Персонаж из акции: "Полцарства за канон";

1. Полное имя:
Трисс Меригольд, она же Четырнадцатая с Холма;

2. Возраст:
29 лет, родилась осенью, 18 сентября, 1235 года;

3. Раса:
Человек;

4. Род занятий:
Чародейка, член Братства чародеев, советница Фольтеста, короля Темерии;

5. Внешность:
Найти некрасивого чародея или некрасивую чародейку очень сложно, ведь исправление всех внешних изъянов – одно из первых дел на магическом пути. Но вот воспользовалась ли юная Трисс такой возможностью история не скажет, сама же девушка ответит на столь нескромный вопрос коротким «нет». А после встряхнет своими пышными, чуть вьющимися волосами цвета «октябрьского каштана», сложит руки под грудью и чуть сморщит маленький нос, всем видом показывая, что подобные сомнения в ее красоте ей не нравятся. Впрочем, это мелочь и по-настоящему Трисс на подобное обижаться не станет, через минуту в ее голубых глазах будут играть огоньки озорства, а на чуть припухлых губах появится улыбка.
Невысокая, стройная, что-что, а обхват ее талии зафиксирован на стабильных двадцати двух дюймах, с чуть вздернутым носом, который она непроизвольно морщит, Трисс любит себя и свою внешность, подчеркивая и цвет глаз и волос оттенками платьев, а весьма глубоким декольте - объемную грудь, но после событий под Содденом взгляды на саму себя у Меригольд изменились. Ей более не прельщает смотреться обнаженной в зеркало после принятия ванны. Она с горькой печалью забыла, что такое платья с глубокими вырезами, ведь имея отвратительные шрамы, что тянутся по всей груди, ей хочется прикрыть их плотной тканью, лишь бы никто не увидел этих следов ее постыдной медлительности.

6. Характер:
Характером госпожа Меригольд не была похожа на прочих надменных чародеек. Многие даже удивлялись ее крепкой дружбе с Йеннифэр, но это наивное существо с каштановыми волосами было способно расположить к себе кого угодно, а кого-то из своих собратьев по цеху даже вывести из себя разговорами о высоком и поистине ценном в этом никчемном мире.
Трисс готова любить все и вся, ее сердце открыто всему. Она без промедления поступится своей выгодой, лишь бы спасти человека, краснолюда, эльфа или любого другого представителя других рас. Она предпочтет быть обманутой, чем потом жалеть о том, что, имея возможность помочь, не сделала этого. Близкие друзья назовут Трисс веселой и оптимистичной хохотушкой, ведь несмотря на какие-то свои внутренние переживания, она не будет лишний раз нагружать других этим. Но девушка совсем не умеет врать, пытается, если того требует ситуация, но знающий ее человек легко раскусит фальшь.
Однако, несмотря на всю эту благоразумность, страх, отсутствие того самого стержня, что отличает, например, Йен ото всех, в Меригольд все же живет та самая маленькая чертовка, которая способна на время утихомирить совесть и заставить творить немыслимые вещи. Логичнее, конечно, сказать мыслимые, ведь голос разума никто не забывал, но в такие моменты Трисс способна и кому-то зад поджарить, но если ее так называемый враг не представляет серьезной угрозы, то просто немного подпакостить.
Подводя такой небольшой итог, можно сказать, что Трисс мягкосердечная, милосердная, преданная особа, способная на сострадание и безмерную любовь. Она бывает наивна в своих мыслях и грезит порой спасением всех существ, но несмотря на все это способна постоять за себя и своих близких.

7. Навыки и умения:
- разбирается в политической ситуации;
- талантливая чародейка, умеющая и порталы открывать, немного осведомлена о целительстве, но лишь поверхностные знания, чтобы во время боя подлатать;
- с легкостью может качать энергию из воздуха;
- говорит на всеобщем, отчасти знает Старшую Речь, то есть понимает и воспринимает на слух, но не имеет такого обширного знания языка, чтобы свободно на нем говорить;
- по-женски имеет прекрасное чувство вкуса, разбирается в драгоценных камнях;
- неплохо держится в седле.

8. Слабые стороны:
- как и у всех чародеев имеется слабость к двимериту;
- после Соддена и долгой реабилитации многие знания о нынешней политической ситуации устарели;
- наивность и грезы о спасении мира;
- не самое большое количество магического опыта;
- психологическая травма после Соддена;
- неумение виртуозно использовать физическое оружие;
- аллергия на эликсиры.

Об игроке:
Связь: ICQ, Skype
сижу в скупе нечасто, можно достать в дискорде - Nordnatt #3264
либо в вотсапе, но телефон я лучше в лс дам;
Как Вы нас нашли?:
старые воспоминания и гугл;

Пробный пост:

Поговаривают, что к кошмарам можно привыкнуть, когда сознательно ложишься спать и погружаешься в мир собственных страхов. И так происходит из раза в раз. Долгие месяцы, а то и годы. А что делать в том случае, если твоя жизнь стала кошмаром, и темные воспоминания не оставляют даже в те моменты, когда открыты глаза?

Мало кто не знал молодую чародейку по имени Трисс Меригольд из Марибора, она была известна, как и ее подруга Йеннифэр, но не как весьма стервозная дама, а вовсе наоборот – милая и добродушная магичка, спешащая помочь в любой ситуации. Однако, сейчас нашлось бы еще меньше людей, кто не был бы уверен в том, что она мертва.
1262 год. Ноябрь. Этот год и этот месяц стали для Меригольд точкой взросления. Именно в тот день, который позднее назовут Битвой под Содденом, что была решающей в исходе Первой Северной войны, Трисс осознала, что не готова ко многому. С каждым ударом барабанов сердце девушки сжималось, к горлу подкатывал ком, и раз за разом она бросала взгляды на стоящих рядом чародеев и чародеек. Вглядываясь в лицо Йен, она пыталась найти хоть каплю страха в глазах своей подруги, но видела лишь решимость, и от этого юной магичке становилось еще противнее – она не способна собрать свою волю в кулак, ей хочется бежать как можно дальше, спрятаться, закрыть ладонями уши, чтобы не слышать лязг оружия, ржание лошадей и барабаны. Кого она может защитить? Она, чародейка, советница Фольтеста и трясется, словно заяц перед лисой.
Но она смогла побороть себя, Трисс сделала то, ради чего ее поставили на этот злосчастный Холм – она убивала. Убивала нильфгаардцев, их чародеев, чтобы защитить свой дом, своих близких. Смотрела на то, как ее друзья умирают в ужасных муках, корчась от боли. Видела, как была ослеплена Йен, как истекала кровью Литта Нейд, как Атлан Курк обуглившимися костяшками пальцев сдирал кожу с лица. А потом настала и очередь Трисс Меригольд. Заклинание нильфского чародея окутало магичку, хоть и вся сила была направлена именно на грудь, отбросило девушку на несколько метров. Можно сказать, что, потеряв сознание, Трисс получила малый шанс на жизнь, но тем не менее после, когда собирали трупы, ее признали мертвой.
Но об этом она еще не знала. Пока ей снились кошмары о том, как она сгорает заживо посреди поля. А рядом возились целительницы, снующие туда-сюда между палатками разбитого лагеря, который сейчас был заполнен ранеными.
Меригольд почувствовала легкое дуновение холодного ноябрьского ветра. Ее сознание уже приходило в норму, а вместе с ним возвращалась и боль, накатывающая волнами, то подымится, то отпустит, но дурнота прошла, голова болела, но все же начинала работать ясно, однако, слабость не позволяла ей быстро реагировать на слова или действия.
- Вы помните свое имя? – Тихо, нежно и успокаивающе звучал женский голос, который, однако, заставил чародейку встрепенуться. Как ее могут не узнать?
- Т-т-трисс, - заикаясь начала произносить девушка, поднимая руку, чтобы дотронуться до своего лица, но ее поспешила остановить эта неизвестная целительница.
- Трисс Меригольд? – В палатке повисла тишина. Магичка уже приоткрыла глаза, вглядываясь в расплывающееся лицо сидящей на коленях рядом девицы.
Ей безумно хотелось закричать «какого черта?!», но у Трисс не было возможности этого сделать. Она выдернула трясущуюся руку из ладоней целительницы, и дотронулась до своей головы. Она ожидала почувствовать мягкие пряди своих каштановых волос, которые всегда были ее гордостью, по ним ее узнавали, но вместо них была просто кожа. Ее волос не было. Меригольд открыла рот в немом крике.
- Вы… Все думают, что Вы погибли на Холме, заклинание было сильным, Ваши волосы были сожжены.
Трисс не слушала ее, она ощупывала рукой голову, не веря собственным ощущениям. По щекам катились слезы, а сил уже не оставалось, поэтому она опустила руку себе на грудь, где под тонкой тканью ночной рубашки почувствовала странные бугры.
- Нет-нет-нет, - хватало сил только бормотать это, когда Меригольд старалась оттянуть ворот одежды, под которым она увидела, что некогда гладкая кожа ее груди испещрена ужасными шрамами.
Это был конец. Конец всему. Девушка откинулась на подушку и закрыла лицо руками, не пытаясь даже остановить слезы, она рыдала, оплакивая свою красоту, свои волосы. А рядом сидела целительница, которая по-женски ее понимала, а поэтому не стала говорить глупых слов поддержки, она просто находилось рядом, чтобы в момент, когда отчаяние дойдет до высшей точки, не позволить юной чародейке наложить на себя руки.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-10-22 11:51:48)