1. Полное имя:
Иврам.
2. Возраст | Дата рождения:
На момент мая 1264 года неполные 25 лет. | 14 июня 1239 года.
3. Раса:
Человек.
4. Род занятий:
Наёмник, путешественник.
5. Внешность:
Мать рассказывала, что бабка и дед Иврама были голубых кровей. Сам он в это слабо верит, но на фоне деревенских мужиков действительно выделяется за счёт благородного лица. Аккуратный прямой нос, высокий лоб, тонкие губы, прямой подбородок - всё это вместе с большими серыми глазами и густой короткой бородой создаёт приятный образ, который едва ли вяжется со всем остальным.
Русые волосы не длинные, но и короткими не назвать. Иврам и рад бы их сбрить, да только они скрывают шрам на левой стороне, идущий от виска к затылку Шрам этот бурый, глубокий, длиной дюйма так в два.
Всё его худое, но жилистое тело ростом в 180 сантиметров в меру покрыто растительностью.
Несколько огрубевшие руки с тонкими пальцами оплетены сетью вен, выступающих из-под кожи.
Одет в серые холщовые штаны, что заправлены в кожаные сапоги. Облачён в серый гамбезон, поверх которого кираса да кожаные наручи до локтей. Сверху суконный плащ с капюшоном.
6. Характер:
Каждый находит себя в каком-то деле. Вот и Иврам нашел себя в сражении. Он никогда не бежит от славной драки, в которой можно выплеснуть свою неуправляемую энергию. Для него нет ничего лучше, чем бой с достойным противником. Никогда не был из робкого десятка.
Хоть и горячая голова, но безрассудством не страдает. На толпу один не выскочит, но при равных силах будет драться до последнего.
В своё время он, видимо, слишком буквально воспринял фразу про добро с кулаками. Готов постоять за справедливость, даже если ради этого придется пробить чью-то черепушку.
Не имеет ничего против нелюдей как таковых. Но ненависть питает к скоя'таэлям за их бесчинства над мирным населением.
На контакт с людьми идёт весьма охотно.
Любит поговорить. Как выпьет, так вообще не заткнёшь. В этот момент идут в ход неприличные анекдоты с песнями, истории из жизни, разговоры по душам. Начать словесную перепалку и последующую за ней драку с посторонним человеком за его косой взгляд? Для Иврама это в порядке вещей. Впрочем, он и трезвый далеко не подарок: сквернословит, хамит, готов взорваться и начать разборки. Помимо выпивки, любит коротать время за азартными играми.
Если он хочет что-то сказать, то он говорит без всех этих вокруг да около.
За своих пойдет в огонь и воду. Дружба и верность для него далеко не пустой звук.
Может бесконечно долго критиковать Темерию, но если придёт беда, то без раздумий встанет на защиту королевства.
7. Цели:
Найти место в жизни и параллельно с этим заработать на кусок хлеба.
8. История персонажа:
Как только до Велена докатились вести о войне, воодушевленный самопожертвованием некой Калантэ и полный патриотизма Иврам из родных Больших Сучьев направился прямиком в Вызиму, дабы записаться в добровольцы и постоять за Север. Все равно дома только мать была, с которой отношения едва не доходили до драки, да надоевшие братья с сестрами, видеть которых не было сил. Обычная семья кметов, одним словом. Даже и вспомнить нечего.
Он был готов к трудностям, когда вручили шлем не по размеру, ржавый меч, такой же щит и покрытый засохшей кровью гамбезон, небрежно зашитый в области груди. Краткий курс молодого бойца не потребовался - до этого Ивраму приходилось брать оружие, когда на деревню нападали бандиты, а позже патрулируя округу в составе вооруженного отряда как полноценный страж порядка. Впрочем, местечковые столкновения с разбойниками на дороге и рядом не валялись с той войной, на которую молодой северянин попал.
Иврама сослуживцы за глаза называли Мясником, который при виде «чёрных» впадал в ярость, заканчивая свой бой лишь с последним вздохом врага. Война раскрывала его потенциал удалого рубаки, которого хлебом не корми, дай врагу отечества кишки выпустить.
Свой главный же бой Иврам принял под Содденским Холмом. Тогда он оказался в самой гуще сражения. Последнее, что он помнил - это как его меч вошёл в шею придавленного павшей лошадью офицера.
А потом... А потом кто-то из кавалеристов проскакал рядом и ударом своего оружия, которое Иврам даже разглядеть не успел, отправил сына Темерии в никуда.
Сил встать не было. Голова гудела и кружилась. Неудобный шлем всё-таки сделал свое дело и спас норда, пускай и не уберёг от увечий - вогнутые стальные края  впивались в рану на голове. Кровь залила лицо, во рту были комья грязи. После тщетной попытки встать снова провал.
Желание убраться подальше от места побоища заставило продрать слипшиеся глаза и ползком пробираться к своим, пока не добрались падальщики.
Пока Иврам полз по полю прошедшей битвы, над которым уже кружились вороны, его тошнило от смрада и головокружения. Теряя сознание, он из последних сил позвал на помощь людей. Обнаружившая его медсестра удивилась тому, как он вообще жив остался с его-то головой. Он и сам не знал ответа. Дуракам везёт, наверное.
Месяц-другой в госпитале прошел как один неплохой день, ибо делать ничего не надо было. Только голова болела и швы неприятно стягивали кожу. Рана хоть и выглядела едва ли не смертельной, но на деле всё обстояло куда лучше, хоть без последствий и не обошлось. Ну а как окреп солдат, так война кончилась. Пришла пора возвращаться домой.
Родня не была особо рада видеть Иврама, ибо сестра его к этому моменту успела разродиться, а дома и без него совсем уж тесно стало. Но близкий же человек, приняли. И вскоре пожалели об этом.
Местные говорили, что ему голову на войне отбили. В чем-то это было правдой. Только не в голове дело - война с сопутствующей ей жестокостью повлияла. Если раньше он был просто шумным и бойким юношей, то по возвращению напоминал зверя в клетке, которому хочется в родную стихию. Регулярные драки в корчме, запои и скандалы - слава о нём гремела на всю деревню. Последней каплей стала поножовщина с собутыльником.
Ветерану указали на дверь. Плюнув на все и собрав вещи, пришлось идти куда подальше от родного дома, предлагая услуги наёмника. Мог бы и в стражники во Вроницы податься, но больно уж мир хотелось посмотреть.
9. Навыки и умения:
Здорово владеет мечом и щитом.
Драться любит и умеет. Знает множество приёмов.
Не обделён физической силой и прытью, хоть по нему и не скажешь.
Стрельба из арбалета на уровне самоучки. Сам Иврам в жизни бы не приобрел арбалет, но в качестве трофея вполне себе. Находит применение этому во время охоты, в которой также есть базовые познания.
Умеет ухаживать за оружием.
Первую помощь себе и другому оказать вполне себе способен.
Верховая езда. С седла не падает и ладно.
Следит за одеждой. Шить не умеет, но постирать в его силах.
Умеет плавать.
Умеет сносно готовить. Не шедевры кулинарии, но и отравления не будет.
Знает толк в гвинте.
10. Слабые стороны:
Как выпьет, так неуправляемый. И чем больше алкоголя выпито, тем меньше тормозов. Проблема в том, что выпить Иврам любит.
После ранения в голову левое ухо хуже слышит, а левый глаз не так ясно видит.
В магии совершенно глух. Даже камень в этом плане не так безнадёжен.
Если на всеобщем читает сносно, то пишет кое-как. И это после того, как отдал деньги за занятия – без этого на дороге никак.
Нервничает и психует, когда слишком грязный, и нет возможности помыться.
11. Имущество:
Темерский стальной меч.
Стальной потёртый треугольный щит.
Кираса.
Серый гамбезон.
Кожаные наручи по локоть.
Серые холщовые штаны и кожаные сапоги.
Зелёный суконный плащ с капюшоном.
Трофейный арбалет и болты для него.
Сумка, в которой такие необходимые в дороге вещи, как походной котелок с ложкой, огниво, меховая накидка. Всегда держит пару картофелин и морковок на черный день, когда в дороге есть будет нечего. Всегда нужный кусок мыла. Имеет при себе флягу с водой. Есть мешок с полтораста оренов.
В отдельном кармане лежит колода для гвинта.
На бедре в ножнах покоится охотничий нож.
Конь гнедой по кличке Пирожок, который был честно выигран в драке.
Об игроке:
1. Планы на персонажа:
Найти приключений на одно место в странствиях по северным королевствам, принять участие в битве под Бренной.
2. Связь: ICQ, Skype
Дискорд: Дифуза#1802
3. Знакомство с миром:
Игры, вики, книги.
4. Как Вы нас нашли?:
Гугл.

Пробный пост

Утренняя летняя прохлада в конце концов заставила Иврама подняться со своего места. Поленница за корчмой оказалась весьма удобной для того, чтобы на ней можно было расположиться для сна. Разве что занозу можно легко получить.
Выпитая минувшей ночью водка не давала собрать мысли воедино и вспомнить то, как он вообще очутился здесь. Особенно много вопросов вызывало пятно чужой и достаточно свежей крови на рубахе, о происхождении которой не было никаких предположений. Уже когда Иврам шёл домой по ещё спящей деревне, в голову приходили обрывки минувшего вечера. Последний по хронологии отрывок - это как он выпивал с Мариушем, который на деревне известен как тунеядец и пьяница, сидящий на шее у своей жены. По-хорошему, стоило заявиться к нему домой в поисках ответов. Но желание пожрать и нормально выспаться было гораздо сильнее.
Зайдя в дом, Иврам как обычно громко хлопнул дверью и начал рыскать на кухне в поисках съестного, гремя посудой и скрипя полами. Ему было все равно, что на печке в двух шагах от него спал младший брат. Через минуту проснулся племянник, которому и года-то нет. А уже его рёв разбудил обитателей хоть и большого, но всё же тесного дома.
К Ивраму, который хлебал найденную на печи похлёбку прямо из котелка, пришла разбираться его сестра, Мирка. Только вот исходящий от неё аромат детских фекалий и пота он почуял гораздо раньше.
Ты воняешь как наша собака. Помылась бы хоть, наседка малолетняя.
Иврам как обычно не проявлял жалости к домашним. Мало того, что заняли его угол, так ещё указывать как ему жить смеют.
Ты хоть знаешь который час? — Девушка посмотрела на него взглядом, излучающим недосып и усталость, смешанную с презрением, — Ну дай ребенку поспать!
Ну так пускай спит. Я-то тут причём? — Иврам невозмутимо закусывал луком, громко хрустя им.
К этому моменту на кухню подтянулись почти все живущие здесь. Не хватало только матери, которая с утра пораньше куда-то убежала. К Мирке подошёл её благоверный, имя которого Иврам постоянно забывал. Детина с простым лицом аккуратно положил свои руки ей на плечи и поцеловал в макушку. Иврам обратился уже к нему:
Так, затыкай свою бабу...
Веди себя нормально. — Детина неожиданно для всех пошел на него Неожиданно, потому что до этого он старался не обращать внимания на нападки со стороны ветерана.
Или я заткну тебя.
Прошипел Иврам, явно не ожидавший от него сопротивления. Он поднялся и опёрся руками о стол. Обстановка явно накалялась. Мирка убежала к ревущему ребёнка, явно не желая видеть назревающую драку.
Отсрочила акт насилия мать, влетевшая в дом и полотенцем огревшая Иврама.
Ты нахера Мариуша ножом ударил? Как я его Руфинке в глаза смотреть буду? — Женщина звонко орала на всю округу.
Раз ударил, значит был повод. — Он ничуть не удивился таким подробностям прошлой ночи.
Было за что? — Мать была готова взорваться. — Руфинка ночью в дверь к нам ломится, говорит, что ты мужа её порезал. Бегала я вот сейчас его отпаивать. Лежит, бледный весь. Бок дырявый. Хватит нас позорить, сынок! Ты нам же всем житья не даёшь, понимаешь?
Женщина тараторила так, что у виновника скандала голова ещё больше пошла ходуном. Грузная женщина села на стул, и официальным тоном объявила о том, что Ивраму стоит покинуть их дом. Насовсем. Сам Иврам понимал, что такой исход был лишь делом времени. Он прошелся взглядам по своим братьям и сестрам, на лицах которых читалась надежда и  мольба. И лишь Детина с удовлетворённым лицом медленно кивал. Их взгляды пересеклись.
Входная дверь была распахнута. Мирка бегала с ребенком на руках и кричала будто режут её. Мать звала на помощь соседей. Сами же соседи с интересом смотрели, как Иврам возле крыльца дома избивал сбитого с ног мужа своей сестры родной.
Я воевал за то, чтобы ты, сука такая, мою сестру трахал?
Он не жалел силы. Он мог простить многое своим родственникам. Как бы он их не доводил до истерик, но за них всегда готов встать готов. Но он не мог простить то, что какой-то хрен с горы будет в чужом ему доме указывать как жить. Как только тот перестал оказывать сопротивление, ветеран поднялся на ноги и, оглядев свидетелей, зашёл в дом. Без слов он переоделся в чистую рубаху и достал свою старую сумку, в которую принялся складывать вещи. Повесив на пояс мешочек с приготовленными на подобный случай деньгами, он вместе с сумкой снова вышел во двор. Голова гудела от похмелья, что лишь злило Иврама. Посмотрев на свою семью, которая поднимала избитого, он без прощаний растолкал соседей и пошел в сторону восходящего солнца. Идя по деревне, он сглатывал комья обиды, но винить было некого. Дойдя до её границы, Иврам в последний раз оглядел родные края и, перекинув сумку на другое плечо, пошел дальше.

Отредактировано Иврам (2018-10-18 20:25:09)