Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Самый искусный маг


Самый искусный маг

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: 15 августа 1252 года.
Место: Ковир и Повисс.
Действующие лица: Данияр из Повисса, Эмиель Регис
Описание: Не человек должен служить магии, но магия - человеку. Однако, легко возгордиться, обладая такой мощью. Многие чародеи в своих изысканиях приносили беды себе и человечеству. И если создатель по тем или иным причинам не может разобраться с делом рук своих, иногда этим приходится заниматься случившимся рядом людям. А иногда - и нелюдям.

+4

2

То, что изначально планировалось как тихая и вполне рутинная демонстрация работы поискового заклинания, стараниями родственников Данияра превратилось в развеселый пикничок, размахом напоминающий свадьбу или празднование юбилея какого-нибудь особенно богатого и нужного всем человека. Чародей догадывался, что так и будет, но не предполагал такого размаха. Поначалу собирались ехать только отчим и дяди с их сыновьями. Затем к компании присоединилась вечно сующая везде свой нос тетушка, решившая прихватить с собой парочку "хороших девочек, поесть вам приготовим на месте, и вообще, стоит присмотреться". Мать тоже решила не пропускать такого праздника, за хорошими девочками потянулись остальные родственники и друзья семьи, а также девочки, решившие продемонстрировать, что ничем не хуже, в сопровождении их маменек. Весть о готовящемся празднике с магическими фокусами, едой и выпивкой разлетелась как горячие пирожки в базарный день, начали звать друзей семьи, соседей, знакомых, вообще случайных людей. В результате караван, собравшийся к старой забытой богами и людьми шахте, насчитывал несколько возов и человек пятьдесят, не считая детей, и уже всерьез напоминал издали то ли переросший бродячий цирк, то ли разукрашенную толпу беженцев, причем бежали они явно от скуки.
Верховодили, разумеется, тетушки. Маменька, так и не научившаяся в свои немного за пятьдесят этому искусству, слушала их с еще большим вниманием, чем собственного сына - потому что сыну все равно, он городской, приехал и уедет, а тетушкам лучше знать, что люди скажут и как себя выгоднее показать. Данияру же отводилась роль достопримечательности. Высказывать умные и не слишком провокационные мысли разрешалось. Развлекать детвору и взрослых простейшими иллюзиями и прочими мелкими фокусами - разрешалось. Смиренно выслушивать мнения старших о политике, смысле жизни, тайнах вселенной и даже магическом искусстве - разрешалось. Спорить разрешалось, но тактично и в меру, чтоб не портить людям праздник. Присматривать себе невесту - разрешалось, причем так настойчиво и с указанием конкретных кандидатур, что Данияр не выдержал и сбежал от тетушек в другой конец обоза.
Расположились шумным лагерем на широкой поляне, неподалеку от развалин старого домика, от которого остался только поросший травой фундамент. Демонстрацию заклинаний - собственно, то, зачем приехали, - отложили на послеобеденное  время. Женщины постарше взялись за готовку. Некоторые из их мужей через некоторое время после разбивки лагеря пропали; вернулись нескоро, порозовевшие и с отчетливым запахом спиртного.
- Здорово все-таки, - сказала сестра Данияра Лана, под шумок увлекшая его на прогулку и разговор. - Почему раньше не приезжал?
- Учеба, практика, времени мало было. Я хотел, но вот только смог вырваться.
Большинство чародеев вообще не возвращались домой, а если и возвращались, то ненадолго, лишь затем, чтоб убедиться, что связи с семьей окончательно потеряны и перед ними совершенно чужие люди. Обучение было долгим, трудным, захватывало целиком, многих изменяло совершенно, и поговорить с бывшими родственниками такому человеку было не о чем. Обычно так и происходило. С Данияром случилось несколько иначе. Его действительно ждали, и он действительно рад был проведать близких, и даже жалел, что пришлось задержаться. Нужно было для начала немного укрепиться в мире, попробовать себя в деле, заработать да хотя бы на подарки всей многочисленной родне, что в итоге все же удалось - и пусть каких-либо по-настоящему значительных достижений в магии он не получил, для своих он уже был самым настоящим чародеем. Гордостью семьи, которую не грех продемонстрировать всему свету.
- Или боялся, что тебя так просто теперь не отпустят? - поинтересовалась Лана ехидно, преодолевая некоторую неловкость. - - Дядя Свен уже говорил, что возьмет тебя в долю? В свое новое развивающееся дело.
- Насколько я понял из услышанного, оно развивается уже пятый год.
- Ага, никак не разовьется. А тетушка Матильда говорила, что женит тебя на дочери своей подруги. Видел такую, высокую, с черными волосами?
- Хорошую вещь браком не назовут. Кстати, а где сама-то тетушка?
- А, - махнула рукой Лана, - пронюхала, что среди гостей какой-то медик затесался, пошла свои болячки показывать. Причем пронюхала буквально, очень уж травами от него пахнет. Пойти что ли спасти бедолагу, пока…
- Данияр! То есть, господин чародей, а можно ли вас на минутку?
Раскрасневшиеся мужики добродушно громыхнули хохотом. Данияр взглянул на сестру, сестра ухмыльнулась, пожала плечами, мол, позже поговорим, и исчезла за ближайшей кибиткой.
- А вот скажи нам, вот ты как чародей должен знать, а правда ли, что нами всеми тайно управляют дракониды, которые натягивают на себя шкуру людей и скрываются среди нас?
- Да не дракониды, а ящеролюди.
- И какая нахрен разница?
- А смотри...

Со стороны центра поляны доносилось девичье пение в несколько голосов. Над лагерем плыли облака и поднимались ввысь струйки ароматного дыма. Пахло тушеными овощами, жареным мясом, рыбой и прочими прелестями сытной жизни. Все откровенно наслаждались жизнью и ждали еще больших чудес.

+3

3

Внешний вид: Одет в лёгкую серую рубашку, широкие тёмно-бордовые брюки из мягкой ткани, обычную чёрную робу, перехваченную узким ремнём. Замшевые ботинки с крепким каблуком.
Инвентарь: Неизменная торба с травами, кошель, небольшая бутыль краснолюдского спирта, нож (для срезания стеблей, измельчения корней и прочих профессиональных нужд).

Лан Эксетер и впрямь был удивительным городом, хоть и несколько сырым. За девяносто лет, которые как-то незаметно пролетели со времени прошлого визита "Годфроя из Салерна", столица разрослась вверх и заметно разбогатела. Народу по каналам сновало значительно больше, лодки и гондолы то и дело соприкасались бортами с глухим деревянным стуком, а правящие ими долго после желали друг другу всяческих напастей в самых разных выражениях. На ступенях дворца Энсенада со скучающим видом бесцельно бродила пара стражников. Летом, когда венценосное семейство обреталось в Понт Ванисе, дворец практически пустовал. Даже если и нагрянут гости в виде каких-нибудь графьёв, которым милостиво разрешили пожить около царских покоев – покутят с недельку да уедут. Гораздо бдительнее охранялись посольства нескольких государств, чьи представители предпочитали любоваться «оригинальностью» Эксетера в любое время года. Зимой всегда приятно было наблюдать за незамерзающими каналами – один из немногих примеров, известных Эмиелю, когда магия действительно работала на благо общества. Хотя без городских легенд о жутких водных чудовищах не обходилось, даже на природных берегах нельзя было найти утопца или какую другую, обычную для водоёмов дрянь.
Регис сидел в библиотеке. За окнами кто-то привычно переругивался. Переругивались, на самом деле, не совсем за окном, а через два канала отсюда. Тогда как библиотечные окна, по обычаю, были глухо закрыты. Но иногда даже высшие вампиры вынуждены терпеть неудобства от сверхъестественных особенностей своего организма. В данном случае – от острого слуха. Ругань отвлекала от текста. Обычно, цирюльнику ничего не стоило абстрагироваться от таких вещей, но оппоненты раз за разом брали всё новые вершины, соревнуясь в изощрённости оскорблений. "Ну, по крайней мере, я пополнил словарный запас и знания местного фольклора." - хмыкнув, цирюльник захлопнул свежий алхимический труд и аккуратно застегнул ремешки на переплёте. - "Выпендриваются. Да чем бы дитя не тешилось, лишь бы двимерит с нигредо не мешало." Прошлый такой деятель, желавший поставить производство двимеритовой взрычатки "на поток", разгуливал по Новиграду стыдливо прикрывая нижнюю часть лица платком. Осколками его прилично изуродовало и травмировало - рот перестал закрываться, что причиняло массу неудобств помимо дефектов речи. Впрочем, ковирский учёный, автор того тяжёлого тома, который Эмиель вернул на конторку смотрителя, писал об исследованиях горных пород, а не о взрывчатых веществах.
- А скажите, уважаемый... - сделав паузу и дав возможность сухонькому, но крепкому старику водрузить труд на законное место, травник продолжил: - Не знаете ли вы, где располагается та самая шахтная разработка месторождений, столь подробно описанная моим коллегой?
Однозначным "исследователем" Региса, конечно, назвать было трудно. Но для ковирской библиотеки и её работников именно им он и являлся. Библиотекарь охотно и многословно рассказал ему о местонахождении шахты, живописал путь и подсказал, где можно нанять проводника.
- Только вы там ничего не найдёте, мэтр. - убеждённо закончил смотритель. - Брошенная она, всё оттуда подчистую вынесли. Небось уже и штольня обвалилась.

Однако, в шахтах, паче чаяния, вампира не интересовали обычные объекты добычи. Не было ему дела ни до минералов, ни до известковых пород. А вот причудливые грибы, выросшие без света, имевшие специфический запах и упомянутые ковирским учёным вскользь, действительно вызывали любопытство. Если судить по описанию, ни с чем таким Эмиель ещё не сталкивался. Ему захотелось лично исследовать их и выяснить, обладают ли они какими-нибудь полезными для его дела свойствами. Или же, напротив, они вредны для человека? Если да, то почему? В общем, спонтанное путешествие в Повисс ещё имело шансы стать достаточно познавательным, как и предполагалось изначально. Целью поездки являлось, как раз, ознакомление со свежими исследованиями в разных областях, которые прямо или косвенно касались медицины и алхимии. Увы, их оказалось гораздо меньше, чем ожидал диллингенский цирюльник и ни одно из них не было даже в половину таким сенсационным открытием, каким в своё время стали переводы офирских манускриптов. Так что и "знакомиться" с ними он закончил гораздо быстрее, чем рассчитывал. До ближайшего же корабля, идущего к полуострову Бремервоорд, времени оставалось предостаточно и подвернувшиеся сведения о неизвестных грибах пришлись как нельзя кстати.
Ведомый любознательностью и сведениями, полученными в библиотеке, на рассвете следующего дня, Регис покинул Лан Эксетер. Сначала он поднялся по реке, а затем взял курс на северо-запад. Проводника решил с собой не брать, лишнее это. И в плане затрат и в плане внимания. К тому же, на местности он ориентировался неплохо, да и вообще было бы странно представить себе высшего вампира четырёхсот тринадцати лет отроду, который вдруг потерялся бы в трёх соснах.

До нужной области Эмиель добрался довольно быстро. Солнце было высоко, в молодом лесу пели птицы. Природа брала своё - видимая сторона старого отвала уже поросла тоненькими деревцами, кустиками и неравномерными клочками травы. Изрытый канавами склон вовсе был скрыт густым цветочным ковром. На таком ландшафте следовало смотреть под ноги, чтобы не упасть в какой-нибудь овраг. Из леса, на сравнительно небольшом расстоянии, были слышны голоса. Собирающий по дороге ягоды и листья толокнянки, вампир не прислушивался и не обращал на них никакого внимания. Может быть, у местных деревенских какой праздник. Ну выбрались люди на природу - так это даже хорошо. Дышать свежим воздухом полезно для здоровья. Как лекарь, Регис такие вещи всецело одобрял. Его же самого это никак не касалось. Точнее, это он так думал.
- Доброго денёчка, сударь. - шаги и болтовню он слышал задолго до того, как две женщины появились в поле зрения. Видимо, они были из числа отдыхающих. В руках каждая держала по букету полевых цветов. - Ой, а что это вы тут делаете? Брусничку собираете?
- Да ну какая брусника, Марта. - перебила свою... Подругу? Родственницу? Та, что постарше. - Это медвежье ушко. Только зачем вам, сударь? Ягоды ж безвкусные.
- Ааа, сударь наверное трааавник! Смотри, Клара, какая у него сумка! Ну сразу же видно.
- Так вам для лекарства? Ой, милсдарь, как хорошо, что мы вас нашли! Вы очень заняты? Вы не очень заняты, пойдёмте с нами. Как вас зовут?
С начала разговора, только сейчас дамы позволили ему вставить слово и представиться. Он поднялся на ноги, отряхнул одежду... И тут же был увлечён непреодолимой женской силой, подхватившей его под руки. Возражений они не слушали, обещали накормить, поднести чарку и вообще "не обидеть" за добрый совет.
Вскоре, Эмиель оказался среди большой шумной компании, где на него шквалом обрушились жалобы на здоровье, описание болячек и оригинальные способы лечения куриным помётом. Отказывать людям в помощи, тем более такой пустяковой, цирюльник считал непозволительным. А потому, ничего другого ему не оставалось - он кое-как организовал десяток желающих (в основном - женщин, но затесались среди них и двое мужчин), чтобы они хотя бы не перебивали друг друга, устроился поудобнее и начал импровизированный "приём больных". Когда он на месте, из своих запасов, стал делать сбор от аллергии для одной юной особы, другой особе что-то не понравилось.
- Так. - строго произнесла высокая женщина, назвавшаяся Матильдой, уперев руки в бока. - Я, конечно, в травках этих ваших не очень - кора там, листья... Но разве можно чистотел внутрь употреблять? Он же ядовитый.
"Ядовитый?" - ахнул кто-то среди "пациентов".
- Ядовитый. - серьёзно подтвердил вампир, не отрываясь от дела. - В нём и кислота и алкалоиды... Поэтому злоупотреблять им не стоит. Но если заготовить правильно и принимать в меру - он пойдёт на пользу. Как говорил мой коллега, Ауреол Теофраст: "Всё - яд, всё - лекарство. То и другое определяет доза". К тому же, в сборе ещё череда, медуница и...
Матильду он не успокоил. Тут, скорее, стоило солгать во благо, нежели пытаться объяснить что к чему. Она заозиралась, ища кого-то взглядом и, наконец, нашла.
- Данияр! Данияяяр! Да-ни-я-руш-ка, голубчик, подойди к тётушке! - дама призывно махнула рукой молодому темноволосому мужчине и снова обратилась к Регису. - Мастер Регис - это мой племянник, Данияр. Данияр, это - Эмиль Регис, он знахарь.
- Эмиель. - мягко поправил её травник и улыбнулся Данияру, естественно, не разжимая губ. - Рад знакомству, уважаемый.
- Ну так вот, мой племянник - человек с высшим образованием. - по Матильде было хорошо заметно, как она гордится этим фактом. Будто сама лично перещеголяла всех профессоров Оксенфуртской академии разом. - Он чародей и разбирается в таких вещах. Вот скажи мне, Даниярушка, разве можно чистотел внутрь употреблять? Он же я-до-ви-тый.
"Чародей." - без особой радости подумал Годфрой, окидывая нового знакомого взглядом. И снова опустил голову, завязывая полотняный мешочек с уже готовым сбором. - "Где чародеи - там неприятности. Возможно, стоит найти уважительную причину и как можно скорее покинуть это гостеприимное общество. А то если в полемику с таким вступить, чего доброго до вечера тут просижу." Лечился у него как-то, довольно давно, один выпускник Бан Арда, отравившийся своим же зельем. Потому как, в погоне за могуществом боевой магии и прочими эффектными фокусами, пренебрегал занятиями, связанными с алхимией и свойствами разных веществ. С тех пор, к магическому "высшему образованию" Эмиель относился скептически. Как и ко многим другим вещам.

Отредактировано Эмиель Регис (2018-10-19 16:37:03)

+4

4

Если тетушка племянником с “высшим образованием” гордилась как своим личным достижением, то Данияру, как племяннику, было немного неловко, но в то же время попросту приятно - приятно, когда тебя хвалят, приятно так же, когда хвалить есть за что. Знахаря, которого ему представила тетушка, он видел впервые и вообще не представлял, откуда он тут взялся и с кем из гостей пришел. Если вообще с кем-то из гостей - Данияр мог бы еще предположить, что в суматохе попросту кого-то не заметил, но этого человека трудно было еще и не унюхать.
- Эм, - чародей задумался, пытаясь осознать суть проблемы. Не так легко было сразу перейти от всемирного заговора затесавшихся в королевские советники якобы вымерших, а на самом деле вполне себе живых вранов, до вопросов народной медицины и употребления ядов внутрь.
- По сути, многое зависит от того, понимаете ли вы при этом, что делаете, - медленно сказал он. - То есть, не знаю как насчет чистотела, но сам факт, что что-то ядовитое может использоваться как лекарство, в малых дозах, меня никак не смущает.
- Но как же так, Даниярушка? - охнула тетушка, почти на глазах разочаровываясь в компетентности племянника. - Что это, яды можно вот так брать и пить, и ничего не будет? Как же так-то?
- Я и говорю, все зависит от того, понимаете ли вы, что делаете. От рецепта, от способа приготовления, от количества. Если бездумно тянуть в рот что попало, то конечно отравишься. Но если знать, что и в каких количествах как подействует, то пойдет на пользу.. Для того, собственно, и нужны специалисты, и я полагаю, милсдарь Регис учился этому гораздо дольше, чем я.
С этими словами Данияр уважительно кивнул знахарю, не забывая окинуть того оценивающим взглядом. Знахарь как знахарь, наружности вполне вызывающей доверие, и несет травами от него, как от какой аптеки. Понять, насколько компетентен, сложно, но если судить по внешности и косвенным признакам, дураком не выглядит, так что можно надеяться, что никого не отравит.
- Но я все равно не понимаю, - настаивала тетушка Матильда. - Объясни мне, голубчик, как же это так получается - лекарь одновременно человека травит и лечит?
- Ох, да нет же! Дайте подумать... Ну вот возьмем например не лекарство, а огонь. Лекарство - это какие-то травки и микстуры, черт там ногу сломит, а огонь - понятно и просто, да?
- То ли ты меня за дуру держишь, то ли что, - надулась тетушка Матильда. - Что там с твоим огнем?
- Смотрите. Если зимой холодно, то милое дело - подойти к печке и погреться, правильно?
- Ну, да, а как же.
- Вот. Сразу становится тепло и хорошо. А если летом? Когда и без того жара, а надо стоять у печи, варить и жарить? Как, хорошо?
- А чтоб вам, мужикам, всегда так хорошо было, - гоготнула одна из слушающих разговор женщин. - Больно много вы знаете о готовке!
- А если руку в огонь сунуть?
- То значит совсем ума нет. Ну и к чему ты клонишь? Что если огонь в меру, то хорошо, а если... - тетушка задумалась, почесала в затылке. - А. К этому.
- Именно. Пусть мастер Регис меня поправит, если тут нет сходства. Огонь может убить, может покалечить, а может и согреть. Надо только знать, когда его применять, и...
- Данияяяяр!
- О, снова, - вздохнул чародей. - Хорошего отдыха. Полагаю, через четверть часа начнем. Сейчас будет не так интересно, но вечером, в сумерках, феерверки обещаю. Милсдарь Регис, приятно было познакомиться.

Через четверть часа не начали - приготовления заняли полчаса, не меньше. Действие и правда было незрелищное - несколько заклинаний без каких-либо видимых эффектов не могли очаровать даже столь невзыскательных зрителей, а точность движений и легкость  прочтения формул они оценить не могли. И, может, в сущности, хорошо, что не могли. Самым интересным было, пожалуй, устройство в виде перчатки без пальцев на левую руку. Сделанная из грубой кожи, металла и парочки кристаллов, она чуть стесняла подвижность пальцев, но реально усиливала смутные ощущения, которые вызывали поисковые заклинания. Пара медных проволочек слегка впивались в кожу между костяшками указательного, среднего и безымянного пальцев, усиливая резонанс. Стараясь ступать важно, торжественно и сосредоточенно (разумеется, едва-едва позорно не споткнувшись при этом - то-то было бы смеху!), Данияр немного походил кругами, потоптался на месте, затем сказал, что можно начинать.
Отчим и дядя Свен где-то откопали старую карту, где кое-как были отмечены  прорытые в толще земли ходы. Наблюдая за работой чародея, они переговаривались и спорили, делая какие-то пометки. Время застыло, осталось только заклинание, легкий шум в ушах, и подрагивание пальцев. Он искал золото, и находил - но это были отголоски, слишком мало, чтоб оно стоило продолжения раскопок. Похоже, жилу выгребли основательно. Пару раз пальцы дернуло сильнее. Данияр отметил это место, затем продолжил поиск. Разочаровывающе мало - либо слишком глубоко, там, где силы заклинаний не хватало. Только однажды от наткнулся на... что-то странное. Но это было явно не то ощущение.

- Ну так что?
- атаковали его вопросами чуть позже, когда чародей, покружив по местности, без особого энтузиазма вернулся к отчиму и дядькам. Женщины, которые еще не утратили интереса, крутились неподалеку, остальные пошли есть и праздновать. В импровизированном лагере снова играла музыка.
- Есть? Нет? Стоит копать?
- По крайней мере здесь я ничего толком не нашел, - признал Данияр. - Есть, но совсем немного. Ощущения слабые.
- А я говорил! - победно вскричал Меркурио, помнивший еще старых владельцев шахты.
- Да что ты говорил, слышал же - есть! - скрипнул зубами дядя Свет.
- Ощущения слабые!
- Так ощущать надо лучше! Гони бабло!
- Ставили на то, что есть!
- Ставили на то, что есть что копать! - осклабился Меркурио. - А копать нечего - так что нет.
- Но проверили еще не все!
- Там было...- вставил Данияр, - странное что-то. Вооот в том месте. На вашей карте что-то отмечено?
- Слышал, что-то было! - возопил победно дядя Свен.
- А хули там было?
- Ну так пусть проверяет!
На карте ничего не нашли. Скандал взорвался с новой силой, и Данияру ничего не оставалось, как вернуться на то же место. Золота ощущалось совсем мало, но что-то вызывало беспокойство. Двимерит? Серебро? Да, определенно, там было серебро. Слишком много серебра, даже как для слитка.
- Что там? - нетерпеливо спросил Свен. Теперь вся ватага ходила за ним гуськом, мешала сосредоточиться. Серебро. Что еще? Область будто сопротивлялась сканированию. Ощущения путались, будто ведешь пальцем по мыльному пузырю, который никак не хочет лопнуть. Поднажав, он попытался проникнуть внутрь, невидимый пузырь таки напрягся, растянулся... и лопнул.
Данияр вскрикнул. Пальцы свело судорогой,  энергия рассеиваемого заклинания бесконтрольно вырвалась наружу, порождая кучу искр, рассыпавшихся по траве, и вызывая встревоженные вскрики окружающих. Несколько искр попали и на одежду, но Данияр этого не заметил. Левая рука все еще была скована судорогой, от локтя до кончиков пальцев, и хоть заклинание сорвалось, боль все равно с каждой секундой становилась все сильнее. Свободной правой рукой чародей попытался снять перчатку, но не получалось. Ощущение, что он сунул руку в капкан, а теперь не может освободиться, стало очень уж отчетливым, и оставалось надеяться, что не придется себе ничего отгрызать.
Не пришлось. Перчатка все-таки упала на землю.
- Твою-то мать, Данияр, - сказал отчим после длинной паузы, пока все пытались отдышаться и переваривали случившееся. - Что это, едрить твою налево, было? Ты в порядке? Эй, Свен, позови знахаря. Может чего путного присоветует.
Боль понемногу начинала стихать, но Данияр не стал спорить. Глядишь и правда - чего присоветует. Потому что на всякие специальные заклинания на этот случай тратить силы как-то не хотелось. Надвигалось странное ощущение - и если бы Данияра спросили, а он решил ответить честно - это было даже не что-то определенное, но смутное ощущение нависающего над ними медного таза. Или, того хуже, таза человеческого.

Отредактировано Данияр из Повисса (2018-10-23 11:16:13)

+1

5

Внимательно выслушав доводы доверенного лица, юная особа, чуть было не свалившаяся в обморок после слов милсдарыни Матильды, всё-таки приняла мешочек со сбором из рук травника.
- Б-благодарю. - пролепетала она, опуская очи долу и жеманничая больше меры, что барышням зачастую свойственно. - Сколько?..
- Оставьте, сударыня, эти глупости. - решительно отрезал вампир, не дав ей договорить. - Во-первых, я не на работе и помочь вам вызвался добровольно. Во-вторых, за такую ерунду стыдно даже деньги брать. В-третьих, здесь все мы можем наслаждаться тем, что дарует нам mater natura, в равной степени.
Он обвёл рукой пространство вкруг себя и на сей раз вызвал единодушное одобрение собравшихся. "Надо же, такой неказистый весь, одежонка латаная-перелатаная, а гляди-ка - слова умные знает." - шёпотом сказала Матильда своей подруге и хмыкнула. Речи племянника подействовали на неё благотворно. Эмиель кивнул чародею в знак признательности - тот рассуждал на редкость здраво и, чего иногда не хватало самому цирюльнику, совершенно понятным для окружающих языком. Стоило Данияру отойти, как Региса вновь атаковали вопросами вроде: "А что делать если вот тут в боку колет всё время?" - и попытайся травник сию секунду подняться с места, ему бы просто не дали этого сделать. Так что насчёт "вызвался помогать добровольно" он, говоря откровенно, слукавил. В ходе приёма, вампиру поведали о болезнях и неудачах, кажется, всей родни присутствующих и их предков вплоть до двоюродного прадеда троюродной сестры по материнской линии. А ещё он узнал о причине сего славного собрания - мол, Даниярушка, гордость семьи и свет очей лично тёти Матильды, чары на подземные ходы накладывать будет, а потом ещё магическое представление учинять.
- Подземные ходы - это вы имеете в виду тоннели, прилегающие к местной шахте? - на всякий случай уточнил Эмиель.
- А то что же ещё? - с неподдельным удивлением воззрился на него высоколобый мужчина по имени Федде. - Поди, золото найдём или ещё что ценное.
Справедливо - что же ещё? Норы, прорытые гигантскими червями, о которых ходят легенды в Офире? Мало-помалу, травник склонялся к мысли, что обстоятельства вынуждают его отказаться от своей затеи. Мало ли какие чары собирается накладывать молодой маг. Да, ну и времечко он выбрал для маленькой натуралистической экскурсии...
К тому времени, как Данияр начал показательное чародейское выступление, жалобы у пациентов почти иссякли. Но это не значило, что они оставили Региса в покое. Марта и Клара снова подхватили его под руки и отвели к накрытой "поляне", где быстро набрали всяческой снеди в большую деревянную плошку. Её всучили вампиру в руки, со словами: "Обещали же накормить, а вы, поди, умаялись. Столько народу-то!" - а мужская часть общества, желавшая разнообразить свою весёлую компанию, готова была щедро поделиться с ним водкой - "Хорошо, милсдарь, пойдёт, под такую разнообразную закусь." От алкоголя Эмиель отказался. Вежливо, но твёрдо, объяснив, что не пьёт. Совсем не пьёт. По профессиональным соображениям. Мужики тут же потеряли к нему всякий интерес и пошли смотреть как там колдун богатства ищет. Это им тоже быстро наскучило, они переместились куда-то ещё. Тем временем, травник из предложенной пищи старался выбирать что-нибудь, что можно отломить или откусывать небольшими частями. Демонстрация клыков досточтимому собранию в его планы не входила.
- А вот яблочки, милсдарь Регис, берите. - женщина, страдающая от резких перепадов настроения и получившая от милсдаря Региса совет принимать настой измельчённого корневища иван-чая, принесла целую корзину яблок. - Свои, вот только поспели, сладкие, хрустящие!
Вежливо улыбнувшись, вампир взял одно яблоко (выглядело оно и впрямь как достижение сельского хозяйства - крупное, гладкое, наливное) и положил рядом с собой. Параллельно делая вид, что очень занят паштетом. Ярко светило солнце, но растущие вокруг деревья давали очень удобную рассеянную тень. Щебетали птицы и дамы.
Вдруг кто-то вскрикнул. Повисла короткая пауза, после которой раздалось сразу несколько встревоженных голосов. Звуки доносились со стороны, куда ушли чародей и наиболее упорные наблюдатели. Эмиель вскинул голову, всматриваясь в густую зелень. Другие отдыхающие, не обладавшие сверхъестественным слухом, похоже, ничего не заметили.
- Тильда! Тииильда! - вот на этот зов обернулись все.
- Чего ты орёшь как оглашенный, Свен? Здесь я. - Матильда, вытирая руки салфеткой, царственно поднялась с подушек.
- Ты - здесь, а знахарь твой?.. А, вижу, пойдёмте со мной, милсдарь. Там Данияру помощь ваша нужна.
- Даниярушке?! Что с ним? Ну же, Свен, не стой столбом, веди! Поторапливайтесь, мастер Регис, поторапливайтесь! - подобрав юбки, тётушка с неожиданной прытью ринулась к своему племяннику.
Картина, которую застал цирюльник по прибытии на место происшествия, оказалась вполне благопристойной. То есть, видал он последствия использования магии и похуже. Во много раз хуже. Здесь же из внешних признаков - только левая рука чародея, которую он старался держать в одном положении, очевидно, каким-то образом пострадавшая от хитроумного устройства-перчатки, валяющегося тут же неподалёку.
- Ну-ка, молодой человек, давайте, показывайте что тут у вас. - короткий осмотр, сопровождающийся командами Региса "опустите руку", "вытяните", "пальцами пошевелите" дал вполне ясную и определённую картину. - Спазм, вызвавший судорогу. Сильную, но не очень серьёзную. Водку принесите.
- Так вы же не пьёте.
- Не мне, а господину Данияру. И не внутрь, а для растирания. - кто-то из мужской компании тут же протянул флягу. Без разговоров, но с таким лицом, что сразу стало ясно - от сердца оторвал.
- Йооорис, ах ты хитровыделанный поганец! Тебе же вообще пить нельзя! - донёсся до них пронзительный возглас.
- Стерлядь сушёная, разглядела же. Не глаза, а подзорные трубы. - пробормотал Йорис, прежде чем откликнуться. - Любовь моя, я всего один глоточек! За компанию!
Пока милые бранились, вампир занимался чародейской рукой. Любой спазм - вещь малоприятная. А когда его причиной послужила магия - вообще непонятно, чего ждать. Но всё вроде проходило как по маслу.
- Кистью продолжайте работать. Пока ею крутите - пальцы сжимаете и разжимаете. Как почувствуете, что полностью отпустило, упражнение повторите ещё с десяток раз. И хватит, пожалуй. Сразу говорите, если почувствуете нехарактерное покалывание. - Эмиель указал на диковинную перчатку. - Эта штука, надеюсь, уже не опасна? Что вообще случилось?
Он спрашивал не из пустого любопытства. Что уж там показали Данияру магические приборы - этого он знать не мог. Но чувствовал. Такое ощущение, наверное, может быть у охотника, который стоит аккурат над медвежьей берлогой. А медведю случись в этот момент проснуться.

+2

6

"Что случилось" - это действительно был интересный вопрос. И ответ на него мог бы быть не менее интересным. Пытаясь как-то отбиться от наседающих с вопросами и спорящих ближних и дальних родственников, чародей собирал мысли в кучку. Боль в руке не особо этому способствовала, и помощь травника пришлась кстати. Были подходящие под случай заклинания, но, как назло, ничто конкретное не приходило в голову, лишь вертелось на краю сознания, как подзабытое слово, которое вроде бы и хорошо бы сейчас припомнить, но не получается.
- Сам не знаю, - честно признался он, разминая руку, как было сказано. - Перчатка не опасна, это только вспомогательный контур, для точной фокусировки. В смысле... - перевел он тут же на более понятный язык, -  помогает настроиться и почувствовать, что там есть, под землей.
- А что там? - тут же спросил дядюшка.
- Золото?
- Серебро?

- Драгоценные камни?
- Так, - взвесив за и против, Данияр наконец-то принял решение. - Нам надо отсюда уходить. Сейчас же.
- Как уходить? - ахнула тетушка Матильда, тоже прибежавшая узнать в чем дело. - Зачем уходить?
- А исследования?
- А праздник?
- А представление?

- Я не знаю, что там было, - настойчиво сказал чародей, хотя далеко не чувствовал тот уверенности, которую пытался демонстрировать. - Я наткнулся на чужую магию там, внутри. Оставаться здесь может быть опасно. Мы должны собираться и уходить, и нельзя тут появляться, пока я не выясню, что там такое было. Да и сам я туда не полезу, мне нужно связаться с...
- А я говорил, золото там есть! - победно взревел кто-то.
- Золото? Какое золото, тебе же говорят!
- Брешет он, потому что вы делиться не хотите. Ваша семейка...
- Да я тебе за такие слова!
- Жопу поцелуешь?
- А ну иди сю...

- Тихо! - рявкнул Данияр, и слово прокатилось по поляне валуном, отражаясь внезапным для всех эхом в светлом небе, по которому плыли белые спокойные облачка.
- Никакого, мать вашу, золота там нет, - продолжил он без добавления магии. - Там есть чужая магия, чей-то схрон, и я его нарушил. Я не знаю, что это за схрон и чем это может грозить. Может ничем, а может мы в любой момент провалимся под землю. В любом случае, ночевать тут не стоит, и вообще задерживаться не надо. Говорю же, надо собираться и валить.
- А праздник? А обед?
- Будет вам праздник, будет огни, будет обед, все будет. Хоть голым на столе станцую. Надо уходить. Срочно.

Нехотя, с руганью и ворчанием караван начал собираться в обратную дорогу. Подобрав свою перчатку и бросив ее на одну из телег, Данияр принялся изучать местность, уже без точной настройки и стараясь не лезть глубоко. Вроде все было тихо и он немного успокоился, но в целом все равно не стоило об этом говорить остальным. Уходить так уходить. А затем... Он уже начал прикидывать, кого позвать на разведку и что с собой взять. Вариант "не лезть вообще" был бы самым безопасным, но, опять же, кто не рискует, тот не распродает потом древние ценности по самым выгодным, для себя, разумеется, ценам.
А меж тем, шум снова начал нарастать.
- Где Свен?
- И Томаш?
- Янка, пойди найди отца.
- Отлить они отошли.
- Вдвоем?
- Втроем.

- Детей пересчитайте, - наставлял чародей. - Чтоб не забыли никого. 
- Мамку свою поучи...
- Сказано же им было!
- Янка уже побежала.
- Сама? А вдруг случится чего?
- Ай, да что там может... отойдем немного, пусть успокоится.
- А такой был мальчик хороший, нервный стал совсем, все эти глупости...

- Мастер Регис, надеюсь, вы не собираетесь бродить тут в одиночестве? - спросил Данияр, вновь наткнувшись на травника. - Лучше вам вернуться с нами. Здесь действительно может быть небезопасно, и даже если вероятность реально невысока....
Крик, долетевший из-за деревьев, оттуда, где судя по карте находился вход в шахты, был какой-то странно слабый и невыразительный, но что-то в нем заставило людей приостановиться, поворачивая головы в ту сторону, словно неорганизованная ругающаяся толпа на какую-то долю секунды стала одним живым целым.
- Янка? Янка! - разорвал повисшую тишину пронзительный женский голос, и затем несколько человек, похватав что под руку подвернется, храбро бросились навстречу возможной опасности.

Отредактировано Данияр из Повисса (2018-11-26 10:44:27)

+2

7

Странный всё-таки это народ - люди. Как речь заходит о злате-серебре - про всё могут позабыть, разом. Но в этой ситуации сложно было их как-то осуждать. Кушать всем хочется. Жить, как говорится, хорошо. А хорошо жить - ещё лучше. Жене сапожки новые сладить, дочкам приданое обеспечить, сыновей в приличное место устроить... Ничего такого ведь не произошло. И до краснолюдов, конечно, им ещё всяко далеко. Цирюльник встал в стороне, ближе к деревьям, и наблюдал за перебранкой, грозящей перерасти в старую добрую семейную потасовку. Нужно заметить - Данияр и на этот раз приятно его удивил. Молодой маг сохранял самообладание и других призвал к порядку, не позволив дорогим родственникам передраться между собой. С его мнением Регис был совершенно согласен, людям нужно было отсюда уходить. И чем скорее, тем лучше. А вот одному высшему вампиру совершенно необязательно поддаваться массовым настроениям. Со своим любопытством Эмиель боролся вяло, весьма неуверенно убеждая себя в том, что "никуда я не пойду, там же магия". И постепенно сдавал позиции до: "Ну, одним-то глазком взглянуть можно. Спускаться глубоко не стану, так, образцы соберу - и отправлюсь восвояси." - он всё ещё держался поодаль и не привлекал к себе внимания. - "А что до магии... Ну что мне магия, не видал я её, разве?" Видал. Что правда, то правда. Оставалось дождаться удобного момента, когда пёстрая компания совсем уж соберётся в путь и снимется с облюбованного места. Тогда травник смог бы уйти незамеченным. Вряд ли его кто-то вдруг хватится. А если и вспомнят - невелика потеря, не из своих же. Тут на него неожиданно наткнулся Данияр.
- Нет, конечно. - заверил Регис чародея. - Просто мне-то собирать нечего, я всё своё ношу с собой. Вот стою, жду, не хочу никому мешать.
Он похлопал ладонью по торбе, заметно "похудевшей" с того момента, как Клара и Марта привели его сюда. И улыбнулся. Но взгляд его, направленный куда-то за плечо молодого мага, и тревожная складка между бровями, выдавали обеспокоенность Годфроя. Может быть, магическое сканирование Данияра и могло что-то упустить, а вот Эмиель продолжал чувствовать напряжение. Присутствие чего-то... Странного. Магическое сканирование вообще не показывало некоторые вещи и существ. Вампиров, например. Но вампиры-то от этого никуда не исчезают.
И предчувствие его не обмануло. На этот раз, крик, долетевший из-за деревьев, привлёк всеобщее внимание сразу. Чародей осёкся. Несколько людей тут же ринулось на помощь. Эмиель, не раздумывая, последовал за ними и оказался на месте происшествия в числе первых. Впрочем, "место происшествия" таковым не выглядело. Вход в шахту зиял чёрным непроницаемым провалом. Даже вампирского зрения не хватало, чтобы разглядеть, что происходит в глубине тоннеля. И ничего необычного не было слышно. Только присутствие ощущалось по-прежнему. У покосившейся опоры, прямо на траве, сидел Свен. Лицо его, без преувеличений, было белым как мел. Завидев подмогу, он с трудом поднял руку, привлекая к себе внимание. Ещё не опустившись рядом с ним на колени, цирюльник подметил, что кровью не пахло. Ни от мужчины, ни откуда бы то ни было ещё. "Хороший знак." - подумал Регис, но почему-то не поверил самому себе. Ничто сейчас не казалось "хорошим знаком". Ни цветы на склоне, ни солнечные лучи, ни тот факт, что птицы заливались по-прежнему. Беглый осмотр ничего не дал. В том плане, что никаких видимых повреждений на Свене не было, даже синяков. О переломах речи тоже не шло. Но он был словно обессиленный, весь какой-то мягкий, как тряпичная кукла.
- Где Янка?
- И Томаш?
- Кто кричал?
Люди набросились на Свена с вопросами, отталкивая друг друга и пытаясь заглянуть ему в лицо. На вход в шахты они косились боязливо. Мужчина переводил взгляд с одного человека на другого и периодически тряс головой.
- Утащило. - наконец вымолвил он. Судя по всему, это слово стоило ему больших трудов. - Янку... Утащило. Томаш. За ней пошёл. Вниз.
Теперь на зияющий провал смотрели все. Все, кроме Годфроя. Он смазывал виски и темя Свена восковой мазью с розовым маслом и уксусом. Это должно было помочь ему оставаться в сознании и скорее прийти в себя.
- А что утащило-то? - задался кто-то вполне логичным вопросом.
Свен снова затряс головой. Может, не видел. А может - не знал как сказать. "Если бы не магические фокусы и то, что сказал чародей - я бы подумал на экимму. Но он бы её точно не смог распознать, а я - напротив, чувствовал бы её отчётливее." - вампир поднялся, отряхнул робу и тоже посмотрел в темноту. - "Что же там такое может быть?.."
- Там внизу много разных ходов и тоннелей. Какие-то завалило давным-давно. Если хотим идти - нам карта нужна. - рассуждал Федде, собрав мужиков в круг. - Данияр чем-нибудь да поможет, чародей, всё ж таки.
- Но карта одна, а нас - не один.
- Ну а что ж ты, разделиться хочешь?
- Сам слышал - ходов много, надо же их найти побыстрее. И потом, факелы нужно запалить, там ведь хоть глаз выколи.
- А где мы столько факелов возьмём?
- Пускай Данияр какую-нибудь волшебную свечку нам затеплит.
- Мы тут за пустословием только время теряем.
- Не надо было девку одну пускать...
Судя по всему, молодому магу предстояло встать во главе этой спасательной операции. Эмиель с нетерпением ждал решительных действий. Его так и подмывало спуститься в шахту одному. Ему не нужен факел и в целом, так было бы гораздо безопаснее, чем соваться туда с толпой людей. Но рационализм подсказывал другой вариант - войти со всеми вместе и "случайно" отбиться где-нибудь по дороге. В обсуждении он не участвовал, держался ближе к Свену, прислушивался. Теперь ему казалось, что периодически из глубины доносится что-то вроде бульканья. Едва улавливаемое, колеблющееся, многократно отражённое эхо. Или ему и правда казалось, потому что он очень хотел расслышать хоть что-нибудь? "Как он сказал? "Чей-то схрон"?.." - травник не удержался и в несколько больших шагов оказался под каменным сводом. Всё здесь было неправильным, резко контрастируя с погожим августовским деньком. Особенно Регису не нравился запах. В первую очередь, он не нравился ему тем, что вампир не мог с уверенностью сказать - чем именно пахнет.

+1

8

В Бан Арде их готовили их предупреждали и готовили к таким ситуациям, но Данияр все равно не чувствовал себя готовым. На него оглядывались, его о чем-то спрашивали, от него ожидали активных действий - и он отвечал, потому что должен был.
- Да, факелы брать. Да, если есть вода и еда, берем воду и еду. На всякий случай, вдруг кого завалит и придется ждать помощи. Да, женщины и дети должны отойти подальше. Оружие - брать. Всех, кто трусит или готов запаниковать - не брать. Разделяться? Пока нет, но приготовиться к этому надо.
Все так же врывалось фоном пение птичек, резко контрастируя с завываниями матери и сестры Янки, когда тех, обнимая и придерживая, уводили в сторонку женщины под руководством тетушки Матильды. От ямы веяло могильным холодом, пробирающим до костей - нет, в этом ощущении не было магии, только реальный холод и не менее реальный страх. Но Данияр понимал - он не должен показывать страха. И уж совершенно точно не может предложить всем попросту уйти, как планировалось изначально. Бросить маленькую девочку умирать в темном подземелье в лапах не пойми кого? Сейчас чародею казалось, что он правда на это способен. Жизнь так прекрасно пахла здесь, на земле, была такой удивительно яркой и теплой, и, быть может, этой сумасшедшей вылазкой они только хоронили себя заживо. Зачем добавлять к одной утерянной жизни еще несколько? Почему он, Данияр, чародей из Повисса, только-только закончивший учебу и еще не повидавший почти ничего на своем веку, должен лезть в эту яму и сдохнуть в безуспешной попытке сразиться с не пойми чем?
Он не хотел умирать.
Очень и очень боялся.
- Идем. Двух факелов хватит. Остальные держите наготове. И постарайтесь ни о чем не думать, но слушайте внимательно.
Комментариев, неизбежно последовавших за этой просьбой, он не слышал. По сути, можно было ограничиться одним факелом или не использовать их вообще - формула, которую он использовал, чтоб зажечь несколько светящихся шариков над их головами, была чрезвычайно проста и не требовала много сил, но чародей исходил их того, что на них могут напасть. И, напав, могут его вырубить или сильно отвлечь, а мало радости оказаться не просто в жопе, но и в самой темной жопе вместе с перепуганной толпой мужиков с оружием и неведомой хренью впридачу.

Шли тесной группой, ощетинившись оружием и прикрывая чародея да еще знахаря - двух людей, сохранность которых стоило обеспечить в первую очередь. Здесь было тесно, но пока терпимо, далеко не так, как в некоторых природных пещерах, где временами приходилось просачиваться бочком или ползти на животе - по крайней мере пока что проход был достаточно широк, чтоб можно было пройти с тачкой или даже двумя, и еще не начал обваливаться. Впрочем, начать он мог в любой момент - когда Йорис, совершенно трезвый взгляд которого совсем не сочетался с исходящим от него ароматом крепкого алкоголя, задержался с факелом у подпирающего потолок столба,  в глаза бросилась и покрывавшая дерево плесень, и влага, пропитывающая древесину, и след от недавнего соприкосновения с чем-то твердым и вполне материальным, что вызвало очередную волну обсуждений и допущений.
- Не дух?
- Кобольд?
- Вампир?
- Да брось, откуда в этой дыре вампиры? Может эта, сороконожка? Как в Зеррикании.
- Но она там, а мы тут. Демон, может? Невинную деву унес. Данияр, может тут быть демон?

- Тише.
Он пытался услышать хоть что-то, хоть какой-то отголосок мысли маленькой испуганной девочки, но хор голосов и мыслей от людей рядом путал его и не давал сосредоточиться. Снова пришло ощущение угрозы, исходившее, если свериться с картой, именно от того места, куда он так неудачно сунулся. Еще один отголосок получилось поймать почти случайно.
- Томаш. Где-то рядом. Там! - он указал на одну из развилок, и даже не мог точно сказать, нравится ли ему или нет, что направление почти полностью соответствовало тому, куда, по всем его ощущениям, идти было небезопасно.

Отредактировано Данияр из Повисса (2018-12-13 23:41:43)

+1

9

Люди наконец перестали мяться и отважно вошли в шахту. Под предводительством мага, как и ожидалось. Эмиель перед этим оставил женщинам, взявшим на себя заботы о Свене, мазь и провёл краткий инструктаж. Теперь он шёл рядом с Данияром. Не сказать, что нарочно держался к нему поближе, но как-то уж так все распределились. Такое "построение" мешало вампиру осуществить свою задумку. Впрочем, шанса тоже не предоставилось. Пока что. На поверку оказывалось, что тоннелей не так уж много и система не так разветвлена, как выглядело на карте. Так и должно было быть, но время, запустение и завалы делали своё дело. Регис периодически поглядывал на идущего чуть впереди чародея. Только сейчас он задался вопросом - сколько, собственно, тому лет. "Должно быть, около тридцати." - решил он после некоторого раздумья. - "По магикам, конечно, так сразу и не скажешь, но если посчитать... Уже не мальчик, но муж." По людским меркам, по крайней мере. Иногда ему приходилось напоминать себе, что в таких случаях необходимо мыслить несколько иными категориями, отличными от собственного мироощущения. "А вот и грибы. И правда необычные. Шляпки слабо фосфоресцируют. Запах похож на скрипицу, но как будто... Выросшую на болоте? Или это не от него так пахнет?.." - человеческие запахи сбивали с толку, а времени на исследования не было вовсе. На грибницу больше никто не обратил внимания. Людям было не до того. Они до боли в глазах всматривались в темноту перед собой. Кое-кто поминутно оглядывался, пытаясь различить бледное пятнышко света от входа, но тоннель заложил поворот и лишил их такой возможности. Под ноги почти не смотрели. А потом вдруг обратили внимание на свод и балки, его поддерживающие.
Сложно сдержать улыбку, когда ты - вампир и кто-то в твоём присутствии говорит вещи вроде: "Да брось, откуда в этой дыре вампиры?" - даже в такой напряжённой ситуации. Но цирюльник всё-таки смог и сохранил невозмутимое выражение лица. "И действительно - занесло же меня в эту... Дыру." - он тоже запрокинул голову, изучая разбухшую древесину. Плесень самая обыкновенная. Видны поражения так называемой "синевой", грибком, тоже самым обыкновенным. Но привлекли его внимание не они.
- Одолжите факел, будьте так любезны. - протянул руку Эмиель к одному из участников их храброй дружины.
Тот передал Регису чадящий светильник. Поднеся огонь как можно ближе к боковому столбу, он деловито провёл ладонью по одному из тёмных пятен, показавшемся ему отличным от остальных.
- Слизь. - констатировал вампир, растирая субстанцию между пальцев. - Неизвестного происхождения.
- Это... Милсдарь, а оно вам руку-то не сожгёт? - Федде забрал факел и на всякий случай отступил подальше, и от столба и от Годфроя.
- Будем надеяться, что нет. По крайней мере - не должно... - цирюльник небрежно вытер слизь о край робы.
Факел ему понадобился, чтобы убедиться в том, что искомое пятно будет поблёскивать на свету. Оно и поблёскивало, да как-то странно, словно по мелкой лужице без конца идёт рябь. Ни одно известное Эмиелю существо - а уж он-то каких только не повидал - не оставляло таких следов. То, что уволокло девочку - оставляло. Чем глубже под землю... Тем больше чего? Неприятностей? Очень похоже на то. Люди боялись. И страх только нарастал. С каждым шагом их сердца бились всё чаще. Кто-то прошептал: "Земля будто на башку прям давит." - несмотря на то, что чародей просил тишины.
Казалось, что определившись с направлением, они должны были ускориться. Но нет. Люди шагали осторожно и сбились ещё теснее, хотя тоннель и не думал сужаться. Регис же не мог заставить себя двигаться с этой скоростью и шёл немного впереди. Ему приходилось всё-таки стараться не уходить далеко и напоминать, что если он станет бесшумно и уверенно двигаться в полной темноте - это будет выглядеть, как минимум, странно. Шепотки за спиной почти смолкли. Зато бульканье впереди нарастало, теперь в его реальности сомневаться не приходилось. И оно смешивалось с другими звуками. С приглушёнными подвываниями и стонами - больше похожими на звериные, чем человеческие. За этой какофонией вроде бы различались всхлипы. Вполне себе человеческий, тоненький девичий плач. Гораздо ближе кто-то хрипло ругнулся вполголоса - видимо, Томаш, которого каким-то образом почуял Данияр. И правда, они обнаружили его за ближайшим поворотом. Он стоял, привалившись плечом к стене, спиной к ним, но, услышав позади себя какие-то звуки, тут же обернулся. И охнул, зашипев от боли. От него, в отличии от Свена, сильно пахло кровью. Насколько вампир успел заметить - вся рубашка на спине была ею пропитана.
- А, это вы... Напугали меня. Вы, ребята, давайте-ка потише. А то образина эта услышит. - Томаш кивнул головой вглубь тоннеля.
- Позвольте вас осмотреть, милсдарь. - тут же вмешался цирюльник и, не дожидаясь разрешения, стал аккуратно отделять ткань от кожи. - Свет. Вы говорите, говорите. Что это вас так ранило?
Мужчина морщился, но терпел. Федде поднёс факел. Пока Томаш громким шёпотом пересказывал, как шёл в темноте, на ощупь, Эмиель провёл осмотр. Рана выглядела так, будто кто-то просто слизнул верхний слой кожи с довольно большого участка спины. Овальная, с очень ровными краями, на которых темнели сгустки той самой слизи. Кровоточило на удивление несильно. Кровь странным образом высыхала на глазах, образуя запёкшуюся корку вокруг раны.
- Там пещера. Ну, я подхожу, вижу Янку - на полу сидит...
- Цела?
- Вроде бы, только ссадину на лбу углядел.
- Погоди, как это - "углядел"? Темно же.
- А там свет... Прям от стен идёт. Я и не понял ничего, сразу к Яне рванул, а потом смотрю - сидит... Или лежит... Ну, хрен его знает, оно такое...
- Какое?!
- А непонятное шибко. - Томаш руками в воздухе очертил нечто действительно непонятное и дёрнулся, видимо, потревожив рану. - Я камень в него кинул, который по дороге подобрал. Камень всё равно как в трясину ушёл, с чавканьем. Я хотел только Янку подхватить, да бежать отсюда, а оно как взвоет. И в спину меня ударило, только я не понял, чем... И... И выкинуло обратно. Что там кстати, мастер?
- Заживать будет долго. И болезненно. Но при должном уходе, в напоминание останется только шрам. - вампир как раз закончил счищать слизь. Она казалась ему наиболее опасной, хотя до сих пор никак себя не проявила.
- Тогда идём спасать Янку. - Томаш выглядел решительным, даже воодушевлённым, но Регис выставил руку, не позволяя ему вернуться к пещере.
Следующим этапом в обработке раны должен был стать спирт. Но для этого нужно было вывести пострадавшего из шахты. Отпустить его одного или сопровождать лично, Годфрою возможным не представлялось.
- Вы никуда не идёте. Останетесь здесь. И ещё один человек с вами, для присмотра. С вас, уважаемый, на сегодня подвигов хватит. А что до спасения девочки... - травник поднял глаза на Данияра. - Я считаю, что нельзя вот так просто кидаться туда, сломя голову. Нам нужно хотя бы некое подобие плана. Вы имеете представление о том, с чем мы связались, господин чародей?
В магическом происхождении "образины" Эмиель почти не сомневался. А значит, если уж кто что и должен об этом знать - так это маг.

Отредактировано Эмиель Регис (2018-12-26 04:05:56)

+1

10

То, что они нашли Томаша живым, радовало. Его слова радовали тоже - пока что ничего не потеряно, пока что девочка жива. Существо не стремилось убивать сразу, оно не особо стремилось убивать в принципе - хотя явно могло.
- Я думаю, оно разумно, - осторожно сказал Данияр, соглашаясь с логикой медика и внутренне радуясь, что этот человек попался на пути их каравана и добрых гостеприимных тетушек. В ином случае раной Томаша пришлось бы заниматься ему самому, как магику, а в своих знаниях в этой области чародей не был так уж уверен, особенно если действовать надо без подготовки и без соответствующих эликсиров под рукой.
Кроме того, Эмиель Регис был явно умен и умел наталкивать на нужные мысли.
- Да, разумно, и оно хочет нас туда заманить, - продолжил Данияр. - Оно могло почувствовать мою магию при сканировании, оно может знать, что я могу попытаться уловить мысли девочки, понять, жива она или нет. Я не чувствую Янки, но это только значит, что его логово может быть магически защищено, экранировано, и потому ему потребовалось прогнать Томаша, чтоб мы его нашли. Может, ему нужны все мы, а может, нужен только я.
Но для чего? Странная слизь не наводила на какие-либо мысли. Странная форма существа и "поглощенный" камень - тоже. Все, что видел Томаш, могло быть иллюзией; все, что видят они сейчас, могло быть подделкой или инсценировкой.
- На кой ляд ты ему нужен?
- Оно охотится на нас? Янка - наживка?
- Я не хочу туда идти, нам надо бежать!
- Бежать и бросить Янку? Да ты никак штаны обосрал??

- Тише, прошу, - Данияр положил руку на плечо готового разбушеваться Томаша. - Дайте подумать.
Нужно было взвесить все риски. Существо могло банально хотеть жрать. Ему могла требоваться кровь или жизненная сила большого количества людей, но могло ли оно всерьез на это рассчитывать? Маленькую девочку могли попросту бросить. И чародея могли попросту не заставить полезть под землю.
Чего же тебе надо?
В любом случае, план пока срабатывал.
- Ясно одно, ему нужно, чтоб мы туда пошли. Я не могу понять по описанию, что это, но магия способна на многое. Оно разумно. И либо ему нужны наши жизни - либо ему нужна наша помощь. Моя помощь. В любом случае, я думаю, что должен идти первым. У меня больше шансов распознать иллюзию или ловушки, и вообще разобраться в ситуации на месте. Томаш, оно ведь не сразу на тебя напало, да?
Быть может, оно само в ловушке и  не может далеко отходить от логова какого-то чародея. Быть может, ему нужна помощь, но вот только стоит ли в этом случае помогать и отпускать опасное создание на свободу. Или, что не менее вероятно, оно ненавидит магиков и магию, или попросту людей, и хочет уничтожить их как можно больше. Или...
Вариантов было куча, и можно было подозревать что угодно, даже то, что их случайный спутник тоже может быть заодно с похитителем маленьких девочек. Что он делал тут? Собирал травы? Может, он знает больше, чем говорит.
- Томашу можно ходить? - спросил Данияр у медика. - Я хочу, чтоб его кто-то отвел поближе к поверхности, прежде чем я пойду вперед. В случае непредвиденных обстоятельств я хотел бы иметь возможность двигаться быстро и никого не терять.

Отредактировано Данияр из Повисса (2018-12-30 00:13:08)

+1

11

"Нет ли связи между виденными мною ранее странными грибами и тем, что ждёт нас впереди?" - этот вопрос не был основным и даже не стоял первым в очереди многочисленных других вещей, заботивших Эмиеля. Но он звенел над ухом, подобно надоедливому комару. Это сравнение напрашивалось само собой, хотя, конечно, комары к вампирам никогда и близко не подлетали. Фосфоресцирующие шляпки и светящиеся стены крутились где-то поблизости, подталкивая к нужному ответу, но не наводя напрямую. И запах. Запах - чем ближе они подбирались к описанной Томашем пещере, тем сильнее он становился. Всё такой же малопонятный, но сырой и навевающий мысли о болоте. "Камень всё равно как в трясину ушёл." - так сказал раненый?.. То, что скрывалось в глубине, было порождено магией и это сбивало с толку. Предположение, высказанное чародеем, пока оставалось только предположением, хотя нельзя сказать, что безосновательным. Среди вопросов, посыпавшихся на Данияра, как из рога изобилия, легко можно было упустить чью-то короткую и встревоженную реплику:
- Так что же получается... Это ты его разбудил?
Травник обвёл взглядом собравшихся. Никто, кроме него, даже не обратил внимания на бледного паренька, нервно кусавшего губы. Высказался он почти шёпотом, факел в его руках подрагивал. «Да, так и получается. Но вот пораженческие настроения никому ещё не помогли. Что гораздо хуже, они могут пойти во вред всем окружающим.» - Регису не хотелось, чтобы юноша поднял панику или стал обвинять в чём-то мага прилюдно. Можно было отослать его вместе с раненым на поверхность, но там остались, в основном, впечатлительные дамы. А цирюльник, по возвращении, предпочёл бы заняться непосредственно пострадавшими, а не приводить в чувство тех, кто наслушался рассказов из подземелий и упал в обморок. «У страха глаза велики. Может, он ещё возьмёт себя в руки. И всё-таки, стоит за ним приглядывать, а то ещё глупостей натворит, чего доброго.» - ещё один человек открыто предложил сбежать. Но понимания не встретил, а судя по виноватому лицу - уже устыдился своих слов и, может быть, даже образумился.
- Я не понял - оно людей-то жрёт? - попытался было уточнить кто-то и, не получив ответа, продолжил. - Просто если не жрёт - то чё его бояться?
Обладающий обширными знаниями на тему, Годфрой не стал объяснять, что между потенциальной опасностью существа и его питанием нет прямой зависимости. Суккубы, например, людей не едят, но тем не менее - они вовсе не такие безобидные козочки, какими хотят казаться. Духи вообще не испытывают потребности в физической пище, как и големы с элементалями. Можно было бы прочесть целую лекцию, включив в неё кое-какие детали жизнедеятельности тех созданий, которые (как бы это ни звучало - на счастье людей) так и остались в том мире, из которого когда-то пришли вампиры. Но для таких изысканий, конечно, не место и не время.
- Парадом командуете вы. - откликнулся Эмиель на вопрос Данияра, едва заметно пожимая плечами. - Можно послать наверх... Можно даже поручить, чтобы они отвели оставшихся у входа куда-нибудь подальше, на всякий случай. Решайте.
Только теперь ему пришло в голову, что чародей, вероятно, рассматривает такой вариант, что условное «нечто» может выбраться наружу и причинить вред кому-то ещё. В отличии от высшего вампира, человек вовсе не был уверен в своих силах. «Меня самоуверенность уже подводила, так что уж точно не мне его попрекать. И тем паче не этим.» - цирюльник постарался сочувственно и обнадёживающе улыбнуться их негласному лидеру. Но, наверное, выглядел при этом жутковато. Бледный, окружённый тьмой, с отражением пламени в глубине антрацитово-чёрных глаз... Да ещё с этой своей странной, «закрытой» улыбкой. Нет, что бы там ни сидело и булькало так отвратительно - это ему стоило бы бояться. В исключительных случаях, даже самые мирные травники, собирающие ягоды на летнем солнышке, бывают страшны.
Стали решать, кто пойдёт с Томашем наверх и что все остальные будут делать дальше. Решали шумно, снова спорили. На вкус Региса - даже слишком шумно. Сам он отошёл в сторонку, вглубь тоннеля, почти за границу света, отбрасываемого факелами. Краем глаза проверил колеблющиеся человеческие тени и остался доволен - здесь он и не должен её отбрасывать. Не похоже, чтобы "нечто" как-то реагировало на шум или их приближение. Или оно делало вид, что не реагирует. "То есть, или слишком умное или, напротив, недостаточно. Лучше бы второе, конечно..." - люди за его спиной пришли, наконец, к какому-то консенсусу. Скорее всего, это была заслуга Данияра, хотя вампир не мог бы сказать уверенно, поскольку не прислушивался. Травник только строго наказал пострадавшему и его сопровождающему следить, чтобы в рану не попадала грязь. На том и разошлись. Двое людей медленно и неуверенно побрели обратно, к поверхности. Оставшиеся же... Нельзя сказать, чтобы они двинулись вглубь бодро и быстро. Эмиелю вовсе пришлось оставить затею отделиться от основной группы. В первую очередь из-за того, что отделяться было просто некуда. Дорога была всего одна и Годфрой подумал, что, возможно, встретившиеся им завалы - не такая уж случайная прихоть времени и законов природы. "Не исключено также, что существо действует строго в рамках данной ему когда-то задачи. Тут многое зависит от того, кто и в каком состоянии рассудка его создал." - как мог предположить Регис, создания безумного чародея (или же безумной чародейки), скорее всего, окажутся ещё более неприятными и опасными, чем магические создания в принципе. - "И могут ли такие существа сходить с ума самостоятельно? Есть ли им вообще с чего сходить?.." Холодный бледный свет вдалеке он заметил гораздо раньше остальных. Люди тоже увидели бы его, двигайся они в полной темноте. Запах стал ещё сильнее и резче.
- Что это за вонь? - спросил Федде, недовольно морщась.
На него зашикали.
- Хорошо бы не какой-нибудь ядовитый газ. - сказал самому себе вампир, а потом тихо обратился к чародею. - Меня тут посетила мысль и она мне не понравилась. Что, если оно там не одно такое?

+2

12

Вот иногда человек говорит умную и дельную мысль, которая, возможно, спасет тебе жизнь, а ты не то что особой благодарности не чувствуешь - ты его убить готов, потому что он прав, а ты не знаешь, что делать с этой правдой. Ты вообще ничего не знаешь, и предпочел бы сидеть в родной деревне безвылазно и заколдовывать максимум чирии на жопе, пусть даже и своей, чем вот это вот всё. Не говоря уже и о том, что поездку в родные края можно было отложить еще лет так на пять-шесть, глядишь ничего бы и не случилось. Да, где пять, там и десять, и родственники не обладают чародейской продолжительностью жизни, но черт возьми, сейчас, здесь, именно из-за своей неаккуратности он получил восхитительную возможность эту продолжительность жизнь резко подсократить для доброго десятка человек, включая бедную Янку.
Черт! Черт, черт, черт....
Никто не начал паниковать - нет, сомнения были, и панические настроения тенью носились над толпой, но все же они как-то приглушались силой коллективной поддержки - все же все здесь присутствующие знали друг друга, и пусть временами грызлись из-за границ участков и "кто на кого не так посмотрел", в целом были людьми сплоченными и храбрыми. Даже слишком - но что сказать, они просто не понимали, с чем столкнулись, и даже не представляли, насколько могло быть хуже. Данияр представлял. Он вообще обладал удивительно бурной фантазией. И тот исход, в котором шахтеры будут в будущем рассказывать байки о чародее, который приехал и красовался героем, а потом прятал ото всех обосранные подштанники, казался ему даже не самым худшим из возможных.
Нужно было собраться. Как тот же медик. Его спокойствию можно было только позавидовать.
- Мы справимся, - пообещал то ли кому-то, то ли себе Данияр, и вышел вперед, готовясь в случае чего активировать щит одним только движением. Потоки магической энергии струились по рукам, как кровь по венам.
- Кто ты? - спросил он в пустоту, прекрасно зная, что чудовище, чем бы оно ни было, наверняка уже заметило толпу сопящих, переговаривающихся и клацающих железом мужиков. Некоторые создания, особенно разумные, созданные чародеями, могли говорить. Горгульи те же. Слабые сканирующие чары, которые Данияр направил вперед, ничего не давали. Телепатия тоже не работала. Он слышал гул мыслей людей рядом, но не прислушивался к ним. Впереди смутным облачком замаячило сознание еще живой девочки.
- Чего ты хочешь? 
Стены стали ровнее, появились даже кое-какие небрежно нацарапанные на камне знаки. Здесь и правда чувствовались проблески чужой магии. Разорванные, разрушенные, хаотично сплетенные контуры чужих заклинаний. Кое-что использовалось для освещения. Кое-что - для охраны. Кое-что даже действовало - при их приближении стены начинали фосфорицировать, и чем дальше, тем сильнее.
Дышать становилось труднее. Кто-то позади чихнул, затем сплюнул. Раздался шлепок, затем - приглушенная ругань. И тонкий звук, который наиболее точно можно было охарактеризовать как "странный". Пальцы дергало от готовой вырваться энергии.
Первой в пещере они увидели Янку. Хныча и пошатываясь, девочка поднялась на ноги и сделала несколько неверных шагов к спасителям. Тут же, оттолкнув чародея и не обращая внимания на крики "Стой!" к ней рванулся один из мужиков. Данияр завертел головой в поисках чудовища. То, что он не увидел его сразу, ничуть не успокаивало - скорее, наоборот. И еще прежде, чем что-либо произошло, их накрыло тяжелым и удушливым запахом.

+1

13

Напряжение он ощущал кожей. Все эмоции сплелись в такой клубок, что одну от другой отделить уже было невозможно. Только если каждый человек в их "дружине" чувствовал что-то своё, индивидуальное, отдельное - он чувствовал всё разом. Гнев и надежду. Отвагу, опасно граничащую с безрассудством. Страх и отвращение. Своё - как чужое. Чужое - как своё. Всё разом, одновременно. Человека это свело бы с ума. Но в случае Годфроя, каких-то полтора века обучения искусству быть смирным - и вот, он прекрасно справляется с окружением. И что немаловажно - умеет держать в руках самого себя. "Держать себя в узде." - это выражение казалось ему даже более подходящим. Так что со стороны травник выглядел совершенно невозмутимым. Внутри же бурлило и кипело. И волнами разбивалось о силу воли. Регис решил, что сможет немножко погордиться собой позже, когда все выберутся из этих подземелий. Он кивнул в ответ на чародейское "мы справимся", хотя вряд ли Данияр это заметил. Но слова тут были бы лишними. Молодой маг едва ли сам верил в то, что говорил. Но он старался. Старался не ради какой-то своей корыстной цели и вряд ли ради геройской славы, а просто ради других людей. "Из любого правила должны быть исключения, не правда ли?" - спросил себя вампир, глядя в спину вышедшему вперёд Данияру. Один человек, конечно, не мог просто так взять и в корне изменить его отношение к чародеям и магии в целом. Магия, как успел заметить Эмиель, наблюдая за происходящем в мире, слишком много сил прилагала к разрушению и слишком мало - к созиданию. А может, это просто сами маги не хотели созидать. Или не могли? Так или иначе, ковирец выгодно отличался от своих коллег. И цирюльнику хотелось верить, что если даже дело всего лишь в неких юношеских идеалах, ещё не увядших в душе и разуме молодого мужчины, то перерастёт он их ещё нескоро.
Вопрос чародея привёл Региса в короткое замешательство. Он почти сразу понял, что адресатом является вовсе не он, а неизвестное магическое существо, поджидающее их впереди. Но для этого понадобилось несколько неприятных мгновений, которые вампиру периодически приходилось переживать. В этот раз ситуация усугубилась тем, что практически одновременно с услышанным, он понял, что Данияр пользуется телепатией. И знал, что если бы тот сконцентрировался и попытался прочесть конкретно его, Годфроя, мысли - скорее всего, просто ничего бы не вышло. А это, в свою очередь, было бы весьма подозрительно. Эмиель успел сбиться с шага, пока сообразил, что к чему, и человек, идущий позади, едва не подпалил ему волосы факелом. Маг же так и не получил ответа, ни от одной из возможных сторон. Чем бы оно ни было и чего бы оно ни хотело - переговоры в перечень явно не входили. Люди уже были на пороге, у самого входа в логово неизвестного. Стены там и правда светились. И были неестественно гладкими. А от вони у Региса уже драло носоглотку. Но прямой опасности сам запах, вроде, не нёс, просто становился всё сильнее. Зато характер звуков, которыми цирюльник имел сомнительное удовольствие "наслаждаться" всю дорогу до пещеры, странным образом изменился. Стоны стали сдавленными, а вой превратился в непрерывный писк, схожий с комариным. Бульканье же почти стихло, однако, если прислушаться... Это было похоже на то, как если бы закашлявшийся или просто тяжело дышащий человек старался изо всех сил сдержаться, лишь бы не выдать себя. Лишь бы не шуметь. "Затаилось." - к такому выводу пришёл Годфрой, окинув взглядом пустое пространство. Пустое, если не считать, конечно, ребёнка, находившегося ровно в самом центре пещеры.
Даже если бы они не выслушали ранее рассказ Томаша. Даже если бы Данияр не озвучил вслух предположение о ловушке, открывшаяся их глазам картина должна была натолкнуть на мысль об оной. Но не натолкнула. Вампир всё ещё считал себя скованным по рукам и ногам из-за присутствия свидетелей, а потому сознательно медлил, пытаясь остановить бросившегося к Яне человека. И человеку это, как и собственная горячность, вышло боком. Он рухнул лицом в каменистый пол пещеры, почти у самых ног девочки. На спине его виднелась рана, похожая на ту, что они уже видели у Томаша, но другой формы и немного глубже. Из людей никто не успел понять, что произошло, но Эмиель кое-что видел. "Похоже, оно плюётся чем-то. Кислотой?" - вот только откуда прилетел сгусток, буквально въевшийся в человеческую плоть, он не рассмотрел, поскольку сам ещё находился в движении. Только резко сменил траекторию, описав дугу. Странно, но его и не пытались атаковать. "Не смогло прицелиться как следует? Или ему нужно время, чтобы выработать слизь?" - подхватив Янку на руки, Регис не остановился, а по инерции сделал ещё несколько больших шагов в сторону дальней стены.
- Ты цела? - спросил ребёнка травник, вглядываясь в её лицо.
Она была бледна, совсем как Свен, молча плакала и её трясло мелкой дрожью. Она упёрлась вытянутыми руками в грудь вампира и смотрела на него с таким ужасом, будто он был столь же страшен, как и то, что её сюда утащило. Но вскоре Яна уткнулась носом в пропахшую травами робу и, видимо, потеряла сознание. Придерживая её одной рукой, другой Эмиель быстро оторвал от пучка полыни, привязанного сбоку к его торбе, несколько листьев и растёр их между пальцами. Это не помогло. Запах стал удушающе невыносимым. За его спиной кого-то рвало. Лежащий ничком раненный закрыл разбитое лицо руками и застонал. За вонью Регис не чуял даже его крови. Медленно повернувшись, цирюльник увидел только кучку людей с перекошенными лицами. Но не то, что должно быть причиной происходящего. "Я просто не туда смотрю." - подумал Годфрой, неохотно опуская взгляд. Уже знакомый звук стал громким, жадно чавкающим. Вой оглушительно ударил по ушам и тут же затих.
- Данияр. - негромко и сдержанно окликнул вампир мага, не поднимая на него глаз. Стены пещеры многократно усилили его голос. - Вы только не нервничайте и... Постарайтесь не делать резких движений. Вы стоите прямо на нём.

Отредактировано Эмиель Регис (2019-03-10 14:51:26)

+1

14

Данияр медленно вздохнул и так же медленно выдохнул. Наверное, его, как и большинство его товарищей, спасло то, что от страха они попросту оцепенели. Бесплодные попытки отыскать чудовище привели только к тому, что чудовище нашел кто-то другой.
Оно и правда умело прятаться, сливаясь с местностью. Так хорошо, что трудно было определить границы этого создания. Мимикрия. Грязь под ногами, сейчас щедро политая содержимым чьего-то желудка. Данияру некогда было оглядываться и проверять, кого стошнило. Достаточно было того факта, что к и без того густому амбре добавились еще и кисловато-сладкие  нотки.
Что, если это существо захочет выгнуть спинку? Достанет ли до потолка или разотрет их о стены?
- Ждите сигнала, - так же негромко и сдержанно сказал Данияр своей свите. - И когда я скажу отступать, отступайте. Не бойтесь, мы вытащим всех.
Он медленно повел руками, оценивая, ментально прощупывая то, что находилось под ними. Существо хотело заманить их. Существо ждало - и если позволить всем броситься бежать прямо сейчас, существо определенно не выразит удовольствия. А чем его неудовольствие оборачивается, уже можно было увидеть собственными глазами, а для особо любопытных и нетерпеливых - прочувствовать на собственной шкуре.
Паскудная рана. Надо сделать все быстро.
Чародей начал напевать. Негромко, не слишком мелодично - наполовину петь, наполовину скандировать заклинания. Такой способ чар считался чем-то несерьезным и в приличном обществе пресекался - приличный чародей должен был относиться к магии с должным уважением, а напевы более подходили деревенским знахаркам и прочим шарлатанам, но Данияр по опыту знал, что такой способ иногда позволяет попросту не сбиться на полуслове. Убирает ком в горле, успокаивает, отвлекает. Помогает сосредоточиться и попасть в ритм. Здесь не было коллег, перед которыми стоило показывать свою удаль. Здесь были только шахтеры и селяне, его родственники и соседи. Ошибок быть не должно.
Сила заструилась вниз, опутывая существо максимально мягко, бережно и незаметно - войти без стука, так это называлось на сленге академии. Особое внимания Данияр уделил "переду", то есть тому самому месту, откуда существо предположительно плевалось. Он чувствовал, как что-то под ногами начинает беспокоиться, но продолжал чаровать, не отвлекаясь даже на то, чтоб успокоить своих земляков. Те действительно начинали нервничать, и было от чего. Грязь под ногами заходила ходуном.
- Давайте! - скомандовал чародей, завершив заклинание. Сеть незримых до этого момента линий засветилась, сдерживая чудовище и укрепляясь все больше от мельчайшего движения. Запоздало Данияр подумал, что может стоило дать своей "группе поддержки" добавить твари несколько новых дырок в шкуре, но потом отмел эту мысль. Тварь могла быть еще и токсичной, и не только плеваться, но и, допустим, взрываться. Додумывать эту мысль было совершенно некогда. Сдавленный визг наполнил уши, когда чародей закрепил сеть и затем ударил. Энергия сорвалась с рук, закрутилась буром и вонзилась в существо туда, где, предположительно, должен был оказаться его мозг. Если он вообще был у этого создания.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Самый искусный маг