Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Тише, мыши...


Тише, мыши...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

• Время: 24 июля 1262 год.
• Место: Назаир, поместье Торетти
• Действующие лица: Камилла вар Торетти, Ориана
• Описание: Назаир славится розами - для всех. Домом искусств Торетти - для знающих. И славны были песни, и мелодичны аккорды, и романтичны баллады, и пластичны театральные этюды, и вино было сладким, и хлеб свежим и мягким, и небо пестрело звездами, и кавалеры выглядели прекрасно, под стать своим дамам, и все было хорошо. До первой отсеченной головы.
http://s9.uploads.ru/t/zsBbj.png

Отредактировано Ориана (2018-06-15 07:25:28)

+4

2

[NIC]Камилла вар Торетти[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/0NP1Q.png[/AVA][STA]цвет Назаира[/STA][SGN]Roses red and roses white
Plucked I for my love’s delight.
She would none of all my posies—
Bade me gather her blue roses.
[/SGN][indent=1,0]- Ничего. Не. Происходит, - лениво, выдерживая паузы между словами, проговорила Камилла вар Торетти. Она разлеглась на софе в гостиной и забросила ноги так высоко, что тяжелые юбки её платья с шуршанием опустились вниз, обнажая хорошенькие, вышитые белыми лентами панталоны и крепкие  холёные ноги.
[indent=1,0]- О Великое солнце! - Престарелая Хильденгард бросила вышивку, чтоб прикрыть срам хозяйки дома. - Госпожа моя, как же ничего не происходит? - бормотала она тихим старческим голосом, настойчиво опуская ноги Камиллы.  - В прошлом году в миле от поместья горела копна сена...
[indent=1,0]- О Хильденгард! - прервала старуху Камилла, подражая её восклицаниям. - Настолько ничего не происходит, что ты даже помнишь, у кого что горело в прошлом году.
[indent=1,0]- Отчего бы вам не позвать подруг?
[indent=1,0]- Надоели.
[indent=1,0]- ...или, может быть, Фраго вар Турра?
[indent=1,0]Камилла скривилась. Фраго вар Турр был адъютантом не последнего человека нильфгаардской армии, а его исполнительность и преданность Империи и Императору обещали ему либо хорошую карьеру, либо быструю смерть. Сын друга её отца, он волочился за Камиллой на всех приёмах, отпугивая от неё других кавалеров. При этом всем вар Турр жужжал ей на ухо всякий вздор, словно обезумевший шмель. Каждая встреча с ним была крайне утомительна.
[indent=1,0]- ...он красивый мужчина, ваш отец хотел бы... - продолжала Хильденгард, но Камилла её не слышала. Она попыталась себе представить эту супружескую жизнь, где она - жена, которая выполняет роль декора или брошки, которую волей-неволей пришлось бы всюду таскать с собой. А потом она родила бы им ребенка и, возможно, не одного. И все бы жили дружно и счастливо, пока не померли. Она представлял себе, как сидит в своей... в их(!) комнате, окруженная детьми. Ей больше нельзя устраивать салонные посиделки с другими дамами и - не дай Великое Солнце! - приглашать мужчин, особенно мужчин искусства, потому что они все...
[indent=1,0]- ...к тому же, я слышала, что он готовит для вас хороший подарок, - заговорщицким тоном проговорила старая служанка и улыбнулась беззубым ртом. - Вы меня вообще слушали?
[indent=1,0]...пригласить людей искусства. Вот оно!
[indent=1,0]- Да, Хильденгард, - Камилла встрепенулась, будто отходя от сна, и перевела на неё взгляд. - Какой еще подарок?
[indent=1,0]- На ваши именины, конечно.

...

[indent=1,0]- Карл! Я видела посыльных. Пришли ответы от дорогих гостей? Не томи, что там? - Камилла вырвала из рук лакея кипу исписанного пергамента. Улыбка её сползала с лица, а энтузиазм затухал. Большинство ответов были отрицательными.
[indent=1,0]- Нужно что-то менять, моя госпожа. Чтоб собрать у себя бардов, художников и артистов всех сортов, мало предложить им хорошего вина, чтоб они пустились в путь. Нужно что-то ещё...
[indent=1,0]- Берите перо и пишите. Велите развесить это повсюду. Большим салонам и известным артистам я напишу личное приглашение, - щеки Камиллы цвели маковым цветом, напрасно она обмахивалась кипой записок.
http://s5.uploads.ru/MUK3Z.png

...

[indent=1,0]Дом вар Торетти напоминал улей. Пока Фраго тащил Камиллу по коридору, она наблюдала слуг, что сновали туда-сюда, приготавливая всё к праздничному обеду, который должен был вот-вот начаться. То тут, то там в окна поместья доносились голоса и пение - менестрели репетировали свои номера, расположившись в саду или на заднем дворе. Там же была размещена импровизированная сцена полукругом. Столы ломились от яств. Над ними были раскинуты навесы от солнца, украшенные разноцветными лентами, всюду стояли розы в больших глиняных вазах.
[indent=1,0]- Камилла, я давно хотел вам сказать... - начал было Фраго, отводя её в отдаленные покои в места, где слугам нечего было делать.  Девушка вышла из оцепенения и стала тащить его в обратную сторону, зная, о чем он хочет поговорить.
[indent=1,0]- О, нет! Это я вам хотела сказать! Как же я благодарна вам за помощь в устроении этого праздника. Без вас мне вовек не насобирать было бы необходимой суммы, что покрыла бы все расходы, включая денежный приз, и при этом не разорила бы моего отца. Кстати, вы видели, каких забавных свиней привели с собой жонглёры в желтых шапочках? Просто загляденье. Давайте пойдем посмотрим на этих свиней! Они чудо как хороши!
[indent=1,0]- Да что вам те свиньи, Камилла?! - Фраго явно был раздражен тем, что дама ускальзывает из его рук.
[indent=1,0]- Нам нужно незамедлительно на них посмотреть, - не уступала девушка.
[indent=1,0]- Зачем? Они назначили вам встречу?
[indent=1,0]Камилла вздохнула и отпустила руку мужчины.
[indent=1,0]- Вы же знаете, чего я хочу, господин вар Турр.
[indent=1,0]- Вы хотите тайных встреч, пока весь дом спит, записок, оставленных в книгах, ни к чему не обязывающих заигрываний и, возможно, сбежать с избранником туда, где будете счастливы.
[indent=1,0]- Вы слишком благоразумны для этого, - бросила Камилла холодно. - Вскоре начнется обед. Простите, но мне нужно привести себя в порядок, - он кивнул, поджав губы, показывая, что Камилла может уйти.
[indent=1,0]Стоя в гордом одиночестве он бросил взгляд на сад, за которым начинался лабиринт из живой изгороди - одно из множества развлечений для сегодняшнего вечера. Заблудившегося в лабиринте ждал сюрприз - стены его это не только плотные кусты, но и каменная кладка в полтора метра высотой. Фраго чувствовал себя потерянным и невольно проводил параллель между сердцем дочери Торетти и этой каменной кладкой внутри сочной зеленой изгороди.

...

[indent=1,0]- Все виды искусств служат величайшему из видов искусств - искусству жить на свете, - Камилла вар Торетти стояла на сцене  перед собравшимися гостями. В облегающем фигуру платье из бархата цвета бычьей крови было жарко и тесно, солнце палило беспощадно. Тугие каштановые локоны вились по её плечам, подрагивая от каждого движения головой.
[indent=1,0]- Всеми нами движет страсть - страсть творить, жить, любить. Но есть и другие страсти - нажива, слава... которые, конечно, не чужды всем людям. Я надеюсь, что главный приз в тысячу флоренов достанется достойному человеку или людям, что не обманывают и не крадут чужое во имя собственной славы, ведь истинное искусство имеет гуманное начало. Спасибо вам за то, что разделяете со мной этот праздник. Хочу поднять этот бокал за честность пред собой и людьми - это то, чего не хватает Империи сейчас. Пусть Великое Солнце освещает нам путь! - Камилла улыбнулась, закончив речь, послышались аплодисменты и звон хрусталя. Она пригубила лучшего туссентского вина и бросила взгляд на Фраго, который пожирал её глазами из-под навеса и даже не притронулся к вину, хотя сам настаивал на конкретных сортах и даже ездил за ними в Туссент. Он был в обществе рыжеволосой женщины весьма занятной внешности.
[indent=1,0]Неужели это та самая хозяйка клуба "Мандрагора" из Туссента?
[indent=1,0]Камилла спустилась вниз с помощью слуг и направилась к гостье.

Отредактировано Хельма из Бругге (2018-06-17 22:36:20)

+2

3

[AVA]https://pp.userapi.com/c848524/v848524474/a02a/-5hEjA3KUEg.jpg[/AVA]

Существование иногда требует разнообразия. Причем кардинального.
- Убери их… - Устало протянула Ориана, отодвигая шестиугольную шкатулку с серьгами в сторону своего очередного ухажера.
Светловолосый Филипп был прекрасен настолько, насколько позволяла ему человеческая натура и настолько же беззаботен, наивен и легкомыслен. Но только на первый взгляд. Он умел разговаривать таким голосом, что корсеты у замужних дам сами собой начинали развязываться, а юбки задираться. От его аккуратной, всегда выбритой шеи пахло дорогим парфюмом, а от волос не менее дорогой помадой, держащей его локоны в крепкой хватке.
- Тебе пойдет. – Тонким пальцем Филипп подвинул коробку обратно.
- Я знаю. Но мне придется заказывать новое платье, а я этого делать не очень хочу.
- Почему же?
Мужчина поднялся и, обойдя свою покровительницу, аккуратно положил ей ладони на плечи, едва ощутимо сжав их. Усы – что твои стрелки часов – щекотнули женское ухо.
- Потому что, - цепкие когти вампира ухватили нового фаворита за подбородок, - ты потратил добрых пять тысяч на новые туфли.
- И что? – Продолжая стоять с жатыми щеками, Филипп говорил презабавно и пренелепо.
- И то, - тонкие губы звонко коснулись аппетитных мужских, - мои счета не бесконечны или, как минимум, кончаются не там, где бы тебе хотелось. Пользуйся, пока я добрая – гуляй, пей, одевайся с иголочки, но в мой внешний вид не лезь.
- И все-таки. – Когда Мандрагора отпустила своего кавалера, оставив на нежных щеках побелевшие следы от ногтей, мужчина продолжил. – Серьги тебе эти очень идут.

Существование иногда требует разнообразия. В том числе и такого простого, как смена лидерства. Нет, конечно, не в случае с господином де Релло, этот светловолосый черт всегда требует максимальной отдачи и, вместе с тем, осторожности.  Достаточно того, чтобы наконец-то на вечер искусств звала не ты, а тебя.
- Благодарю. – С характерной заискивающей улыбочкой Филипп выдернул двумя пальцами письмо у гонца и, зная, как рыжая не любит, когда лезут в ее дела, протянул Ориане конверт.
- Ты бы прикрылся. – Женщина вскрыла печать и развернула листок с приглашением.
- А ты бы перестала хранить ножи так близко к кровати. – Нагой фаворит кровопийцы грузно упал рядом с обнаженной женщиной и обнял ее ногой, аккуратно кладя белокурую голову на усыпанное веснушками плечо. – Что там?
- Приглашение. Дом вар Торетти обещает влиятельных покровителей. Значит, тебе понравится.
- Прекрати. – Филипп прикрыл глаза. Он прекрасно понимал, что Ориана относится к их интрижке не серьезно, но он, в свою очередь, испытывал к покровительнице туссентских мастеров искусства нежные чувства. Не любовь, конечно, любил от только себя и отражение в зеркале, но и не простую симпатию. В общем, он испытывал это к каждой второй женщине незаурядной внешности. – Ты возьмешь меня с собой?
- А ты поедешь? Не останешься и не будешь пропивать мое состояние?
- Должен же кто-то портить тебе жизнь вне родины. – Он улыбнулся и, на мгновение открыв глаза, аккуратно повернул к себе бледное лицо. – Тем более, я знаю, как для тебя тяжело путешествовать. Я правда хочу быть с тобой рядом, если это хоть как-то облегчит твой путь и скрасит досуг.
- Думаешь, я поверю? – Приподняла тонкие брови вампир.
- Мне все равно.
Филипп потянулся за поцелуем, который намеревался получить еще до визита гонца с письмом.

- Ты думаешь?
Ориана стояла на деревянной подставке перед заговоренным зеркалом.
- Определенно, звезда глаз моих. Ты только посмотри. – Аккуратная ладонь легла на женское предплечье и нежно огладила белую облегающую ткань. – Твои руки прекрасно смотрятся. Такие нежные и чувственные…
- Филипп… - Бестия закатила глаза.
Он опустился на колени и, юркнув теплой ладонью к икре своей любовницы, пробравшись сквозь легкую полупрозрачную органди, продолжил с едва слышимым придыханием.
- А юбка дает всем лишь надежду на то, что они когда-то увидят твои длинные прекрасные ноги, моя госпожа.
Конечно. Сейчас он у ног. Ластится, словно кот по весне. Но это значит лишь то, что Филиппу де Релло что-то надо. И Ориана, в общем-то, готова это давать. Пока.
- Вы берете? – Уточнил модельер, оценивающе смотря на свою работу.
- Да. – Кивнула Ориана, видя, как треклятое зеркало постепенно рассасывает ее отражение.

- Ты прекрасно выглядишь.
Филипп улыбнулся, взяв Мандрагору за руки.
- Ты тоже.
- Я знаю. – Он улыбнулся и нежно поцеловал ее ладони.
- Филипп, я хотела попросить тебя кое о чем, пока мы здесь, в Боклере.
- О чем же, любовь моя? – Серые глаза непонимающе смотрели прямо в зеленые.
- Пожалуйста. – Ориана негромко вздохнула.
- Что «пожалуйста»?
- Просто. Пожалуйста.
- Не позволять себе фамильярностей и не заигрывать с замужними милсдарынями и... милсдарями? – Усмехнулся де Релло.
- В том числе. Не заставляй меня краснеть.
- Чтож, может, мне тогда не ехать? – Блондин отпустил свою избранницу и подошел к зеркалу поправлять сложно завязанный нашейный платок.
- А ты можешь?

- Прекрасная речь. Я бы не сказала лучше. – Ориана улыбнулась, легко склонив голову в приветствии виновницы торжества.
Белые ассиметричные воланы из легкой ткани на локтях застыли, словно женщина в платье была куколкой шелкопряда-любителя. Юбка и правда давала возможность разглядеть очертания тонких ног. Слишком смело даже для Туссента, но… может, кто-нибудь сделает ей замечание?
- Прошу, примите наш скромный подарок в честь Ваших именин.
- Поздравляем. – Лебеда знает откуда появился Филипп и торжественно вручил шкатулку ручной работы с перламутровыми вставками. - Над ними работали лучшие мастера Туссента… - начал было распинаться спутник боклерской гостьи, но та его оборвала поднятой рукой.
- Надеюсь, Вам понравится, дорогая Камилла. И, да. – Зеленые глаза с легким презрением осмотрели вар Турра, стоявшего рядом. – Нас не представили. Меня зовут Ориана. Этот разгильдяй – Филипп де Релло, мой спутник.
Брошь, покоившуюся на бархатной подушке в протянутой шкатулке, выбирала сама владелица клуба искусств. Она не была «стандартной» для большинства. Большая золотая сотнеконечная шестеренка, похожа больше на, правда что, элемент какого-то механизма, была окутана мириадами тончайших, едва видимыми глазу с первых секунд, позолоченными нитями из материала, названия которого не знала жительница славного княжества. В центре был заключен большой гранат, призывно играющий светом на своих гранях. Ориана искренне надеялась, что подарок придется, как ей донесли, капризной госпоже вар Торетти.
- Могу я Вас попросить об одной услуге? – Не дав сразу открыть подарок, рыжеволосая положила свои руки поверх чужих. – Вы можете раскрыть презент в более приватной обстановке? Не подумайте лишнего, я просто… не выношу больших и шумных компаний. И я смею надеяться на небольшой рассказ о этих землях. О Назаире я знаю, пожалуй, не больше, чем торговцы цветами. Кстати, местные розы у меня отказываются приживаться.
Бестия улыбнулась и наконец-то отпустила нежные ручки девушки.

Отредактировано Ориана (2018-06-18 09:38:31)

+2

4

[NIC]Камилла вар Торетти[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/0NP1Q.png[/AVA][STA]цвет Назаира[/STA][SGN]Roses red and roses white
Plucked I for my love’s delight.
She would none of all my posies—
Bade me gather her blue roses.
[/SGN][indent=1,0]- Благодарю, - Камилла присела в книксене, приветствуя очаровательную гостью и её спутника. - Прошу прощения за господина вар Турра, он просто растерялся при виде вашей красоты.
[indent=1,0]Любой приём - это кошачье мурлыкание и заискивание перед тем, как выпустить коготки из мягких лап, но не приём в доме вар Торетти. Камилла была достаточно прямолинейной особой и скоро снискала славу капризной и своенравной девицы, хотя просто не желала играть в любимые игры аристократов - чопорность и лесть.
[indent=1,0]Она не без удовольствия отметила жест, которым хозяйка "Мандрагоры" осадила своего спутника, - так наездники осаживают на конюшне молодых полнокровных жеребцов. Хлыстом же ей служил пронзительный взгляд зелёных глаз. Белые ручки Орианы легли на кисти хозяйки дома прежде, чем она успела открыть подаренную шкатулку. Руки дарили приятную прохладу в столь жаркий день. Камилле хотелось бы, чтоб прикосновение длилось дольше, но оно исчезло так же быстро, как и появилось.
[indent=1,0]- Не могу отказать столь ожидаемой гостье - улыбнулась Камилла, принимая шкатулку из рук Филиппа де Релло. - Надеюсь, мы можем оставить мужчин в обществе друг друга? Пройдёмте за мной. О, я с удовольствием расскажу вам о Назаире. Вы здесь впервые? - назаирка протянула локоток гостье, чтоб та за него ухватилась. Вместе они поплыли меж каменных кадок с розами, слуг, приглашенных артистов и аристократов и нырнули в прохладный холл поместья.
[indent=1,0]- Назаир - большая, но не сама богатая из южных стран... простите, из провинций Нильфгаарда, несмотря на то, что она занимает выгодное положение для торговли. Первая королева Цинтры - Бекка - была принцессой из Назаира. Она вышла замуж за Кербина и вместе они положили начало династии Кербинов в Цинтре. Но в Назаире никогда не было все хорошо. К востоку от побережья простирается скалистая местность, заселенная горцами, которые промышляют разбоем. Часто они спускались в деревни, разоряли их, уводили скот и женщин. Несмотря на то, что нильфгаардские войска вырезали или договорились с большинством из кланов горцев о мирном сосуществовании, есть такие места в Назаире, куда не осмеливается ступить даже чёрный сапог. Но не стоит волноваться, они никогда не заходят настолько вглубь Назаира, - Камилла мягко улыбнулась, ведя Ориану по коридорам. Звуки их шагов приглушала ковровая дорожка. Здесь почти что не было слуг, но перед самой дверью в покои аристократки стояли два крепких стражника. Они расступились и открыли перед дамами тяжелые двустворчатые двери. Камилла вар Торетти выпустила руку Орианы, жестом приглашая войти в покои.
[indent=1,0]- Битва под Хочебужем, в результате которой Королева Калантэ получила свое прозвище "Львица из Цинтры", вторжение Империи и потеря независимости, горцы и постоянные набеги, - кажется, в истории Назаира нет славных моментов и мы существуем только для того, чтоб другие прославлялись за наш счёт. За наш счёт... Всё завязано на деньгах так или иначе. Вся история Назаира будто про жажду наживы. Именно поэтому мне чертовски хочется прославить Назаир не только розами, которые мы выращиваем в теплицах, но и людьми. Людьми достойными, талантливыми, возможно, даже великими. Я бы хотела, чтобы мой дом стал теплицей для талантов, поэтому часто устраиваю приемы, зову аристократию, а вместе с нею - поэтов, бардов, лицедеев и художников. Простите, я наверное, вас утомила своей болтовнёй. Вы можете присесть здесь, - мягкая рука указала на стул с резными ножками, расположенный напротив туалетного столика с круглым зеркалом в массивной раме из светлого дерева. Камилла же присела на кровать, повертела шкатулку в руках и открыла её, обнаружив необычное украшение.
[indent=1,0]- Я, право, никогда не видела ничего подобного и даже не знаю, с чем носить эту дивную брошь. Не сочтите за наглость, но где вы достали такую красоту? Она в высшей степени необычна, - Камилла достала украшение и прошла к зеркалу, дабы примерить его.
[indent=1,0]- Как вы думаете, она подойдёт к моему наряду? Кстати говоря, ваши слова меня ввели в некое замешательство. Фраго вар Турр говорил, что вы часто встречаете гостей в своём клубе. Но при этом вы не любите большие и шумные компании...

Отредактировано Хельма из Бругге (2018-06-18 16:30:50)

+2

5

Ориана послушно взяла Камиллу под руку и, глянув через плечо на Филиппа, который только и кивнул, понимая, что спорить ему бессмысленно и бесполезно, увлек в противоположную сторону воздыхателя госпожи вар Торетти.
- Да, впервые. – Кивнула женщина, следуя за владелицей поместья.
Голос юной девы был звонким и, что странно для ушей вампира, не раздражающим. Филипп, кроме его красоты и восхитительных глаз, пользовался спросом из-за чудного голоса, мягкого и сладкого, словно у гипнотизера. И на контрасте с тем, с чем сталкивалась бестия каждый день, голосок девушки рядом слышался свежо и переливчато, словно миражный ручеек в пустыне.
- Я и не волнуюсь. – Улыбнулась женщина на ремарку про бандитов. – Не думаю, что здесь со мной может что-то случится.
В чувствительном крапчатом носу смешались запахи поместья. Она отчетливо слышала запах жареной еды и алкоголя, духи приглашенных и запах лошадиного пота, который так или иначе с собой тащит каждый, запах ковра и пыли, запах ткани, запахи цветов с клумб и аккуратных ваз, которые в такое пекло начинали пахнуть еще сильнее, бутоны зазывно раскрывались, демонстрируя самое сокровенное и личное. Запах был приятным. Но сейчас Ориана слышала запах дорого ароматизированного мыла – от своей одежды, запах Филиппа, он еще не успел выветриться, и ноты духов своей спутницы. Но это все меркло в сравнении с ее собственным.
Это – животное чувство, никто его не поймет так, как зверь, ищущий себе самку или самца по весне. Человеческий запах. Запах тела, который заложен глубоко под кожей. Он дурманит и пьянит похлеще так горячо нелюбимой Мандрагорой водки. Он обволакивает, этот запах – нотная тетрадь, по которой можно сыграть человеческое существо. Камилла казалась сюитой. В ней несколько гармоний, но все они сплетаются в одну тему, которая не могла не понравится. По крайней мере, высший вампир позволила себе закрыть глаза на мгновение и шумно вдохнуть, будто от жары стало трудно сохранять равновесие в дыхании.
Рыжеволосая улыбнулась, проходя в покои, и, дождавшись момента, пока ее собеседница не будет смотреть на нее, отодвинула кресло от зеркала и села от него подальше таким образом, чтобы видеть темноволосую девушку без возможности попасть в отражение.
- В Боклер приезжал мастер, с которым мы в хороших отношениях. Я ему когда-то спасла жизнь, прошу простить мне мою нескромность. Фактически «не забрала», но кому нужны подробности.И, не смотря на то. Что это было очень и очень давно, этот милый человек так или иначе дожидается моего визита. Или сам заходит ко мне, если я по каким-то причинам не являюсь в его привозную лавку. В Туссенте редкая встреча обходится без бутылки вина. Мы сели за стол, поговорили о том и о сем, да я как-то сама не заметила, как предложила ему небольшой заказ. Собственно, вот над этой брошью он работал чуть меньше недели.
Женщина слегка отодвинулась, пропуская девушку к зеркалу.
- О… Это один из самых популярных вопросов, который мне задают. – Вампир расслабленно положила руки на подлокотники. – Я не люблю путешествовать. Новые места, новые люди, новые запахи, новые виды, новые фразы, новые манеры… все это не для меня. Мне пришлось слишком многим жертвовать и непростительно часто рисковать, чтобы построить свой клуб, сделать ему имя, наладить поставки, - указательный палец вилял из стороны в сторону при упоминании очередной позиции в немаленьком перечне, - обзавестись верными людьми, хоть в Туссенте и существуют добродетели… Это только кажется простым – дать денег и все. Деньги надо заработать и, о Лебеда, я даже не хочу вспоминать, что я делала для того, чтобы позволить себе купить выходное платье. Самое первое. Как сейчас помню, - с полуулыбкой вампир смотрела на Камиллу, - черное с большим вырезом и рукавами-воланами. Ужасное. Но тогда оно мне казалось лучшим, что готова подарить мне судьба. За деньги делается не все. И самое сложное и неприятное, с чем приходилось и, признаться, приходиться сталкиваться – это переступать через себя, через свои принципы, через симпатии и привязанности. Мой Вам совет, если хотите все-таки обустроить себе здесь аналогичное моему место, забудьте о друзьях. У Вас их больше нет и никогда не будет. Приятели – да, собутыльники, если хотите – тоже да. Вместо друзей появляются партнеры. Это… тяжело.
Ориана врала. Люди никогда ей не были друзьями с большой буквы, она испытывала к ним симпатию, к некоторым привязывалась, но не больше. Нет на свете такого человека, краснолюда или эльфа, за которого Ориана смогла бы пойти наперекор себе. Но Камилла… Пусть она видит в своей гостье что-то большее, чем «ту самую из того самого города».  Это, в конце концов, лестно.
- Возвращаясь к вопросу. – Узкие ладони негромко хлопнули по подлокотникам. – Простите, я имею привычку уходить от ответа или расплываться на смежные темы… В общем, я четко знаю что и как устроено в том городе и княжестве, где я живу. Я, если позволите, в курсе каждых тех нескольких дней, когда служанки не могут выполнять работу качественно и им лучше отдохнуть, не перенапрягаться и не носить светлую одежду. Я знаю, кто, когда и сколько детей родил, кто у кого заболел и как хорошо проводится лечение. Кроме клуба искусств я содержу детский дом. Там живут сиротки или брошенные родителями дети. Всех я знаю по именам, знаю каждый день рождения, знаю, кого пучит от козьего, а кого от коровьего молока. И, когда ты живешь одним делом, когда ты выстраиваешь огромный механизм собственных часов, когда ты – и есть часовщик, который где-то капает смазкой, чтобы шестеренки крутились бытсрее, а где-то подкручиваешь болты, чтобы механизм не разрушился и стрелки не прекратили двигаться… Это тяжело – просто так взять и бросить все. Уехать куда-то, пустить кого-то лишнего, ведь у настенных часов не бывает пяти стрелок и пяти циферблатов. Я не хочу сказать, - после недолгой паузы добавила Ориана, - что мне неприятно находиться здесь. Будь оно так, я бы дала Вам это понять. Попросила бы Филиппа рассказать про свои сны или про то, как он однажды сбрил себе брови… В общем, я знаю, как воздействовать на людей и показывать свое недовольство. Кстати, о мужчинах. Прошу простить мне мою фамильярность, но мне показалось милый Фраго испытывает к Вам неоднозначную и, смею заметить, невзаимную симпатию? Не люблю сплетничать, хотя казалось бы. Но… Мужчины – мой скромное любопытство. Утолите его? Вы давно знакомы? Ох, простите, но… что он Вам подарил на именины? Наверняка подобного молодца Вам сватает каждый встречный и поперечный?

[AVA]https://pp.userapi.com/c848524/v848524474/a02a/-5hEjA3KUEg.jpg[/AVA]

Отредактировано Ориана (2018-06-18 19:51:13)

+2

6

[NIC]Камилла вар Торетти[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/0NP1Q.png[/AVA][STA]цвет Назаира[/STA][SGN]Roses red and roses white
Plucked I for my love’s delight.
She would none of all my posies—
Bade me gather her blue roses.
[/SGN][indent=1,0]Отбросив тугие кудри за плечи, Камилла приколола драгоценную брошь с левой стороны - ближе к сердцу. Ладони медленно заскользили по бархату платья от груди к талии и остановились на бедрах. Камилла повернула лицо к гостье и мягко улыбнулась. На щеках её появились ямочки.
[indent=1,0]Хозяйка дома находила свою гостью ускользающей и парящей, словно аромат, который усиливается и тут же затухает с одним и тем же порывом ветра. Весь её облик был возвышенным и одухотворенным, легким, как воланы её полупрозрачного белого платья. Камилла хватала быстрые слова, обращенные к ней, как птицы хватают сухие крошки хлеба. Серо-зелёные глаза цепко следили за каждым движением. Вместе с этой мимолётностью и хрупкостью Ориана казалась вековечной, как горы Амелл и нильфгаардские традиции. Кожа ее, будто высеченная из мрамора, сияла белизной, точёные ноги под тонкой тканью обещали нечто большее. Волосы огненным пятном оттеняли всю эту утонченную красоту. Камилла предположила, что многие и многие художники исписывали полотна красками, вдохновляясь этой женщиной. Она пообещала себе, что разберет Ориану по нотам и напишет музыку для клавесина.
[indent=1,0]- Понимаю, как сложно бывает вырваться куда-то, когда всё вокруг требует твоего участия, - кивнула Камилла и присела на краешек туалетного столика, внимая словам женщины. Услышанное её потрясло. Если закрыть глаза и лишь слушать, то можно принять Ориану за ангела во плоти - такой участливой, такой добродетельной казалась она Камилле, но этот взгляд... острый, выдающий существо расчетливое, но не меркантильное, целеустремленное, опытное и определённо не обделённое интеллектом. В конце концов она могла не приезжать. Скромное предложение от дома вар Торетти не обязывало никого явиться на зов по первому звонку, посему Камилле было странно слушать о неудовлетворенности, показательной неудовлетворенности, которую могла проявить хозяйка "Мандрагоры". Уж если она приехала, то точно не для того, чтобы показывать своё расположение или недовольство, а для того, чтоб выгодно себя продать влиятельному покровителю, коих тут был полон двор. Камилла вар Торетти, может быть, и была молода, но дурой точно не была.
[indent=1,0]- Это большое удовольствие - принимать вас, дорогая Ориана, и вашего спутника на моём празднике. Я очень рада, что вы почтили этот дом своим присутствием. Думаю, выставка существенно обеднела бы, не будь здесь вас, - Камилла привстала и прошла к окну, на котором в прозрачной круглой вазе стояла охапка лисохвоста. Она взглянула на гостей, что прогуливались по узеньким дорожкам сада, вымощенным белой галькой, пили шампанское, готовились к своим выступлениям. Основную часть приглашенных скрывал полосатый шатёр. Ленты трепетали на ветру, туда-сюда сновали слуги с прохладительными напитками и вином из погребов.
[indent=1,0]- Господин вар Турр, - Камилла мягко улыбнулась, разворачиваясь к собеседнице. - Смею надеяться, что его подарок это не предложение руки и сердца. Что первое, что второе у него занято. Рука - мечом, а сердце - Империей. Не верю, что там осталось  место для кого-нибудь или чего-нибудь ещё. Наши отцы всегда были в хороших отношениях, поэтому Фраго вар Турра я знаю столько, сколько себя помню. С возрастом он стал всё больше походить на своего отца... Ох, он такой традиционалист! Понимаете, он ни за что не позволит мне заниматься тем, чем мне бы хотелось бы. Он искренне верит, что если такой уклад жизни был хорош для его отца и отца его отца, и отца отца его отца, черт возьми, - простите мне мою излишнюю эмоциональность - то он будет хорош и для него. Но я отдаю должное господину Фраго.
[indent=1,0]Камилла жестом пригласила Ориану к окну и распахнула его створки. Вмиг комната заполнилась сладким розовым ароматом и горячим воздухом, пением менестрелей и звуком свирели.
[indent=1,0]- Потому что  это - самый большой для меня подарок, - аристократка обернулась, чтобы посмотреть, куда смотрит Ориана. -  Я бы ни за что не нашла такого количества хрусталя, слуг и вина в кратчайшие сроки. К тому же на поощрительный приз можно купить стенобитное орудие. Фраго вар Турр вложился и в это дело, несмотря на то, что люди искусства его скорее пугают, чем привлекают. Особенно... мм... мужчины, - девушка улыбнулась и закрыла окно.
...
[indent=1,0] Фраго вар Турр мерил шагами задний двор поместья вар Торетти и изредка бросал взгляд на своего спутника. Разговор не клеился, даже когда юный Филипп искренне пытался завести беседу. Фраго был тем человеком, который чувствовал себя не в своей тарелке, когда встречал молодых мужчин, которых можно было бы сравнить с прекрасными девами. Его пугала эта эстетика, но еще больше его пугала возможность оценить такого рода феминную красоту по достоинству.
[indent=1,0]Лакей услужливо протянул поднос с вином, и Фраго вар Турр взял сразу два, осушив первый залпом.
[indent=1,0]- Простите меня, я немного волнуюсь. Такие праздники - не самая привычная для меня обстановка. Я привык к обществу военных, если вы меня понимаете, - мужчина посмотрел на Филиппа.
[indent=1,0]К черту, он и военных, наверное, никогда не видел.
[indent=1,0]Нильфгаардец продолжал вытаптывать траву на заднем дворе, поглядывая на поместье. Краем глаза он увидел, как открывается окно в спальне его возлюбленной. Острый взгляд карих глаз выцепил два женских профиля, обращенных друг к другу. Затем окно затворилось. Земля слухами полнится, а в Туссенте о хозяйке Мандрагоры ходили самые разные сплетни.
[indent=1,0] Филипп что-то говорил, но его слова утонули в звуках мандолины. Краем уха Фраго уловил лишь насмешливое: "о, на вашем месте я бы не оставлял вашу даму без присмотра". Он опустошил второй бокал,  промакнул шелковым платком мокрый лоб и, попросив прощения, поспешил в сторону поместья.
...
[indent=1,0]- Расскажите же о вашем спутнике. Он выглядит весьма, - девушка помедлила, подбирая подходящее слово, которым можно было бы охарактеризовать Филиппа де Релло, - органично и среди художников, и среди аристократов. Вальяжный, осанистый. То, что нужно для такого ценителя прекрасного, как вы. Не удивлена, что вы заинтересовались этим господином. Думаю, тот факт, что вы знаете, что ему снится, и то, что брови его успели отрасти, вы с господином де Релло знакомы уже достаточно давно. Значит, у вас что-то серьезное? Не сочтите за грубость, - Камилла мягко наклонила голову набок, глядя на Ориану. - Сочтите за любопытство.

Отредактировано Хельма из Бругге (2018-06-21 20:42:06)

+2

7

Собеседница говорила так, как обязывал этикет и правила хорошего тона на подобных мероприятиях. Учтиво, поверхностно, но не скованно. Боклер, что бы не говорили люди, знающие его как столицу сошедшего со страниц яркой сказки княжества, был пропитан червоточиной надменности, гнил пафосом и разлагался лицемерием.
Если бы не Добродетели, думала Ориана, Туссент протух бы за считанные века. Но люди, которые привыкли жить в в инее и пестроте, априори были… иными, нежели остальные жители Империи. Чем выше забирался человек, тем явственнее он видел суть Туссентской элиты. И, как Ориана, мог оставаться в стороне, активно не участвуя в пересудах или же, как Ориана раньше, когда только-только обзавелась своим клубом искусств, мог идти по головам и дышать отравленным воздухом сплетен, интриг, фальши и бесконечного вороха золотых масок. Именно поэтому кровопийца не брезговала общением со своей прислугой. Ни один запрет не мог отказаться от совместного ужина или разговора по душам. Фактически, «по душе», Ориана редко рассказывала  что-то о себе, она предпочитала слушать.
Простые люди живут проще. Это правила бестия выучила давно, когда только начала плотно общаться с людьми. У тех, кто выбирает между хлебом и молоком, кто откладывает деньги дочери на свадебное платье из самого дешевого магазина, у этих людей просто не остается времени на то, чем избаловали себя верхи.
- Знаете, - Ориана подошла к окну и встала рядом с хозяйкой сегодняшнего вечера, - выставка беднеет не от моего отсутствия. Посмотрите, как жарко тому юноше, что снует с подносом. Бокалы наверняка тяжелые, у него дрожат руки, а вторая, Вы только гляньте, сжимается в кулак, стоит очередному гостю взять очередную порцию вина. Как-то у паренька, который служит у меня на кухне, заболела сестра. Заболела несильно, но мать так сильно запугала детей… говорила, что Агнешка помрет ни за что, ни про что, если Гнел, тот самый мальчик, не попросит у своей госпожи еще работы и не купит лекарств. Он и корзины таскал, и мраморные плиты с работягами, и полы мыл, и посуду, и картины вешал у меня в клубе, и за цветами ухаживал, и кормушки для птиц колотил, в общем, делал все, лишь бы заработать очередную монету. Я ему, как и большинству разнорабочих, плачу за выполненные задания. Мне пришла в голову идея, - зеленые глаза следили за снующими слугами, - нанять девочке лучшего лекаря. Теперь она работает у меня вместе с братом. Девочка оказалось слабенькой и нагружать ее чем-то тяжелым я не могу, но ей нравится работать с цветами, так что она ухаживает за моим садом в числе прочих рабочих. Так что, мой Вам дружеский совет – если хотите создать маленькое царство здесь, под своими окнами, берегите своих людей. Вы наймете еще сотню таких, да хоть три сотни, на рабочее место при дворе граждан высоких сословий выстроится вереница. Но, как говорил мой знакомый путешественник, старый ветер не несет болезнь.
Ориана слушала, внимательно следя за мимикой собеседницы. Милая, аккуратная, женственная. С таких пишут дорогие картины в салоны.
- Смею полагать, господин вар Турр настроен решительно. Я его понимаю. – Ориана улыбнулась и аккуратно потрепала девушку по запястьям холодными руками. Но тут гостья из Туссента, не убирая рук, задумалась и на мгновенье посмотрела будто сквозь Камиллу. – Могу я сделать внос от своего имени? Я готова удвоить призовые деньги.
Женские тонкие губы снова растянулись в спокойную улыбку.
- Но мое условие – я буду присутствовать в судейской коллегии.


- А она мне и говорит, - мужчина с тяжелыми белокурыми локонами шагал рядом со спонсором этого праздника, - Филипп, эти туфли стоят пять тысяч… Да ну и что? Она видела эти самые туфли? Они же… Нет, вы меня не слушаете!
Мужчина ступал аккуратно и нетяжело, но не жеманно. Господин де Релло никогда не отличался сдержанным нравом, о чем постоянно напоминал на светских мероприятиях.
- Чем Вас привлекает подобные собрания? Вы не похожи на человека творческого, уж простите великодушно. Нет. – С наигранной грустью сказал Филипп. – Вы все-таки меня не слушаете. О, вино!
Тонкие аккуратные пальцы, которые любовно перебирали рыжие волосы своей настоящей любовницы и струны лютни, ухватили хрустальный бокал ха ножку.
- Конечно-конечно. – Кивнул вампирский любовник. – Я был на войне. Да-да. Мой… Мой хороший друг воевал. Не буду называть имен, но он нильфгаардец, так что, возможно, вы даже виделись. Он служил… Лебеда, не помню… Святой Лебеда, права слово, пропасть мне на этом месте, если я помню имя его военачальника!
Филипп не боялся выглядеть глупо. И подтверждал отсутствие подобного страха при первой возможности.
- Может… Поговорим о женщинах? Я в этом вопросе опытнее, конечно, но дам Вам фору начать первым. Госпожа вар Торетти такая миленькая! – Уловив в дыхании спутника агрессивный лейтмотив, блондин поднял руку в примирительном жесте, чуть скривив губы. – Я не претендую, уважаемый, мое сердце занято. И все другие части тела тоже. Но… Вы помолвлены? Обручены? Я заметил, как Вы смотрите на нее. Что думаете о моей спутнице? Ах. Ориана... Как Вы с ней познакомились? Вы были в «Мандрагоре»? Впрочем… Если Вы знаете эту бестию хоть немного, на вашем месте я бы не оставлял вашу даму без присмотра!
Де Релло хохотнул, делая внеочередной глоток, и, усмехнувшись, проводил неудачливого собеседника взглядом игривых светлых глаз.

- Какое слово Вы хотели сказать на самом деле? – Ориана вернулась в кресло и села в него, расправив непослушные складки платья. – Выглядит абсурдно? Аляписто? Смешно? Глупо?  Это все  про него. Заранее приношу извинения за любое слово, что он скажет. Поверьте, дорогая Камилла, он скажет. Но он это делает не со зла. Меня мало что раздражает, мало, что может вывести из себя. Но единственное, что выбивает мою персону из седла – это глупость. Филипп – мужчина неглупый. Он просто заложник образа. Его дед был графом. Отец был графом. И на отце Филиппа фамилия де Релло пришла в немилость. То, что мы сегодня видим – просто очередной способ выжить и удержаться в тех кругах, где сытно, тепло и всегда светит солнце. На людях он повеса, скачущий козлом вокруг юбок, выискивающий выгоду и плюющий на мнение окружающих. Возможно, это выглядит так. Святой Лебеда, это так и выглядит. – Рыжеволосая улыбнулась. – У меня было много ухажеров, но ни один не начинал наше знакомство со слов «понимаю, как я Вам противен, но…» Что было дальше  – не так уж важно.
Вампир снова встала и вернулась к окну. Она хотела удостовериться, что может рассказывать о своем любовнике что-то хорошее. Стой он на столе в окружении дам, ее слова несколько бы… обесценились. Но золотых волос нигде не было видно. Чтож, возможно, и к лучшему.
- Мы знакомы уже два года. Он появился внезапно и так же внезапно испарился. Я не привязываюсь к людям, но он почему-то привлек мое внимание. Он очень талантливый, я это вижу. Филипп бывает болтлив. Бывает груб и неоднозначен в высказываниях. Но рядом с ним мне, знаете, по человечески хорошо. - Вампир тихо рассмеялась. – Нет. У нас не серьезно. Я знаю, что у него есть любовницы. И любовники. Он знает, что у меня есть фавориты и фаворитки помимо него. Свободные отношения, так это называется? Да. Да, наверное, так я бы это назвала. Иногда мне хочется, чтобы все было по-другому. Хочется просто полежать в ванной, чувствуя как бьется чужое сердце, посидеть в саду или надеть простой сарафан и выбежать куда-нибудь в поле. И Филипп это делает, хоть я никогда не озвучиваю подобного. Мы оба не про крепкую семью, склад ума, если хотите, другой. Но то, что есть сейчас – устраивает обоих. Это, я полагаю, главное в любых взаимоотношениях, верно?
Женщина посмотрела на госпожу вар Торетти и аккуратно положила два пальца на брошь, поправляя. Она слышала, как идет мужчина, слышала его дыхание.
Дверь распахнулась.
- Миледи. – Попытавшийся привести дыхание в норму в двух шагах от двери вар Турр, вошел в покои своей подруги, учтиво постучав. Он увидел, как женская рука прикасается к груди, пуская и через камень, пуская и через металл, и через ткань, о к груди его нежной Камиллы и выдохнул в сторону. – Пора начинать, Вы так не считаете? Гости начинают скучать и… госпожа Ориана.
- Я все поняла. – С улыбкой кивнула вампир. – Я вас оставлю, дорогая Камилла. Пойду изловлю героя своих романов и не дам ему завести новый.
Кровопийца, кивнув обоим господам, вышла из комнаты, поспешив на запах яблок и дорого табака. Господин де Релло явно был где-то рядышком.

Отредактировано Ориана (2018-06-21 23:29:41)

+3


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Тише, мыши...