Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Смертельный номер


Смертельный номер

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: 9 июня 1264 года.
Место: Каэдвен.
Действующие лица: Сабрина Глевиссиг, Карла Вайсберг.
Описание: Когда на сцене торжественно объявляют «А сейчас – смертельный номер», никому и в голову не приходит мысль, что в ходе представления кто-то действительно умрет. Все думают, это просто громкие красивые слова, предназначенные вызвать пущий интерес у публики к предстоящему выступлению. А зря. Порой суть смертельного номера как раз в том и заключается, что кому-то придется умереть.

+1

2

Вечера в Каэдвене никогда не обладали ковирской пышностью или реданским весельем, здесь все было спокойнее и даже чопорней, если можно так сказать. Разве что напивались в хлам везде одинаково, а именно многие каэдвенцы могли похвастаться своей устойчивостью, соперничая с темерцами.
Так или иначе, Сабрина скользила сквозь всю эту атмосферу в своем черном платье, не оставляющим ни одного местечка для фантазии, ибо все прелести и изгибы ее тела были открыты для любования, и казалось, что платье готово вот-вот соскользнуть вниз, а ведь под ним и вправду ничего не было.
Ничего нового за прошедшие сто лет, разные забавы придумывались, забывались, потом изобретались заново с таким видом, будто были открыты лекарства от всех хворей.
Но сказать, что чародейке было скучно, значит, нагло соврать. Она давно научилась наслаждаться тем, что есть, и извлекать из всего пользу. А здесь у нее было важное дело, и даже не одно. Разумеется, от раздражения по отношению к самым невыносимым людям это не спасало, однако, мало кто решался потревожить ее по пустякам. Уж в Каэдвене так точно. Даже уже навеселе, те, кто не стеснялись приставать даже к жене хозяина поместья, пятились и уступали дорогу, понимая даже сквозь пьяный угар, что встать на пути чародейки это подписать себе смертный приговор. И при этом не обязательно, что именно смертью все и закончится.
Оглядываясь так, будто окидывая зал совершенно безразличным взглядом, Глевиссиг быстро нашла искомую цель. Ее связной, рыцарь, замаскированный по обычного мелкого дворянина. Имя его было не так важно сегодня как сведения, что он готов выудить у пары гостей и передать непосредственно Сабрине. Он был очень ей обязан, и она, в свою очередь, умела очень хорошо благодарить, в результате у большинства тех, кто без страха и упрека говорил о своих высоких качествах и чести, готов опуститься до мелкого сплетника и недоделанного шпика. Но все ей на руку, такими людьми легко управлять, а при ее профессии в политики - это самый надежный инструмент.
Но вместе с тем Сабрина заметила еще одну гостью. Казалось, ничего особенного в ней не было. Но почти вековой опыт быстро подсказал. Она здесь ни на своем месте...
- Смотрю, вечер для вас проходит скучно, - невзначай заметила чародейка, прошелестев мимо своим платьем, продолжая оставаться вне поля зрения гостьи, пока той не придется повернуть голову.
Платье на ней смотрелось хорошо, манеры какие-никакие имелись. Но что-то было не то. И Сабрина надеялась это узнать. Это не значило, что она запоминала каждого человека, которого встречала.
- Сабрина Глевиссиг, - представилась чародейка, прекрасно зная, что ей не удастся никак здесь скрыться под какой-то другой личиной.

+1

3

Кольцо боли на секунду сдавило грудную клетку, в легких застрял воздух. С губ сдавленно сорвалось ругательство.
- Вот так. – Затянув последнюю тесемку сзади на платье, молоденькая артистка отошла в сторону, предоставив возможность женщине, которой она помогала одеваться, полюбоваться собою в зеркале.
Женщина с приятным изумлением изучала отражение и не узнавала себя. С другой стороны на нее смотрел совсем иной человек. Свободное платье цвета спелых плодов голубики с короткими рукавами и воротом под самое горло, заботливо уложенные в простую прическу волосы, вымытые и вычесанные, чистое лицо, аккуратно подстриженные ногти, пара посеребренных браслетов на левой руке, оба толщиною с два пальца их владелицы. Когда она последний раз носила платье? Если память не подводила, еще до того, как вернулась домой в 1261 после скитаний по миру и сейчас, спустя три года, женщине пришлось сделать над собой усилие, дабы поверить в то, что ей показывало зеркало. Как бы абсурдно, или удивительно, или смешно это не звучало, отражение действительно принадлежало ей, Карле Вайсберг.
Так вот как она могла выглядеть, сложись ее жизнь иначе.
«Вовсе недурно» - оценила свой внешний вид Карла. Ее руки аккуратно прошлись по платью вдоль талии. Ножен на поясе, тяжести сабли все-таки не хватало. Успокаивали две острые стальные спицы, благодаря которым держалась прическа. Полноценным оружием их не назовешь, однако уколоть ими человека насмерть можно.
- Карла, дорогуша, великолепно выглядишь. – В комнату вошел руководитель труппы. Прищурил маленькие глазки, выискивая изъяны у своих подопечных.
- Йум, - палец руководителя указал на хиленького юношу с черными кудрявыми волосами, - ужасный дублет. Сплошной оранжевый цвет – ужас. Смени на тот, двуцветный.
Маленькие глазки не остановились на достигнутом, нацелились на новую жертву.
- Армин, надеюсь, ты не собираешься выходить к публике с таким бардаком на голове.
Девушка – эльфийка, помогавшая Карле наряжаться перед выступлением, в недоумении коснулась своих волос, подошла к зеркалу, чтобы рассмотреть, чем оказался недоволен старший.
- Карла… - зеркало достаточно полно передало холод взгляда, с которым столкнулись маленькие глазки. Руководитель отчетливо прочитал в нем: «Давай, скажи мне что-нибудь». – Великолепно выглядишь. Так, уважаемые, мы выступаем после шарлатанов-фокусников. Когда они будут заканчивать, хочу видеть вас рядом со сценой, готовыми предстать перед публикой. Симоне караулит там, внизу. Он вас предупредит, когда нужно будет выходить. Всем понятно? Карла, ты куда?
- Что-то я нервничаю перед выступлением. Пойду немного развеюсь. Йум, возьми мою флейту, если я вдруг буду опаздывать.
Женщина закрыла за собой дверь и уже не услышала слов, которые руководитель труппы бросил ей вслед.
Следовало еще раз все проверить перед тем, как приступать к исполнительной части, чтобы не пришлось в последний момент отменять утвержденный план и импровизировать.
Карла спустилась в просторную залу, в этот вечер пылавшую жизнью и весельем. От каменных стен, увешанных узорчатыми гобеленами, отражались десятки голосов. Столы расставили в центре таким образом, что стол хозяина находился во главе, от него по обеим сторонам в длину вытянулись остальные, образуя таким образом незавершенный прямоугольник. Пространство между длинными сторонами фигуры, которого хватило бы для десяти человек, выстроившихся в линию, и являлось «сценой», как его назвал старший труппы. Зал освещало множество свечей, горевших в канделябрах, расставленных вдоль стен (естественно, таким образом, который исключал возгорания гобеленов), и в двух люстрах, подвешенных высоко над полом. Одна из них так удачно висела над тем местом, где с началом представления расположится хозяин дома вместе с супругой.
Удовлетворенно отметив, что ничего не изменилось со вчерашнего вечера, Карла решила вернуться в комнату, выделенную владельцем поместья для приглашенных музыкантов.
- Смотрю, вечер для вас проходит скучно.
Сперва Карла подумала, что обращаются вовсе и не к ней, но, осторожно посмотрев по сторонам и не увидев рядом никого другого, всем телом развернулась к незнакомке.
- Карла Нойбах. - по крайней мере, под этим именем ее знали другие участники труппы.
О Сабрине Глевиссиг, придворной чародейке короля Хенсельта, Карла многое слышала не только в Каэдвене, но и за его пределами. Люди о ней говорили хорошо, люди о ней говорили плохо, Карла же пока могла сказать лишь то, что наряд у чародейки более чем вызывающий. Ни одна другая женщина, присутствовавшая в зале, не позволила себе одеться таким издевающимся над нормами приличия образом.
- Честно признаться, я немного нервничаю. А когда я нервничаю, то делаю вид, будто мне скучно. Таким вот образом пытаюсь скрыть свою взволнованность. – Карла слабо улыбнулась, вложив в эту улыбку свои извинения, понимая, что ее слова прозвучали несколько глупо.
Как же долго она не общалась со светскими людьми (именно общалась, а не обсуждала условия нового заказа)! В этом деле, знаете ли, нужны определенные навыки, знания правил и устоев, которых непременно нужно придерживаться, если не хочешь выставить себя в дурном свете. А любые навыки и знания, когда их не применяют на практике, забываются. Карла уже умудрилась допустить ошибку – не исполнила реверанс или хотя бы книксен. Так что извинялась она своей улыбкой еще и за это.
- Осмелюсь предположить, что вы тоже скучаете. Это ведь не самое яркое мероприятие, которое вы посетили за свою жизнь, я права?
Карла отмахнулась от прислуги, разносившего на подносе заполненные белым вином бокалы. А на сцене в это время появились шуты. Представление начиналось. Что же, Карла присоединится к остальным музыкантам непосредственно перед выступлением. Оставив чародейку, не закончив с ней разговор, она бы проявила признаки дурного тона.

Отредактировано Карла Вайсберг (2018-10-14 19:23:12)

+1

4

Память не сразу подсказала Сабрине, что она уже видела эту девушку среди других приглашенных музыкантов и остальных, кто призван развлекать достопочтенную скучную местную публику. Но при этом она настолько фривольно и спокойно двигалась среди остальных гостей, что ее легко можно было спутать с дворянкой мелкого пашиба. В другое время она бы не обратила на нее внимание, но именно связь с музыкантами заставила заинтересоваться. Обычно они держались в стороне от остальных, так было принято. А уж тем более редко наряжались в такие платья, которые в некотором роде приравнивали их к тем, кому они должны прислуживать.
Но оскорбило ли это Глевиссиг? Ее мало что могло оскорбить из подобного при всей ее вспыльчивости, ибо здесь не было какого-то неуважения именно к ней, после чего пришлось бы ставить виновника сей оказии на место.
Нет, здесь как раз наоборот, было хоть что-то, что поможет расшевелить это болото. Когда живешь почти сотню лет, радуешься любой мелочи, что чуть выбивается из общего положения вещей. Это не значит, что чародейка умирала от скуки. просто это делало вещи несколько пикантнее.
- Судя по акценту вы откуда-то с югов, если я правильно понимаю? - тут же ухватила ситуацию в свою инициативу Сабрина. - Я бы сказала Ривия или еще южнее. Но в вашем  имени есть еще и примесь нильфгаардских королевств. Что еще больше удивляет, как именно вы оказались здесь, да еще в таком положении, и в такой компании. Это бы занимало мою голову весь вечер, но я предпочла подойти и познакомиться, чтобы ее освободить. Надеюсь, вы не сочтете это бесцеремонным и оскорбительным.
Ее тон, в общем-то, спокойный и умиротворяющий, был, тем не менее. властным, говоривший, что если это кажется как раз бесцеремонным или оскорбительным, то это исключительно проблемы другой стороны. Для Глевиссиг на ее земле и ее положении подобные вопросы являлись необходимостью, нежели чем-то еще.
- Способ хороший, я бы даже сказала, правильный. Это хорошее начало, чтобы учиться дальше. Убеждать других видеть то, чем на самом деле оно не является, на самом деле великий дар.
Который сама Сабрина думала, что освоила в совершенстве. По крайней мере, пока ей редко приходилось в подобном ошибаться.
- Не самое. Но до скуки мне далеко. Когда вокруг целый клубок интриг и низших человеческих качеств, готовых в любой момент выплеснуться через край, никогда не будет скучно. Вам ли не знать?
Хотя откуда ей знать. Даже если она и была из дворянского рода, то была скорее домашней девочкой, нежели той, кто пробивает все преграды. Или может потому она и здесь, что пробивает преграды совсем по-другому?
- Я вас не задерживаю от вашего перформанса? Несомненно, на фоне того, как вы легко и грациозно балансируете в этом зале, будто являетесь своей здесь и далеко не в первый раз, воистину это будет интересным зрелищем, - вновь улыбка, но в этот раз это был оскал настоящего хищника, который никогда не смотрит на добычу дважды, не играет с ней, а заглатывает целиком, не давая никакой возможности вырваться.
Дракон в женском обличье, что нацепил на себя самое сексуальное и обтягивающее платье, на которое хватило фантазии. Но далеко не самое откровенное, которое могла позволить смелость чародейки.

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Смертельный номер