Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Там на неведанных дорожках


Там на неведанных дорожках

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: 1264 год, июль
Место: Леса под Содденом, на линии соприкосновения зоны влияния Нильфгаарда и Северных Королевств.
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Вогель Лим
Описание: это история о большом приключении маленьких людей.
[NIC]Вогель Лим[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/SylAq.jpg[/AVA][STA]npc[/STA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]

+1

2

Рихард Эбенгард проснулся в повозке на медвежьей шкуре - и тут же потянулся, разминая затекшие конечности. Вести одну-единственную повозку через леса Ривердейла, что рядом с Содденом было значительно проще, чем целый караван - при очень большой необходимости можно было просто спрятать её где-нибудь, затем скрыться от погони, а уж опосля вернуться за товаром: а штук шесть кибиток, набитых контрабандой, пришлось бы просто оборонять ценой жизни наёмников и риском своей собственной шкуры.
Торговец с этими размеренными мыслями - а еще сильным желанием сходить до ветру - спрыгнул из-под полога повозки и направился к ближайшим деревьям, где они разбили лагерь на минувшую ночь.
- С пробуждением, мастер Эбенгард, - махнул ему один из наймитов. Купец ответил кивком, продолжая шагать.
Споткнулся об толстый корень дерева, торчащий из-под земли не к месту, тихо выругался и, наконец, приступил к своему срочному делу.
День обещал быть погожим - на небе не присутствовало ни облачка, птицы летали высоко, да и сам лес оставался сухим уже больше недели - в этих краях погода не баловала резкой переменой, так что можно было ждать бдительных разъездов на границе вдоль Яруги.
- Если... когда мы доберемся до Яруги, - спокойно размышлял купец, завязывая шнуровку на штанах, - надо будет что-то решать с прикрытием этой поставки. Не хотелось бы тайком шнырять по Лирии, проще дать на лапу кому-нибудь при чинах.
Возвратившись к повозке Эбенгард заметил, что его наёмники уже успели закопать кострище и присыпать его листьями. В этот раз купец не пожадничал и нанял настоящих профессионалов своего дела - их было всего лишь пятеро, но они работали всегда вместе, так что умели прикрывать друг друга и сражаться сообща, кроме того, у этого отряда была отличная репутация - что тоже пришлось учесть в их гонораре - и торговец не боялся, что, сговорившись, наёмники отправят его на тот свет, а товар присвоят себе.
- Всё готово, мастер Эбенгард, - главарь наёмников по имени Тигальд подошел к нему, в тот момент, когда Рихард уже забрался на передок и взял в руки поводья лошади, что в одиночку тащила повозку, - Выдвигаемся?
- Да, - цинтриец быстро разглядел просвет между деревьями в лесу, куда он собрался ехать, - И еще, старшой. Построй своих как вчера, чтобы контролировали местность со всех сторон.
- Не вопрос, - кивнул Тигальд и принялся вполголоса раздавать команды своим - бойцы должны были рассредоточиться вокруг таким образом, чтобы каждый из них держал в поле зрения и повозку и двух своих ближайших товарищей. Сам Тигальд же оставался идти рядом с мордой лошади, внимательно смотря, куда она наступает, чтобы при случае просто увести её от опасной ямы или, не дай Мелителе, расставленного охотничьего капкана.
Так они и прошли пробираться дальше к Яруге - молча, сосредоточенно и как можно быстрее. Кто сказал, что доставка контрабанды из Нильфгаарда в Северные Королевства - дело опасное, тот был очень далек от истины. Особенно если это касалось алхимического оружия из Зеррикании, которое транзитом через Нильфгаард следовало доставить в Альдерсберг. Бойцы старались не наступать лишний раз на сухие листья, выбирая каждый раз, куда поставить ногу. Капитан напряженно всматривался между деревьями, стараясь не проглядеть случайный патруль черных. Эбенгард периодически нервно проверял наличие у себя под сиденьем заряженного арбалета, а иногда еще и откидывал полог, чтобы взглянуть, все ли ящики лежат в повозке - хотя деться им было некуда. Кибитка не скрипела, щедро смазанные оси крутились почти бесшумно, насколько это было возможно, а на сухой подстилке почти не оставалось следов от колес.
Солнце пересекло свой полуденный пост на небосводе, когда справа от повозки, возле небольшой лесной поляны, поросшей высокой травой, послышался человеческий голос. Послышался слишком близко, чтобы можно было заложить манёвр и увести телегу дальше - и наёмники, не сговариваясь, сгрудились ближе к Эбенгарду, остановившему лошадь.
Они стояли и слушали, не шевелясь. Купец осторожно потянулся за арбалетом - ему казалось, что при этом шуршание его одежды было просто оглушительно. Поднял оружие и прицелился.
Судя по раздававшимся звукам - человек был один.
Тигальд быстро посмотрел на купца. Тот показал два пальца и сделал короткий жест в сторону травы.
Через пару мгновений, пригибаясь и прячась между деревьями, следуя беззвучному приказу своего капитана, двое бойцов двинулись к источнику шума.
Остальные настороженно ждали развязки. Рихард лихорадочно соображал варианты: если это был разведчик - следовало его убить быстрее, чем он позовет своих - и убираться отсюда, если случайный кмет, егерь или охотник - то просто тихо убить.
Ситуация разрешилась быстрее, чем ожидали все - раздался глухой звук падения тела на землю и вот уже двое наёмников тащат из травы человека - судя по одежде, это был мужчина при деньгах и титуле: на богато расшитой дорожной одежде красовался герб, который показался Эбенгарду смутно знаком. Оружия при нём не оказалось - либо не носил, либо бойцы просто оставили лишнее железо в траве.
- В расход? - коротко поинтересовался Тигальд. В иных случаях он бы не спрашивал, но если уж просто оглушили случайного свидетеля - следовало узнать мнения заказчика о его дальнейшей судьбе.
- Не в этот раз, - ухмыльнулся бакалейщик, - Он из Цинтры. Кидайте в повозку, я потом его допрошу.
Препирательств не последовало - наёмники просто перевалили бесчувственное тело через деревянный борт к ящикам и все продолжили свой путь. Эбенгард же до самого вечера периодически поглядывал на знатного цинтрийца, который каким-то невероятным образом оказался в этих местах.
Весь оставшийся путь за этот день, до самого позднего вечера, он размышлял - какие вопросы мог бы задать земляку и какие, в теории, мог бы получить ответы. С одной стороны, если он на самом деле пособник черных - можно было бы вызнать, где на Яруге стоят лагеря и как их можно удачнее обойти. Эбенгард любил допросы, он хоть и не был профессиональным палачом, но доселе ни один его пленник не отказывался проболтаться - так что мысли о возможном "силовом" методе беседы изрядно повеселили его, напомнив о былых временах.
С другой - если это человек, который не отказался от собственной чести и родины, то на этом можно было бы также сыграть - как минимум узнав о судьбе собственного семейства после захвата Цинтры - отца и сестер. Еще лучше получилось бы, если за возвращение титулованной особы куда-нибудь на заставу в Лирии купец сумел бы выторговать себе свободный проезд до самого Альдерсберга.
Расположившись на привал и выставив дозоры, купец с некоторой помощью одного смышленого наёмника, у коего завалялась в мешке нюхательная соль, привел в чувство неожиданного попутчика.
Человек в одеждах с гербом очнулся с кашлем.
- Добрый вечер, уважаемый, - приветливо ухмыльнулся торговец, наблюдая, как дворянин осматривается, - Прежде чем начнём беседу: кто вы и как оказались в этих краях?
- Ммм.., - человек ладонью потёр голову в том месте куда, по всей видимости, пришелся удар рукоятью шестопера, - Я не помню.
Да ёб вашу мать через три дупла в жопу раком и со свистом, сучьи дети, - выругался купец мысленно.
- Прискорбно, - выдавил купец вслух, попутно соображая, что, очевидно, наёмник приложился слишком сильно и напрочь выбил все мозги из человека, который мог обладать важной информацией, - А таки хоть что-нибудь вы помните?
- Помню как шел по лесу... потом вышел на поляну с высокой травой и... почему-то меня охватила паника - я стал звать на помощь, - человек хмурился, силясь вспомнить подробности и осматривая костёр, на котором готовилась похлебка, - А потом чернота. И вот я здесь.
- Хм, любопытно. Мы вас подобрали как раз на траве, - Рихард насторожился. Теперь становилось ясно, что удар наёмника был не при чём - и либо амнезия этого "попутчика" была наигранной, либо...
Либо одно из двух, - подумал купец.
Он расспрашивал еще долго - но ни на один вопрос человек не смог дать внятного ответа. Ни кто он, ни как его зовут, ни почему на нём хорошая одежда с гербом одного из цинтрийских вассалов. Ситуация усугублялась тем, что и сам Эбенгард не хотел по понятным причинам рассказывать, кто он, зачем и куда едет - так что светский разговор никак не клеился, а пытать незнакомца ближе к ночи уже не было никакого желания.
Прогулявшись по лесу вокруг их небольшого лагеря и убедившись, что наёмники организовали дозор, бакалейщик вернулся к костру, возле которого сидели Тигальд и безымянный цинтриец.
Сам Рихард подсел поближе к котлу и принялся неторопливо ужинать - завтра, судя по звездам, они как раз к середине дня должны были достичь Яруги. Кроме того, предстояло решить судьбу этого человека и по всем раскладам выходило, что убить его было проще, чем тащить с собой через реку.
Занятый этими размышлениями он не заметил, что у похлебки был какой-то странный привкус. Только поднося ко рту очередную наполненную ложку и ощущая какие-то нездоровые ощущения у себя в горле, Эбенгард обратил внимание на раздваивающиеся в глазах деревья и как будто искажающуюся шумом речь капитана.
В последние секунды перед ним не пролетали картины его грешной жизни, да и туннеля со светом он не увидел.
Всё, что он смог осознать в те мгновения, и тут же озвучить, были слова:
- Что-то мне плоховато...
И Эбенгард упал во тьму.

***
Казалось, будто прошло всего минуты две с тех пор, как он, Рихард Эбенгард, открыл глаза. Он лежал на медвежьей шкуре, а через плотную ткань полога повозки с трудом пробивались лучи утреннего солнца. Почему-то сознание еще не отошло от событий вчерашнего вечера.
Купец, ощущая подвох, вылез из повозки, ожидая увидеть вокруг как минимум разбросанные тела убитых наёмников и конный разъезд Нильфгаарда.
Но ничего ожидаемого не обнаружил.
- С пробуждением, мастер Эбенгард, - махнул ему один из наймитов. Рихард ошалело на него посмотрел.
Поляна, на которой он оказался нынче, была слишком знакомой.

[NIC]Рихард Эбенгард[/NIC][AVA]http://s8.uploads.ru/W4rDd.jpg[/AVA][STA]Невидимая рука рынка[/STA][SGN]"... и тот, у кого нет меча, пусть продаст свою одежду и купит меч"
Лк. 22:36
[/SGN]

+3

3

- Знаешь, милая, я тоже не люблю грызть сухари и пить дождевую воду, но я, между прочим, не жалуюсь и терплю! Не то, что некоторые!
Гнедая обиженно хлопала глазами, упрямилась и не желала полезать в воду. Вогель пару раз пнул трехлетку пятками, но упрямая животина, в роду которой были, видимо, ослы, козлы и мулы всех мастей, не желала переходить воду вброд.
- Да  чтоб тебя, курва драная! Пшла! Но! Но, сука!
Неожиданно, кобыла встала замерла, не реагируя на голос всадника. Ноздри её тревожно вздулись, улавливая воздух. А затем она сорвалась в воду, едва не потеряв Вогеля по пути. Мошенник, матерясь, едва не откусил себе язык и больно приложился о ветку прибрежной ивы. Оглянувшись, он испуганно вцепился в мокрую гриву кобылы, молясь Лебеде, Вечному Огню, всебогу и еще хрен знает кому, лишь бы гнедая его не скинула.
На том самом месте, где секундой ранее была упрямая лошадь, из-под земли вырвалась огромная сороконожка. Стрекоча, щелкая жвалами и беспорядочно шевеля многочисленными ножками, чудовище юркнуло под землю, вспучивая почву.
Вода позади всадника и упрямой трехлетки забурлила и заволновалась.
Вогель Лим не был ведьмаком, но даже ему было понятно, что насекомое-переросток выбралось на белый свет не для дружеской беседы.
-Гони! Гони, дура!
Кобыла хрипела, выбралась на берег, переступила из стороны в сторону и рванула в чащобу. Вогель неосмотрительно оглянулся, силясь рассмотреть, выбралось ли чудовище вслед за ними.
Спустя мгновение предательские ветки врезались ему в плечо, выбив из седла, а земная твердь, служившая авантюристу постелью в пути, повстречалась с беспокойной головой, лишив авантюриста сознания.

***

Он очнулся лишь под утро: промокший, озябший, с огромной шишкой и непередаваемой болью в голове. То, что мошенник остался жив, можно было бы назвать самым настоящим чудом, но человек толковый назвал бы это счастливой случайностью: сколопендоморф, реагирующий на сотрясание земной поверхности, отправился вслед за лошадью, не обратив на сброшенного всадника никакого внимания.
Вот только, разве подобное положение дел было везением?
Вогель, выблевав остатки вчерашнего обеда, уселся на поваленное дерево, осторожно почесал шишку.
Оказаться одному без еды, поклажи где-то неподалеку от границы с Нильфгаардом - слишком странное счастье. Будь его воля, Вогель променял бы его на бадью с горячей водой и сытный завтрак не задумываясь.
Увы, подобное ему никто не предлагал.
- А я ведь говорил, глупая. Полезай в воду, поедем дальше. Эх.
Тяжело поднявшись, Вогель, пошатываясь, отправился вглубь зарослей. Где-то неподалеку, если память не изменяла, был заросший тракт. А по нему, как известно, рано или поздно, выйдешь к какому-то жилому подворью.

***

Вогель шел, шатался. Героически пытался не упасть.
Тракта не было и в помине. Кобылы тоже. Желание жить уменьшалось с каждым шагом.
В конец одолели его и комары, прицепившиеся около часа назад, а от урчание пустого брюха, казалось, вздрагивал весь лес.
Так продолжалось около двух часов, а потом авантюрист, неожиданно для себя, услышал голоса.
"Даже если это и разбойники, - подумал Вогель, - брать с меня нечего, а убивать меня - лишь руки марать. Глядишь и сгожусь им на что".
Ломая заросли орешника, стараясь не опоздать, Вогель Лим вывалился на уютную поляну, и радости его не было предела.
Люди. Настоящие люди. Не чудовища.
- Я вас при...
В следующий миг древко копья ужалило авантюриста в живот.
- Мастер Эбенгард! У нас гости!
[NIC]Вогель Лим[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/SylAq.jpg[/AVA][STA]npc[/STA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]

+2

4

Очередным гребаным солнечным утром Рихард Эбенгард открыл глаза. Как он и ожидал, под собой ощутил мягкую медвежью шкуру, будь она трижды неладна. Сверху привычно пробивалось солнце через волокна полога над повозкой.
Купец тяжело вздохнул.
- Двадцать шесть, - прошептал он вслух и вылез из повозки, собираясь направиться на свой ежедневный утренний ритуал.
- С пробуждением, мастер Эбенгард, - махнул ему один из наймитов, проходя мимо.
- И тебе не хворать, Седрик, - в ответ махнул ему рукой торговец, спокойно перешагивая через корень, не к месту попавший под ноги из-за обилия опавших листьев, скрывавших сухие ветви, корни и куски камней под собой.
Наёмник, на секунду опешивший, отправился дальше по своим делам, на ходу размышляя, что точно не говорил своего имени Эбенгарду, а их капитан тем более не отличался болтливостью, особенно в том, что касалось личного состава отряда.
Рихард уныло справил нужду и осмотрелся. Сегодня светило солнце - впрочем, как и вчера, и позавчера и две недели назад тоже. Проклятый зацикленный день не отпускал его и торговец уже начинал пробовать самые абсурдные варианты развития событий - например, идти не прямо, а ровно обратно. Или попытаться убить всех в лагере - в этом случае Рихарду удалось, пользуясь внезапностью, убить двоих собственных наёмников, другие же, посчитав, что заказчик поехал кукухой на нервной почве, быстренько умертвили буйного купца - после чего он снова проснулся на медвежьей шкуре как ни в чём не бывало.
Еще был вариант с чудовищными пытками незнакомца, которого он раз за разом подбирал на одной и той же проклятой лужайке с высокой травой.
Как бы и где не заканчивал день торговец - результат был един: забытьё, пьяный угар, потеря сознания, смерть, сон - приводили его обратно, на это самое проклятое место, на медвежью шкуру в телегу с контрабандой.
И вот сегодня снова предстояло решить, как пытаться вырваться из этого порочного круга повторений, которые отлично помнил сам Эбенгард, но которые, как выяснилось, не помнил никто из его сопровождения.
- Всё готово, мастер Эбенгард, — главарь наёмников подошел к мрачно задумавшемуся купцу,— Выдвигаемся?
- Нет, Тигальд, сегодня не будем торопиться, - очнулся от мыслей Рихард, - У меня есть ощущение, что если пойдём прямо сейчас - нарвёмся на нежелательных попутчиков. Так что давай-ка мы еще постоим здесь хотя бы до полудня.
Капитан пожал плечами, жестами показав своим людям, что снятие лагеря откладывается. Он не стал задавать вопросов, почему купец решил помедлить с отправкой - это было его дело, в которое, согласно заключенному контракту, Тигальду лезть не следовало.

***
Конь сделал свой ход и снес с доски ладью.
Капитан почесал затылок, разглядывая доску. Он уже успел пожалеть, что решил сыграть с купцом в шахматы - практически на любой его ход Эбенгард не задумываясь переставлял фигуру так, что наёмник оказывался в проигрышной ситуации.
И всё было бы ничего, если бы они играли не на деньги.
- Ходи давай, - зевнул купец. Он играл с капитаном уже в двадцатый раз и отлично помнил, какие ходы будут дальше.
- Assarech mejet kedar.., - разочарованно выругался наёмник по-зеррикански, про себя думая, что этого хитрого торгаша даже дьявол не унесёт - зачем такому нужна охрана. Он с каждым новым ходом не оставлял ему шансов на победу.
Пешка передвинулась вперёд, угрожая слону.
Рихард ухмыльнулся и переставил ферзя.
- Мат.
Тигальд, мысленно ругаясь о том, что он погорячился насчёт своего мнения и на самом деле этого жулика даже сотня дьяволов не унесет при всём желании, перебросил Эбенгарду мешок с нильфгаардскими флоренами, которые были всем задатком, что он получил от торговца за этот переход.
Рихард даже не порадовался выигрышу. Это начинало порядком надоедать и он уже подумывал начать играть в какие-то другие игры - в конце концов, раз уж он в закольцованной тюрьме, то приходилось проявлять фантазию в собственных развлечениях.
Не успел он поразмыслить о том, что делать дальше, как от одного из дозорных послышался шум, а затем громкий крик:
- Мастер Эбенгард! У нас гости!
Купец подскочил на месте, как ужаленный и, схватив с передка повозки заряженный арбалет, буквально побежал на возглас - это было первое измененное событие в этом зацикленном дне за все двадцать шесть повторений.
- Что случилось?! - гаркнул купец на наёмника, стоявшего с копьём наизготовку, а затем, увидев совершенно нового человека, вышедшего на поляну, добавил: - Ты кто, черти тебя под хвост?!
Выдохнул пару раз, пытаясь успокоить колотившееся сердце. Направил арбалет на незнакомца.
- У тебя есть только один шанс, щегол. Отвечай, кто ты и как здесь оказался. Я жду.
В голосе Эбенгарда капитану наёмников послышались некоторые безумные интонации, но он не придал этому никакого значения. Контрабанду вести - это всегда нервы.
А сам купец думал лишь о том, что если это перед ним тот чародей, который так неудачно решил пошутить с зацикливанием, то выбитыми зубами он не отделается.

Отредактировано Рихард Эбенгард (2018-05-21 17:35:23)

+1

5

Не стоит удивляться вещам обыденным. Например, не стоит удивляться нерадостному к себе отношению со стороны совершенно незнакомых тебе людей, которых ты повстречал в лесу на границе между северными королевствами и Нильфгаардом. Ведь они, как и ты, тут совершенно не случайно. Или же случайно?
Вогель Лим не хотел умирать. Нет-нет, совсем наоборот, он хотел жить долго и счастливо. Ведь не для того он не был сожран треклятой сороконожкой-переростком, не для того бродил по лесу, облевывая каждый пятый кустик, чтобы сдохнуть прямо сейчас от руки какого-то безумного мужика.
И поэтому, будучи человеком не только не глупым, но и дальновидным, Вогель сделал единственно верное решение, совершенно для него не свойственное: он начал говорить правду.
- Меня зовут Вогель. Вогель Лим, милсдарь!
Говорить было тяжело: распухший язык с трудом ворочался в пересохшем рту, а живот предательски сводило: то ли от удара, то ли от возможной встречи с арбалетным болтом.
- Я... курва, я просто пытался пройти мимо пограничных застав, да только упрямая кобыла не хотела шустро вести мою поклажу, а у реки за мной увязалось какое-то чудище. На сороконожку похоже. Лошадь понесла, я свалился, приложился головой о землю и потерял сознание. А когда очнулся, то побрел, куда глаза глядят.
Живот свело еще сильнее. Вогель не сводил взгляда с арбалета, направленного на него.
Незнакомец выстрелит. Сейчас. Вот сейчас. Еще мгновение.
- Не убивайте меня, милсдарь! Глядишь, я на что и пригожусь!
Слишком жалкая попытка.
[NIC]Вогель Лим[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/SylAq.jpg[/AVA][STA]npc[/STA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]

+1

6

Рихард Эбенгард стоял и слушал сбивчивую речь незнакомца, который успел представиться как Вогель Лим - имя ничего не сказало торговцу, но в словах Лима как будто была доля искренности. Эбенгард даже успел подумать о том, что какую-то такую историю ему рассказал и знатный цинтриец, которого он раз за разом находил на поляне. Потерял сознание - очнулся - и вот он здесь.
-...лошадь понесла, я свалился, приложился...
Глядя в глаза Вогеля, купец размышлял о том, как же его достал этот повторяющийся день. Это походило на издевательство если не какого-нибудь чародея, то уж точно проклятие из детских сказок. Только с той разницей, что всё происходило по-настоящему. Все двадцать пять раз. И сегодня - это сегодня - было двадцать шестое.
Говорят, чтобы получить иной результат своих действий - нужно прежде всего изменить сами действия.
- Не убивайте меня, милсдарь! Глядишь, я на что и пригожусь!
Эбенгард крепко сжал арбалет в руках и, напряженно ухмыльнувшись, проговорил:
- Знаешь, а пошел бы ты на хер, дружище.
Звонко щелкнула тетива и тяжелый арбалетный болт без труда пробил грудь Лима с близкого расстояния - промахнуться было очень сложно. В тот же момент ближайший к незнакомцу наёмник ударил копьём, он крепко знал своё дело: остриё разрезало шею и часть лица Вогеля так, что авантюрист просто повалился на землю, захлебываясь кровью.
Всё было кончено быстро, а Эбенгарду не пришлось проверять, дышит ли Вогель - за него это уже сделал боец.
- Не дышит. Можно идти дальше, мастер. - подтвердил капитан.
Рихард в это время настороженно прислушивался к шуму листвы, осматривался по сторонам. Почему-то ему казалось, что если разбиваешь какое-то заклятие - то обязательно должен быть хотя бы какой-то хлопок, ну или там магический фейерверк. Но никаких посторонних шумов вокруг не было слышно после смерти Лима.
Может я просто слишком нервничаю. Такого еще не было за все разы. Посмотрим, что будет дальше. Вдруг это не последний.
Мыслить вслух торговец не решился - он уже пробовал обсудить текущую ситуацию с наёмниками на пятом и шестом повторении дня, и тогда выяснилось, что нет никакого смысла в убеждении своего сопровождения, ведь никто из них на следующее повторение уже не помнил ничего из предыдущего.
Бездыханное тело бросили без погребения, лишь слегка присыпав сухими листьями.
Оставшийся же день не принёс Эбенгарду ничего нового - они быстро продвигались с повозкой по летнему лесу, на пути не встретилось ни единого патруля, а найденного на поляне цинтрийца его люди также убили без колебаний.
Сидя у костра, уже поздней ночью, Рихард думал о том, что если наконец этот гребаный день завершится - то он обязательно приедет в Альдерсберг и поставит свечки всем существующим божествам, а еще Великому Солнцу и какому-нибудь местечковому морскому божку со Скеллиге - так, на всякий случай.
С этими мыслями он и лёг прямо возле костра, забывшись во сне.

***
Подозрительно солнечным утром Рихард Эбенгард не открыл глаза. Он не хотел их открывать - просто потому что уже полчаса как проснулся и ощутил мягкую медвежью шкуру под своей спиной. Хотелось громко орать матом и пинать всё, что попадётся под руку. Сквозь крепко зажмуренные веки он отлично ощущал, как сверху пробивалось солнце через волокна полога над повозкой.
- Чтоб вы там все охерели вашей общей толпой, суки грязные.., - отчетливо и злобно прошипел Рихард, обращаясь ко всем существующим божествам, которым еще в прошлом повторении собирался ставить свечки.
Открыл глаза. Вылез из повозки с такой ловкостью, как будто делал это целых пятьдесят раз, а не двадцать семь.
- С пробуждением, мастер Эбенгард, - махнул ему один из наймитов, проходя мимо.
Торговец не ответил ничего, быстрым шагом направляясь к дереву. Злобно справил нужду, развернулся, подошел и сел возле еще непотушенного костра.
- Всё го...тово, мастер Эбенгард, — главарь наёмников запнулся на полуслове, когда на него посмотрел купец полным ненависти взглядом,— Ээ... Выдвигаемся?
- Нет не выдвигаемся, курва! - взрыв эмоций нахлынул на купца, который уже готовился покинуть весь этот театр одного актера.
- А что тогда?.. - растерявшийся от таких поворотов наёмник не знал, как реагировать.
- Сядь здесь и жди! - Эбенгард выдохнул и постарался взять себя в руки, - Сейчас кое-что проверим, у меня нехорошее предчувствие.
Ждать пришлось не так уж долго - по крайней мере в прошлый раз Рихарду показалось, что между его пробуждением и последующими событиями прошло значительно больше времени.
В тот самый момент, когда Тигальд собирался еще раз спросить, что же им делать дальше, как от одного из дозорных послышался шум, а затем громкий крик:
- Мастер Эбенгард! У нас гости!
- Ну вот, я про это и говорил. - полубезумно усмехнулся торговец, поднимая арбалет и неспешно шествуя в сторону окрика.
На этот раз стоило придумать что-то новенькое.

Отредактировано Рихард Эбенгард (2018-06-14 18:30:38)

+1

7

Вогель Лим в своей жизни попробовал всякое, начиная от фисштеха и кончая распитием махакамской медовухи в обществе восьмидесятилетней краснолюдки-нимфоманки. Собственно, кровать краснолюдки он тоже опробовал и остался немного недоволен: жестковато.
Несмотря на столь богатый опыт, были в представлении авантюриста такие вещи, знакомства с которыми лучше сторониться и избегать, если тебе дорога шкура. И вот арбалетные болты, которые летят в твою сторону, были именно тем, что Вогель старался избегать даже больше, чем змею, подброшенную в дорожный мешок.
Увы, в этот раз удача была не на стороне Лима, и мошенник впервые в жизни познал, что такое смерть. Он не успел удивиться: лишь почувствовал жгучую боль, тяжелую обиду, а спустя мгновение дух его отлетел к небесам, оставляя после себя бренное, никому ненужное тело.
Вогель Лим умер бесславно, пристреленный, словно шелудивый пес. Он остался брошенным на волю леса. И лес решил потешится.
И как же зла была его шутка.
***
Голова болела, словно по ней долго и с удовольствием били. Вероятно, лопатой. Вогель Лим тяжело поднялся, прохрипел, охватывая свою несчастную головушку... а затем схватился за лицо, за шею, коснулся пробитой арбалетным болтом груди, и не нашел ни шрама, ни царапинки.
Он был жив, хоть утренняя роса замочила его одежду, голова болела от удара о землю, а кобыла... о, треклятая кляча, чтоб ей пусто было, унесла весь его скарб куда-то вглубь леса, чтобы там же и сдохнуть.
- Стерва! - процедил Вогель сквозь зубы. - Надеюсь, ты долго мучилась, сука ленивая!
Осознание то, что он жив, то, что ему все произошедшее лишь привиделось, Вогеля не радовало. Ужасный сон не лишал его нелегкой участи: он остался один на один с природой без кобылы, еды и даже простенького ножа.
У него не было ничего в этом мире.
И всё-таки этот мир от него что-то хотел. Вероятно, его жизнь.

***
Вогель не сразу понял, что он очутился на поляне снова. Осознание того факта, что он здесь уже когда-то был, слышал эти голоса, знает о чем говорят разбойники, ни капельки не смутило авантюриста.
А зря.
Древко копья вмиг пробудило ленивую память, а Вогель схватился за отшибленный живот.
Опомнился Лим только когда увидел своего обидчика из дурного сна.
- Ты?! - Вогель выпучил глаза. - Ты! Ты убил меня, курва! Мудила, я же не желал тебе зла, ху...
Древко ужалило Вогеля в живот, а следом, когда мошенник согнулся пополам, приложило по спине.
- Простите, милсдарь Эбенгард! Не думал, что такой болтливый попался! - наемник беззлобно сплюнул на спину поверженного. - Вы его знаете или я могу заткнуть ему глотку копьем?

[NIC]Вогель Лим[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/SylAq.jpg[/AVA][STA]npc[/STA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]

+2

8

Эбенгард быстрым шагом подошел к наёмнику, который уже успел один раз приложить Вогеля древком копья.
Всё в этом действии было уже привычно и обыденно, если только не учитывать странное чувство, как будто артисты на сцене театра, играющие каждый свою роль, внезапно выходят из образа и рушат всё очарование пьесы - глядя в глаза авантюриста, Рихард видел неподдельное удивление от повторной встречи после "смерти". Это был первый из окружающих, который помнил, что произошло с ним в прошлой итерации дня.
Арбалет теперь смотрел в землю.
- Ты! Ты убил меня, курва! Мудила, я же не желал тебе зла, ху...
Речь Лима, которому уже собирался ответить сам купец, была бесцеремонно прервана профессиональными действиями охранника контрабандисткого каравана, который, расправившись с незнакомцем, тут же учтиво поинтересовался, не являются ли они с купцом старыми знакомцами.
Рихард успокаивающе махнул рукой. Он уже успел смекнуть, что в текущей ситуации следовало обстоятельно поговорить с Лимом  до того, как ему снова можно будет перерезать глотку.
- Да, я его знаю. Убивать его не надо - просто свяжите и мы с этим милсдарем покалякаем о делах наших грешных.
Ожидать исполнения приказа не пришлось - тут же была принесена веревка, которой руки странника были связаны за спиной, а ноги спутаны на лошадиный манер так, чтобы Вогель мог передвигаться только маленькими шажками.
- Прикажете теперь идти дальше? - спросил у торговца Тигальд, с недоверием глядя на пленника.
- Да, только изменим кое-что. Ты сядешь на передок и будешь управлять повозкой, а я, - Эбенгард кивнул на заталкиваемого в кузов Вогеля, - пока буду в повозке с ним. Допрос до вечера не подождёт.
Кибитка не скрипела, щедро смазанные оси крутились почти бесшумно, насколько это было возможно, а на сухой подстилке почти не оставалось следов от колес. Они продвигались по лесу, солнце перевалило за полдень и до конца итерации оставалось всё меньше времени - это знал Рихард и теперь этим следовало поделиться с незнакомцем, который нынче в связанном виде сидел перед ним в повозке на ящиках.
- Давай я сразу извинюсь за это маленькое недоразумение. Ты первый, кто появился... здесь... в этот день... как бы так объяснить... не суть, - Рихард поморщился и махнул рукой, сбившись с мысли, - Я не хотел тебя убивать. Вернее, хотел - но не тебя. Тут должен был появиться виновник торжества и я подумал, что это ты. На Гленарда, который тебя копьём приложил, тоже зла не держи - работа у него такая, мдэ. Кстати, не называй его сокращенно - Глен. Он обижается, потому что это созвучно со словом "член".
Торговец, явно нервничавший ото всей сложившейся ситуации, наконец прервал свою речь на едином выдохе.
- А теперь, если не затруднит, я бы хотел узнать, как ты здесь оказался. Вопрос принципиальный, так что постарайся не упустить ни одной детали - от этого зависит, сможем ли мы отсюда выбраться или тебе придётся до конца своих дней получать копьём в живот от Гленарда.

+1

9

Когда весь мир ведет себя, как сумасшедшие, когда все поступки и действия тебе кажутся нелогичными, когда солнце встает на западе, а заходит на востоке, то, быть может, это ты сошел с ума, не этот мир?
Живот ныл. Ныла спина. Ныла ушибленная вчера голова. Или не вчера? Вогель Лим отдал бы пару здоровых зубов за то, чтобы оказаться в другом месте в другое время, чтобы быть подальше от дурацкой границы между северными королевствами и сраным Нильфгаардом. Но что-то подсказывало, что из кустов не выскочит чародейка с оголенной огромной грудью и не бросится исполнять его желания. А жаль.
Его не убили. Связали, спутали, усадили в кибитку, которая шла так тихо, что позавидовала бы даже краснолюдская братия, славившаяся своим уходом за гужевым транспортом.
Его не убили, но ноющий живот говорил о том, что лучше не радоваться раньше времени. Ведь Гленард, который не любил сравнение с хером, всегда мог всадить свое копье в авантюрное брюхо. Чисто из профессиональных помыслов.
Лим поднял тяжелый, полный боли взгляд на человека, который, как ему казалось, убил его. Но учитывая тот факт, что Вогель был жив, а убивать его пока никто не спешил, то... неужели все это был лишь скверный, правдоподобный сон?
- Я переходил реку вброд. Точнее, пытался перейти. Упрямая кобыла не желала лезть в воду, и я полчаса потратил на то, чтобы уговорить эту клячу замочить хотя бы бабки. Дальше дело не пошло, сука встала, словно проглотила камень, и простояла до тех пор, пока не привлекла своим ржанием огромную сороконожку. А почуяв, что пахнет жаренным, припустила на другой берег, унося меня на своей спине.
Лим облизнул пересохшие губы, с трудом прокашлялся.
Хотелось пить. Есть. Домой. Плевать, что собственного дома у мошенника не было - именно сейчас он мечтал о нем. Об уютном, тихом, уединенном месте, где нет никаких бед, говнюков с арбалетами и херов с копьями.
- А потом я ударился лбом о ветку. Приложился наземь так, что все кости почувствовал и потерял сознание. Хрен знает, как долго я пролежал, но очнулся с жуткой головной болью. Кобылка моя, разумеется, не осталась дожидаться моего пробуждения и пропала в лесу. Надеюсь, что эта сучара ее достала и жрала долго и с удовольствием. А потом подавилась и сдохла.
Вогель поджал губы, вспоминая самые неприятные моменты.
- А затем я попер через лес. Знал, что должен совсем скоро выйти на старый тракт, которым не пользуются уже хер знает сколько. Наткнулся на ваш лагерь.
Лим скрипнул зубами.
- А потом ты меня убил. Но... если ты меня убил, то как я оказался здесь? Что за херня происходит, и кто ты вообще такой?

[NIC]Вогель Лим[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/SylAq.jpg[/AVA][STA]npc[/STA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]

+1

10

Рихард внимательно слушал весь рассказ, стараясь не пропустить ни одного слова. Ему было важно узнать, произошло ли с этим человеком что-то подобное, что случилось с ним самим - отравление, опаивание, может смазанная ядом стрела - что угодно. Но ничего подобного не было. Лим даже не встречал каких-нибудь зловещих чародеев на пути и не пытался насрать им в кашу. Никаких зацепок, связывающих их ситуации, не было - хоть убей. Многоножка, упрямая лошадь, болото, падение и потеря сознания...
Купец не был знаменитым сыщиком, но точно умел связывать факты между собой. По всем вариантам выходило, что их в итоге объединял лишь этот чертов лес, в котором они оказались. И потеря сознания.
Но почему тогда именно ему что-то подкинули в похлебку, от чего он уже собирался сдохнуть?
Теория разбивалась о железные аргументы. Из задумчивости купца вывел вопрос собеседника:
- ...Что за херня происходит, и кто ты вообще такой?
Эбенгард тяжко вздохнул и, почесав затылок, решил ничего не скрывать. В этом просто не было смысла.
- Я - Рихард Эбенгард, купец-бакалейщик. Везу товары на продажу, как нетрудно догадаться, - он ухмыльнулся, хлопнув ладонью по ящику, на котором сидел, - и смотри какая хрень выходит. Хороших новостей у меня для тебя нету. Дела твои - полное дерьмо. Впрочем, как и мои. Этот день - сегодня - повторяется, каждый раз, в точности. У меня он повторился двадцать семь раз. На двадцать шестом появился ты - до этого тебя не было. У тебя день, как я понимаю, повторяется уже второй, после того как в первом ты умер. И будет повторяться еще неизвестно сколько - я думаю, что бесконечно. Если не найдём способа выбраться - можешь считать, что уже попал в свою личную преисподнюю до конца времен... И не надо на меня так смотреть, дьявол! Когда ты уснёшь или умрёшь - всё снова повторится. Заново. Сначала. Это звучит как безумие, но это так...
Они ехали еще достаточно долго, чтобы Эбенгард успел рассказать, как пытался убить себя, как пытался убивать своих же наёмников, как пробовал ехать в другую сторону или же вовсе оставаться на одном месте - ничего из этого не помогало выйти из цикла повторений.
В конце концов повозка остановилась - и купец, прервав разговор, тут же выскочил из кузова. Он отлично знал что дальше будет - поэтому, когда справа от повозки, возле небольшой лесной поляны, поросшей высокой травой, послышался человеческий голос - он просто отдал приказ взять лазутчика живым.
- Что-то много встреч для этих мест, - проворчал Тигальд, связывая богато разодетого цинтрийца, - Здесь же вообще не должно быть никого, даже нильфовских разъездов...
- Ты прав, дружище. И поэтому мы прямо сейчас встаём лагерем - мне нужно допросить этого козла, - Эбенгард мрачно зыркнул в сторону цинтрийца, - Заодно дайте похлебки милсдарю Лиму. И помогите ему выбраться из повозки. Веревки развязывать ни к чему.
Цинтриец, которого доставили уже без сознания, был оставлен возле устраиваемого кострища. Рихард за всё время так и не разобрался, какие варианты развития событий могут привести к выходу из цикла. Но одно он знал точно - кто-то в самый первый раз подлил ему отраву в котел. И этот кто-то заслуживает продолжительных мучений перед смертью.

+1

11

Когда всю жизнь ты живешь обманом, то рано или поздно, но в чудеса верится все с большим трудом. Вот и Вогель Лим, пройдоха и авантюрист, шантропа и фанфарон, давным-давно в настоящие чудеса не верил. Нет, он знал, что есть в этом мире магия, есть чародеи, которые эту магию используют по своему разумению, но вот за всю его жизнь настоящие чародеи и чародейки ему не попадались. Зато сколько в жизни его было шарлатанов - не хватит и пальцев на руках королевской гвардии, чтобы всех перечесть. Не каждый из них был убедителен в своем ремесле, не каждый талантлив, но те немногие, что сумели заставить в себя верить, со стороны могли показаться настоящими кудесниками. К сожалению, эффект этот длился ровно до того момента, пока не копнешь глубже.
И что же? Сейчас, кажется, Вогель Лим, сам тому не радуясь, копнул так глубоко, что наткнулся на чужой склеп. А оттуда - фьють! - и появилась магия. Ети её за ногу!
Единственное, за что Вогель был благодарен всему происходящему с ним сейчас, то, что пока что он был жив. И его, кажется, даже не собирались убивать. Где вы видели, чтобы на будущего мертвеца переводили похлебку?
Вогеля бесцеремонно выволокли из кибитки, кинули на траву. По приказу господина Эбенгарда не спешили развязывать ему ни руки, ни ноги. Лим скорчил кислую мину.
- Развяжи хотя бы руки... ты же не желаешь кормить меня с ложечки?
Наемник фыркнул так, что Вогель испуганно сжался, ожидая удар сапогом в лицо.
Но удар не последовал. Видимо, наемники четко следовали приказам ушлого купца. Но руки все же развязали. Точнее, одну руку -правую, ловко продевая бечеву левой руки между коленями, лишая Лима возможности к бегству.
Авантюрист не протестовал, лишь с интересом наблюдал за всем происходящим на поляне.
Кажется, его убийца и спаситель по совместительству был не из терпеливых ребят. И, кажется, имел зуб на всякого, кто попадается ему в лесу.
- А ты... - Лим задумчиво перемешивал еловой ложкой суп, - пробовал просто поговорить с ним? Предложить ему еды и воды? Проводить куда-нибудь? Помочь?
"И если всё дело в каком-то моднике, то каким боком сюда затесался я? Ведь я ему ничегошеньки не сделал!"
[NIC]Вогель Лим[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/SylAq.jpg[/AVA][STA]npc[/STA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]

+1

12

Не то чтобы Рихард окончательно доверился Вогелю - купец не был склонен доверять даже самым близким своим соратникам и подельникам. Впрочем, крайней бесчеловечностью он тоже не отличался и никак не стал препятствовать частичному высвобождению нового знакомца из пут ради кормёжки. В конце концов, наёмники знали своё дело и были начеку. Для них это был один день, а не месяца, заключенные в двадцать четыре часа.
Ситуация с зацикленным днём бесила Эбенгарда всё больше. В конце концов, если даже самоубийство не помогает выбраться из этого проклятого леса, сны не снятся, а кроме тебя все делают вид, что всё кругом как будто в норме - недолго и рехнуться.
С каким-то таким взглядом, полным тяжелого, что тот раскаленный свинец, полубезумного блеска, Рихард Эбенгард и посмотрел на Лима.
- Я пробовал с ним говорить по-хорошему. Я давал ему и пищу и воду и даже водки плескал, думал - разговорится. Хер там! Не разговорился. Упрямо косит, что ничего не помнит. Проводить его некуда - по той же причине. Он не знает, как здесь очутился и куда идти. Уходить отсюда я пробовал неоднократно - что в одиночку, что со всеми людьми, - купец говорил вполголоса, так, чтобы его слова не услышали наёмники, периодически оглядываясь и следя за окружающими, - Ты можешь идти сколь угодно долго - рано или поздно ты потеряешь сознание от усталости или голода. И очнёшься снова там, где был в начале этого дня.
Бакалейщик досадно пнул носком подвернувшийся камень и сел на траву рядом с телом незнакомого цинтрийца. Тот до сих пор и не думал попробовать очнуться.
- Раньше я думал, что хуже смерти ничего быть не может, - Эбенгард горько усмехнулся, - Теперь я близок к тому, чтобы изменить своё мнение о жизни и том, что бывает после неё.
Наёмники через какое-то время закончили ставить лагерь, развели костёр с подветренной стороны от повозки, привычно - по крайней мере для Рихарда - расставили посты.
Тигальд, повинуясь отдельному приказу, привязал бессознательное тело незнакомца к ближайшему дереву - для допроса всё было готово. Разве что каких-то особых инструментов под рукой Эбенгарда не оказалось.
С помощью нюхательной соли, что была у одного из наёмников с собой, цинтрийца привели в чувство.
Человек в одеждах с гербом очнулся с кашлем.
— Добрый вечер, уважаемый, - слишком уж приветливо ухмыльнулся торговец, наблюдая, как дворянин осматривается, — Прежде чем начнём нашу увлекательную дружескую беседу, вынужден в который, курва, раз спросить: кто вы и как оказались в этих краях?
- Что?.., - человек попытался как будто потянуться рукой или пошевелиться, но путы удерживали его крепко, — Я не помню... Кто вы такой и по какому праву я связан?
Если бы Рихард не имел большого опыта в торговле и игре в кости - ему было бы крайне сложно сдержать нахлынувшие эмоции. Прежде всего от того, что цинтриец наконец-то ответил ему иначе, нежели в первую и все последующие итерации этого дня. Повлияло ли на это появление Вогеля Лима или что-то еще - предстояло выяснить. И выяснять Эбенгард планировал медленно, наслаждаясь каждым мгновением процесса.
- Вопросы здесь задаю я, как вы уже могли заметить.
Пройдя мимо Вогеля, купец достал из ножен кинжал и положил его остриём в горящие поленья костра. Он не оглядывался на цинтрийца, но не сомневался, что тот становился тем бледнее, чем ярче светилось накаляющийся клинок кинжала.
- Вы... вы не можете! Я ничего вам не сделал! - чуть ли не крикнул цинтриец, моментально соображая, зачем кто-то может нагревать кинжал рядом со связанным человеком.
- И всё-таки я не услышал ответа на свой простой вопрос, - не скрывая усмешки на скривленных губах, промолвил Эбенгард. Когда он поднялся от костра - кинжал в его руках светился розовато-багряным светом, не предвещающим ничего хорошего.
- Я не помню! Говорю же! Черт бы тебя побрааааааааааааааа!!! - дикий крик цинтрийца заполнил собой вечерний лес так, что даже дозорные наёмники обернулись.
Рихард с упоением вырезал раскаленной сталью ноготь с большого пальца правой руки пленника. Кровь шипела и запекалась, касаясь алого клинка, но этот звук никто не мог расслышать через крики дворянина. Лишь вкусный запах жареного мяса постепенно распространялся по поляне.
Наконец ноготь упал на землю.
- Больно, да? - Рихард участливо покачал головой, - Это еще только начало, родной. Я всё еще жду ответ.
Пленник пытался отдышаться, не чувствуя пальца руки. Кто-то из наёмников пошел менять своего товарища в дозоре. Тигальд молча наблюдал за допросом, никак не комментируя происходящее.

Отредактировано Рихард Эбенгард (2018-09-18 20:14:20)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Там на неведанных дорожках