Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Новиградский таблоид


Новиградский таблоид

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: 20 июля 1264 года.
Место: вольный город Новиград на территории королевства Редания.
Действующие лица: Гуго из Цинтры в роли ведущего, отвечающий за суровый окружающий мир и сюжетные перипетии, и Бертрам Хог в роли самого себя, отвечающий исключительно за самого себя.

0

2

Новиградский таблоид

В июле одна тысяча двести шестьдесят четвертого года в Новиграде произошла цепочка событий, вскрывшая гнойник противоречий среди разных слоев населения вольного города. Причиной этих событий стали некто Фиона Валленштайн и Гуго из Цинтры, которые, чудом оставшись в живых, спешно покинули город едва лишь предоставилась такая возможность.
Новиград же остался охваченным разошедшейся не на шутку войной преступных группировок, пронизанным нильфгаардской шпионской сетью, устранить которую не могла даже секретная служба города, призванная оберегать покой Вечного Огня.
Недовольны сложившейся ситуацией были все: от самого иерарха и до последнего нищего. Что уж и говорить о торгашах, прибыли которых едва ли повышались из-за горящих складов, разбойных нападений и нильфгаардской контрабанды. 
Разнородная городская стража: ополчение, отряды магистрата, личные армии влиятельных купцов и, наконец, силы Церкви Вечного Огня естественным образом действовала абсолютно не скоординировано и, не имея возможности выступить единым фронтом, сбивалась с ног в бесплодных попытках придать всему хотя бы видимость порядка.
Пользуясь всеобщей неразберихой, активизировались мошенники-одиночки и хитрые дельцы, мечтающие о грандиозных финансовых махинациях. 
В этот неудачный для праздных прогулок момент гостем города становится Бертрам Хог — темерский наемник и охотник за головами, шатающийся по миру в поисках работы и справедливости.

Бертрам Хог сошел на берег с баркаса, причалившего ко внушительной новиградской гавани, полумесяцем протянувшейся через всю западную часть города. Новиград встретил его торчащими грузовыми кранами, приводимыми в движение гигантскими колесами с перекладинами, ремонтируемыми галерами, жарящими требуху продавцами еды, запахами смолы, пакли, вонью рыбы, пережаренного мяса и немытых тел.
Стоя на пристани, он видел, как в жарком послеполуденном мареве расплываются очертания башен, колоколен и дворцов города Вечного Огня. Доки за его спиной топорщились лесом матч и рей, а вдоль берега тут и там сновали рыбацкие лодки и каботажные суда.
Впереди его ждало достояние Новиграда: канатные дворы, свечные и гранитные мастерские, бордели, лавки монетных спекулянтов, бордели, притоны, великолепные храмы во славу Вечного Огня и величественные дворцы, восхваляющие лишь достаток их хозяев.
Неизвестно, какие мысли посещали голову Бертрама Хога в этот момент, ведь в этом городе он уже бывал ранее, и сомнительно, что сейчас он предавался размышлениям о городской архитектуре, когда в его желудке было пусто, как за душой у городского нищего.
Сложно сказать, что привело его к самой приличной портовой таверне, быть может, то было обоняние или шестое чувство бывалого наемника, но, так или иначе, он оказался у крепкого здания с потертой резной табличкой, сообщавшей всякому, что он остановился аккурат напротив таверны «На сундуке мертвеца», которую завсегдатаи краткости ради называли просто «Мертвяком» из-за забористого рома, которым славилось это заведение.
Неожиданно, но от этого трактира не несло всеми теми запахами, которыми славятся портовые кабаки, и уже одно это внушало надежду на горячий и сытный прием пищи, который у оседлого горожанина не имеет определенного названия, связанного с положением светила на небе, ибо время обеда уже прошло, а до ужина было еще далеко.
Внутри его встретил полумрак закопченной сальными свечами залы. Некоторые столы были заняты типичными представителями портовой шушеры, не поддающимися никакой идентификации. На возвышении в дальней части трактира стояла широкая дубовая стойка. За ней, невозмутимо глядя на вошедшего, высился долговязый корчмарь, лениво пожевывающий видавшую виды трубку.

Отредактировано Гуго из Цинтры (2018-04-30 22:03:37)

+2

3

[indent=1,0]"Здравствуй, Новиград. Снова."
[indent=1,0]Едва ступив на причал, Бертрам около минуты не сходил с места. Он смотрел. Большие города всегда были милы его сердцу, а Новиград был среди них первым. Даже отсюда, из порта, наемник легко мог оценить его величие. Только вот всё это он уже видел, а голод здорово мешал созерцанию - от корабельной стряпни начинало воротить, и Хог решил немного потерпеть, дабы голод утолить в городе.
[indent=1,0]Говорили, будто в этом городе можно найти всё. Всё возможное (а иногда и невозможное) оружие, угощения и выпивку на любой вкус и кошелек, алхимические снадобья и ингредиенты, даже магические артефакты... Но это не интересовало Хога. Не в этот раз.
[indent=1,0]Он прибыл в Новиград потому, что тут всегда можно было найти мешок преступного дерьма, который можно прирезать ради великой справедливости, денег и хорошего настроения. После месяца скучной, бескровной - а следовательно, практически бесполезной - работы именно этого требовала душа. Но сперва нужно было как следует поесть, а заодно и положение дел в городе прощупать. Дабы знать, в каких условиях предстоит работать.

[indent=1,0]Вопреки мрачному названию, портовая таверна оказалась отнюдь не самым паршивым заведением, в которых Бертраму приходилось бывать. Даже докеры и прочая портовая живность не шибко портила картину.
[indent=1,0]Никто не обратил на него внимания. Это ведь один из самых крупных портов севера. Чужеземцы, включая наемных, были тут чуть ли не более привычны, чем местные жители. Вооруженные - в том числе. Это было приятно. Хог терпеть не мог лишнее внимание к своей персоне.
[indent=1,0]Наемник прошел к стойке, и присел на стул напротив корчмаря.
[indent=1,0]- Доброго дня, - поздоровался он.
[indent=1,0]- Здорово, - невозмутимо ответил трактирщик. В его голосе не было ни стандартного для представителей профессии заискивания, ни учтивости - но не было и враждебности или презрения. - Тебе чего, друг?
[indent=1,0]- Чего-нибудь на предмет пожрать. - Хог облокотился на стойку. - И местные новости узнать не помешало бы. Из тех, что не бесплатны.

Отредактировано Бертрам Хог (2018-05-02 16:25:21)

+2

4

Кабатчик хитро прищурился и одними губами перекатил трубку из одного уголка рта в другой.
- Те, что не бесплатны, стоят денег, дружище.
Эта шутка вызвала взрыв хохота среди завсегдатаев. Сидящее за крепкими дубовыми столами мужичье гоготало ровно до тех пор, пока хозяин трактира не подал знак. Тогда самые отъявленные забулдыги вмиг заткнулись и уставились в свои кружки. Они-то знали, что даже мыши под дощатым полом поспешили затаиться. И только большая белая птица, обычно принимаемая посетителями за пугало, выпучила глаза и мерзким голосом крикнула:
- Бунт на корабле! Бунт! Бунт!
Какое-то время корчмарь глядел на Бертрама своими лукавыми карими глазами. Его смуглое, обветренное лицо с кустистыми бровями, носом-картошкой, перебитым в нескольких местах, и пышными бакенбардами сохраняло невозмутимое выражение. Казалось, это все, что он хотел сказать посетителю, и больше он не обмолвится ни единым словечком, однако его мясистые губы вдруг расплылись в кривой улыбке, сам он вытащил трубку изо рта и сдержанно хохотнул. В этот момент Бертрам мог заметить на его плече выцветшую наколку в виде двух перекрещенных якорей, обвитых морскими чудовищами. Несомненно, что широкополую шляпу поверх банданы, выбивающиеся из-под нее седые волосы и толстую золотую серьгу в левом ухе, он заметил ранее. Все эти внешние признаки выдавали в нем человека, некогда имевшего отношение к морскому делу, и едва ли это отношение было косвенным.
Закончив смеяться, он крепко затянулся трубкой и выпустил дым, а потом добавил:
- Ты чего, не слыхал, что на корабле бунт? Новиградская посудина трещит по швам, и, будь я проклят, об этом знает даже вшивый юнга. Желаешь пожрать или снять каюту? Если, конечно, ты не решил отдать швартовы и с поднятыми парусами дать отсюда ходу.
Голос у него был хриплый, срывающийся на сип от чрезмерного употребления табака и крепких спиртных напитков. Говорил он неторопливо, растянуто и все так же невозмутимо, а из его глаз не исчезала хитрая искорка.

+2

5

[indent=1,0]"Точно, моряк. Блядь."
[indent=1,0]Это не добавляло наемнику оптимизма. С матросней и прочими флотскими он был знаком слишком хорошо, еще по флотзамской службе. Не один и не два дебоша, устроенных такими вот персонами, прерывать приходилось. Эти люди всегда смотрели свысока на тех, кому морское дело было чуждо, в речи их преобладал весьма специфический жаргон... Но то, что говорил корчмарь, было возможно разобрать, хоть говорил он весьма странно и уклончиво.
[indent=1,0]"Если это то, о чем я думаю - бандитская шваль сейчас режет друг друга на куски. Превосходно. Работать в таких условиях - одно удовольствие."
[indent=1,0]Вот что ему совершенно не нравилось в этом корчмаре - так это взгляд. Так обычно смотрит человек, который знает что-то такое, чего ты не знаешь. Знает, молчит, и смотрит, что же ты будешь делать.
[indent=1,0]- Желаю, - сухо ответил Хог. - И того, и другого.
[indent=1,0]Портовая таверна была не лучшим вариантом ночлега, но что-то подсказывало, что остановиться именно тут стало бы правильным решением.
[indent=1,0]- Так, собственно, кто "бунтует"-то? - поинтересовался Бертрам, понимая, что за эту информацию нужно будет выложить еще немного денег. Но к тратам он был готов. Если удастся правильно разыграть ситуацию - это могло окупить все затраты сторицей.

+1

6

Кабатчик хмыкнул, когда прибывший не проявил признаков беспокойства. Он чуть помедлил, а потом прикрикнул, не оборачиваясь:
- Эй, на камбузе! Тащи пожрать! - и вновь обратился к Бертраму. - Одна крона в сутки. И за жратву тридцать копперов.
Он переступил с ноги на ногу, пожевал трубку, точно пробуя слова Хога на зуб, однако заговорить он не успел, его перебила птица, которая, очевидно, очень резко реагировала на слово «бунт».
- Бунт на кор-р-рабле! Р-р-развесить мятежников по р-р-реям! Охр-р-ранять капитана, сукины дети!
Старый моряк шикнул на птицу, и та вдруг затихла, сжалась, что-то тихо клокоча себе под клюв, точно ворча из-за такого неуважительного отношения к своей персоне.
- Вся новиградская шушера. От киля и до клотика. Ты тут впервые? Не слыхал, что на нашей дырявой посудине в каждом углу по капитану? Густав Ягелло, Ублюдок Старший, Виттор Вечный Огонь, эти имена ни о чем тебе не говорят? Уверен, их абордажная команда придется тебе по душе.
В этот момент один из посетителей суровым басом затянул песню:
- Послушай, пират, тебе уже хватит!
Ее подхватили его товарищи:
- Послушай, пират, тебе уже хватит, пора возвращаться домой!
Хэй! Хоу!
Хэй! Хоу!
Ты много награбил, ты много награбил,
Но вот уже вьется, но вот уже вьется
Вокруг твоей шеи узел тугой!
Хэй! Хоу!
Хэй Хоу!

Распевшись, они вместе и в полную силу начали горланить припев:
- Еще одно дело, еще один рейд!
Сокровищ нам мало, награбим еще!
Не дрейфь, капитан, удача за нами,
А там и ковирский флейт!

Трактирщик прислушался и на какое-то мгновение показалось, что в его карих глазах отражаются сцены из бурной молодости. Он замер, стараясь уловить каждый звук, и лишь видимым усилием вышел из оцепенения.
Пока они разговаривали, из кухни, которую здесь именовали камбузом на морской манер, показался юноша с глиняной тарелкой внушительных размеров. Гречневая каша, поджаренная свинина с луком, два солидных куска свежего и душистого хлеба — все это едва умещалось на ней; в другой руке парень нес кувшин с вином. От всего этого угощения пахло так, что голодный Бертрам наверняка испытал несколько неприятных позывов своего желудка. Яства были выставлены на пустой стол в центре залы.
- Вот и жратва, угощайся, - уже без поддевки сказал корчмарь. - Я не знаю даже твоего имени, парень, поэтому понятия не имею, что ты хочешь у меня узнать. Прошвырнись по городу, коли не дорожишь своей шкурой, может, чего и узнаешь.
Он прислушался ко второму куплету песни.
- Ну, иди ешь уже, дай послушать, заплатишь после, - отмахнулся он и погрузился в меланхолию.
Птица, казалось, только этого и ждала. Она уставилась на Бертрама своими черными глазами-бусинками и крикнула:
- Бунт! Кто шагнет на квар-р-ртер-р-рдек, тому я пробью чер-р-реп!
Посетители, привыкшие к дурному нраву заморской диковинки, пели как ни в чем не бывало.
- Еще одно дело, еще один рейд!
Сокровищ нам мало, награбим еще!
Не дрейфь, капитан, удача за нами,
А там и ковирский флейт!

+2

7

[indent=1,0]Бертрам ликовал. Каша с мясом, не солонина и не рыба. Хлеб, настоящий, свежий хлеб, а не сухари! Да еще и не самое худшее в мире вино, чтоб промочить горло. Всё же решение поесть в городе было правильным. И даже корчма потихоньку начинала нравиться наемнику - был во всем этом морском антураже некий шарм. Разве что мрачная песня и странная птица создавали весьма жуткую атмосферу, но... Бывало и хуже. С аппетитом поглощая пищу, Хог размышлял.
[indent=1,0]Ситуация, как ни крути, была многообещающей. Ограничиться парой-тройкой выпотрошенных головорезов с улицы при таком раскладе было просто-таки преступно. Нет, он собирался словить в мутной воде новиградских улиц действительно крупную рыбу... А для этого нужна была информация. Нужны были союзники.
[indent=1,0]"Итак, варианты. Во-первых, стража. Прийти к ним, спросить "кого" и "сколько", выяснить, что они знают, и начинать.
[indent=1,0]Плохой вариант. Когда гарнизонные ребята могут и хотят что-то сделать - они не просят нас. Они делают сами. Таким образом, самое большее, что от них можно получить - вооруженную помощь в нужный момент, и то сомнительно. Зато уже к вечеру каждая хворая псина в Новиграде будет знать: я иду за чьей-то головой. Это закроет многие двери. Приведет к лишнему риску, и почти ничего не даст.
[indent=1,0]Во-вторых, коллеги. Уверен, не я один вижу ситуацию благоприятной для доброй охоты. Можно объединить силы, но... Многие из нас не сильно отличаются от тех, на кого охотятся. Доверять нам - верный путь к ножу в спину. Окажусь ли я умнее? Не факт.
[indent=1,0]И в-третьих... Банды. Можно внедриться. Можно узнать ситуацию изнутри, и изнутри действовать. Рискованно, но эффективно. Смогу ли?.."

[indent=1,0]Ясно было одно - раньше времени заявлять о своих намерениях не следовало. Корчмарь, возможно, не смог его раскусить. Если так - это было на руку Бертраму. А информация... Идея была. Найти какого-нибудь ублюдка на улицах, послушать, что он скажет. Отрезать ему чего-нибудь, послушать снова. Еще отрезать, еще послушать. Отрезать что-нибудь жизненно важное, чтоб убедиться, что больше бедняга уже ничего никому не скажет, уйти. Повторить еще пару раз. Для надежности.
[indent=1,0]Это походило на неплохой план. И всё же, сперва нужно было доесть.

Отредактировано Бертрам Хог (2018-05-04 21:16:42)

+2

8

Бертраму оставалось только поблагодарить удачу или собственное чутье за то, что ему попался именно этот трактир. Нехитрая, но качественно приготовленная еда после скудного морского рациона оказалось как нельзя кстати. Хлеб был свежий, каша - жирная, но не переваренная, а мяса оказалось вдоволь.
Пока Хог с голодухи наслаждался яствами, в кабак вошел посетитель в темном плаще, из-под которого выглядывали ножны и ремень перевязи. У него были длинные волнистые волосы и побитое оспой лицо. Незнакомец остановился напротив стойки и что-то шепнул кабатчику. Тот невозмутимо дослушал песню и лишь потом позвал мальчишку с кухни.
- Смени-ка меня у штурвала, матрос, - сказал он тому и одним взглядом указал незнакомцу на отгороженный тканью альков.
- Шпик?
- Не думаю. У этого парня руки для такой работенки грубоваты. Зачем явился?
- Помнишь ту ниточку, Кнут?
- Пожалуй.
- Кажется, я вышел на след. Только не я один. Ягелло тоже. Нужно спешить.
- В бездну Густава. От этого дельца пахнет как от стухшей раковины. Не стоит брать так круто к ветру.
- Да послушай меня, Кнут, это огромные деньги…
- Ты собрался расплачиваться ими с рыбами на дне Понтара?
- Слушай, я пришел к тебе только из-за того, сколько лет…
- Тридцать лет. Тридцать лет я менял флаги, грабил и убивал, обманывал, воровал, жег и насиловал. И все эти тридцать лет я наблюдал, как мои товарищи один за другим отправлялись то на морское дно, то в железные клетки, то на шибеницы. И кое-чем научился. Научился не спешить. Делай как знаешь, я все сказал.
- Старый болван, - резко бросил незнакомец и отвернулся, оглядывая залу через щель в между занавесями. Его взгляд и взгляд Бертрама пересеклись. Мужчина ухмыльнулся. Он резко поднялся и, не попрощавшись с хозяином, вышел прочь. Хогу могло показаться, что он дрожал от ярости.
Однако сказать, почему, он едва ли мог, ибо из-за шума и тканевой перегородки до него долетали только обрывки фраз и отдельные слова вроде "шпик", "ниточку", "Ягелло", "деньги", "на дне Понтара", "грабил и убивал", "делай как знаешь". Так что ему оставалось лишь разглядывать примечательное убранство залы, стилизованной на морской манер. Обтянутые канатами стены, широкий столб-мачта посреди залы, упирающийся в потолочные балки, похожие на настоящие реи. Стойка, которая, как нетрудно догадаться, символизировала капитанский мостик, и штурвал, прилаженный рядом. Небольшой, отдраенный до блеска колокол, склянки и множество других мелких деталей, назначения которых наш герой не знал, а может, оно ему было попросту неинтересно, ибо мысли его были заняты сложностью и многообразием преступного мира Новиграда и той ролью, которую ему предстоит сыграть в его истории.
Возможно, именно сейчас ему стоило начать свою игру, сделав первый ход. Каким он будет - слежкой за незнакомцем, прогулкой по городу, визитом к властям с предложением сотрудничества, попыткой продолжить разговор со старым пиратом или, быть может, посещением "злачных мест" в попытке подыскать себе какого-никакого информатора - предстояло решить самому Бертраму.

Отредактировано Гуго из Цинтры (2018-05-04 23:11:22)

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Новиградский таблоид