1. Полное имя: Ксарлес фон Альбрехт

2. Возраст | Дата рождения: 91 год, выглядит на 35 | в Белтейн 1174 года.

3. Раса: человек

4. Род занятий: Чародей (боевой маг), наёмник. Член Братства магов.

5. Внешность: Ксарлес выглядит на те свои тридцать пять, что даровала ему магия. Это среднего роста мужчина, с острыми чертами лица, прямым носом, глаза у Ксарлеса голубые, а волосы чёрные, которые чародей подстригает обычно коротко, по-военному. Телосложением в богатыри Ксарлес не пошел, однако и щуплым его назвать никак нельзя, в последнее время к тому же чародей подсел на еду так что живот у него полноват.
Рост: 175 см.
Вес, телосложение: 115кг., плотного телосложения.
Цвет глаз: голубой
Цвет волос: чёрный
Особые приметы: в битве при Соддене получил серьёзные ожоги правой стороны лица и тела. Но в данный момент они скрыты магической иллюзией.

6. Характер: “Характер — нордический, выдержанный. С товарищами по работе поддерживает хорошие отношения.”  это шутка, конечно, но, в каждой шутке есть доля правды.

Ксарлес действительно обладает выдержанным характером и всегда (ну почти всегда) сначала думает, а затем говорит. Болтать по долгу и со всеми он ни склонен, так же как не склонен и посещать всяческие шумные балы и банкеты, чем нередко вызывает подозрения у своих собратьев по ремеслу, многие из которых считают его отшельником и затворником. И хотя многие из чародейской братии сами порой затворничают, да проводят в исследованиях год, другой, Ксарлес переплюнул в этом и самых усидчивых. Ксарлес, сам выдумал себе некий свод правил и законов, которые он сам свято соблюдает. Несмотря на свой немолодой (по человеческим меркам) возраст, чародей идеалист, хоть и старается это всячески скрыть. Он мечтает о великой Северной Империи под стать Нильфгаарду и в тайне Нильфгаардом же и восхищается. Как ни странно, но периода “поисков себя”, который у многих чародеев был отмечен всякими шалостями, у Ксарлеса не было. Он всегда знал, чего хочет и какие у него чаяния.
Чародей сдержан в богатстве и предпочитает скромность и эффективность, а не роскошь.
Ксарлес не блудлив, даже чрезмерно. Во всяком случае каких-либо сведений о его романах и увлечениях, что во времена молодости, что сейчас не выявлено.
Также общеизвестна “боевитость” чародея затворника, он не чурается войны и военных действий, и не чурается использовать магию на поле боя. Поэтому он одним из первых и откликнулся на предложение Вильгефорца принять участие в противостоянии с нильфгаардцами.
Однако битва при Соддене принесла Ксарлесу не только ценный опыт в применении боевой магии, но и фобию. После Соддена чародей явно стал недолюбливать огненную стихию. Тем не менее рваться в бой он от этого ни перестал. Так же под Содденом Ксарлес получил страшные ожоги правой половины тела, но, как и почти у всех магиков, которые получили какие-либо увечья, они скрыты иллюзией.
В последнее время, вынужденный (самим собой) сидеть один в башне средь болот Велена, чародей заимел пристрастие вкусно и плотно поесть, вследствие чего заметно пополнел.
В общем скрытный, нелюдимый, больше похожий на воина (по характеру), чем на чародея, Ксарлес не пользуется особым уважением у чародейской братии, хотя и отлучить его от братства, тоже никто, пока не решается.
Так же Ксарлес решителен и твёрд. Любое начатое дело стремиться довершить до конца. Верен соратникам. И хотя, и не недолюбливает своих коллег по ремеслу, при серьёзной опасности готов встать на защиту любого чародея или чародейки. Знает и умеет применять в бою магию. Ксарлес, человек высоких моральных принципов, хотя и по-своему странный.

7. Цели:  Сделать этот мир лучше. А людей более, морально, нравственными. Мечтает объединить все королевства севера под властью даже не королей, а магов. И создать мощное тоталитарное государство, наподобие Нильфгаарда, но с главенствующим классом чародеев. Однако этой мечтой он так не с кем и ни поделился.

8. История персонажа: Ксарлес родился в королевстве Каэдвен, в городе Бан Глеан, в семье капитана городской стражи и банковской служащей. В детстве мальчик довольно часто болел и поэтому зачастую находился дома, где единственными забавами для него были игрушки солдатиков да редкие детские книжки. В возрасте 7 лет, мать сама научила маленького Ксарлеса читать и тогда он открыл для себя интереснейший мир литературы. Он перечитал почти все книги, из не богатой домашней библиотеки, особенно ему приглянулись батальные произведения. Каких-либо друзей мальчик завести себе так и не смог, и друзей заменили ему книги.
Когда мальчику исполнилось 9 лет, мать Ксарлеса родила сразу двойню, брата и сестру, и основное внимание родителей переключилось на них. Это же внимание и послужило причиной конфликта в семье. Ксарлес обиделся, что всё внимание родителей отдается младшим брату и сестренке, но лишь больше замкнулся в себе. К 11 годам Ксарлес по-прежнему представлял из себя, слабого, болезненного и необщительного ребёнка, стало ясно, что по стопам отца мальчик не пойдёт. К тому же троих детей семье тянуть было уже трудновато, да и постоянные расходы на лекарей давали о себе знать. И родители приняли удобное для них решение избавится от капризного, болезненного чада. К тому же, как говаривал отец Ксарлеса, магик — это тоже профессия и не самая плохая.
Мальчика отдали в Академию магии в Бан Арде и началась у Ксарлеса уже другая жизнь. В академии мальчик оставался всё таким же нелюдимым, из-за чего часто становился объектом приколов и насмешек со стороны сокурсников. Это, впрочем, только ещё более озлобило его по отношению к обществу. Однако же и заставило искать пути мести обидчикам. Поскольку в открытую схватку со всеми он вступить не мог, то ограничивался ударами из исподтишка в самый неожиданный момент. Ксарлес не гнушался ничем, от банального стукачества, до распускания грязных слухов. Со временем, однако у него появился не то, чтобы друг, но один хороший знакомый, который хоть и имел дар к обучению магии, но был заметнее глупее остальных, зато он отличался не дюжей силой, что привлекло Ксарлеса к манипулированию им. Мстить стало проще - мстить стало веселей.
Как бы то ни было, но любовь к книгам и чтению Ксарлес пронёс и в академию, уже зачитываясь книгами из богатой библиотеки магической школы.
Из прикладных наук Ксарлеса интересовала история в общем и военная история, в частности. Он прочел множество книг и трактатов на эту тему. Так же комплексы, приобретённые в ранние года обучения, определили заинтересованность юноши в боевой магии, прежде всего это было желание защитить себя.
Чуть позже Ксарлес узнал и заинтересовался созданием магических конструктов - големов, всё опять же из-за того, что эта отрасль магии давала надежду на создание верных тебе солдат-защитников.
Успеваемость молодого чародея была не лучше и не хуже других, он держался крепким середнячком, однако его заинтересованность в боевой магии была столь велика, что преподаватели стали пророчить ему карьеру мага в армии. Что и подтолкнуло чародея, в последствии заняться странствиями.
Как бы то ни было, но дни и годы познаний в академии пролетели и Ксарлеса выпустили, так сказать, в свет. Поскольку в Бан Арде молодого чародея нечего ни держало, Ксарлес решил отправится путешествовать. Ему захотелось взглянуть на мир, о котором он столько читал. За время своих путешествий Ксарлес занимался порой делами не слишком достойными уважающего себя чародея. Участвовал во всяких мелких стычках, нанимался охранником в торговые караваны, часто под видом молодого авантюриста. Во время странствий юный чародей обучился и владению мечом. Поскольку случалось всякое, а меч всё же быстрее магии. Однако оружие Ксарлес подобрал себе не сразу, пробовал тренироваться он с мечом и щитом, и с большим двуручником. Пробовал глефу и копьё. Но полюбился молодому чародею полуторный клинок, прозываемый так же бастардом. Носил чародей и тяжёлые доспехи, но из-за скованности, движений которую они давали, пользовался он ими не охотно. Хотя при надобности, он мог колдовать и в кирасе. Самым лучшим решением стала лёгкая кольчуга, которую Ксарлес часто поддевает под мантию. Однако на серьёзный поединок или на войну, Ксарлес предпочитает являться облачённым в кольчугу двойного плетения и кирасу с наплечниками и поножами. За время своих странствий, чародей побывал и в Нильфгаарде, который поразил его своим устройством и порядком царящим в империи, с этого момента Ксарлес и загорелся мечтой перестроить северные королевства на подобие империи. Не нравилось ему там лишь одно. Маги в империи не допускались и близко к политике, а были чем-то наподобие госслужащих.
Так или иначе, но по прошествии 6-ти лет путешествий, чародей научился некоторым нехитрым солдатским премудростям, вроде того, как приготовить себе еду в походных условиях, развести костёр без помощи магии и прочие мелочи. Также Ксарлес получил какой-никакой опыт в бою и в том числе с применением магии.
За время странствий, он скопил себе небольшую сумму денег, позволявшую ему снять квартирку в одном из городов северных королевств.
Так он и поступил.
  В 1209 году, в возрасте тридцати пяти лет, Ксарлес при всей своей нелюбви к своим коллегам, всё же решает вступить в братство чародеев. И на это были свои причины. Во первых; время потихоньку шло и Ксарлес постепенно старел, а доступ к альрауновскому декокту, который останавливал старение, был доступен только членам братства чародеев. Во вторых; уже порядочно насытившись жизнью наёмника, Ксарлес думал начать наконец жизнь "порядочного чародея". Однако на долго заинтересовать себя такой жизнью он не смог.
  В 1210 году он осел в Редании в Новиграде. Где начал заниматься самой скучной, по его мнению, работой, а именно оказанием магических услуг населению. Он варил некоторые простенькие эликсиры, предсказывал погоду и изнывал от скуки. Порой даже брался за совсем не свойственную чародеям работу, зато более-менее для него интересную, например избавил несколько деревень от всяких мелких монстров типа утопцев и гулей. После 10 лет такого прозябания, Ксарлес наконец смог выкупить для себя одну уединенную башенку в Темерии, по среди болот Велена, южнее озера Моречко и Коломницы, за поселением с красивым и жизнерадостным названием “Новый могильник”, где и начал уже серьёзно изучать магические практики создания конструктов, големов и горгулий.
Уйдя в работу с головой Ксарлес совсем забыл о своих чародейских собратьях на которых и так то обращал не слишком много внимания.
Очнулся он только тогда, когда собратья по цеху начали с интересом, косится в его сторону с вопросом: " чем это он там занимается? Почему нас сторонится, на банкеты не ходит.  И чего вообще задумал, чем таким секретным занимается?” После этого, для вида побывал на нескольких банкетах, завёл, опять же для вида несколько знакомств, но не очень близких.

Однако в 1262 году случилось то, о чем Ксарлес давно догадывался и чего опасался. Началась война с Нильфгаардом.
По началу Ксарлес не собирался участвовать в войне по крайней мере на стороне сил севера, какой смысл сражаться с неизбежным? Его собратья магики он был почти уверен разбегутся кто куда, а он будет один пытаться что-то защищать?! Да на кой это ему сдалось?!! Однако он переменил своё мнение, когда ему поступило предложение от Вильгефорца принять участие в битве с нильфгаардскими магами. Вильгефорц в своём воззвании рассыпался в любезностях называл их последними защитниками севера, говорил, что после такой битвы, маги ещё более укрепят свои позиции и смогут управлять королевствами наравне с королями. И он решился.
От части ему, вроде как отшельнику, польстило что не забыли и его. От части ему самому захотелось заняться уже бранными делами, а не просто сидеть в забытой всеми башне.
И он пошел в битву вместе с остальными. В той битве, Вильгефорц, сформировал "ударный" отряд из двадцати двух чародеев, они расположились на холме. Ксарлес же, в это подразделение не попал, а потому отправился воевать вместе с простыми солдатами, как непосредственная магическая поддержка. И ещё не известно, что было лучше, если в рядах пехоты, порой творился настоящий ад, особенно когда Ксарлес столкнулся с нильфовыми чародеями, которые так же шли в рядах с пехотой, то на холме полыхало так, что возможно, будь он там, то не выжил бы вовсе. О том аде, что развернулся под Содденом и в коем он получил свои страшные раны, чародей не любит вспоминать, а точнее боится. Но он боится, не того, что его будут мучить кошмары, видения погибших и умирающих на его глазах чародеев, чародеек и простых солдат. Боится он совсем другого. Он боится того восторга и ощущения той власти, когда сотканные изо льда копья протыкали по двое рыцарей за раз, когда он наблюдал как, полыхали, сгорая заживо, нильфовские чародеи, которых он останавливал, размягчая почву под ними, а затем сковывая снова, а его собратья, поднаторевшие в огненной стихии прицельно били по ним.
Он боится того восторга, который он испытал, когда на него брызнула кровь молодой нильфгаардской чародейки, горло которой он почти в упор пробил ледяной стрелой.
Ведь даже, искалеченный и раненный, испытывая сильнейшую боль, лёжа на трупах и умирающих, он испытывал наслаждение битвой, до тех пор, пока не провалился в беспамятство.
“О Боги! Каким же чудовищем я тогда стал!”- порой восклицал про себя чародей, после Соддена.
При Соддене Ксарлес смог выжить, но получил серьёзные ожоги правой половины лица и тела, жизнь и функциональность тела смогли спасти с помощью магии. Однако внешность скажем так подпортилась. Ксарлес до последнего не прибегал к услугам специалистов и только после неоднократных замечаний, о том, что де такая морда-лица портит людям впечатление о профессии и престиж подрывает, согласился-таки наложить иллюзию.
Сейчас Ксарлес находится в Велене, но он никогда не откажется протянуть своим собратьям чародеям, руку помощи в войне.

9. Навыки и умения: Боевая магия. Стихия воды и создание магических конструктов.
Ксарлес хорошо владеет водной стихией и прекрасно может применять её в бою.
На данный момент чародей способен создать при наличии нужных ингредиентов, одну небольшую горгулью или голема.
Умеет сражаться на поле боя (магически естественно). Может носить тяжёлую броню, но предпочитает лёгкую кольчугу. Имеет небольшие навыки ближнего боя полуторным мечом. Умеет готовить себе еду.
Знает несколько солдатских премудростей.

10. Слабые стороны:порой бывает чрезмерно кровожаден и из-за возникшего конфликта, если он перерос в драку, может убивать и виновных и невинных. Необщителен и замкнут. Очень робок при общении с противоположным полом. Так же с самого начала обучения, Ксардасиусу очень трудно давалась магия лечения, огненная магия и иллюзии.
Есть у Ксарлеса и страхи. Арахнофобия. Ксарлес боится пауков и арахноморфов. Так же, после битвы под Содденом опасается огненной магии. Сгореть заживо, на костре, под улюлюканье толпы, вот, наверное, один из самых больших страхов чародея. Так же боится, что когда-нибудь может скатиться по наклонной и ударится в разврат и пьянство. Ксарлес боится и своего безумия, что порой овладевает им во время боя. Может быть зависим от людей, которым доверяет или которые морально сильнее его, из-за чего, втеревшись к нему в доверие, им можно легко манипулировать.

11. Имущество: Ксарлес имеет в собственности небольшую башню, в три этажа с подвалом в которой живёт и работает в данный момент. Башня оборудована всем необходимым, но роскоши там нет. Простая, без изысков мебель, небольшая лаборатория для исследований вот и всё наполнение. Да и сама башня видала лучшие времена.
Из одежды у чародея в основном мантии синих или чёрных цветов.
Так же Ксарлес имеет посох, который представляет из себя палку, выточенную из дуба, которая, изгибаясь на конце, образует навершие, на котором, через кольцо продеты перья ворона. Так же есть у чародея и полуторный меч, который он заказал себе будучи в Новиграде, у одного эльфа-оружейника.

Об игроке:
1. Планы на персонажа: Ой... ну как минимум это ввязаться в какую ни будь авантюру, желательно с тем что бы увеличить своё могущество ну или хорошо повоевать. Да принять, наверное, участие в заварушке на Таннеде. Как максимум... как я уже описал в квенте, создать государство магов (как аналог могу привести Тевинтерскую империю из мира игры Dragon Age)

2. Связь: ICQ, Skype Вайбер: 89165405562. Скайп: live:feb8fbb646c26bf4

3. Знакомство с миром: Прочёл всю сагу о Ведьмаке пана Анджея, не исключая и Сезона Гроз. Прошёл все три Ведьмака со всеми дополнениями. Участвовал в одной форумной ролёвке по Ведьмаку на форуме Глас Рассудка. Ну и ещё... В далёком 2006 или даже в 2005 году участвовал в полевой ролёвке Ведьмак нечто большее.

4. Как Вы нас нашли?: На Яндексе по запросу: "фрпг по миру ведьмака", далее РПГ ТОП, там уже нашёл ваш форум.

Бой в окрестностях Метинны

Повозка, накрытая тентом немилосердно, тряслась по большаку, а ветер казалось всё набирал силу метя с дороги пыль и песок. И хоть ветер был не холодный, в это время, к тому же в Метине, не бывает холодов, но всё же удобств он не доставлял. Солнце уже почти совершило свой дневной оборот и клонилось к закату, лес по левую сторону от большака начинал темнеть.
   Ксарлес сидел на жёсткой скамье почти в самом конце повозки и думал, когда же закончится дневной переход. Конечно ехать на повозке было значительно лучше чем идти пешком, но качество дорог в этой местности и жёсткость седалища не добавляли приятных ощущений. Конечно соседям Ксарлеса было получше у них по крайней мере были толстые набивняки-поддоспешники, потому как все соседи молодого чародея были воинами. Воинами-наёмниками из какой то там вольной компании. Как прозывалась компания Ксарлес уже забыл. Помнил только, что командовал ими всеми рослый нильфгаардец с пышными усами и лысой головой, звали нильфгаардца Рейнард аэп Гвинливе. И судя по тому, что видел чародей, дела у этой “воинской артели” шли не слишком хорошо. Почти у всех воинов в небольшом отряде, доспехи были старые, поношенные. Собранные из частей защитного вооружения разных государств и эпох. Например на воине, что сидел рядом с чародеем, кираса была нильфгаардская, о чём можно было судить по вычеканенному на лицевой пластине Великому Солнцу, наплечники же воина были пластинчатые и скорее всего ковались в кузнях Новиграда, а наручи-лодочки, судя по затейливой чеканной вязи имели скеллегское происхождение. Причём на всех элементах доспехов были видны многочисленные вмятины и потёртости. И то сидящий рядом с Ксарлесом воин, был облачён в доспехи получше остальных, всё же чеканные доспехи являлись уделом не простых смертных. Остальные же члены компании были облачены, кто во что горазд, но чеканных элементов уже не встречалось. Особняком от всей братии стоял только их командир. У Рейнарда был вполне приличный комплект нильфгаардской тяжёлой брони чёрного цвета.
   Также о небольшой успешности отряда можно было судить и по их количеству. У Рейнарда в подчинении было семь человек. И все они были из разных королевств, причём в основном северных. На против себя, Ксарлес мог наблюдать двух лучников из Каэдвена, сам капитан и воин сидящий рядом с чародеем были нильфгаардцами. А ещё трое наёмников, облачённых в кольчужные доспехи могли назвать своей родиной Реданию. Был у них в отряде и ещё один человек. Небольшого роста, с походкой прирождённого кавалериста, вот откуда был он, Ксарлес не знал. Но сидеть в седле он умел отлично. Собственно говоря, по этой причине его в повозке и не было. Где то с полчаса назад, Рейнард отправил его на разведку.
   Все воины этого разномасого отряда и составляли охрану небольшого каравана, состоящего из четырёх повозок и направлявшегося из Назаира в Метинну, а оттуда и в сам Нильфгаард. Сам чародей с этим караваном путешествовал и надеялся добраться до Города Золотых Башен. Воочию увидеть его великолепие. Вот только в то, что добраться получится без каких либо проблем верилось уже с трудом. Потому как кошель молодого магика уже показывал дно, а оплатил он проезд только до Метинны. Зато в заплечном, дорожном мешке чародея покоился довольно редкий и дорогой трактат с руководствами по созданию големов и прочих магических конструктов, который Ксарлес приобрёл в Назаире за довольно крупную сумму. “Эх… что нибудь придумаем с финансами то...” -  думал чародей, пока повозка тряслась по тракту - “Может в Метинне стоит остановиться, да подзаработать чуток на эликсирах да снадобьях?..” Алхимия никогда не была сильной стороной чародея, но знал он её вполне сносно, во всяком случае на “твёрдое хорошо”, как оценили его знания в этой области на выпускных экзаменах в Бан Арде. От мыслей о хлебе насущном его оторвал окрик одного из воинов.
   К их повозке подъехал тот самый разведчик из отряда Рейнарда.
-Там, впереди тихо вроде всё. - доложил подъехавший. - Но уж больно мне место не нравится, что не более версты отсюда находится. Выглядит так, капитан, словно для засады создано.
- Отправляйся в голову каравана, Калеб, и скажи чтобы притормозили. А то что то не больно мне нравятся такие места, на которые у тебя нюх. Эх, говорил же этому обалдую, что по северному тракту ехать надо, по южному то уже лет пять никто не ездит особо.  И не спроста. Разбойничают тут, говорят.- недовольно проговорил командир вольной компании.
   Верховой прозванный Калебом ускакал к первой повозке, однако караван какое то время продолжал движение, и остановился лишь тогда, когда впереди послышались голоса на повышенных тонах. Видимо Калеб ругался с караванщиком, предупреждая его о чём то. Как только караван остановился, воины в повозке засуетились. Кто спрыгивал на землю, кто поправлял доспехи, подтягивал перевязи с оружием.
- Давайте ребят, все на выход! - распоряжался Рейнард. - Надо тут осмотреться. Да и время уже… к закату солнце пошло. Может здесь и заночуем.
   Чародей тем временем смотрел на это спокойно и с интересом. Какого то беспокойства не было. За всё время своей жизни, что в детстве, когда он жил в Бан Глеане, что во время обучения в Бан Арде, чародей никогда не сталкивался со смертью и смертельной опасностью лицом к лицу. Поэтому и тут думал. - “Ну и что, что место не хорошее? Ну что может произойти? Разбойники нападут? Ну так для этого хозяин каравана Рейнарда с его ребятами и нанял. Так что пусть разбираются со всем.”
   Из-за этого решения хозяина каравана, кстати, они очень долго простояли на выезде из Назаира. Караванщики и Рейнард, что то долго решали с местной стражей. А затем стражники тщательно досматривали груз каравана, пассажиров и их имущество. Вопросы тоже были, но стандартные. Ксарлеса например спросили, с какой целью он путешествует по их землям? Что с собой везёт? Чародей дал на них вполне стандартные ответы. Что путешествует он с целью, узреть прекрасную южную империю. Посмотреть на столицу и императорский дворец. А с собой у него ничего запретного нет. Обычные походные вещи, да пара книжек. Удовлетворившись этими ответами и результатом досмотра, стражник удалился осматривать и расспрашивать других. Потом их всё таки пропустили. Возможно, кстати, именно из-за этой задержки караванщик и принял решение ехать по более опасной, но короткой южной дороге.
   Пока наёмники Рейнарда осматривались, Ксарлес подумал уже вытащить из мешка купленный им трактат, да приняться за чтение. И тут впереди что то хрустнуло, надломилось и с грохотом упало. Затем чародей услышал свист и глухой удар в дерево. Он обернулся и увидел, что в борт телеги, стоящей позади вошла стрела. Свист повторился и сразу же три стрелы пробили тент и воткнулись в тюки, оставленные наёмниками на полу телеги. Одна из них в нескольких дюймах от чародея. “Что это?!” - оторопело подумал Ксарлес. - “На нас что, напали?! Надо прятаться!”
   И он схватив свой посох перемахнул через борт повозки и припал к земле, уже не заботясь о сохранении чистоты своей синей мантии, в которую он был облачён. Со стороны задних повозок послышались крики, причитания женщин и плач детей. Из них тоже выпрыгивали пассажиры и забирались под повозки. Так же поступил и молодой чародей. Вскоре к нему присоединились и те, которым не хватило места под другими повозками. Два мужичка, судя по одежде из городского зажиточного сословия, девушка в простеньком платье зелёного цвета и таком же зелёном дорожном плаще. И дама средних лет в вышитом узорами дорожном туалете с двумя детьми.
   Оказавшись под повозкой, чародей решил осмотреться. Впереди тракт делал поворот уходя влево. По правой стороне от него тянулся довольно густой лес, а по левой, над самым поворотом нависал холм, обращённый к тракту отвесным, почти вертикальным, склоном. Холм был поросшим небольшим кустарником, в котором так удобно было прятаться. И судя по стрелам торчащим из бортов повозок, нападающие стреляли именно оттуда.
Сколько было нападавших и как они были экипированы, пока сказать не мог никто. Немногочисленные защитники каравана построились в две шеренги и сейчас продвигались к первой повозке, перед которой образовался завал из рухнувших на дорогу деревьев, которые и произвели шум при падении.
   “Стало быть классическая схема засады.” - подумал молодой чародей. - “Хотя и странно, сзади по идее тоже должны были деревья повалить…” И тут же, как по команде, повторяя мысли чародея, раздался треск ломающихся сучьев, уже позади каравана и в считанных дюймах от последней повозки упало большое, разлапистое дерево. Пассажиров этой повозки спасло только то, что все сейчас прятались под ней, а повозка оказалась достаточно прочна, чтобы не развалиться. “Проклятье! Вот теперь полная классика получается... или полная жопа.” - мысленно констатировал Касрлес. - “И дело наше будет дрянь, особенно если стрелки из этих разбойников не плохие.”
   А стрелки у напавших на караван, были и впрямь не плохи. Спасало немногочисленных охранников каравана только то, что у многих были щиты. В основном треугольные, рыцарского типа, передняя шеренга наёмников встала плотно друг к другу и образовала стену щитов. В ней стояли три воина родом скорее всего из Редании, сам капитан наёмников и нильфгаардец в доспехах с чеканкой. Во второй шеренге, расположились два лучника, которые пытались стрелять в ответ, по факту же просто били в заросли на угад. А с правого бока стрелков прикрывал тот самый кавалерист которого звали Калеб. Он вооружился копьём, которым было так удобно колоть из второго ряда и небольшим круглым щитом. Лошадь его видимо была отнюдь не боевая и сбежала ещё в самом начале атаки, как впрочем и почти все лошади тянувшие повозки. Кого-то наверное успели расседлать, когда караван только сделал остановку. Ксарлес не исключал и того, что кто-нибудь из погонщиков, как только заварилась вся эта каша, драпанул вместе с лошадьми, надеясь усидеть на спинах испуганных животных и не свалиться. Во всяком случае только у последней, наполовину придавленной повозки, чародей заметил истыканные стрелами трупы двух животин.
А тем временем, у многих наёмников в щитах уже застряло по несколько стрел. Но всё же нет-нет да какая-нибудь стрела находила разрыв в построении и проникала за щиты, тогда слышались крики. Вот упал один наёмник из Редании, стрела попала ему в горло, не защищённое кольчугой. Вот второму реданцу тоже не повезло, стрела с бронебойным наконечником удачно попала в слабое место щита и пробив его, пробила и руку воина. Он закричал и опустил щит. Капитан наёмников Рейнард сам прикрываясь щитом и беспрестанно бранясь оттащил раненого воина в конец строя. Число защитников каравана уменьшалось. Лучники каэдвенцы вроде бы что то заметили среди зарослей и выпустили в то место по две стрелы каждый, но либо они ошиблись, либо противник оказавшись бывалым стрелком, сам понял, что открыл свою позицию и переместился в другое место. В любом случае, разбойники, что решили на них напасть были неплохо подготовлены, среди листвы их почти не было видно, значит они использовали и какое то маскировочное снаряжение.
   В щит капитана Рейнарда ударилась ещё одна стрела, он в очередной раз выругался и посмотрел под повозку, прямо на чародея.
-Может ты хоть поможешь, магик! — прокричал он без особого почтения. — Хватит прятаться, иначе нас всех перестреляют!
   Ксарлес посмотрел по сторонам. Два мужичка вжали головы в плечи и старались не подавать признаков жизни. Дама средних лет дрожащим от страха голосом пыталась успокоить плачущих детей. Лишь девушка, лежащая рядом с ним смотрела прямо и твёрдо. Чародей заметил, как в её руке блеснул кинжал.
Ты же выпускник Бан Арда. — спокойно проговорила она. — Дипломированный чародей, так? Так может докажешь, что вас там действительно чему-то да обучают, а не то, что о вас говорят. Что вы там все в жопу сношаетесь.
   Ну это было уже слишком. Ксарлес может и не питал особых чувств к своей альма матер, но тем не менее, года проведённые там, и обучение что-то для него, да значили. Да и вообще, что он, аки простой кмет прячется от кучки засранцев, каких то вшивых разбойников! Хотя должен бы по идее раздавить их одним мизинцем, небрежно брошенным заклятием! И что ж, зря он что ли, так настойчиво обучался концентрации, когда его всячески пытались отвлекать, били палками, стреляли рядом с ним из лука, орали над ухом. Вылезать было, конечно, страшно, но тем не менее он рискнул.
   Молодой чародей быстро, на сколько мог, выполз из-под повозки и пригибаясь добежал до поредевшего строя охранников каравана. Рядом свистели стрелы. Первое заклятие пришло на ум само и моментально. Потому что, больше всего, что захотел сделать Ксарлес, это защититься от обстрела.
   Он постарался сосредоточится. Потянулся к магическим потокам, пронизывающим этот мир, зачерпнул в них энергии. Затем Ксарлес представил как формируется вокруг отряда мерцающий магический щит. И произвёл взмах своим посохом, высвобождая магическую энергию, одновременно проговорив:
— Sciath steall teacht shed eiw`s!
   Формулу заклинания на старшей речи, что позволяла закрепить эффект заклинания. Ксарлес очень старался нигде не ошибиться и не напортачить. Всё же это было его первое заклинание, применяемое им в боевой обстановке, а не на учениях в Бан Арде.
   И заклинание дало свой эффект. Над небольшим отрядом наёмников возникла полупрозрачная, подрагивающая, магическая сфера, защищающая наёмников и чародея от стрел. Теперь стрелы, летящие в отряд, сгорали в магическом поле. Капитан Рейнард довольно хмыкнул и спросил:
Сколько ты его сможешь поддерживать?
— Не знаю точно, но пока смогу. — ответил чародей.
-Тогда… Отряд! — прокричал капитан, обращаясь к воинам. — Слушай мою команду! Все вместе единым строем продвигаемся вперёд! От чародея не отходить и за защитный купол не выходить! Вперёд!! Вперёд, курвины дети!!!
   И они двинулись вперёд. Постепенно приближаясь к зарослям. Видимо разбойники поняли, что обстрел уже не эффективен, поэтому стрелы лететь прекратили. Зато с вершины поросшего кустарником холма донеслись звуки рожка и затрещали ветки, и молодая поросль. Видимо главарь всей разбойничьей братии скомандовал наступление.
   Враги появились сразу с двух сторон. Справа, из леса выбежало ломая сучья пять человек, все в доспехах разной степени паршивости, тут было всё, от покрытых ржой с дырками кольчуг, до вполне годных, но уже устаревшего типа кирасс. Слева же, со стороны холма, огибая отвесный склон бежало шесть фигур на которых были зелёного цвета плащи с капюшонами. Причём на плащи были нашиты маленькие лоскутки зелёной ткани разных оттенков, всё это в листве создавало неплохой маскировочный эффект. Теперь было понятно почему нападающих было так плохо видно. Фигуры на бегу выхватывали мечи и готовились вступить в ближний бой.
Чародей! — окликнул Ксарлеса капитан. — Может ты жахнешь по этим мерзавцам чем-нибудь? Стрелять то они больше уже не будут.
— Хорошо! — откликнулся молодой чародей. — Я убираю щит и сейчас устрою им небольшую встряску!
   Ксарлес отпустил заклинание поддерживающие щит и сконцентрировавшись, вновь зачерпнул магической энергии. Он представил как перед разбойниками бегущими с холма, вздыбливается земля, от неё отрываются камни, которые летят в нападающих. Ещё один пас посохом и ещё одна формула на старшей речи.
   Земля перед лучниками действительно задрожала и вздыбилась. Кто-то упал, кто-то споткнулся об упавшего. Послышались крики, которые усилились в тот момент, когда камни полетели в тех кто бежал позади. В этот момент, наблюдая за произведённым эффектом, Ксарлес испытал какое-то странное чувство, не испытываемое им прежде. Это было чувство какой-то определённой власти над простыми смертными, над их жизнями, чувство причастности к чему-то великому. Может именно об этом говорили наставники в Бан Арде, когда рассказывали о престижности чародейского братства.
   После того как заклятие перестало действовать на склоне холма не осталось ни одного бандита который мог бы оказывать сопротивление. Оставшиеся наёмники пылая праведным гневом уже спешили схлестнуться в рукопашную с пятью выскочившими на дорогу оборванцами в доспехах. И судя по угасающему настрою в глазах последних, охранникам каравана была суждена однозначная победа.

Отредактировано Ксарлес фон Альбрехт (2018-07-03 00:24:18)