1. Полное имя:
Кристоф де Горгон

2. Возраст | Дата рождения:
34 года | 1231 год.

3. Раса:
Человек.

4. Род занятий:
Рыцарь, неофициально же — руководитель местного преступного синдиката.

5. Внешность:
Пожалуй, единственное, что Кристоф ненавидит в своей внешности больше всего — это то, что её крайне легко запомнить. По меркам континента де Горгон обладает внушительным ростом семь с половиной футов и соответствующими ему пропорциями тела. Крепко сложен, мускулист, обладает весьма недурной физической силой. Цвет глаз — карий. Цвет волос — коричневый. Старается избавляться от увеличивающихся в размерах волос при первой же возможности, но если это не удается, то предпочитает собирать их в хвост. Лицо обрамляет средней густоты борода, однако как и почти всякий рыцарь Кристоф чистоплотен — появляться в высоком обществе подобает по его мнению в самом лучшем виде — вымытым, гладко выбритым и с аккуратной стрижкой. В остальном же де Горгон внешне представляет из себя типичного южанина, который разве что довольно скверно переносит долгие контакты с жарким солнцем, предпочитая тому прохладные помещения или затененные кронами деревьев стоянки. Кожа имеет слегка бледноватый, почти невидимый обычному глазу, оттенок. Выражение лица, как правило, граничит с хмурым — Кристоф очень редко дает увидеть посторонним свои настоящие эмоции, что, впрочем, ни капли не касается вечеров и приемов — уж там де Горгон вовсю демонстрирует свое умение общаться с аристократией — сладкая ложь и натянутая улыбка его неотъемлемые помощники. Тело украшено синяками и шрамами, причина появления которых варьируется от стрел, до ножевых ранений, но самыми яркими являются длинный шрам поперек груди вплоть до живота и небольшой, но четкий шрам между лопаток. Правую часть верхней и нижней губы также пересекает небольшой поперечный шрам. В остальном внешность Кристофа можно назвать весьма недурственной, чему не дадут соврать некоторые фрейлины — широкий лоб, густые брови, аккуратный, но не избежавший переломов нос, а так же довольно гармонирующие с остальными элементами внешности губы. Обладает ровной осанкой и уверенной походкой. Имеет несколько комплектов доспехов и повседневной одежды, предназначенной для использования в различных ситуациях и целях: до блеска начищенные серебристо-черные служат защитой на турнирах и иных официальных, не требующих кровопролития мероприятиях, в то время как потертые тускло-серые с уже виднеющимися следами старения требуются для более неофициальных дел. С повседневной одеждой все обстоит точно так же — гардероб Кристофа насчитывает целую кучу различного тряпья разной степени вычурности и дороговизны, но предпочтение в ношении де Горгон отдает одежде серебристого, белого или серых оттенков. В зависимости от обстоятельств она может дополняться украшениями. Шлемы Кристоф носит исключительно с закрытым забралом, на спине вместе с доспехами — тяжелый каплевидный щит, а иногда и плащ. В ножнах на поясе, где помимо всего прочего имеется место боевому ножу — полуторный меч.

6. Характер:
«Внешность обманчива».

Характер Кристофа начал формироваться ещё два десятка лет назад, во времена его юности и постепенного приобретения бесценного жизненного опыта. Дерзкий юнец с горы Горгон был полон веры в самое лучшее, выставляя себя наивным дурачком. Всё его детство и юношество его сознание словно тряпку полоскали словами про добродетели и рыцарское благородство, и он охотно этому верил. Время же шло, а с ним менялось и восприятие мира де Горгона: дерзкие порывы сменялись на расчетливость, жестокость и цинизм. Цели, которым Кристоф служил прежде, казались ему пустыми, и он их отбросил, выставив перед собой более осязаемые приоритеты. Погоня за бессмысленной славой обрела продолжение в виде погоней за более лучшей жизнью, куда более теплым местом под солнцем, чем было прежде.

Кристоф де Горгон — расчетливый интриган, слабо поддающийся эмоциям. Нет, он вовсе не бездушный механизм, которым управляет лишь логика, но по его мнению эмоции будут к месту лишь в исключительных, известных только ему, случаях. Кристоф довольно хорошо разбирается в большинстве людей, имея частую возможность как-либо с ними общаться, причем это большинство состоит, как из знатных особ, так и из низов — де Горгон к любому найдет подход только если это, конечно, не самый упертый баран на Континенте. Несмотря на наличие физической силы, способной нужным образом убедить окружающих, действовать Кристоф предпочитает куда более изощренно, используя деньги, убийц и собственное обаяние. Однако, если дела принимают совсем уж скверный оборот, то де Горгон, безусловно, будет принимать участие в решении этой проблемы лично. Знающие методы Кристофа «коллеги» порой шепчутся, что лучше не доводить проблему до этой точки. Врут они или вовсе же нет — кто знает? Впрочем, свидетелей, способных подтвердить или опровергнуть данные слухи до сих пор не нашлось.

Перфекционист. Во всем — будь то составленные на полке книги или нечто другое. При этом нельзя сказать, что он весьма остро воспринимает критику, как прочие люди с подобной чертой характера — обычно Кристофу де Горгону абсолютно все равно, что о нем говорят, но с небольшой поправкой — лично ему. Рыцарю на белом коне, борющемся за добродетели — вовсе нет. Такие мелочи как критика позволяют держать и развивать образ в нужном направлении. Для Кристофа ничего не имеет абсолютной ценности, кроме собственной жизни. Для её сохранения он готов абсолютно на все. Во всем ищет различную выгоду, старается разумно пользоваться всеми доступными ресурсами — по его мнению даже затхлый эльф способен принести пользу, поэтому абсолютно лишен каких-либо расовых предрассудков, считая те глупостью.

Не считает, что занимается плохими вещами, полагая свою совесть чистой. В каком-то смысле не лишен человечности — убивать детей, насиловать женщин и ради забавы вырезать кметов не станет и будет требовать того же от своих людей. Напрасное кровопролитие и жестокость — роскошь, которую Кристоф себе позволить не может. За пережитые годы не утратил тягу к прекрасному — де Горгон по прежнему способен искренне восхищаться природой, красотой женщин и искусством, которое достойно называться таковым. Однако, мечтательности у него поубавилось. Значительно.

7. Цели:
Кристоф желает найти точку опоры в мире, где без малейших опасений можно будет осесть и провести остаток жизни в удовольствие, не нуждаясь ни в чем. Из этого вытекает следующая его цель — де Горгон одержим идеей накопления богатства в том или ином виде, дабы обеспечить себе безбедное существование. Не желает видеть себя старым немощным стариком, поэтому жизнь до глубокой старости ему неинтересна, морально готов закончить свое путешествие в этом мире на пятом или около того десятке. Постепенно хочет выйти из криминального мира, но понимает, что это будет не так просто. Поэтому целью так же будет и постепенная подготовка почвы для безболезненного и быстрого выхода оттуда. Что важно — окончательного.

Возможно, приобрести надежных людей — так называемых друзей, но, учитывая его характер, подобное ему кажется маловероятным. В будущем, окончательно осев, скорее всего завести семью. Однако, главной целью Кристофа на данный момент является вытягивание максимума из ситуации, в которой он находится, обрастание связями и продумывание всевозможных событий наперед, дабы все вышло идеально.

8. История персонажа:
Кристоф де Горгон родился у подножия Горгоны в семье местного дворянина и нильфгаардской аристократки, которых несравнимая ни с чем атмосфера Туссента влюбила друг в друга и заставила навеки связать свою жизнь. С ранних лет Кристоф был окружен доходящей до абсурда заботой, но вовремя получал полагающиеся людям его сословия образование и прочие необходимые умения. Его отец в свое время мечтал стать рыцарем, но у него не вышло, поэтому свою давнюю мечту он решил воплотить в своем сыне, нанимая тому в наставники бойцов из княжеского двора и прочих мастеров меча, дабы сделать все возможное, чтобы Кристоф с горы Горгоны рано или поздно получил тот самый заветный рыцарский титул, о котором так мечтал его отец.

С матерью Кристоф посещал разные провинции нильфгаардской империи и от неё же он унаследовал знаменитый акцент, поскольку именно она обучала его речи. Именно мать научила юного рыцаря манерам и этикету и в общем-то дала ему умение находить подход к людям, привив тому принцип, что не всегда все проблемы можно решить силой, а порой достаточно удачно подобранных слов или поступков.

Если опустить скучные подробности детства и юности Кристофа де Горгона, в которые входили тренировки, званые вечера, приемы и тому прочая ерунда, то стоит сказать, что, наконец, рыцарский титул был им получен в девятнадцать лет и тогда же он начал вовсю участвовать в рыцарских турнирах и зарабатывать себе репутацию при княжеском дворе. Он ещё не понимал, что живет жизнью, которую хотел его отец, но в любом случае, Кристоф бы ничего не смог с этим поделать. Турниры сменялись попойками, попойки — женщинами, а иногда приходилось пачкать лезвие меча о преступников, что пытались нажиться на честных людях. Такая жизнь устраивала молодого рыцаря. Он свято верил, что будет способен выдержать любой удар, но в силу своей молодости не понимал, что жизнь всегда бьет сильнее, чем того ожидаешь.

Однажды Кристоф вступил в перепалку с весьма вызывающе ведущим себя молодым человеком и в ходе короткой потасовки по неосторожности размозжил тому голову. Этим бедолагой оказался сын местного преступного барона и, убив, его, де Горгон подписал себе и своей семье смертный приговор. На Кристофа открылась настоящая охота, в ходе которой оказалось разорено имение его родителей, а сами они были убиты. Молодой рыцарь был вынужден бежать из провинции, выходя из схваток с пытающимися одолеть его убийцами лишь благодаря своим физическим параметрам. Он решил, что ему стоит уйти в изгнание, как и подобает настоящему рыцарю.

Впрочем, за те шесть с половиной лет, что Кристоф провел в скитаниях по Континенту, его мировоззрение кардинально поменялось. Живший на грани холода и голода, Кристоф скатывался все ниже и ниже, опасаясь за собственную жизнь. Он начал понимать, что все то, чему якобы служат рыцари — грязное лицемерие, но все-таки по его мнению что-то было в их идеологии — например, бесстрашие перед лицом врага. Кристоф решил вернуться обратно. В то место, откуда трусливо сбежал — в Туссент. Он отыскал всех причастных в гибели его семьи и его позоре, убил их, сделав это с максимальной жестокостью. Выдавливая глаза главному виновнику всех случившихся с ним событий, он осознавал, что уже не тот человек, что раньше, но жизнь должна была продолжаться. Прибывшие на помощь головорезы застали своего прежнего нанимателя с раздавленной головой и залитого кровью Кристофа. Он предложил им выбор — признать его своим новым руководителем или сдохнуть. С тех пор Кристоф де Горгон стал являться тем, кем он есть сейчас.

9. Навыки и умения:
Кристоф — человек, которого обучали военному делу с самого детства. Он прекрасно владеет мечом и щитом, уверенно держится в седле и способен вести бой верхом. Обладает базовыми навыками стрельбы из лука и боя копьем, знаком с военной терминологией и, в принципе, способен командовать на уровне десятника. Помимо всего прочего, де Горгон наделен большой физической силой — вследствие чего его удары наносят ощутимый урон по не ожидающему ударов такой силы противнику. В состоянии оказать первую помощь раненым и выжить несколько дней в лесу.

Имеет хорошо поставленную речь, убедительность которой дополнительно подкрепляется толстым кошельком, обучен этикету, знаком с большинством состязаний в рыцарских турнирах, так как принимал в них непосредственное участие, умеет танцевать. Обучен грамоте, счету и чтению, а так же старшей речи, но разговаривает на ней с нильфгаардским акцентом. В некоторых районах континента, в частности Туссента, снискал себе определенную славу, которую, как ему кажется, в большей степени дало ему родство с Грегуаром де Горгоном. Других выделяющихся навыков не имеет.

10. Слабые стороны:
Кристоф — тяжелобронированный, а оттого и невероятно медленный боец. Он очень силен и живуч, но катастрофически неповоротлив по сравнению с более маневренными бойцами. Из-за размеров по нему довольно просто попасть. Его техника боя весьма примитивна для тех, кто в этом разбирается, и благодаря этому понимающий воин без проблем найдет брешь в обороне де Горгона. Кристоф очень, очень и очень сильно опасается дискредитации о связях с преступным миром, что очень сильно подорвет его авторитет — уязвимость для шантажа. Де Горгон побаивается чародеев и некоторых населяющих Континент гадов вроде архиспор и сколопендроморфов, но уже на уровне отвращения и боязни быть ими сожранным. Весьма остро переживает за собственную жизнь, вследствии чего готов практически на все ради её сохранения, однако боязнь скорее чисто психологическая — принять смерть Кристоф сможет вполне достойно. Гедонист, довольно алчный.

11. Имущество:
Фамильное имение на окраинах Туссента. Несколько комплектов доспехов и оружия, набор дорогой повседневной одежды, три лошади. Солидный счет в банке, доступ к некоторым «особым» услугам темной стороны этого мира.

Об игроке:
1. Планы на персонажа:
Обрубить все связи с криминалом, не исключая при этом убийство вообще всех, кто так или иначе знает, кто такой на самом деле Кристоф. Скорее всего путешествие в новую жизнь. Не исключено, что в любое доступное ресурсам место.

2. Связь:
Если администрация не возражает, то предпочту общаться посредством личных сообщений.

3. Знакомство с миром:
Книжная сага, серия игр.

4. Как Вы нас нашли?:
РПГ-топ.
Пробный пост:
Ситуации, подобные этой, вызывали у Кристофа де Горгона раздражение. Криминальный мир — довольно жестокое место, где даже таких, как он, могли без особых трудностей уничтожить. Кристоф угодил в крупную паутину и был в ней далеко не самым главным пауком, чтобы диктовать свои условия. Убийством прежнего руководителя этой ячейки де Горгон снискал к себе определенное внимание и, будучи неглупым, правильно им воспользовался. Его синдикат и он сам подчинялся людям куда более влиятельным, чем, например, Анна Генриетта, поэтому игнорировать их «просьбы» Кристоф ни в коем случае не мог. В большинстве своем стоящие выше люди понимали положение рыцаря, но порой возникали ситуации, когда требовалось его личное вмешательство. Мужчина не любил самостоятельно пачкать руки, поскольку они были и так по локоть в дерьме, но в таких случаях обстоятельства не позволяли ему доверить работу кому-то, кроме себя.

Конкуренция, как известно, в том или ином виде присутствует в любом виде деятельности, включая тот, коим занят де Горгон. Пару дней назад люди свыше отправили Кристофу весточку, в которой четко указали, что обоз, путь которого будет проложен в сторону Боклера, должен быть остановлен. Сопровождающие — показательно убиты, а содержимое повозки — изъято для дальнейшей транспортировки к третьим лицам. Даже если ситуация не предполагала непосредственного личного вмешательства, Кристоф не пренебрегал своим присутствием — так он мог быть спокоен, что завтра его порубленного на куски не выкинут в реку.

Туссентские ночи были довольно темными, чтобы издали человеческий глаз оказался в состоянии разглядеть десяток человек, притаившихся за густыми деревьями у обочины дороги. Громкий цокот копыт по каменистой дороге мог не услышать только самый глухой, но Кристоф всегда предупреждал свою свору, что цель близко. В эту ночь, как и прочие, он был одет в тускло-серые потертые доспехи с черным плащом. Заскочив не без помощи посторонних на коня, он свистнул, дав сигнал к атаке и опустил забрало шлема. Ночную тишину пронзил свист нескольких стрел, которые прилетели в грудь и голову вознице. Лошади, несшиеся на всех порах, угодили в вырытые ямы, а сам обоз, влекомый животными, перевернулся на бок. Люди Кристофа бросились к нему без криков, в полной тишине. На секунду возникающие звуки боя и лязга клинков сменялись предсмертными хрипами. Прошло около двух или трех минут, чтобы де Горгон убедился в том, что все защитники обоза были мертвы. Он подозвал к себе невысокого мужчину, лицо которого полностью закрывали тряпки.

— Трупы раздеть, освежевать и развесить на ветви, — донеслось из-под забрала, — Все ценное с обоза — людям, которые в этом нуждаются. На сегодня всё. Все сделать быстро и без свидетелей. Живей! Не в первый раз на деле!

Четверка людей, одетых в темную одежду, выволокли из обоза несколько больших сундуков, которые в спешном порядке начали грузить на выкаченную повозку, предварительно спрятанную в зарослях, другие принялись с изяществом мясника кромсать уже нагие тела убитых защитников, чтобы оставить демонстративное и ясное послание. Кристоф приподнял забрало, наблюдая за кипящей деятельностью без малейших колебаний на своем лице.

«Очень скоро, — думал он, — очень скоро и вы, нуждающиеся люди, будете висеть на деревьях».

Отредактировано Кристоф де Горгон (2018-04-25 21:17:18)