Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Самый искусный маг


Самый искусный маг

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: 15 августа 1252 года.
Место: Ковир и Повисс.
Действующие лица: Данияр из Повисса, Эмиель Регис
Описание: Не человек должен служить магии, но магия - человеку. Однако, легко возгордиться, обладая такой мощью. Многие чародеи в своих изысканиях приносили беды себе и человечеству. И если создатель по тем или иным причинам не может разобраться с делом рук своих, иногда этим приходится заниматься случившимся рядом людям. А иногда - и нелюдям.

+3

2

То, что изначально планировалось как тихая и вполне рутинная демонстрация работы поискового заклинания, стараниями родственников Данияра превратилось в развеселый пикничок, размахом напоминающий свадьбу или празднование юбилея какого-нибудь особенно богатого и нужного всем человека. Чародей догадывался, что так и будет, но не предполагал такого размаха. Поначалу собирались ехать только отчим и дяди с их сыновьями. Затем к компании присоединилась вечно сующая везде свой нос тетушка, решившая прихватить с собой парочку "хороших девочек, поесть вам приготовим на месте, и вообще, стоит присмотреться". Мать тоже решила не пропускать такого праздника, за хорошими девочками потянулись остальные родственники и друзья семьи, а также девочки, решившие продемонстрировать, что ничем не хуже, в сопровождении их маменек. Весть о готовящемся празднике с магическими фокусами, едой и выпивкой разлетелась как горячие пирожки в базарный день, начали звать друзей семьи, соседей, знакомых, вообще случайных людей. В результате караван, собравшийся к старой забытой богами и людьми шахте, насчитывал несколько возов и человек пятьдесят, не считая детей, и уже всерьез напоминал издали то ли переросший бродячий цирк, то ли разукрашенную толпу беженцев, причем бежали они явно от скуки.
Верховодили, разумеется, тетушки. Маменька, так и не научившаяся в свои немного за пятьдесят этому искусству, слушала их с еще большим вниманием, чем собственного сына - потому что сыну все равно, он городской, приехал и уедет, а тетушкам лучше знать, что люди скажут и как себя выгоднее показать. Данияру же отводилась роль достопримечательности. Высказывать умные и не слишком провокационные мысли разрешалось. Развлекать детвору и взрослых простейшими иллюзиями и прочими мелкими фокусами - разрешалось. Смиренно выслушивать мнения старших о политике, смысле жизни, тайнах вселенной и даже магическом искусстве - разрешалось. Спорить разрешалось, но тактично и в меру, чтоб не портить людям праздник. Присматривать себе невесту - разрешалось, причем так настойчиво и с указанием конкретных кандидатур, что Данияр не выдержал и сбежал от тетушек в другой конец обоза.
Расположились шумным лагерем на широкой поляне, неподалеку от развалин старого домика, от которого остался только поросший травой фундамент. Демонстрацию заклинаний - собственно, то, зачем приехали, - отложили на послеобеденное  время. Женщины постарше взялись за готовку. Некоторые из их мужей через некоторое время после разбивки лагеря пропали; вернулись нескоро, порозовевшие и с отчетливым запахом спиртного.
- Здорово все-таки, - сказала сестра Данияра Лана, под шумок увлекшая его на прогулку и разговор. - Почему раньше не приезжал?
- Учеба, практика, времени мало было. Я хотел, но вот только смог вырваться.
Большинство чародеев вообще не возвращались домой, а если и возвращались, то ненадолго, лишь затем, чтоб убедиться, что связи с семьей окончательно потеряны и перед ними совершенно чужие люди. Обучение было долгим, трудным, захватывало целиком, многих изменяло совершенно, и поговорить с бывшими родственниками такому человеку было не о чем. Обычно так и происходило. С Данияром случилось несколько иначе. Его действительно ждали, и он действительно рад был проведать близких, и даже жалел, что пришлось задержаться. Нужно было для начала немного укрепиться в мире, попробовать себя в деле, заработать да хотя бы на подарки всей многочисленной родне, что в итоге все же удалось - и пусть каких-либо по-настоящему значительных достижений в магии он не получил, для своих он уже был самым настоящим чародеем. Гордостью семьи, которую не грех продемонстрировать всему свету.
- Или боялся, что тебя так просто теперь не отпустят? - поинтересовалась Лана ехидно, преодолевая некоторую неловкость. - - Дядя Свен уже говорил, что возьмет тебя в долю? В свое новое развивающееся дело.
- Насколько я понял из услышанного, оно развивается уже пятый год.
- Ага, никак не разовьется. А тетушка Матильда говорила, что женит тебя на дочери своей подруги. Видел такую, высокую, с черными волосами?
- Хорошую вещь браком не назовут. Кстати, а где сама-то тетушка?
- А, - махнула рукой Лана, - пронюхала, что среди гостей какой-то медик затесался, пошла свои болячки показывать. Причем пронюхала буквально, очень уж травами от него пахнет. Пойти что ли спасти бедолагу, пока…
- Данияр! То есть, господин чародей, а можно ли вас на минутку?
Раскрасневшиеся мужики добродушно громыхнули хохотом. Данияр взглянул на сестру, сестра ухмыльнулась, пожала плечами, мол, позже поговорим, и исчезла за ближайшей кибиткой.
- А вот скажи нам, вот ты как чародей должен знать, а правда ли, что нами всеми тайно управляют дракониды, которые натягивают на себя шкуру людей и скрываются среди нас?
- Да не дракониды, а ящеролюди.
- И какая нахрен разница?
- А смотри...

Со стороны центра поляны доносилось девичье пение в несколько голосов. Над лагерем плыли облака и поднимались ввысь струйки ароматного дыма. Пахло тушеными овощами, жареным мясом, рыбой и прочими прелестями сытной жизни. Все откровенно наслаждались жизнью и ждали еще больших чудес.

+2

3

Внешний вид: Одет в лёгкую серую рубашку, широкие тёмно-бордовые брюки из мягкой ткани, обычную чёрную робу, перехваченную узким ремнём. Замшевые ботинки с крепким каблуком.
Инвентарь: Неизменная торба с травами, кошель, небольшая бутыль краснолюдского спирта, нож (для срезания стеблей, измельчения корней и прочих профессиональных нужд).

Лан Эксетер и впрямь был удивительным городом, хоть и несколько сырым. За девяносто лет, которые как-то незаметно пролетели со времени прошлого визита "Годфроя из Салерна", столица разрослась вверх и заметно разбогатела. Народу по каналам сновало значительно больше, лодки и гондолы то и дело соприкасались бортами с глухим деревянным стуком, а правящие ими долго после желали друг другу всяческих напастей в самых разных выражениях. На ступенях дворца Энсенада со скучающим видом бесцельно бродила пара стражников. Летом, когда венценосное семейство обреталось в Понт Ванисе, дворец практически пустовал. Даже если и нагрянут гости в виде каких-нибудь графьёв, которым милостиво разрешили пожить около царских покоев – покутят с недельку да уедут. Гораздо бдительнее охранялись посольства нескольких государств, чьи представители предпочитали любоваться «оригинальностью» Эксетера в любое время года. Зимой всегда приятно было наблюдать за незамерзающими каналами – один из немногих примеров, известных Эмиелю, когда магия действительно работала на благо общества. Хотя без городских легенд о жутких водных чудовищах не обходилось, даже на природных берегах нельзя было найти утопца или какую другую, обычную для водоёмов дрянь.
Регис сидел в библиотеке. За окнами кто-то привычно переругивался. Переругивались, на самом деле, не совсем за окном, а через два канала отсюда. Тогда как библиотечные окна, по обычаю, были глухо закрыты. Но иногда даже высшие вампиры вынуждены терпеть неудобства от сверхъестественных особенностей своего организма. В данном случае – от острого слуха. Ругань отвлекала от текста. Обычно, цирюльнику ничего не стоило абстрагироваться от таких вещей, но оппоненты раз за разом брали всё новые вершины, соревнуясь в изощрённости оскорблений. "Ну, по крайней мере, я пополнил словарный запас и знания местного фольклора." - хмыкнув, цирюльник захлопнул свежий алхимический труд и аккуратно застегнул ремешки на переплёте. - "Выпендриваются. Да чем бы дитя не тешилось, лишь бы двимерит с нигредо не мешало." Прошлый такой деятель, желавший поставить производство двимеритовой взрычатки "на поток", разгуливал по Новиграду стыдливо прикрывая нижнюю часть лица платком. Осколками его прилично изуродовало и травмировало - рот перестал закрываться, что причиняло массу неудобств помимо дефектов речи. Впрочем, ковирский учёный, автор того тяжёлого тома, который Эмиель вернул на конторку смотрителя, писал об исследованиях горных пород, а не о взрывчатых веществах.
- А скажите, уважаемый... - сделав паузу и дав возможность сухонькому, но крепкому старику водрузить труд на законное место, травник продолжил: - Не знаете ли вы, где располагается та самая шахтная разработка месторождений, столь подробно описанная моим коллегой?
Однозначным "исследователем" Региса, конечно, назвать было трудно. Но для ковирской библиотеки и её работников именно им он и являлся. Библиотекарь охотно и многословно рассказал ему о местонахождении шахты, живописал путь и подсказал, где можно нанять проводника.
- Только вы там ничего не найдёте, мэтр. - убеждённо закончил смотритель. - Брошенная она, всё оттуда подчистую вынесли. Небось уже и штольня обвалилась.

Однако, в шахтах, паче чаяния, вампира не интересовали обычные объекты добычи. Не было ему дела ни до минералов, ни до известковых пород. А вот причудливые грибы, выросшие без света, имевшие специфический запах и упомянутые ковирским учёным вскользь, действительно вызывали любопытство. Если судить по описанию, ни с чем таким Эмиель ещё не сталкивался. Ему захотелось лично исследовать их и выяснить, обладают ли они какими-нибудь полезными для его дела свойствами. Или же, напротив, они вредны для человека? Если да, то почему? В общем, спонтанное путешествие в Повисс ещё имело шансы стать достаточно познавательным, как и предполагалось изначально. Целью поездки являлось, как раз, ознакомление со свежими исследованиями в разных областях, которые прямо или косвенно касались медицины и алхимии. Увы, их оказалось гораздо меньше, чем ожидал диллингенский цирюльник и ни одно из них не было даже в половину таким сенсационным открытием, каким в своё время стали переводы офирских манускриптов. Так что и "знакомиться" с ними он закончил гораздо быстрее, чем рассчитывал. До ближайшего же корабля, идущего к полуострову Бремервоорд, времени оставалось предостаточно и подвернувшиеся сведения о неизвестных грибах пришлись как нельзя кстати.
Ведомый любознательностью и сведениями, полученными в библиотеке, на рассвете следующего дня, Регис покинул Лан Эксетер. Сначала он поднялся по реке, а затем взял курс на северо-запад. Проводника решил с собой не брать, лишнее это. И в плане затрат и в плане внимания. К тому же, на местности он ориентировался неплохо, да и вообще было бы странно представить себе высшего вампира четырёхсот тринадцати лет отроду, который вдруг потерялся бы в трёх соснах.

До нужной области Эмиель добрался довольно быстро. Солнце было высоко, в молодом лесу пели птицы. Природа брала своё - видимая сторона старого отвала уже поросла тоненькими деревцами, кустиками и неравномерными клочками травы. Изрытый канавами склон вовсе был скрыт густым цветочным ковром. На таком ландшафте следовало смотреть под ноги, чтобы не упасть в какой-нибудь овраг. Из леса, на сравнительно небольшом расстоянии, были слышны голоса. Собирающий по дороге ягоды и листья толокнянки, вампир не прислушивался и не обращал на них никакого внимания. Может быть, у местных деревенских какой праздник. Ну выбрались люди на природу - так это даже хорошо. Дышать свежим воздухом полезно для здоровья. Как лекарь, Регис такие вещи всецело одобрял. Его же самого это никак не касалось. Точнее, это он так думал.
- Доброго денёчка, сударь. - шаги и болтовню он слышал задолго до того, как две женщины появились в поле зрения. Видимо, они были из числа отдыхающих. В руках каждая держала по букету полевых цветов. - Ой, а что это вы тут делаете? Брусничку собираете?
- Да ну какая брусника, Марта. - перебила свою... Подругу? Родственницу? Та, что постарше. - Это медвежье ушко. Только зачем вам, сударь? Ягоды ж безвкусные.
- Ааа, сударь наверное трааавник! Смотри, Клара, какая у него сумка! Ну сразу же видно.
- Так вам для лекарства? Ой, милсдарь, как хорошо, что мы вас нашли! Вы очень заняты? Вы не очень заняты, пойдёмте с нами. Как вас зовут?
С начала разговора, только сейчас дамы позволили ему вставить слово и представиться. Он поднялся на ноги, отряхнул одежду... И тут же был увлечён непреодолимой женской силой, подхватившей его под руки. Возражений они не слушали, обещали накормить, поднести чарку и вообще "не обидеть" за добрый совет.
Вскоре, Эмиель оказался среди большой шумной компании, где на него шквалом обрушились жалобы на здоровье, описание болячек и оригинальные способы лечения куриным помётом. Отказывать людям в помощи, тем более такой пустяковой, цирюльник считал непозволительным. А потому, ничего другого ему не оставалось - он кое-как организовал десяток желающих (в основном - женщин, но затесались среди них и двое мужчин), чтобы они хотя бы не перебивали друг друга, устроился поудобнее и начал импровизированный "приём больных". Когда он на месте, из своих запасов, стал делать сбор от аллергии для одной юной особы, другой особе что-то не понравилось.
- Так. - строго произнесла высокая женщина, назвавшаяся Матильдой, уперев руки в бока. - Я, конечно, в травках этих ваших не очень - кора там, листья... Но разве можно чистотел внутрь употреблять? Он же ядовитый.
"Ядовитый?" - ахнул кто-то среди "пациентов".
- Ядовитый. - серьёзно подтвердил вампир, не отрываясь от дела. - В нём и кислота и алкалоиды... Поэтому злоупотреблять им не стоит. Но если заготовить правильно и принимать в меру - он пойдёт на пользу. Как говорил мой коллега, Ауреол Теофраст: "Всё - яд, всё - лекарство. То и другое определяет доза". К тому же, в сборе ещё череда, медуница и...
Матильду он не успокоил. Тут, скорее, стоило солгать во благо, нежели пытаться объяснить что к чему. Она заозиралась, ища кого-то взглядом и, наконец, нашла.
- Данияр! Данияяяр! Да-ни-я-руш-ка, голубчик, подойди к тётушке! - дама призывно махнула рукой молодому темноволосому мужчине и снова обратилась к Регису. - Мастер Регис - это мой племянник, Данияр. Данияр, это - Эмиль Регис, он знахарь.
- Эмиель. - мягко поправил её травник и улыбнулся Данияру, естественно, не разжимая губ. - Рад знакомству, уважаемый.
- Ну так вот, мой племянник - человек с высшим образованием. - по Матильде было хорошо заметно, как она гордится этим фактом. Будто сама лично перещеголяла всех профессоров Оксенфуртской академии разом. - Он чародей и разбирается в таких вещах. Вот скажи мне, Даниярушка, разве можно чистотел внутрь употреблять? Он же я-до-ви-тый.
"Чародей." - без особой радости подумал Годфрой, окидывая нового знакомого взглядом. И снова опустил голову, завязывая полотняный мешочек с уже готовым сбором. - "Где чародеи - там неприятности. Возможно, стоит найти уважительную причину и как можно скорее покинуть это гостеприимное общество. А то если в полемику с таким вступить, чего доброго до вечера тут просижу." Лечился у него как-то, довольно давно, один выпускник Бан Арда, отравившийся своим же зельем. Потому как, в погоне за могуществом боевой магии и прочими эффектными фокусами, пренебрегал занятиями, связанными с алхимией и свойствами разных веществ. С тех пор, к магическому "высшему образованию" Эмиель относился скептически. Как и ко многим другим вещам.

Отредактировано Эмиель Регис (2018-10-19 16:37:03)

+3

4

Если тетушка племянником с “высшим образованием” гордилась как своим личным достижением, то Данияру, как племяннику, было немного неловко, но в то же время попросту приятно - приятно, когда тебя хвалят, приятно так же, когда хвалить есть за что. Знахаря, которого ему представила тетушка, он видел впервые и вообще не представлял, откуда он тут взялся и с кем из гостей пришел. Если вообще с кем-то из гостей - Данияр мог бы еще предположить, что в суматохе попросту кого-то не заметил, но этого человека трудно было еще и не унюхать.
- Эм, - чародей задумался, пытаясь осознать суть проблемы. Не так легко было сразу перейти от всемирного заговора затесавшихся в королевские советники якобы вымерших, а на самом деле вполне себе живых вранов, до вопросов народной медицины и употребления ядов внутрь.
- По сути, многое зависит от того, понимаете ли вы при этом, что делаете, - медленно сказал он. - То есть, не знаю как насчет чистотела, но сам факт, что что-то ядовитое может использоваться как лекарство, в малых дозах, меня никак не смущает.
- Но как же так, Даниярушка? - охнула тетушка, почти на глазах разочаровываясь в компетентности племянника. - Что это, яды можно вот так брать и пить, и ничего не будет? Как же так-то?
- Я и говорю, все зависит от того, понимаете ли вы, что делаете. От рецепта, от способа приготовления, от количества. Если бездумно тянуть в рот что попало, то конечно отравишься. Но если знать, что и в каких количествах как подействует, то пойдет на пользу.. Для того, собственно, и нужны специалисты, и я полагаю, милсдарь Регис учился этому гораздо дольше, чем я.
С этими словами Данияр уважительно кивнул знахарю, не забывая окинуть того оценивающим взглядом. Знахарь как знахарь, наружности вполне вызывающей доверие, и несет травами от него, как от какой аптеки. Понять, насколько компетентен, сложно, но если судить по внешности и косвенным признакам, дураком не выглядит, так что можно надеяться, что никого не отравит.
- Но я все равно не понимаю, - настаивала тетушка Матильда. - Объясни мне, голубчик, как же это так получается - лекарь одновременно человека травит и лечит?
- Ох, да нет же! Дайте подумать... Ну вот возьмем например не лекарство, а огонь. Лекарство - это какие-то травки и микстуры, черт там ногу сломит, а огонь - понятно и просто, да?
- То ли ты меня за дуру держишь, то ли что, - надулась тетушка Матильда. - Что там с твоим огнем?
- Смотрите. Если зимой холодно, то милое дело - подойти к печке и погреться, правильно?
- Ну, да, а как же.
- Вот. Сразу становится тепло и хорошо. А если летом? Когда и без того жара, а надо стоять у печи, варить и жарить? Как, хорошо?
- А чтоб вам, мужикам, всегда так хорошо было, - гоготнула одна из слушающих разговор женщин. - Больно много вы знаете о готовке!
- А если руку в огонь сунуть?
- То значит совсем ума нет. Ну и к чему ты клонишь? Что если огонь в меру, то хорошо, а если... - тетушка задумалась, почесала в затылке. - А. К этому.
- Именно. Пусть мастер Регис меня поправит, если тут нет сходства. Огонь может убить, может покалечить, а может и согреть. Надо только знать, когда его применять, и...
- Данияяяяр!
- О, снова, - вздохнул чародей. - Хорошего отдыха. Полагаю, через четверть часа начнем. Сейчас будет не так интересно, но вечером, в сумерках, феерверки обещаю. Милсдарь Регис, приятно было познакомиться.

Через четверть часа не начали - приготовления заняли полчаса, не меньше. Действие и правда было незрелищное - несколько заклинаний без каких-либо видимых эффектов не могли очаровать даже столь невзыскательных зрителей, а точность движений и легкость  прочтения формул они оценить не могли. И, может, в сущности, хорошо, что не могли. Самым интересным было, пожалуй, устройство в виде перчатки без пальцев на левую руку. Сделанная из грубой кожи, металла и парочки кристаллов, она чуть стесняла подвижность пальцев, но реально усиливала смутные ощущения, которые вызывали поисковые заклинания. Пара медных проволочек слегка впивались в кожу между костяшками указательного, среднего и безымянного пальцев, усиливая резонанс. Стараясь ступать важно, торжественно и сосредоточенно (разумеется, едва-едва позорно не споткнувшись при этом - то-то было бы смеху!), Данияр немного походил кругами, потоптался на месте, затем сказал, что можно начинать.
Отчим и дядя Свен где-то откопали старую карту, где кое-как были отмечены  прорытые в толще земли ходы. Наблюдая за работой чародея, они переговаривались и спорили, делая какие-то пометки. Время застыло, осталось только заклинание, легкий шум в ушах, и подрагивание пальцев. Он искал золото, и находил - но это были отголоски, слишком мало, чтоб оно стоило продолжения раскопок. Похоже, жилу выгребли основательно. Пару раз пальцы дернуло сильнее. Данияр отметил это место, затем продолжил поиск. Разочаровывающе мало - либо слишком глубоко, там, где силы заклинаний не хватало. Только однажды от наткнулся на... что-то странное. Но это было явно не то ощущение.

- Ну так что?
- атаковали его вопросами чуть позже, когда чародей, покружив по местности, без особого энтузиазма вернулся к отчиму и дядькам. Женщины, которые еще не утратили интереса, крутились неподалеку, остальные пошли есть и праздновать. В импровизированном лагере снова играла музыка.
- Есть? Нет? Стоит копать?
- По крайней мере здесь я ничего толком не нашел, - признал Данияр. - Есть, но совсем немного. Ощущения слабые.
- А я говорил! - победно вскричал Меркурио, помнивший еще старых владельцев шахты.
- Да что ты говорил, слышал же - есть! - скрипнул зубами дядя Свет.
- Ощущения слабые!
- Так ощущать надо лучше! Гони бабло!
- Ставили на то, что есть!
- Ставили на то, что есть что копать! - осклабился Меркурио. - А копать нечего - так что нет.
- Но проверили еще не все!
- Там было...- вставил Данияр, - странное что-то. Вооот в том месте. На вашей карте что-то отмечено?
- Слышал, что-то было! - возопил победно дядя Свен.
- А хули там было?
- Ну так пусть проверяет!
На карте ничего не нашли. Скандал взорвался с новой силой, и Данияру ничего не оставалось, как вернуться на то же место. Золота ощущалось совсем мало, но что-то вызывало беспокойство. Двимерит? Серебро? Да, определенно, там было серебро. Слишком много серебра, даже как для слитка.
- Что там? - нетерпеливо спросил Свен. Теперь вся ватага ходила за ним гуськом, мешала сосредоточиться. Серебро. Что еще? Область будто сопротивлялась сканированию. Ощущения путались, будто ведешь пальцем по мыльному пузырю, который никак не хочет лопнуть. Поднажав, он попытался проникнуть внутрь, невидимый пузырь таки напрягся, растянулся... и лопнул.
Данияр вскрикнул. Пальцы свело судорогой,  энергия рассеиваемого заклинания бесконтрольно вырвалась наружу, порождая кучу искр, рассыпавшихся по траве, и вызывая встревоженные вскрики окружающих. Несколько искр попали и на одежду, но Данияр этого не заметил. Левая рука все еще была скована судорогой, от локтя до кончиков пальцев, и хоть заклинание сорвалось, боль все равно с каждой секундой становилась все сильнее. Свободной правой рукой чародей попытался снять перчатку, но не получалось. Ощущение, что он сунул руку в капкан, а теперь не может освободиться, стало очень уж отчетливым, и оставалось надеяться, что не придется себе ничего отгрызать.
Не пришлось. Перчатка все-таки упала на землю.
- Твою-то мать, Данияр, - сказал отчим после длинной паузы, пока все пытались отдышаться и переваривали случившееся. - Что это, едрить твою налево, было? Ты в порядке? Эй, Свен, позови знахаря. Может чего путного присоветует.
Боль понемногу начинала стихать, но Данияр не стал спорить. Глядишь и правда - чего присоветует. Потому что на всякие специальные заклинания на этот случай тратить силы как-то не хотелось. Надвигалось странное ощущение - и если бы Данияра спросили, а он решил ответить честно - это было даже не что-то определенное, но смутное ощущение нависающего над ними медного таза. Или, того хуже, таза человеческого.

Отредактировано Данияр из Повисса (Вчера 11:16:13)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Самый искусный маг