1. Полное имя:
Caranthir Ar-Feiniel | Карантир Ар-Фейниэль
Золотое Дитя

2. Возраст | Дата рождения:
100 лет  |  20-го числа Саовины в 1165 году.

3. Раса:
Эльф Aen Elle

4. Род занятий:
Всадник Дикой Охоты, Навигатор. Второй лейтенант Эредина.

5. Внешность:
Длинные белые волосы до лопаток, светлая и ровная кожа, острые черты лица, глаза приглушенно-голубого цвета. Взгляд внимательный, чуть задумчивый, изучающий. Высокие скулы и лоб, брови крылом, прямой нос, округлый подбородок, плавная линия челюсти. Ростом вышел под 6’5” футов, телосложение не отличается особыми рельефами, но тело вполне крепкое, физически развитое. Шея, начиная от основания и вплоть до ключиц, плечи, со спины еще и захватывая лопатки, руки до кончиков пальцев покрыты сложной черной вязью символов, представляющих собой одну обширную татуировку, нанесенную в качестве вспомогательного инструмента для пространственных чар. 
Молчалив, движения аккуратные и осторожные, едва ли не выверенные. Выражение лица чаще всего бесстрастное, мимика не особо богатая и живая. Вне боя носит удобную одежду из дорогих и качественных тканей, в основном свободного покроя, длиннополые, с облегающими рукавами. Из цветов предпочитает черный и темные оттенки, серебристый, благородный фиолетовый, светлый серо-голубой.

6. Характер:
С ранних лет к Карантиру относились как к особенному, и это наложило свой отпечаток. Время шло, окружение поменялось, отношение осталось таким же, но у самого Карантира прибавились сознательность и понимание, что каким бы особенным он ни был - этого недостаточно.  Гордыня, свойственная эльфам - особенно чародеям - от этого не пострадала. Скрытое недовольство собой послужило причиной появления навязчивой идеи быть лучше, доказать и себе, и другим, что он может больше, чем от него ожидают, больше, чем смогли добиться его предшественники. Появились амбиции. Помноженные на целеустремленность, упорство наравне с упрямством, и жажду новых знаний, они породили новое стремление, которое впоследствии стало главным стимулом в жизни: желание стать сильнее, и не важно, каким именно способом. “Цель оправдывает средства” хорошо описывает его жизненный принцип и прагматизм.

Магия - целиком и полностью смысл жизни навигатора. Он не может представить себя без нее, и где-то глубоко внутри боится, что когда-нибудь самая незначительная ошибка, неправильные расчеты, неверная оценка собственных сил или провалившаяся попытка взять оные под контроль приведут к тяжелым последствиям - чародей попросту выгорит, лишившись своего дара.

Вопреки расхожему мнению, Карантир отнюдь не безэмоциональный и равнодушный словно льдина Белого Хлада. Его невозмутимость берет свое начало в недюжинном самоконтроле, который позволяет разуму успешно и вовремя перехватывать главенство над эмоциями. Навигатор, не умеющий держать себя в руках вне зависимости от обстоятельств и состояния, опасен для окружающих, для тех, кого переносит, и, в первую очередь, для самого себя. И если себе он сам хозяин и повелитель, то за других, как навигатор, отвечает головой.

За равнодушие многие принимают рассудительность и привычку действовать, руководствуясь потенциальной практической пользой для себя. Не последнюю роль сыграло и то, что Карантир, даже не будучи изолированным от общества и других детей, сам по себе не был общительным, не стремился с кем-либо сблизиться, уделяя практически все время учебе, учебе, и еще раз учебе. Его усидчивость, терпение, умение ждать, а также стремление доводить начатое до - желательного победного - конца как нельзя для этого подходили.

Как результат, навыки социального взаимодействия у него слабые, такая же слабая эмпатия, закрытость, и даже в некоторой степени отчужденность. Местами проскакивающая прямолинейность любви к нему тоже не прибавляет. Впрочем, узкий круг общения у него присутствует. Тех немногих, с кем он общается, или даже считает приятелями, он расценивает в большей степени как временных, чем-то ему полезных партнеров, с которыми у него совпадают интересы. В таком случае, по его мнению, общение, представляющее собой обмен услугами, обычно становится растянутым во времени и не всегда с равноценной отдачей. Однако, из общего правила есть редкие, но исключения, взаимодействие с которыми эльфу приятно и ценно.

Его не интересует светлое будущее аэн Элле, к прочим расам относится по большей части безразлично, политика и дворцовые интриги при дворе Ауберона и среди свиты того навевают скуку, и даже захват чужих миров для него не более, чем возможность эти миры изучить. В конечном счете, у Карантира только одна сторона - своя собственная, и в первую очередь он всегда заботится о своих интересах, и лишь потом уже о чужих, где это применимо, и где это не выходит за рамки его места. В этом свете его верность Эредину несколько своеобразна и держится на том, что предводитель Дикой Охоты предоставляет навигатору пусть и не силу, но возможности, которые не могут предоставить другие. Взамен, чародей платит ему соответствующей субординацией, готовностью следовать и подчиняться приказам. 

7. Цели:
— Бесконечный поиск возможностей и способов стать сильнее, в частности в рамках пространственно-временных чар;
—  Изучение других миров.

8. История персонажа:
Карантир - продукт тщательного продуманного генетического скрещивания среди одаренных магов аэн Элле. На протяжении нескольких поколений Аваллакх сводил между собой разные линии крови эльфов, лучшие таланты, чтобы в конце-концов получить дитя, обладающего особыми способностями. Выбранные чародеи сошлись, зачали ребенка, и разбежались, передав того Знающему, оттого и родителей как таковых у будущего навигатора Дикой Охоты не было.
Раннее детство у мага прошло в своеобразном коконе из учебы, вне общества. Какое-либо подобие семьи у него отсутствовало, ровесники и сверстники относились неоднозначно - кто-то избегал, опасаясь как самого Карантира, так и его опекуна-наставника, кто-то тихо завидовал, пытаясь соперничать, но не слишком продуктивно, кто-то предпочитал с интересом наблюдать за новым дарованием издалека. Были и те, кто пытался завязать общение, но таких оказалось совсем мало, и стремления не увенчались особым успехом. Уже гораздо позже, присоединившись к другим молодым эльфам, начавшим изучение магического искусства, Карантир начинает так или иначе вливаться в социум.

Впоследствии талантливого чародея заметил Эредин. По мнению Аваллакха, ученик был еще не готов - слишком порывист, неопытен, все еще горяч головой и даже в чем-то безрассуден. Карантир же расценил возможность пройти испытания для вступления в Дикую Охоту как доказательство собственных успехов и знак благосклонности, а потому принял ее без малейших колебаний и сомнений. Мыслями он уже был на пьедестале. Действительность оказалась куда прозаичнее и суровее - порталы, призыв и удержание которых он демонстрировал, получились стабильными, но отняли гораздо больше сил, чем рассчитывал чародей. Никто не заметил ран, расползшихся под одеждами, по лицу будущего навигатора так и не проскользнуло следов боли, хоть и держался он на одном упрямстве. Эредин был доволен увиденным, и вскоре Карантир присоединился к Всадникам.

В число приближенных предводителя Дикой Охоты он попал далеко не сразу. Как навигатора, его перекидывали из отряда в отряд, наблюдали, проверяли, на что он способен. Помогали либо обучали чему-то новому считанные единицы. Тем не менее, Карантиру повезло больше, чем другим - под его крылом отряды возвращались чаще всего, в основном в полном составе либо с незначительными потерями. В конце-концов, Эредин лично назначил его навигатором в свою кавалькаду всадников один раз, второй, третий, а после и вовсе определил лейтенантом. К тому моменту приобретенного опыта и навыков чародею уже было не занимать.

9. Навыки и умения:

— Хорошо владеет посохом. Не так давно начал учиться обращаться с мечом, но зарубить сможет разве что неподвижное тренировочное чучело. Со второй попытки;
— Хороший наездник. Дикая Охота обязывает;
— Рисует на уровне эскизов рун и символов для татуировок;
— Грамотен, образован, начитан.

Магические:
— пространственные чары – самая основная и любимая специализация, ради которой все и затевалось;
— боевые и защитные чары – в использовании предпочитает заклинания стихии Воды и Воздуха;
— магическая инженерия  –  в частности экспериментирует с татуировками из символов и рун, направленными на стабилизацию и расширение “емкости” и долгосрочности порталов, а также для облегчения и уменьшения, насколько это возможно, затрат на перемещение во времени и пространстве, а также работает над созданием амулетов, также помогающих стабилизировать порталы, отслеживать перемещения из одного мира в другой;
— магия метаморфоз и превращений. Владеет на среднем уровне, недалеко ушедшем от базового. Ледяной мост летом над рекой это про него. Небольшой мост. Над узкой речкой.
— магия наложения и снятия проклятий. На среднем, едва выше базового уровня. Чтобы молоко у кметов скисло или, постаравшись и поплясав с бубном, сделать кого-нибудь особо удачливого Умой.

10. Слабые стороны:
Боевые:
— Ближний бой не его стезя. Как и любой маг, полагается в первую очередь на заклинания;
— Телепатия и психокинез вообще не к нему. Также ничего не смыслит в некромантии.

Характер:
— Крайне слабо развита эмпатия;
— Навязчивая идея стать сильнее да могущественнее;
— Поддается на определенного рода провокации (гипотетическое “А спорим, не сможешь” со стороны Аваллакха подействует как красное полотнище на быка);

11. Имущество:
Набор “почти всегда с собой”:
— Посох;
— Дорожная сумка, в которой размещается большая часть нижеперечисленного:
— Записная книжка, перо, сухие чернила;
— Лоция с заметками по другим мирам, их особенностям, тонкостям и нюансам перехода из одного мира в другой, а также расположение известных Жил;
— Секстант на поясе.

Движимое:
— Слуги;
— Доспехи, запасной посох, запасные кристаллы для посоха;
— Значительное количество магического оборудования, такого как, например, мегаскоп и составляющие части к оному;
— Обычные предметы обихода и бытовые вещи, такие как одежда, стопки с чистыми и не очень пергаментами, запасы чернил, масел, предметы декора, картины, и тому подобное.

Недвижимое:
— Жилой, комфортно обустроенный и соответствующе обставленный особняк в два этажа + цоколь;
— Лаборатория;
— Обширная библиотека.

Об игроке:
1. Планы на персонажа:
Трудовые и не очень будни суровой Дикой Охоты. Не всегда суровой. Не всегда трезвой. Не всегда будни. Если возникнут идеи или предложения вне досуга аэн Элле, милости прошу.

2. Связь: ICQ, Skype
В основном сижу как раз в Вк и найти меня можно в 95% случаев именно там. Но раз запрещено, то телеграмм: https://t.me/Nicht_Kreuzich
Скайп есть, но там я не появляюсь от слова совсем, и при необходимости разыскать меня с его помощью не получится. Если все равно нужен - ткните, укажу.

3. Знакомство с миром:
Книги, три игры, артбуки, Гвинт, комикс.

4. Как Вы нас нашли?:
Нитраль предложил.

Пробный пост:

Пост

Багровая корка по рёбрам зудела и чесалась. Искушение раздвинуть плотно подогнанные полосы бинтов и впиться ногтями было велико, но Карантир сдержался. И прилежно допил темно-зеленую на вид, мерзко солоноватую на вкус настойку, подготовленную для него врачевателями.
Воспоминание о том, как едва не вырвавшаяся из-под контроля сила впилась и тысячами игл разодрала кожу, разрывая и снаружи, и изнутри, пробежало дрожью вдоль хребта. Холодной. Будоражащей. Если бы он вовремя не взял себя в руки, если бы допустил ещё одну ошибку, если бы его упрямства и воли не хватило, если бы… Чародей прикрыл глаза, и оборвал поток непрошенных мыслей. Все закончилось бы иначе, если бы. Возможно, одним магом аэн Элле стало бы меньше. Возможно, не одним, и не только магом. Он не Знающий, а оттого не ему гадать, что случилось бы и как.
Когда портал, наконец, стабилизировался, а Карантир вцепился посеревшими руками в посох, помогая себе сохранить равновесие, Эредин довольно кивнул. Скупо отметил его, Золотого дитя, навыки, и выразил надежду на скорую встречу под одним знаменем. Изящно поданное предложение, от которого трудно отказаться. Аваллак’х, также наблюдавший за ходом испытаний, настоятельно, в своём привычном духе “Я знаю лучше”, посоветовал отклонить столь заманчивую перспективу. Старый Лис, должно быть, все же заметил, чего стоило его ученику демонстрация пространственных чар. Но промолчал.
И хорошо, подумал Карантир с подступающим к горлу острым, морозящим чувством. Он не хотел предполагать, что произошло бы, вмешайся посреди испытания Креван. Хотелось надеяться, что учитель этого тоже не хотел.

На столе перед чародеем лежало короткое, лаконичное письмо, подписанное Эредином. Допуск во дворец и указание, когда и куда подойти. Сухо, по-деловому, с абсолютной уверенностью, что маг и не помыслит не явиться. Аваллак’х считал, что он не готов. Карантир, стараясь абстрагироваться от болезненного жжения по телу, считал иначе. Иногда наступает момент, когда нужно сделать шаг вперёд, каким бы рискованным тот ни был. Иногда, рассуждал эльф, нужно взяться за что-то, требующее больше, находящееся выше текущих умений и навыков. Размеренное, затянутое по времени изучение всех аспектов магии давало свои результаты, но он стремился к большему. Знал, что может лучше и быстрее.
Карантир поджал губы, недовольно дернул бровью.
Знал, что должен и будет лучше, сильнее.

Учитель мог дать ему знания. Эредин предлагал ему возможности. Карантир обещал себе, что все взвесит и тщательно оценит, составит собственный список “за” и “против”, но, кажется, где-то глубоко внутри он принял решение ещё там, на арене для испытаний.
Протянув руку, он взял письмо и вновь вчитался в небрежный, размашистых почерк. Во дворце его ждали уже завтра. Ребра протестующе заныли, но чародей даже не обратил внимания. Он будет там. Дело оставалось за малым - сообщить Аваллак'ху.

Когда-то он смотрел на учителя снизу вверх, с трепетом, ожиданием, мечтами. Стоя перед Знающим теперь, на широкой веранде чужого дома, Карантир поймал себя на мысли, что атмосфера всесилия, безграничной мудрости, бесконечных знаний и ответов на все-все вопросы, которую он ощущал в присутствии наставника все эти годы, неожиданно пропала. На него смотрел умудрённый долгой жизнью, опытом, и ответственностью маг, но никак не около божественное существо, запомнившееся ему с первой встречи. И смотрел с лёгким неудовольствием, даже снисхождением.
- Твой предшественник, - наконец произнёс Креван, переведя взгляд на раскинувшийся впереди сад со стройными деревьями. Белые кроны мягко шелестели под редкими касаниями ветра.
- Он тоже желал присоединиться к Всадникам. И так же, как ты сейчас, полагал, будто готов к тому, что его ждёт.
Карантир, сложивший руки за спиной, молчал.
- Нет надобности напоминать о том, что произошло, - не получив ответа, продолжил Знающий, - Твоё безрассудство, порывистость могут стать причинами ещё одного такого случая.
Тишина затянулась.
- Могут, - наконец проговорил Карантир, - Но не станут.
- Ты слишком в себе уверен.
- Вы слишком во мне не уверены.
На этот раз промолчал Аваллак'х. Впрочем, чародей не питал иллюзий насчёт того, почему. Определённо не потому, что Знающему вдруг не нашлось, что сказать.
- Последствия будут твоими и только твоими, дитя.
Карантир склонил голову, принимая чужие слова.
Мнение, однако, не поменял.

Отредактировано Карантир (2018-02-13 21:20:49)