Персонаж из акции:
Акция: "Idir Scian, Idir Glaeddyv" - [эльфы скоя'таэли]

1. Полное имя:
Ванадайн

2. Возраст:
~200 лет

3. Раса:
Эльф

4. Род занятий:
Скоя'таэль

5. Внешность:
 Даже по эльфийским меркам Ванадайн высок. Телосложение атлетическое - узкий таз, широкие плечи. Мышцы длинные и крепкие, но не объёмные.
 Прямые чёрные волосы доходят до лопаток, но эльф их обычно не заплетает, как делают некоторые другие, а только перехватывает на лбу простым ремешком, лишённым узоров и прочих украшений. Вытянутое лицо можно назвать худым, нежели полным. Скулы высокие,  Выражение лица чаще высокомерное. Тёмные серо-голубые глаза имеют холодный оттенок, холод отражается и во взгляде.
 Предпочитает одежду, не сковывающую движения. Чаще можно Ванадайна увидеть в неброского цвета кожаных штанах и украшенной пёстрыми перьями куртке, под которую надета рубаха. В качестве обуви эльф носит сапоги с высоким голенищем. Ножны с гвихиром (см. описание клинка ниже) носит на левом бедре.

6. Характер:
 Ванадайн никогда не был примером спокойствия, а если и был, то те времена уже никто не вспомнит. Может, виной тому потеря эльфийским народом когда-то красивой Dol Blathanna? О, эти проклятые dh'oine не просто забрали себе те великолепные родные края. Они изувечили земли, и вместо цветущих трав ныне можно увидеть лишь израненные пахотой поля. Dh'oine вытеснили эльфов в горы, и простить это Ванадайн считал невозможным. Это лишь одна из обид, нанесённых geasann weder`candel, но и сама по себе может обосновать всю нелюбовь к dh'oine. Любое упоминание о них пробуждает ненависть, будь то нематериальные речь и культура, или вполне материальная архитектура или некоторые предметы.
 Жизнь, наполненная тяжбами военного времени оставила свой отпечаток на поведении эльфа. Ванадайн агрессивен и высокомерен даже по сравнению с другими членами отряда Филавандреля. Он дерзок и упрям, вспыльчив и несдержан, чем зачастую и отталкивает от себя окружающих. Выбор такой линии поведения обусловлен тем, что так значительно проще выживать в этом меняющемся неспокойном мире, который то и дело норовит побольнее ужалить в душу.
 Высокомерие является прародителем весьма неприятных моментов - Ванадайн часто не прислушивается к чужому мнению, не любит извиняться, когда не прав и может довольно резко высказать свою точку зрения.
 Ванадайн больше всего на свете не любит две вещи: людей и выскочек. Людей-выскочек — особенно.

7. Навыки и умения:
 Как почти любой другой эльф, Ванадайн более чем хорошо владеет луком, а насыщенная борьбой за существование жизнь дала возможность научиться владеть мечом. Первое время он отдавал предпочтение узкому клинку с шириной лезвия всего в три сантиметра - длинный одноручный обоюдоострый меч не мог не нравиться, к тому же ширина лезвия и дол делали клинок более лёгким по сравнению с другими вариантами. Клинок служил верно и не предавал, но позже эльф открыл для себя гвихир. Несмотря на то, что он уступал в размерах, гвихир оказался лучше адаптирован под быстрый боевой стиль. И хотя Ванадайн при желании может воспользоваться практически любым типом меча, в том числе и двуручными, наилучший результат достигается только с привычным гвихиром.

О гвихире

 Длина ~60 сантиметров (+-)
 Гвихир зачастую относят то к саблям, то к кинжалам, то к мечам. Гвихир обладает тонким, однолезвийным клинком с относительно прямым обухом, как у меча. При этом острие, как правило, настолько вытянуто, что оружием вполне можно наносить колющие удары. Однако на промежутке от ½ длины клинка до острия лезвие гвихира обладает небольшой вогнутой к обуху частью, за которой следует расширение (4 — максимум 5 см). Необычная рукоятка гвихира обладает специальным упором для нанесения рубящего удара. У оружия отсутствует привычная гарда. Кроме того, акцент делается и на украшении оружия.
(прообраз - флисса)

 Умеет играть на лютне, но на уровне любителя.

Вот как об этом отзывался сам Сапковский:

– Слышал? – повернулась эльфка к товарищу, высокому сеидхе, который и не думая проверять узлы Геральта с безразличной миной на вытянутом лице продолжал бренчать на лютне Лютика. – Ты слышал, Ванадайн? Человекообразное умеет говорить! К тому же нагло!

Эльфка отскочила, качнулась и с размаху пнула его в бедро. Геральт скорчился и сжался, видя, куда она собирается пнуть теперь. Это ему удалось, он получил по ноге, да так, что лязгнули зубы. Стоящий рядом высокий эльф аккомпанировал ударам резкими аккордами на струнах лютни.

 Медицинские познания ограничены до минимума - Ванадайн может перевязать рану, при возможности приложив к ране пару листов ласточкиного зелья, и хорошо, если этим не навредит себе или тому, кому оказывает помощь. При наличии выбора раненый скорее обратится за помощью к кому либо другому, чем к Ванадайну.
 Умеет копировать крики некоторых птиц.
 Умеет выживать в лесу.
 Умеет ездить верхом.
 Владеет всеобщим языком (разговорный), однако предпочитает пользоваться Старшей Речью (разговорно, письменно).
 Умеет пить, хотя пользуется этим навыком редко.

8. Слабые стороны:
 Слепая ненависть к людям до добра не доводит, и когда-нибудь это сильно навредит ему.
 Конфликтный.
 Образ жизни позволяет носить лёгкий доспех, который в ближнем бою не всегда выручает и вынуждает больше беспокоиться об уклонениях.
 Низкий уровень медицинских познаний порой доводит до членовредительства.

Об игроке:
Связь: ICQ, Skype
ICQ: 726 562 342

Как Вы нас нашли?:
По баннеру с другого форума, причём довольно давно. Именно сейчас регистрируюсь из-за желания присоединиться к миру меча и магии.

Пробный пост:
Пусть пробный пост будет о следующем.
В одной из стычек Ванадайн был ранен, потерял сознание и отбился от группы. Спасла его кметка из соседней деревушки. Пожалела, перевязала и даже оставила небольшой сверток с едой.
Хотелось бы знать, как именно к этому отнесется эльф.

Пост

 Ванадайн пришёл в себя, но глаза не открыл. Внутренний голос уверял его, что ничего хорошего очнувшись эльф не увидит, так к чему лишние разочарования? К тому же если можно ещё немного полежать. Никто ведь не будит, а значит, время есть в неограниченном объёме… Странное ощущение невесомости тела не покидало Ванадайна. Кроме того, он, кажется, ещё и не ощущал ничего. «Ну нет, так хорошо в такие времена быть просто не может», - подумал он и решил окончательно проснуться. Открыв глаза, Ванадайн увидел только крону дерева, сквозь крону которого можно было увидеть крошечные обрывки неба, окрашенного в неприглядный серый цвет. По ним нельзя было определить, сколько сейчас времени, и эльф решил отойти в сторону старого дерева с более жидкой кроной, которое стояло совсем недалеко.
 Ванадайн попытался встать, и в тело вернулась боль, заставившая затаить дыхание. Навалившаяся разом тяжесть вынудила вновь лечь на землю, где эльф наконец выдохнул начавший жечь лёгкие воздух сквозь зубы. Ранен? Скорее всего, именно так. Но то, что он так удачно лежит под деревом, указывает на помощь со стороны. Скоя'таэли? Но где тогда они сами? Волей-неволей пришлось начать вспоминать, как до такого состояния он докатился.
 Последним целым воспоминанием оказалась недавняя стычка с dh'oine. …Кажется, их уже ждали. Встреча людей и эльфов прошла совсем не так, как хотелось бы. Да, непредвиденные обстоятельства в виде нескольких отрядов, подступающих с двух сторон так, чтобы зажать группу скоя'таэлей в клещи, сильно спутали карты. Просто отступать было глупо и некрасиво, и было решено прорваться сквозь один из отрядов dh'oine. Ванадайн был традиционно в первом ряду, хотя роли особой это не сыграло. Его всё равно оттеснили и навязали бой. Клинок сам собой вылетел из ножен и оказался в руке, но это обстоятельство не так сильно обрадовало Ванадайна. Гвихир, ставший продолжением руки, был лёгок и быстр, но меч dh'oine обладал одним существенным преимуществом. Он был длиннее на добрых две ладони. Когда противники в равной мере уверенны в себе, отлично владеют своими мечами и одинаково быстры, что большая редкость в схватках эльфов и людей, всё решает только длина. Возможно, кто-то заметит, что присутствует доля везения, но это ещё сомнительно. Везение обычно даёт противника послабее. Конечно, некоторые ищут сильных, но в бою, когда важен результат и скорость, а не удовлетворение моральных потребностей, это просто верх глупости.
 По стечению обстоятельств dh'oine оказался если и слабее Ванадайна, то ненамного. После первых секунд боя эльф уже сознательно стал оттеснять противника в сторону от общей толпы, ведь это только в сказках бой честен. В жизни же в поединок любят вмешиваться в любом количестве, а биться против нескольких людей Ванадайну не хотелось. Он не боялся этого и принял бы таких врагов, но такой поступок слишком опрометчив. Скоя'таэли в меньшинстве, и потому они прорываются там, где сопротивление меньше. Жить хочется всем, но также всем хочется вернуться с победой, маленькой или большой. Ну и конечно нанести стороне врага как можно больший ущерб просто необходимо. Такие простые моменты гласили, что скоя'таэли сейчас просто уйдут, и если сам Ванадайн затянет поединок, другие dh'oine окружат его и задавят просто массой, и не смерть придёт, а плен.
 Потому Ванадайн прикладывал все свои силы и навыки, чтобы побыстрее отделаться от этого dh'oine. В других обстоятельствах такая тренировка только обрадовала бы, но сейчас превыше всего было дело. Мечи сталкивались со звоном и скрежетом, и гвихир не раз прорывался к телу dh'oine, но каждый раз встречал кольчугу или металлические пластины. Скользящие удары вреда особого нанести не могли, только синяки да ушибы при должном замахе. А человек своё преимущество видел неплохо – под расстёгнутой курткой у Ванадайна была простая рубаха, даже не кольчужная. Это и сыграло роль, когда гвихир вонзился под брассард, а меч человека ринулся к груди эльфа. Ванадайн отскочил, и это спасло ему жизнь – вместо того, чтобы зарыться в плоть, лезвие лишь оставило багровеющий росчерк, пересекающий торс наискосок от левой стороны грудной клетки, несколько ниже ключицы, и до середины второго ложного ребра с правой стороны…
Ванадайн невольно потянулся рукой к ране. Действительно, как он мог забыть про неё? Однако сейчас кончики пальцев наткнулись лишь на грубую материю повязки, которая обхватывала всю грудную клетку.
 …Дальше память зафиксировала лишь падение – отступая, Ванадайн зацепился ногой за упавший в одну из бурь ствол дерева. Это вызвало лишь усмешку у человека, но дало эльфу маленькое преимущество. Когда dh'oine решил нанести последний удар, Ванадайн проткнул гвихиром сапог на уровне икры. Боль отклонила клинок человека, и удар не состоялся. На крик начали ломиться другие люди, но скоя'таэль не стал их дожидаться, и потому вскочив на ноги побежал в сторону от замелькавших среди деревьев фигур. Раненый им dh'oine не упал и попытался преследовать, но потом всё же отстал, бессильно ругаясь.
 Ванадайн спрыгнул в балку и продолжил путь по ней. Густая молодая поросль надёжно скрывала его, но эльф не обманывался. Если далеко не отойти, проклятые dh'oine догонят, а в текущем состоянии Ванадайн ничего толкового не сделает. Оставалось только идти, что он и делал. «Как со мной такое могло произойти?» - думал он, бредя по лесу. Гвихир ещё не вернулся в ножны, а сжимался в правой руке. Левая зажимала часть раны на груди, хотя помогало это не сильно. Между пальцев уже выступила кровь, и вряд ли это было хорошо.
 В конце концов Ванадайн выбился из сил. Он понял, что если пойдёт дальше, то просто свалится, и такая перспектива его ничуть не воодушевляла. Решение сесть меж корней дерева показалось наилучшим. «Несколько минут передохну, и вперёд,» - мелькнула мысль, и скоя'таэль прикрыл глаза. Впрочем, тело решило несколько увеличить отдых, и Ванадайн успешно потерял сознание…
 Дальнейшее запомнилось странными обрывками – в те моменты сознание выныривало из небытия, пусть и ненадолго. Например, помнится одно из первых пробуждений, когда мутным от боли взглядом Ванадайн заметил чью-то фигуру. Это определённо была женщина, и по общему силуэту выдавало dh'oine. Эльфийки гораздо изящнее и не стоят в сторонке, заинтересованно, но с испугом смотря на эльфа. Ванадайн шумно выдохнул и поближе подтянул гвихир. Как бы сильно не хотел скоя'таэль подороже продать свою жизнь, не всё зависело от него. Пучина беспамятства завлекла его вновь.
 Следующее пробуждение оказалось менее приятным – прийти в себя заставила боль. Было светло и тепло – день в самом разгаре выдался приятным, но не погода интересовала эльфа. Крестьянские женские руки что-то делали с раной на его груди. Через силу Ванадайн схватил кметку за запястье.
 - Aedwiim, - процедил сквозь зубы Ванадайн и резко отпустил женщину, отталкивая её. Рана отдалась болью, но эльф вытерпел.
 - Всё нормально, рана не смертельная! Я перевяжу её и… - начала было говорить успокаивающим тоном кметка, но эльф её перебил.
 - Уходи, - повторил он на всеобщем. Ну да, куда простым dh'oine знать Старшую Речь?
 - Хорошо, я уйду. Но в начале позволь мне помочь тебе.
 - Naire, - прошипел от бессилия он, вновь теряя сознание. Проклятое тело было слишком слабо. Налившись свинцом, оно не позволяло сделать ни одного движения, и это угнетало.
 - Пойми, не все люди враги тебе и эльфам. Почему вы не хотите жить в мире? – тем временем продолжала говорить кметка, и все её размышления Ванадайн ловил, находясь на грани сознания. Женщина всё говорила, но эльф уже перестал улавливать смысл, и вскоре окончательно потерял сознание…
 Потом ещё несколько раз рассудок возвращался лишь поверхностно, позволяя почувствовать что-то или услышать, но на большее не хватало сил, и пытаясь преодолеть завесу немощи вновь терял его. Значит, всё это не было сном. Ванадайн огляделся. Теперь он помнил почти всё, но радости от этого было мало. Окружающая природа уже не казалась такой посторонней, и Ванадайн вроде как даже помнил, откуда пришёл.
 «Ну и как дальше с этим жить?» - спросил он сам себя, проводя ладонью по повязке. Как жить с тем, что он, Ванадайн, ненавидящий всех dh'oine, получил помощь от какой-то кметки?! Как? Рука сжала край повязки, но скоя'таэль сдержал первый порыв сорвать её. Разные чувства и эмоции боролись у него в душе, и что победит было неизвестно. Тем не менее победил здравый смысл, призвав не раздирать повязку и не заставлять рану открываться снова. Люди могли не только разозлился тем, что скоя'таэли напали на них, но и начать преследовать. Скорее всего тот dh'oine, ногу которого пронзил гвихир эльфа, припомнит, что успел ранить Ванадайна. Любому охотнику известно, что не всякая раненая добыча далеко уйдёт, и со временем ослабнет. Значит, надо уходить, что представляется не таким простым делом. Сколько Ванадайн пролежал здесь? Сутки? Больше? Странно, что ещё не догнали.
 Уже наученный недавним горьким опытом, Ванадайн начал осторожно садиться. Когда это удалось, эльф заметил лежащую рядом куртку с пёстрыми перьями, на которой он до этого лежал. Свежий ветерок был приятным, но Ванадайн предпочёл одеться и даже застегнул её, чтобы не видеть повязку. Перед тем, как уходить, эльф ещё раз осмотрелся и заметил лежащий ка корнях свёрток. В нём оказалась еда – хлеб, сыр и несколько полосок вяленого мяса.
 Если насчёт повязок были колебания, то еду постигло мгновенное решение. С ней расставаться скоя'таэль не собирался. Во-первых, для людей она всё равно потеряна, а во-вторых, лишняя еда лишней не бывает.
 Ванадайн поднялся на ноги. Это вышло гораздо проще, чем в предыдущие попытки. Проверив, что гвихир легко достаётся из ножен, скоя'таэль направился в гущу леса.

Отредактировано Ванадайн (2018-01-19 17:36:47)