Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Игра в "Добычу и Охотника"


Игра в "Добычу и Охотника"

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время: последние дни марта 1263 года.
Место: Бругге и окрестности.
Действующие лица: Карла Вайсберг, Ксандор вар Лорехейд
Описание: Преступный бизнес - дело тонкое. Недостаточно простого желания и умения нарушать закон так, чтобы получать из этого выгоду. Ключевым элементом успешной и долгой жизни тех, кто находится на грани закона - является информация. Зачастую, преступники, загнанные в угол, ссылаются на Того-Самого, чьё имя должно о чём-то говорить. И если имя это Вам не известно - быть беде. Нильфгаардский наёмник, пренебрегая этим простым правилом, в первые же дни своей наёмничьей карьеры успел насолить Тому-Самому, чьё имя ему ни о чём не говорило. Это и повесило большую мишень ему на спину. Только вот не знает ни он, ни бандиты, что в извечную игру "Добыча-Охотник" вступают совершенно иные лица, способные кардинально поменять правила до ужаса простой игры.

0

2

25 марта 1263 года, харчевня «Лисьи хвосты», примерно 4 мили до Бругге.

В столь раннее время в «Лисьих хвостах» обычно все столики были свободны. Только-только на кухне разжигали огонь для готовки еды, девушки-разносчицы еще не метались по залу, а хозяин мог себе позволить посидеть на стуле, не беспокоясь о посетителях. Если бы кто и заявился в харчевню в эти первые часы после рассвета, Рабан (тот самый человек в заведении, который сейчас мог себе позволить посидеть на стуле) внимательно присмотрел бы за гостем. Причиной тому была простая логическая цепочка, считавшаяся хозяином вполне обоснованной и правдоподобной: в Бругге хватает кабаков и закусочных, соответственно человеку, идущему со стороны города, незачем останавливаться в придорожной харчевне; ближайший постоялый двор находился на расстоянии больше 10 миль отсюда, а это значило, что путнику, решившему перекусить в «Лисьих хвостах» в такую рань, нужно отправляться в путь посреди ночи. Под прикрытием темного купола неба, согласно представлениям Рабана, путешествуют личности как минимум странные и не заслуживающие доверия, так как они не боятся опасностей, которые могут настигнуть путника после захода солнца. А почему? Потому как сами наверняка представляют опасность.
Но это утро началось несколько иначе.
За столом в центре зала уже сидела компания из трех мужчин, уминая только что приготовленные свиные отбивные с кашей. Об этом трио хозяин «Лисьих хвостов» мог уверенно сказать: в преступной среде королевства Бругге их имена были на слуху. Не у каждого, но у многих. Пользовались они и определенным авторитетом, который заработали кровью и отстаивали кровью. Рабану впрок бы занервничать, ан нет, в присутствии данной троицы он наоборот чувствовал себя уверенно и защищенно. Как под надежной крышей.
Входная дверь отворилась, заставив Рабана поднять свой зад со стула и выглянуть из-за стойки, чтобы увидеть нового посетителя. Трое мужчин ни на мгновение не отвлеклись от тарелок.
В зал, демонстративно громко ступая сапогами, вошла женщина, одетая совсем не женственным образом, с ножнами на поясе, из которых торчала рукоятка. Неторопливо она прошла к единственному занятому столу.
- Вечер в хату, - бодро произнесла женщина.
Занятые отбивными люди прервали свою трапезу, подняли глаза на гостью.
- И тебе добрый вечер, - ответил самый старый из компашки, - присаживайся, Карла.
Карла опустилась на указанный мужчиной стул за один с ним столик, расправив полы кафтана, закинула ногу на ногу, руки положила на стол. Обвела взглядом собравшихся.
Знакомьтесь, Фелм, или Грива, воротила преступного мира среднего разряда, главарь не самой последней банды на территории Бругге. Шайка его существовала за счет крышевания нескольких трактиров (среди которых было и заведение Рабана), скупкой и продажей краденого, десятка проституток и банального грабежа. Сам Фелм когда-то поднялся на воровстве у аристократии королевства и заслужил уважение со стороны старожилов. Один из тогдашних авторитетов, учуяв в парне (теперь уже худощавом, с гладко обритой головой мужчине, густой полоской волос над верхней губой, в которых проявились первые сединки), потенциал, взял над ним опеку, однако юное дарование не оправдало всех возложенных на него надежд. Не обладал Грива той хваткой, которая помогла бы ему схватиться за ступеньку повыше в преступном мире и удержаться на ней.
Бранк, правая рука Фелма, низкий, взбитый, с большими залысинами мужичок старше главаря на пять лет, опытный наперсточник, не прикасавшийся к наперсткам после того, как Фелм взял его своим помощником. За счет Бранка Грива компенсировал хитрость и предприимчивость, которых не хватало самому главарю шайки.
Третий – совсем юнец. Щеки, совсем недавно познакомившиеся с бритвой, волосы до ушей, все зубы на месте, взгляд, пока еще без суровости и хитрости. Как же его звали?.. Кажись, Понзио. 
- Ну, выкладывайте, в чем дело. Вы же не на завтрак меня позвали.
Фелм с Бранком переглянулись, главный, помяв костяшки пальцев, заговорил:
- Нужно убрать одного человека. Рупрехт Вайгль, ты должна его знать.
Конечно она знала Рупрехта Вайгля. Его еще называли Шепелявый Рупрехт из-за его неспособности выговаривать букву «р». Крупная рыба. В озере криминала Бругге эту рыбину уважали, переплывать ей дорогу опасались.
Карла задалась вопросом, что же такого сделал Вайгль, раз его смерти желал Фелм Грива.
- Две недели назад его люди подрезали парочку моих парней. Я потребовал объяснений, но этот кусок дерьма отказался со мной встретиться. Тогда я дал своим ребятам указание устроить хорошую взбучку шпане Шепелявого. Загонять их в переулки, наведываться к ним в кабаки, и лупить, пока кулаки в кровь не собьют. Знаешь, чем ответил Вайгль? Прирезал пятерых наших девочек. Ни в чем не виноватых девочек, которые честно торговали своим телом. А потом скрылся, залег на дно. Боится меня, крыса, и правильно делает. Потому что я его в покое не оставлю.
Обычная история для среды, в которой воровство считается законным способом заработка, а убийство рассматривается как один из главных методов решения проблем. Удивляло женщину лишь то, как Рупрехт решил отомстить своим врагам. За такой поступок можно лишиться уважения со стороны других авторитетных людей.
- До меня дошли слухи, - это включился в разговор Бранк, - что люди Шепелявого сегодня появятся в «Котелке». У них там какое-то дело.
- И что вы мне предложите за эту работенку?
На столе очутился пузатый кошелек. Карла взяла его, взвесила в руке. Тяжелый, падла. Эти парни определенно умели договариваться.

Отредактировано Карла Вайсберг (2018-09-28 07:33:35)

+2

3

[indent=1,0]Трудна и изменчива жизнь вдали от дома, в чужом краю, где даже люди смотрят на тебя волком. Неприветливые дороги, с перемешанной с камнями грязью, лужами и конским навозом. Впервые нильфгаардец встречал такую мерзопакастную весну. Впервые он оказался один так далеко от дома. Даже не смотря на то, что снег успел превратиться в лужи и ручьи, лишь редкими горстями валяясь на всё ещё промёрзшей земле то тут, то там, было непривычно холодно. Там, в самом сердце Нильфгаарда, даже зимы были теплее. Но худшей встреченной весной эта была не только из-за отвратной погоды.
[indent=1,0]Примерно несколько дней назад Ксандор, явившись в Бругге прямиком с Брокилона и заявив о себе как о наёмнике, получил заказ убрать одну назойливую муху. Убийство за деньги. Нет большего позора для человека, что с детства держал меч в руке с одним лишь намерением - защищать слабых, защищать свою родину и её интересы. Именно так и думал беглый нильфгаардский офицер в тот момент. Так почему же он согласился? "Ах да", - мысленно отвечал он сам себе. Наниматель сказал, что цель занимается тем, что поставляет контрабандой оружие и провизию ополченцам, которые не согласны с господством Нильфгаардца в Цинтре и готовы сражаться. Защитить интересы империи. Эта причина показалась достойной того, чтобы замарать совесть и меч. Но было ли это так на самом деле?
[indent=1,0]"Что же там сказал тот бродяга?" - пытался припомнить наёмник, блуждая по улицам Бругге, ловя на себе презрительные взгляды, слыша шёпот проклятий и смачные плевки вслед. К счастью, тяжесть меча на левом боку чужака удерживала местных от глупостей, даже местной страже не хотелось искать проблем с нильфгаардцем. В условиях хрупкого мира, помня ужасы войны против империи, приграничные правители, бароны, да кметы, не желали провоцировать южного соседа, а потому, как считал Ксандор, жизни его ничто не угрожает. По крайней мере, пока все ужасы войны не позабудутся. Ведь он знал, что ненависть не исчезнет, пускай пройдёт и сотня лет.
[indent=1,0]Прохаживаясь вдоль неширокой улицы, выложенной камнем, он наблюдал городскую жизнь. Здесь, именно на этой улице, были торговцы, но несколько другие, нежели привыкли видеть обычные люди. По обеим сторонам от улицы на окраине города бежали запутанные цепи переулков и улочек, то тут, то там, сидели бродяги, укутанные в лохмотья и тянущие свои руки, подобно иссушенным ветвям умершего дерева, к прохожим. Под настилами из рваных тканей завлекали посетителей распутные девки, одетые слишком уж легко для такой погоды. При взгляде на них, Ксандору хотелось плотнее укутаться в плащ, тепла которого едва хватало, чтобы сдержать дрожь зубов. Всюду была бедность, зловоние отходов и дерьма, колкие взгляды и приторно-сладкий аромат дешёвых духов, который вызывает скорее отвращение. Именно так и выглядели торговцы на этой улице. Торговцы наслаждениями. Телесными и духовными.
[indent=1,0]Вспоминая детали прошедшего дела, нильфгаардец никак не мог отделаться от ощущения, что кто-то за ним идёт. Быть может виной этому были слова бродяги. Бродяги, подобного тем, что сидят с протянутой рукой, бродяги, что видел его, видел как Ксандор прервал жизнь контрабандиста. "Глупый нильф, - одними губами повторил наёмник слова оборванца. - Ты перешёл дорогу не тому человеку... Он найдёт тебя." Ненадолго задумавшись, наёмник выругался.
[indent=1,0]- Как же, он сказал, его звали... - прошептал уже вслух наёмник.
[indent=1,0]Румпель Вархейт... Вархель Румпейт... Или как-то иначе - не было никакого значения. Он был готов. По крайней мере, он так думал. Пока меч находился рядом с Ксандором, он не боялся никаких бандитов. Пусть придут и попробуют его взять! А он будет их ждать. И в ответственный момент решится, кто же окажется более умелым и изворотливым, кто окажется победителем, а кто будет кормить червей.
[indent=1,0]Наконец, нильфгаардец добрался до неприглядной харчевни "Котелок", что находился в самом неблагоприятном районе города. Если уж драки не избежать, то пусть лучше он пройдёт там, куда стража не сунется. По крайней мере до тех пор, пока не прольётся вся кровь.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

4

25 марта 1263 года, харчевня «Лисьи хвосты», примерно 4 мили до Бругге

Кошелек с заветным золотом исчез со стола. Не в карман Карлы – его забрал Бранк.
- Деньги получишь после известий о смерти Шепелявого.
Синие глаза стрельнули в Гриву возмущением, заставив мужчину перевести уверенный взгляд с охотницы за головами на остатки завтрака в тарелке. Разве она дала свое согласие? Пока что нет. Тогда какого лешего этот черт выдвигает ей условия? Или Грива думает, раз Карла подержала в руках его деньги, так теперь она на него работает? Пускай обломается. Они не все обсудили.
- Ты же понимаешь, что мне придется иметь дело не только с Шепелявым? Попытаюсь выйти на него, и непременно свяжусь с его ребятами. А это, знаешь ли, дополнительный риск. За дополнительный риск положена дополнительная плата.
В голове Карла уже наметила примерный план действий. Пункт «идти по трупам» в нем значился как запасной и крайне нежелательный, но если идешь на дело, зная, что в процессе могут возникнуть осложнения, всегда лучше заранее договориться о доплате за возможные трудности. Возникнут они или нет, это уже отдельный момент. Но вот тебе вряд ли кто-то сделает прибавку к награде после того как ты закончишь работу.
Плюс затраты на осведомителей (треклятые шельмецы ничего полезного забесплатно не рассказывают). Дать на лапу блюстителям порядка, если потребуется, и не стоит исключать вероятность того, что придется посетить одно-два злачных местечка, в которых не получится не оставить чутка золота.
Кроме вышеперечисленного, Карла, скрываясь от сподручных Вайгля и местного правосудия, будет вынуждена уехать из Бругге. Дорога и связанные с ней расходы, устроиться на новом месте, прибавка к проблемам с законом, испорченные отношения с несколькими десятками бандитов – за все нужно платить.
- Добавь половину от предложенного, тогда договоримся.
- Слишком много. Максимум десятку накину.       
- А там сколько?
- Сорок нильфгаардских флоренов.     
- Откуда знаешь, что я флоренами предпочитаю брать?
- Знающие люди подсказали. Так что, десятка?
- Пятнадцать из уважения к знающим людям.
Переменившимся с последними словами выражением лица женщина дала понять, что не намерена дальше торговаться.
Пятьдесят пять флоренов раз. Пятьдесят пять флоренов два. Пятьдесят пять…
- Согласен.
Карла вновь изменилась в лице. Не скрывая, что довольна результатами переговоров (и собой, всей такой умеющей договариваться), она встала из-за стола. Преступники сделали то же самое, протянули женщине руки для прощального рукопожатия. Охотница за головами крепко пожала каждую.
Уговор можно было считать заключенным.
Мужчины уселись обратно, намереваясь окончательно разобраться с завтраком, а Карла Вайсберг направилась к выходу. 
За дверью ее ждали конь и обратная дорога в город.

25 марта 1263 года (на несколько часов позже описанных выше событий), харчевня «Котелок», город Бругге

Ормил с 15 лет работал на Рупрехта Шепелявого. Сейчас ему шел 21 год, и из уличной босоты, промышлявшей мелким грабежом, он превратился в завзятого головореза, солдата криминального мира, четко выполнявшего приказы своего главаря, послушного, как цепной пес.
Когда Шепелявый изложил суть дела, Ормил без посторонних мыслей, прихватив с собой двух других бандитов, отправился исполнять приказ старшего. Найти и прирезать одного человечка, всего-то. Выследили жертву они очень быстро – посодействовала городская шпана. Работы осталось на пару минут.
Трое мужчин, натянув серые платки под глаза, вошли в «Котелок».

Отредактировано Карла Вайсберг (2018-10-01 16:06:48)

+1

5

[indent=1,0]- Рупрехт Вайгль, ты хотел сказать? - приглушённо хихикая спросил старик после того, как монета легла в его карман. В ответ Ксандор лишь пожал плечами.
[indent=1,0]Необходимо было выяснить кто именно желает разобраться с ним, а разве есть кто-то надёжнее старика-завсегдатая какой-нибудь убогой корчмы, который любит травить байки, пить и не боится уже помереть.
[indent=1,0]- Шепелявый, значится, - уставившись в полупустой стакан, промямлил старик. - Вот что я тебе скажу, нильф - бег бы ты обратно в свою империю, покудава можешь.
[indent=1,0]- Он что, местный авторитет? Как много людей на него работает? И кем был тот контрабандист?
[indent=1,0]- Он-то? Дааа... Шишка видная тут. Что ему один нильф. Как псу костку дать, так он её одним зубом-то и переломает, - осушив стакан до дна, старик вновь приглушённо захихикал и уже начал выглядывать подавальщицу, чтобы та вновь наполнила стакан пойлом. - Не хотел бы я переходить ему дорогу.

[indent=1,0]В этот день Ксандор усвоил один урок - не все старые пьянчуги одинаково полезны. Всё, что удалось выяснить из слов старика, так это имя Шепелявого, которое нильфгаардец, всё же не запомнил, а также то, что он заправляет некоторыми делами в округе. Южанин имел дело с разбойниками, нападающими на обозы и кареты богачей, террорезирующих мелкие деревеньки и сёла, но с теми кто ведёт дела в крупных городах он ещё не сталкивался. Наверняка, у этого Шепелявого приверженцев куда больше, чем пятеро задир, да ещё несколько шестёрок. Заказав лучшее, что было в корчме, наёмник уселся за столик и начал обдумывать свои дальнейшие действия.
[indent=1,0]В тот день многое шло наперекосяк. И дело не только в том, что нильфгаардца не хотели пускать в город под какими-то странными предлогами, явно придуманными на ходу, и не в том, что свою кобылу Ксандору пришлось оставить у стойла за городскими воротами, и даже не в том, что по его душу вот-вот должны были нагрянуть головорезы. Было что-то ещё, какое-то странное ощущение тревоги, что никак не хотело уходить. С чего бы ему тревожиться? Он никогда не избегал сражений и встречал судьбу, глядя ей в глаза. Что же изменилось сейчас?
[indent=1,0]Ответа на вопрос Ксандор так и не нашёл. Он заметил, как корчмарь, вглядываясь в окно, поспешно сгребал сегодняшнюю выручку в большой карман на фартуке, а затем, отдав какие-то распоряжения подавальщице, поспешил скрыться с глаз долой. Ксандор встал и направился к двери. Не успели в ней показаться незваные гости, как нильфгаардец схватил одного за грудки и грубо втянул внутрь корчмы, а затем с силой пнул дверь ногой так, что она едва не разлетелась в щепки. Один из бандитов, получив дверью по лицу, повалился на второго, плюхнувшись на землю снаружи.
[indent=1,0]Заперев на щеколду дверь, нильфгаардец выхватил меч, повернувшись лицом к третьему негодяю.
[indent=1,0]- Боюсь тебя огорчать, но ты не выполнишь сегодняшнее поручение, - с серьёзным видом произнёс наёмник. - Более того, тебе и твоим дружкам не выйти отсюда живыми.
[indent=1,0]Не дожидаясь, пока противник нападёт первым, южанин сделал обманный выпад влево и кольнул мечом, целясь в правый бок бандита.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

6

25 марта 1263 года, город Бругге
     
     В Бругге Карла въехала под шум проснувшихся улиц, кварталов и халуп, мостившихся за городскими стенами с внешней стороны. В город и из города торопились дельцы, купцы, посыльные, ремесленники, гости столицы королевства и те, кто направлялся домой. Охранявшие вход-выход стражи отрабатывали каждый орен своего жалованья, организовывая проход через ворота таким образом, чтобы не образовывалось толчеи и суматохи. Никто из них и усом не повел (а усы, так получилось, имелись у каждого служителя порядка, дежурившего в то утро у ворот Бругге), когда мимо них в город верхом на сером коне проехала женщина в красном кафтане с болтавшимися на левом боку ножнами и ни один не вспомнил, как пару часов назад они пропускали эту же всадницу в обратном направлении.
     Животину охотница оставила в стойле постоялого двора, в котором снимала комнату, отправившись дальше на собственных ногах.
     По словам Бранка, парней Шепелявого следовало искать в «Котелке», и Карла непременно собиралась туда заглянуть. Попозже. Сразу идти на встречу с головорезами Шепелявого, не узнав, кого именно послал Вайгль, сколько их и, желательно, что за дела у них в «Котелке», было бы глупой опрометчивостью. Из-за этого могли возникнуть сложности, которые Карле абсолютно не нужны, хоть они и будут оплачены.
     Первым делом нужно заглянуть к человеку, тесно знакомому с местным криминальным миром. Который в курсе, какие темные дела скоро свершатся и по чьей вине, под чьим крылом находятся бордели в городе, а кто торгует контрабандным товаром. Знала Карла одного такого человечка, и на данный момент как раз к нему и направлялась. По раскисшим от растаявшего снега улицам, по грязи, липнущей к обуви, хлюпающей под сапогами. Женщина шустро петляла между людьми, придерживая рукоять сабли рукой, смело вышагивала вперед, уходя от столкновений со встречными прохожими (впрочем, один раз она зацепила зазевавшуюся курицу в темно-зеленом платьице). Сокращала через тесные переулочки, в которые не попадал дневной свет и свежий воздух.
     Остановилась она перед домом, на девяносто девять процентов похожим на те дома, что стояли слева и справа от него, и на те, что стояли слева и справа от тех. Один процент, составлявший отличие этого дома от остальных, заключался в игле с продетой в ушко нитью, нарисованной красной краской на двери.
     Карла постучалась и зашла внутрь.
     - Утро доброе, хозяин, - женщина окинула взглядом комнату, выискивая владельца  жилья, в привете улыбнулась мужчине, который сидел за столом, остановив занесенную над лежавшим перед ним синим камзолом руку с длинной иглой и ниткой.
     - Доброе, доброе.
     В комнате было тепло, однако темновато. Слабо горевший камин не давал много света, а единственная горевшая свеча стояла в подсвечнике на столе, где трудился портной.
     - С чем пожаловала? – хозяин – жилистый мужичок невысокого роста, годившийся Карле в дедушки, продолжил работу.
     По голосу охотница предположила, что ему не терпится узнать цель ее визита. А Карле не терпелось поведать, зачем она пришла. Женщина направилась к хозяину, по пути подхватила стул и уселась на него напротив мужчины.
     - Выручай, Лорек. Нужна информация по людям Шепелявого. Говорят, тот сегодня своих парней в город направил для какого-то дела.
     Лорек отложил иглу, склонился к камзолу, оценивая результаты своих трудов.
     Хотите знать, почему Карла обратилась к этому неприметному мужичку? Спросите, сколько у него детей. Семь. А сколько детей у его братьев? Четыре у первого и одна пара близняшек у второго. Поинтересуйтесь, сколько родила его двоюродная сестра. Восемь, девятого она носила под сердцем пятый или шестой месяц. В сумме имеем двадцать один. Вычеркните пятерых и помолитесь за них, ибо им не суждено вырасти, исключите тех, кому меньше восьми. Остается двенадцать. Прибавьте сюда двадцать сироток, о которых заботится Лорек и его немалая родня, и в итоге получите тридцать и одного сорванца, порхающих по городу, словно воробушки, Подслушивают, подсматривают для своего покровителя, и никто их не тронет. Из уважения к старому карманнику, водившему дружбу со многими авторитетами, ныне покойными.
     - Шепелявый? Это который Рупрехт? Да, слыхал я, будто его головорезы в городе засветились…
     Карла изъяла из кошелька и положила перед собой два десятка оренов. По-другому этого жулика было не разговорить.

25 марта 1263 года, харчевня «Котелок», город Бругге

     Не так все пошло. Через одно место все пошло. Иган это понял, когда его с силой втащили в харчевню, закрыв за ним дверь. Как же эффект неожиданности? Как же численное превосходство? От столько непредсказуемого поворота событий головорез пошатнулся.
     - Паря, ты чего? Ты о чем вообще? Угомонись. – Иган, действуя рефлекторно, выхватил короткий меч и блокировал удар.
     В зал влетели двое других бандитов. Один с расквашенным носом и запачканным кровью лицом, другой с головы до ног в грязи. Они не стали ломиться через главный вход - воспользовались задней дверью.
     - Ну, малец, это ты зря. – Разъяренно просипел тип с разбитым носом. – Вали его.
     Новоприбывшая парочка стала подступать к жертве, увеличивая расстояние между собой, чтобы не мешать друг другу. С Игана спало оцепенение, он собрался, изготовился к атаке.
     За спинами Ормила и его товарища с испорченным лицом раздался резкий свист.
     - Мальчики, заканчивайте драться. Поговорить нужно.
     Головорезы обернулись на голос. Возле стойки, уперев руки в бедра и расправив красный кафтан так, чтобы было видно ножны и торчавшую из них рукоять, стояла женщина.

Отредактировано Карла Вайсберг (2018-10-08 01:31:42)

+1

7

[indent=1,0]"Минус один", - пронеслось в голове Ксандора, когда его меч надвигался на противника, но тут неожиданно он почувствовал, что лезвие соприкоснулось со сталью. Нильфгаардец быстро отступил на пару шагов назад и приготовился продолжить бой. Обычно, сражаясь с разбойниками на большаках, первый же выпад становился последним, поэтому то, что случилось сейчас немного озадачило южанина. Не ожидал он, что в подобной дыре найдётся человек, обученный хоть каким-то азам фехтования. Обманный выпад и укол в противоположную сторону являлось практически приговором для того, кто использовал меч лишь для запугивания мирных граждан. Было ясно, что те, кто пришёл по голову нильфгаардца носили мечи не только ради устрашения.
[indent=1,0]Но возможно всё обстояло и как раз-таки, да наоборот. Ошарашенный головорез мог быть настолько неумелым бойцом, что не смог отреагировать на ложный выпад и защитился чисто машинально.
[indent=1,0]Драгоценные мгновения преимущества Ксандор потратил на обдумывание своих дальнейших действий, за что успел покорить себя, когда увидел, как в помещение ворвалось ещё двое бандитов. Трое на одного. Расклад был не плох. Нильфгаардец с раннего детства обучался мастерству фехтования, постигнув его практически в совершенстве, а последние несколько лет неустанно закалялся в боях. Преимущественно, в неравных. Что ему могла сделать троица, которая позволила застать себя врасплох?
[indent=1,0]Бойцы Шепелявого пришли в неистовство. Это было как раз на руку наёмнику. Разъярённый противник действует прямо и опрометчиво, вкладывая в каждый удар слишком много сил. Бой закончится быстро. Каждому из противников достаточно сделать лишь одну ошибку - южанин не упустит возможности и прикончит зазевавшегося хоть на мгновение врага. А если бой затянется, то исход будет не сильно отличаться. Сохраняя ледяное спокойствие, Ксандор низко опустил меч, медленно отходя в место, дававшее ему наибольший простор для действий. Знаменитый нильфгаардский стиль Девяти Лучей Солнца требовал места. Этим троим нордлингам точно никогда прежде не встречался противник, владеющий столь грациозным стилем, нацеленным как раз на сражение против группы врагов. Что ж, по крайней мере, они умрут не в пьяной драке с ножом меж рёбер.
[indent=1,0]Переводя взгляд убийственно спокойных глаз с одного противника на другого, наёмник занял наиболее выгодную позицию и крепко сжал рукоять меча обеими руками. Уклониться, отразить удар, парировать третий, произвести точный укол, отступить назад. Нырок под атакующую руку, размашистый удар, финт, укол. Перехватить ведущую руку, обезоружить, пнуть под дых. Ксандор перебирал в голове различные варианты развития событий, не спуская глаз с с противников. Они обступали его со сторон, намеренно расходясь в стороны, чтобы не мешать друг другу. Эта троица определённо не была похожа на недоучек, которые впервые взяли в руки меч. Возможно, они много времени сражались вместе. Это усложняло дело, но не намного. Исход всё равно был один. Главная проблема - оставить в живых одного, чтобы узнать больше и передать послание. Но которого? Кто знает больше остальных?
[indent=1,0]Ксандор уже готов был уклониться от первого удара, чтобы начать свой смертельный танец, как услышал оглушительный свист. Даже не дёрнувшись, нильфгаардец на мгновение перевёл взгляд, чтобы посмотреть, кто прервал готовящееся сражение, но после обратно уставился на противников. Было слишком опасно упускать их из виду. А вот бандиты напротив, уделили всё своё внимание на появившуюся столь внезапно особу.
[indent=1,0]Наёмник осмотрел свистуна боле внимательно. Молодая девушка, которая едва ли выглядела старше самого Ксандора, светловолосая, хороша собой. Какого же дьявола она забыла в таком месте и с чего это решила вступить в схватку? Внешний вид выдавал в ней если не разбойницу, то такую же наёмницу, как и он сам. Разве что, с большим опытом.
[indent=1,0]Поняв, что теперь он не является предметом всеобщего внимания, Ксандор наконец выпрямился, опустив меч.
[indent=1,0]- Только не говори, что я перешёл дорогу ещё какому мерзавцу... - пробормотал наёмник на чистом нильфгаардском диалекте, а после выругался ещё тише.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

8

25 марта 1263 года, город Бругге

     Вы только посмотрите! Нильф. Что это он забыл здесь, на севере, тем более в Бругге? Потерялся, несчастный, заблудился и не может найти дорогую домой, в свою пресловутую империю?
     Если судить по головорезам, на чьих лицах багрянцем пылал гнев и желание убить (особенно ярко они проявлялись на лице товарища «разбитый нос»), что бы ни искал нильфгаардец в Бругге, нашел он проблемы. Карле прям стало интересно, чем же этот нильф насолил Рупрехту Вайглю.
     Но не настолько, чтобы отвлекаться от первоочередной задачи. Сейчас ее главной заботой были три вооруженных, распаленных яростью молодчика, не способных к объективным рассуждениям в ситуациях, подобных сложившейся в зале харчевни «Котелок». Так что Карла должна была думать за себя и за эту троицу. Был еще пятый участник сценки, но женщина надеялась, что хотя бы он сумеет унять зуд в руках, державших меч, и сохранит ясную голову.
     - Для начала давайте все успокоимся. Спрячьте свои ножички, глубоко вдохните, выдохните. Да, понимаю, есть определенные обидки. Мне бы тоже не понравилось, разбей мне кто-то нос. На вот, вытрись, - Карла швырнула тряпку, лежавшую на стойке, бандиту с юшкой на лице. Она была готова поспорить, что этой тряпкой хозяин харчевни протирал кружки (была у всех трактирщиков такая привычка – в свободное время кружки протирать).
     Милсдарь «изуродованная физиономия» поймал импровизированный платок, стянул маску и утер кровь.
     - Яцек, чего творишь? Они же рожу твою увидели, - один из головорезов озлобленно зыркнул на товарища.
     - Да иди ты. И без того работа через гузно пошла.
     Карла в это время сделала пару осторожных шагов в сторону бандитов. Перед собой ладонями вперед она выставила руки, призывая всех к спокойствию.
     - Господа. Забудем обо всем плохом, что случилось с нами в последнее время, хотя бы на пару минут. Уверена, шельма, который здесь заправляет, уже послал за стражей, и вот-вот эти собаки нагрянут сюда. Я с ними ссоры не ищу, как, думаю, и вы, поэтому…
     - А ты кто такая, чтобы так базарить? – оборвал ее Ормил.
     Ну что за наглость такая? Где твои манеры? Где уважение к человеку, который может тебя убить, где страх перед таким человеком?
     Вот и Карле понадобилось сделать глубокий вдох.
     Резкий выдох.
     Напряжение, которое тугой струною натянулось через все тело охотницы, ослабло.
     - Можешь звать меня Карла. Тебе стало легче?
     За окнами харчевни раздался топот сапог. Многочисленный, тяжелый.
     Это подоспел отряд городской стражи.

+1

9

[indent=1,0]Накалённая ситуация постепенно начала перетекать в более спокойное русло. Хорошо это или нет - говорить было рано. Незнакомка, явившаяся так, словно специально поджидала подходящий момент, не спешила хвататься за оружие, да и не было похоже, что она хоть сколько интересовалась нильфгаардцем. Судя по всему, у неё были дела к троице громил, которые, впрочем, похоже, также видели женщину впервые.
[indent=1,0]Слова незнакомки про сломанный нос заставил бандита, истекающего кровью злобно покоситься на наёмника, но тот лишь пожал плечами, всем своим видом демонстрируя, что даже не думает раскаиваться. Да и с чего бы? Помимо того, что нужно знать кому переходишь дорогу, в наёмничьем деле, существовало ещё одно золотое правило - убей или будешь убитым. Поэтому все обиды казались совсем неуместными. Если бы девица не встряла, двое из трёх громил валялись бы на полу, истекая кровью, а третий уже был бы на задворках этого нищенского района, получая тумаки и выслушивая требования рассказать всё, о чём он знает. Вот только незваная гостья слегка нарушила планы нильфгаардца относительно вечернего время препровождения.
[indent=1,0]Ксандора раздражало то, что что-то могло испортить ему всё, раздражала любезность и обходительность незнакомки, равно как и поведение троицы бандитов. Но встревать он пока что не собирался. В этом не было смысла хотя бы потому, что из разговора он может узнать хоть что-то, что могло его заинтересовать. Но пока что он узнал только имена. Яцек и Карла. Не успел наёмник сообразить, что же делать дальше, как за окнами промелькнули тени, а топот тяжёлых сапог говорил о том, что доблестная стража решила оторвать свои задницы с насиженных мест и сунуться в самый нищенский квартал Бругге. Но как? Почему? Ведь Ксандор выбирал именно это место лишь затем, что здесь стражники не помешают. Нильфгаардец снова выругался, возвращая меч в ножны. И направился прямиком к заднему ходу.
[indent=1,0]На его пути возникла фигура одного из трёх головорезов. Остальные же замешкались, услышав как в запертую на засов дверь ломятся стражники. Вот уж действительно всё пошло через гузно, как выразился Яцек. Не раздумывая ни секунды, нильфгаардец вмазал зазевавшемуся бандиту, что преграждал ему путь, по лицу. Тот бросил меч и ухватился за сломанный нос, повязка уже второго бандита начала пропитываться кровью. Кто-то обозвал наёмника падлой, но напасть не решился. В любой момент дверь могла разлететься в щепки, а выход был только один - через чёрный ход. К нему-то все и ломанулись. Работа работой, но гнить в темнице не желал никто. А это означало, что временно стоит забыть про разногласия и скрыться в запутанных улочках города.
[indent=1,0]Выскочив наружу, Ксандор мимолётно огляделся - троицы, пришедшую по его душу видно не было. Он был уверен, что они ещё найдут его, особенно, учитывая, как пострадало их самолюбие. А поэтому нильфгаардец тоже поспешил потеряться в улочках, пока стражники не хватились.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

10

25 марта 1263 года, город Бругге

     Лишь завидев в окнах размытые силуэты, Карла первой улизнула из харчевни, не дожидаясь ни головорезов Шепелявого, ни, тем более, нильфгаардца. Работа работой, а перспектива уехать на пару деньков отдохнуть на шконке у Карлы радостных чувств не вызывала. Местной страже попробуй объясни, что никакого отношения к конфликту она не имеет и всего-навсего хотела утихомирить буянов. Повяжут вместе со всеми и бросят в одну камеру, до выяснения обстоятельств.
     Оказавшись на улице, женщина шмыгнула к ближайшему переулку, где и затаилась, наблюдая из-за угла за происходящими у харчевни событиями.
     Стража, как стадо ослов или баранов – Карла не могла определиться, какое из сравнений блюстителям порядка подходит больше – столпилась перед главным входом. Восемь человек расположились рядом с дверью, двое из них, те, что покрупнее, вышибали дверь. Еще один стоял в паре шагов от товарищей и матом-перематом руководил процессом.
     А пока доблестная стража Бругге безжалостно уничтожала дверь парадного входа харчевни «Котелок», нарушители общественного порядка спокойно уходили через черный ход. Тройка головорезов скрылась в одном направлении, нильф сбежал в другом.
     Ситуацию Карла оценила одним словом – «гадство». Подопечные Шепелявого были перед ней, она говорила с ними. Будь у нее больше времени, и она бы выведала, где скрывается Рупрехт Вайгль. Но они смылись черт знает куда, поди поищи троицу убийц по всему Бругге. Надолго в какой-нибудь укромной конуре молодчики не засядут, Карла в этом была уверена. Как бы они стражи не пугались, а поручение главаря исполнить обязаны. Теперь думай: либо ждать, когда головорезы вновь заявят о себе, либо искать другие выходы на Шепелявого.
     Либо… либо.
     Карла сдержанно улыбнулась собственным мыслям.
     Зачем кого-то искать, когда этот кто-то сам может к тебе прийти? Нужна только конкретная причина, и охотница за головами знала, по какой причине бандиты сами выйдут на нее. Для этого ей потребуется всего лишь один нильф.
     Женщина вышла из переулка и как ни в чем не бывало прошла в том направлении, в котором исчез имперец. Она предполагала, что черный знает город хуже, чем люди Вайгля, и скрыться здесь нильфу будет сложнее, соответственно Карле найти его будет легче.
     - Мать, тут часом не проходил парень, высокий такой, смуглый, с длинными черными волосами?
     Женщина, что сидела на пороге дома и ощипывала курицу, добрыми глазами посмотрела на Карлу.
     - Проходил похожий, проходил. Туда пошел. Что, сбежал жених, бегаешь ищешь?
     - Сплюнь, мать. Это брат мой, поссорились с ним, догоняю, хочу извиниться. Здоровья тебе.
     Через некоторое время поисков Карла заметила впереди фигуру, похожую на нужного ей человека, ускорила шаг. Подходить к незнакомцу вплотную она не рискнула – неизвестно, какая у того реакция. Пырнет ее ножом в живот, такой тебе «привет».
     - Эй, паря! Неплохо в «Котелке» посидели. Жаль нас прервали. Не хочешь посидеть где-нибудь, поговорить? Я сегодня толком не завтракала, поэтому предлагаю еще и поесть. За мой счет.
     Карла остановилась за несколько шагов позади незнакомца. Губы ее расплылись в дружественной улыбке, а правая рука скользнула под кафтан, легла на рукоять одного из маленьких ножичков.

Отредактировано Карла Вайсберг (2018-10-18 00:30:45)

+1

11

[indent=1,0]Убежать проблем не составляло. То ли местные стражники были не шибко расторопными, то ли нарочно толпились у главного входа, да кричали во всю глотку, прилагая все усилия для того, чтобы, ворвавшись в харчевню, никого там не обнаружить. Подобный подход был лёгок для понимания. Многие криминальные главари платят стражникам за спокойствие, а если их люди окажутся в темнице, да ещё и с проваленным поручением - командиры с три шкуры снимут с простых работяг. Как бы там ни было, точную причину Ксандор не горел желанием выяснять, предпочитая поскорее оказаться где-нибудь подальше.
[indent=1,0]Вот тут-то и начались проблемы. Все улицы района, на который забрёл нильфгаардец, были на одно лицо. Всюду сидели с протянутыми руками одни и те же бедняки, всюду слышался шум бьющихся бутылок, крики женщин и грубая ругань, куда ни глянь, всюду были одни и те же размалёванные девицы, зазывающие путников к себе в объятия, всюду был запах дерьма, пота и грязи. Южанин свернул, как ему казалось, на главную улицу, но вышел на такой же переулок, по которому шёл до этого. Казалось, что он попал в какой-то замкнутый лабиринт, из которого не было ни единого выхода. Но какого чёрта тогда все встреченные люди бродили с таким видом, словно знают куда идут?!
[indent=1,0]Он остановился у очередного обшарпанного здания, видавшего и лучшие времена, чтобы осмотреться. Левая рука заныла тупой болью, заставив наёмника сморщить лицо и схватиться за локоть. Дриады предупреждали, что для полного восстановления должно пройти немного времени. Вот только боль была невыносимая и порой в голове нильфгаардца промелькивала мысль, что лучше бы он и вовсе лишился руки. Всё ещё держась за левый локоть, он побрёл вперёд, решив последовать за редкой толпой в надежде на то, что она хоть куда-нибудь его приведёт.
[indent=1,0]- Эй, паря! - послышалось откуда-то сзади. Несколько человек оглянулось, но Ксандор даже не замедлил шаг, решив, что обращение его не касалось. - Неплохо в «Котелке» посидели. Жаль нас прервали. - эти слова заставили наёмника остановиться. Он бегло посмотрел через плечо и выругался. За его спиной стояла та самая девица, что явилась в "Котелок". Учитывая, что Ксандора сейчас терзала боль в руке, она была совсем не кстати. Нильфгаардец тихо выдохнул и повернулся лицом к девице.
[indent=1,0]- Не боишься, что тебя увидят в обществе нильфгаардца? - сложив руки на груди, спросил южанин. Обычно этот жест наёмники используют, чтобы выглядеть более внушительно, но нильфгаардец таким образом всего лишь пытался скрыть тот факт, что его левая рука невероятно дрожит. - Если же нет, то и у меня будет к тебе пара вопросов.

[indent=1,0]Он позволил ей выбрать путь. Всё равно сам Ксандор ни за что не нашёл бы ни одной приличной хорчевни в городе, в котором был впервые. Эта корчма, на его взгляд, отличалась от остальных только расположением столов, да лицами подавальщицы и самого корчмаря. Возможно, кормили здесь немного лучше и тарелки были чутка чище, но из общей картины это ни коем образом не выделялось.
[indent=1,0]- Мне казалось, что ты пришла за той троицей. Зачем же тогда шла за мной? - ответ не раз всплывал в голове наёмника, пока они шли по грязным улицам, но лучше пусть его собеседница недооценит его и расслабится, чем будет напряжена и готова в любой момент пырнуть его ножом или чем ещё.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

12

25 марта 1263 года, город Бругге

От очага исходило убаюкивающее тепло, пламя, жадно вгрызшееся в недавно подброшенные поленья, освещало зал неровным дрожащим светом. Нос щекотал кисло-сладкий запах лука, пива, разгоряченных тел и доносящийся из кухни аромат... кажется, жареного мяса.
Закинув одну ногу на другую, Карла сидела напротив нильфгаардца и рассматривала - нет, не незнакомца - содержимое своей тарелки, которую только что принес мальчик-разносчик. В похлебке, от которой исходил приятный запах овощей, крупной нарезкой плавали морковка, капуста, фасоль, щедро присыпанные петрушкой. Женщина зачерпнула ложкой суп и поднесла ее ко рту. Едва коснувшись языком похлебки и удостоверившись, что та пока что слишком горячая для употребления, Карла, скрючив недовольную гримасу, оставила ложку в супе.
Только после этих действий охотница впервые с того момента, как они сели за стол, соизволила взглянуть на сидевшего перед ней мужчину. У него были приятные, наделенные некой долей благородности черты лица, на котором особо выделялись глаза холодного зеленого оттенка, а голову украшала шевелюра длинных, растрепанных волос, цветом сравнимых с беззвездной ночью. Карла не находила во внешности незнакомца каких-либо деталей, которые казались бы ей уродливыми и отталкивающими, но сам факт того, что ее сосед по столику относился к нильфгаардскому племени, Карла учла как значительный минус.
Она никогда не брезговала общением с подданными империи. Необходимость, продиктованная профессией, сталкивала женщину с подданными различных королевств и представителями всех народностей, и в различной степени она ко всем проявляла терпимость. Но к нильфгаардцам дочка цинтрийского барона по причинам, не требовавших объяснений, идя на поводу у сформировавшихся в ее сознании предрассудков, так или иначе относилась с неприязнью.
- А тебе не нравится, когда тебя преследуют женщины? – с веселыми нотками в голосе поинтересовалась охотница, и с теми же веселыми нотками продолжила. – Ладно, давай я сразу все поясню как есть. Просто не люблю, когда есть недопонимание или подозрения. На тебя, парень, точит зуб один очень серьезный человек. Не знаю, чем ты насолил Рупрехту Вайглю, об этом лучше ты мне расскажи, но за обиду этот фраер решил отомстить тебе смертью. Это ты, наверное, и сам понял благодаря головорезам, которых он на тебя натравил. А на Рупрехта обозлился другой местный авторитет, который так же, как Вайгль тебе, желает ему смерти. Проблема в том, что Шепелявый, как еще именуют Рупрехта, от страха не показывает головы, и чтобы эту голову найти и отсечь, наняли меня. Через тех молодчиков я и хотела выйти на Шепелявого, но после того, как они сбежали, решила переговорить с тобой. Ты ведь в городе недавно? Плохо в нем ориентируешься, не знаешь, с кем опасно связываться, кого дозволено убивать, кого нельзя, и я сомневаюсь, что в одиночку ты сможешь справиться с Вайглем. А он не успокоиться, пока не увидит тебя мертвым, уж поверь. Мне же будет легче, если я буду работать с кем-то сообща, поэтому предлагаю тебе сотрудничество. Ты избавишься от угрозы в свой адрес, я выполню порученную мне работу. Так совпало, что для этого нам нужно разобраться с одним и тем же человеком. Что скажешь?
Карла снова зачерпнула порцию супа, попробовала. Вот теперь похлебку можно было есть.

+1

13

[indent=1,0]- Меньше всего мне понравится, если меня будет преследовать женщина, - пробормотал наёмник на нильфгаардском акценте.
[indent=1,0]Он нисколько не разделял весёлое настроение собеседницы, оставаясь нахмуренным и напряжённым. С самого момента, как нильфгаардец занял своё место за столиком, он пристально рассматривал охотницу, пытаясь понять её мотивы, уловить малейшие изменения в мимике, жестах, чтобы понять, говорит ли она правду и действительно ли беглый имперский офицер, а по совместительству и наследный граф не является её настоящей целью. Южанин не взглянул и на мальчонку-подавальщика, когда тот оставил заказ на столе. Лишь время от времени глаза нильфгаардца бегали из стороны в сторону, осматривая зал, перескакивая с одного посетителя на другого. Не верил он, что всё это может быть случайностью и внезапно свалившаяся на голову незнакомка по странному стечению обстоятельств имеет причины устранить источник бед самого Ксандора. И тем не менее, он слушал, не прерывая, внимательно запоминая все детали и пытаясь понять, правду ли ему говорит девица.
[indent=1,0]- Я скажу, что, если бы ты не встряла в ту небольшую потасовку, то я бы уже знал где прячется тот, кто отправил тех молокососов за моей головой. Это был бы либо сам Шепелявых, либо тот, кто точно знает где его найти, - наконец наёмник опустил взгляд, посмотрев на стакан со свежим молоком и небольшую ещё тёплую лепёшку. Этого было вполне достаточно, на данный момент. Но всё же, южанин даже не притронулся ни к еде, ни к питью. - Несколько дней назад я получил заказ избавиться от одного человека. Заказчик дал сведения о том как найти его и как выглядит. Имя мне было не интересно. Только причина. Я не из тех, кто станет убивать за деньги любого невиновного, но тот, насколько мне удалось выяснить, поддерживал мятежи в Цинтре. Предоставлял бунтовщикам оружие, провизию. Скользкий тип, которого вовсе не интересовала борьба людей за "свободу", а лишь деньги, которые эта борьба ему принесёт, - наёмник пожал плечами. - Работа была на редкость лёгкая. Пара головорезов, да сам гад. Не горжусь я тем, что убил безоружного, да ещё и за деньги, но теперь, по крайней мере, в Цинтре будет поспокойнее. Нильфгаарду и без того сложно поддерживать там мир. Эти нордлинги никак не могут принять очевидного... - Ксандор перевёл взгляд на собеседницу, тяжело вздохнув. - Если хочешь убить Шепелявого, мне же лучше. Я побуду твоей приманкой, но при условии, что своими глазами увижу, как этот мерзавец испустит дух. Не хочу, чтобы меня после преследовали призраки. И доверять тебе у меня нет никаких причин. Может, для начала, расскажешь свой план более подробно? Говоришь, один я его не достану... Возможно. Но с тобой нас станет двое. Не слишком весомое пополнение, не думаешь?
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

14

25 марта 1263 года, город Бругге

Пока нильфгаардец говорил, Карла с аппетитом уминала похлебку и слушала. Аппетит ее не испортили обвинения нильфа в том, что из-за охотницы он упустил молодчиков Шепелявого, или упоминания о Цинтре и Нильфгаарде, который никак не мог навести порядок в захваченном королевстве, хотя стоит признаться, что на этом моменте суп показался Карле каким-то невкусным, прокисшим. Вполне вероятно, ей просто попался кусочек подгнившей морковки. Она понимающе кивала, многозначительно хмыкала, демонстрируя, что до нее доходят слова нильфгаардца.
Естественно, он не из числа людей, убивающих невинных за кошелек с монетами. Сугубо из моральных побуждений и личностных принципов. А набитый золотом мешочек – это так, пустяки. Приятный бонус, отказаться от которого означало бы проявить неуважение к нанимателю. И конечно же, после смерти одного контрабандиста жизнь в Цинтре наладится. Всем легче стало после того, как этот гад и подлец, зарабатывавший на жизнь торговлей смертью, покинул наш бренный мир.
Карла опустошила тарелку ровно к тому моменту, как имперец закончил говорить. Лицо ее приняло задумчивый вид, пока женщина прикидывала что-то у себя в голове.
План. Несомненно, он у нее имелся. Набросками, но все-таки был. Куда же без плана?
- План… Точно. – Карла щелкнула пальцами. – Нам нужно будет встретиться с человеком, который ведет дела с Шепелявым. Он нам подскажет, где искать гада или того, кто знает, где гад скрывается.
У Рупрехта Вайгля, как и у любого авторитета, который что-то собой представлял, были люди, работающие на него или работающие с ним. Так уж устроено, что в городе все повязаны, все плывут в одной лодке, нравится им это или нет. Хозяева трактиров, бордель-маман, барыги, мастеровые, купцы, ростовщики и многие другие, кто задействован в обороте денег (крупных и не очень), так или иначе, тем или иным образом связаны друг с другом, взаимодействуют между собой, не всегда напрямую, не всегда зная об этом. Первый имеет совместное дело со вторым, второй советует первого третьему, и все трое могут платить четвертому, который их крышует. Подобные отношения являются неотъемлемой частью жизни города.
Женщина вытянула ноги в сторону очага, потянулась. От жара, который дарил огонь, и тепла, которым изнутри согревала только что съеденная похлебка, Карлу начало клонить в сон.
Вздремнуть действительно не помешало бы. Проснулась она сегодня с первыми петухами, чтобы успеть на встречу с Гривой, а сделать дел сегодня еще предстоит достаточно. А для этого нужны силы, которые после сна и появятся.
Но сначала – обсудить с нильфом все моменты их уже совместного предприятия. Чтобы не возникало между ними недопонимания и подозрений.
- По городу будем передвигаться осторожно, но не скрытно. Нам же будет лучше, если сподручные Шепелявого нас найдут. А когда узнаем, где прячется Вайгль, тогда и будем думать, хватит ли нас двоих или потребуется помощь.
С внезапно вспыхнувшим интересом охотница посмотрела на незнакомца. Черт ее забодай, она же забыла самое главное!
- Тебя, кстати, как зовут-то?

+1

15

[indent=1,0]Всё это ему определённо не нравилось. Не нравилось то, что убийство куска дерьма, который зарабатывал на страдании других, повлекло за собой столько проблем. Не нравилось то, что его плану помешали не вовремя подоспевшие стражники. Не нравилось то, что наёмница, сидящая напротив, решила втянуть его в свои дела, пускай они и касались его самого. Ему не нравился этот город, это королевство. Чёрт, да ему весь север не нравился. Ни люди, ни порядки, ничего. Ксандор мог до вечера перечислять то, что ему не нравилось, но от этого бы ничего не изменилось. Абсолютно ничего.
[indent=1,0]Он продолжал сидеть, нахмурив брови, и изучать содержимое своего стакана. Молоко, которое, по заверениям подавальщика, было свежим, таковым явно не являлось. Об этом красноречиво говорили желтоватые пятна, образовавшиеся на поверхности, и небольшие комья, которые прилипали к стенкам стакана. Пить это он точно не станет. Отодвинув стакан в сторону, наёмник вновь устремил свой взгляд на Карлу. Он не доверял ей. Да и с чего бы ему это делать? В его положении доверие к незнакомцам, коей и являлась его собеседница, было смерти подобно. Но всё же он не чувствовал, что девица может представлять опасность, уверенный в том, что он запросто разберётся с ней, если придётся, и надеялся, что этого не понадобится. Возможно, он был слишком самонадеян в этот момент, но его не страшила ни Карла, ни та троица головорезов, ни сам Шепелявый.
[indent=1,0]- Если ты знаешь того, кто выдаст тебе Шепелявого, какого дьявола ты ко мне пришла? - задал резонный вопрос наёмник.
[indent=1,0]Конечно же, он согласится работать с ней. Ксандору не хотелось бродить по чужим краям с мишенью на спине, а на то, чтобы отыскать и устранить человека, желающего ему смерти, самостоятельно, может уйти очень много времени. Карла же предлагала решение. Быстрое и, как она сама демонстрировала одним своим видом, надёжное. Нильфгаардцу не хотелось ввязываться в историю с той, которую не знал, которой не доверял, но выбор был небольшой. Либо так, либо снова спать с открытыми глазами и ждать удара в спину, чтобы сделать крошечный шаг к решению проблемы.
[indent=1,0]- Я бы покрутился у главных ворот. Такие люди, как Шепелявый, определённо должны знать кто прибывает и покидает их город. Засветиться там это практически самый верный способ получить хвост. Моя лошадь привязана за пределами города. Я могу вернуться за ней, а ты проследишь, какой из бродяг или кто там ещё будет ошиваться, внезапно решит свернуть в переулок, как только заметит меня.
[indent=1,0]Вот оно. Стоило только нильфгаардцу понадеяться, что его спутнице не интересны имена, как возник крайне нежелательный вопрос. "Ксандор вар Лорехейд Бранна Дреагул аэп Керран, первый лейтенант восьмого карательного отряда гвардейской бригады Магна, приятно познакомится..." - печально подумал нильфгаардец, опустив глаза.
[indent=1,0]- Когда-то меня называли Чёрным Солнцем из Рована. Но, если тебе нужно имя, зови меня Грифф, - произнеся имя своего наставника и верного друга, который погиб по его вине, Ксандор почувствовал как что-то кольнуло его в самое сердце, а по телу пробежала волна дрожи... Верно... Он так и не навестил его могилу. Правильно ли было называться его именем? Хотя, сейчас это не имело никакого значения. Наёмник протянул Карле свою руку. - Надеюсь, мы сработаемся...
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

16

25 марта 1263 года, город Бругге

Первый раз за время беседы лицо женщины приняло выражение, в котором собеседник без труда мог разглядеть раздражение. Губы скривились, нос сморщился, а глаза прищурились и смотрели куда-то сквозь глаза нильфгаардца.
- Я не говорила, что он нам выдаст Шепелявого. Только скажет, где его следует искать. Но это неточно. Может случиться так, что он пошлет нас к чьей-нибудь матери, еще и Шепелявому весточку пошлет, что того ищет какая-то подозрительная парочка.
Нильфгаардцы. Всё им и сразу на блюдечке подавай. Расслабились в своей империи, попривыкли, что стоит им чего-то захотеть, так это что-то в миг у них в руках и окажется. Карла не смела говорить за весь Север, так как не объездила каждое королевство вдоль и поперек, близко не ознакомилась с жизнью каждого города или городка, но здесь, в Брюгге, люди добивались желаемого усердным трудом, зарабатывая мозоли на ладонях, сбивая кулаки в кровь и нередко кровью пачкая клинки. 
И им также предстоит хорошо поработать, чтобы найти эту падлу Вайгля. Посетить одно, может два, может больше, неприятных или, будем откровенны, небезопасных местечек, проявить свое умение развязывать языки. Прирезать нескольких отморозков, коль до того дойдет.
Карла надеялась, что не дойдет. Надеялась, что Рупрехт Вайгль станет единственной жертвой их дуэта, этого странного союза цинтрийки и нильфгаардца, который, казалось бы, не имеет права на существование. Охотница зарабатывала убийством, однако это не означало, что убивала она налево и направо, без разбору каждого, кто встанет у нее на пути или попадется под руку, и уж тем более не значило, будто убивать женщине нравилось. При виде смерти Карлу не захлестывала буря радостных эмоций, а пролитая кровь не пробуждала в ней дикий экстаз, заставлявший руки продолжать орудовать клинком, сеять новую гибель.
- Ты слишком высокого о себе мнения, парень. Думаешь, Шепелявый на одного тебя определил всех своих людей? – женщина улыбнулась – добродушно, не насмешливо. – Скажи спасибо Рупрехту, он послал за тобой не молодняк из своей банды. Та троица выглядела как опытные убивцы.
Впрочем, чем бес не шутит? Очень может быть, Шепелявый обозлился на нильфа куда сильнее, чем предполагала Карла. Очень может быть, Рупрехт Вайгль отправил по его душу больше, чем трех головорезов. 
- Но можем и к воротам прогуляться, я не протестую.
Улыбка на лице охотницы стала шире. Она энергично пожала протянутую нильфгаардцем руку, с энтузиазмом произнеся:
- Несомненно, сработаемся.
Главные вопросы касательно сотрудничества были закрыты, и Карла могла себе позволить отдохнуть. Охотница подозвала к себе мальчишку-разносчика, потребовала принести ей что-нибудь мягкое под голову.
- Рано сегодня проснулась и сразу по делам побежала, - объяснила она нильфу. – Я прилягу ненадолго, ты против не будешь? Чуть что, сразу буди.
О том, что нильфгаардец убьет ее во сне и заберет кошелек, Карла и мысли не допускала. Ведь он сам сказал, что не из тех, кто убивает невиновных за деньги.

+1

17

[indent=1,0]Тяжело вздохнув, нильфгаардец принял раздражённое замечание Карлы, которая, судя по всему, была о наёмнике не лучшего мнения. Учитывая, что и она сама была наёмницей, то дело, скорее всего было в происхождении Ксандора. Но что он мог на это ответить? Он гордился тем, что является нильфгаардцем и ни при каких условиях не собирался отказываться от своей родины. Если здесь, на севере это кого-то не устраивают - это его проблемы.
[indent=1,0]- Уж прости, что я ставлю под сомнение своё доверие к тебе, - пожал плечами южанин со скучающим лицом. - Просто не хочу получить нож в спину. Как-никак, я здесь новенький, сама же заметила. Не знаю ни порядков, ни людей, ни лица. Поэтому, конечно, я буду задавать вопросы, если они возникнут. Нравится тебе это или нет.
[indent=1,0]Нильфгаардец откинулся на спинку стула.
[indent=1,0]- Насколько мне известно, если человек посылает за твоей головой хоть кого-нибудь - молодняк или же опытных убийц, то это как раз и значит, что ты ему чем-то здорово насолил. Припугнуть, поколотить, ограбить это одно, но убивать никто просто так не станет. Убийство это грязь, слишком рискованная, чтобы прибегать к ней по любому поводу. Так что да, я считаю, что люди Шепелявого будут рады доложить своему главарю любую весть о моём нахождении.
[indent=1,0]Как же сложно было работать с северянами. Ксандор видел, что девица, сидящая напротив была умна и сообразительна, но почему-то ставила под сомнение чуть ли не каждое его слово. Думалось ему, что виной всеми именно эта первобытная неприязнь и оглядка на стереотипы. Если так и дальше пойдёт, то, возможно, им придётся работать отдельно. Но всё же наёмник надеялся, что до этого дело не дойдёт. Всё-таки они пришли к некоторому соглашению.
[indent=1,0]- Нисколько, - коротко отрезал нильфгаардец, отламывая ломоть булки и закидывая его в рот. К счастью, хотя бы они были свежие.
[indent=1,0]Некоторое время он сидел на месте, изредка оглядываясь по сторонам, ловя на себе косые взгляды местных, слыша их невнятные перешёптывания. Не нужно было слышать о чём шушукаются, чтобы понять, что ему здесь не рады. В прочем, как и в любом другом месте по эту сторону Ярры. Он позволил мальчонке-подовальщику забрать нетронутый стакан "свежего" молока и побрёл к корчмарю, чтобы хоть чем-то промочить горло. Выбор южанина пал на сок из каких-то фруктов, который на вкус был достаточно кислым и жажду утолял не слишком хорошо, но выбора особо не было. Корчмарь ворчал себе что-то под нос насчёт того, мол нильфы совсем совесть потеряли, выбирают ещё что им пить, да нос воротят. В иных обстоятельствах Ксандор заставил бы нордлинга проглотить свои слова вместе с тем прокисшим молоком, что ему подали, но лишняя шумиха сейчас была ни к чему. Поэтому наёмник лишь пронзил взглядом мужичка и вернулся на своё место. За последующее время где-то за спинами частенько слышались неуверенные выкрики по поводу нильфгаардцев, словно местное мужичьё пыталось понять, как далеко могут зайти в своих издёвках над имперцем. Ксандор долго и мужественно терпел выкрики, даже не поворачивая головы в сторону пьяных дурней, а после поднялся и вышел из харчевни, да завернул за угол, шмыгнув в подворотню.
[indent=1,0]- Да ладно тебе, посмеялись и будет, - послышалось из-за угла. - Давай вернёмся внутрь.
[indent=1,0]- Погодь ты, этот нильф совсем струхнул. Надобно его... Ну это... Хе хе хе...
[indent=1,0]- Или ты простишь ему то, что эти чёрные натворили в Цинтре? Неужто и ты струхнул?
[indent=1,0]- Ааа, хрен с вами. Сами и идите. Мне проблемы не нужны.
[indent=1,0]Звук удаляющихся шагов и стук двери. Значит, их было всего двое. Посмеиваясь, двое поддатых мужичка ввалились за угол и, покачиваясь, побрели  в подворотню, где нильфгаардец их уже ждал.
[indent=1,0]- Эй, нильф! Выходи, сучий ты сын! Здесь под мамкину юбку не спрячешься, - надрывался один, поддерживаемый смешками другого.
[indent=1,0]- Ой... - только и успел произнести пьянчуга, когда показался Ксандор, прижав бедолагу к стенке и приставив обнажённый меч к его горлу. Второй лишь попятился назад.
[indent=1,0]- Хочешь продолжить? - металлическим голосом спросил наёмник. В ответ северянин лишь судорожно замотал головой. - Хорошо, - Ксандор опустил меч, схватил пьяницу за шиворот и рывком потянул на себя, повалив его на грязную землю. - Идите домой и проспитесь, пока целы.
[indent=1,0]Южанин наблюдал как стремительно удаляются два дурака, совсем со страху позабыв и про своего друга, и про выпивку, что так и остались в корчме. Тяжело вздохнув, Ксандор спрятал меч в ножны и вернулся внутрь. Входя, он заметил немного перепуганный взгляд одного из посетителей, который, судя по всему, был дружком неудавшихся патриотов Цинтры. Один короткий взгляд нильфгаардца заставил и его забыть о выпивке и поспешно удалиться. Вернувшись на своё место, наёмник заметил, что его напарница уже бодрствует.
[indent=1,0]- Пытаюсь завести друзей, - пожал он плечами, осматриваясь на удаляющегося пьянчугу. На случай, если у Карлы вдруг возникнут вопросы.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

18

25 марта 1263 года, город Бругге

Она провалилась в сон, как только мальчишка-подавальщик принес набитую соломой мешковину. Сон её был беспокойным и чутким, какой встречается у солдат, несущих службу в карауле и закрывших глаза, как им кажется, всего на пару секунд, или у людей, переживающих за свою жизнь, боящихся, как бы убийцы не подкрались к кровати, воспользовавшись их беспомощностью, без ярких миражей по ту сторону сознания. Карле вообще редко снились сновидения, а почти все те немногие ночные фантазии, что она видела, закрывая глаза, вынуждали женщину просыпаться посреди ночи в холодном поту с бешено колотившимся сердцем.
Когда охотница проснулась, нильфгаардца рядом не оказалось. За другим столом, за стойкой рядом с корчмарем его также не наблюдалось. 
Сбежал?
Карла суетливо проверила наличие сабли в ножнах и кошеля на поясе, пошарила по карманам. Ничего не пропало. Просто удивительно. Ладно нильф, может он действительно такой порядочный парень, каким себя выставляет, но чтобы никто из посетителей не воспользовался моментом свистнуть что-нибудь у женщины…
Дверь харчевни отворилась, в зал вошел мужчина, который оказался её новоиспеченным подельником. 
Жив, ни царапинки, ни синяка. Видимо, не выдержал местных ароматов, захотел глотнуть свежего воздуха. 
Охотница проследила за взглядом Гриффа, тут же смекнула, что заставило наемника отлучится.
- Полезное занятие. Друзья нужны всем и всегда. Только выбирай друзей с умом, - женщина подкрепила свои слова мягкой улыбкой.
Она не хотела, чтобы нильфа по глупости, из-за его незнания чужих мест, чьей-то алчности или банальной ненависти к нильфгаардцам подрезали в какой-нибудь подворотне, забрали его меч и деньги, оставив истекать кровью, без надежды на спасение. Этот фраер ей еще понадобится. С его помощью она намеревалась подзаработать деньжат. Однако нянькой, которая будет оберегать его ото всех опасностей, Карла не собиралась становиться. Взрослый мужик всё-таки, должен уметь различать подвохи и постоять за себя.
- Если ты ничего не будешь заказывать, предлагаю не занимать стол, - Карла встала, поправила ножны с саблей. – Пройдемся к воротам, заберём твою лошадку, а там посмотрим, увяжется кто-то за нами или нет.

***

Небесное светило уже высоко вознеслось над землей, залило город золотыми лучами, но теплее от того не стало. Выйдя на улицу, Карла ощутила резкую разницу между согревающим воздухом корчмы и разгуливавшей по улицам Бругге холодиной, от которой всё тело охотницы задрожало. Плотнее кутаясь в кафтан, Карла шла наравне с нильфом, время от времени косила на него взглядом, но чаще аккуратно осматривалась по сторонам.
Вела она Гриффа теми путями, о которых наемник, вероятно, и не знал, и в которых тот мог без проблем запутаться. Через задворки и между жмущимися один к одному домами.
У главных ворот к тому времени, как цинтрийка и нильфгаардец до них добрались, народу поубавилось. Всё то движение, что с утра бурлило у ворот, рассыпалось по городу, расползлось за его пределами.
Им это играло на руку. Гриффу будет трудно остаться незамеченным, а наблюдатель со стороны не сумеет скрыться от Карлы в шумящей, двигающейся массе народу. При условии, что такой наблюдатель действительно существует.

Отредактировано Карла Вайсберг (2018-11-13 23:32:13)

+1

19

[indent=1,0]Пускай нильфгаардец и не знал местных порядков, а в глазах северян был чужаком, он мог за себя постоять. За его, откровенно говоря, недолгую жизнь, Ксандор успевал побывать в разных передрягах и умудрился остаться при этом в живых. Посему ситуация, в которой он оказался сейчас беспокоила его разве что из-за неудобства - сложно будет полноценно выполнять работу и зарабатывать на хлеб, когда на спине висит огромная мишень. Возможно, проще было бы просто уехать куда подальше, на север, на восток или запад, податься в более далёкие края. Возможно... Но нильфгаардец всё же лелеял надежду, что однажды он сможет вернуться назад, в империю. Поэтому ему хотелось в этот момент оказаться как можно ближе к границе, отделявшей чужие земли от родины.
[indent=1,0]Наёмник не был голоден, потому и согласился с тем, что пора уже выдвигаться. Выходя, Ксандор в который раз отметил, насколько неприветливо солнце в этих краях. Заметив, что даже его спутница-северянка пыталась плотнее зарыться в одежды, стало понятно, почему местные жители столь грубы и не радушны.
[indent=1,0]Они шли вдоль безлюдных улочек, петляющих через весь город, скрытых от посторонних глаз. Лишь редкие обитатели тёмных задворок любопытными взглядами провожали необычную пару, которая необычной становилась лишь из-за присутствия нильфгаардца. Ксандор был особенно внимателен, вглядываясь в тёмные углы, скрытые тенями, вслушиваясь в звуки отдалённого оживления, исходящего от больших улиц, озирался по сторонам, ожидая нападения в любой момент. Не доверял он Карле, но всё же следовал за ней, не видя иного выбора.
[indent=1,0]Вопреки всем опасениям наёмника, они вышли к главным воротам, за которыми и находилась конюшня, где ещё утром нильфгаардец оставил свою лошадь. Южанин отделился от своей спутницы, пройдя через ворота в одиночку. Стойла, что стали временным убежищем для его кобылки находились совсем рядом. Подходя к ним, наёмник заметил, что его просьбы выполнены в полной мере и его Весёлка была накормлена и почищена. Ксандор усмехнулся про себя, представляя как конюх пытался почистить его норовистую лошадку.
[indent=1,0]Почувствовав чьё-то приближение, Весёлка тут же затрясла гривой и угрожающе заржала.
[indent=1,0]- Тише, тише... - тихо проговорил наёмник, медленно подходя к своему скакуну и держа руки на виду. - Вот так... Спокойно, это я.
[indent=1,0]Лошадь недоверчиво следила взглядом за нильфгаардцем, но всё же позволила прикоснуться к себе. Ксандор погладил кобылу по шее, отвязав её и повёл за собой, в сторону ворот. Эта была великолепная эльфская гнедая кобыла, сильная красивая и очень своенравная. Когда наёмник залечивал раны в Брокилоне, эльфы, пришедшие в священный лес для зимовки, смеха ради, сказали, что отдадут ему кобылу, если он удержится в седле. Обычно лошадь не признавала никого, кроме эльфов, но подпустила к себе нильфгаардца. Эльфам пришлось сдержать слово, но мороки с лошадью было столько же, сколько и пользы от неё. Тем не менее, Ксандор успел привязаться к своей Весёлке и надеялся, что и она со временем привяжется к нему.
[indent=1,0]- Стой! Куда собрался? - на пути наёмника у самых ворот возникло два стражника, преградивших дорогу.
[indent=1,0]- Я пять минут назад выходил отсюда, - раздражённо ответил южанин. - Забирал свою лошадь.
[indent=1,0]- Ага, как же, забирал он лошадь, - стражник сплюнул, подталкивая своего сослуживца. - Ну-ка проверь что у него там в сумках.
[indent=1,0]Недобро усмехнувшись, служитель закона обошёл наёмника и направился к седальным сумкам. Видя чужого человека, кобыла начала пятиться и трясти гривой.
[indent=1,0]- Я бы не делал этого, - нахмурив брови, сказал Ксандор. - Моя кобыла не любит чужаков.
[indent=1,0]Словно в подтверждение его слов, лошадь вырвала поводья из рук нильфгаардца и встала на дыбы, молотя передними копытами по воздуху в опасной близости от лица стражника. Тот лишь выругался и попятился назад.
[indent=1,0]- Чёрт бы вас побрал, нильфов... Ладно, забирай свою животину и проваливай с глаз долой, - скомандовал солдат, в очередной раз сплюнув под ноги и возвращаясь на свой пост.
[indent=1,0]Лошадь пришлось успокаивать в очередной раз. Но теперь наёмник беспрепятственно прошёл через ворота, удерживая кобылу, когда подошёл к своей напарнице.
[indent=1,0]- Ну что? - выжидающе спросил он, поглаживая лошадь по морде, чтобы та вновь не разбуянилась от присутствия чужого человека в непосредственной близости.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

20

Кто обратит внимание на ободранного бродягу, сокрушённо привалившегося спиной к стене и протянувшего исхудалую руку в ожидании милостыни? А если и заметит, то с добрыми ли намерениями? Вложит в грязную грубую ладонь медяк или плюнет в сторону попрошайки, а может и того хуже – пнёт бедного человека, усугубив его несчастья? Люди нынче такие пошли, озлобленные, равнодушные к чужому горю, потому как сами зачастую счастья не ведают, и всякая гадость, всякая подлость им даётся легче, нежели поступки добрые и благочестивые.
Бартош с малых лет зарабатывал себе на кусок хлеба попрошайничеством. С малых лет терпел пинки, плевки и оскорбления от проходивших мимо него людей. Ребёнком он понял, что от сытых и тепло одетых только зла следует ожидать, но смиренно терпеть такого отношения Бартош не собирался. Он научился не привлекать к себе чужие взгляды, быть незаметным и открываться только перед теми людьми, в глазах которых горела искорка доброты и милосердия.
Но от Карлы Вайсберг он укрыться не смог. Охотница заприметила эту падаль не сразу, как они с Гриффом оказались у главных ворот. Прошло время, прежде чем взгляд женщины упал на босяка, сидевшего на подстилке из соломы на углу одной из улочек.
В Бругге каждый второй нищий на кого-то работал, кому-то доносил. За это местные авторитеты позволяли попрошайкам заниматься их ремеслом на своей территории без страха перед стражей. Однако защиту от таких людей, как Карла, им никто не гарантировал.
Смиренно склонивший голову, сложившийся едва ли не пополам человек казался охотнице самым подозрительным из тех, кого она увидела в районе главных ворот. Все остальные шныряли туда-сюда, разговаривали, кричали, торговались, спорили, а он один сидел на месте и делал вид, что никак не причастен к происходящему вокруг.
Карла могла ошибаться.
Бедолага, в котором она сомневалась, что тот является обычным попрошайкой, мог действительно оказаться простым нищим. Не более.
И Карла непременно перед ним извиниться, если так оно и окажется. А сейчас охотница, ни слова не сказав Гриффу, который подошёл к ней, ведя за поводья лошадь, лишь указав на фигуру в лохмотьях, скорыми шагами направилась к заинтересовавшей её персоне.
Бартош, завидев женщину в красном кафтане, стремительно двигавшуюся в его сторону, поначалу не придал этому значения, но когда между ними осталось шагов десять, а баба и не думала сбавлять темп, он понял, за кем она так торопиться. Ему достаточно было посмотреть ей в глаза, чтобы это понять. Пытаться бежать к этому моменту было уже поздно, и босяк остался сидеть на месте как сидел. Всё его тело напряглось, готовясь к худшему.
- Здоровья тебе, бедолага, - женщина остановилась перед попрошайкой, скрестив руки на груди и глядя на него сверху вниз.
- Тебе того же, коль с добрыми намерениями желаешь, - Бартош поднял голову, посмотрел на женщину, на её лицо.
Не увидел он там злобы, но сомневался, что девка ему сейчас монетку подбросит.
- Давно тут сидишь?
- С раннего утра, как первые петухи пропели.
С утра, значит. Не для того ли, чтобы видеть всех, кто проходит через ворота?
- А работаешь на кого?
Попрошайка уставился на неё ничего непонимающим взглядом.
- Давай только без этого. Я прекрасно знаю, что в Бругге ни один побирушка не работает без чьего-то дозволения. Кто тебя крышует?
- Шепелявый.
- Скажешь его людям, чтоб искали нас в притоне Хенрита, - в руку бедняка легка жёлтая монета.
Бартош утвердительно кивнул, демонстрируя, что он понял, чего от него хотят. 
Вот как просто порой решаются проблемы. И никого не надо калечить, никому не надо угрожать. Поговорили, как и полагается нормальным цивилизованным людям, и каждый извлек из этой беседы выгоду.
Возвратившись к нильфу, Карла улыбнулась ему приободряющей улыбкой.
- Можешь считать, что те трое молодчика у нас в руках, старина. Пошли, будем организовывать засаду на парней Шепелявого.

+1

21

[indent=1,0]Как-то так Ксандор и представлял себе того, кто будет передавать информацию для шишки, подобной Шепелявому. Простой, неприметный бродяга, которому, возможно, нечего терять. К тому же, они, бродяги, были повсюду. Сливаясь с серыми стенами каменных зданий, прячась в тени, среди грязи, сливаясь с городом, словно они были неотъемлемой частью его. Но, если смотреть внимательно, можно было увидеть насколько их много. Поэтому нильфгаардец ничуть не удивился, когда Карла направилась к одному из бродяг. Удивился он лишь тогда, когда увидел, как девица дала ему монету и позволила уйти. Он недоумевая уставился на неё.
[indent=1,0]- Разве мы не проследим за ним? - пробормотал южанин, уже зная ответ.
[indent=1,0]Засада? Не на это рассчитывал наёмник, но, похоже, выбор был не сильно большим.

[indent=1,0]Местом для засады стал какой-то притон, другого слова просто нельзя было подобрать. Старое, видавшее виды, здание с потрёпанным и изъеденным временем фасадом, в самом тёмном уголке города. Нильфгаардец предпочёл оставить свою лошадь поотдаль от подобного места, всерьёз опасаясь потерять её. За последнее время не раз у южанина возникало чувство, что Карла лишь играет с ним, заманивая в сети, который расставлял никто иной, как сам Шепелявый. Слишком уж дружелюбно она вела себя с теми головорезами, слишком уж странно было, что вместо преследования троицы, которая с большей вероятностью привели бы её к цели, она отправилась за ним, слишком уж неоднозначным было решение вместо слежки и выбивания информации говорить врагу где они их будут ждать. Ксандор не расставался с ощущением, что это всё одна большая и совершенно ненужная ловушка. Ведь он ни от кого не прятался и готов был сам придти туда, где уже его будут ждать враги. Вместо этого он сидел и ждал.
[indent=1,0]Организацией засады полностью занималась Карла. Нильгаардец же даже не знал что именно она задумала и какие приготовления проводит, он её даже практически не видел. Заняв укромное место в том самом притоне, он начищал свой меч, чтобы быть уверенным в том, что в сражении его оружие не подведёт, чтобы нильфгаардца ни ждало.
[indent=1,0]Превосходный полуторный меч, начищенный до зеркального блеска, имеющий несколько зазубрин на клинке и гарде, был самым ценным, что имел Ксандор. Это оружие было единственной вещью, которая связывала его с прошлой жизнью. Ещё во времена сражений на улицах Города Золотых Башен за права Эмгыра вар Эмрейса на престол, Ксандор впервые взял этот самый меч. В одном из уличных сражений, когда его отец был ранен и выронил свой меч, его сын принял его и отправился в атаку. Отцовский меч. Разве может быть на свете более ценное сокровище для воина? Он служил долгие годы и изрядно поистрепался, но Ксандор сохранил его в превосходном состоянии, оберегая как зеницу ока. И сейчас, ожидая неминуемого боя, держа его в руках, он чувствовал спокойствие и умиротворение, как если бы рядом с ним был отец и направлял его руку.
[indent=1,0]- И как долго нам ещё ждать? - в очередной раз заметив свою спутницу поинтересовался нильфгаардец, проверяя остроту меча кончиком пальца. - Я всё же думаю, что нам надо было...
[indent=1,0]Не успел он договорить, как где-то снаружи, совсем близко, послышался шум. Приставив глаз к щели, которые в обилии покрывали дощатые стены ветхого здания, наёмник увидел снаружи знакомые лица в масках, у двух из которых уже были перевязаны носы. Ксандор почему-то почувствовал некоторую гордость, увидев посиневшие лица под глазами двух головорезов.
[indent=1,0]- Итак, какой план?
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Игра в "Добычу и Охотника"