Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Приз один, и он - Исток!


Приз один, и он - Исток!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: 12 июня 1258 года
Место: Цинтра,
Действующие лица: Ардан Моэрн, Сабрина Глевиссиг
Описание: каждый мечтает заполучить себе могущественный артефакт или другой богатый куш. Но когда на кону стоит Исток, самые алчные и циничные вовсе не собираются думать о жизни этого самого Истока

+1

2

[indent=1,0]Солнце нещадно резало глаза, возвышаясь в пустом безоблачном небе. Глаза чародея, больше привыкшие у полумраку подземных лабораторий и тусклому свету догорающих свеч в лечебницах, да моргах, протестующе заслезились, когда тот вышел наружу. Но ни это, ни чересчур свежий воздух и запах пыльцы в воздухе не заставили его возвратиться в свою скромную обитель - придорожную таверну, названную "Лисья нора". Это была самая обычная придорожная таверна, какую только можно было найти. Редкие посетители сделали повариху ленивой и жадной. И без того отвратные блюда, уже долгое время балансировали на грани тошнотворности. А та моча, что здесь выдают за свежее пиво... В принципе, определение "моча" вполне подходит и без дополнительных эвфемизмов. Естественно, Ардан не притронулся ни к еде, ни к выпивке. В подобном заведении он даже перчаток не снимал, опасаясь прикасаться к чему-либо. Свои вкусовые ощущения чародею поведал его ученик. Молодой и бестолковый адепт, имени которого он даже не помнил. Решив не растрачивать оставшиеся съестные и питейные припасы, что имелись у чародея, юноша отважился отведать блюдо дня на этом отшибе. Ведь ему совершенно не хотелось скакать в ближайший город, чтобы пополнить припасы. Ардану даже не нужно было читать мысли мальчонки, чтобы это понять.
[indent=1,0]- Сегодня славная погодка! - воскликнул адепт, выходя следом за наставником. Для человека, что всю ночь провёл в ближайшем кустарнике, принимая последствия "трапезы", он выглядел слишком уж жизнерадостным. Это раздражало Моэрна с первого мгновения их знакомства.
[indent=1,0]Хотя, чародей не мог не понять этого молодого человека. После нескольких ночей, проведённых в этой всеми богами забытой таверне, даже такие надменные дельцы, как Ардан, начинают ценить уединение с природой. Как долго ещё придётся ему ошиваться по деревням и сёлам, не отмеченным ни на одной карте? Как долго ему ещё терпеть дискомфорт от жизни в дороги? Как долго ещё придётся терпеть этого недоросля-оптимиста? За внешней спокойностью чародея бушевало пламя. Утешало лишь одно - радиус поисков сузился до полудюжины ближайших деревень.
[indent=1,0]Верно. Единственная причина, по которой Ардан добровольно отправился на такое омерзительное мероприятие - это ребёнок-Исток. Это определённо стоило свеч и всех страданий. Уже некоторое время чародей блуждал от одного городка к другому, от села к селу, от деревни к деревни, от хутора к хутору. И всё безуспешно. Но сведения, полученные им не более, чем полтора месяца назад, должны были достоверными - в этом регионе Цинтры действительно должно было быть дитя, одарённое могуществом Истока. Оставалось только найти его и заполучить. И всё бы ничего, да только в середине прошлого дня в таверну "Лисья нора" заглянул гонец, что принёс срочное письмо для чародея Ардана Моэрна. В нём доверенный человек уведомлял о том, что некто из северных чародеев, а точнее, чародеек, явился в ближайший городок и сейчас достаёт местного барона. Того самого барона, которого доставал сам Ардан всего несколько дней назад, прежде чем получить дозволения провести "исследовательскую работу" на его территории. Не зря у Ардана последние дни было дурное предчувствие - чародейка прибыла сюда за одной лишь целью - забрать то, что нильфгаардский чародей уже давно считал своим.
[indent=1,0]- Говорят, что северные чародейки невероятно красивы, - мечтательно протянул ученик чародея, усевшись в повозку, которая дожидалась ещё с вечера. - Хотелось бы увидеть хоть одним глазком...
[indent=1,0]- У тебя будет такая возможность, - устало ответил Ардан, давая вознице знак, что можно двинуться в путь. Повозка качнулась и устремилась по тракту. - Ведь я собираюсь нанести этой северной чародейке визит.
[indent=1,0]- Правда? - глаза мальчишки заблестели. - И Вы меня с собой возьмёте?
[indent=1,0]- Ни за что, - отрезал чародей, с довольной усмешкой наблюдая за тем, как этот раздражающий блеск в глазах юнца мгновенно пропадает. - Тебе предстоит заняться моей одеждой. И приготовить что-нибудь стоящее к ужину. От той подобии еды, что приходилось питаться в пути у меня живот сводит...
[indent=1,0]- Но я ведь смогу и после...
[indent=1,0]- Умолкни, - отрезал Моэрн, скучающе подперев подбородок рукой. - Если закончишь обучение, то сможешь наглядеться на любых чародеек. Нильфгаардских, северных, офирских даже... Вполне вероятно, - заметив, что, услышав эти слова, юноша приободрился, чародей добавил: - Если закончишь обучение. Только не у меня.
[indent=1,0]Остаток пути прошёл практически в полном молчании. До резиденции барона повозка добралась лишь ближе к вечеру. Ардан отдал свои распоряжения ученику и тот побежал в городок, чтобы их выполнять. Сам же чародей последовал за лакеем, который обещал отвести его прямиком к барону. Моэрну оставалось лишь надеяться, что чародейка всё ещё была с ним.

+3

3

Первое время барон раздевал ее глазами, с трудом сдерживая слюну между своими пухлыми губами. Потом он пытался скрыть свое раздражение. Теперь же он попросту его не скрывал. Что поделать, бароны в Цинтре слишком сильно привыкли к своей обособленности. Пока королева спокойно садится на шпагат между границами Севера и Юга,  и будь у нее третья нога, протянула ее на Скеллиге, все местные князьки не считают авторитетом никаких чародеев. Разве что сам Капитул, и то по большим праздникам, когда им принесут огромный документ на дорогом пергаменте, исписанный идеальным почерком, да еще с магическими рунами, что блестят в руке любого магика. А так, о чем-то просить их это себе дороже. Даже подкупить их толком нельзя, Цинтра не самое бедное государство, ибо не участвовало так часто в войнах и распрях, климат из-за близости к югу мягче, скеллигские пираты трогают их редко, мор и чума часто обходят сторон. Ну просто умиление, а не королевство, не хватало еще белоснежных единорогов...
- И все же. Если вы выделите мне на поиски людей, я щедро...
- Оставьте! - стараясь выдержать важный вид перед своими помощниками, поджарый барон стукнул массивным кулаком по ручке деревянного кресла.
Резной дуб, по счастью, выдержал.
- Я вам снова повторю, госпожа Глевиссиг. Я не собираюсь вам помогать в поисках какого-то ненормального ребенка! Он даже не на моих землях, иначе бы я о нем знал!
- Если бы вы о нем узнали, вы бы уже подсчитывали убытки от его неконтролируемой вспышки магии. Это может закончиться десятками, даже сотнями убитых, если его что-то спровоцирует в городе. Но если вам все равно...
Барон побледнел и что-то хрюкнул в свою редкую бородку. про себя.
- Даже если так. Мои люди заняты отловом лесного лиха. Им не до этого сейчас. Я могу разослать гонцов, да и только! Я уже отказал другому магу...
- Другому магу? - подняла бровь Сабрина, и ее глаза при невозмутимом лице, сверкнули такой яростью, что у барона прострелило позвоночник похлеще застарелого радикулита.
Она слышала, что здесь ошиваются другие. И ее шпионы об этом говорили. Но они не успели выяснить его намерения. Значит, он давно ищет Истока...
- Слушайте, мне не нужна война между вами и Нильфгаардом! - после чего барон тут же прикусил язык, в буквальном смысле.
- Значит, он еще и нильфгаардец... все интереснее... - Сабрина прошлась по тронному залу, не глядя на помощников, которых не посчитала нужным прогнать.
О ее деле и так все скоро узнают.
- Странно, что именно ему вы не побоялись отказать. Может, в вас все-таки есть немного храбрости? Ну так во имя этой храбрости помогите мне, и ваша помощь забыта не будет! Я говорю это не как представитель Братства чародеев, но как советница Хельсента. И при этом не будете забыты именно вы, барон!
Казалось, он уже готов был почти сдаться. Осталось еще немного. Но тут в комнату забежал маленький камердинер, кланяясь барону и чародейке через каждые полшаги, прежде чем подошел наконец и прошептал что--то в самое ухо хозяина.
- Знаете, что, уважаемая госпожа? - неожиданно он выдохнул с облегчением. - Разбирайтесь с вашим конкурентом сами, благо он уже пришел. Можете хоть дуэль здесь устроить.
Насчет последнего он погорячился, и тут же об этом пожалел, но надеялся на порядочность двух магиков, покидая свой тронный зал, даже не собираясь приветствовать гостя, которого и так знал, и который также успел его достать.
Тем временем, слуги привели этого самого чародея. Глевисиг, одетая в черное походное платье, которое, впрочем, при все желании, не могло скрыть широкий вырез на ее груди, покачала головой, едва оглядев своего конкурента.
- Непохоже, что Нильфгаард очень уж заинтересован в этом деле, если посылает тебя.

+1

4

[indent=1,0]Чародей спешил по коридору, да так, что прислуга еле поспевала за ним. Ардан хорошо помнил где находится приёмный зал и как только понял, что его ведут именно туда - решил немного нарушить неторопливый темп ходьбы своего провожатого. Перед самой дверью, нильфгаардца всё же обогнали, задержав его и, потратив пару мгновений, чтобы перевести дух, попросили позволить известить о прибытии гостя самого барона. Лишнее промедление. Чародей поджал губы, слегка нахмурив брови, но всё же согласился. Он уже слышал голос, разговоры и ему безумно хотелось ворваться в зал, распахнув дверь, и влиться в тему. Он был абсолютно уверен, что знал о чём идёт речь по ту сторону дверей. Но, по правилам, так по правилам.
[indent=1,0]Дожидаясь позволения войти, Ардан старательно пригладил свои рукава, поправил волосы и проверил на чистоту свои перчатки. А после он вошёл. Барон прошёл мимо, не обратив никакого внимания на чародея. Но это ему и не требовалось. Всё, что можно было обсудить с этим твердолобым северянином, Ардан уже обсудил. Теперь же его интересовал другой разговор, другие обсуждения, которые были на несколько уровней выше, нежели пытаться доказать что-то напыщенному болвану, боящемуся и нос сунуть за свои владения.
[indent=1,0]Моэрн вышел в зал, где его ожидала лишь одна-единственная чародейка. Ардан остановился напротив неё, не доходя нескольких шагов. Осмотрев северную коллегу, чародей едва заметно улыбнулся. Внешний вид многое говорил о человеке, будь то простая деревенщина, или же влиятельная чародейка. Этот момент был не исключением. Аристократические черты лица, без единого изъяна полностью подтверждали слухи о том, что северные чародейки исправляют свою внешность магическим путём. Столь совершенное прекрасное лицо просто не могло быть натуральным, оно определённо приковывало взгляд, оставляя всё же в душе малую долю сомнения, а реально ли всё это? Хотя, мало кто, встретив чародейку, задумывается о таком. Но глаза... Глаза невозможно было изменить даже магией. Нет, не цвет, не размер или разрез. Сделать глаза впалыми или изменить цвет роговицы не составит труда, но взгляд подделать невозможно. Северянка смотрела на Ардана, определённо ощущая своё превосходство над ним. Таким взглядам, возможно, одаривает свою жертву иной хищник, прежде чем сомкнуть пасть у её глотки. Но лицо не было единственным, что представляло интерес для чародея. О да, разумеется, исключительная фигура, грудь, подчёркнутая красноречивым вырезом декольте. Она жаждала чужих взглядов, ей нравилось чувство, что её желали. В этом Ардан был уверен столь же сильно, сколько и в том, что все эти прелести тоже заслуга магических чар.
[indent=1,0]Сам же нильфгаардец был одет несколько скромнее. В своём походном дублете с полами, доходящими до середины бедра, строгого покроя он выглядел менее эффектно, но всё же немногочисленные узоры, вышитые серебряной нитью придавали его наряду некоторую утончённость. Поверх же дублета чародей носил лёгкую мантию, выкроенную в тех же чёрных цветах с небольшими серебряными элементами. Руки были обтянуты тонкими белоснежными перчатками, на среднем пальце левой руки красовалось изысканное серебряное кольцо с большим камнем цвета золота. Что же до своего лица, тут Ардан не мог упрекать свою коллегу в магических изменениях, ведь он и сам избавил себя от изъянов тем же путём, что было крайне необычно, даже исключительно в Нильфгаарде. И пускай изменения ограничивались избавлением от мелких морщинок и седины в смолисто-чёрных волосах - этим чародей себя не оправдывал.
[indent=1,0]На его бледном лице сияла маска легкого безразличия с небольшой улыбкой. Вопреки типичному представителю своего пола, взгляд холодных серых глаз был устремлён не на глубокое декольте, а прямо в глаза собеседнице. Откровенно говоря, Моэрн надеялся, что это заставит чародейку почувствовать себя хотя бы сколько неловко.
[indent=1,0]- Всегда поражался северному менталитету, - ответил чародей, "улыбаясь" глазами. - Прошу прощения, я имел в виду исключительно своих северных коллег. В менталитете северного люда или же монархов нет ничего поражающего. Вы одновременно правы и не правы. Нильфгаард не заинтересован в том, чем я здесь занимаюсь. Вам, должно быть, прекрасно известно, что император не очень-то жалует чародеев. И я его нисколько не виню. Нашему солнцеликому монарху пришлось тесно общаться с Браатенсом. То ещё сомнительное удовольствие, скажу я Вам. Так что, здесь я исключительно по своей инициативе. Надеюсь, моё пребывание здесь и моя... исследовательская работа не слишком расстроили Ваши планы? Должно быть, не легко проделать такой путь, чтобы узнать, что насиженное местечко занято и придётся возвращаться домой ни с чем, - балансируя на тонкой грани между надменным равнодушием и лёгкой улыбкой, чародей продолжал смотреть в глаза собеседнице, внимательно глядя на её ответную реакцию.

+1

5

Несмотря на то, что магиков были сотни, Сабрина знала большую часть, очно или заочно. Не потому что она любила других людей, и людей в целом, особенно своих коллег, но для того, чтобы не пропустить появление врага, которое станет для нее неожиданностью. Поэтому кое-что об Ардане приходилось слышать. И сразу понять, что соблазнять его бесполезно. По крайней мере, это затребует много больше усилий, чем он того заслуживает. Такие как Ардан предпочитают книги, магию и исследования настолько, что вся остальная жизнь для них совершенно малозначима.
Именно поэтому ее мало покоробило, что в его взгляде не было и капельки вожделения, по крайней мере, того, что обычно читалось на лице у большинства мужчин. В конце концов ее арсенал не ограничивался подобным, не говоря о том, что есть дела поважнее.
- Как и в менталитете всех южан. Вам всем хочется казаться особенными, казаться выше и лучше чем вы есть. Иногда у вас это даже получается, но ваши пьедесталы стоят на песке, и готовы накрениться от любого порыва ветра, - но достаточно поэзии. - Я знаю, что в Нильфгаарде все предельные прагматики, и никогда не откажутся от оружия, даже если оно обладает магическим происхождением. Все, лишь бы оно было полезно Империи, остальное неважно. Если бы это было только один раз... поэтому мой скептицизм вполне простителен, пусть даже здесь чародей, не слишком-то приближенный ко двору. Это ничего не меняет, если бы подобными вещами занимались те, кто всегда на виду, то ничего бы добиться не удалось, верно?
Сабрина сократила между ними расстояние, почти нарушая все установленные этикеты. Но она могла вполне подойти вплотную и прижаться к нему грудью без каких-либо никаких последствий. Но пока не видела в этом смысла...
- Насиженное кем? По какому праву? У вас есть бумага, которая дает вам разрешение и запрещает вмешательство остальных? Или дело в том, что как раз ваше "ничто" вскоре грозит вашим возвращением домой? Боюсь мы здесь в тупике, поскольку никто из нас не имеет этого разрешения. Разве что разрешение барона, лишь бы от него отстали. Но все-таки... Нильфгаард настолько уже считает Цинтру своей территорией, что ищет подобное здесь? Разве не нужно оставить это в качестве головной боли северным чародеям? Поэтому не стоит больше говорить, что здесь нет никакого интереса, и просто исследовательская работа.

+1

6

[indent=1,0]Ардан искренне восхищался северными чародейками. Именно ими, обходя вниманием выпускников Бан Арда. Моэрн не был уверен было ли дело в самой Аретузе или же тех, кто там преподавал, но именно выпускницы этой школы были самыми интересными и опасными собеседницами. Столько именитых представительниц... Хотя, не нужно умаливать значение в могуществе чародеек декокта, что продлевает жизнь и позволяет заниматься чародейством долгие-долгие годы. Было бы интересно повстречать хоть одну ровесницу по возрасту и опыту и воочию, на собственном опыте провести параллели, разобраться, насколько сильны различия. Всегда ли северные коллеги сочились ядом в каждом слове и всем своим видом показывали своё превосходство, словно весь мир готов расстелиться перед ними, стоит только пожелать? Результат ли это обучения, магических изменений внешности или же богатого жизненного опыта? Есть ли место озлобленности того, кто до принятия в Аретузу был калекой или же уродцем? Всё это было так завораживающе, так интригующе для того, кто пытался разобраться в человеческой психологии, в образе мыслей. Но, к сожалению, сейчас важным было совсем не это.
[indent=1,0]- Опять же, Вы одновременно правы и нет, - улыбка чародея стала чуть шире. - Оружие, будь оно магическим или же нет, определяет сильных мира сего не меньше, чем экономика и внешняя политика. Нильфгаард, как и любое другое государство, с радостью примет всё, что даст ему преимущество. И опять же, да, моя работа здесь направлена на то, чтобы предоставить империи это самое оружие, если можно так выразиться. Но моё нахождение здесь действительно исключительно моя инициатива. Хотя, и Вы, и я, прекрасно понимаем, что даже будь это личным приказом императора, я бы не сказал об этом.
[indent=1,0]Когда чародейка сократила дистанцию, Ардан отступил на один короткий шаг, что ему всё же не сильно помогло. Его определённо интересовала эта женщина и даже, пожалуй, больше, чем она могла бы заинтересовать любого иного мужчину. Но интерес Ардана заключался лишь в том, что хранило её сознание. Ему приходилось сдерживать себя, чтобы не попытаться заглянуть хотя бы в поверхностные мысли чародейки. Он понимал, что это может быть замечено и его репутация сильно пострадает. Более же близкий контакт мог бы помочь ему погрузиться более глубоко в сознание, стоит лишь протянуть руку. Сколько бы могущественной не была советница короля Хенсельта, которую Ардан, несомненно, узнал, чтобы сопротивляться его ментальной силе, ей пришлось бы потратить некоторое время, которого вполне хватило бы, чтобы выудить из кладези столь обширных знаний хоть что-нибудь. И опять же, это было ужасной идеей.
[indent=1,0]- О, я не хотел Вас оскорбить, - тихо вздохнул чародей, сделав как можно более виноватый вид. - Я имел в виду лишь то, что я здесь уже довольно давно, порядка недели, может быть несколько больше. Мои поиски очень растянулись, но я уже, как говорится, ощущаю запах победы. Я буду обладать желаемым самое позднее через два дня. Быть может, уже обладал бы, если бы не нанёс Вам визит. Без помощи людей барона и Вас ждёт увлекательная неделя безустанных поисков. Я лишь хочу сказать, не тратьте своё время зря.

+2

7

Вести дела с нильфгаардскими чародеями всегда было непросто, уж слишком они были зависимы от мнения престола, скованные законами, как собственными законами, так и государствами. Как они хотели достичь хоть какого-то прогресса и могущества в таких условиях? Но при этом мало кто из них дезертировал на Север, что сложно было объяснить с точки зрения, но Сабрина попросту считала, что в них вбивают ограниченные амбиции, и им неинтересно. У них нет философии желать все,  а желать столько, чтобы не вызвать чей-то гнев. Трусливая, осторожная политика, смотреть было противно. Но как удобно же было иметь их в соперниках, когда у тебя было множество инструментов, а они ограничены лишь парой. Глевиссиг просто упивалась подобным превосходством, но все равно не сбрасывала со счетов то, что они оставались опасными противниками, стоило зазеваться. И еще неизвестно, чем грозила конфронтация с другим чародеем, если дело дойдет до прямого противостояния. Нильфгаард может отправить ноту протеста, которую короли не проигнорируют, а Капитул так и вовсе будет взбешен. Поэтому здесь обещала место быть тонкая игра на лезвии ножа.
- Это не отменяет того факта, что оружие это будет перенаправлено напрямую в руки императора, а не кому-нибудь еще. У меня не было бы таких опасений, оставь вы оружие лишь для своих игр. Но я прекрасно знаю, что вы слишком дорожите своей шкурой, чтобы вступать в подобные игры. Боитесь, что ваше маленькое оружие найдут и раскроют прежде, чем вы даже успеете хотя бы осознать его потенциал. Горькая судьба, быть марионеткой на чьих-то ниточках. Именно поэтому, когда вы говорите "собственная инициатива", то это звучит также, как сказ о медведе, попавшем в капкан. Он будет свободен только тогда, когда отгрызет себе лапу. А для этого нужно иметь мужество.
Она заметила, что он отступил, но не стала развивать свое наступление. Любое отступление может быть тактическим. Разумеется, много какие чародеи хотели прощупать друг друга, вытащить потаенные мысли. Но те, кто пытались сделать это с Сабриной, получали такую обратку, что иногда не могли встать в течении получаса. Зависело от их умения защищать свою голову от чужого воздействия. И защита, что выставляла Сабрина, была всегда, на уровне инстинктов.
Этот метод, впрочем, ей не нравился. Чародейка больше любила читать жесты, взгляды, прислушивалась к словам, если, разумеется, они не вводили ее в гневное состояние.
- Какая жалость, - снисходительная, но все та же хищная улыбка. - что каждое слово подтверждает мою теорию о нильфгаардских чародеях. Вы так боитесь нарушить правила... все равно вы бы почувствовали уже через час то, что я задумала, поэтому не буду делать из этого тайну. Я не собираюсь бесцельно бродить по деревням и хижинам местных отшельников, чтобы найти то, что мне нужно. Вместо этого я активирую все места Силы, и под воздействием магии Исток сам даст о себе знать.  Да, он может уничтожить какую-нибудь деревню, но это бы случилось, сделай это другой чародей ради своих каких-то интересов или даже вы, подзаряжаясь у какого-нибудь из этих мест. И да, они охотнее поверят, что активировал места Силы тот, кто уже отчаялся в поисках, и тот, кому здесь рады много меньше, чем советнице короля. Поэтому я хочу вам сказать обратное... не тратьте вы свое время зря.
Она раскрыла все карты, сказала, куда готова зайти, чтобы получить желаемое. Вопрос лишь в том, насколько Арден готов перешагнуть через все барьеры нильфгаардских чародеев, чтобы достичь своей цели. Это было даже занятно...

+1

8

[indent=1,0]Равно как у южан есть особое представлений о северных чародеях, так и у них есть своё представление о южных. Это не было ни для кого секретом, как и то, какими именно видят чародеи Северных Королевств своих южных коллег. Если южане представляют себе магика по ту сторону Ярры своевольным эгоистичным выродком, ставящим себя чуть ли не на вершину мира, ощущая своё безграничное могущество и указывая даже монархам, то нильфгаардские чародеи выглядели в глазах северян лишь блеклыми тенями, которые отбрасывало Великое нильфгаардское Солнце, безвольные, бесхребетные, готовые преклоняться и расстилаться перед любым, жалкие людишки, лишённые собственных амбиций и желаний, простой инструмент в руках империи. Ну, оба этих описания были точны в той или иной степени, но никак не могли характеризовать абсолютно всех представителей чародейской братии обеих культур. Также как на севере встречались чародеи, которых заботила не только личная выгода, так и были нильфгаардцы, которые стремились к большему, нежели имели. И там, и там, таких личностей было, разумеется, меньшинство, но они были. И если Сабрина Глевиссиг в большей или меньшей степени оправдывала предрассудки южан, то Ардан, хоть и был верным слугой империи, но свои интересы всегда ставил на первое место. Только знать об этом не нужно было никому, особенно конкуренту.
[indent=1,0]- Вы правда так считаете? - несколько разочарованно вздохнул чародей. - Стоит ли упрекать меня или моих коллег в том, что мы стремимся сделать этот мир лучше? Да, мы ставим интересы Нильфгаарда превыше своих, но результатом станет полное господство империи над всем цивилизованным миром. Возможно. Когда-нибудь, - он пожал плечами. - Видимо, в этом и различаются север и юг. В Нильфгаарде непрестанно идёт прогресс, способный улучшить жизни всех людей, как в духовном плане, так и в материальном. На севере же, видимо, всех устраивает то, что у них есть и никто не заглядывает в будущее, наслаждаясь настоящим, каким бы оно ни было. Никогда этого не понимал.
[indent=1,0]Естественно, Ардан не был настолько глуп, чтобы не понимать, но прогресс на севере идёт, но лишь в узком кругу чародейского братства, которому, по большей части, плевать на нужды простых людей. Это, как считал чародей, и станет однажды причиной по которой север падёт под натиском южного соседа, а все северные чародеи быстро свалятся со своих пьедесталов, упав на самый низ, в самую грязь. Остаётся только ждать когда это случится и радоваться, что ты выбрал верный путь.
[indent=1,0]Чародей состроил задумчивое, даже несколько озадаченное лицо, когда конкурентка раскрыла свои замыслы. Наивная простота! Он ожидал куда большего от советницы короля Каэдвена. Разумеется, Ардан пытался отыскать исток иными путями, не требующими его личного вмешательства в поиски, но дитя оставалось немым на его попытки, которые не принесли никаких результатов. Иначе бы чародей не стал тратить столько драгоценного времени, чтобы колесить по местным деревням, да проверять каждого ребёнка в отдельности, нередко вступая в конфликты с местным населением. Эта мерзкая грязная деревенщина... Понадобится несколько месяцев, чтобы отмыть от себя все следы пребывания в этих местах. И всё же, исток был глух, словно его обладатель глубоко спал, не давая отклика ни на какое магическое воздействие. Правда, было ещё одно объяснение подобному. Быть может, здесь и вовсе нет истока... Моэрн нередко задумывался над этим в последние дни, но появление северной чародейки лишь подтверждали, что сведения верны, дитя здесь.
[indent=1,0]- Невероятно! Вы считаете меня дилетантом? Или же я похож на любителя прогулок по деревушкам, пропахшим навозом и скотом? В прочем, это не важно. Если Вы считаете, что победа в этой гонке уже у Вас в руках, то я могу не беспокоиться за своё первенство, - лёгкая улыбка вновь появилась на лице чародея. - Не буду лишать Вас удовольствия. Поиски всё же довольно занятная вещь. Правда, я бы подобрал более подходящий наряд. Дороги здесь просто ужасны.

+1

9

- Ваш прогресс не искоренил множество проблем, и не искоренит их в ближайшие сотни лет. Потому что ваш прогресс не значит ничего, когда вы работаете с тем, что есть, не пытаясь изменить корень и суть. Вы работаете с отжившим свое материалом, не заглядывая в перспективы, которые вам и не могли сниться. Этим вы напоминаете эльфов, которые погрязли в своих традициях и мышлении, поэтому оказались не в силах противостоять людям. Ваш прогресс будет ограничиваться лишь уровнем воображения императора, и сегодня он один, а завтра другой. Сегодня один построил, другой разрушил. Это ваш прогресс, построенный как трон на песке. И император всего лишь человек, а человеку не дано постичь те материи, которые знаем мы, особенно те, кто не боится раскрывать границы. И даже если найдется кто-то достаточно мудрый, чтобы это видение передать, и тот его послушает, это все равно не даст и десятой доли того результата.
Выдав эту тираду, Сабрина облегченно выдохнула далеко внутри, достаточно долго у нее копился гнев на империю, особенно в том, что в чем-то она все-таки была права. Но не была права в главном, именно поэтому это означало, что они проиграют, рано или поздно. Даже если весь Север будет предан огню и будет под пятой империи, они проиграют.
Пожелание же удачных поисков, полное насмешливой снисходительности, лишь раззадорило Сабрину.
- Могу сказать вам одно, дорогой Арден... когда придет буря, будет лучше, если вы спешитесь.
С этими словами она покинула тронный зал. Ей не нужно было ни разрешение Ардена, ни барона, ни Капитула, ни чье-либо еще на то, что она собиралась сделать.
Выйдя во двор, чародейка увидела юношу, что возился с лошадьми. Ее ментальное прикосновение, прощупывающее его, было чуть болезненным, недоучка даже не умеет правильно выставлять защиту. Значит, с Арденом был щенок... было интересно, а готов ли он им был пожертвовать ради своих интересов?

Прошла два дня, казалось, Сабрина застряла где-то в дороге по шею в местной цинтрийской грязи. Другие чародеи точно не одобрили того, что она делала. Попробуй она провернуть нечто подобное в Темерии, Редании или даже у себя в Каэдвене, ее могли за такое четвертовать. Однако, Цинтра находилась в центре влияния Севера, Юга и Скеллиге, и перед кем из них она должна нести ответственность? Мнение же Калантэ ее не волновало, они почти не разговаривали с самого начала ее правления, не выносили друг друга.
Более того, вокруг нее не было никого, кроме Ардена и его щенка во всем баронстве. А в других регионах, если кто и был, он почувствует отголоски.
Посетив с помощью телепортации шесть мест Силы, Сабрина на каждом из них сплела часть сложного Аркана. А после закончила с тем, что был в центре всей этой конструкции. Казалось, слишком много усилий для одного лишь потенциального Истока. Но то общество, в котором она пребывала, по достоинству оценит ее усилия по предотвращению того, что такой ценный приз попадет в Империю.
Зацикленная сама в себе, конструкция обменивалась силой на многие лиги, что уже могло вызвать подозрения Ардена. Простой активацией дело не ограничилось, этого мало, чтобы Исток ответил. Два часа продолжался обмен энергией, Сабрина не рисковала телепортироваться прочь, это прервет ее концентрацию, и разрушит портал, после чего выйдет она лишь по частям в разных местах, или не выйдет вообще.
Грязи вокруг и вправду было полно, но переживать о своем внешнем виде не приходилось.
Вымотанная, Глевиссиг остановилась на поляне, проверив, что вокруг нет даже диких зверей. Да и зверье, предчувствуя неладное, предпочло разбежаться, даже чудовища.
Сев и выставив лучшую защиту, на которую была способна, чародейка разорвала круг...
Неконтролируемая сила хлынула во все стороны, но эту волну могли чувствовать только чародеи, разве что у старух заболели сердце или голова, и также чувствительные дети могли разреветься.
Для чародеев же это было ужасное испытание, когда невероятный терзающий поток проходит сквозь тело, рискуя вытащить твою же собственную Силу и забрать с собой.
Сабрина знала, что выброс займет мгновение, но вместо этого он тянулся годами. Хуже всего то, что она опасалась надолго "оглохнуть", но не настолько, чтобы не почувствовать Истока. Любой чародей или просто чувствительный к Силе, откликнется на это, и будет резонировать еще долго...
Главное перетерпеть...
И все-таки ей пришлось потерять сознание, скорее ради собственного блага.

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Приз один, и он - Исток!