Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ali venando

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: 1254 год, вторая половина августа по человеческому летоисчислению.
Место: Северные Королевства, мир аэн Элле.
Действующие лица: Нитраль, Карантир.
Описание: Поверья кметов - дело пустое. Каждый уважающий себя чародей либо же человек достойного рода да благородных кровей знает, что все это сущие домыслы - призрачные всадники, от одного вида которых в жилах стынет кровь, похищающие молодняк. Как знать, в некоторых легендах и сказках лишь самая малая доля вымысла. Кавалькада, промчавшаяся по Северными Королевствами ничем непримечательной осенней ночью, на вымысел и вовсе не походила.

Отредактировано Карантир (2018-06-08 06:04:41)

+2

2

Небо в мире людей - с тонкими узорами, петляющими вокруг красновато-серебристой луны. К холодам, ворчат старики, запахивая потертые, заношенные тулупы. К морозам, вздыхают женщины, взявшись за нить с иглой. К долгой зиме, хмурятся кметы. К снегу, радуются дети.
К смерти, поют ворожеи на шепчущем холме.

Король Дикой Охоты потрепал коня по крутой шее, обвёл хищным птичьим глазами своих всадников, и посмотрел на Карантира. Молча кивнул. Пора.
Навигатор встретил взгляд спокойно. По его венам бежит некогда утраченная народом Холмов сила, струится по рисунку на его теле, стекается в ладони. Ему нравится это ощущение, и он не прочь продлить его чуть больше, чуть дольше, чем положено.
Для чародея мир вокруг теряет краски, на мгновение съёживается до одной крошечной точки за бликом на лысой черепушке Имлериха, и замирает. Пространство подернулось рябью, содрогнулось, и треснуло, как зеркальная гладь после удара. Запахло морозом, неестественным, чуждым этому миру холодом. Навигатор определил центр и потянул сильнее. Воздух разбился, взрываясь мириадами ослепительных осколков, разлетелся острыми бирюзовыми искрами. Имлерих едва заметно вздрогнул. Но виду не подал. Проклятый маг как всегда открыл портал за самой его спиной.
Бездна приподняла веки и вперилась бездонным взглядом в своих гостей.

Тяжёлые следы вмерзают на взбитой копытами земле. Серебрится иней, стелится ковром под летящими стрелой лошадьми. Воздух колется, першит в носу и горле ледяным крошевом, зло щиплет обветренные скулы. Белеют деревья, обламываются под собственным весом промороженные до нутра ветви. Стаями взвиваются вороны, предвкушая пир. Не зная, что пировать им будет нечем. Протяжно воют волки. И бесшумно скользят на мягких лапах в тенях лесов, расступаясь. Сегодня ночь принадлежит другой стае, той, что намного опаснее других.

Никто не осмеливается встать на пути Дикой Охоты. Немногие из встретившихся ей остаются вживых. Кавалькада мчится вперёд, не разбирая - маленькая деревушка, большая, селение, город. Звенят перестуком камни дорог, стынет кровь в жилах.
Всадники остановились в одном среди многих безымянном, затерянном в лесах селении. Карантир натянул поводья и придержал загарцевавшую лошадь. Соскочил на землю и снял ненавистный шлем. Отряд солдат слаженно и привычно разделился, и вскоре крики местных постепенно затихли, угасая. Из домов, с улиц потекли нестройные вереницы людей. Как только их соберут вместе - безвольных, напуганных, загнанных, и сломленных, будущих слуг в мире его народа - придёт время снова коснуться плетений времени и пространства. Оттуда, из перекрёстка миров тянуло неземным, смертельным холодом. Тишиной без единого звука. Пустотой.
Карантир едва заметно мечтательно улыбнулся.

+1

3

Холод летел впереди всадников. Вымораживал землю, рассыпающуюся острыми осколками от ударов копыт, нес тревогу под равнодушным взглядом полной луны. Чужаки из другого мира вновь вышли на охоту за человеческими детьми, за своими будущими рабами. Первое поселение, выхоложенное стужей, обезлюдевшее, уже осталось позади, а Дикая Охота неслась дальше. И если бы кто уцелел, то увидел, как кавалькада облаченных в устрашающие доспехи всадников пропала в черном зеркале открывшегося перед ней портала. 
…чтобы через мгновение появиться неподалеку от другой, такой же, еще мирно дремлющей кметской деревеньки. Завыли почуявшие недобрую силу собаки. Тоскливо, в тон неумолкающему древесному гомону козодоев.
- Не к добру, - повторили бы и здесь недоброе пророчество.
Дикая Охота ворвалась в деревню вместе с зимней стужей. Схватилась вода в ведре возле избы, пугливо завизжала да больше не показывалась из конуры дворовая псина. Захлопали ставни в тщетной попытке кметов спастись.
Самые смелые вышли вперед с топорами и вилами, и кто-то из чародеев позади Нитраля призвал гончих. Магические конструкты были далеко не самым по-настоящему плохим, что могла принести с собой Дикая Охота, но страх наводили как всегда безукоризненно.
Стылый воздух взорвался истошным воем.
Все эти вылазки удручающе походили одна на другую. Нитраль покривил бы душой, сказав, что они его тяготят. Нет, это была его работа, одна из ее сторон, и он ее выполнял. Прячущийся за маской-черепом эльф спешился, удобнее перехватил секиру.
Пока король и его колдуны держались в стороне, такие же загонщики как Нитраль, выламывали покрытые инеем двери, вытаскивали прячущихся и голосящих кметов. По слуху резанул тонкий, отчаянный визг. Мимо эльфа пробежала гончая, волоча за ногу кметского ребенка. Нитраль досадливо окликнул чародеев, чтобы те придержали свою живность.
Они пришли за живыми, а не за трупами.
С треском распахнулась еще одна дверь. В нищей кметской избе тихо, только в одном углу темнота словно дышит, прерывисто, судорожно. Под тяжелым шагом закованных в железо эльфов гнутся доски. Нитраль зачерпывает темноту и вытаскивает молодую кметку с длинной косой цвета спелой пшеницы.
- Проверьте подпол, - грохочет искаженный голос из-под шлема.
Он успеет вытащить женщину на улицу, когда за его спиной изба заголосит тонким, мышиным писком спрятавшихся детей. Некоторые повадки кметов Нитраль знал как свои собственные.
Снаружи кметов уже поделили на рабов и мертвых. Палач Дикой охоты отдал кметку солдатам, обвел взглядом еще одну разоренную деревню.
Рядом с ним, придерживаясь за раненую руку, упадет седобородый крестьянин. Идущий следом воин Дикой охоты протянет было руку, чтобы оттащить его к остальным, но Нитраль остановит его. Взрослых тяжелее переламывать, и не всегда усилия того стоят.   
Далекая, красноватая луна увидит, как блеснет двуручная секира, а кровь побежит по холодной земле, замерзая на своем бегу.

Отредактировано Нитраль (2018-06-07 10:28:02)

+2

4

Значительно поредевшее человеческое стадо мерно стекалось к окраине селения, где несколько навигаторов ждали сигнала. Карантир подвёл коня ближе, наблюдая, готовый при необходимости подхватить, помочь. Впрочем, магия времени и пространства - сложная и капризная дама, не одобряющая пустых слов, резко и жестко отметающая самовольные, нахальные заигрывания. Даже он доподлинно не знал, как отреагирует такое нестабильное образование на вмешательство извне, когда что-то пошло не так. Последний раз когда это случилось, открывшийся портал вспыхнул, выжег и превратил в прах горстку стоявших рядом рабов, высушил чародея до рассыпавшихся пылью костей, и схлопнулся.

Одну из будущих рабынь, ту самую, с длинной косой, ладным станом, и округлыми плечами, Имлерих повелел отделить от прочих. Женщина уже не брыкалась и не кричала, не пыталась вернуть потерянных детей - или младших братьев и сестёр - и лишь судорожно и потерянно сжимала край простого, местами выцветшего льняного платья. Нитка деревянных бус на шее оборвалась, свисала пустым шнурком. Вкусы старшего лейтенанта Эредина мало кто разделял. Но возражать никто не осмелился, да и не стал бы - рабыней больше, рабыней меньше. В следующей деревне будут новые.

Когда последние люди покинули свой мир, а за ними проследовали солдаты, Эредин подал сигнал к возвращению. Отряд Карантира, встретив безмолвное согласие, построился следом.
— Славная охота, - со скупой усмешкой похвалил Эредин рядовых офицеров. Те вздрогнули, вытянулись в струнку даже в своих тяжёлых, громоздких доспехах, и шумно да грузно потянусь вереницей в портал, открытый последним.
Карантир невольно вспомнил себя, свои первые годы с Дикой Охотой. Полководец Ауберона знал и умел пользоваться впечатлением, которое производил на окружающих. Хорошо видел и понимал общество вокруг. Легко подчинял других своим взглядам, харизме, использовал в своих целях. Карантир был впечатлён, но другим - живым умом, хитростью, амбициями, возможностями. Общество Аваллак'ха, старейшего из ныне живущих Знающих, определённо пошло ему на пользу.
Им хватило одного короткого разговора, чтобы избавиться от лишней словесной мишуры и расставить все на свои места.

— У меня есть здесь дело, - предупредил Карантир, поравнявшись с Эредином, и кивком указал на Нитраля, - Я возьму его с собой.
Король Дикой Охоты помедлил с ответом, не то показательно, не то впрямь обдумывая дальнейшие планы, и дал своё разрешение:
— Не задерживайтесь.

— Пойдём, - обронил навигатор уже к самому Нитралю, разворачивая лошадь к тёмному, извилистому тракту. Когда остатки аэн Элле, остались за спиной, Карантир приподнялся в седле, оглянулся, словно сверяясь с чем-то, и сам себе кивнул. И направил коня к подлеску по правую руку.
— Там, - соизволит он объяснить позже, — местные aen seidhe.

+2

5

Нитраль проводил равнодушным взглядом только что отловленную им женщину. Едва ли та доживет до рассвета в новом для нее мире – рядом с Имлерихом трупы множились не только во время войны. Возможно, кому-то из людей повезет больше, и другие аэн Элле окажутся более терпимыми к своим рабам. Сам Нитраль не терпел человеческого присутствия в своем доме. Когда-то, когда память после Скеллиге была особенно свежа, как застывшая кровь, только что припорошенная временем как свежевыпавшим снегом, он убил своих рабов – всех до единого.
Как только перешагнул порог своего дома, когда его забрали с проклятых островов.
Потом у него снова появятся слуги, через год или два: первой станет подобравшаяся к третьей сотне лет эльфка aen seidhe. Вторым – эльфский кузнец из разоренной человеческой деревушки.
Голос Эредина настиг его, когда он привычно оглядел свой отряд. Не то чтобы в этом была необходимость. Привычка давала о себе знать. На прозвучавшие следом слова Карантира он не без удивления обернулся и в упор посмотрел на навигатора, однако задать тут же возникший в голове вопрос решил позже, когда Дикая Охота вернется домой.
Сейчас последствия их недавней стычки у палача вызывали лишь усмешку. Когда после драки навигатор спустил его с лестницы, и никто не увидел, как палач Дикой охоты в чем мать родила окольными путями возвращается домой, чтобы последующие два дня потратить на то, чтобы вывести чертовых блох.
И все-таки Нитраль сделал в памяти внушительную зарубку – никогда больше не спорить с Карантиром. Просто потому что наступить в чужое чувство собственной важности не стоило двух недель в зверином обличье, не говоря уже о сомнительном удовольствии ощущений от магии трансформации.
Нитраль снял шлем, приторочил его к седлу и, взобравшись на лошадь, подвел ее к навигатору.
Зачем тебе aen Seidhe?
Хочу проверить кое-что, - отозвался Карантир, вглядываясь в уходящую далеко вперёд извилистую деревенскую дорогу, – Обычный человек скорее всего умрет в силу небольших, но все же определенных физических различий с aen Elle.
Тропа повернула налево, переходя в тракт. Чародей направил коня левее, выбрав едва заметный, лишь немного протоптанный путь, ведущий к опушке леса.
А тебе, - наконец посмотрел он на своего спутника, – стоило бы подыскать себе ещё слуг.
Мне не нужны еще слуги, - коротко отозвался палач дикой охоты и, чуть помедлив, добавил. – Сколько тебе нужно живых?
Двое, трое, - пожал плечами навигатор, – На случай неудачного эксперимента.
Нитраль молча кивнул. Тропа свернула в лес и запетляла среди деревьев. Оба аэн Элле ехали нарочито медленно – медленнее, чем позволяла дорога. Пока тропа не вывела их к одиноко стоящей хижине.
На растянутых возле избы кольях сушились шкуры, на низком колышке возле крыльца глухо постукивал от ветра перевернутый глиняный горшок. Из небольшого окна виднелся свет. Нитраль спешился, обмотал поводья вокруг тонкого деревца. Тяжелую секиру заменил легкий одноручный клинок, но и тот пока оставался в ножнах. Когда Нитраль распахнул дверь избы, на него встревоженно уставились две пары детских глаз. И кроме эльфих детей в старой хате больше не было никого.

Отредактировано Нитраль (2018-05-09 18:13:51)

+2

6

Дети выглядели напуганными. Неудивительно - еще совсем недавно так же дрожали и цеплялись друг за друга взрослые dh'oine при виде кавалькады Дикой Охоты. Призраков, которые, как они считали, существуют только в страшных сказках, ночных небылицах, байках, расхожих поверьях. Высокое, мертвенно бледное в свете луны поверье стояло воплоти около дверного проема и хмуро вглядывалось в два трясущихся тельца перед ним.
Когда он сказал про пару-тройку seidhe, их братьев меньших обитающих в этом мире, Карантир имел в виду взрослых, развитых особей. То, что им удалось найти, под описание и нужды чародея походило крайне слабо. Разумеется, были и свои плюсы, но все они перечеркивались одним значительным минусом - потенциально потраченным на хоть какие-либо достойные результаты временем.
— Не подойдут, - сухо отметил навигатор. Отступил назад, в тень раскинувшего могучие ветви дуба, больше не обращая внимания на встревоженных эльфенышей. Мгновением позже прозвучал тонкий свист спущенной с тетивы стрелы. Моргнуло и задрожало яркой синевой незримое до поры до времени поле, обволакивающее чародея словно кокон. Тот удивленно вскинул голову, повернул голову в сторону тропы к дому. Там, в самом ее конце, стоял лучник, достающий следующую стрелу из колчана. В паре шагов перед ним шли несколько людей с мечами, у двоих даже были деревянные, грубой работы щиты. Один человек остался у места, где узкая дорожка заворачивала в лес. Должно быть, присмотреть за добычей - на привязи из толстой пеньковой веревки он держал двух эльфов, мужчину и женщину.

Карантир предпочитал не вступать в бой там, где это было не нужно. Как сейчас, когда разбойники пришли по душу местных seidhe, и тратить на них свое время не было смысла и даже смешно. Вторая стрела, мелькнувшая перед лицом и сгоревшая в лазурном всполохе, убедила его в обратном.
Вряд ли эти люди когда-либо видели Дикую Охоту и ее всадников, кроме как далекой проекцией в полуночном небе да пересказывали друг другу леденящие кровь байки. Может и встречались с их, человеческими, магами и знали, что связываться с ними не стоит, слышали краем уха про чары, чего только не позволяющие, да порталы, и не стали бы нападать, вовремя присмотревшись к странным и незнакомым доспехам на стоявших у избы эльфах.
Карантир сделал шаг вперед, крепче перехватив посох. Холодный лунный свет заиграл мягкими бликами по металлическим ребрам доспеха. На втором шаге навигатор исчез, словно мгновенно стертый, изъятый из окружающего мира. Чтобы мгновением позже возникнуть за спиной лучника, только-только вздрогнувшего от неожиданности. Тяжелый посох опрокинул dh'oine на землю, а следом опустился концом на чужое открытое горло. Человек не успел даже вскрикнуть.

+1

7

совместно с Карантиром

Нитраль отступил вслед за навигатором. Захлопнул за собой дверь, и в следующий момент увидел, как замерцало синеватое зарево щита вокруг чародея. Выцепив в темноте взглядом человеческого лучника, палач досадливо дернул головой. Вытащил из ножен клинок. Вторая стрела тоже досталась Карантиру – очевидно, d’hoine посчитал его, идущего впереди, более легкой добычей, а уже через несколько мгновений эльф из другого мира показал ему поспешность таких суждений.
Нитраль не стал терять времени, и пока Карантир пригвоздил к земле незадачливого стрелка, занялся его сотоварищами. Если у людей и была какая-то надежда одолеть незваных гостей на пути в дом seidhe, она быстро истаяла, как только те разглядели своих противников получше - ожившие старые легенды, Дикую Охоту, что прежде проносилась только по небу да сулила несчастья в рассказах кметов. Всадники, что спустились на землю, не были ни скелетами, ни призраками. И лица у них были обыкновенные, эльфи, но страха в глазах разбойников не стало меньше. Тонко запел клинок, затребовал своей кровавой дани. Нитраль легко ушел от широкого замаха топора, загнал меч под ребра и выдернул обратно.
Оставленный охранять связанных эльфов разбойник бросил веревку и ринулся в лес, подальше от сражения, а почуявшие свободу эльфы – в дом, к выглянувшим на шум и застывшим на пороге эльфим детям.

Человек, струсивший - или разумно отступивший, смотря с какой стороны подать - далеко не убежал. Прозвучал еще один едва слышный хлопок свернувшегося пространства, прозрачной толщей воды единовременно расступившегося и сомкнувшегося. Место, где стоял Карантир, вновь резко опустело; эльф, мертвецки бледный в доспехах Дикой Охоты, пропал, чтобы в следующее мгновение возникнуть перед бегущим не разбирая дороги человеком. Появиться, сделать новый выпад посохом, и откинуть разбойника на несколько метров обратно.
Добивать не стал. Вряд обычные дхойне, уже поредевшие на пару голов, смогут доставить Нитралю какие-либо неприятности. Вместо этого он присмотрелся к эльфам, так и застывшим на пороге дома. Они вцепились в своих детей как в самое ценное сокровище этого мира, загораживая их собой и от один за другим умирающих бандитов, и от аэн элле. Возможно, при необходимости бросятся защищать своих чад, даже зная, что - безнадежно.
Навигатор равнодушно смотрел на совсем юного эльфеныша, неуверенно выглядывающего и во все глаза смотрящего на эльфов из другого мира. Смотрел на его отца, суховатого и жилистого, с решимостью на узком лице, и такую же мать. Скользнул взглядом по ее деревянным украшениям на шее - грубоватым, неумелым, словно вырезанных детской рукой.
— En’ca digne.
В воздухе моргнуло и замерцало бирюзовое марево портала.

Когда с остальными дхойне было покончено, Нитраль проследил устремленный на эльфов тяжелый взгляд Карантира. Шагнул было к навигатору, чтобы вмешаться в чужую задумку собрать для своих лабораторий несколько особей aen Seidhe. В отличие от эльфенышей их родители сгодились бы в качестве подопытного материала для исследований чародей. По счастью, ему не пришлось спорить с верховным навигатором Дикой Охоты – тот дал отмашку уходить, и впереди с хлопком раскрылся овал портала.
Нитраль взял под уздцы лошадей и подвел к мерцающему мареву. Выдрессированные и привычные к магии, те спокойно шагнули в портал вслед за эльфом. А на другой стороне вопреки ожиданиям Нитраля их встретил не родной мир аэн элле, а такая же темная ночь этой же земли. С тянущимся от влажной земли холодом, запахом застоявшейся воды и прелой травы. Эльф бегло оглянулся на навигатора – тот как обычно планами своими не делился и едва ли попал сюда по ошибке. Такие как он не имеют привычки ошибаться. Никогда.
На голой ветке тощего, тянущегося из болотца деревца что-то тускло блеснуло, ловя холодный лунный свет. Нитраль подошел ближе, разглядывая навешенную на ветвь гирлянду из вылощенных временем гладких косточек на темном шнурке.
- Что это за место?

Отредактировано Нитраль (2018-06-07 10:28:31)

+1

8

Многое можно было рассказать о месте, куда проложила путь магия навигатора Дикой Охоты. Многое и разное, да только кто разберёт в стоге слухов, и домыслов тонкие соломинки истины, почерневшие от времени, сгнившие и смешавшиеся с болотной грязью как пеньковая веревка с пряниками и цветами, некогда наброшенная на ветви кустарника, а ныне почивающая под ним, истлевшая, размякшая, истлевшая. Кривоухие топи - так называли эти изорванные, мглистые клоки земли кметы, и старались лишний раз не приближаться, как из обычного страха, так и от трепета да уважения. Редкие тропы вели в самое сердце болот, и лишь об одной люди знали наверняка, поговаривали да перешептывались. Осмелившихся вела дорога из костей, цветов и сладостей. Вела да не выводила обратно.

Карантира привело к хмурому перепутью наитие. След, едва уловимый и почти заметный, теряющийся словно белесая дымка тумана, вкрадчиво стелющаяся у самой земли. Что-то неправильное, завораживающее и неосязаемое наполняло воздух вокруг, пронизывало пространство незримой, но плотной и ладной паутиной.
— Что-то следило за нами там, у опушки, – отозвался он на вопрос Нитраля, и повернулся к палачу, – Кто-то. Оно - они? - здесь.
Хрипло гаркнул ворон, шумно взмахнув крыльями и поднявшись в воздух с кривой ветки. Зашелестели, глухо и таинственно, тёмные заросли. Карантир перебрал когтями металлической перчатки по посоху. Звук вышел сиплый, будто сдавленный толщей воды. Воздух вокруг был тяжёлым, дышал болотной сыростью, гниением, смесью трав, древесной трухой, мхами, и гибелью.

Прохудившиеся доски влажно поскрипывали под твёрдым, уверенным шагом чародея. “Самоуверенность тебя погубит”, неожиданно вспомнились ему слова наставника. “Ты себя переоцениваешь”, зашептали ему топи голосом старого Лиса. “Слишком безрассудный”, хихикнула тьма, укрывшаяся в глубине болот, “Слишком порывистый”.
— Полезете в мою голову - лишитесь своей, - тихо процедил Карантир, отметая непрошенные мысли прочь. Тонкое, звеняще урчащее многоголосье затихло. И сыто, довольно рассмеялось, исчезая:
“Последствия - только твои, золотой мальчик”.

Извилистая, ненадёжная тропа повернула и вывела на залитую прозрачным лунным светом поляну. По её окраине, на границе с топями стояли ветхие, покосившиеся, когда-то видавшие лучшие времена дома. Воздух неслышно зазвенел, задрожал от напряжения. Тишина обволокла это место плотным туманом, обернулось змеиным кольцом вокруг прибывших эльфов, и захлопнула клетку.

Отредактировано Карантир (2018-06-04 17:15:46)

+1

9

О чем бы ни говорил Карантир, Нитраль ничего не почувствовал. Впрочем, как и тогда, возле эльфского домика, пока люди сами не дали о себе знать. Эльф прислушался, будто это могло бы ему помочь, но ничего: хлюпающая вода под ногами и сгущающая тишина, обволакивающая со всех сторон. Нехороша, тревожная, тронутая прозвучавшим голосом навигатора.
Карантир чувствовал магию. Нитраль по-прежнему только тишину.
Он снова посмотрел на чародея. На этот раз – с досадой. Что толку брать его с собой… мысль тягуче растворилась в вязкой тишине и зазвучала совсем другим голосом.
«…что толку тебе продолжать идти, если ты оставляешь только след из ошибок»
Рука в металлической перчатке крепче сжала рукоять клинка, а в голове тут же зазвучал заливистый смех.

«Смелый воин, храбрый воин. Иди к нам, пора перестать ошибаться».
Нитраль мотнул головой. Первым и единственным его порывом стало вытащить отсюда навигатора, пока эта дрянь не пролезла и тому в голову. Или пока…
В голове снова взорвался смех. Веселый, искренний смех ребенка.
«Мы шли сюда по следам из хлебных крошек и сладостей. Иди и ты»
А другой, уже знакомый и вкрадчивый голос продолжал:
«Твои опасения – это след из крошек, мы пойдем по ним, храбрый воин…»

C дерева позади ветхих домов с карканьем сорвался и быстро растворился в черноте вороний грай. Тревожная тишина рассыпалась: загудел ветер, раскачивая голые деревья и развешанные на них костяные амулеты. Их дробный стук слышно и отсюда – как частые капли крови бьют о камень.
Нитраль пошел вперед, опережая навигатора на несколько шагов – к притаившимся среди топей домам. Они выглядели покинутыми, но стоило этой мысли оформиться, как черные провалы окон вспыхнули робким, трепещущим светом от свечи или лучины.

Второе вторжение в разум оказалось намного сильнее. Нитраль невольно зажмурился и тряхнул головой. Он попытался мысленно сконцентрироваться – выгнать непрошенных гостей из собственного рассудка, а те снова только смеялись. И словно бы в насмешку над его усилиями потребовали крови. На короткое мгновение Нитраль ощутил себя запертым в собственном теле – он все еще осознавал происходящее, видел белое пятно лица навигатора, отчетливо понимал, что вот сейчас он замахнется клинком... а лишенное власти сознание останется только в роли наблюдателя, как действует тело, ведомое чужой волей.
Нечеловеческим усилием воли эльф вернул себе контроль. Вынутый из ножен клинок вонзился во влажную землю.
- Нужно уйти отсюда. Прямо сейчас, - отрывисто произнес Нитраль. – Чтобы здесь ни было, оно заставляет меня убить тебя.

Отредактировано Нитраль (2018-06-06 15:21:01)

+1

10

совместно с Нитралем

— Вытесни их из своей головы, – только и пожал плечами в ответ навигатор, так и не пошевелившийся отойти в сторону из под траектории удара чужого клинка. Он огляделся - вокруг было по-прежнему мертвенно тихо, пусто, и лишь слабые отголоски огня играли желтоватыми отблесками по деревянным ставням прохудившихся домов. Ночь становилась гуще, вместе с ней наступал мерзлый, влажный холод, заползающий под одежду, схватывающий горло, оседающий в костях, на которые так любят жаловаться старики-кметы. Напоминающий непрошеным гостям о том, как им не рады, и о том, что этот край - чужая территория, враждебная территория.
Карантир сдавил посох в руке сильнее, скривил уголки губ в слабой улыбке. Должно быть, они, эти хозяева местных земель, не знали, что это такое - настоящий хлад. А он будет только рад продемонстрировать.

— Ты был в звериной шкуре, – чародей подошёл ближе к Нитралю. Без колебаний, без каких-либо сомнений или опасений. Твёрдо и уверенно встретил чужой взгляд, не отвёл глаза.
— Удерживал волка внутри себя, сохраняя сознание. Здесь, сейчас, - навигатор постучал сомкнутой перчаткой по своему виску, - все то же самое. Я не уйду отсюда, пока не выясню, что это за существа.
“И как их можно использовать” осталось невысказанным. Но на поверхности.

Возможно, Карантир смог вытеснить назойливые голоса из своей головы, возможно, они попросту не осаждали его с такой силой, как Нитраля. В чем эльф был наверняка уверен, так это в непроходимом упрямстве навигатора. Он выслушал поучительные, уверенно-безразличные слова. Посмотрел на воткнутый в землю клинок. Медленно вытащил его из болотной жижи.
- Может, ты забыл, но в звериной шкуре я не всегда контролировал себя, - процедил Нитраль, заранее предчувствуя непростой и в целом бесполезный разговор. - То, что происходит сейчас, намного сильнее. Я не хочу, когда появится что-то или кто-то еще, стать еще одной угрозой для навигатора Дикой охоты. Это слишком безрассудно.

— Не всегда - потому, что не сталкивался с подобным до этого, – чародей по-прежнему внимательно осматривал поляну, пытаясь определить, где именно находится источник угрозы. Они с Нитралем были как на ладони, а неизвестные существа - теперь он был почти уверен в том, что их несколько - прятались в темноте. Это одновременно вызывало и досаду, и странный, щекочущий интерес.
Карантир вновь повернулся к своему спутнику. Наградил того долгим, оценивающим взглядом. И неохотно пояснил очевидное:
— Я бы выбрал другого, если бы сомневался в тебе.

Из короткого разговора Нитраль уяснил, что переубедить навигатора у него получится, и, чем больше они тратят время на спор, тем дольше остаются открытыми для угрозы, которую эльф по-прежнему не видел и не ощущал, как тихим, ненавязчивым присутствием в своем сознании.
- Ты не понимаешь, о чем я говорю, - сухо оборонил он и на этом закрыл дальнейшие обсуждения. Под ногами снова влажно захлюпала земля - Нитраль медленно пошел в сторону покинутых домов.
В окнах которых по-прежнему светились призрачные огоньки.

Дом был лишь приманкой. Карантир был уверен в этом, а потому не спешил следовать за ворчливым рыжим аэн элле. Осмотрелся ещё раз, последний. Если бы он знал точно, что ищет, то нашёл бы. Но без определённых следов можно было бы с тем же успехом искать книгу по обложке в библиотеке Аваллак'ха. Долго, нудно, безрезультатно - все пространство вокруг было пронизано странной ворожбой, которую он не встречал раньше.
Возможно, это было приглашение. Что бы за существа ни скрывались в местных топях, до поры до времени они выжидали, не нападая. Два эльфа из другого мира могли вызвать у них интерес, достаточный для того, чтобы привести на свою территорию.
Навигатор досадливо поморщился, но все же сдвинулся с места и направился к Нитралю, когда тот с пронзительным скрипом раскрыл дверь и нырнул внутрь. Зайдя следом, чародей замер и машинально сцепил пальцы на посохе сильнее. Рыжего в комнате не было. Зато были человеческие дети, мирно спящие по лежанкам. Не исхудавшие, не измученные, и, по крайней мере внешне, не больные. Простая одежда из холщовой ткани была старой, но опрятной, умощенной заплатками. Комната едва ли была просторной, и, скорее всего, использовалась только как спальное место. Тюфяков с соломой, используемых в качестве лежанок, было пять. Детских вещей и ребят, однако, было только четверо.

Карантир вышел из комнаты и нахмурился. Он чувствовал плетение, облепившее стены, чувствовал чужеродную магию, но не мог понять ее, до сих пор не мог уловить, дотянуться, рассеять. Помещение, в которое он вышел, отличалось от того, в которое он попал когда вошёл в дом. Внутри поселилась уверенность, что стоит ему покинуть и эту комнату, как все снова поменяется, то он окажется в новом месте. Не смертельно - не для него - но неприятно.
Эта комната была просторнее и выше, на первый взгляд занимая основную часть дома. В середине висело большое, полинявшее от времени полотно, втиснутое в деревянную раму. На полу перед ним, на скамьях и тумбах горели свечи. С холста на чародея смотрели три гибкие, складные девы, прикрывшиеся лишь собственными волосами будто тканью.
Золотой мальчик, проскрежетала одна.
Потерялся, бедняжка, зашлась каркающим смехом другая.
Так привык быть один, что забыл о друге, низким, многоголосым шелестом прогудела третья.
Пламя на свечах пылкнуло и погасло. От пола до края картины пролегла первая изморозь.

— А он не из робких.
Приглушенный грудной голос раздался совсем рядом. Промороженные свечи вновь затрепетали слабым пламенем. Карантир оглянулся и тут же искренне пожалел об этом, едва удержав привычное невозмутимое выражение лица. Неизвестный художник, создавший картину, писал свою работу либо с чужих, множественно переделанных слов либо был безнадежно пьян и слеп. Создание, шагнувшее в круг тусклого желтого света, напоминало несвежий, переваренный кусок мяса, стянутый пеньковой веревкой, обмотанный засаленным тряпьем. Навигатор сморгнул, и уставился на выбивающуюся из общей картины детскую мягкую игрушку, притороченную к поясу.
— Уши тонкие, светлые, - захихикала новая тень, выходя на свет, - вкусные.
Карантир поджал губы, но промолчал. К горлу подкатила волна чего-то, подозрительно напоминающего омерзение. Когда в освещенный круг вошла третья, чародей даже не услышал, чем она его поприветствовала, но всерьез задумался о том, чтобы сровнять и без того шаткий дом с землей. И сжечь.

Отредактировано Карантир (2018-06-05 20:14:45)

+1

11

«Иди сюда, неудавшееся золотое дитя, иди к нам…» - услышал Нитраль, прежде чем перешагнул порог. Шагнул в дом, но оказался в склепе или пещере. Вместо скрипа половиц под ногами зашелестели сухие, опавшие листья, а впереди, возле огромного чана эльф увидел трех обнаженных, удивительной красоты человеческих женщин. Одна из них, улыбаясь, мерно помешивала содержимое котла.
С каждым шагом решительный порыв вытрясти из них, что здесь происходил, таял и угасал в стелившейся под ногами дымке. В сознании вдруг не осталось удивления, кто эти девы, куда он попал вместо ветхой лачуги, и тяжелой мысли, где сейчас Карантир. Отпустило въедливое чувство досады и постоянной концентрации, не нужно думать, как не совершить еще ошибок, как быть лучше. Не нужно закрываться. Смотреть зверем, ожидая нападок из-за своего происхождения.
Не нужно хранить застарелую боль утраты. Ее наконец можно было отпустить.
Нитраль выронил клинок.

- Иди же сюда, - поманила его длинноволосая дева.
Голоса перестали звучать в голове, они обволакивали мягкой пеленой, невысказанной заботой, утешением от любых тревог. Из кровавого зеркала в котле на Нитраля смотрел он сам, но другой – испуганный, потерянный. Потерявший. Неуверенный.
- Останься с нами, и ты больше никогда не будешь таким, - к нему подступила другая дева. В руках она держала грубой работы металлическую чашу. Алая гладь пошла темными волнами, когда она зачерпнула крови и поднесла чашу Нитралю.
Без тени сомнения он осушил ее до дна.
Когда он отдал чашу человеческой деве, она вложила в его руку выпавший клинок, а он уже знал, что делать.
Нитраль вспомнил, что пришел сюда не один, и другой аэн элле желал навредить хозяйкам леса, а он должен этому помешать. Вслед за ними он пошел вглубь пещеры, где густился мрак.
Из темноты проступила комната. В ней все казалось знакомым: развешанные под потолком связки высушенных душистых трав, нагромождение оплавленных горящих свечей и огромный во всю стену гобелен с изображением дев. Одного лишь здесь не должно было быть – взгляд Нитраля остановился на сородиче.
Карантир снова что-то приказывал ему.

Эльф почувствовал прикосновение к своему плечу.
- Убей его, - шепнул на ухо голос, и следом Нитраль ощутил мягкий поцелуй в щеку.
- Убей.
«Даже если не сможешь, это не будет ошибкой»
Встретившись взглядом с навигатором, Нитраль сделал молниеносный выпад, метя в сочленение доспеха на груди. Ему нужно было его убить, отсечь голову и бросить в полный крови котел – еще одной жертвой девам леса.

Отредактировано Нитраль (2018-06-05 21:43:29)

+1

12

Тугой комок воздуха резко отшвырнул ведьму прочь, в темную деревянную стену. Посох со свистом ушел вперед, а после уткнулся в половицы, скрытые земляной насыпью. Усилием воли удержав лицо, Карантир обернулся к оставшимся существам. Возможно, когда-то они были людьми. Может, они уже возникли такими - изуродованными, искаженными, поистине мерзкими. Или человеческие поверья, менявшиеся от поколения к поколению, обрастающие все новыми и новыми подробностями перекроили их, вылепили под стать миру и живущим в нем dh'oine. Кто знает, были ли они некогда и впрямь красивыми созданиями.
То, что он видит перед собой, опасно сдавливает горло. Ведьмы, должно быть, улыбаются. Трупный запах, запах гниения становится сильнее. Противно и назойливо жужжат мухи.
Карантир стягивает энергию в кристалл на посохе, формирует плетение и слова - предупреждение, первое и последнее, чем закончатся такие игры с народом Ольх. Но не успевает - с едва слышным звоном клинок рассекает воздух, упирается в металл, и проскальзывает меж ребер доспеха, и входит в тело. Чародей захлебывается дыханием, и поступает единственно так, как умеет, не думая - растворяется в пространстве, чтобы возникнуть в нескольких шагах от Нитраля, у подножия гобелена. Ткань вокруг аккуратного среза темнеет, набухая кровью.
— Рыжий, - удивленно выдыхает он, хватаясь свободной рукой за бок. Еще немного правее и выше, еще немного глубже, и Дикая Охота лишилась бы своего навигатора. Его запоздало настигает елейный, давно осточертевший утробный смех. Отброшенная ведьма поднялась на ноги, присоединяясь к другим. Шумно втянула носом воздух.
— Кровь - хор-рошая.
— Пахучая.
— Сильная.
— Вкусная.
Ведьмы веселятся, радуясь легкой победе, голосят быстро, наперебой. Карантир раздраженно выдыхает, смотрит на Нитраля, перехватившего меч поудобнее и вновь бросившегося вперед, выставит вперед посох.
— Глупая псина.
Воздух вокруг враз похолоднеет. Дыхание вырвется клочками пара прежде, чем осядет изморосью внизу. Огонь свечей отчаянно трепыхнется и погаснет. От посоха, на который опирается чародей, хрустнет по земле первая из многих стрелка морозных узоров, и тут же вздыбится ледяными глыбами, ширясь, разрастаясь, поглощая все на своем пути. Взовьется ледяными осколками и снежным крошевом, завихрится настоящей, зимней метелью.

Отредактировано Карантир (2018-06-05 23:37:17)

+1

13

Его отбросило в сторону. Не чувствуя ни боли, ни холода, Нитраль тут же вскочил на ноги, ведомый единственной, навязанной извне целью - добить навигатора. Он рванулся снова - через вздыбившиеся ледяные глыбы и жалящее дыхание закрутившейся вокруг чародея метели… и замер на месте. Нерушимо правильная картинка, что он видел перед глазами, вдруг обрела совсем иной смысл, чем мгновение назад. Морок спал с сознания как ветхая паутина, открывая взгляду раненого его же рукой навигатора, которого он должен был охранять.

«D'yeabl...»
Нитраль перехватил взгляд Карантира, отступил на шаг назад, с неприятной растерянностью не зная, как показать, что больше он больше не враг - что его сознание вернулось к нему под контроль.
«Надолго ли, маленький, потерянный aen elle?»
Он резко обернулся на омерзительный смех за спиной и нехорошее изумление окатило его словно ушатом ледяной воды, когда он увидел истинный лик хозяек леса.
«Видишь, что ты cделал...» - продолжал смеяться голос под назойливое жужжание мух на уродливом наросте плоти, где должно быть лицо.

- Чертова ты мразь, - тихо процедил Нитраль. Добраться до ведьмы оказалась проще, чем до Карантира, но не достать ее. За мгновение до того, как острие клинка должно было вспороть обрюзгшее массивное тело, она рассыпалась стаей черных птиц. Острые когти процарапали по лицу, прежде чем Нитраль успел закрыться рукой.
Два темных силуэта, которые он удерживал в поле зрения, растворились в бушующей, ледяной вьюге. А следом утихла и метель. Нитраль повернулся к опирающемуся на посох магу, отвел в сторону руку с клинком.

- Карантир, - позвал он. Вместе со словами изо рта в выстуженный воздух вырвалось облачко пара. Эльф сделал осторожный шаг вперед, не отводя взгляда от навигатора.
- Нужно остановить кровь и вернуться. Сейчас. Сможешь?
Он был дьявольски зол на упрямого чародея за его безрассудство. К этой злости намешивалось немало другой, но все ее по-ведьмински настойчивые составляющиеся эльф отогнал прочь. Сейчас необходимое и первоочередное – вернуться в Тир на Лиа, отвести Карантира к целителям.
Нитраль сделал еще один шаг вперед, и коль скоро еще одна ледяная бурая не обрушилась на его голову, подошел к раненому навигатору.

Отредактировано Нитраль (2018-06-07 10:29:38)

+1

14

Совместно с Нитралем

По вискам бил перестук копыт кавалькады Красных Всадников. Доспехи мешали все больше, тяжелее становился посох. Меж сжатых на ране пальцев скользнула первая струйка крови, по лбу выступила испарина. Мысли ворочались неохотно, держать открытыми глаза становилось трудно. Карантир слабо тряхнул головой, возвращая сознанию ясность, и поморщился от острой боли, тут же прошившей бок.
— Смогу, – тихо подтвердил он. Сила привычно наполнила тело, стеклась к ладони, обвила и заструилась по металлическому посоху, фокусируясь в кристалле. Он умеет - должен уметь - открыть, держать, стабилизировать портал в любом состоянии, будь то легкие или тяжелые ранения, усталость, истощение. Ничгео меньшего Эредин от него не ждет, напротив - только большего. Но, в конечном счете, именно Карантир требует от себя большего раз за разом, не позволяя останавливаться на достинутом. Стремление достигнуть новых высот, подгоняющее его всю сознательную жизнь, время от времени оборачивалось неприятностями. Как в этот раз.
Черный провал портала раскрылся и замер рядом с гобеленом. Чародей еще раз взглянул на картину, тусклую и холодную в неярком магическом свете, исходившим от навершия посоха. Чувство гордости боролось с целесообразностью. Победило легкое головокружение и неприятное ощущение покалывания в пальцах.
Один шаг в символическую и не очень бездну, и аэн элле окажутся во дворе оруженой.

В оружейной Нитраль забрал у чародея тяжелый посох, поддержал его за локоть и довел до скамьи возле стены.
- Я приведу лекарей, - коротко оборонил он, прежде чем прислонил к стене чародейский посох. Но сказать оказалось проще, чем исполнить. Первый же быстрый шаг к двери обернулся накрывшей его до холодного озноба волной неприятной, болезненной слабости. Угощение ведьм и телепортация сделали свое дело: к горлу подступил ком, а единственное, что смог сделать Нитраль - отвернуться к стене и опереться на нее рукой, пока темная, несвежая кровь выходила наружу. И терять слишком драгоценное сейчас время, пока он под робкий голос растоптанной в месиво гордости пытался справиться с собственным организмом.

На скамью Карантир так и не сел, пусть и на самом-то деле очень хотелось не то, что занять сидячее положение, а лечь, подождать, пока все сделают за него, и забыть до ближайшей встречи с Эредином. Он вполне отдавал себе отчет, что вскоре Ястреб узнает о случившемся и будет не в восторге от его ошибки.
Чародей собирался сказать Нитралю, что гораздо эффективнее будет довести его самого до целителей, нежели ждать их здесь. Он даже собрался с волей и проморозил плотную, влажную от его собственной крови ткань, и поморщился от жгучего ощущения холода, впившегося в рану.
Далеко воин, впрочем, не ушел. Когда тот согнулся, ухватившись за стену, Карантир нахмурился, невольно покачал головой. В следующее мгновение аккуратно подхватил рыжую косу, свесившуюся вниз, и закинул ее Нитралю на плечо. Придержал выбившиеся из встрепанной копны волосы.
— Открою новый портал, - предупредит выцветший лицом навигатор, когда Нитраль сможет отдышаться, - К целителям.

Появившиеся из портала побледневший до синевы навигатор и позеленевший лицом палач произвели мощное впечатление на целителей. Живо оценив обстановку, те быстро подхватили Карантира и занялись его раной. Еще один подошел к Нитралю.
- Воды. Жить буду, - сухо отмахнулся эльф на вопрос лекаря, нужно ли ему что-нибудь. Вывести отвратительный привкус гнилой крови, прежде чем он отправится домой. Осознавать случившееся и оценивать потери. И забытая где-то среди болот секира и часть экипировки не шли ни в какое сравнение со всем остальным, за что в скором времени он ответит перед Эредином. Карантир же еще надолго останется под присмотром неодобрительно вздыхающих целителей, предписавших навигатору Дикой Охоты покой, отдых, и здоровый сон.

+1