Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Со вкусом яблок


Со вкусом яблок

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s9.uploads.ru/5K1LT.png

Время: конец августа 1254 года.
Место: Воле и его окрестности.
Действующие лица: Лютик и Геральт.
Описание: есть какая-то удивительная гармония в том, когда встречаются два очень одарённых человека: первый с непревзойдённым талантом влипать в неприятности, второй же с редким умением их успешного разрешения.

+1

2

[indent=1,0]Последние несколько дней погода стояла дивная. Солнце, растратившее весь свой жар в июле, теперь не столько палило, сколько ласково пригревало, прячась время от времени за неспешно плывущими по небу легкими белыми облаками. На полях, со всех сторон окруживших разноцветными коврами небольшой городишко Воле, во всю колосилась рожь, поспевала репа, разливался золотым морем рапс. Фруктовые деревья гнули свои ветки под тяжестью созревающих плодов, сбрасывая излишек на землю и распространяя по округе сладкий запах яблок и слив.

- Я понимаю, что можно было бы не устраивать эти эквилибристические вылазки ради всего одного яблока, а купить его, скажем, на рыночной площади... но, - Лютик на секунду замолк, стараясь в это время дотянуться до дальней ветки. Не удалось.
- Геральт, ты бы не мог встать вот сюда, - бард указал ведьмаку место, куда он предположительно собирался падать в случае своей неудачи. Проследив за перемещениям белоголового и удовлетворённо кивнув, поэт продолжил мысль, - но, как ты сам понимаешь, это не так романтично и…
Тут рука Лютика дотянулась-таки до нужной ветки, после чего трубадур с лёгкостью продолжил свое восхождение на яблоню.
- …И еще не бесплатно. А если к тому же захочешь покопаться в товаре, выбирая не абы какое, а самое красивое яблоко, то тебя к тому же обругают самыми последними словами.
Наконец-то бард добрался до своей цели - спелого румяного яблока, - которое было тут же сорвано и подвергнуто самому тщательному осмотру. Лютик уже почти удовлетворился результатом, как внезапно заметил червоточинку.
- Слушай, Геральт… ты яблоко не хочешь? – не дожидаясь ответа, он кинул свою находку ведьмаку прямо в руки, - моя бабушка всегда говорила: плохое яблоко червяки точить не будут!
Поэт улыбнулся и полез дальше ввысь, попутно высматривая новую жертву своих романтических похождений.
- О!

[indent=1,0]Солнцу, меж тем, уже наскучило висеть высоко в небе, и оно начало неспешно сползать со своего небесного трона.
Спрыгнув на землю, трубадур потер наливное яблоко о рубашку, осмотрел его еще раз и, довольно прицокнув, убрал в сумку.
- А как дела обстоят у тебя? Судя по всему, не густо с заказами, раз уж ты согласился помочь мне вот с этим? - Лютик описал неопределенный круг рукой, охватывая сим жестом и яблоню, и свою сумку с тубой, и дублет с лютней, скинутые поэтом на траву, дабы не мешались в ходе лазанья по деревьям.
- Я в Воле до конца этой недели. Один из местных сеньоров устраивает пирушку в честь свадьбы своей ненаглядной дочери и платит очень щедрые гонорары. Что самое любопытное, он просил заглядывать почаще и до самого торжества и давать, что называется, небольшие домашние концерты. А всё потому, что пытается отвлечь своё чадо от мыслей о каком-то там Полозе. И знаешь, что я тебе скажу, девица действительно напугана. Так, что если у тебя нет других планов... – он пытливо воззрился на ведьмака, ожидая его решения.

Отредактировано Лютик (2018-08-03 16:33:33)

+2

3

Неуемная страсть к заварушкам и приключениям всякого толка: от малых и до великих, зачастую поселялась в сердцах людей разносторонних, необычайных и удивительно талантливых в своем виде ремесла. История знала немало примеров, когда подобная страсть заводила искушенные сердца в самые сокровенные уголки мира: от прекрасных эльфских лесов до грота со спящим и довольно голодным со сна драконом.
Лютик, вне всякого сомнения, был личностью разносторонней, необычной и удивительно талантливой во всем, начиная от рассуждений о политике, подкрепляемых поигрываем наполовину обглоданной ножкой куропатки и кубком пива, до походов по девкам и хвалебных виршей об этих самых походах. Шило в невидимом кармане его штанов подталкивало менестреля к авантюрам всякого рода и толка, беспокоило и не давало сидеть на месте. А вместе с ним беспокоился и не сидел на месте один белоголовый ведьмак - невольник неугомонного азарта и дружбы.
Но Геральт из Ривии не жаловался. Ворчал изредка, кривил рожу, цокал языком, слушая очередные были и небылицы. И жил. Дышал полной грудью рядом с этим живым и настоящим человеком.
Он мог бы сбить для Лютика любое яблоко: от самого большого и спелого, до самого маленького, спрятавшегося под листочком. Для этого нужно было лишь подобрать камушек под руку да хорошенько прицелиться, на что Белый Волк был горазд. Но поэт, оскорбившись подобным предложением, заявил, что привык срывать созревший плод с ветви самостоятельно, а не ждать его падения. Мина, с которой Лютик заявил это, таила в себе нечто философское, одухотворенное, поэтому ведьмак не возражал. Лишь встал поудобнее, дожидаясь, пока менестрелю наконец-то наскучит эта затея.
- Как же я могу тебе отказать? Тем более в таком нелегком деле? - усмешка дрогнула на тонких губах и поспешно пропала. - Утопцы и гули подождут своего часа в урочищах.
Геральт сделал шаг в сторону, ловко уклоняясь от упавшего яблока: ветви тряслись и стонали под весом менестреля, сбрасывали вниз созревшие плоды, но держались. Пока держались.
- К тому же, у настоящего героя должен быть помощник.
С дерева слышалось сопение, ветви шумели и тряслись, а ехидная усмешка ведьмака становилась все смелее.
- Для кого мы собираем яблоки? Для дворянской дочки? Поверь, Лютик, дурить подвенечной девке голову - наживать себе врага!
Геральт поднял голову, позволяя мутациям привычно изменить ширину зрачка.
- Сказал бы, - продолжил Белый Волк серьезно, - что знаю об этом не понаслышке, но не скажу. Не знаю. Как и не знаю ни о каких Полозах и прочих чудовищ, которых боятся перед свадьбой. Но с тобой схожу. Обязательно схожу. Не яблоками же мне ужинать?

+2

4

Поэт подтянул ремень, поправляя лютню у себя за спиной, и весело улыбнулся.
- Что ты! Если верить разговорам, у неё все мысли только о похищении. А я таким сроду не промышлял, - Лютик снял с ветки шапочку цвета сливы и деловито отряхнул её, поправляя эгретку, - слишком затратное мероприятие для того, кто даже яблока не может себе позволить в рассрочку... - он кисло ухмыльнулся, но в следующий момент снова просиял, - Ну ничего, после первого же посещения стребую с папаши оплату и аванс. Но это завтра. А сейчас пойдём, заглянем сначала к моей сильфиде, а потом, если повезёт, отужинаем в «Трёх осетрах».
Мысль о том, что с легкой подачи Лютика, Геральт найдёт работу и для себя, трубадура неимоверно радовала. Всю дорогу пока они шли, с лица менестреля не сходила довольная улыбка. Хотя, впрочем, причин тому могло быть уйма. Начиная от стайки девиц, кои куда-то торопились с корзинами, полными овощей, и даже несмотря на спешку нашли время похихикать и раскраснеться в ответ на пламенные приветствия поэта; и заканчивая наконец-то подобранной рифмой, над которой Лютик думал вот уже последние пару часов.
- К слову, живёт моя баронесса от него неподалёку. И именно она поспособствовала нашему знакомству с достопочтенным сеньором Моретти, отцом той самой впечатлительной барышни.
Большинство улочек Воле были довольно извилистыми, узким, но на удивление чистым. Завернув за угол очередного домишки, поэт с ведьмаком оказались на городской площади. Однако не успели они дойти и до середины, как на Лютика на всех парах наскочил бойкий мальчонка. Не растрачиваясь на извинения, он, с тихим заговорщицким «маэстро Лютик!», ухватил трубадура за рукав и потянул его в сторону, скрываясь в тени ближайшего дома.
Разговор вышел кратким – спустя буквально пару минут пацан уже устремился в обратную сторону, ну а Лютик, заметно подрастеряв в румянце, неторопливым шагом вернулся к Геральту.
- Это ж надо, - не то удивился, не то возмутился поэт, вздёрнув брови, - видимо, к баронессе мы сегодня не заглянем.

В трактире «Три осетра» было немноголюдно. Завсегдатаи обычно подтягивались чуть позже, потому найти свободный столик не составило труда. Судя по быстро принесённому пиву, Лютик ещё не успел исчерпать кредит доверия хозяина, а значит они вполне могли рассчитывать в том числе и на сытный ужин, что, впрочем, трубадура радовало не сильно.
- Ты, наверное, сгораешь от любопытства, что же такого сказал мне мальчишка на городской площади? Но даже если нет, я всё равно тебе расскажу, - горестно вздохнув, поэт отодвинул от себя опустевшую кружку, - Уж не знаю, при каких обстоятельствах всё это выяснилось, но… в общем, из достоверных источников стало известно, что если вдруг люди барона встретят меня на улицах города, то оторвут мне руки и запихнут мою дуделку в... - Лютик осекся, - но ведь я не играю ни на каких дуделках! Я играю на лютне! – возмутился бард, покраснев от досады, - Нет, право слово, куда приятнее допустить, что эти недалекие умишки не способны различить духовые от струнных, чем то, что к баронессе с визитами заглядывают еще какие-то с дуделками... Ох, Геральт, что мне теперь делать?

Отредактировано Лютик (2018-09-12 14:56:35)

+1

5

Похищения. Девицы. Полозы. И всё это было мифическим. Нереальным. Сумбурным.
Реальными были лишь яблоки, этот день, его шепот ветра и дремотные травы. Реален был виршеплет, который героически собирал яблоки. Реален был ведьмак.
Но не полозы. И не девицы, которых воруют.
Геральт не стал обижать товарища, не стал расстраивать его чувства информацией о том, что Лютика обманули, и баронесса лишь посоветовала своему знакомому хорошего певца на дочкину свадьбу. Хотя бы из чувства уважения к виршеплету и его интересу. И из здравого смысла: на свадьбе его, пусть и непрошенного, накормят и напоят. А для скудного ведьмаьчего кармана это было за счастье.

Был реален и Воле: на удивление красивый и чистый город, настоящий оплот культуры среди деревень и сел. Геральт бы даже не удивился, узнай он, что Воле построен на руинах эльфского города, но нет - город был относительно нов и вырос из большой деревушки, быстро обрастая фермами, купеческим двором, одной мануфактурой и красильней. И всё это за какую-то сотню лет.

В "Трёх осётрах" было людно, пахло сытно и пьяно. Люд был доволен, в уголке за широким столом перекидывались в кости, а из небольшого закутка слышались довольные возгласы и редкие хлесткие удары. Воле действительно был культурной столицей этих мест и предоставлял массу увлекательных развлечений.
Геральт улыбнулся краем губ, слушая лютиковскую болтовню. Нужно было догадаться, что виршеплет вляпался по самое "не балуйся", и его заднице вот-вот грозит чья-то раскаленная кочерга. И нет никаких полозов. Нет никаких похищений.
Хотелось верить, что есть свадьба. А на ней - еда и выпивка.
- Полагаю, достопочтенный барон будет на свадьбе у не менее достопочтенного сеньора Моретти. И тогда моему многоуважаемому другу потребуется протекторат одного убийцы чудовищ, который, допустим, случайно оказался рядом.
Геральт наполнил кружку менестреля из запотевшего кувшина, затем свою.
- К тому же этот самый убийца чудовищ может утверждать, что мэтр Лютик... ах, нет, не так.
Белый Волк сделал жадный глоток, оттер пену с губ.
- Ведьмак может утверждать, что является ассистентом мэтра Лютика в опасной охоте на ужасного Полоза. Который, разумеется, притаился где-то поблизости и норовит украсть прекрасную невесту... она же прекрасная, надеюсь?
Геральт вздохнул.
- Не посмеет он тебя тронуть и расстроить свою дружбу с этим Моретти. А если посмеет, то удерем из города. В первый раз что ли?

+1

6

На подбадривания ведьмака Лютик мученически улыбнулся. Нет, конечно, предложение помощи от Геральта во многом усмирили внутренний мандраж, но вся ситуация в целом, да ещё и эти, с дуделками, заметно подгадили в настроение трубадура.
- Так-то оно так. Но до свадьбы ещё несколько дней. И если я правильно понял господина Моретти, сам он слабо верит в существование какого-то там полоза. Иначе бы обеспокоенный папенька побежал нанимать не бардов, а ведьмаков, - музыкант тяжко вздохнул, - ... которые слыхом не слыхивали про полозов. А потому, думается мне, всё это либо разыгравшаяся фантазия невесты, или же она пытается отвертеться от свадьбы, изобразив помутнение рассудка.
Тем временем разносчица, статная белокурая девица, принесла и поставила на стол ещё пару кружек пива. Мыслями затерявшись где-то между её девичьих грудок, Лютик на некоторое время забыл о баронессе и даже, казалось бы, воспрянул духом.
- А что, очень даже действенный способ. Помнится, как-то раз влип я в нечто подобное. Случилось это так стремительно, что не успел я выйти из спальни одной прехорошенькой мазельки, как вся её родня посчитала своим долгом сопроводить нас прямиком к венцу. Сопроводить буквально, в добровольно принудительном порядке. Иначе, говорят, три шкуры с тебя сдерём. Представляешь? Глаз с меня не спускали, караулили, как бы не сбёг! И что ты думаешь? Только так и отделался, - хохотнул Лютик, хлопнув себя по колену, - Пришлось, правда, слазать в свинарник, клясь и божась перед местных хряком, что к дочери его я воспылал истинными чувствами и хоть в следующий миг согласен пойти к алтарю, давать клятвы верности в болезни и здравии. Засрал успешно парадный дублет... Но, что ты думаешь? Даже пальцем не тронули! Побоялись, что заразно.
Всё оставшееся время, не забывая принимать участие в опустошении миски с луковой похлебкой, закусывая ржаными гренками и заедая пирогом с неведомой, но очень вкусной начинкой, поэт развлекал Геральта историями о своих похождениях. И только когда была выпита последняя кружка пива, он вернулся к насущной теме.
- Касательно же нашей невесты... хорошо было бы иметь на руках хоть какие-то козыри, когда я примусь убеждать нашего нанимателя в необходимости липовой услуги. Потому для начала предлагаю прогуляться до особняка Моретти, где я попробую разузнать обо всём, что касается Полоза, внутри, ну, а ты пораспрашиваешь народец снаружи? Ммм? – протянул поэт певуче.
На этот раз он заранее отыскал взглядом приближающуюся девицу с подносом, чтобы встретить её мелодичным перебором струн. Мазель залилась румянцем, одарив поэта влюблённой улыбкой. На мгновение в трактире воцарились счастье и гармония. Но только на мгновение, по истечению которого в двери ввалилось двое крепко сбитых молодцов с самыми недружелюбными намерениями.
- И правда он! – воскликнул один из них, указывая пальцем в угол, где за столом сидели Лютик и ведьмак.
- Айда, сначала рыло начистим!

Отредактировано Лютик (2018-10-29 20:10:37)

+1

7

Предположения. Разговоры. Планы.
Всё это рушится в одночасье, летит в бездну и идет свинье под хвост в тот самый миг, когда в дело вступает Его Величество Случай. Ведь именно эта зараза привела в "Три осётра" крепких молодцев, которые, как оказалось, имели относительно Лютика самые недружелюбные намерения. И не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чем именно насолил бард этим приятелям.
Геральт, до этого мечтавший о жизни тихой, спокойной и смиренной, поспешно поднялся, заслоняя собой певца.
- Люди, - начал он, - давайте поговорим?
Но ребята говорить не хотели. Незнакомец с ривийским говором не смутил их. Не смутил их его цвет волос, цеховой медальон, выбившийся из-под полы кожаной куртки, измененные мутациями глаза. И только крепкий кулак, врезавшийся в квадратную челюсть одного из поборников девичьей чести, сумел на мгновение вразумить их горячие головы.
- Что же вы, люд честной, средь бела дня кидаетесь на мастера Лютика - прославленного поэта и победителя чудовищ? Где же это видано, чтобы так решались дела в славном городе Воле?
Оставшийся на ногах смутьян застыл, а затем схватился за дубинку у пояса.
Разговор не получался.
Ведьмак вздохнул.
Нападавший был силен, бил размашисто и наверняка.
Вот только он был медленным и неловким. Слишком медленным и неловким для ведьмака.
Рука его была перехвачена, а дубинка, описав дугу, пребольно стукнула по коленной чашечки. Защитник невинности взвизгнул, а затем рухнул на пол, предварительно ударившись лбом о столешницу.
Белый Волк с видом виноватым и прискорбным на недовольный взгляд корчмаря пожал плечами.
- Падают. Видно, к дождю?
А затем, оставив  последние монеты на столе, потащил поэта за шиворот к выходу.
- Пошевеливайся, Лютитк!
Наверное, в Воле было не принято, чтобы нелюдь бил человеческие лица средь бела дня. Потому что почти сразу вслед за ними поднялось несколько мужиков. А потом и еще.
"Во что ты нас снова втянул, Лютик?"
Когда они оказались на улице, то вслед за ними высыпал и народ. Наверняка, быть бы тут беде, если бы не властный голос, остудивший самые горячие головы.
- Мэтр Лютик! Изволил же ты загулять! Не забыл, что обещал играть на свадьбе моей дочери?
Моретти восседал на вороном трехлетке в сопровождении пятерых всадников, недовольно подергивал седоватый ус.
- Советую следовать за мной, милсдари.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Со вкусом яблок