Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Они были слишком разными, их цели и пути


Они были слишком разными, их цели и пути

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время: 1264 год, 7-(17???) сентября
Место: Путь от Майенны до Новиграда
Действующие лица: Ксандор вар Лорехейд, Вириенна, Григор Райс
Описание: (добавлю позже)

0

2

[indent=1,0]До Майены они добрались быстро. Кобыла нильфгаардца большую часть пути фыркала и крутила головой, выражая своё явное недовольство по поводу двух всадников вместо привычного ей одного. Упрямое животное часто отказывалось слушаться, то, останавливаясь, било копытом по земле, поднимая клочки в воздух, то просто недовольно ржало, пытаясь изредка сбросить груз со спины. Ксандору удавалось справляться с норовистой кобылой, порой лаской, а порой и силой, натягивая поводья. Так что в город он прибыл порядком уставшим. Если брать в расчёт длительную пробежку, которую совершил южанин прошлой ночью, то справиться с Весёлкой, было не так уж и утомительно. В городе их ждала тёплая таверна с удобными постелями и горячей водой в бадье. Взяв все расходы на себя, Ксандор потратил почти все оставшиеся деньги, оставив лишь сумму, необходимую для закупки провизии в дорогу. Отведав ужина, южанин отправился на встречу с людьми "Белого Принца", оставив спутницу одну в таверне, предоставив её на время самой себе.
[indent=1,0]- Что-то ты рановато в этот раз, Солнце, - буркнул тучный мужчина неприятной внешности с плоским носом, который, судя по всему ему ломали не реже, чем дважды в год. - Этельгри не ждал тебя так скоро. Неужто сумел собрать всю сумму?
[indent=1,0]- Тебя это не касается, - холодным голосом отрезал нильфгаардец, смерив здоровяка взглядом, да так, что тот отступил на шаг. - Я здесь по другому поводу. Груз. Я отвезу его.
[indent=1,0]Слова нильфгаардца ошарашили мужчину. Человек, который чуть ли не клялся, что никогда в жизни не будет провозить контрабанду, сам просится на эту работу. Бандит понимающе кивнул и расплылся в щербатой улыбке.
[indent=1,0]- Что, Солнышко, настолько плохи твои дела? - его омерзительный смех перешёл в нездоровый кашель.
[indent=1,0]Здоровяк не успел даже сплюнуть слизь, как наёмник одним движением выхватил меч и прижал бандита к стене, приставив острое лезвие к заплывшей жиром шее.
[indent=1,0]- Назови меня так ещё раз и это будет последнее слово, которое вырвется из твоей поганой пасти...
[indent=1,0]Здоровяк не был точно уверен, что его пугало больше - лезвие у горла, что оставила тонкий порез на коже, или же взгляд и тон наёмника, в правдивости слов которого он нисколько не сомневался.
[indent=1,0]- П.. прости... Чёрное Солнце... - выдавил из себя бандит, тут же схватившись за горло, когда нильфгаардец отступил на шаг назад.
[indent=1,0]- Мне понадобится вторая лошадь. Так что, нагрузи и её. Я выдвигаюсь на рассвете, - сказал напоследок южанин, прежде чем выйти из узкого переулка, пропахшего грязью, кровью и мочой.
[indent=1,0]Меньше всего на свете в жизни наёмника Ксандору нравилось иметь дело с такими личностями. Жалкими по своей сути, но не знающим своё место, пока не напомнишь. Но от этого нельзя было убежать. Равно как и нельзя было выжить беглому нильфгаардцу иным способов в крайне недружелюбном крае, где за каждым углом, в каждой тени прячется либо враг, либо чудище. И страшно было представить, что и один и второй повстречается тебе в одном лице.
[indent=1,0]Наёмник вернулся в таверну как раз к ужину, который был заранее оплачен. По пути он прошёлся по торговым рядам и уже набрал пару мешков с припасами, которых должно было хватить с лихвой по крайней мере до Грос Велена, через который будет лежать их путь до Новиграда. Хозяин таверны поприветствовал гостя. Было похоже, что память о войне с нильфгаардом уже притупилась в разумах местных жителей. Или же акцент Ксандора стал менее заметным, что, конечно же, было маловероятно. Хотя, наёмнику не нужно было долго гадать, чтобы понять, что хозяин просто рад видеть гостя при деньгах, а там будь он хоть нордлинг, хоть нильфгаардец, хоть эльф, хоть сам горный тролль - разницы никакой.
[indent=1,0]Ксандор занял место за столом и принялся дожидаться ужина, который, по словам жены хозяина, уже почти готов.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+2

3

Волколачка с Ксандором добрались до Майенны без дальнейших происшествий, чему несказанно способствовало то, что они пришли к соглашению и никто не ставил препон, кроме той самой брыкающейся лошадки с которой все было не так просто.. Конечной целью обоих был вольный город Новиград, где Вириенну ждала ее дальнейшая жизнь, в которую Ксандора она не посвящала, оно было ни к чему. По приезду в Майенну путники остановились в таверне, где им удалось помыться и отдохнуть. Ксандор выглядел уставшим, в отличие от его спутницы чему способствовали многие понятные факторы, начиная с того, что нильфгаардцу пришлось добираться ночью до деревни без лошади и заканчивая тем, что Вириенна вообще не человек и ее выносливость совершенно иная. Бестия не стала докучать своим вниманием, она быстро оставила южанина одного, давая ему спокойно отдохнуть, а сама занялась более насущным вопросом: ей просто необходимо было решить вопрос того как отбить свой запах, пугающий лошадей, ведь Ксандор обещал позаботиться о второй лошади для нее и вряд ли та будет предназначена и выучена возить на себе чудовищ, которых до смерти боится. Поэтому низкорослая представительница териантропов из бестиария ведьмаков просто отправилась на поиски местных травников, алхимиков, продавцов косметики или на худой конец ближайшего рынка с пахучими травами и маслами. Спать она не спешила, хотя понимала, что необходимо отдохнуть перед дорогой, а прогулке, наоборот, была рада. В Майенне она до того была всего однажды и проездом, поэтому почти ничего не знала о том как тут устроена жизнь, но разговаривать умела и обладала миловидной мордашкой, так что найти себе толкового собеседника, подсказавшего путь, а немногим позднее и провожатого, липким взглядом изредка погладывавшего на нее, не составило труда. Парень был юн, но довольно ловок в обращениями с женщинами, к тому же не напоминал ей тех, кто ухаживает подолгу и навязчиво душит своей безмерной любовью, потому особенной неприязни бестия не ощущала и была не против компании, сочтя по легкости разговора, что возможно мальчишке что-нибудь и перепадет. В конце концов, мужчины у нее не было уже некоторое время, а Герхар точно не из тех, кто обидится, у него женщин было в достатке. Словом полдня она провела довольно приятно: легкие разговоры ни о чем, исхоженный рынок, посещенная травница, тенистые окраины, где она провела большую часть времени, устроившись с сидром, пирожком и парой яблок.
В таверну Вириенна вернулась не то, чтобы поздно. Ксандора она уже не застала, но знала, что их ждет совместная трапеза, за которой наверняка нужно будет поговорить с ним о том, ради чего они оба собрались в этот путь. Что будет дальше волколачка не знала. В мыслях у оборотницы было только то, что в Новиград они вместе вряд ли попадут, но вот когда это самое расставание совершить она еще не решила. Теоретически, она хотела рассказать все, что знает, чтобы наемнику проще было преследовать насолившего им обоим чародея, а после исчезнуть, ведь их жизни и пути были очень разными и прежде всего к своему новиградскому покровителю Герхару волчица уже надумала не возвращаться, пока не определившись как все обустроит.
Провиантом Вириенна не запаслась, но зато закончила возиться с пахучим маслом, что должно было забить обоняние лошадям, к тому самому ужину, и немного подремала. В нужный момент ее предупредили что ужин скоро будет подан. Спускаясь вниз, она вспомнила о том, что обещала встретиться со своим провожатым около полуночи, но не знала случится ли остаться до завтрашнего утра в Майенне или нет.
Когда оборотень оказалась в зале, то нашла взглядом Ксандора, которого надеялась увидеть, и направилась к нему, присаживаясь за стол.
- Привет. – Приветливо произнесла она, беззаботно присаживаясь за стол. Должно быть, это была разительная перемена настроения по сравнению с тем как они общались до того. – Надеюсь, ты не возражаешь, если я составлю тебе компанию?
Она обезоруживающе улыбнулась, при том очень естественно и легко. Следом женские пальчики поставили на стол скляночку с зеленовато-янтарным содержимым. Вириенна явно была довольна то ли тем, что все удалось сделать, то ли проведенным днем.

+2

4

[indent=1,0]Чем больше он задумывался над своим положением, тем меньше оно ему нравилось. Перевозить контрабанду нильфгаардцу прежде не доводилось, но, если верить заверениям его работодателя, это плёвое дело. Товар был спрятан хорошо. Настолько хорошо, что даже сам Ксандор не будет знать где он находится и что, собственно, везёт. Главное - доставить лошадь со всеми вьюками до места назначение. Остальное же его не касается. Но сам факт осознания подобного резал, словно бритва. Его отец, а до того и дед, служа в дивизии Магна, искореняли с имперских земель подобного рода мерзавцев. Убийц, насильников, воров, да контрабандистов отлавливали, сажали в клетки, да вешали без особых разберательств. Это казалось правильным в те времена, когда юный наследный граф рода Лорехейд грезил о том, как будет, подобно отцу, очищать земли великой империи от негодяев. Сейчас же... Сейчас он сидит в таверне, далеко на севере, уже являясь убийцей и бывалым разбойником, налётчиком и грабителем. Теперь же пришёл черёд контрабанды. Ксандор боялся представить, что бы подумал о нём отец. Этого ли он ожидал, приказывая сыну спасаться бегством? От подобный мыслей становилось тошно и весь аппетит напрочь исчез, даже не взирая на жуткую усталость наёмника.
[indent=1,0]Он не сразу заметил приход своей спутницы, потому она и заняла место за одним столом с южанином, так и не дождавшись его ответа. Нильфгаардец коротко взглянул на флакон с жидкостью, опознать которую у него не получилось и, вспомнив истинную природу девицы, а также поведение своего скакуна по пути в Майенну, он предположил, что это какая-то алхимическая настойка, призванная сбить запах зверя.
[indent=1,0]- Прости, этот путь может доставить тебе неудобства, - негромко произнёс наёмник, продолжая смотреть на фиал, сперва и не заметив приободрённое настроение незнакомки. - На подготовку уйдёт какое-то время, но я надеюсь, что мы сможем выдвинуться в путь ещё до полудня.
[indent=1,0]А вот и вторая причина, по которой южанину чертовски не нравилась ситуация, в которой он оказался. Волколак. Живой и настоящий. Чудовище, которым его пугали Эланиэль, Хейлин и другие члены ганзы, которую он когда-то возглавлял. В те времена подобные рассказы были не более чем потехой, хотя эльфка, что родилась в Синих Горах и успела повидать мир, утверждала, что сама воочию видела этих зверей издали. Естественно, тогда он не мог поверить фантазиям северной эльфки. В Нильфгаарде, в высшем обществе подобное считалось байками, в которые верят лишь невежественные селяне, перенявшие повадки диких нордлингов. Что бы сказали эти напыщенные глупцы, увидев, нет, даже почувствовав на себе тяжёлое дыхание зверя, который превышает все мыслимые размеры? И пускай девица выглядела дружелюбной и, казалось бы, в её мотивации они уже разобрались, Ксандор не мог полностью чувствовать себя в безопасности. Животные повинуются своим законам, которые человеку ни за что не понять. Кто знает, что на уме у волколачки, как долго она будет тихой и мирной и что сможет спровоцировать её на агрессию. Тем не менее, южанин надеялся на то, что все его опасения окажутся беспочвенными. Незнакомка проявила полную осознанность действий даже в облике чудища, а это прибавляло оптимизма.
[indent=1,0]- На лошадях мы сможем добраться до Новиграда где-то за неделю, если не возникнет никаких проблем, - продолжал говорить наёмник с видом, словно проводил инструктаж боевого отряда. - Я бы хотел воздержаться от ненужных остановок, поэтому прошу тебя сразу взять все необходимые вещи. Я не хочу на тебя давить, но, если чародей решил не отступаться от своих замыслов, нам следует поскорее добраться до безопасного места, где сможем получить хоть какую-то помощь. После прибытия в Новиград он полностью станет моей проблемой, сразу после того, как ты расскажешь всё, что поможет его выследить. Но, если он объявится на нашем пути - я рассчитываю на твою поддержку.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+2

5

- Вот и Майенна, - прошепелявил худосочный купец, осаживая пегую лошаденку и оборачиваясь к отряду. - Добрались, милостью Богов, от люда лихого уберегших! А ты, Войтек, только и знал, что об опасностях пути талдычить. Там дезертиры, тут разбойные шайки, да скотоели по деревьям скачут. Только деньги зря переводили, охрану нанимая.
Висельник уныло фыркнул, повесив голову к самой земле, словно бы намереваясь ухватить пучок желтеющей травы, с приходом осени лишившейся прежней сочности. Крепкие зубы громко клацнули, привлекая к вороному трехлетку и его хозяину излишнее внимание.
- Да и была бы охрана дельная, не ривийский бродяга, за которым глаз да глаз!
Мозолистая ладонь наёмника, уставшего каждодневно выслушивать однообразные выпады, начисто лишенные фантазии и хоть какого-нибудь юмора, демонстративно легла на затертую от частого использования рукоять массивной боевой секиры. Сверкнули в немом предупреждении вскинутые на купчину темные глаза, рот дернулся, являя окружающим раздраженный оскал.
- Ещё не поздно дело иначе обернуть, а, мэтр Сташек? - разительным контрастом прозвучала в воздухе насмешливая мягкость, словно терпеливый учитель пенял нерадивому юнцу за очевидную в произнесенных словах глупость. - До городских ворот, поди, труднее добраться, если я заартачиться вздумаю? Ведь даже один разнесчастный ривийский бродяга, немало стае в строю прошагавший, опасен для твоей поклажи будет. Или возьмешь ты в руки меч и покажешь паршивцу зарвавшемуся, чего стоит имя аэдирнского купца Сташека из Альдерсберга, грозы пустынных трактов?
И пусть привирал наемник самую малость, да кто проверить возьмется, в крепостном гарнизоне либо ж в ином подразделении служить ривийцу, Григором Райсом нареченному, когда-то довелось? Знамо дело, никто, а правды от этого меньше не стало, веско прозвучала в словах отставного вояки сокрытая угроза, хоть на одного из братьев-купцов, да эффект возымевшая.
- Да будет тебе, Григор, - отозвался плешивый человечек, развалившийся на козлах скрипучей повозки, крытой линялой холстиной. - Братец мой, сам видишь, ума недалекого, вот и мелет чепуху, что треснутые жернова зерно отсыревшее. От того и дорога спокойная вышла, что не одни мы ехали, на сопровождение не поскупившись. И благодарны за то тебе очень, - небольшая заминка в речи Войтека, старшего из двух братьев, не укрылась от чуткого уха Райса, - я уж точно благодарен. И о награде не умолчу.
Радостно звякнули в прохладном вечернем воздухе монеты, собранные в приготовленном загодя потертом кошеле. Отменная реакция Григора не осталась в стороне. Ловко поймав брошенную ему награду, ривиец удовлетворенно хмыкнул, одарив братьев-купцов веселым прищуром, да саркастически погрозил им пальцем.
- Вот сразу бы так, а то ривийский бродяга... коснись кто другой сопровождал бы вас, не столь терпеливый, как я, так всё, - оставалось лишь сокрушенно качнуть головой, мол сами понимаете, какая судьба была бы вам уготована. - Но будьте здоровы, хитрые морды, уж проехать постарайтесь без приключений до городских ворот.
Недовольно всхрапнул Висельник, вновь оторванный от скудной трапезы, стремительно исчез с глаз посторонних кошель, предусмотрительно убранный в седельную сумку. В прозрачном вечернем воздухе призывно темнели впереди распахнутые городские ворота.

Уныло скрипела, покачиваясь на прохладном осеннем ветру, потемневшая от времени и непогоды деревянная вывеска. Разобрать, что на ней прежде было изображено, оказалось тяжеловато даже для взора волколака, менее четверти часа назад въехавшего в город. А впрочем, важно ли было название заведения, коли о назначении оного слишком уж красноречиво говорили манящие запахи готовящейся стряпни, учуянные Григором ещё за поворотом, да и приведшие Райса к нужным дверям.
"Главное, чтобы кормили. Мясо, пиво, а остальное не важно", - именно этими мыслями напутствовал себя ривиец, переступая порог очередной таверны. Год за годом, город за городом и ни разу ещё не ошибся Райс в своих ожиданиях, неизменно оставаясь сыт и получая возможность передохнуть если не на чистом (относительно, весьма и с большой натяжкой относительно) матрасе или соломенном тюфяке. На первое из заведений Майенны, что попалось ему на пути, возлагал Григор все те же стандартные надежды, да и от недовольных взглядов подпитого люда, отирающегося по переулкам и тупикам, скрыться ой как хотелось. Пусть был он урожденным волколаком, хищником по своей натуре, до крови охочим, но пускать оную наглым пьянчугам - дело последнее, да и секиру марать о сброд всякий не хотелось.
"Видимо следовало хоть плащ накинуть, да лицо под капюшоном скрыть", - мысленно вздохнул териантроп, распахивая скрипучую деревянную дверь и, без лишних колебаний, ныряя в тепло таверны. "Наградила ж мать... маать моя, верная Мелитэле". Дразнящий аромат готовящейся снеди отступил на второй план, ударивший было по ушам навязчивый гул, создаваемый собиравшимися к ужину постояльцами и гостями сего заведения, как-то притих.
Нет, для честного люда, ждавшего заказанных ими блюд, едва ли что изменилось, да только Григор был иным, далеким от них, словно псина шелудивая от белого кролика. Стоило ему перешагнуть порог, как чутьё волколачье сразу шерсть свою вздыбило. Не один он был среди невинных овечек матерый волчара, совсем не один.
"Интересно, даже очень", - пригладила тревогу разумная мысль, - "да только в гузно. Три дня в дороге, еда и какой никакой, а комфорт, куда предпочтительнее".
Короткая заминка, скрытая за банальным выбором свободного места, хоть этот самый выбор был и не велик, а затем тяжелая солдатская поступь, дополняемая негромким позвякиванием кольчуги, гармонично вписалась в общий гул.
Полный подозрения взгляд. О, Райс не то, что привык, почти полюбил оный, имея обыкновение в самый пик недовольства хозяина очередной таверны, стоило тому уже открыть рот в полном возмущения восклицании, демонстративно подбросить в воздух увесистый кошель, позванивающий монетой. Пусть часто мелкой и совершенно разного чекана, от Темерского до Каэдвенского и куда севернее, но никому об этом знать не полагалось, важен сам перезвон монет.

Тот вечер не был исключением, избавив Григора от лишних вопросов хозяина таверны и позволив волколаку быстрее нырнуть в спасительную тень, наслаждаясь осознанием наличия крепкой стены ровно за его спиной. А в ожидании трапезы, можно было и постояльцев внимательнее рассмотреть, обладателя волчьей крови вычислить. Купчина ли дородный? Один из подпитых наемников? Или тот парень, что на нильфа подозрительно похож и с девицей ведет беседу? Впрочем, что гадать, если можно окинуть фигуру собеседницы "нильфа" оценивающим взглядом, хищно при том усмехнувшись. И приветственно кивнуть, она-то его появление тоже пропустить не должна, как и понять, кто есть кто.

Отредактировано Григор Райс (2018-08-19 21:01:12)

+3

6

Видимо, стоило объясниться. Вдаваться в подробности смысла не было, поэтому она говорила исключительно по делу:
- Это поможет нам передвигаться быстрее. Нужно смазывать лошадям носы, чтобы притупить обоняние. – Пояснила бестия, сразу после того как показала флакон.
Но Ксандор был погружен в свои мысли и вообще как-то не сразу среагировал на ее слова и появление, чем Вириенна не расстроилась, но внимание обратила. Не получив никакого ответа, бестия устроилась за столом, продолжая глядеть в сторону своего спутника. Настроение ее оставалось таим же миролюбивым, его не пошатнули даже первые слова южанина, имеющие возможность навести тревогу. «Прости», внезапно сказанное уже заранее готовило к тому, что будет сказано нечто плохое, с такими словами обычно людей кидают. Вириенна задумалась о том, что наемник передумал и поменял планы, и сейчас скажет об этом. И «этот путь может доставить тебе неудобства» - тоже так себе вводная к разговору. Он что же это, пытался от нее так избавиться? Вириенна вопросительно повела бровью, но, к счастью, Ксандор продолжил говорить и она поняла, что ничего не поняла. Все это траурное начало, оказывается, было беспочвенным, он, похоже, извинялся за то, что им придется уехать рано. В любом случае, ничто из этого не было плохим и требующим извинений. Ксандор должен был догадываться, что она скорее торопится, чем настроена тут находиться долго. Для волколака Майенна это вообще неоправданный крюк, но человеку нужно пополнять припасы.
- Боги всемогущие, Ксандор, я уж думала что-то случилось. – Вириенна вольготно и расслабленно закинула одну руку за спинку лавки. – Если ты переживаешь о том, что я не успею собраться, то зря: у меня из пожитков только книги, остальное я в состоянии себе поймать. – Возможно, это звучало зловеще. – А то, что мы не будем останавливаться в ненужных местах – просто прекрасно. Я и без того с тобой сделала крюк. Впрочем, я подумывала, но не расчитывала на то, что мы поедем раньше утра – лошади не видят в темноте, нет толка мучить себя и их всю ночь, чтобы в светлое время сделать привал, теряя часы.
Вириенна бегло оглядела зал, словно бы почуяла в воздухе что-то, что привлекло ее внимание, но в конечном итоге остановила взгляд на подавальщице, которая направлялась к ним с подносом с едой.
- К тому же, я уже имею планы на эту ночь. Не нерушимые, но теперь вполне осуществимые.
Дверь в таверну скрипнула, впуская кого-то внутрь. Как бы между делом Вириенна кинула взгляд на вошедшего, отметив наличие доспехов, секиры и озадачившего ее ранее запаха. Похоже, он был таким же проклятым, как и она. И то, что он должен был понять кто она, Вириенна не сомневалась. Позже она ощутила изучающий взгляд, так и не решив как на это все отреагировать, поэтому решила покамест вернуться к беседе с Ксандором.
- Что касается чародея…
И Вириенна так и не договорила. Можно называть это шестым чувством, присущим именно животному миру. На улице послышался топот копыт. Это была не одна лошаденка, а сразу много. Вириенна напряженно замолчала, ощущая возможную опасность, но пока еще не убеждаясь в ней. Лошади остановились, за дверью загоготали мужские голоса. Еще немного и в дверь трактира ввалилось восемь вооруженных мужчин лихого вида. Таких посетителей не любит никто, и прямо с порога они полностью оправдывали первое впечатление: спугнули посетителей за большим столом, стали шуметь.
Но сразу с порога, среди запаха пота человеческого и конского, немытого тела, алкогольного перегара и дорожной грязи, Вириенна ощутила запах крови. Свежей, буквально только что пролитой.
Во дворе стояло две знакомых Григору лошади, одна из которых была пегой, от пришлых для него пахло чуть более знакомо.
Люди в таверне притихли, хотя компания кметов, которую согнали с их былого места, недовольно зыркала вокруг, ища на кого бы зло свое выместить.
Нехорошая складывалась ситуация. Очень нехорошая. Казалось, что-то будет. Инстинкты говорили, что лучше бы отсюда уйти.

+2

7

[indent=1,0]Извинялся Ксандор разве что из-за того, что понимал, как непросто будет девице справиться с лошадью, особенно, если она будет столь же прыткой, как и его Весёлка. Но, понимая, что второго скакуна ему предоставят контрабандисты, он сомневался, что животное будет с норовом. В этом опасном ремесле любая заминка может стоить и жизни, и успеха в выполнении работы, а поэтому и лошади должны быть спокойными.Так что, прозвучавшее извинение было не более чем проявлением вежливости. Однако, волколачку не сильно волновали возможные неудобства, что заставило южанина переключиться с объяснений почему они путешествуют так, а не иначе на обсуждение всего, что касалось чародея.
[indent=1,0]Но заминка в начатой мысли девицы, что так и не была закончена, слегка насторожила наёмника. Он попытался понять, в чём же причина и украдкой осмотрелся, мимолётом глянув через своё плечо. Но привлёк его отнюдь не вид полупьяных кметов или спорящих мужиков за игрой в кости, а звон кольчуги, который едва донёсся до ушей нильфгаардца. Его рука, практически машинально, легла на рукоять меча. Это было уже профессиональной привычкой, если можно так выразиться. Кольчуга не редко означала опасность. Простые наёмники нечасто пользуются подобной защитой, а те, кто пользуются, редко надевают её, если не собираются вступить в бой. То, что воитель был один несколько успокоило нильфгаардца. Высокий, сильный, с секирой, он представлял, конечно, немалую угрозу, прояви пришелец враждебность, но Ксандору, больше полагающемуся на скорость и ловкость в бою, всегда было проще управиться именно с такими противниками. Пускай вошедший и не проявлял никакой враждебности, но повышенный интерес к южанину и его спутнице не мог не настораживать. Первой мыслью, которая промелькнула в голове Ксандора, глядя на незнакомца с секирой, было то, что он может оказаться наёмным охотником за головами или же шпионом из империи, вероятно, ищущим таких дезертиров и предателей, каким и являлся опальный офицер нильфгаардской армии - его кожа была темнее даже, чем у самого Ксандора, а это значило, что он скорее пришелец из самых южных провинций Нильфгаарда, нежели местный наёмник.
[indent=1,0]Но беда, как говорится, не приходит одна и в скором времени в таверну ввалилась целая компания рубак. Шумная, неопрятная, дикая. Именно таким и представлял себе север Ксандор, когда был юн. Именно такие индивидумы полностью оправдывали все возможные значения слова "нордлинг", которым, судя по лицам окружающих, не побрезговали и местные. Судя по всему, эта шайка не имела никакого отношения к пришельцу, прибывшему парой минутами ранее, но южанин не мог верить в случайности - уж слишком часто они становились дурным знаком, сулящим большие проблемы.
[indent=1,0]Взглянув на собеседницу, наёмник понял, что ей наверняка хочется поскорее удалиться из этого места, во избежании всяких проблем.
[indent=1,0]- Сиди спокойно, - тихо произнёс наёмник, положив свою руку поверх её. - Если направимся к выходу или наверх, они точно обратят на нас внимание - слишком уж приметная из нас пара. Если подойдут, предоставь разговор мне. Уверен, что и у тебя немало опыта в беседах с таким сбродом, но мужчина с оружием в беседе всегда более убедителен. Не обижайся.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+2

8

Внушительный вид не раз уберегал Райса от проблем с не в меру злобными кметами, те попросту не решались связываться с ним, опасаясь встретить совершенно не нужный им отпор. Жалкие, обиженные Богами и собственной глупостью люди, они и могли, что нападать на слабого, забивая того злостью и количественным перевесом. Везунчики, они и не знали, насколько близко оказывались у той грани, преступить которую боялся едва ли не каждый, даже не подозревали, что дразнят дремлющего до поры волколака.
"Удивительно", - окидывая общий зал таверны изучающим взглядом, полным скуки и легкого налета отрешенности, размышлял Григор, ожидая ужина, - "насколько мирный люд в Майене. Неужели я стал бледен, как клятый ведьмак, растеряв по чистой случайности природный шарм и нетипичную для Севера смуглость? Какой теперь смысл будет в акценте ривийском, если меня нильфом кликать перестанут?"
Мимо прошмыгнула, суетясь, трактирная девка. Из молоденьких да неопытных, руки слишком уж подрагивали, да взгляд метался. Позабыл, видать, чего и взбучки от хозяев боится. Ну да заслужила спина розги, работу свою выполнять прилежно надлежит, а не надеяться на таинственную силу женских чар и пышного зада. Дурёха, что уж говорить.
Немало таких видывал териантроп за годы проведенные в пути, потому и не задержал взгляда. Не манящее тело скрывалось за дешевым платьем, лишь радость пьяного юнца с самым дурным вкусом. Куда более интересовала его миниатюрная незнакомка, что разговор вела с подозрительным парнишкой, далеко не кметской выправки. Хитрая бестия, скрывающая свою истинную натуру за миловидным личиком и деланной безобидностью.
Ривиец хмыкнул, лениво поигрывая мелкой монетой. Нескольких коротких взглядов хватило, чтобы запечатлеть в памяти облик незнакомки, а более ничего и не требовалось. Лицо, оно и измениться может, куда важнее - запах. Тонкий, неуловимый жалкому людскому обонянию, манящий призывно, обещающий многое, но и требующий куда большего. О, это была сильная волчица, матерая хищница... с отменным чутьём.

Облик человеческий пусть и имел свои несомненные плюсы, но и притуплял изрядно те достоинства, что даровало тело волколачье. Впрочем, и Григор уловил тревожный перестук копыт, шум голосов и, немногим позже, запах свежей крови. Тонкие, дурманящие нотки, что пробуждали его звериную натуру, тревожным звоном выделялись средь гула прочих запахов, привычных путнику. Ни пот, ни перегар, ни запах испражнений не перекроют аромата недавней смерти. Злодеяние? Быть может, гуляки эти - не солдаты. Лихие парни, довольные налетом.
Склонив голову к столу, прикрыв глаза казалось в полудрёме, Райс принюхался, невольно хмурясь. Перед глазами вспыхнул и пропал недавний образ - ночь, костёр, умудрившийся порезаться тупым ножом купчина. Сташек. Пропал, дурак, и брата утащил в могилу. Териантроп вздохнул украдкой, вновь крутанул монету. Но что поделать, он свою работу выполнил, а дальше - что случилось, то не исправить, так чего же вешать нос. Проще помолиться кому из Северных Богов и ждать, когда подонки захмелеют вконец и сами бросятся в петлю.  Ну, и молиться, чтобы девица та, что волколачка, могла себя в руках держать.

+3

9

Прикосновение Ксандора к ее руке не осталось незамеченным. Вириенна вдруг перевела взгляд на чужую ладонь, затем же, спустя мгновение, подняла глаза на своего собеседника, смотря своими необычными глазами прямо в чужие. Какие эмоции бестия испытывала в этот момент было не прочитать, но выглядела она лишь слегка переживающей из-за этой новой пришлой компании. Но слова южанина ее внимание перетянули на себя.
- Нелепое предположение. Да и обижаться мне не с чего, но… Погляди?! – Губы бестии подернула ухмылка. – Да ты красуешься передо мной что ли?
Сказано это было с явным намерением поддеть.
Вириенна осталась сидеть на месте, пусть ее инстинкты и говорили о том, что надо бы отсюда потихоньку уходить. Темноволосая ненадолго перевела взгляд в зал таверны, поглядывая на то, что происходит вокруг, а заодно и определяя не идет ли по залу разносчица с их кушаньями. Вместо трактирной прислуги, шныряющей по залу, Вириенна обнаружила то, что несколько столов опустели. Тихо и почти незаметно наиболее пугливые из посетителей направились к выходу, особенно те, кто был с женщинами. Все-таки, люди ощущают опасность., только вот жаль, что не все. На удивление, весело гоготавшая над чьей-то сальной шуткой компания не обращала на них никакого внимания, занятая исключительно своими разговорами. Не обошлось, конечно, и без щипков округлого зада разносчицы, которой предстояло обслуживать их столик, но аура от мужчин пусть и исходила неприятными эманациями, но не кричала об опасности. Впрочем, скопление напряженности наблюдалось в совсем другом месте, от совершенно простых и не при оружии людей. Именно те, кого согнали с насиженного места недовольно косились, то на обидчиков, то на остальных посетителей, словно желая зацепиться взглядом за всех, кто выглядел не так. Ксандор без внимания не остался, равно как и тот пришлый с секирой, в котором Вириенна признала волколака.
Вириенна расслабиться не могла, привыкнув доверять чутью, однако вернулась к беседе:
- Это мило, но не стоит заботиться обо мне.
Хотя она понимала, что просто так примириться с воображаемым поражением, в случае возникшей располагающей к тому ситуации, будет сложно Ксандору и это вовсе не из-за самой Вириенны, а гордости, которую бы задело подобное отступление. Он уже доказывал, что не склонен делать подобные тактические маневры. По ее выражению лица же было понятно, что она не в восторге от предложения беседовать с ними с оружием, но вслух она этого не сказала, как не сказала и того, что Ксандору стоило беспокоиться о самих нарушителях спокойствия, решивших ее ангажировать, если бы это случилось. Но этого не произошло. Все развивалось иначе.
Волчица в облике человека слышала куда больше, чем доступно обычной женщине, но вскоре гундеж обиженных пьянчуг перерос в открытый протест. Алкоголь, как известно, добавляет смелости, а мужики были уже не трезвы. С громким звуком на стол опустилась кружка, хлопнув по нему.
- Бегите. Бегите, крысы. – Громко высказался один из пьянчуг со злобными рожами. – Позволяйте ноги об себя, честных людей, вытирать всякой погани.
И смачно плюнул на пол.
Это происходило как раз тогда, когда опустела половина зала и кто-то застыл в дверях на выходе.
- Уступайте место нильфским выродкам с их шлюхами, бандитам, бряцающим оружием. И после этого не бузите, что с вами, как со скотом. Как с нелюдью.
- Эй-эй, потише ты, Янек, уймись. – Осадил разбушевавшегося друга один из собутыльников.
Кто-то из тех самых «бандитов» покосился в их сторону, но, посмотрев, что бунтаря осаживают, взгляд отвел, что-то тихо сказав своим и вызвав новую волну хохота.
Вириенна напряглась заметнее.
- Пойдем. – Тихо сказала она Ксандору, не ощущая, что на этом все и закончится. Возможно, это было игнорированием его предупреждений, но ее чутье говорило именно так. И чутью она доверяла больше остального.

+2

10

Хохот, для человека пьяного, да и по жизни особым терпением не славившегося, оный служит катализатором, что крепчайший спирт для огня или свежий шмат мяса для оголодавшей псины. Но коли не тянул мужичок, Янеком звавшийся, на жаркое пламя, то за брехливого и не раз жизнью битого пса сошел бы запросто.
Крепкие руки товарищей-забулдыг сумели таки отвратить неизбежное, но надолго успокоить своего дружка они не сумели. Уж больно крепок был самогон, да презрение, что источали ввалившиеся в корчму бандиты, грызло самолюбие. Которого у Янека было преизрядно.
- Доколе ж терпеть то такое, - ворчал уже чуть тише пьяный кмет, - с грязью смешали, паскуды такие. Думают, если нильфы сраные, можно им по земле нашей таскаться? Мало они биты были, ещё хотят?
Пузатые бутылки, прежде полные мутным первачом, пустели стремительно. Всё больше мотало горлопана, громче звучали его слова. И шиканье товарищей незамеченным оставалось.
- А эти, завалились тут, оружьем бряцая. Пустили кровь честному люду и довольные, денежки чьи-то кровные пропивают? Тьфу, - алкоголь делал своё дело, с прежней меткостью сплюнуть себе под ноги не удавалось, - кровопийцы мерзотные, по столбам вам висеть, ворон кормя! А-а, мужики, говорят, что бандиты эти, что шлюхи наипаскуднейшие, им Эмгыр монету кинул, так они и рады стараться.
За столом, что облюбовали пришлые, повисла тишина. Те немногие храбрецы, а с ними и жмоты, не боявшиеся рискнуть жизнью, но дождаться оплаченного загодя ужина, присмирели также. Одни на себя внимание обратить боялись, другие втихую прикидывали, куда бежать, когда заварушка начнётся. А в том, что конфликт уже неизбежен, уверены были почитай, что все.

"Быть крови, опять. Неужели так трудно язык свой прикусить?", - сидевший у стены ривиец невольно подобрался, предчувствуя скорую развязку. Пролитая ими недавно кровь будоражила лихие бандитские души, а уж столь нелицеприятных сравнений они уж точно не спустят наглецу. "Проклятые людишки, глупые и несдержанные. Нас они клеймят монстрами, сами же в разы хуже на деле выходят. А девчонка - молодец, явно насторожилась, но агрессии не источает. Интересно, спутника она себе под стать подобрала или сорвется он?"

- Ты думай, что несешь, пьянь, - процедил один из молодчиков, демонстративно медленно поднимаясь с лавки и вынимая из-за пояса зазубренный кинжал. - Ты шваль чёрную, - полный презрения взгляд пронзил сидевшего супротив миловидной девицы паренька, второй, ничуть не менее "дружелюбный" был адресован смуглокожему незнакомцу, примостившемуся у стены, - с нами не ровняй. А что, ребята, - обратился бандит к товарищам, - пора бы проучить клятых кметов, чтобы знали, когда брехать не стоит. Да и нильфами тут пованивает как-то, непорядок. Раз стража молчит, так мы на что? Монету у кметов берем, так и защищать их надо от пьяни, да погани.
Лавки, на которых расселись вокруг стола разбойники, заскрипели. Послышалось шипение клинков, вынимаемых из ножен, угрожающее постукивание окованных железом дубин по исцарапанной столешнице.
Напряглись пропойцы из числа недовольных кметов, кто поумнее (или ещё мыслить мог хоть немного) к выходу стал пятиться, да только Янек и пара дружков его, совсем уж упитых, отступать не желали.
- Понеслась лихая, - сплюнул главарь бандитов. - Алес, Гавел, вы со мной. Зибор, бери остальных и чтобы духу нильфьего здесь не было. Шлюху держите, пригодится.
Быстро, словно на смотре, отряд разделился на оскаленные злобой группы. Бугай-главарь, с двумя подручными, бросился к столу пьянчуг, оставшиеся пятеро двинулись по душу двух "черных" и  женщины, что выбрала не того себе спутника.

+2

11

[indent=1,0]Похоже, что всё же он ошибся. Волколачка, судя по всему, не была знакома с логикой поведения сброда, подобного тому, что заявился в этот вечер в таверну. Уйти сейчас означало проявить слабость, почуяв которую, отбросы, подобно диким псам, станут агрессивнее и опаснее. Но спорить с девицей у нильфгаардца уже не было никакого желания. Грань, за которой его настроение становилось паскудным, южанин пересёк ещё в подворотне, встречаясь с человеком, что уже утром должен предоставить им обе подготовленные лошади - свою Весёлку Ксандору также пришлось доверить этому бандиту, отчего настрой был ещё паршивее. В ответ на колкость со стороны незнакомки, наёмник лишь закатил глаза, скрестив руки на груди. Покосившись в сторону шайки, которая не проявляла никакого интереса ни к кому, кроме несчастной разносчицы, которая, всё же, должна была давно привыкнуть к такому обращению, нильфгаардец сокрушённо вздохнул, принимая поражение.
[indent=1,0]Уже собираясь вставать из-за стола, так и не отведав пищи, он помедлил, услышав россказни одного из пьянчуг. При иных обстоятельствах, он бы уже заставил его прикусить язык, пригрозив сталью если не ему, то его более трезвым товарищам. Как говорил один хороший друг, нельзя позволять кметам относиться к тебе, как к псу побитому. Если они не будут бояться тебя и твоего меча, то недолго тебе ходить по их земле. Люди, которые не бояться наёмников и головорезов, опаснее самых отпетых негодяев. Ведь, если кмет не испугается пойти к стражникам, то многие неприглядные личности будут украшать местные пейзажи своими вздувшимися телами на сучьях старых деревьев.
[indent=1,0]- Пойдём, - произнесла незнакомка.
[indent=1,0]Ксандор колебался. Если не проучить пьянчугу, то ещё до рассвета в его дверь могут постучаться законники и упрятать за решётку только из-за того, что он нильфгаардец. Кто знает, что может сделать пьяница, если поймёт, что его выходка останется безнаказанной. Но и устраивать разборки было нельзя. Слишком много личностей, которые непременно захотят присоединиться.
[indent=1,0]Тихо выругавшись на нильфгаардском диалекте, Ксандор всё же встал из-за стола и хотел уже было направиться наверх, в свою комнату, заранее предупредив хозяина, чтобы его ужин принесли туда, сдобрив просьбу монетой, разумеется, как из слов пьяного нордлинга слетели слова, которые ему говорить определённо не стоило.
[indent=1,0]Нильфгаардец может стерпеть личное оскорбление, он может пропустить мимо ушей, если какой поганый нордлинг назовёт его швалью или псом подзаборным, но ни один из них не потерпит, чтобы паскудный дикарь пролепетал хоть одно слово про императора. Император - символ Нильфгаарда, подобно Великому Солнцу. Оскорбить его - оскорбить всю империю. Этого Ксандор потерпеть не мог.
[indent=1,0]Но все его стремления заткнуть кмета улетучились, как только шайка бандитов решила показать, кто здесь главный. К нему направились двое, видимо решив, что здоровяк с топором противник более грозный, а потому вдвоём с ним точно не справиться. Первый же разбойник понёсся к Ксандору, уже занеся руку с мечом для удара. Южанин просто пнул табурет прямо под ноги нападавшему, чего хватило, чтобы выбить его из равновесия. Северянин рухнул на колени, приложившись рукой, что сжимала меч, о столешницу. Ксандор крепко схватил его за запястье и с силой вонзил вилку, что лежала там же, в тыльную сторону руки. Бандит взвыл от боли, выронив меч и начав ругаться похлеще всякого сапожника.
[indent=1,0]Второй нападавший уже обходил стол и собирался напасть на южанина сбоку. Чтобы наверняка вывести из строя первого врага, наёмник с силой ударил ногой ему прямо в плечо, продолжая удерживать запястье. Жуткий хруст и истошный крик свидетельствовали о том, что в ближайшем будущем северянин не сможет держать меч этой рукой. Закатив глаза и обмякнув, он тут же потерял сознание.
[indent=1,0]И как раз вовремя. Дубина, которой был вооружён второй противник нильфгаардца, просвистела буквально у самого виска наёмника, когда тот в последний миг сумел уклониться от удара. Противником был здоровяк, на добрые две головы выше южанина. Отступив назад, Ксандор нащупал на ближайшем столе меч, оставленный первым поверженным противником. Схватив его, он блокировал второй удар дубиной. Деревянный дрын внушительных размеров, с вбитыми в него уже ржавыми и погнутыми гвоздями, опустился с такой силой, что наёмник едва смог удержать меч в руке. Меч противника оказался одноручным и нильфгаардцу было крайне неудобно с ним управляться. К тому же это оружие было лишь жалким подобием того, что принято называть мечом - тяжёлый, неудобный, несбалансированный. Блокировать им ещё один удар у южанина не было никакого желания. Когда детина атаковал снова, Ксандор просто уклонился, шагнув в сторону и смачно врезав нордлингу навершием по скуле, оставляя глубокую рану, которая наверняка оставит после себя большой уродливый шрам. Здоровяк покачнулся, замешкавшись, но смог напасть снова. Удар в этот раз был ещё более медлительным, что позволило наёмнику обезоружить противника. Перехватив руку нордлинга у самого основания дубины, Ксандор вновь ударил навершием меча, но на этот раз по запястью противника, сломав кости. Здоровяк завыл, схватившись за безвольно повисшую ладонь. Вырубить его ударом его же дубины по затылку не составило никакого труда.
[indent=1,0]Позволив себе пару мгновений отдышаться, Ксандор осмотрелся, решая, что же ему делать теперь.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+2

12

И пусть они даже вдвоем встали из-за стола прежде, чем все закрутилось - ее нехитрый, но осмотрительный маневр не удался. Вириенна не успела увести себя и своего спутника из таверны, о чем пожалела, скрипнув зубами в тот момент, когда столкновение стало явным и бандиты поднялись со своих мест. Это не было проявлением трусости, просто она ощущала что был шанс избежать столкновения и уйти в целости, только вот поздно послушалась чутья. Зато сразу стало понятным кто из кучки лиходеев главный, и это было, скорее, единственным позитивным моментом. С этим знанием Вириенна хотя бы знала с кем нужно говорить, если хочешь чего-то добиться, но сразу же применить это знание не представлялось возможным. Безусловно, она слышала то, что говорили о ней. Когда Ксандор принял боевую стойку, готовясь отразить нападение на себя, бестия непроизвольно спряталась за его спиной. Миловидная мордашка дикой твари, прикидывающейся человеком, и ее невысокий рост в этом облике, сделали свое дело. Нападавшие решили, что она не сможет дать какой-либо отпор и «по ее душу» от общей кучки отделился лишь один мужчина, да еще и щупленький. Хотя Вириенна и не обманывалась на его счет, он мог оказаться достаточно проворным в бою, пусть и уступал в габаритах многим из своей ганзы.
- Ну же, будешь хорошо себя вести, и тебя, быть может, не обидят. – Оскалил он зубы, подбираясь к ней сбоку и наслаждаясь растерянностью «жертвы».
Вириенна вела себя, пожалуй, покладистее и скромнее всех остальных. Такая уж у нее была природа. Оборотень посчитала неприемлемым обращаться здесь и сейчас – слишком много свидетелей, лука или иных пригодных для боя приспособлений у нее не было. Она отступила на шаг. Более того, она понимала, что сейчас никому до ее трудностей нет дела и это все ее заботы.
- Куда собралась? Мы то уж точно лучше, чем южная погань, с которой ты миловалась.
Пока она пятилась, стараясь не сокращать дистанцию, бестия обдумывала то, как лучше себя вести, но выразительные голубые глаза ее, будто бы говорили «не надо» и сложили обманчивое представление о том, что она боится.
- Поучим тебя маленько, чтоб знала с кем ложиться не стоит. – Он продолжал наступать, доставая нож. Нравилось ему ее выражение лица, ой нравилось. – Ни чести ни достоинства у тебя все равно нет, раз под черным псом оказаться непрочь.
- Я кобеля черного во дворе видел. – Подхватил, смеясь, вовремя один из его дружков, заходивший в атаку на незнакомого Ренне южанина с секирой. – Не плачь, девка, может ты ему после нас и приглянешься, коли тебя к ним так тянет.
- И нам потеха и собачке приятно. – Совсем паскудно улыбнулся «ее бандит», он то видел, что дальше за девушкой лишь стена. – Твоего-то все равно порежем. Почти ничего не потеряешь. – Продолжал бахвалиться он. Однако, он не сразу понял, что скулеж за его спиной исходил от его собственных людей и слова  были преждевременны. Вириенна же видела это, Ксандор уже расправился с его подельниками. Ее удивленное лицо заставило нападавшего повернуться назад и картину он увидел отнюдь не такую оптимистичную, как бы желал. Вириенна же улучила момент и выскользнула из угла, в который ее загнали, напоследок толкнув неприятеля на Ксандора. У того хотя бы какое-никакое оружие было в руках.
- Вот сука! – Выругался бандит, уже непонятно что имея в виду: Вириенну, Ксандора, толчек или ее исчезновение. А, может, и все сразу. Скорее всего это будут его последние слова.
«Да уж, у кого о чем болит. – Брезгливо подумала она, вспомнив предложение бандита. – Видимо, до того как примкнуть к своей шайке, ты много овец и коз перепортил».
Кровь уже пролилась. Договориться не получится точно – еще одна запоздалая мысль волколачки всплыла в уме.

+2

13

Ситуация принимала весьма плачевный оборот.
Исподлобья наблюдавший за разгоравшимся в зале корчмы конфликтом, Григор был готов к любому повороту событий, но последнего веря, что конфликта удастся избежать. Да так бы и случилось, умей кметы вовремя затыкаться, но только пропойца, названный Янеком, о цене молчания явно не знал. И тем подставил под удар не только себя и своих собутыльников, но и мирно дожидавшихся заказанного ужина гостей Майены. Острые слова, хоть и произнесенные заплетавшимся языком, возымели действие, сродни махакамской смеси, встретившейся с искрой. Не прошло и нескольких долгих мгновений, как общий зал корчмы занялся пожарищем гнева и жажды крови.
- Да чтоб вас всех бес поимел, - мотнул головой смуглокожий ривиец, попутно поводя плечами и выкладывая на всеобщее обозрение массивную двулезвийную секиру. Надежда на то, что сей маневр позволит ему избежать грядущей схватки, попросту отбив у бандитов желание лезть к Райсу, пусть и теплилась схоронившимися в золе угольками, но себя не оправдала. Двое громил, перекидываясь гнусными шуточками пополам с незамысловатыми оскорблениями жертв их компании, поспешили отделиться от отряда и направиться к столу, что занимал волколак. Самоубийцы, не иначе. Да к тому же и идиоты!
Брошенное небрежно сравнение с нильфгаардцами весьма неприятно задело отставного солдата. Понимая, что кровопролития всё равно не избежать, Григор резко вскочил на ноги, с грохотом отбрасывая к стене лавку, на которой прежде сидел.
- Вы с кем меня сравнили, заразы? Жить надоело?! - с каждым словом териантроп всё сильнее распалялся, целенаправленно подпитывая собственную злость, ощущая прилив адреналина, опасную близость к неожиданному обращению. - Да в гузно нильфскую шельму ржавой кочергой! Я Ривиец, идиоты! - он без труда перемахнул исцарапанный старый стол, бросаясь на встречу одному из бандитов. - Ри...- бедолага едва увернулся от грозно сверкнувшей секиры, - ...ви...- крепкий удар локтем в лицо заставил наглеца отшатнуться, - ец!
Обманчивая неповоротливость Райса вновь сыграла злую шутку с его противником. Григор ужом скользнул в сторону, уходя от выверенного удара второго разбойника и, в то же время, успевая вновь замахнуться секирой. Остро отточенное лезвие играючи разрубило ключицу бандита с окровавленным лицом, уйдя глубоко в грудь прощавшегося с жизнью тела. Волколак тут же рванул оружие на себя, не без труда освобождая то из кровавого плена и спеша рукоятью парировать выпад коротким мечом.
С коротким клинковым оружием в помещении драться куда как сподручнее, да только коли сделан был выбор в пользу более грозной на вид боевой подруги, менять что либо было уже поздно. Тут главное врага обескуражить и к стене прижать, не позволяя тому инициативой хвастаться. Свистнуло в воздухе лезвие раз, другой, оттесняя бандита к столу, что прежде сам Григор занимал. Негоже это, прочим разбойникам спину открывать, да только заняты те были с нильфом, да избиением пьяных кметов. Есть момент, значит оным и надлежало воспользоваться.
Чуя, что пространства для маневра не остается, второй из пошедших по душу Григора бандитов резко бросился вперед, ловко поднырнул под грозное оружие ривийца, нанося быстрый колющий удар. Звякнула кольчуга, волколак едва сумел отклониться, позволяя вражьему клинку лишь скользнуть по крепким звеньям, но и спеша подрубить юркому противнику ногу. Малое повреждение, да получше замахнуться не удалось. Впрочем, и этого хватило. Следующий удар пришелся в лицо схватившегося за ногу врага, мигом оборвав брань незадачливого разбойника.
Минус двое. Грудь волколака, играючи балансировавшего меж двумя своими ипостасями, тяжело вздымалась, настороженный взгляд метался по залу корчмы от нильфгаардца и проклятой девчонки, что справились с угрозой, до оторвавшихся от избиения кметов главаря с парочкой прихлебал. Эта троица явно не ожидала, что "нильфы и девка" смогут оказать достойное сопротивление, но Север во все времена был слишком богат на чудеса.

+2

14

[indent=1,0]Держа в руке дубину, которая оказалась ещё менее удобным оружием, чем брошенный на пол старый одноручный меч, нильфгаардец бегло оценил обстановку. Шум, стоящий в таверне мешал сосредоточиться на чём-то одном. Вот незнакомец, что стал невольной жертвой невежества нордлингов, взмахнул секирой, прервав существование одного из бандитов. Южанин не мог не отметить, что этот человек довольно неплохой боец, который мало того, что обладает не дюжей силой, так ещё и завидной прытью, так ещё и не чурается проливать кровь посреди города. Действительно, негодяи сами напросились и получили ровно то, чего и заслуживали. Да только будут ли разбираться в этом стражники, когда им придётся пересчитывать трупы?
[indent=1,0]Раздумья Ксандора прервал очередной противник, которого так любезно подтолкнула к нему волколачка. Бандит едва устоял на ногах и замешкался на мгновение, оглядываясь то на девицу, то на нильфгаардца. Пускай он мешкался всего мгновения, Ксандор не стал упускать такой шанс. Размашистым ударом он направил дубину прямо на несчастного, но тот оказался достаточно ловким, чтобы отклониться в сторону, снизив причинённый ущёрб. Дубина просвистела рядом с его плечом, но один из ржавых гвоздей, коим был сдобрен массивный дрын, вошёл в плоть и вспорол плечо, оставив продолговатую кровоточащую рану.
[indent=1,0]Бандит выругался и бросился в атаку ещё прежде, чем нильфгаардец успел занести дубину для второго удара. Северянин был быстр и орудовал ножом, лезвие которого настигло наёмника. Ксандору пришлось бросить дубину и повернуться боком, чтобы нож встретился со стальной пластиной кирасы, а не проник в щель, куда и целился негодяй. Поняв, что атака не достигла цели, северянин сморщил своё лицо и полоснул ножом прямо перед лицом нильфгаардца, слегка надрезав кожу на правой щеке. Южанин отступил на несколько шагов, уже готовясь вытащить из ножен свой полуторный меч, но не успел. Сквернословя и бранясь, нордлинг атаковал вновь, наседая с ещё большим напором. Ксандор, отступая и подставляя под слишком быстрые удары ножом части латного доспеха и руки, которые постепенно покрывались новыми порезами, уткнулся спиной в стол. Выждав момент следующей атаки, нильфгаардец метнулся в сторону, заставив противника налететь на тот самый стол. В следующее же мгновение меч выскользнул из ножен с характерным звуком, а мощный взмах меча одним махом отрубил бандиту руку, которую он уже занёс для очередного колющего удара. Острая сталь закалённого клинка прошла сквозь плоть и кость, словно сквозь масло и погрузилась в шею разбойника. Но всё же удар был недостаточно силён, чтобы снести северянину голову. Нордлинг был ещё в сознании, когда южанин с силой вырвал лезвие клинка из плоти. Упав на пол и заливая его свежей горячей кровью, бандит пытался зажать смертельную рану на шее и сильно удивился, увидев окровавленную культю вместо левой руки. С лицом, полным страха и изумления он и испустил дух.
[indent=1,0]Пытаясь отдышаться, Ксандор осмотрел свои руки. Места, что были неприкрыты наручами, налокотниками и наплечниками были то тут, то там усеяны порезами и уколами. Рубаха, которая, что имела тёмно-зелёный оттенок, становилась чёрной, впитывая в себя кровь. Но, по скромным оценкам самого нильфгаардца, ни одна из полученных ран не была серьёзной и обработать их можно было и позже.
[indent=1,0]Найдя взглядом девицу, наёмник смерил её истребляющим взглядом, но тут же перевёл его на человека с секирой, который также успел расправиться с нападавшими. Оставался лишь главарь с помощниками. Устремив свой взгляд на них, Ксандор заметил избитых до полусмерти кметов, что жались в угол, закрывая руками головы и что-то бормотали себе под нос. Тяжело выдохнув, наёмник демонстративно взмахнул мечом, описав в воздухе восьмёрку, и встал в защитную стойку.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+2

15

Зал опустел. Даже трактирщик и девицы из обслуги куда-то исчезли. В таверне были только бандиты, скулящие кметы и компания из женщины и двух «вшивых южан», один из которых яростно отрицал свою инородность, даже проорался что он ривиец.
Несмотря на невозможность прийти к договоренностям и диалогу, Вириенна и Ксандор, а так же еще одна жертва агрессии с секирой, остались живы. Бестия равнодушно пронаблюдала за тем, как Ксандор расправился с «подкинутым» ему волколачкой бандитом. Равнодушно наблюдала она за всеми участниками сцены побоища в трактире, если говорить по-чести. Она перестала выглядеть взволнованной только и всего. Опасность для нее, пока что, миновала. Больше остального бестия наблюдала за Ксандором, составляя какое-либо впечатление о его боевых навыках, и, впервые с момента начала их общения, хоть в чем-то признала, что он преуспел, даже толков. Занятно оно было, если понимать, что Вириенна никогда не держала в руке меч и не могла оценить мастерства. Она делала выводы, основываясь на том, что видела и только, а видела она только то, что Ксандор махает оружием в руке лучше кметов и разбойников.
Когда же с «ее» бандитом было покончено, не ускользнул от волколачки и его злобный взгляд в ее сторону. Вириенна уже присела на лавку к тому времени, дожидаясь когда же битва закончится. Злого взгляда Ксандора она не поняла, однако нашлась что ответить: пожала плечами, подразумевая, что оружия у нее нет, а голыми руками она не могла. Что-либо произнести она не успела, потому как общее внимание плавно перетекло в сторону единственной кучки супостатов – главаря и еще двоих бандитов вместе с ним, что недавно избивали несчастных провокаторов потасовки.
- Сдается мне, завтрашнего утра мы не дождемся. – Не к месту сказала бестия в спину южанину. Слова прозвучали вяло, но отчетливо. Кровь, которая стекала с убиенных на пол ее не испугала. – Пойду за вещами. Не хочу дожидаться стражу.
Вириенна поднялась со своего места. Она пересекла лужу крови, толкнула носком сапога отрубленую ладонь и направилась через зал к лестнице трактира так, будто ее вообще ничто не волновало. Так действительно было, она почувствовала уверенность в том, что ее спутник и неизвестный волколак с мысленным обозначением «ривиец» справятся.

+2

16

Оставшаяся в живых троица разбойников явно не ожидала, что чаша весов склонится на сторону обычно ими угнетаемых. Да и где это видано, чтобы нильфья погань в количестве двух потерявших всякий страх паршивцев, на раз уложила крепких бойцов? А ведь те были не сопливыми кметами, что в сено-солому не сообразят. Эти ребята могли не только дрыном махать, окрестных свиней распугивая, но пускали кровь даже крепко сбитой охране купчин, что посолиднее и поумнее сегодняшних. Двоих, троих на одного уделывали играючи, но тут!
Главарь бандитов, в последний раз пнув особо болтливого пьянчугу мыском сапога в живот, медленно развернулся, недобро поигрывая мечом. Немало схваток повидавший на своем веку, он едва ли испытывал страх при виде тех, кто вздумал противостоять его шайке, да только давно бы повязала их стража, оставив болтаться уныло в петле на ближайшем суку, не умей он думать хотя бы на шаг вперед. И не водя нужные знакомства.
- Ну добро, погань, - сплюнул он, подавая знак двоим товарищам. - Ваша взяла. Но я бы не радовался сильно, таких как вы здесь не любят! Алес, Гавел, ребят берите и валим...
Двоим их оставшихся в живых разбойникам особого приглашения  не понадобилось. Напоследок замахнувшись, а кто и огрев кмета по голове, они с явной опаской подхватили менее удачливых товарищей, да двинулись за предводителем, спеша быстрее покинуть корчму. Раздавшаяся вскоре брань да удаляющийся спешно перестук копыт, оповестил оставшуюся в разгромленном заведении троицу, не считая кучки забитых кметов, о побеге лихого люда.

- Опять, значит, в дорогу не пожравши пускаться, - недовольно протянул ривиец, бросая на незнакомца с мечом настороженный взгляд, но как серьезную угрозу того не воспринимая. Потому и секиру отложил, вооружившись лишь охотничьим ножом, да уверенным шагом направляясь к трупам. Мертвецам деньги уже ни к чему, а Григор вполне мог рассчитывать хоть на какую-то компенсацию сорванного ужина и ночлега. Да и глупо всю добычу страже да хозяину корчмы оставлять, хотя и вышло в итоге преступно мало. Видимо деньги купцов у главаря искать надо было, а того поди догони... или он сам тебя найдёт, да вряд ли один. - Проваливал бы ты отсюда, нильф, - беззлобно проворчал териантроп, поднимаясь на ноги и лишь провожая взглядом пятки последнего из пьяниц, спешившего скрыться с места кровавого побоища. - И девчонку бы свою забирал, к чему вам проблемы. Хотя, - Райс невольно усмехнулся, - ей в толпе куда проще затеряться, чем тебе. И, хоть не в моих привычках черным советы давать, кроме как в волчью яму пинком под зад отправить, но слушай деваху. Ты то дурак наивный, а у неё чуйка получше твоей будет. Глядишь, даже выберешься.

Отредактировано Григор Райс (2018-09-16 00:16:00)

+2

17

[indent=1,0]- Могла бы хоть предупредить... - буркнул себе под нос нильфгаардец, провожая взглядом свою спутницу.
[indent=1,0]Пускай, она и была в чём-то права, предоставив наёмнику разбираться с бандитом, но всё же всё произошло слишком быстро и Ксандор попросту не успел поменять оружие на более привычное, из-за чего и поплатился. Пускай серьёзных ран он и не получил, но порезы на руках ещё некоторое время будут о себе напоминать.
[indent=1,0]Что было гораздо хуже, так это спешка, в которой придётся покидать Майенну. Ксандор будет вынужден отвести волчицу в логово своего приятеля-контрабандиста, чтобы забрать лошадей и умчаться ещё до рассвета. Он наверняка не будет этому рад. Собственно, как и сам Ксандор. Но лошадей просто так раздобыть не получится. Но куда большей проблемой обещала стать банальная усталость. Это будет вторая ночь, которую нильфгаардец не будет спать и последствия этого он ощущал уже сейчас.
[indent=1,0]К счастью, а может и с точностью, да наоборот, бандиты решили ретироваться. Подхватив уцелевших дружков, которые потихоньку начинали приходить в себя, они вышли через входную дверь, подобно побитым кметам, которые больше ни слова не сказали о тех, чей оттенок кожи хоть немного отличался от их собственной. Возможно, не реши южанин искупаться и смыть с тела грязь, его бы и признали за своего, и можно было бы избежать конфликта. Но, что-то подсказывало Ксандору, что единственная разница была бы в том, что его обозвали бы не просто нильфом, а в сочетании со словом грязный.
[indent=1,0]Но вот в опустевшем зале таверны осталось лишь двое, если не считать трёх трупов, распластавшихся на залитом кровью бревенчатом полу. Незнакомец с секирой словно прочитал мысли нильфгаардца. Ведь, отобедать ему довелось лишь прошлым утром, в сельской корчме недалеко от города, а в Майенне было слишком много дел, чтобы наполнить желудок хоть чем-то. Южанин бегло осмотрел помещение на предмет заказанной им трапезы, но не обнаружил ничего. Вероятно, подавальщица забрала с собой и поднос с его едой.
[indent=1,0]От раздумий о пустом желудке южанина отвлёк незнакомец. Ксандор тут же смерил его взглядом, слегка сузив глаза и нахмурив брови, стоило тому лишь произнести слово "нильф". Дальнейшие слова так вообще граничили с абсурдом. У человека, что так бесцеремонно обирал трупы, цвет кожи был значительно темнее, нежели у нильфгаррдца. Глядя на него, можно было сказать, что среди предков незнакомца были зерриканцы, офирцы, а может и зангвебарцы. Но вместе с тем во внешности его было что-то нильфгаардское. Что-то, что было присуще только тем, кто жил в непосредственной близости с сердцем империи.
[indent=1,0]- Я бы не стал называть глупцом человека с обнажённым мечом в руке, - заметил наёмник, продолжая неотрывно наблюдать за незнакомцем. - Уж тем более, отложив своё оружие. И всё же, могу дать тебе тот же совет. Я даже удивляюсь, как ты ещё жив остался, с такой бесцеремонностью убивая нордлингов в подобных местах.
[indent=1,0]Только сейчас, услышав разницу между говором незнакомца и своим собственным, Ксандор понял, что у первого напрочь отсутствует нильфгаардский акцент. Стало быть, он либо очень давно пересёк границу империи, либо же вовсе там не бывал. Заявление же о том, что он Ривиец, в пылу сражения южанин попросту не услышал.
[indent=1,0]Склонившись над трупом бандита, убитого им, Ксандор вытер кровь негодяя о его собственные одежды, очистив тем самым лезвие своего меча, после чего, поместив его в ножны.
[indent=1,0]- Тебе бы тоже следовало поскорее убираться отсюда... Нордлинг, - произнёс нильфгаардец и поднялся вверх по лестнице, направившись прямиком в свою комнату. К счастью, он не стал разбирать свои вещи и один единственный походный мешок, что он снял с вьюка на лошади, ждал его на кровати. Взяв его, южанин тут же направился вниз, очень надеясь, что волчица также смогла быстро собраться и уже будет ждать его внизу.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Они были слишком разными, их цели и пути