Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » Невыплаченные долги


Невыплаченные долги

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время: 9 февраля года 1265-го.
Место: Гелибол, Редания
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Матильда Хелльстром
Описание: Так случается, что даже кругом перестраховавшиеся купцы оказываются в западне. Не то чтобы Эбенгард не доверял всем своим подельникам и торговым партнёрам, но неизменно был уверен в том, что даже если обманувший на большую сумму денег партнёр и убежит - то недалеко. Ведь есть связи, способы. Но что делать, если твои длинные руки не могут достать человека, у кого остались перед тобой невыплаченные долги? Само собой, ехать к черту на рога и искать того, кого в любой обычной ситуации ты бы не стал беспокоить.

+2

2

День выдался погожий, насколько мог быть погожим февральский денёк у подножия Пустульских гор.
Рихард Эбенгард, которого за последние годы предназначение сводило с очень разными людьми, в том числе и магами, даже успел немного попривыкнуть ко всей этой непонятной чародейской мути. Огонь из воздуха, вода из ниоткуда, ветер из задницы - от этой магической братии можно было ожидать чего угодно: и от таких фокусов среднестатистический торговец убежал бы в ужасе, но только не Эбенгард.
Эбенгард нынче шел по снегу, поскрипывая утепленными сапогами и кутаясь в плащ с меховым подбоем, как раз в сторону дома магички, которая была его последней надеждой в безнадежном деле. Ну может и не последней, но, во всяком случае, одной из последних.
Рядом с ним шел темнокожий спутник, перешагивая сугробы и опираясь на огромный протазан, - совершенно впечатляющего роста зерриканец, с шириной плеч которого мог поспорить мало какой человек или краснолюд, укутанный в теплые меховые одежды, выглядел еще больше, чем обычно. Зигефар Молотильщик, с которым судьба сводила Эбенгарда пять лет назад, снова нашел своего старого работодателя и решил наняться в телохранители, дабы спокойно пережить зиму. Рихард был не против.
Даже учитывая, что мозгами зерриканец был обделен, это не мешало ему отлично исполнять свои обязанности по охране тушки купца.
- Так говоришь, впятером на тебя навалились? - Рихард бросил насмешливый взгляд на зерриканца, отметив, что за прошедшие годы у того действительно прибавилось шрамов на морде.
- Точно! - от акцента здоровяк так и не избавился, даже прожив столько лет на Севере, - Я тогда своих, из отряда, рядом-то не увидел, да. Ну, думаю, и сам справлюсь. Ну и вырубил их всех... Корчмаря потом ради смеха вырубил!
Дружный смех двух мужчин, пробиравшихся через снег, вспугнул стаю ворон, сидевших на соседнем дереве - они с карканьем поднялись в небо и полетели в неизвестном направлении.
Вскоре впереди показался нужный дом. Вернее - особняк. Если бы к нему был приторочен огороженный дворик и пара амбаров, или еще каких хозяйственных построек, то Эбенгард бы смело назвал это поместьем. Выглядел дом премрачно.
- Смотри, Зиги, мы уже подходим, - купец кивнул на угрюмый особняк.
- Морды бить будем, мастер Эбенгард? - с пониманием спросил зерриканец.
- Ну нет же! - поморщился Рихард, переступая через замерзший кусок грязи, - Я иду к магичке. Поговорить. Никого бить не надо, понял? Ты со мной просто для солидности. К тому же, если нарваться на неприятности - она запросто сожжет нас обоих, не сильно напрягаясь.
- Ммм, - заметно погрустнев, промычал Зигефар. Он уже понял, что сегодня не будет никакого праздника и развлечений.
- Чародейки, друг мой, они такие. Как-то раз одна при мне расколдовывала коробку, которая могла разорвать к чертям целый отряд. Что было-то! Тени метаются, огни кругом, молнии, всё трещит! Я вообще по натуре не пугливый, но тогда у меня просто жопа вспотела.
- Чародейки-шмародейки, - на кривом общем высказался Молотильщик, - А я вот никогда не видел как колдуют. Так что не верю во всё это. Вот увижу - так и поверю.
- А книгам ты не доверяешь, да? - ухмыльнулся купец.
- Мастер, читать-то я не умею, - махнул рукой зерриканец, - Но как-то мне один умный знакомый читал. Там книга была про звезды, что на небе светят ночью. Ну и писали, мол, это какие-то звери и люди, которых когда-то боги на небо закинули. Но мне кажется, это всё неправда.
- Почему ты так решил? - едва скрывая смех, спросил Рихард.
- Ну... разве так может быть, чтобы человека - и на небо закинуть? По мне это всё враньё. Не люблю враньё.
- Резонно, - констатировал купец и, подходя к двери, добавил, - Пока стой здесь. Если госпожа чародейка изволит - зайдёшь внутрь, но будешь стоять возле двери.
- Ладноть, - судя по измученному выражению лица Зигефара, ему очень хотелось, чтобы его пустили внутрь дома, а не оставляли на морозе. Но приказ есть приказ.
Эбенгард ударил сапогом об сапог, стряхивая снег и, наконец, вежливо, но достаточно громко постучал в дверь, прислушиваясь к звукам изнутри особняка.

+3

3

В доме никогда не бывало тихо. Даже в отсутствие хозяйки он будто бы продолжал жить своей собственной жизнью. Шорохи и глухие постукивания внутри старых стен, будто тягостные вздохи, пробегали по комнатам один за другим, сами собой скрипели половицы, открывались и закрывались от сквозняка двери. Словно столетний оглохший старик, дом вечно полудремал, закрыв глаза-ставни, и совсем не обращал внимание на то, что творилось вокруг. Даже когда в дверь громко и уверенно постучали, он далеко не сразу откликнулся, будто осознавая, что это такое вдруг произошло.
Лишь спустя пару мгновений в глубине дома послышался шаркающий звук, будто бы кому-то лишь с большим трудом удавалось оторвать ступни от пола, и потому он предпочитал этого не делать. Звук неторопливо двигался к выходу, иногда вздыхая и скрипучим голосом приговаривая, что идёт-идёт, вот-вот, сейчас откроет.
За дверью щёлкнуло и в открытой полоске пространства перед посетителями предстала совершеннейшая темнота, из которой единственным жёлто-карим глазом на них пялилось нечто. Можно было с уверенностью сказать, что старухой, высунувшей горбатый, украшенный огромной волосатой родинкой, нос, местные пугали детей, когда те не слушались. Бельмо заволокло её правый глаз, и опустившиеся над ним веко и бровь, будто бы осознавшие свою ненужность, создавали занятную иллюзию, будто лицо старухи сползало вниз, словно подтаявший воск.
- Чавось? Хтось такие? - проскрипело ржавое корыто откуда-то изнутри напоминающего гору мешков тела.  - Не ждём мы никого, чавось надо?  - верхняя губа бабуси приподнялась, обнажая десну и дырявый забор зубов. Она вытягивала круглую голову в платке вперёд, словно индюшка, демонстрируя старческую глухоту, периодически переспрашивая слова, заставляя гостей сильно повышать голос.
  - Ох, да чаво так орать-то? Тьху на вас, ну заходите - медленно переваливаясь с ноги на ногу, словно утка, старуха сначала заперла дверь за гостями, а затем повела их по дому. Громоздкая резная мебель и обилие украшений на стенах будто давили на и без того узкие пространства комнат и переходов. По углам то там, то тут были видны скопления пыли, кое-где с потолков свисала паутина, наглядно демонстрируя отношение хозяйки к уюту.
В последней комнате было светло и уютно, относительно всего остального дома. По крайней-мере, не спускались на тонких нитях пауки, не было пыли, мягко потрескивал огонь, а в одном из тяжёлых мягких кресел выбивалось из общей картины мрачной, заброшенной роскоши старухино вязание. Стало возможным разглядеть её: низкорослая, бесформенная, с длинной шеей и маленькой головой, она была одета в самую простую одежду, и лишь изрядно потрёпанная шаль была скреплена увесистой золотой брошью с огромным драгоценным камнем. В его черной сердцевине при каждом движении старухи рождались красные всполохи, и так же мгновенно исчезали.
- Ждитя тут - старуха махнула рукой на кресла и вновь, ковыляя, скрылась во тьме дома, переваливаясь с ноги на  ногу, не беспокоясь об оставленных наедине с незнакомцами старинных ценностях. Это был единственный дом в городе, где были рады ворам. В этом же доме даже трогать что-то лишний раз было уже опасно.

Через половину вечности старуха доковыляла до рабочего кабинета хозяйки дома. Матильда, зависнув над неприметной книжицей с желтыми страницами вырезала из ткани.
- И кого там принесло? - чародейка, не отрывая глаз от работы, дала дала знак подать ей булавки со второго стола. Пока помощница не спеша излагала ей свой рассказ, приправляя категоричными замечаниями, она закрепила булавками контуры человеческой фигуры и начала сшивать заранее заготовленной грубой ниткой. Выслушав рассказ, Матильда иронично пожала плечами.
- Пусть ждут. Я только начала -
Бабулька понимающе кивнула и так же медленно направилась обратно к гостям. Ещё половина вечности прошла в скрипе половиц и старческом пыхтении. Матильда уже закончила набивать человеческую фигуру травами, мхом и волосами, когда та наконец-то плюхнулась в кресло к своему рукоделию.
- Ждитя, оне занятая - старуха, кряхтя, умостила свои телеса поудобнее и взялась за вязание, уже не обращая ни на что внимания.

Через неизвестное количество времени Матильда сметала со стола обрезки ткани, скомканные записи и прочий мусор и наконец вспомнила, что к ней пришли. Она убрала криво сшитую куклу в сундук и набила трубку.
Выпуская клубы дыма, Матильда неспешно вплыла в гостевую, где в кресле мирно похрапывала её помощница. С важным видом чародейка расположилась напротив гостей.
- День добрый. С чем пожаловали?

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » Невыплаченные долги