Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



В детском омуте

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

• Время: 1 октября, 1264
• Место: Туссент
• Действующие лица: Данияр из Повисса, Ориана
• Описание: дети всегда были для Орианы чем-то большим, чем приютские сиротки, помогающие укрепиться в нужном месте и подружиться с нужными людьми, хоть она говорила и обратное. Ориана знала, когда ее воспитанницы начинают "взрослеть", когда мальчуганам пора учиться боевым искусствам, знала день рождения каждого ребенка, знала их предпочтения в еде и в подарках, знала, какие сказки каждый любит, какой цвет и какую собаку хочет завести Агнет, когда подрастет. Но Ориана не знала одного - почему за ночь приют превратился в мясной цех.

Отредактировано Ориана (2018-08-22 18:24:53)

0

2

"Потенциально выгодное дело", как назвал его приятель Данияра, который об оном деле и сообщил, еще даже не началось, а расходы уже превысили возможный заработок. Всему виной был дублет. Прекрасный дублет из материалов, вполне подходящих к статусу порядочного солидного чародея. Разумеется, потребовалось обновить и весь остальной гардероб, и заплатить пришлось дорого, но оно того стоило. Идти на столь изысканный прием к столь знатной даме в обычной потертой куртке с въевшейся в швы неистребимой болотной грязью было бы верхом неприличия, и хуже того - он бы слишком выделялся. Так выделялся тоже, но между выделяться выгодно и невыгодно чародей, разумеется, должен выбирать исключительно первое.
Даже если это требует финансовых вложений. Инвестиции, так сказать. Порядочная богатая одежда привлекает порядочных богатых клиентов, а еще порядочно так намекает, что за абы какие гроши специалист столь высокого уровня работать не будет. Да и чего греха таить - хотелось развлечься, а какая бы неоспоримая нужда не заставляла госпожу Ориану искать магической помощи, сомнительно, что весь этот балаган начнется прям вот с порога. Зато на приеме могут быть интересные собеседники и прекрасные дамы, а так же музыка, вино, искусство, все то, чего так временами жаждет душа и тело, после того, как этим телом несколько месяцев подряд кормили здоровенных веленских комаров. Собственно, в самом Туссенте Данияр оказался по этой причине - желание поразвлечься. Известие о возможной работенке пришло к нему совершенно случайно и совершенно неожиданно. Чародей в который раз мысленно похвалил себя, что не побежал сразу оббивать пороги. Ответ на его записку, пересланную через посыльного, пришел быстро. А вместе с ним - и приглашение.
Одним словом, уж фортануло так фортануло.
- Я сообщу госпоже, что вы прибыли, - сказал привратник, проверив приглашение. - За вами пришлют. Приятного вечера.
Никаких имен, только маски, но слуги явно знали, кто есть кто. Во дворе толпы народу развлекались как могли - а могли пока еще вполне прилично. Краем уха Данияр услышал дискуссию - речь шла о живописи, горячо обсуждались различия в технике двух каких-то школ. Имена основателей этих школ мало о чем говорили Данияру, он не так хорошо разбирался в живописи, но поневоле сам начал прислушиваться. Музыканты тоже старались вовсю, заливая двор веселой музыкой. Пахло вином, вкусной едой, духами - сотней разных ароматов, цветочным мылом. Он и сам благоухал как невинное дитя - два часа в бадье с теплой водой и  мылом не прошли даром. Маска скрывала лицо, но не скрывала личность и "всю такую загадочность" - этому в Бан Арде не учили, но многие студенты как-то приобретали ее сами.
Настроение было мало рабочее, скорее поэтическое. Хотелось протянуть руку к весельям, вину и девушкам, не важно в какой последовательности, но Данияр гнал от себя эти мысли - как минимум, насчет вина. Веселье и девушки работе не всегда мешают, но и помогать не спешат. В какой-то степени он был и рад, когда хозяйка дома в самом деле за ним послала. Ждать долго не пришлось - определенно это был хороший знак... как для специалиста, но так себе знак для дела.
- Госпожа Ориана, - легко склонил голову Данияр, безошибочно определив, кто наконец-то предстал перед ним. - Благодарю за приглашение - быть вашим гостем честь и радость для меня. Надеюсь, я смогу быть вам полезным.
На миг возникло сомнение, а не подумает ли дама, что после такого начала предлагать какую-то плату за работу совершенно не обязательно. Но потом Данияр понял - не подумает. Не из тех людей, кто мог бы так подумать. Осталось узнать, что за работа, потому что детали предстоящего заказа были весьма расплывчатыми.

Отредактировано Данияр из Повисса (2018-08-22 23:55:15)

+2

3

«Мандрагора» тонула в эквивалентах праздника и торжества. Винные бутылки не успевали сменять одна другую, бился хрусталь «на удачу», повара в просторной кухне бегали, искали нужную приправу и специю, ругали друг друга за нерасторопность и спускали собак на гостей, которым, видите ли, не хватает трех жареных ягнят.
За дверьми комнат, отведенных для приватных бесед или более уместного написания портрета очередной натурщицы господина де Кассо и близких к нему любителей человеческой красоты, слышалось хихиканье и томные разговоры. Но, стоит отойти на два шага от двери, как слух тут же будет обласкан лютней, убаюкан мелодичным пением восходящей звезды, имени которой никто кроме Орианы не знал, возбужден переливом свирели.
Обилие ярких цветов и полутонов на холстах спорило со скромным акварельным намеком на форму. В порыве гнева художник Герберт Магри плеснул водой из под кистей в оппонента спора, бывалого кубиста Леонелля дер Гуа, который в свою очередь, сдув намокшую прядь седых волос с переносицы, пнул мольберт с двухчасовой работой мариниста. И обязательно бы завязалась драка, как это и случалось, окажись двое лучших врагов в одном месте и в одно время, но, получив полный укора взгляд госпожи де Гуа, которую смертники оторвали от неравного поединка с фруктовым мороженым, мужчины успокоились, обменявшись молниями из глаз.
- Госпожа Ориана сегодня не выйдет. – Высокая сипловатая дама с оленьими глазами, обмахиваясь веером и придерживая черный подол платья, сообщила собеседнице.
- Да, я слышала, что она приболела. – Аналогичного телосложения барышня в витой маске закивала, бросив взгляд на балкон, где обычно говорила речи владелица элитарного клуба искусств.
- Я слышал, - включился в разговор высокий светловолосый граф, протягивая милсдарыням бокалы с игристым вином, - что у нее появился любовник.
- Какой по счету? – Прокряхтел где-то приглашенный музыкант, впрочем, тут же увлекшийся за пробегающей мимо молоденькой госпожой.
- Эх, бедняжка, сколько ей лет, а все не замужем… Кстати, кто-нибудь знает, сколько лет Ориане? Тридцать? Сорок?
- Нет! – Махнула рукой девица в черном платье. – Точно не сорок! Моложе, лет тридцать пять, не больше.
- Может, тридцать восемь? – Предположил граф, убирая за ухо золотистый локон.
- Что тридцать восемь?.. – Кокетливо уточнила одна из его собеседниц.
- Пойдемте, я Вам покажу…
- Эх, а ведь такая красивая…
- Вовлекла в разговор стоявшего без дела гостя «Мандрагоры» оставшаяся в одиночестве женщина.
- Кто, простите?
- Госпожа Ориана. Красивая.
- А, да. Наверняка, уже замужем. Или обручена.

- Мне кое-кто сказал… - Приблизившись к новой жертве, женщина нервно принялась накручивать жемчужное ожерелье. – Что Ориана обручена. С жен-щи-ной.
- Славно. – Мужчина в маске из серого бархата хотел было развернуться и пойти отправить в иссиня-черное небо еще один бумажный фонарик, но был взят под руку и увлечен в неизвестном ему направлении.

- Госпожа Ориана. – После громкого стука в дверь обратился к женщине служка. – К Вам… посетитель.
Рыжеволосая шикнула, приложив палец к губам. Под одеялом, сверху которого сидела вампир, посапывала девочка, прижимая к груди тряпичного зайца с бантом на шее.
- Кто?
Кровопийца, уложившая спать приболевшую Агнетт, вышла в коридор, тихо прикрыв за собой тяжелую дверь.
- Данияр из Повисса, госпожа. Чародей. По поводу…
- Я поняла. Останься здесь. Если кто-то из детей проснется – дай мне знать.
Темный подол градиентного зелено-черного платья зашуршал по ковру, наученные пальцы быстро поправляли прическу, пока вампир быстрой походкой приближалась к гостю. Она оставляла за собой троих ребятишек, накормленных и сытых, обогретых материнской любовью. Трое за ней, этажом выше спали в соседних комнатах еще четверо.
- Господин Данияр. – Женщина, спустившаяся со ступеней, протянула руку для приветственного поцелуя. – Рада встрече и искренне благодарю за то. Что Вы здесь. Для меня честь видеть Вас своим гостем.
Обязательная прелюдия была исполнена и вампир могла перейти к сути объявления, которое повелела расклеить везде, где только можно.
- Вы с дороги? Поужинаете со мной? Только, с Вашего позволения, не снаружи.
Тонкое запястье с серебряным браслетом указало в сторону большой залы, где одиноко горел канделябр на дюжину свечей. После короткого кивка головы, стоящий у двери слуга удалился отдавать приказ подавать ужин госпоже и ее гостю поварам, которые наверняка будут очень рады новой работе.
- Надеюсь, я не слишком испортила Ваше мнение на свой счет. Негоже принимать гостей в подобном виде, но я надеюсь на Ваше понимание. Хотите вина? Белое, красное, розовое?
Дождавшись, пока чародей присядет за стол, вампир откупорила извлеченную из темного шкафа бутыль и два бокала, держа их вниз «головой». Вино щедро одаривало богатым смешением запахов двоих и, когда бутылка, наконец, коснулась тонкой скатерти, села и владелица поместья.
- Мне нужен специалист в деле, в котором бессильны меч и щит. Я смею так полагать после увиденного. Кроме того, что я владелица этого места, я содержу детский дом. В нем до недавнего времени, - женщина сделала внушительный глоток вина, - жило двенадцать детей. Те, кто выжил, живут сейчас со мной. Здесь они в безопасности настолько, насколько и Вы, и я. В том, что в случившимся виноват не человек, я уверена. Если Вы когда-нибудь видели, что оставляет стая волков от овцы, Вы сможете меня понять, господин Данияр. Там даже не все кости. Я – не медик, но обладаю слишком хорошей фантазией и неплохо знаю анатомию, это важно для рисунка, - пояснила рыжеволосая, - чтобы представить нужное количество. Под моей крышей сейчас спят семь детишек. При помощи нехитрых вычислений мы можем понять, что не стало пятерых. Я видела только два черепа. Но это детских. Все, кто находился в приюте, трое гувернанток, учитель музыки, преподаватель фехтования… Все они – как сплошное месиво из тел. Я не смогла…
Женщина дождалась, пока слуга расставит тарелки перед гостями с душистой красной рыбой и тонко нарезанным хлебом с травами.
- Я не смогла находиться там долго. И сразу дала объявление. Завтра я отведу Вас в нужное место. Тела не трогали. Но, надо полагать, сейчас там пируют трупоеды. Если… если Вы поможете найти мне виновника, поможете понять что случилось с моими детьми, - женская ладонь легла поверх мужской, едва сжав ее, - я оплачу Вам все расходы, утроив покрытие Вашего ущерба. Включая костюм, который Вам, кстати, очень идет. Я бы даже осмелилась назвать мастер, который Вам его пошил. И, конечно, вы можете остаться здесь, я велю отвести Вам комнату. Не надо будет тратиться на гостевой дом или корчму, Вы сможете наблюдать остальных детей, если это.. – Ориана осушила бокал в два глотка, давая себе передышку от сдерживания эмоций. - Будет необходимо. Прошу прощения, если я испортила Вам аппетит. Но, пожалуйста, поужинайте. Не отказывайте даме.
Вампир улыбнулась, грустно посмотрев на пустой бокал, который тут же наполнил расторопный слуга.
- За успешное дело. – Владелица клуба искусств сделала глоток, едва коснувшись чужого фужера своим. – Отвлеките меня, Данияр. Расскажите, что привело Вас в Туссент, были ли Вы здесь раньше? Нравится Вам у нас? Многие, кто приезжает впервые, жалуются на духоту и пестроту. А мне, когда я куда-то уезжаю, всегда этого не хватает. Я никогда, - женщина отрезала кусок рыбы, - не была в Повиссе. Расскажите мне про него? Жалуют там чародеев?

Отредактировано Ориана (2018-08-23 05:06:07)

+1

4

А дело-то и правда было серьезным. Но начали хорошо. Обмен любезностями устанавливал некоторые границы и правила поведения, и они были вполне приемлемыми - Данияр любезно поцеловал протянутую руку, признавая высокий статус госпожи Орианы как заказчицы, как хозяйки дома и не в последнюю очередь как женщины. Женщины, несомненно, красивой, но не настолько подчеркнуто вызывающей красотой, как у большинства чародеек, а скорее более... приземленной, что ли. Яркие рыжие волосы, веснушки, зеленые глаза, и при этом тонкие аристократические черты лица - не самое частое сочетание. За короткое время, которое Данияр провел в Туссенте и вообще интересовался этим вопросом, ему не удалось узнать практически ничего: ни к какому роду принадлежала эта женщина, ни какие у нее были связи и покровители, ни даже была ли она дворянкой. Ничего конкретного. Зато куча смутных и давно приевшихся всем слухов, которые Тайвин, приятель Данияра, выдал со скучающей миной человека, которому зазря парят мозг. То ли она была последней наследницей какого-то древнейшего рода с Юга, то ли дальней родственницей самой туссентской княгини, достаточно близкой к правам на трон, но сохраняющей инкогнито по причине совершенной в троне незаинтересованности. В любом случае, приятель посоветовал не забивать дурным голову и не надоедать ему тупыми вопросами, а пойти и посмотреть самому.
Теперь было понятно, почему никого это и не интересовало. Ориана выглядела и вела себя так, что не было никаких сомнений  - ее статус вполне очевиден и более чем обоснован. Это могло означать что угодно, но... но кому какое дело.
- Как вам будет угодно, - не стал спорить с хозяйкой чародей. Он вообще не привык спорить, получая от дамы приглашение на ужин, чем бы это приглашение не было вызвано. По большей части помалкивая и стараясь вести себя непринужденно и прилично: не так расслабленно, как пристало бы потомку обычных золотоискателей, не так высокомерно и вызывающе, как любили себя вести добрых две трети его коллег. Чего-чего, а репутации для вызывающего высокомерия он еще не наработал.
- На ваш вкус, - улыбнулся он сдержанно. - Здесь, в Туссенте, в вопросах вина я чувствую себя неподготовленным простаком.
Впрочем, истину и суть дела следовало искать вовсе не в вине. Наблюдая за жестами и мимикой Орианы во время ее рассказа, он снова убедился: эта женщина, хоть и с туманным прошлым, на свой статус вполне заслуживала. Усталость, которую она определенно чувствовала, проявлялась наружу только тонким-тонким намеком. Увидеть такое, потерять несколько воспитанников, и не забывать при этом о хороших манерах и правилах приличия... восхитительно. Нет, научиться этому за пару-тройку лет, да даже за десяток - невозможно. Для этого нужно сформироваться в соответствующей среде, впитывая ее правила поведения с самого детства, либо... либо прожить столько, сколько живут действительно хорошие и успешные чародеи, или, как называли их в Бан Арде, "магистры магической магии". Да и тем обычно не до всяких там манер.
И еще она его раскусила. Данияр позволил себе короткую сдержанную улыбку в ответ на ее замечание о костюме, отмечая и признавая тем самым проницательность хозяйки дома, затем снова уделил внимания рыбе. Нет, аппетит ему Ориана не испортила, а рыбу надо было успеть на всякий случай переварить до тех пор, пока они доберутся на место. Чародей повидал на своем веку много всякого, но трупоеды, пролежавшие какое-то время на открытой местности тела, все эти ароматы... услышать - одно, а увидеть и почувствовать запах - совершенно другое.
- То, что вы рассказываете, очень... необычно, - сказал он после паузы. - Приглашение принимаю, но мне нужны будут мои вещи. Могли бы вы послать за ними кого-нибудь? Адрес, ключ и соответствующую записку, разумеется, дам. Чем раньше мы утром выедем на место, тем лучше, не хотелось бы тратить лишнее время.Хорошо бы еще услышать, что могут рассказать выжившие дети. И да. За успешное дело.
Вино было хорошим, но полностью насладиться его вкусом как-то не удавалось. Что-то здесь было, что-то опасное, странное и неизведанное, что-то такое, от чего чародей едва не предложил ехать прямо сейчас.
Утром. Утром, самым ранним, это будет куда разумнее.
- Что? А, да, Туссент. Прекрасное место. Душновато, не без этого, зато пестрота меня даже привлекает. Здесь... весело. Наверное, поэтому я и приехал, уже не в первый раз. Здесь попросту весело и очень красиво. Идеальное место, если хочется сменить обстановку, отдохнуть душой и телом, и попросту развеяться. По крайней мере, так мне кажется, но я смотрю на Туссент с точки зрения гостя, не более. А вот Повисс - это моя родина, и там... ну, наоборот, холодновато. Не так, как могло бы, все-таки близость моря влияет, но виноградников, да и вообще хороших урожаев чего-либо у нас не увидишь, а лето длится чуть менее недели. И в таком месте жалуют любого, кто способен сделать что-то полезное. Чародей, хороший ремесленник, превосходный художник, успешный торговец, или например золотоискатель - если ты работаешь, развиваешь свое дело, если тебе есть что предложить миру, то ты достоин не только хорошей оплаты, но и всяческого уважения. Мир крутится вокруг производства и торговли, и не так важно, что производить и чем торговать, оружием, красителями для тканей или магическими услугами, главное быть специалистом своего дела и уметь работать. Вот так и относятся к вопросу чародеев в Повиссе. И, знаете, это превосходно! Если б мир не был таким большим и разнообразным, а населяющие его представители разных разумных и не очень видов такими интересными, я бы, пожалуй, прекрасно бы жил и на своей исторической родине. Здесь же... скажите, Ориана, а здесь хоть бывают настоящие зимы? Вы, к примеру, когда-либо катались на коньках?

Отредактировано Данияр из Повисса (2018-08-23 19:34:38)

+1

5

- Не утруждайтесь записками и ключами. – Расслабленное запястье поднялось в воздух и указательный палец дернулся вверх, отдавая немое указание стоящему у дверей слуге. – Ваши вещи будут доставлены в ночь. Я распоряжусь, чтобы их оставили у Вашей комнаты. Наверняка ключ есть и владелица богодельни, где Вы остановились.
Ориана слушала рассказ чародея де юре. Отводя глаза от собеседника только затем, чтобы на короткое время вернуться к трапезе, женщина периодически кивала и коротко улыбалась. Тембр голоса, манера держать лицо, способ говорить, мимика, особенности – все это представляло больший интерес и как для женщины, отмечая недурную слаженность гостя, и как для человека, насмотревшегося на статуи с «классической» красотой, и как для вампира. Пока мужчина говорил, бестия позволила себе мимолетный взгляд на чужие шею, губы и виски. Человеческий запах, в разы скуднее, нежели детский, но все еще не задубевший от времени, щекотал вампирское нутро.
Длинноволосые мужчины всегда были маленькой слабостью Орианы. Славно, что Данияр не знал о том, что он уже сидит на столе абсолютно нагой, с тяжелой виноградной гроздью, одна нога стоит, вторая согнута в колене, спрятана за первой, с плеча свисает кусок грубой шкуры, а голова повернута в сторону, оголяя шею и острый кадык. Да, славно, что чародей об этом не знал.
- Специалист ценится везде, но есть же, своего рода, гарант успеха. Здесь, в Туссенте, редко встретишь боевого чародея, так это называется? Цирюльники и брадобреи, мастера шитья, травники, художники и музыканты, актеры и баснописцы – этого в избытке, как и виноделов. Поэтому я и спрашиваю про «местный колорит» Вашей родины. Интереса ради.
Вампир, давно наученная вести разговоры, вставила свое слово и продолжила держать наблюдательную позицию.
Или нет. Чародей будет стоять в тунике из красного шелка, опоясанный красным поясом. В руке будет держать горсть сухоцветов, смотреть аккурат на зрителя.
- Здесь крайне редко выпадает снег. В таком количестве, чтобы были сугробы – и того реже. Как можно догадаться, нет, на коньках я не каталась и абсолютно этого не умею. Я боюсь упасть, дорогой Данияр. Я неплохо держусь в седле, даже, когда я выезжаю куда-то с друзьями, могу позволить себе мужской костюм. Но, даже если я надену брюки. Тем самым лишив окружающих возможности лицезреть все мои причинные места, если я все-таки распластаюсь на льду… боже, нет-нет-нет. – Женщина заулыбалась, наигранно смущаясь. – Когда-то, когда я была помоложе, я остригла волосы вместе с подругой, мы наклеили себе усы и подали заявку на участие в скачках. Мне было, правда, проще. – Аккуратная рука легко коснулась декольте. – Пышными формами я не обладаю, утянуть их до мужской фигуры куда проще. А вот Надин пришлось туго. В любом смысле. Мы пришли вровень. Моя подруга ниже меня и тоньше, всегда было интересно, как она таскает… в общем. – Ориана улыбнулась чуть шире, едва-едва показывая зубы. – Из меня бы вышел неплохой жокей. А вот коньки – благодарю покорно. А Вы умеете обращаться с лошадьми? Помню, когда я была маленькой и папа первый раз меня, еще в платье, посадил на коня, он встал в «свечу» и я упала. Жутко перепугалась.
Ни с какого коня Ориана не падала. На лошадях, действительно, ездила неплохо, но только на тех, которых предварительно подготавливали: натирали вонючим маслом носы, например, чтобы животное не пугалось запаха чудовища.
- Вы любите живопись? Музыку, стихи, театр? Я буду рада видеть Вас в «Мандрагоре» и просто так, без рабочих отношений. Надеюсь, Вы не думаете обо мне, как о сумасшедшей фанатичке… Поговорим о чем-нибудь другом, если Вы не устали с дороги? Хотите, я покажу Вам коллекцию старых карт? Я ее собираю для продажи, но никак не могу найти две последние. Впрочем, это не важно. Жемчужина коллекции – карта звездного неба на коже драконида. Кожа толстая, не знаю точно чья, но, видимо, она дубилась и в ней делали небольшие углубления, вшивались золотые нити, соединяя точки созвездий. Хотите взглянуть? Только в таком случае помогите мне, пожалуйста. Свиток тяжелый, я, боюсь, не дотащу его с полки.

Отредактировано Ориана (2018-08-23 22:41:50)

+1

6

- Должно быть, вы были еще подростком, - предположил Данияр. Сначала он вообще хотел сказать "должно быть, это было давно", но вовремя понял, что прозвучало бы двояко. Понятия "давно" или "недавно" очень разнятся для людей с разной продолжительностью жизни. Сколько это было? Лет десять назад? Пятнадцать? Много даже для чародея, не только для обычной женщины. Конечно, хозяйку дома сложно было назвать вполне обычной женщиной, хотя такой тип и встречался время от времени в больших и развитых городах, но... не стоит делать даже случайных намеков.
Он не делал и других намеков и не стал развивать тему. Не сказал, что сейчас-то Ориане никак не удалось бы провести кого-то даже фальшивыми усами, потому что слишком уж женственной была ее фигура. Это могло сойти за слишком уж грубый и неловкий комплимент, а чем такой, так лучше никакого. Мило улыбаясь, Данияр клял свое живое воображение и пытался прогнать из головы мысленный образ Орианы с наклеенными усами. Получалось пока не очень.
- Жаль. Учитывая, как вы двигаетесь, мне кажется, вы могли бы научиться без особых проблем. А лошади... прекрасные животные, но не могу сказать, что слишком люблю скачки и быструю езду вообще. Никогда не знаешь, что попадется на дороге или кому взбредет в голову броситься под ноги, а результаты неосторожности бывают... в общем, видал я, какие они бывают, и сам повторить не хочу.
Впрочем, воспоминания о делах давних блекли под вновь напирающими мыслями о делах завтрашних. Что-то все-таки убило тех людей, и... и ничего прямо сейчас он узнать не сможет. Утро вечера мудренее, а Ориана хотела отвлечься, и это тоже было своего рода задание, с которым он справлялся серединка на половинку.
- Обожаю, - честно признался Данияр. - Мало во всем этом разбираюсь, но обожаю. Особенно музыку. Мне кажется, она вообще имеет много общего с магией. И я охотно узнал бы обо всем этом больше, потому очень рад вашему приглашению.

Поздний вечер давно уже перешел в ночь. Не слишком привыкший к удобствам чародей лежал на мягкой, удивительно удобной кровати, и буквально таял, впитывая запахи свежести и незамысловатую роскошь по-настоящему обжитого уюта. В его собственном доме что в Новиграде, что в Повиссе постоянно чего-то недоставало, постоянно что-то ломалось или протекало, постоянно требовало внимания, которого на все не хватало, и не удивительно, когда значительную часть времени Данияр проводил абы где, только не дома. Здесь же все было продуманно до мелочей, доведено до идеала, вычищено руками слуг до блеска.
"Живут же люди", - подумал Данияр, уже проваливаясь в сон. И небо, которое он увидел во сне, было огромной темной шкурой почему-то вполне живого драконида, а золотые линии, соединяющие созвездия, пульсировали и искрились в такт биению его невидимого сердца. Казалось, до звезд можно достать рукой, и чародей правда протянул руку, и тогда небо зашевелилось, начало двигаться, с силой уперлись в землю сложенные крылья, похожие на крылья летучей мыши, а затем драконид развернулся, поворачивая к чародею свою голову, и взглянул на Данияра ярко-зелеными глазами Орианы.
- Ты же.. - удивленно произнес Данияр, снова протягивая руку, но затем отступил и пригнулся к земле, сраженный диким ужасным криком и хлопаньем огромных темных крыльев. Внезапно зеленые глаза прищурились, полная зубов пасть рванулась вперед, хватая чародея, подбрасывая вверх, сминая руки как тонкие веточки и круша кости...

- Доброго утра! - несколько осторожно поздоровался Данияр, стоя во дворе у конюшни и методично проверяя свое снаряжение. Сейчас на нем был куда более привычный костюм, гораздо более подходящий для работы и выдававший в нем не столько чародея, сколько наемника. Наемника, надо сказать, преуспевающего, судя по качеству материала и работы. но все же это была со всей определенностью именно рабочая одежда. Даже самая старательная стирка и незаметная штопка не могла стереть следов былых приключений, но все же это была вполне годная одежда. Заноза, уже приведенная из конюшни, нервно переступала с ноги на ногу. Что-то не нравилось ей то ли в этом дворе, в котором разносился странный резковатый запах, то ли в утреннем тумане, а может она тоже не любила рано вставать. Никогда за все время совместных путешествий она, конечно, ниразу не пожаловалась - терпеливое создание, как и все лошади, но в том, как она потянулась к уху чародея при первой же оказии, чувствовалась одновременно забота и немой упрек.
- Вы уверены, что хотите поехать? - снова спросил Данияр. - Кто-то из ваших слуг прекрасно мог бы показать мне дорогу.
Заноза нервно дернула ушами, отвернула голову, фыркнула и задумчиво посмотрела в сторону ворот. Похоже, ей давно хотелось прогуляться.

Отредактировано Данияр из Повисса (2018-08-24 21:27:28)

+1

7

- Ай! – Девочка, которой тонкие женские руки заплетали тугую косу, пискнула, когда «мама» случайно дернула волосы.
- Извини. – Ориана коротко чмокнула девочку в макушку и повязала большой красивый шелковый бант. – Все, готово.
- А Ромашке? – Девочка протянула рыжей фарфоровую куклу в красивом и завидном даже для многих настоящих людей синем платье.
- Ромашке ты сама заплети, Бояна, мне надо идти.
- Нет-нет-нет… - Маленькие ручки ухватили содержательницу детского дома за предплечье, прижав к женскому колену куколку. – Не уходи!
- У меня есть дела. И чем быстрее я их закончу, тем быстрее вернусь. А вечером мы сходим на рынок и купим чего-нибудь сладкого. – Вампир улыбнулась и потрепала розовую детскую щечку.
- Печеные яблоки? – Встрепенулось одеяло на кровати с витыми рамками, одну из которых тут же ухватили цепкие пальцы с аккуратно постриженными ногтями.
- Может, и печеные яблоки. Рене, поднимайся скорее.
- Я не хочу!
- Хочешь весь день пролежать в кровати и прокрастинировать?
- Да, особенно прокраси... прокраси... тинировать хочу. - Мальчонка с густыми черными волосами спрятался в свой самодельный шалаш из тяжелого одеяла.
Ориана встала и, улыбнувшись, неслышно, впрочем, как и обычно, начала короткий марш-бросок к кровати с воспитанником.
- А если… - Кровосос приподняла кисти рук, сгибая пальцы. – К тебе придет…
Рене, мальчик, который после нападения чего-то на приют отделался занозами и двумя маленькими синяками, стал апатичным за считанные дни. Это настораживало Ориану, тревожило. В его семь лет он подавал прекрасные надежды стать первоклассным рыцарем. Юный муж, конечно не так, как учитель фехтования, но в разы профессиональнее, чем старшие его «братья по детскому дому» справлялся с просчетом действия оппонента, пользовался всеми способами, чтобы победить, но не забывал о чести, как своей, так и врага в лице господина Тригго.
Резким движением холодные руки оказались под одеялом и принялись щекотать Рене, который тут же захохотал и попытался сбросить одеяло, но только запутался в нем, продолжая заливаться смехом.
- Коза рогатая-рогатая-рогатая!
- Ориана! Ориана, перестань!
- А кто это не хочет вылезать из под одеяла, а, кто это такой ленивый непослушный мальчишка?
- Я послу-ушный! Послушный! – Из под пуховой лавины появилась растрепанная голова и раскрасневшийся Рене исхитрился цапнуть рыжую женщину за палец.
- Ах ты вампиреныш, кусаться вздумал? Больно! – Ориана сама смеялась, но не так открыто, как дети. Бояна тоже хихикала, нарезая круги пряжками вокруг кровати мальчика.
Дверь открылась как раз в тот момент, когда женщина лежала на кровати, а сверху, аккурат у нее на животе, восседал победивший «щекотальницу» Рене, а Бояна пыталась стащить его с улыбающейся бестии.
- Все-все… сдаюсь!
- Госпожа Ориана. – Лакей поклонился, даже не встретившись глазами с вампиром. – Господин Данияр ждет.

- Прошу прощения, что мне пришлось задержаться. – Женщина коротко кивнула в знак приветствия. – Да.. да, доброго утра. У меня случилось.. побоище. Меня дважды победил мальчик семи лет и пыталась вылечить пятилетняя девчушка. Простите, господин Данияр.
Женщина поправила рукава платья и одернула юбку, заняв выгодное положение в «чужой» тени близ стойла.
- Я полагаю, мне лучше остаться здесь. Боженка, одна из девочек, кто смог уцелеть, простудилась, мне сообщили об этом, когда я уже спускалась. Я бы оставила ее с лекарем, но она его боится. Так что, да, дорогу Вам покажет одна из моих служанок. Она скоро подойдет, я велела за ней послать. А пока у нас есть время, я могу рассказать Вам про приют.
Ориана положила руку на шею лошади и несколько раз провела вдоль гривы, от чего животное несколько раз шумно вздернуло ноздри, а потом успокоилось, смиренно встав и уставившись куда-то в пол, будто выискивая что-то в собственных отпечатках подков.
- Дана, девушка, которая Вас поведет, немая. Поэтому слушайте внимательно, она Вам мало что расскажет. – Вампир коротко вздохнула, собираясь с мыслями. – Как только Вы пройдете через каменную арку у самого входа, поверните налево. По крайней мере именно там я и нашла первый череп. Я не могу Вам помочь ни наличием, ни отсутствием следов, я в этом ничего не понимаю. Но Дана – дочь охотника, может быть, она сможет чем-то подсобить в поисках. Остальные кости уже в остатках приюта. В руинах. Я постаралась обеспечить им лучшую защиту, которая не подводила меня. Они смогли защитить сироток от кладбищенской бабы, от сольпуги во время прогулки в пролеске, от прыскирника. А это, насколько я могу судить, существа не самые приятные.
Рыжеволосая вздохнула и потерла пальцами веснушчатую переносицу.
- Будьте осторожны. И это больше приказ, чем просьба. Я вывалила неплохие деньги за то, чтобы произошедшее не попало в газеты и максимально медленно расползалось по княжеству. Я искренне Вас прошу не подставлять ни свою шею, ни мою, потому что лишняя смута сейчас не нужна. А погибни на моей земле чародей… В общем, я завернула Вам кое что, захватив по пути. Возьмите. Не думаю, что вы проголодаетесь или будете в состоянии кусать яблочки в мясном фарше, но тем не менее.
Прихрамывая ан одну ногу, появилась хрупкая девушка с короткими волосами, едва прикрывающими длинные эльфские уши.
- Дана, это Данияр. Ты отведешь его к приюту и проведешь по нужным местам.
Девушка кивнула. Она не смотрела на госпожу, но держалась рядом с ней без страха, не сутулилась и не пыталась сжаться, как это бывает обычно у помещиков и нещадно отхлестанных крепостных.
- Желаю удачи.
Ориана отдала перевязанные хлеб и фрукты служанке и осталась стоять в тени ровно до тех пор, пока чародей и эльфка не смогли бы ее увидеть.

+1

8

То, что госпожа Ориана решила лично никуда не ехать, Данияр в целом даже поддерживал - там, где случилось нечто, связанное с магией, чудовищами и всяческими человеческими жертвами, могло быть до сих пор опасно, и тащить туда заказчицу было и правда не лучшей идеей. Замена, которую ему предложили, а точнее навязали в качестве проводника (потому что выбора никто особенно не давал) тоже не казалась прямо-таки идеальной. Девушка, хрупкая на вид, не слишком быстрая, судя по походке, да к тому же еще и немая - тот еще выбор для подобного путешествия. Впрочем, Данияр не спорил. Если уж он готов был сопровождать к приюту саму заказчицу, то отказываться от общества ее служанки под предлогом “это слишком опасно” было бы совсем неприлично и неуместно.
- Благодарю, - ответил Данияр. - Разумеется, я буду осторожен.
“В крайнем случае, оставлю Дану с охранниками, - подумал он. - Если с ними самими окажется все в порядке, значит и ее защитить они смогут. Незачем девушке смотреть на трупы, пусть только покажет дорогу, дальше разберусь сам”.

Утро в Туссенте совсем не навевало мысли о мертвых детях, чудовищах или прочих ужасных вещах. Солнце поднималось выше и выше, и его свет, как всегда бывает осенью, становился странно-желтоватым, не таким ярким, как летом. Изменение света всегда было действительно заметным признаком, что осень настала. Во время учебы в Бан Арде временами не хватало времени даже на то, чтоб просто поднять голову к небу или заметить, что листья пожелтели и вот-вот начнут опадать, но изменение оттенка цвета, такое вроде бы неуловимое, всегда рано или поздно бросалось в глаза.
Пока они ехали, Дана ожидаемо молчала. Все же то, что Ориана выбрала послать немую служанку, наталкивало на какие-то мысли. Может, конечно, Дана, как эльфка и как немая, - а оба эти обстоятельства могли усложнять для нее поиск какой-либо иной работы, - должно быть, самая преданная из всех служанок и более чем достойна доверия, а Ориана явно не шутила о своем нежелании лишнего шума. А возможно, он сам тоже как-то излишне проявил свой интерес к особе заказчицы, а немые служанки обладают прекрасным свойством - они не сплетничают.
Впрочем… на это тоже было свое средство. Но сначала чародей хотел присмотреться к девушке, а уже потом ее пугать всякими предложениями, которые могли бы быть расценены как в чем-то даже непристойными.
- Прекрасная сегодня погода, не правда ли, Дана? - заметил Данияр, пытаясь определить, насколько девушка вообще хочет общаться. Он знал как минимум нескольких человек, которых от подобного желания немота никак не избавила бы и стала бы исключительно мелкой помехой на пути к тому, чтоб задолбать полмира.
- В Повиссе именно так выглядит лето. А длится оно совсем недолго.
Пустая болтовня, закидывание удочек, не более чем. Если уж им придется поработать на местности, то кое-какой контакт с проводником пригодится, а потому Данияр незаметно присматривался к спутнице. Некоторые немые, как он слышал, обладают удивительными способностями - они умеют говорить. Просто очень и очень сильно не хотят.

Отредактировано Данияр из Повисса (2018-09-03 22:30:05)

+1

9

Иногда, когда смотришь на людей, хочется сказать что-то из разряда «да, вот он родился в нужном месте». Дана выглядела настолько хрупкой и нелепой, что увидевший ее волей-неволей начал бы благодарить Лебеду за то, что девчушка не уродилась на каком-нибудь Скеллиге – тамошние ветра переносили бы ее с острова на остров, как паука на паутинке. В Туссенте ее можно было бы назвать даже «миленькой», здесь вообще не славились нелестные публичные комментарии по поводу чего либо. На фоне буйства красок эльфка наливалась соком и сама, как хамелеон. Она реагировала на все как-то заторможено, постфактум. Так обычно ведут себя люди, которых ни свет ни заря выдернули из седьмого сна и из-под теплого пухового одеяла.
На вопрос спутника она ответила резковатым кивком, как хмельная, давящая икоту. Но она не была пьяной, складывалось впечатление, что ее бледного лица никогда не касался дурман терпких вин, которыми Ориана баловала своих подчиненных с завидной периодичностью.
Женщина остановилась у большой каменной арки с позолоченными орнаментами. С одной из ее внешних сторон виднелся кровавый отпечаток, уродливо чернеющий на дорогом мраморе. Остатки забора, лежащие безобразными грудами камней, на которые не позарился бы даже самый непривередливый тролль, выкорчеванное дерево с поломанными ветками, разрытая, будто изнутри, земля, поломанные бочки и погнутые металлические части чего-то большого – все это свидетельствовало о неимоверной и явно нечеловеческой силе, устроивший этот погром.
Девушка спешилась и встала у коня Данияра, не смотря на самого наездника. Она ждала, пока мужские ноги коснутся земли и можно будет провести его на нужное место.
Ноздри неприятно разъедал запах гнили и ветер, как на зло, разгулявшийся именно сейчас, разносил запах на неприличные расстояние вокруг, но, надо полагать что на ближайшем берегу Туссента это амбре примут за портовый миазм. По крайней мере, Ориана, будучи здесь прошлый раз, очень на это надеялась. Запашина привлекла трупоедов, которые пока не показывались в поле зрения, но их было отчетливо слышно – чавкающие звуки и звериное «бормотание» вряд ли можно было бы подарить иному существу.
Девушка вцепилась в руку чародея и замотала головой, заупиралась ногами, показывая на пустое место около дерева. Раньше, она это видела своими глазами, там стоял высокий рыцарь в золотых доспехах и большим синим пером на затылке, но теперь там не было даже намека на его присутствие, даже помятого забрала было не видать. Служанка из «Мандрагоры» не могла объяснить, но всячески протестовала против того, чтобы Данияр хоть на локоть приближался к гулям, один из которых, видимо, не поделив что-то с братьями по цеху, вылетел из общей стаи, подняв ворох черной земли задними лапами. Эльфка утянула мужчину вниз, прячась вместе с ним за большой каменной плитой. И это они еще даже не дошли до детских комнат!
Воспользовавшись паузой, девушка пальцем начертила на земле неправильной формы прямоугольник. Потом она ткнула в плечо мага, затем в себя, поставила точку с одной из сторон фигуры. «Мы здесь». Затем она «прошла» пальцами приблизительно до центра и затрясла рукой, показывая, что так идти не надо.
Она помнила, что ей наказала госпожа, поэтому, надавив на землю, смешанную с песком чуть посильнее, она отметила на импровизированной карте несколько точек. Те самые черепа, про которые говорила рыжая покровительница искусств.
Указательный палец эльфки, вымазанный в пыли и чем-то, на что она предпочла внимания не обращать, поднялся вверх. «Но». Подушечка снова коснулась центра прямоугольника и нарисовала несколько молний, который в ее понимании весьма неплохо показывали клыки гулей. Она, в конце концов, не художник. Но, чтобы ее собеседник точно понял, о чем она говорит, девушка несколько раз щелкнула зубами.
[NIC] Дана [/NIC]
[AVA]https://pp.userapi.com/c845016/v845016994/fa578/-EM-JqgQMms.jpg[/AVA]

Отредактировано Ориана (2018-09-24 13:28:45)

0

10

"Ты сюда не ходи, ты туда ходи, а то гуль за жопу клац-клац, совсем мертвый будешь", - прозвучало в голове у Данияра слегка измененное высказывание из историй Яшки Проппа, завсегдатая таверны "Наконечник пики" из Новиграда. Ему это все не нравилось совершенно. По какой-то причине тела, или то, что осталось от тел, не убрали и не смогли адекватно охранять, и трупоеды разумеется не упустили случая. Беспокоило одно - откуда они тут вообще взялись и почему никто ничего не делает по этому поводу. Гули опасны не только для мертвых, но и для живых тоже. Такая большая компания жирненьких и откромленных трупоедов тоже может - и должна - привлекать внимание тех же рыцарей, которым только дай повод совершить подвиг. Или раньше гулям хватало дичи в лесах и они вышли только сейчас, привлеченные ароматами?
Туссент неожиданно раскрывался с новой стороны. Не все так просто оказалось в этом сказочном княжестве.
- Значит, ты хочешь, чтоб мы обошли их? - нахмурился Данияр. Умные люди по своей природе должны были любить загадки и ребусы с вдохновленно их решать, но Данияр относил себя к средне умным - к тем, которые предпочитают себе максимально упростить любую задачу. Это в какой-то мере закрывало перед ним глубины магических исследований - нет, он мог продраться через сложную тему, приложив максимум усилий и какое-то количество времени, но что-то совершенно мозгодробительное было ему недоступно. Но это же экономило кучу времени.
- Дана, у меня есть предложение, но ты только не пугайся, -  негромко сказал Данияр, оценивая ситуацию. - Что, если мы попробуем воспользоваться телепатией? Так будет быстрее и проще. Не бойся, я не стану лезть в глубины твоей памяти, у меня на это даже не хватит ни сил, ни времени, но зато самые громкие мысли смогу услышать. Так будет быстрее и проще, как ты на это смотришь?
Лезть в чужую голову он и сам не любил, да и такое предложение выглядело не совсем прилично, как вторжение в личное пространство, но какое тут личное пространство в окружении гулей и возможно еще какого мелкого сброда, когда нужно добыть информацию и скоординировать действия.

0