебе уже пора червей кормить, а не за девками носиться.
- Марек, я лучше сдохну в сиськах, чем среди червей,
- отмахнулся Леслав, но все же отвернулся от распутницы и последовал за своим другом.
- Могу ошибаться, но вариант с червями может быть более вероятен, если все выйдет так, как мы не планируем.
А планировали они поход в эльфийские руины, о которых в недавнем времени прошел слух, мол был отряд, пошел туда, все сдохли, а один выжил и принес не только рассказы о чудовищах, но и пару дорогостоящих эльфских побрякушек. А слухи подобны лесному пожару, ведь что простому люду за кружкой пенного не обсудить после тяжелого рабочего дня? Вот и множились истории, приукрашиваясь и создавая уже не просто сказку, а целую легенду. И старые знакомые, Леслав и Марек, которые были охотниками за интересными вещицами и приключениями, решили времени не терять и, пока другие не вычистили все руины до последнего гриба, отправиться туда же. Но какими бы сведущими в своей профессии мастерами они не были, соваться одним в те самые пещеры было страшновато, поэтому было рассмотрено предложение подобрать отряд, не сильно большой, но весьма натасканный на подобные вылазки, чтобы если сдохли, то было не жалко, а если выживут, то чтобы не такая большая доля утекла из рук Леслава и Марека. Искать команду они решили в местах, не сильно отдаленных от тех самых руин, поэтому выбор пал на Венгерберг,
Кого они искали? Они сами не знали, но были уверены, что сумеют заинтересовать каждого. И надежды оправдались, когда Леслав, будучи хоть и развратным старикашкой, с легкостью запрыгнул на пустой стол на краю площади, на котором несколько минут назад собирался выкладывать свой товар приезжий торговец. Он зло смотрел на нарушителя его обычного распорядка и уже было хотел врезать по колену от всей души, как Марек закричал:
- Не проходите мимо, тут важная информация для тех, кто заработать хочет и страха перед злом не испытывает!
Это заинтересовало народ, кое-кто подошел поближе.
- Подходите-подходите, я вам сказку расскажу об эльфах, что жили когда-то тут неподалёку! Слыхали, что жил тут чародей из остроухого народа? Сильный был, мог города взмахом руки разрушать, а потом отстраивать его за секунды? Нет? – Леслав состроил удивлённую мину, словно его потрясло это незнание. – Подходите! Короче, жил этот волшебник в замке, творил свои бесчинства, девок из людских деревень воровал, чтобы свои эксперименты ставить, да взбунтовался народ, якобы где это видано, чтобы эльфская погань могла такое творить с людьми? Вот и собрались они, вооружились и пошли в тот замок ответа спрашивать.
Леслав достал платок, утирая выступившую испарину со лба, а меж тем заинтересованных жителей становилось больше, подходили, толкались, чтобы лучше услышать историю, но была среди них и чародейка иноземная, что к подруге к своей давней заехала.
- Понял эльф, что смерть грозит ему и решил спрятать все свое богатство в гротах под замком, но был среди всего этого золота амулет волшебных. Легенды говорят, что он приносит своему хозяину немыслимую силу, как магическую, так и физическую.
- Ну и че ты тут надрываешься? Коль надо, иди и бери!
– Крикнул кто-то из толпы.
- Мы-то возьмем, но предлагаем и вам последовать с нами, чтобы каждый мог забрать то, что когда-то эльфы забрали у наших предков! – Воскликнул до этого молчащих Марек.
- Мой коллега безмерно прав! – Леслав махнул рукой в сторону таверны, что носила гордое название «у Брока». – Весь день сегодняшний и завтрашнее утро мы будем в этом месте благородного распития, там нас найти будет несложно. Кто желает вступить в отряд, будем вас ждать.
Леслав спрыгнул со стола и последовал через толпу, которую он собрал, в таверну. А люди начали обсуждать, по городу уже медленно начали ползти слухи об этом походе. В пересудах не участвовала одна девица. Девица, как девица, сказал бы кто-то, если посмотрел мимолетом, но было это совсем не так. Это была чародейка, при том молодая, при том очень подозрительная до всякого рода магических штучек. И в лучших обстоятельствах она бы посоветовалась со своей подругой Йеннифэр, но ее здесь не было, поэтому решать пришлось самостоятельно. А что может быть лучше, как не влезть на рожон? Этой самой юной особой была никто иная, как Трисс Меригольд. И она решила, что если сказка про медальон правда, то он не должен попасть в руки этих самых шарлатанов, а если нет, то надо уберечь жадных до золота, которого возможно даже и не существует, людей.
Подбирая юбки небесно-голубого платья в попытках не наступить на конские лепешки и прочие остатки жизнедеятельности, магичка последовала за Леславом и Мареком в таверну, заняв столик неподалёку, чтобы вести слежку. Она понятия не имела, что нужно делать в подобной ситуации, но жажда справедливости и спасения, а также вправления мозгов глупому народу, которые не смыслят в том, что может таиться в подобных местах, торжествовала на задворках женского разума. Заказав кувшин вина и приготовившись к долгому ожиданию, Трисс затаилась.

+4

3

[indent=1,0]Жизнь ведьмака тяжела ровно по двум причинам - без заказов на монстров ему не хватает денег на еду, питье и мало-мальские условия для жизни, но стоит на горизонте появиться большому и жирному чудовищу, за голову которого будет предложена справедливая награда, и необходимость в деньгах на время пропадает. На очень короткое время.
Ведьмак поморщился от резкой боли, пронзившей правый бок. Это был вурдалак. Ошибка или злой умысел? Вдаваться в подробности он не стал, как не стал искать и того чародея, который допустил подобное. Это не его дело. Его наняла труппа странствующих артистов, которые уже успели потерять несколько своих караванов и несли убытки, но денег для убийцы чудовищ они не пожалели. Чудовище могло появиться хоть в Вызиме и проделать такой путь, убивая все на своем пути, но для артистов было главным спасение собственных шкур. Вот и мутант не стал вдаваться в такие подробности, а просто взял контракт на "того трупака со страшными глазами". Выследить чудовище оказалось непросто, но вот убить...
[indent=1,0]Подавальщица, крепкая женщина средних лет, поставила перед странным посетителем очередной кубок пива, но перед уходом осмотрела гостя. Потрепанный бродяга, бледный и буквально недавно весь истекал кровью, а уже тянется к алкоголю. Мужчина поднял голову и женщина едва сдержала крик. Таких странных и страшных глаз она не видела уже очень и очень давно.
- Благодарю, - хрипло и с болью в голосе, но доброжелательно отозвался мужчина и выложил на стол еще пару монет. За сегодня он пропил половину своего заработка, остальное уйдет на то, чтобы не умереть в ближайшие пару дней в дороге. Койон взял кубок и почувствовал очередной приступ боли, на этот раз болели ребра, которые чудом пережили прошлую ночь. Чертов вурдалак сопротивлялся и никак не хотел сбавлять темп, словно подпитывался напрямую из магического источника. Чтобы повалить его на землю и обезглавить, пришлось перерубить обе ноги и вложить много сил в Аард, чтобы оттолкнуть чудовище от себя. Шипя и проклиная себя за недостаточную подготовку, которая отдавалась тупой болью по всему телу - не спасал даже принятый эликсир, Кот левой рукой поднеся кубок ко рту и сделал пару крупных глотков, после чего проклятого напитка осталось меньше половины. Он твердо для себя решил, что это будет последний, а после он пойдет искать травника, отдать последние деньги за травы для работы. Несколько дней пробыть в городе, в каком-нибудь храме или ином прибежище для больных и убогих, а потом, как только будут силы держаться в седле, продолжить путь. Несколько капель крови полетели вниз, с глухим звуком размазавшись по столу. Это уже не схватка с вурдалаком, а последствия от принятых эликсиров. Скоро он побледнеет сильнее обычного и будет тратить все силы на то, чтобы выплюнуть остатки крови. "Золотое будет время", с болезненной усмешкой подумал Койон и залпом допил остатки пива. Он мог бы избавиться от боли и всех последствий почти моментом, но была одна проблема - и это даже не деньги - расизм и непринятие всего, что отличается. Травник на торговой площади, который вовсю нахваливал свои залежи ласточкиной травы, не растущей в этих краях, отказался торговать с приблудой и выродком, пообещав вызвать стражу, если тот еще раз покажется в округе. Всего пара щепоток и "Ласточка" была бы готова. Но не судьба, придется ждать и пить, пить и ждать.
[indent=1,0]На улице под окнами корчмы началось какое-то движение, толпа шумела и что-то бурно обсуждала. Несколько зевак высунулись из дверей и окон и смотрели, что же происходит, но ведьмака подобные мелочи не волновали. Он дождался, когда ему принесут очередную "последнюю" кружку пива, и принялся маленькими глотками ее пить.
Двери корчмы открылись с пинка и в помещение ввалилось несколько новых лиц. Пара крепких мужчичков с горящими глазами и следующая за ними толпа, которая жадно что-то выпрашивала, выспрашивала и из которой по одному выходили люди, явно получившие не тот ответ. Из обрывков разговора мутант понял, что те два мужичка планировали какую-то авантюру, которая как-то связана с эльфами, и сюда они завалились, чтобы набрать себе команду. Речь шла про немереные богатства, какие-то магические артефакты и вымерших чудовищ. Последнее особенно заинтересовало убийцу чудовищ. Осушив последнюю "последнюю" кружку он поднялся с места и нетвердой походкой, придерживаясь за ноющий бок, подошел к будущим разорителям гробниц.
- Чем помочь тебе, странник? - один из них, средних лет, в темно-синем кафтане обратился к нему с какой-то странной небрежностью, в которой читалась полная незаинтересованность в происходящем, но и напряженность.
- Это я могу вам помочь. Койон из Повисса, ведьмак, - представился Кот, умолчав о принадлежности к Школе. В этих краях еще помнили о Котах и том, почему не стоит с ними работать.
- Ну, здравствуйте, мастер Койон, я Марек, а это Леслав. И чем же вы можете нам помочь? - напряженность никуда не делась, но вот незаинтересованность сменилась веселостью.
- Я слышал, куда вы собираетесь и что вы собираете команду. И что там якобы все спокойно и больше нет никаких чудовищ. Такого не бывает, особенно если в этом замешан чародей. Вам нужен человек, который разбирается в чудовищах, и... - но договорить он не успел, в дело вмешался молчавший Леслав:
- Спасибо за предложение, мастер, но тропа нам известна и никаких чудовищ там быть не может, вы попусту потратите время, если пойдете с нами. Бывайте, - место рядом с потенциальным нанимателем тут же занял какой-то низкорослый мужчина с лысой головой и густой бородой, который начал про что-то выпрашивать, а Койон прошипел что-то на родном языке и пошел прочь. Глупо верить, что люди способны учиться на своих ошибках. Скоро всю группу сожрут страшные чудовища или убьет другая оставленная ловушка, а он будет в это время далеко, занятый другой работой. Но до чего же обидно, что никто никогда не желает слушать!

Отредактировано Койон (2018-11-07 09:36:30)

+4

4

[indent=1,0]Лес покорно расступился, являя крохотную полянку с  лениво потрескивающим костром посередине, вокруг которого уныло перекидывались словами два эльфа самого трезвого и скучающего вида. Едва подошедший Ванадайн недовольным взглядом заставил своих спутников наигранно тяжело вздохнуть умолкнуть. Он не считал, что излишне смелое и беспечное поведение в лесу может навредить делу, да и сам особо не таился, спокойно по-хозяйски вышагивая по лесу. Днём всякие ошибки природы не показывают убогие изувеченные жуткими мутациями рожи из своих укрытий. Гораздо больше Ванадайна беспокоило настроение мелкого отряда. Аэлтас ворчал всю дорогу, а Канис постепенно начинал сомневаться в самом походе, мечтая подменить его на простую резню, лишь бы быстрее отмазаться. Из-за этого в город на разведку пришлось заглядывать лично Ванадайну, и будь он не так сдержан… Но ощущение ответственности за ход всего дела заставило во время вылазки не только вести себя спокойно, но и даже незамеченным дважды пройти мимо городской стражи у входа в город. Впрочем, те себя особо не утруждали тщательной проверкой.
[indent=1,0]- Ну? Как город?
[indent=1,0]- Стоит, проклятый, - Ванадайн чуть поморщился от отвращения. – Плотный, грязный и шумный, прямо как крысиное гнездо. Пожар бы ему не повредил. Ну да ладно, это всегда успеется. Dh'oine действительно хотят повторить свою вылазку.
[indent=1,0]- Пусть приходят, - Канис недобро улыбнулся и бережно погладил лук. С тех пор, как ему не посчастливилось встрять в разборки с какими-то dh'oine, этот эльф будто с цепи сорвался. Хоть навсегда в Синих Горах прячь. Но если бы Канис был единственным нарушителем спокойствия! Нет же, таких эльфов, да и краснолюдов, с каждым годом становилось всё больше. Ванадайн вздохнул, представив, что случится, если все недовольные объединятся.
[indent=1,0]- Не в этот раз. Нам надо успеть до них выполнить дело и уйти.
[indent=1,0]- На кой нам…
[indent=1,0]- А ты вообще молчи, - огрызнулся Ванадайн на Аэлтаса и достал из сумки сложенный вчетверо лист на удивление качественной бумаги.
[indent=1,0]Склонившись над развёрнутой аккуратно расчерченной картой, эльф какое-то время взглядом подмечал расставленные на ней метки: сам Венгерберг, реку Дыфню, несколько ручьёв, оврагов и балок, после чего вскинул голову и придирчиво оглядел лес, припоминая пройденный за сегодня маршрут. Сопоставив всё, он довольно точно понял, где находится его импровизированный отряд.
[indent=1,0]- Значит, вот что. Сегодня мы успеем проверить лес вот отсюда, - эльф указал на обозначенную неглубокую балку, тянущуюся с востока на запад, - и до заката. - Именно так был обозначен чьей-то рукой ареал поиска, довольно схематичной кляксой охватывающий солидный кусок леса. Втроём такое пройти можно, но уж точно не за день.
[indent=1,0]- Какие точные ориентиры, - буркнул Аэлтас, вглядываясь в карту.
[indent=1,0]Ванадайн лишь хмыкнул – что есть, то есть. Не виноват он, что маг со своей компанией плохо запомнил точное положение пещер. История невнятная и весьма запутанная. Просто приспичило одному небезызвестному в определённых кругах эльфу Морохиру в компании с несколькими учениками неудачно наведаться в какие-то руины. Видите ли, культурное наследие, какие-то важные детали… А там и с dh'oine столкнулись. Те желали поживиться сокровищами и секретами Старших Рас.
[indent=1,0]Как только удалось кому-то выжить неизвестно. Вероятно, просто недооценили друг друга и переоценили себя. Эльфы понадеялись лишь на свои магические силы, напрочь позабыв об оружии. Доводилось Ванадайну приучать учеников чародейских к мечу, и это было более чем непросто – самоуверенность мешала им серьёзно воспринимать оружие, и как итог более чем в половине поединков маги проигрывали, поскольку эльфский клинок практически всегда быстрее пассов и слов. Эльфы, узнав о стычке, послали Ванадайна забрать все вещи мага и учеников. Говорят, dh’oine ничего сверхценного стащить не успели. Деталей Ванадайн не знал толком, и потому был готов ко всему - к трупам, горам каких-то сокровищ, торбам с бесценными свитками, да и к начисто вычищенному полю боя. Оставалось лишь всего-то найти хоть какой-то след в этом малознакомом лесу, и желательно раньше dh'oine. С их стороны, видать, были выжившие, раз даже в Венгерберг пара искателей лёгкой добычи припёрлись и стали травить байки про какого-то древнего оседлого мага-эльфа. А с другой стороны Ванадайн не мог с абсолютной уверенностью отрицать существование какого-нибудь местного такого чародея, который якобы приспособил гроты под свою сокровищницу. А вдруг и Морохир за этими же сокровищами шёл? Жаль, карты точной нет. Ванадайн догадывался, что dh'oine могли бы точно указать, куда поведут свою шайку мародёрскую, да только вот информацию эту эльфу ни за что не добыть. Бесспорно, dh'oine можно подкараулить и пытками вытянуть всё необходимое. Или навязаться в отряд. Или ещё что не менее глупое. Гораздо проще и быстрее самим пройтись по окрестностям, благо dh'oine выдвигаются лишь через несколько суток.
[indent=1,0]- Эх, чтоб этих всех... - Аэлтас обречённо махнул рукой, не досказывая до конца. На слегка округлом лице застыло нежелание работать и понимание неизбежности. Занятый тушением костра Канис пробормотал что-то одобрительное.
[indent=1,0]- Айда вперёд, - Ванадайн легко поднялся на ноги, хотя был отчасти согласен со своим спутником. Кому охота просто так неизвестно ради чего шататься по лесу?

+4

5

Все происходящее начинало наскучивать Трисс. Она устала сидеть, ляжка затекла, да так, что даже сменяя позу, она не чувствовала покалывания, она не чувствовала вообще ничего. Вино медленно заканчивалось, а локоть, которым она подпирала столешницу, в попытках удержать подбородок на ладони, так и норовил завалиться, отправив свою обладательницу в сладкую дремоту. Потрясающий образец провинциальной чародейки. Но Меригольд не была такой, и не даст окружающей скуке сломить ее. Впрочем, через минуту она готова была сдаться, если бы не вошла фигура.  В другой ситуации вряд ли бы чародейка обратила на очередного вошедшего внимания, но несмотря на то, что рука незнакомца лежала на боку, и он доставлял если не боль, но немалое неудобство, двигалась фигура очень плавно, по-кошачьи плавно.
Мир в глазах Меригольд приобрел резкость, она расправила плечи, появилась заинтересованность. Фигуре отказали, как и многим другим до нее, а меж тем Трисс сумела разглядеть кошачьи глаза – ведьмак! Дело становилось еще более запутанным. Отказать крестьянам с вилами еще куда ни шло, но ведьмаку, которого растили для того, чтобы убивать и не быть убитым – что происходит? С этим надо разобраться и как можно скорее, пока ведьмак не покинул таверну в расстроенных чувствах.
Чародейка резко поднялась на ноги, и в первую же секунду мир вокруг покачнулся – алкоголь дал о себе знать.
- Милсдарь! – Она протиснулась между двумя мужиками, один из которых в неудовольствии даже обернулся, но девушке было все равно – у нее есть цель и до нее нужно добраться. – Я не знаю, что вы здесь делаете, но уверена, что мы сможем друг другу помочь.
На губах появилась улыбка, в глаза заиграл хитрый огонек, кто-то другой бы увидел подтекст, может быть ведьмак и увидел его, но пока он раздумывал или приходил в себя от такой наглости, Трисс схватила его за руку, и они уселись за ближайший стол.
- Чтобы долго не ходить вокруг да около, у меня есть для вас работа, вы помогаете мне, а я вам, - взгляд голубых глаз скользнул по ведьмаку сверху вниз. – Могу ошибиться, но у вас рана, залечить ее для меня раз плюнуть. Не в прямом смысле, плевать на вас я не собираюсь.
Глупое уточнение, как будто ведьмак этого сам не знал, но видимо волнение подсказывало Трисс совсем иную информацию.
- Меня зову Трисс Меригольд, - наконец, спустя столько времени она соизволила представиться. – И меня интересует то, что вам ответили те двое, с которыми вы пару минут назад вели беседу.
Магичка заговорщически понизила голос и даже подалась вперед, смотря в кошачьи глаза незнакомца.
- Эти двое отказали вам, не странно ли для обычных путешественников отказываться от помощи ведьмака?
А Леслав в этот момент видел, как ведьмака утащила девица за столик и, разговаривая с этим типом, поглядывала на него. Ткнув локтем под бок Марека, он кивком головы указал на стол, за которым сидели ведьмак и чародейка. Но Марек лишь отмахнулся.
- Простая местная шлюшка заприметила красавца ведьмака.
- Эта шлюшка отшивала подсаживателей столь же уверено, как и мы, - возразил ему Леслав, наливая себе еще пива из кувшина.
- Ты следишь за каждой бабой в здешней таверне? – Марек помахал завлекательно рукой очередному соискателю работенки.
- Это мой священный мужской долг следить за бабами и их ухажерами, а еще это моя работа, как главы похода, чтобы все было гладко, как жопа младенца, - Леслав оперся ладонью о свое колено, исподлобья оглядывая зал. Уже было набрано четыре человека, нужно хотя бы двух. Ведьмак бы не подошел на это дело, слишком много вопросов и слишком большой шанс выжить, нужен кто-то поглупее, но такой же сильный. Но его взгляд так или иначе, но останавливался на двоих болтунах неподалеку.

+4

6

Лошадь размеренно топтала сухую землю широкого тракта, украшенного редкими деревьями и одиночными хатами, понемногу перераставшими в жилые массивы. Далеко позади остались богатые аэдирнские леса, но впереди, уходя своими шпилями в небо, стоял крепко-накрепко Венгерберг.
Мария уже с месяц не бывала в крупных городах, и столица Аэдирна производила на нее впечатление мощи и богатства. Она чуть-чуть подгоняла Анис, чтобы поскорее очутиться в этом замечательном городе, ощутить его жизнь, а может быть еще и подзаработать, ведь ее седельные сумки ломились от даров природы и продуктивной охоты.
"И если все же хочешь заработать – езжай на главную площадь" – именно в таком направлении думала девушка, ведя лошадь на громкие голоса зазывал и продавцов. Чем ярче и пиршественнее становилась обстановка, тем ближе она подбиралась к сердцу бойкой городской торговли, предвкушая неплохую выручку.
Вот показались торговые ряды, великое множество людей и просто несоизмеримо огромный ассортимент товаров на любой вкус и цвет. Мария спешилась, взяла в руку поводья и осторожно повела Анис вдоль скамей, столов и всего прочего, что играло роль прилавков.
Охотница спрашивала, предлагала, но пока без особой удачи, пока не наткнулась на невысокого, изрядно полысевшего старичка, пред которым буйством алого, красного и бардового лежали разномастные мясные товары.
— Лесная дичь интересует? — спросила Мария. — Неплохо бы тут у вас смотрелась – она указала рукой на богато заваленный прилавок. Девушка уже не надеялась на отклик, но продавец не спешил избавляться от возможности перекупки.
Какого рода дичь? – поинтересовался старик, поглядел на раздутые сумки на боках лошади.
— Оленина, вяленая крольчатина, пара уток… — Мария приоткрыла холщовые сумки, давая старику рассмотреть ее трофеи получше.

Через несколько минут сумки изрядно всхуднули, но зато потяжелел кошель, приятно согревая душу звоном монет. Мария хотела сбагрить и добытые шкуры, но продавец предложил ей столь малую цену, что она лишь фыркнула.
Это Венгерберг, здесь такого добра навалом. Вот если бы ткани какие не здешние, то дело конечно другое. А так, крайнее мое предложение, подумайте хорошо – больше все равно не…
Старика перебил громкий крепкий мужской голос, вещавший откуда-то неподалеку:
«— Не проходите мимо, тут важная информация для тех, кто заработать хочет и страха перед злом не испытывает!..»
Мария попыталась рассмотреть зазывалу, и вскоре смогла увидеть его, и как к нему начал стекаться народ. Мужик, как мужик, непримечательный, совершенно обычный. Что же он мог предложить?
Зашел разговор об эльфах, чародеях, магии и прочей бурде, до которой Марии не было особого дела. Единственное, что привлекало в этой истории – деньги, которые у охотницы водились, но в ограниченном достатке.
Никто с ними не пойдет – высказал свое мнение продавец, как только мужик кончил свою речь.
— Отчего же? – поинтересовалась Мария, с сожалением разглядывая шкуры в сумках, с которыми ей, похоже, было суждено расстаться чуть ли не за даром.
Так немудрено, что брехня все это. Может только дураки согласятся, но и их поискать надо – старик помолчал, а потом добавил: — Прирежут где-нибудь, спутников своих, вот и все эльфские богатства. Эх, да и черт с ними! Вы продавать шкурки то будете?

Охотница распродала все, что у нее с собой было, и с раздосадованным видом отправилась к таверне, в которой набирали команду те самые зазывалы с рынка. И шла она туда лишь за тем, чтобы промочить горло.
Внутри было достаточно народу, чтобы потерять двоих искателей живой силы, но Мария намеченным взглядом определила их, прошла мимо и уселась неподалеку.
Чего желаете? – спросила, не заставившая себя долго ждать подавальщица напитков, вид которой был немного смятенный и испуганный.
— Пива – коротко бросила девушка, принявшись разглядывать невзначай посетителей таверны.
Не прошло много времени, как к мужикам с рынка подошел человек. Изнеможённый, словно отбивался от стаи диких зверей, да и бледный. До Марии урывками долетали куски их разговора, и то, что незнакомец – ведьмак, не прошло мимо ее ушей.
«Так вот они какие, ведьмаки» — подумала Мария, отхлебывая пиво из большой кружки. Теперь пришло осознание, что на ведьмака действительно кто-то набросился, и отнюдь не дикие звери. Она слегка поежилась, но взгляд не отвела. Позже, когда ведьмак развернулся, ей совсем украдкой показались ведьмачьи глаза, прямо как у кошки, неестественного цвета. Ведьмак удалился прочь и к нему скоро подошла, нет, подлетела легкой походкой молодая рыжеволосая девушка, сильно отличающаяся от всех здешних баб.
Охотница не без интереса, но как бы на фоне принялась рассматривать, вслед за ведьмаком, девушку, перебирая в голове, кем та может быть. Слишком миловидная для шлюхи, слишком ухоженная и независимая для какой-нибудь обычной бабы. Судя по ее виду, встреча с ведьмаком ей была в радость.
«Как же она показалась в столь ненадежном месте и не боится ли она за свою жизнь?» — подумала Мария, постукивая пальцами по пивной кружке, не опуская взгляда от красавицы.

Отредактировано Мария Губер (2018-11-04 18:46:13)

+4

7

[indent=1,0]Чем заканчивается неуемный оптимизм и безвозмездное желание помогать каждому хромому калеке, Койон узнал в первый же год после того, как покинул стены родной Школы. С тех пор прошло много лет, он стал опытней и сильнее, но иногда в нем просыпался тот альтруист, который готов помочь просто так, потому что понимает, что так будет правильней. И всегда все заканчивается одинаково, так что без работы ему сидеть не придется в ближайшие дни. Искать трупы и мстить за них всегда проще, чем сопровождать живых. Он хотел было сесть  за свой столик и привычным жестом - приподнятая права рука, взмах кисти и болезненная гримаса на лице от очередного приступа боли в ребрах - попросить принести ему еще пива, когда к нему подлетела странного вида девушка, которая никак не вязалась с этой обстановкой. Слишком молода, чтобы просить отыскать пропавшего мужа, слишком красива, чтобы быть проституткой, слишком наглая, чтобы быть простой деревенской девушкой. Интересно.
- Я не знаю, что вы здесь делаете, но уверена, что мы сможем друг другу помочь, - очень спорное утверждение, но тем не менее ведьмак улыбнулся. Он и сам не до конца понимал, что он делает тут, кроме того, что тратит с таким трудом добытые деньги.
По мере того, как эта таинственная и странная девушка рассказывала все больше и больше, обещала в один момент вылечить раны Кота, он делал собственные заметки. Почти все указывало на то, что перед ним молодая девушка, начитавшаяся детский сказок про красивых принцесс и рыцарей, либо чародейка. И бес ее знает, что хуже.
- Звучит заманчиво, но я откажусь. Прошу простить, но я не очень-то доверяю лечению от ваших сестер. Вылечить себя я могу и сам, но у меня возникло некоторое недопонимание с травником, - честно признался ведьмак. Хотя он и видел то, как эта странная чародейка может помочь ему со всеми полученными ранами. Узнать бы только ее имя или...
- Меня зову Трисс Меригольд, - словно прочитав его мысли, представилась девушка. Все же точно чародейка.
- Койон из Школы Кота, - представился в ответ мужчина и коротко кивнул. - А те "прекрасные" люди сказали мне, что помощь ведьмака им не требуется и что они все смогут сделать сами, - он пожал плечами. Организм отчаянно требовал больше алкоголя, но наклевывалось что-то интересное и такими естественными потребностями сейчас следовало пренебречь.
- Как по мне, они либо жулики, либо идиоты. В любом случае, команду они себе соберут довольно быстро, а там уже и до отправки недалеко. Спустя пару дней узнаем, кем они были на самом деле, - он вновь пожал плечами. - А какой у вас в этом интерес, госпожа Меригольд? Если здесь когда-то и жил эльфский чародей, то сейчас там вряд ли что-то осталось. Насколько я знаю, остроухие тщательно следят за сохранением своих тайн, а уж чародеи и подавно, - взглядом ведьмак наткнулся на совсем еще молодую девушку, которая смотрела в их сторону. Она откровенно пялилась на чародейку. "И немудрено", а в другом конце зала - сейчас, вопреки привычке, Койон позволил обостренным чувствам работать на полную и ощущать все, что происходит вокруг - его несостоявшиеся наниматели оживленно обсуждали, кто бы мог подумать, его и подсевшую рядом чародейку, отзываясь о последней не самыми лестными словами. Ничего нового. - Но, думаю, к такому выводу пришли и вы, поэтому моя консультация вряд ли вам нужна. Так в чем же дело? - о том, что ему удалось услышать и увидеть, мутант умолчал. Будет еще время, чтобы пожурить девчушку и сломать пару пальцев через чур зажравшимся зазывалам, а пока следует сконцентрироваться на деле. Даже если это не очередной заказ на какое-то страховидло, Трисс есть, чем его заинтересовать. И он готов слушать. Кажется, даже боль уже пульсировала не так сильно. Или это из-за мутаций и усиленного восстановления? Бес его знает. Хотелось пить, и теперь это должно быть что-то крепче, чем разбавленное пиво.

+4

8

Хвала Мелитэле, ведьмак оказался сговорчивым, либо ему действительно была интересна Трисс, либо это было единственным интересным моментом в его сегодняшнем дне – кто знает, но чародейка получила истинное удовольствие, поняв, что ее слушают. Положив ладони на стол и чуть поддавшись вперед, девушка продолжила высказывать свои мысли:
- Конечно, там не осталось ничего стоящего для чародеев и охотников за сокровищами, хотя, - она сделала паузу, задумавшись, - для последних может быть и осталось, смотря что они ищут, но тем не менее вполне возможно, что есть действующие ловушки, которые имеют как магическую природу, так и физическую.
Об этом Меригольд вспомнила только сейчас, несколько минут назад она бы и не подумала сказать об этом, но, как говорится, все гениальные мысли приходят именно в последний момент.
- Я не хочу, чтобы неповинные люди пострадали в угоду двух шарлатанов, - чародейка кивнула в подтверждение своих слов. – Знаете, господин ведьмак, похоже, что мы единственные, кто рассуждает здраво и способен хотя бы каплю мыслить, поэтому мы должны что-то сделать, - появилось «мы», словно Койон уже согласился на авантюру, в которую его так неумело зазывала магичка.
Пока их разговор мирно тек в своем русле пояснений глупых мыслей о спасении мирного населения, в таверне начинало закипать совсем иное буйство. Кто-то из выпивших охотников до сокровищ не принял отказа и начал науськивать толпу послать Леслава и Марека в долгий поход в небытие, среди остальных тоже находились недовольные: кому-то не нравилась атмосфера, кому-то – отсутствие в нем должной дозы алкоголя, а кто-то просто, потому что все недовольны. И началась драка.
- Койон, давайте следовать логике, - начала очередное убеждение Трисс, как их стол заскрипел от тяжести навалившегося на него тела, магичка как раз вовремя убрала руки, и когда это самое тело убрали в общую свалку драчунов, она продолжила, - любое пустое здание недолго будет пустовать, руины не исключение, вполне возможно, что там заселилась нечисть, любая, могут быть даже эльфы. Я предлагаю решить это своим способом – если у нас нет возможности их сопровождать, предлагаю отправиться раньше, чтобы…
Ее прервали самым наглым способом. В доли секунды Меригольд поняла, что просто уезжает на своем стуле от стола. Подскочив на ноги, магичка уже развернулась, чтобы хорошенько влепить по лицу наглеца, но столкнулась нос к носу с огромным амбалом, в бороде которого остались кусочки недоеденной курицы, капли пива, потертая одежда выдавала в нем бывалого наемника, который долго ждал этого момента. В его взгляде читалось, что неважно кого, но лишь бы ударить, и Трисс весьма красиво ушла из-под занесенной руки, влетев с размаху в девушку, мужик же выбрал своей целью Койона, стеной двинувшись на него, но чародейка уже не смотрела, что там происходит с ведьмаком, она схватила за плечи пострадавшую от ее налета.
- Прости, я не хотела, тут само собой это получается, - драка вокруг разрасталась, уже пошли в ход обиды за испорченный ужин, кто-то отчаянно звал стражу, кто-то пробивался к выходу, Трисс решила взять девицу, которая выделялась на фоне всех остальных женщин походной одеждой, наивным лицом и любопытством в глазах, свойственным только начавшим свою «самостоятельную» жизнь юным особам, и пытаться пробиваться к лестнице на второй этаж. – Не самое приятное место для леди, - чародейка подхватила девушку под локоть и все же выскочила на лестницу, не дав волне толпы увести незнакомку в пучину. – Цела? Тебя не задели?
Мимолетом взглянув на спасенную, Меригольд перевела взгляд на толпу, выискивая в ней ведьмака, и, все же увидав кошачьи глаза, начала махать рукой, пытаясь привлечь его внимания.
- День подходит к логическому концу, но я не думала, что он будет именно таким. Похоже, что Койон согласится на залечивание ран магией, а не разборками еще и с травником, хотя кто знает, что у ведьмаков в голове, - чародейка все же повернулась к девушке и улыбнулась - это была опытка пошутить.

+3

9

Пиво в кружке неуклонно кончалось. Мария никак не могла расслышать разговор незнакомки и ведьмака, отчего она лишь смотрела на них, пытаясь, по возможности, уловить что-нибудь по движению их губ, из простого интереса. Но попытка ее не увенчалась успехом, и она, не отведя взгляда, пялилась в одну точку аккурат на уровне ведьмачей головы, попивая содержимое кружки и раздумывая над планированием своих финансов и будущих действий по отъезду из Венгерберга.
Когда она поймала на себе недовольный взгляд ведьмака, Мария не сразу поняла всю ситуацию, запоздало опустив голову к собственному столу, и почувствовав себя пойманной на глупом проступке. Своим затылком она почувствовала сверлящий взгляд кошачьих глаз, не решаясь сменить свою позу.
«Ненавижу этот город» - думала девушка, делая кроткие глотки пива. «Сначала этот чертов старик со своими грошами, а теперь еще на ведьмака нарвалась» - руки машинально нащупали нож на поясе. Мария тихо усмехнулась, понимая смехотворность работы ее подсознания. Она быстро одернула ладонь от рукояти и поправила походный плащ.
К ведьмакам Мария относилась с должным уважением и благоговейным ужасом перед их загадочными образами. Приблуды ли, или порождения грязной извращенной магии – не так важно, когда ты понимаешь, что ведьмаки созданы помогать людям. У них свой путь, тернистый и опасный, но есть в нем что-то светлое, пробивающееся из-под дикого смрада смерти, крови и страха. Но тут всплыла в голове резня в Блавикене, слухи и молва о которой долетели даже до ее родного края. А вдруг этот ведьмак подумал, что она сует свой нос в его дела? Вдруг она позволила себе лишнего?
Заработала фантазия. Перед глазами предстал темный переулок. Один удар мечом и вот она лежит на засратой земле в окружении голодных крыс. И темный занавес застилает взор.
Нет, не такое представление было у нее о ведьмаках. Все их странное племя вдруг показалось каким-то совершенно чужеродным, до боли страшным, и к горлу подступил ком. Пиво было неплохим, но допивать его пропало всякое желание. Мария наскоро отставила кружку, подняла голову и увидела, что ведьмак увлеченно о чем-то разговаривает с незнакомкой.
«Почему ее не пробирает ужас от его вида?» - задавалась девушка вопросом, поднимаясь из-за стола. «Почему ей не противен его взгляд? Страшный и пустой…»
Она слышала разговоры старших о ведьмаках, слышала, как их называют, и что о них говорят. Тогда было непонимание, сплошное непонимание, а сейчас словно что-то прояснилось. Захотелось побыстрее уйти восвояси, но начались крики и матюги посыпались со всех сторон. Началось то, от чего Мария успела отвыкнуть, а именно добрая пьяная драка, которая лишь подогревала ее желание покинуть злосчастную таверну.
Где-то над головой пролетела чья-то кружка и с криками: - Сука, я же не допил! – врезалась с громким стуком в противоположную стену заведения. Выход был уже недалеко. Повернув на мгновение голову, девушка мельком увидела, как какой-то увалень подошел к столу незнакомки и ведьмака, на что та грозно встала и бесстрашно увернулась от занесенного удара. Мария уже было ускорилась, как незнакомка, выходя из своего маневра, врезалась прямо в нее.
Вихрь из рыжих волос. Мария вскрикнула. Теперь она шла не сама, ее кто-то схватил и тащил за собой. Еще чуть-чуть и девушка готова была достать нож и использовать его по назначению, но тут заметила, что тащит ее именно та незнакомка, разговаривавшая с ведьмаком. Вид ее успокаивал. Вблизи она была еще красивей. Лицо собранное, серьезное. Складывалось ощущение, что она здесь правит всем, и совсем не боится тяжелого удара какого-нибудь выбивалы. Вопросов по типу «кто же она такая» стало только больше.
Незнакомка извинилась, а Мария нашла в себе сил лишь кивнуть в ответ. Смешались тела, кричали еще истошнее, впрягая как можно больше брани и ругани. Вот показалась спасительная лестница из этой кутерьмы и страшного вихря из живых людей.
«– Не самое приятное место для леди -» сказала незнакомка, и Мария приняла ее слова скорее на ее собственный счет, чем на свой. И все же в ней было что-то потустороннее. Невозможно девушке так крепко держаться в подобной потасовке, не будучи бойкой краснолюдкой или зерриканской воительницей. Ни на ту, ни на другую, незнакомка похожа не была. На вопрос о самочувствии, Мария кратко дала понять, что с ней все в порядке.
А драка и не думала прекращаться. И тут, Мария, ровно, как и незнакомка, обратила внимание на ведьмака, затесавшегося в толпе.
«— День подходит к логическому концу, но я не думала, что он будет именно таким. Похоже, что Койон согласится на залечивание ран магией, а не разборками еще и с травником, хотя кто знает, что у ведьмаков в голове -» сказала незнакомка и вновь повернулась к Марии с легкой улыбкой на устах. Что именно она имела в виду, девушка не знала, но ее слова подкинули очередной ворох вопросов, свалившихся на юную голову Марии, как удар дубиной. Ведьмаки, магия и травники – нетипичный набор элементов, которые Марии доводилось встречать за один прием.
И все-таки ведьмак, имя которого было, видимо, Койон, все еще наводил страх, и, если бы не успокаивающий вид незнакомки, Мария уже неслась бы отсюда на всех парах, куда глаза глядят. 
«А может попусту мужичье нос от ведьмаков воротит да детей по хатам прячет?» - спросила сама себя девушка, заглядывая в зеленые глубокие глаза своей собеседницы.

Отредактировано Мария Губер (2018-11-07 01:36:52)

+3

10

[indent=1,0]Приключения всегда случаются внезапно. Проблемы всегда сваливаются на голову, когда она наиболее расслаблена и беззащитна. Во всем и всегда виноваты ведьмаки со своими чарами или чародейки с их неутолимым голодом на власть разного рода. И если найти чародейку в толпе задача непростая для простого кмета, то вот ведьмака он опознает легко - по мечу за спиной, змеиным глазам или страшной роже. Опознает и выскажет все, что о нем думает. Или попробует взгреть несчастного мутанта и останется без пары пальцев и двух-трех конечностей. У Койона было плохое предчувствие - пока он сидел здесь и слушал, что же от него хочет молодая чародейка, вокруг стало слишком тихо. Настолько тихо, что он буквально мог слышать тихое перешептывание двух пьяниц в противоположном конце помещения. А потом все разом начали говорить, шуметь и смеяться, словно не было того секундного затора в их разговоре. Уже тогда Кот понял, к чему все идет.
- Я тоже не люблю, когда страдают невинные, но вдруг это именно то, чего они хотят? Посмотрите на тех зазывал, Трисс, за то время, что вы сидите здесь и пытаетесь убедить меня в чем-то, они приняли к себе уже троих. В этих краях все знают, что где эльфы там и беда, и не важно, сколько времени прошло. Но они все равно хотят туда идти, - глаза - в слабом освещении корчмы стали совсем как у человека, лишь легкая краснота хрусталиков могла привлечь внимание незадачливого пьяницы - непрерывно следили за тем, что происходит вокруг. Драка началась и теперь лишь вопрос времени, когда на их столик упадет чье-то пьяное тело или их втянут в бой на кулаках. К такому нужно быть готовым.
- Койон, давайте следовать логике, - воззвала девушка, когда стало ясно, что их разговор о альтруизме и помощи невинным ведет к тупику. И в ее словах в самом деле была логика, и ведьмак в самом деле считал, что какая-то живность в тех руинах да обитает, но было в этом всем то, что мешало ему сорваться с места и прямо сейчас помчаться прорубать дорогу через полчища древних чудовищ и ловушек - и это даже не полученные недавно травмы - а банальное отсутствие награды за участие в чем-то подобном. Он профессионал в том, что он делает, более того - профессионал не плюющий на других людей и старающийся делать все от себя зависящее, и именно поэтому награда столь важна. Ведьмаку нужна награда, чтобы скрепить себя узами ответственности и делать то, что он должен делать. Даже чисто символическая, всего в пару золотых монет, чтобы просто хватило на бутыль воды. Еще лучше, если этих денег хватит на какое-то время безбедной жизни на большаке.
- Допустим... - зрачки ведьмака сузились до размера щелки, а закончить фразу он не успел. Огромный, как бес, пьяница решил, что сможет незаметно подойти к нему со спины и схватить в тиски. Но Койон успел подняться раньше и ногой отправить стул в непродолжительный полет прямо под ноги бугаю, который неудачно распределил собственный вес и теперь вынужден был сцепиться с полом, а не кем-то из местных. Бок отозвался глухой болью на подобные резкие движения, но всплеск адреналина и ощущение битвы захватили Кота и он почти не чувствовал этого. Скоро эффект боевого безумия спадет и он снова почувствует себя плохо, но за это время он успеет сломать пару носов и рук. Раздался треск дерева - это кто-то схватил своего противника и размазал его по столу, за которым они раньше сидели с чародейкой. Койон чудом успел схватить свой клинок, который был прислонен к столику, и перебросить через плечо. Теперь он болтался и слегка отвлекал, но времени на удобоваримый узел не было. Кулак в перчатке приятно кольнуло - один из кметов только что потерял два зуба, но продолжил стоять на ногах, пришлось ударить еще раз - в живот, и еще раз по ногам. Пируэт, чтобы уйти от атаки, несколько плавных шагов в сторону, и вот ведьмак оказался в углу, а с трех сторон к нему приближались местные завсегдатаи, которым каждодневные междусобойчики уже надоели и кровь требовала новых ощущений. Кто-то из них заметил болтающийся на шее Кота медальон и нервно вскрикнул.
- Мужики, это ж ведьмак, может того... - но закончить свое "того" он не успел - кто-то налетел на него сзади и унес с собой в другую бойню. Двое оставшихся, услышав только первую часть, решили, что их друг подразумевал, что это было то "того", после которого одна из сторон оказывается на кладбище.
- Ведьмак, значит? Был тут один ведьмак, так ребеночка у моей сестры украл под покровом ночи! - уже не стараясь зажать своего главного противника в углу, мужчина занимался тем, что распалял толпу и привлекал к себе внимание. Алкоголя он себя влил в себя уже много, но недостаточно, чтобы просто напасть на мутанта, пусть и израненного. Один из зазывал, все это время отсиживающийся за стойкой, заметил, как та, кого он охарактеризовал как отшивающую шлюшку, и недолго думая закричал:
- Люди добрые, это что же происходит? Пока вы тут деретесь с проклятым мутантом, его рыжая подружка ребенка у вас на глазах крадет! - и он со всего размаху, чудом устояв на ногах, показал рукой на тот угол, где сейчас находилась Трисс и та девочка, которая так пристально рассматривала ее всего пару минут назад. "Сука", Койон, выскочив из своего угла и несколько раз крутанувшись между поваленными столами и теми драчунами, которые еще не успели осознать, что сейчас происходит, оказался между толпой и чародейкой. Адреналин бил через край и боль перестала чувствоваться вовсе. Правая рука сложила знак Аард и ударила несильным потоком по толпе.
- Люди, вы на самом деле этого не хотите... - деревянная чарка пролетела в паре сантиметров от головы убийцы чудовищ.
- Не будет вшивый мутант указывать нам, что делать. Отойди от этой рыжей ведьмы, иначе и тебя убьем, - в подтверждение его слов, несколько пьяниц неумелыми движениями похватали с пояса ножи и дубины (и зачем только ходить в корчму с дубинкой?) и придвинулось ближе.  - А ты отдай нам девочку, рыжая, нечего деток воровать, - кажется, брошенное им "ведьма" несло в себе цель оскорбить Меригольд, но никак не выявить ее принадлежность к касте чародеев. Может так даже лучше.
- Последнее предупреждение, - рука Койона легла на рукоять клинка, но это было лишь жалкой попыткой оттянуть неизбежное. Он уже знал, что ждет их дальше. И кто в итоге будет виноват. "Люди никогда не меняются".

+3

11

Ситуация приобретала не самые приятные краски. Если ранее объектом ненависти горожан были Леслав и Марек, которые уже исчезли из корчмы, словно их и не бывало здесь вовсе, то сейчас эмоции скакали между мутантом и чародейкой. Трисс сперва даже не поняла, что происходит, пока не услышала слова, адресованные исключительно к ней:
- …А ты отдай нам девочку, рыжая, нечего деток воровать, - толпа подходила ближе, не боясь даже стоявшего перед ними ведьмака. Правильно говорят, что нет храбрее мужика под мухой.
Девушка нахмурилась, переведя взгляд на девочку, стоящую рядом, а потом вновь на толпу. Она понимала, что подобрать правильные слова будет очень сложно, ведь люди могут счесть, что она наложила заклинание и очаровала девчонку. И это было бы не пустой мыслью, если учитывать, как она смотрела на чародейку.
- Послушайте, - Трисс подняла руки, показывая, что не строит никаких магических жестов, не заламывает пальцы в очередном заклинании и никого не стремиться уничтожить.
- Это ты послушай, - тот, кто ранее просил вернуть девочку, вновь принялся толкать речь. – Мы люд простой, приходим выпить да байки потравить, токмо не надобно нас за дураков считать. То-то мы не знаем зачем вам наши дети нужны. Хотите голову запудрить, да молодых развратить, чтобы в шайку свою пристроить! Да токмо не получится это здесь, поняли? А ну, мужики, покажем им как с людьми обращаться!
Кто-то из толпы поддержал его звучным криком, секундой позже к ним подключились другие. Действовать надо быстро, но аккуратно, не хватало еще беготни от стражи по городу.
- G`ynnoy croen, - воскликнула Трисс, и яркая вспышка света ослепила всех находящихся в здании корчмы, заставляя их остановиться и прикрыть глаза. – Одумайтесь! Вы уподобляетесь животным, пытаясь выместить свою ненависть и зло на первых встречных! Что вы творите? В ваших бедах повинных здесь нет.
Ее голос, усиленный магией, раскатывался по корчме. Разозлённая подобной ситуацией, Меригольд переборщила с силой, которую она вложила в магический свет, поэтому постояльцы не смогут оправиться от этого еще несколько минут, пытаясь проморгаться. Повсюду слышалась ругань, от которой молодая чародейка даже покраснела, но, запомнив парочку выражений, развернулась ко всем спиной и сосредоточилась, пытаясь в красках припомнить, что было на въезде в Венгерберг.
- Эй, она удирает! – Послышался крик, когда Меригольд открыла портал. Удивленная тем, как быстро этот кто-то очухался от заклинания, проговоренного на Старшей Речи, не соизмеренного с вкладываемой силой, она обернулась, хватая за руку Койона, и утягивая его в зияющую пустоту. На последних секундах, когда чародейка уже была одной ногой в портале, она схватила все еще стоявшую рядом девочку, которую так хотели освободить от гнета ведьмы горожане. Возможно, логичнее ее было бы оставить, но кто знает, вдруг бы ее решили связать и лечить от воздействия Трисс, а такие издевательства имели место быть, и она не хотела бы их повторений.

+3

12

Ведьмаки ведьмаками, а вид помятых пьяных рож отталкивал куда сильнее. Обстановка накалилась до предела, и одной из центральных фигур этой самой обстановки стала сама Мария. Материлась она нечасто, но крепко высказаться могла, однако, сейчас, из всей широкой палитры всевозможных ругательств и эмоций наружу пробралось лишь тихое, сказанное под нос «блять».
«Сучий Венгерберг» - в сердцах подумала девушка, не представляя, как выйти из сложившейся ситуации. «Да чтоб утки мои кому-нибудь костью в горле застряли, а на шкуре кто вздернулся».
Мария сверлила взглядом мужика, не многозначно дававшего понять, что в спокойствии не отпустит ее в обществе незнакомки и ведьмака. На самом деле, ей было уж все равно, как покинуть таверну, лишь бы избавиться от всей этой суматохи и череды злосчастий, но приоритетом все равно оставалась ее спасительница, даже сейчас державшая себя в руках. Она уже было хотела вразумить толпу, но люди были непреклонны. Мужичье начало напирать и Мария уже успела зажмуриться, лишь бы не видеть последующей расправы, но тут раздались слова, значение и происхождение которых Мария не знала. Они показались ей такими страшными, не предвещающими ничего хорошего, что она зажмурилась еще сильнее.
Даже сквозь опущенные веки глаза ощутили яркий свет. После вспышки незнакомка выдала короткую, но достойную речь:
- Одумайтесь! Вы уподобляетесь животным, пытаясь выместить свою ненависть и зло на первых встречных! Что вы творите? В ваших бедах повинных здесь нет – сильный и властный голос разносился по всем углам помещения, давя на барабанные перепонки. Мария приоткрыла глаза, за ними приоткрылся и рот.
«Чародейка» - наконец осознала девушка, изумленно смотря на магичку. Она не знала, что незнакомка сделала с посетителями таверны, но выглядели они дезориентировано, ругаясь и потирая глаза.
Раздался хлопок, кто-то вскрикнул, и рука чародейки потянула за собой сбитую с толку Марию. Девушка могла поклясться, что услышала дикое громкое ржание Анис. А затем земля ушла из-под ног. И пустота.

Отредактировано Мария Губер (2018-11-16 22:12:48)

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Полые холмы