Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Зельеварение под медвежьим присмотром


Зельеварение под медвежьим присмотром

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: 29 июля 1264 года.
Место: Каэр Морхен.
Действующие лица: Цири и Весемир.
Описание: ведьмаки сумели дожить до лета… Княжна, как могла, прилежно училась, внимала старшим и показывала удивительные успехи для девочки её возраста. Никогда еще, никогда, на Маятнике не падала девочка 13-ти лет, ругаясь, как краснолюд-сапожник. Однако такие времена настали. И Цирилле еще многому предстояло научиться.

+2

2

День, 29 VII 1264.
Ясно

Крепость Каэр Морхен, скрытая в лесах и у подножия Синих Гор, возвышалась в долине. В долине, полной дикого зверя и противоестественной беды. В долине, где блестело бескрайнее  озеро с тихою синею гладью, которое порою резала простая рыбацкая лодка. В долине с многочисленными пещерами, полных тёмных тайн и удивительных секретов. В долине, где жили ведьмаки.

[indent=1,0]Старый ведьмак спал, мирно похрапывая во сне.
[indent=1,0]Снятся ли ведьмакам сны? Авторы Монструма, однажды выразив своё нескромное мнение, сообщили бы, держа руку на сердце, что подобные существа, известные как ведьмаки, порождения мерзопакостной магии и исчадия адовы, не способны к сновидению, как и чудища зверские. Прочие, кто ведьмаков встречал и даже дружбу с ними водил, искренне заверят, что они порой человечнее остальных и всё людское им не чуждо.
[indent=1,0]Весемиру же сны не снились. Он был слишком стар для путешествий в дремоте и просто отдыхал.
[indent=1,0]Жаркое июльское солнце убаюкало его, как старого кота, что разлегся на окне. Только Весемир развалился на мешках, что использовались в качестве кукол для отработки ударов деревянным мечом или же как подвешенные и постоянно движущиеся препятствия на Маятнике. На Маятнике, где отобранные у матерей мальчишки тренировались чувствовать равновесие, уклоняться, защищаться и контратаковать. Для усложнений, бывало, на глаза юных ведьмаков надевалась льняная повязка, дабы они ориентировались вслепую, на слух.
[indent=1,0]Десятилетия прошли с тех пор. Маятник одиноко, как забытый сирота, стоял под дождями и снегами. И так продолжалось и впредь, если бы одна юная княжна не попала в Каэр Морхен.
[indent=1,0]Маятник был вновь раскручен. Каждый день он радостно скрипел, раскачивал туго набитые мешки и одерживал победу, как и прежде. Как в старые, добрые времена.

+2

3

[indent=1,0]Знойное лето. Последнюю неделю постоянно шёл дождь - то мелко, то ливнем. Неудивительно, что теперь, когда небо наконец снова стало безоблачным, когда солнце напекало голову яростно, немилосердно, маленькой егозе совершенно не сиделось внутри за трудами учёных-исследователей. Делать ей больше нечего? Она хотела двигаться, она хотела взять реванш у этой машины-убийцы!
[indent=1,0]Ни одна княжна в мире добровольно не отправилась бы получать под зад. Эта была слишком упряма. Слишком горда, чтобы оставить победу за страшным изобретением, которое ненавидела всем своим сердцем. Она слишком напряжённо думала, когда думать-то некогда. И как с этим бороться - непонятно. Шаг, шаг, синистр, двойной шаг, разворот, шаг!.. Сбилась.
[indent=1,0]- Т-ск! Опять! - взвыла Цирилла, приземлившись не слишком удачно после полученного-то удара. Кортик вылетел из руки, когда она ещё была наверху и питала надежду удержаться сама. Удержаться было никак. Никак не уйти, слишком маленькое расстояние! И ногу подвернула, вот и что ты будешь делать? Два маятника сразу! Да она ни в жизнь с ними не справится! "Да ни один нормальный человек не справится! Я же не мутант, я же не!" - она отчаянно искала себе оправдания, но от этого чувствовала себя только отвратительнее. Стыдно делать самой себе поблажки, когда постоянно слушаешь сплошные замечания и понимаешь, что действительно можно и лучше, - вот же! Досадочка! -  она смахнула с глаз повязку, схватила первый попавшийся камешек и швырнула его в произвольном направлении от кипевшей злости. К превеликому несчастью, попал камень прямо-таки в открытое окно, в яблочко, так сказать, - ... Ой-ой.
[indent=1,0]Цири тут же позабыла о том, как болела её нога. Оставалось только надеяться на то, что дядюшка Весемир потчевал не где обычно. Если он поймёт, что камень прилетел от Цири, он тут же догадается, что ведьмачка упражнялась на маятнике - и безо всякого присмотра! А что ей делать, если никто не хочет присмотреть, спрашивается? Все так заняты, так заняты своими якобы очень полезными делами... А если бы она просила дядюшку Весемира, тот бы точно отправил Цириллу книжки читать вместо физических упражнений, которым она и так посвящала максимум своего времени. Это, само собой, ни в какие планы не входило.
[indent=1,0]- Дядюшка Весемир?.. - она подобрала свой многострадальный клинок и тихонько юркнула с улицы внутрь. Отойдя от испуга, девочка снова ощутила ноющую боль в правой лодыжке. "Заметит. И убьёт меня. Хуже. Выпорет. И ещё Геральту расскажет... Ну и что. У меня проблемочки посерьёзнее, я опять сплоховала... И ладно бы из-за повязки! Но я же чувствовала! Чувствовала! Но не успевала! Какая я! Какая медленная", - она плелась, тихонько сопя и пытаясь идти естественно, пытаясь не расплакаться от собственной неудачи. Ладно бы удачно потренировалась, а вот жалеть её за неудачи тут не будут, только отругают. Идти Цири старалась, не выдавая вывиха, хотя это доставляло только лишний дискомфорт, причиняло усиленную боль. "Какая же из меня ведьмачка, если я от простого вывиха рожи корчу", - то подбадривала саму себя, то корчила из себя жертву несправедливых обстоятельств. Оба состояния были противны.
[indent=1,0]Внутри было намного прохладнее, чем снаружи. Цири была на солнце с самого утра и пока даже не догадывалась, как раскраснелись её щёки под яркими лучами, как обгорел её нос. Ничего, вечером почувствует эту неприятную ноющую боль. Пока она просто кралась, как шпионка, выискивая своё орудие преступления.
[indent=1,0]-... О. Вот и ты, лягушонок, - с долей фантазии протянула юная особа, зацепившись взглядом за камешек.
[ava]http://sf.uploads.ru/txmj2.png[/ava]

+3

4

День, 29 VII 1264.
Ясно

Кувшин с чем-то, что не разрешали пить и нюхать Цирилле, разбился в громкие и мелкие дребезги, когда в раскрытое окно неожиданно влетел камень. Обыкновенный и серый, он сделал своё темное дело, прокатился по столу и, соскользнув с края, вниз, клацнул о каменный пол.
[indent=1,0]Весемир свирепо и страшно всхрапнул. Теплое, июльское солнце, чьи жаркие лучи проникали через прочие распахнутые окна общей залы, слегка притупило бдительность старого ведьмака. Но звук разлетающегося на куски кувшина забрали сон и возвратили в явь.
[indent=1,0]Поскрипывая голосом, Весемир мягким шагом подплыл к месту преступления. Осмотрел глиняные осколки, покачал головой над разлитым вином: хотя точно он уверен не был, поскольку то варево принадлежало Эскелю, который, в свою очередь, горазд был пить всякую бражку. Суждения и виновник моментально всплыли перед глазами.
[indent=1,0]– Цири, – тихо прохрипел Весемир, мыском кожаного поршня тронув серый камень у стола, и поднял глаза на окно, из которого этой серый камень мог прилететь.
[indent=1,0]Западная сторона. Там, где находится Маятник. Кто-то, видимо, раскрутил его, но не справился. Разозлился и решил отыграться на… Ладно уж. Ох, дитя, упрямства тебе не занимать, как и упорства.
[indent=1,0]Он направился к дверям, чтобы покинуть залу, вдохнуть свежего теплого воздуха, найти княжну, отчитать её крепким словом и отправить книжки читать. Вероятнее, снова про гулей. Однако не успел ведьмак дотянуться до дверного кольца, чтобы приоткрыть для себя ход по шире, как маленькая тень юркнула внутрь. Резкая смена яркой улицы  на тёмную, прохладную залу помешали Цирилле заметить старика. Зрачки её не были подобны ведьмачьим, не капризным к таковым изменениям и переходах из света во тьму. Однако Весемир задумывался о возможных метаморфозах. Ведь Цири уже почти больше половины года соблюдала особый режим, состоящий помимо сбалансированной трапезы из особого салата с пещерными грибами, горной растительностью, а также питье, настоянном на травах, чей секрет не ведает никто, кроме ведьмаков. Её сила, скорость и кондиция быстро добирались до определенной стадии. Стадии, когда откормленные кандидаты ложились на необычный стол и, будучи крепко пристёгнутыми, проходили ужасы и боль, приобретая мутации. Старый ведьмак то загорался подобной идеей, то отказывался от неё, глядя на маленькое и грязное личико девочки, в её глубокие зеленые глаза и улыбку, полную искренности, любви и заботы. Естественным путем, безо всякого риска! – твердил он в своей комнате или с Геральтом. Но видя частые ошибки девочки на тренировках, прельщающая, манящая идея вновь возвращалась в старую голову.
[indent=1,0]Княжна, осторожная и ничего не замечающая, прокралась вперед, слегка прихрамывая.
[indent=1,0]Ох, дитя.
[indent=1,0]Она искала орудие своего же преступления, которое могло раскрыть все её безобразия: и тренировку на Маятнике без присмотра, и подвернутую из-за этого лодыжку, и разбитый кувшин Эскеля.
[indent=1,0]Весемир кашлянул. Не громко, по обыкновенному. 
[indent=1,0]– Ну, дева, чем занимаешься? – тень старого ведьмака нависла за спиной Цири и камешка. – Отлыниваешь, да? Нечего прохлаждаться. А ну, живо, пойдем тренироваться. Давно Маятник не крутили. Жду тебя на улице, девочка.
[indent=1,0]Весемир хитро улыбался, медленно возвращаясь к дверям и покидая залу.
[indent=1,0]Жаркий июльский воздух грубо ударил в лицо.

+3

5

[indent=1,0]- Ой... Разбилось что-то...- она тут же начала поспешно сгребать осколки под комод, уже целую вечность стоявший здесь на своих коротких ножках. Под ним и так было пыльно, лежали какие-то свёртки и камни. Возможно, там лежали сокровища одного из мальчишек, что теперь стал ведьмаком. Или умер. Цири на секундочку задумалась и хотела заглянуть под шкаф, чтобы получше разглядеть, что там ещё лежит, но тут-то раздался голос Весемира за спиной. Как ошпаренная она тут же подхватила камешек в руку, а руку эту сунула в карман. Сама же подскочила на месте и развернулась спиной к шкафу, как обычно пытаются прятать за своей спиной что-то страшное все, кто ловятся с поличным и не умеют вести себя естественно на месте преступления. И Цири не умела. Она повела ножкой полукругом вперёд и назад, чертя носочком серповидную фигуру и между тем прекрасно понимая, что тем подозрительнее она выглядит, что сейчас дядюшка Весемир начнёт её расспрашивать, она на чём-то проколется - довольно быстро, конечно же - и тут же он её накажет. Конюшню мыть отправит. Или в десятый раз переписывать бестиарий какой-нибудь. Или ещё что страшное придумает. Он-то умеет! "А я только обрадовалась, что его тут нет! Что он не заметил! Нет, удача - это точненько не про меня..." - она зажмурилась, словно бы ждала от ведьмака если не удар, то, как минимум, крепкое словцо или ругательство, хотя и знала прекрасно, что дядюшка Весемир предпочитает малость более гуманные и эффективные воспитательные меры.
[indent=1,0]- А я... Я-я-я... Я... - она замялась, нарочно пытаясь подобрать слова и сделать их как можно более безобидными, - нет, не отлыниваю! Нет, ну то есть, конечно, я не тренируюсь, не ходила я на маятник! И книжек не читала особливо так-то... - "заставит книжки читать? Ну и ладно, это лучше, чем другие варианты развития события!"
[indent=1,0]- А ну, живо, пойдем тренироваться. Давно Маятник не крутили. Жду тебя на улице, девочка, - голос Весемира не показался Цири странным, но его внезапное предложение едва не перекосило девочку. Она изо всех сил постаралась не вытянуться в лице, на раззявить рта и не распахнуть глаз как серебряные блюдца, из которых Калантэ особливо любила пить горячий чай вместе с внучкой, покуда никто за ними не наблюдал. Цири не знала, получилось ли у неё скрыть удивление, хотя чего уж? Она в любом случае должна была удивиться от столь внезапного предложения старого Ведьмака. Ей даже мысли не пришло в голову, что дядюшка Весемир мог что-то заметить, задумать! Что он видел прекрасно, как она хромает, понимал, что теперь  тренироваться ей будет в полтора, а то и в два раза труднее. Но не обрадоваться внезапному предложению Цири не могла. Когда ещё сам дядюшка Весемир найдёт в своём плотном расписании время для Цири с маятником? Она поспешила за ним. Ну, вообще-то "поспешила" это трудно назвать, она усиленно боролась с болью в ноге, но правда-правда поторапливалась изо всех своих сил.
[indent=1,0]- Я уже бегу! В этот раз точно получится! - "он-то мне скажет, как надо! Он мне подскажет!" - она никак не могла смириться с тем, что нет какой-то простой схемы, какого-то ключа. Она была уверена, что можно подобрать такую комбинацию, которая всегда сработает, отчаянно сопротивляясь простой истине: для того маятники и придуманы, чтобы невозможно было соблюдать чёткий ритм, чтобы постоянно приходилось импровизировать, но в соответствии с глубоким практико-теоретическим опытом. Но ничего. Как только она это поймёт - сумеет наконец расправиться с двумя. А там, глядишь, ей надоест по мешкам-то колотить.
[indent=1,0]- Жарковато, да? Дядюшка, надень панамку, пока голову не напекло! - она промчалась вихрем мимо учителя, спеша занять свою позицию. Спеша максимально, чтобы только в глаза дядюшке Весемиру не бросилось её болезненное выражение моськи.[ava]http://sf.uploads.ru/txmj2.png[/ava]

+3

6

День, 29 VII 1264.
Ясно

– Панамку надень, – тихо проворчал старый ведьмак последние брошенные слова Цириллы, когда та прихрамывающим вихрем пронеслась мимо и тем не менее ловко забралась на Маятник.
[indent=1,0]Солнце в действительности пекло беспощадно, но Весемиру было не в первой. Поэтому почесав морщинистый лоб, он медленно приблизился к узкому деревянному постаменту. По сторонам его  возвышались штыри и балки с замками, которые контролировали хаотичное движение привязанных к ним мешков, выполняющих роль весьма однобокого, но непредсказуемого противника.
[indent=1,0]– Зачем, Цири, мы тренируемся на Маятнике? – ведьмак стоял, заложив руки за спину, и осматривал неподвижные мешки, которые безусловно недавно хорошенько помяли. – Н-да. Это вариация боя, где предугадать действие противника не просто. А почему? Хм, кхе. Именно. Чудища, Цири, не люди, которые всем своим самоуверенным видом показывают куда будет нанесем следующим удар. Монстры – мутные су… мда, они, да, те еще. Никогда не знаешь, что взбредет им в их гнилую башку. Поэтому надо быть готовым ко всему. Итак… где твой меч, дева? Да что за наказание. Начинаем!
[indent=1,0]Весемир нежным, заботливым движением запустил первый тюк в движение. Почему-то на самом первом мешке было намалёвана редкой красоты рожа, и старик дивился чья была эта работа: непослушной княжны или самого молодого ведьмака.
[indent=1,0]– Первая позиция. Противник движется не быстро, размеренно. Твоя задача: нанести любой удар, уклониться, зайти за спину и ударить в неё. И, конечно же, не быть сбитой. Вперед! Глаза не опускай! Так, молодец. Бей! Хорошо, деточка, хорошо. То была легкая разминка.
[indent=1,0]Первому тюку дали дополнительный резкий толчок и тот закружился сильнее, быстрее, неистовее.
[indent=1,0]– Вторая позиция. Твоя задача: продержаться одну минуту на месте, уклоняясь от ударов без использования меча. Поняла? Без меча, Цири. Но оружие - крепко в руке. Пошла.
[indent=1,0]Мешок крутился, постоянно меняя ход и траекторию. Уклоняться от столь некрупного и быстрого противника не было бы столь затруднительно, если деревянный постамент под ногами тренирующегося был менее узким.

+2

7

[indent=1,0]"А это ты напрасно меня не слушаешь, дядюшка Весемир! Вон Ламберт тоже панамку надевать не хотел, а потом как начал плакаться на свою да на больную голову! Хотя, быть может, не от солнца у него голова больна?" - Цири даже не замечала, как быстро проходило здесь время, не замечала очевидных изменений за собой. И дело даже не столько в том, что у неё стало втрое больше шишек, не в том, что за последние только полгода она вытянулась чуть не на два вершка, нет. Она думала по-другому. Всё меньше она сравнивала вещи в новой своей жизни с прошлым жильём. Не жаловалась больше на жёсткую постель и не вспоминала тех времён, когда нянюшки всемером читали сказки подле её постели. Не сравнивала теперь наказания в Каэр Морхене с плетью в руках Калантэ. Вся дворцовая жизнь медленно превращалась в пережиток прошлого, о котором ей никогда и ни за что не стоит думать. В блёклое воспоминание, мираж, пыль. А теперь вот она где. Стоит на Маятнике, смотрит на привязанное чучело, а чучело как будто смотрит на неё в ответ. Взгляд набитой соломой куклы очень неприятен, ненавистен, он пробуждает самую дикую ярость, на которую только способна юная девчонка. Руки дрожат, но крепко сжимают рукоять клинка.
[indent=1,0]Вдох. Выдох. Понеслась.
[indent=1,0]Дядюшка Весемир дёрнул за верёвочку - и вот пугало несётся на Цириллу, а та даже начала забывать своё собственное полное имя, да и не нужно ей оно. Сейчас она не девочка, не княжна, никакая не барышня и не ребёнок, она ведьмачка - и это всё, что нужно знать. После воодушевляющей речи дядюшки Весемира сероволосая мгновенно приняла нужную позицию и, встречая тюк только боковым лишь взглядом, выжидала. Терпеливо, как охотник. Казалось, время замедлилось, почти остановилось. Она чувствовала, когда нужно будет сделать шаг - и это был уже рефлекс.
[indent=1,0]- Къя-а! - ведьмачка резанула поверху, как бы для разминки, затем чуть отклонилась, и проводила пролетающий мимо тюк режущим прямым ударом снизу, задавая ему больший импульс. Рефлексы работали хорошо, а вот голова - слабее. Ей было некогда подумать о том, что она сама же ускоряет куклу и заставляет себя же принимать решения быстрее. Нет, она не глупа, она сообразила бы, но она не пыталась, она хотела решить всё только грубой силой и уловками. А так в жизни не бывает. Отбивать летевшую на неё с новой силой куклу было гораздо сложнее, но из короткого выпада она ударила теперь слегка, словно бы играючи и экспериментируя с соломенным пугалом, словно бы дразня его, да уклонилась снизу. Случайно она задала ему движение по дуге, да тот ещё и ускорился.
[indent=1,0]"Предугадать действие противника не просто", - повторила она про себя наставление наставника и в развороте хотела оттолкнуть куклу остриём, но тут-то только, с опозданием в пару секунд, дошёл до неё смысл слов "без меча, Цири". И импульс тяжело было остановить, и удар уже был направлен. Только если отскочить назад! Отскочить изо всех сил! Она напружинилась и!.. Тут-то дала о себе знать подвёрнутая нога, которая не выдержала усилия и вдруг скользнула подошвой по доске прямо навстречу неприятной роже тюка. Цири пискнула, вскрикнула, столкнулась с противником лицом к лицу. В самом буквальном смысле. От удара она покачнулась, пошатнулась и едва не свалилась вниз, но всё же устояла и поспешила вернуться на исходную. Под палящим солнцем думалось тяжелее, щёки горели, а пот буквально градом течёт. Предплечьем она потёрла свой ушибленный носик и совсем коротко взглянула на дядюшку Весемира, уже зная, что лестных отзывов за свои-то "старания" она сейчас не получит.
[indent=1,0]"Нога болит!" - вся она скуксилась и упрямо повторила с начала: горячий удар в сторону, перескочить на другую сторону от своего врага и успеть тут же, в тот же такт, на развороте добавить удар в "спину" кукле. Верёвка скрипнула, тюк скоро полетел назад на ведьмачку. "Без оружия!" - она крепко сжимала кортик в руках. Как проскочить мимо, если он едва отклоняется с пути в сторону? "Вижу!" - едва лишь уличив малейшую возможность, она скинула кортик в одну правую руку и скользнула по планке, не падая вниз благодаря Огню, Лебеде али другому какому чуду. Чучело едва-едва не столкнулось с грудью ведьмачки. Она ловко переносила вес тела с ноги на ногу и теперь, наконец оказавшись снова по другую сторону от своего старого доброго неприятеля, поспешно отскочила, словно бы спеша отделаться от неприятного задания "без оружия". И совсем забыв про "минуту".
[indent=1,0]- Значит ли это, что иногда не будет никакого выхода? - чуть запыхавшись, выдохнула она и снова стёрла со лба пот, - что иногда ты оказываешься в ловушке - и ничегошеньки тут не сделаешь, как ни крутись ты по этой хре!.. Маятнику!?.. А что тогда? Дядюшка Весемир, я думала, надо запоминать шаги, а выходит-то наоборот, что их из головы выбрасывать надо! - с досадой поделилась она своим открытием.
[ava]http://sf.uploads.ru/txmj2.png[/ava]

+3

8

День, 29 VII 1265.
Ясно

Тюк прекратил свой пляс, когда крепкая рука старого ведьмака натянула трос.
[indent=1,0]– Достаточно, – сухо отозвался Весемир, глядя на тяжело дышащую Цири.
[indent=1,0]С задачами она справилась кое-как, прослушав или позабыв важные детали. Как обычно. Невнимательность и торопливость были её главнейшими врагами в достижении успехов. Изучая в библиотеке тяжелые, огромные фолианты, обтянутые кожей, она всегда спешила, пролистывая скучные записи в поисках жутких зарисовок чудищ разнообразных. Тренируясь с деревянным мечом, девочка слушала в пол уха все объяснения, потому что горела желанием как можно скорее начать настоящее обучение, но не с настоящим мечом. Здесь, конечно, старый мастер не брюзжал. Ведь именно бой с физическим противником был эффективнее, чем отработка ударов с тенью. По этой причине и была когда-то создана специальная конструкция, Маятником именуемая.
[indent=1,0]– Выход есть всегда, Цири, – ведьмак подошел к стоящей на узкой платформе девочке и оперся локтями о край. – Даже тогда, когда кажется, что уже полная ж… н-да, что весь мир против тебя. Как это, кхе, обычно бывает… Ведьмаки каждый день находят выход в схватках с опасными чудовищами. Ведь если они его не найдут, то придет гибель их. Поэтому, дитя, не забывай использовать голову, смекалку. Сражения это не только скорость и сила удара. Это мысль, но такая же быстрая и сильная. 
[indent=1,0]Раскрасневшаяся от упражнений и жары княжна смотрела сверху вниз на своего учителя, бледного и спокойного.
[indent=1,0]– Думаешь, Геральт не сталкивался с безвыходными ситуациями? Конечно, сталкивался. А Эскель? Его симпатичное лицо красноречивее слов расскажет. Но выход всё же был найден. С помощью этого, – старик постучал указательным пальцем по седой голове и усмехнулся. – Не забывай, Цири, использовать это оружие.
[indent=1,0]Он подтянулся на платформу и сел, свесив ноги.
[indent=1,0]– Присядь, деточка, посиди со стариком, – Весемир похлопал по месту рядом с собой. – Шаги не нужно запоминать. Они каждый раз разные, поскольку каждый раз разный противник. С гулем ты будешь шагать шире, резвее. Против альпа твои движения более сдержаны, но напряжены для резкого, смертельного удара. А с вивернами, кхе, ты помнишь ту встречу, я надеюсь? С руки ли мне было шаги считать перед и после каждого маневра? То-то же.
[indent=1,0]Старый ведьмак тихо покашлял и погладил усы.
[indent=1,0]– Как твоя нога, девочка? Покажи. Пойдем-ка мы её особой мазью смажем. Вековая вещь!

+2

9

[indent=1,0]Она была готова услышать следующее задание, была уверена в том, что теперь-то всё сделала правильно и даже руки радостно вскинула в победном жесте, но вместо нового задания Весемир кратко и ёмко произнёс "Достаточно", да ещё и маятник остановил, чучело связал. Радость Цири быстро сменилась на изумление, а затем почти на возмущение. Хотелось спросить "да что опять не так-то, а?!", но она уже запомнила, что в таком тоне с наставником лучше не говорить, что он всегда знает, что будет дальше, пусть даже Цири и считала себя самой непредсказуемой особой с самой удивительной историей. Нет, Весемир уже что-то задумал. Может, поиздеваться? Или снова затереть какую-нибудь нудную теоретическую основу?
[indent=1,0]"Сопротивление бесполезно", - она опустила кортик и начала убирать с лица длинные спутанные волосы. От усиленных тренировок, да ещё и в жаркие деньки, волосы быстро теряли какой-никакой свой лоск и превращались в торчащие во все стороны жирные сопли, что, впрочем, Цири совершенно не волновало, постольку поскольку устающую до полусмерти девочку вообще мало волновал внешний вид кого бы то ни было. И если б сейчас она снова встретилась лицом к лицу с Кистрином, она бы не сказала ему ни слова о его носе, весе и прочем, прочем, хотя и всё равно не пошла б за него замуж. Впрочем, увидел б Кистрин свою невесту сейчас, он бы сам сбежал в Брокилон. Но об этом ведьмачке некогда думать. Даже Эскель совсем не думает о страшном шраме на лице, хотя Цирилла бы точно такой себе не хотела.
[indent=1,0]Ведьмак подошёл ближе к постаменту и явно решил начать рассказывать сказочки. Цири незаметно - так ей показалось - закатила глаза, а потом нашла забавной сейчас игру "удержи клинок на носу ноги, да не грохнись с балки", но тут она и вспомнила, как неудачно сегодня приземлилась.
[indent=1,0]– Выход есть всегда, Цири, - ведьмак решил ответить на вопрос Цири. Но наверняка так он просто хочет подвести к какому-нибудь новому заданию типа решения логических загадок. Или чего пострашнее. Но ведьмачка всё равно прислушалась к аргументам и какое-то время их обдумывала. "Он хотел сказать, что я глупая, да? Или что ленивая? Или что ленюсь, а потому я и глупая? Наверное, примерно так. И что смекалки у меня нет. А как я кашу ему в шляпу свалила - так это нет смекалки, да? Или он ещё просто не надевал её?" - она невольно заулыбалась, но прикрыла рот ладошкой, а второй рукой снова подхватила свой клинок, после чего откликнулась на жест дядюшки Весемира и подсела рядом.
[indent=1,0]- Против альпа твои движения более сдержаны, но напряжены для резкого, смертельного удара. А с вивернами, кхе, ты помнишь ту встречу, я надеюсь? С руки ли мне было шаги считать перед и после каждого маневра? - продолжал рассуждать он, а Цири развела руками. Трудно не помнить, схватка действительно выглядела... Странно. Рыцарей технике учат, а там полная ассиметрия. Такая, что нельзя было назвать бой красивым. Он был весь какой-то рваный, словно неказистый, но вместе с тем очень ловкий и направленный. Цири оставалось только соглашаться с доводами Весемира и кивать, - То-то же. Как твоя нога, девочка? Покажи.
Вопрос не двусмысленный поставил Цири в тупик. Казалось, вся она побледнела, хотя щёки загорелись только ярче. Никакие уловки не могли скрыть от ведьмака деталей. Ведьмак - как детектив. Он всё видит, подмечает. Только ещё и драться умеет так, как никто другой не сможет. Цири опустила нос и со вздохом закатала штанину по колено. Лодыжка чуть припухла и покраснела, хотя это казалось мелочью по сравнению с другими шрамами. Но только те-то уже в прошлом, а вывих доставляет неудобства здесь и сейчас.
[indent=1,0]- Ты сразу заметил, да?..- тихо спросила она, - я без присмотра забралась на Маятник, - призналась она. Теперь уже знала, что в случае с дядюшкой Весемиром долго отпираться и лукавить нет никакого смысла, потому что если он знает "А", то и про "Б" наверняка знает - ну или хотя бы догадывается. Она не то, чтобы ждала наказания, но как минимум - упрёка. А тот только предложил мазью заняться. Цири с недоумением вскинула бровки и шмыгнула носом, но переспрашивать на всякий случай не стала, чтобы не спугнуть удачу. К тому же дядюшка Весемир наверняка ещё успеет прочитать лекцию, а она рано радуется, - мне кажется, если бы ботинки так не жали, я бы удачнее приземлилась, - ляпнула она как бы в своё оправдание, но тут же прикусила язык. Это были третьи её башмаки здесь. Она прекрасно помнила, как Ламберт в прошлый раз страшненько сетовал на то, что, мол, девчонка растёт больно быстро. Что кормить её меньше надо или пальцы на ногах отрубить. Он-то шутил так грубо, а ведьмачка почти верила в искренность его возмущённых речей. Она быстро спустилась вниз. Правда, чтобы в прыжке пожалеть [indent=1,0]ногу, приземлилась на четвереньки, как учил Койон приземляться с больших высот.
- А что за мазь? - поспешила она сменить тему. Хотя, конечно же, никакие стариковские мази её не волновали, - знаешь, а вот мы когда с Геральтом сюда ехали, он говорил, что ты будешь учить меня. А я всё отпиралась, - она отряхнула ручки и, максимально скрывая свою хромоту, семенила рядом с ведьмаком, - я и сейчас много отпираюсь, да? - неловко пробормотала она, - но ты хороший учитель, дядюшка Весемир, - как-то не к месту вставила она и подумала, что ляпнула уж слишком лихо. Вдруг Весемир тут от столь душещипательного признания расплачется и больше не сможет никогда её учить? "Скорее посмеётся или скажет, что оценка соплячки его профессиональной деятельности его мало интересует", - она шла тихо. У высоких ворот-дверей, она, как не бывало, звонко и с тем же любопытным недоверием спросила:
- А где же другие ведьмаки? Если выход есть всегда, то почему так мало ведьмаков, а, дя?[ava]http://sf.uploads.ru/txmj2.png[/ava]

+2

10

День, 29 VII 1264.
Ясно

Ответом на последний вопрос стал хмурый взгляд из-под кустистых бровей Весемира.
[indent=1,0]Закат ведьмачьего ремесла не мог не навеивать тоску и тяжесть на сердце. Кому нужны мутанты, когда всё больше создается людских отрядов, профессиональных и самодеятельных. Кому нужны мутанты, которые несколько веков подряд спасали чужие жизни, рискуя своей. Их всё равно считали и продолжают именовать чудовищами, которых боятся, которых не понимают и страшатся. Суеверия, слухи никогда не исчезнут. Кому нужны мутанты, когда есть настоящие рыцари. В сияющих доспехах, со щитами, копьями и девизом. Рыцари Ордена – блестящие, гордые и отважные снаружи, но чаще прогнившие внутри. Ах, люди давно привыкли верить широко распахнутыми глазами и далеко развешанными ушами.
[indent=1,0]Они дошли до одного из огромных, окованных железом сундуков. Петли, держащие тяжелую крышку, скрипнули, и старый ведьмак заворчал, что Ламберт опять забыл промаслить их.
[indent=1,0]Работа в Каэр Морхен была всегда. Древняя крепость, больше походящая на руины, казалась зверски жадной до ремонта и починки и всё ей было мало. Перед каждой зимовкой постоянно случалось что-то непредвиденное. Старые двери, изъеденные насекомыми и временем, осядут, не позволяя ни войти, ни выйти. Крыша в кухонном помещении протекает, как и во многих других местах. Жутких завывающих сквозняков становится всё больше. Конюшня гниет на глазах. Рычаг, поднимающий тяжелые ворота, закапризничает и встанет. Любопытный упырь из леса заберется в крепость в поисках наживы и впечатлений, в основном последних. Запасы еды и необходимые ингредиенты, к удивлению старого ведьмака, что приезжает одним из первых на зимовку, приближаются к концу.
[indent=1,0]– Холера, – Весемир перестал звенеть таинственными склянками и поднялся с колена, не найдя того, что искал.
[indent=1,0]Он долго еще смотрел на сундук, словно взглядом ругал его за то, в чем тот явно был неповинен.
[indent=1,0]– Холера, – вновь сказал старик, опустил крышку сундука и тяжело уселся сверху. – Лодыри.
[indent=1,0]Погладив седые усы и крякнув, Весемир подозвал к себе Цири.
[indent=1,0]– Слушай внимательно, дитя, – голос и интонация ведьмака вновь зазвучали, как очередная скучная нотация или лекция о том, как отличать гуля от альгуля по следам и специфичному запаху. – Возьми кожаную суму. Острый нож обмотай и положи внутрь. Возьми кусок хлеба и тоже положи туда. Поеду за компонентами. К вечеру вернусь. А ты пока маслом ботинки свои смажь. Кожа смягчится и не будет жать.
[indent=1,0]Ведьмак поднялся и тихо кашлянул.

+2

11

[indent=1,0]“Так и знала, что не ответишь. Ты отвечаешь только на то, что тебе удобно...” - Цири не стала поднимать вопроса. Да она и сама прекрасно знала ответ на свой вопрос. Точнее догадывалась, что на самом деле выход есть вовсе не всегда. И понимала, почему старый Ведьмак отмалчивается - не забирать же ему своих оптимистичных речей назад от такого восприимчивого дитя! Но ведь не маленькая она, в самом деле! Она прекрасно всё понимает. “Но почему так случилось? Почему стало мало ведьмков?..” - об этом однажды ей расскажет Койон. А пока она послушно шла за дядюшкой Весемиром, всё так же гордо и упрямо скрывая свою хромоту. Даже почти привыкла к  этим болевым ощущениям!
[indent=1,0]Дядюшка Весемир остановился и присел у одного огромного сундука. Цири спокойно уместилась бы там и могла бы спать! А при желании - даже две Цири в него влезли бы. Но, по счастью, спала Цири на своей кровати, а не в сундуке - и уже этому она была рада. Весемир поднял крышку и заворчал, что Ламберт, де, нехороший человек. И что он должен был смазывать петли. Цири не стала говорить, что сама же отвлекла на днях Ламберта от этого дела и уговорила его ещё немного попрактиковаться во дворе. Но ей стало стыдненько. Очень.
[indent=1,0]- Может, он был занят чем-то ещё? Какие-то важные дела? - совсем скромно и тихо предположила Цири, но дядюшке Весемиру явно было не до Ламберта с его делами:
[indent=1,0]- Холера, - произнес он, а, чуть повременив, повторил это слово. Когда Ламберт пародировал дядюшку Весемира, дело не обходилось без этого слова - и сначала Цири не совсем понимала, почему. Но чем больше она тут жила, тем отчётливее подмечала чужие привычки или, например, любимые словечки вроде этого.
[indent=1,0]- Угусь. Холера, - она тоже присела возле сундука и заглянула внутрь, как только дядюшка подозвал её ближе. Да с таким видом, словно бы она что-то смыслит, хотя понятия не имела, что за запасы хранятся в этом сундучище . И уж тем более не понимала, что так злит старого ведьмака.
[indent=1,0]- Слушай внимательно, дитя,- с большим усилием Цири подавила зевок и кивнула, мол, что слушать-то. А дальше последовали указания да наставления. Значит, ехать куда-то собрался! И всего-то, чтобы мазь ей приготовить! Или не хватало ещё много чего? Когда у дядюшки Весемира такое “холерное” настроение лучше не доставать его вопросами, а повременить, приберечь их на потом. Цири умчалась готовить ведьмаку “набор путешественника”. Конечно, она немного забывчивая, но и хлеб взяла, и суму кожаную, и нож! И обмотала даже! Правда, обмотала она хлеб, а не нож, но это же она не со зла! Да при том успела снять ботиночки и смазать их хорошенько, хотя и планировалось наверняка, что сделать она это должна уже после отъезда дядюшки Весемира. Но ведь три минутки ж ничего не решат, верно? Скоро босиком Цири примчалась во двор. Ножки зудели после маленькой обуви, но в то же время Цири испытывала колоссальное облегчение, даже несмотря на то, что вывих всё ещё ощущался очень остро.
[indent=1,0]- Дя! Я все сделала! Вот тут это. Нож, хлеб,- она протянула Весемиру дорожную сумочку, - и ботинки натерла! - она с широкой улыбкой кивнула на свои босые ноги, - Дя!... возьми меня с собой, а? Я ж всё-всё сделала! Ну пожалуйста!.. - эта ангельская улыбка на лице настоящего бесенка появлялась всякий раз, когда она пыталась уговорить ведьмаков  по любому поводу. Она даже не знала, куда толком собирается ведьмак, но оттого ведь и любопытнее! Но вот что ему мешает взять её с собой? Уж всяко лучше, он даже успеет по дороге ещё пару глав про упырей ей по дороге рассказать, а это намного полезнее, чем если б Цири осталасть слоняться без дела![ava]http://sf.uploads.ru/txmj2.png[/ava]

+2

12

День, 29 VII 1264.
Ясно

Она принесла всё, что от неё требовалось. Вероятно, всё напутала из-за свойственным возрасту невнимательности и недобросовестности. Хотя девочка как-то умудрялась запоминать и выучивать длинные, точные, но занудные классификации монстров и их определения по Густафу Яркому. Именно пренебрежение постоянно играло с ней злые шутки. Маленькая княжна считала, что может всё и сразу. Что штудирование толстых трактатов и выматывающие упражнения на один и тот же пируэт жуткая трата времени. О, Цири ценила время. Такое, от которого всегда от удовольствия чешется всё тело. То была пора, когда княжна шалила, не слушаясь и своевольничая.
[indent=1,0]Весемир принял собранную дорожную суму и заглянул внутрь. Вздохнул. Глубоко и тяжело, когда девочка замолила старика взять её с собой. Не хотел он её оставлять одну в крепости. Ведь натворит бед еще, этот сероволосый ураган.
[indent=1,0]- Ну, госпожа, - суровым тоном строго учителя начал ведьмак, прилаживая суму к заднику седла, - выводи из конюшни кобылу. Да не забудь ремни проверить. А то свалишься еще поди. Кхум. Поедешь рядом. Не обгонять. Не отставать. Ясно, княжна?
[indent=1,0]Не рассчитывая на дурную реакцию, Весемир проверил крепость седла, ремней. Ласково погладил кобылу и посмотрел поверх входных ворот.
[indent=1,0]Небо светилось лазурью, в которой купались стаи ласточек, отдаваясь охоте на жуков и мошек. Июльское солнце нещадно пекло, и никакие густые облака не спешили на помощь. Предстоящая неделя обещала быть знойной. Утопцы выползут из озера, временно переберутся в рощу, где устроят хаос в жизни зверей. А коли осмелеют, то и к стенам крепости приползут. Хорошая будет возможность для Цири испытать свои силы и знания.
[indent=1,0]- Ну-ка, девочка, - Весемир по-деловому скрестил руки на груди и окликнул Цири. – Что есть существа такие, утопцами именуемые?
[indent=1,0]Об этих неразумных существах, которые когда-то были обыкновенными людьми, но с гнилой душой, совершенно недавно Цири читала главу с иллюстрациями и весьма потешными гравюрами, а затем даже рисовала их сама. Поэтому старый ведьмак ждал сносного ответа с описанием повадок, мест обитания, примерами ведения боя, сильных, слабых сторон и немаловажных ингредиентов, которые можно выудить из умерщвлённого утопца.
[indent=1,0]- Покажи мне своё оружие, Цири? Когда последний раз ты его чистила? Сколько раз повторять, что клинок для ведьмака это…
[indent=1,0]Некоторое время тому спустя высокие ворота выпустили двух всадников, которые направили кобыл вниз, к шумному ручью.

+2

13

[indent=1,0]А он так вздохнул! Цири была уверена, что не видать ей никаких прогулок, что тяжёлый вздох старого ведьмака может значить только одно: прости, но нет. Она ждала, когда ж дядюшка Весемир почешет свою шею да ляпнет какое-нибудь нелепое оправдание. Цири ведь даже начала заранее придумывать, какими пакостями он за это будет расплачиваться! Конечно, она теперь не маленькая, не глупая, опыта понабралась. Как раньше, в открытую, она уже не действовала, да во времени всякую свою подлость растягивала, но, казалось, у дядюшки Весемира к любой проделке есть иммунитет. Неудивительно - уж Ламберт столько безумнейших историй рассказывал, что тут уж грех удивляться выходкам Цири. Правда, её-то проделки были поразнообразнее и поизобретательнее - по крайней мере, так не слишком скромно считала она сама. Словом, уж и о конюшнях подумать успела, и о солёном растворе для чистки посудин, а только зря это было, потому что никакого категоричного "нет" ведьмачка не услышала.
[indent=1,0]- Выводи из конюшни кобылу. Да не забудь ремни проверить. А то свалишься еще поди. Кхум. Поедешь рядом. Не обгонять. Не отставать. Ясно, княжна? - его голос был строг и суров, но это напускное, Цири знала. Знала, что просто он не хочет показаться мягким, не хочет, чтобы Цири верила в то, что способна уговорить дядюшку на всякое! А, может, ей просто хотелось в это верить. Как бы то ни было, она тут же подскочила на месте и едва сдержала радостный визг да побежала в конюшню.
[indent=1,0]- Я не княжна, а ведьмачка! - звонко пискнула она, уже выводя кобылку под уздцы и совсем позабыв о том, как выли недавно от боли её ноги. Конечно, прихрамывала она заметно, но сама об этом уже не задумывалась, слишком уж предвкушая поездку с дядюшкой Весемиром куда-то там за чем-то там. И абсолютно всё равно ей была цель, только б действительно штаны не просиживать и книжки нудные не читать. Конечно, ведьмак сам половину их расскажет наверняка по дороге, но Цири решила изо всех сил попробовать уболтать его, может, не вспомнит он о своих скучных талмудах.
Бойко и легко она взгромоздилась на кобылу, да тут же почувствовала, как седло ходуном под ней ходит, а потому нехотя соскочила назад и начала подтягивать ремешки, стараясь не обращать внимание на взгляд дядюшки Весемира. А да что и говорить, этот вообще никогда не будет ею доволен, чего б она ни вытворяла и как бы хорошо не слушалась. Правда, Цири и не пробовала никогда, чтоб так утверждать, но отчего-то была убеждена в том, что повод для придирки старый ведьмак всегда найдёт. И вечно нападать он будет то с претензиями, то с вопросами. Вот как сейчас.
[indent=1,0]– Что есть существа такие, утопцами именуемые? - ну на экзамене она, что ли? Она прогуляться хотела, а не вспоминать книжки да описания! Ну вот совсем не этого она добивалась! Так и хотелось завыть "ну что ты начинаешь? Нормально же общались!" Цирилла нахохлилась и снова забралась на лошадку, да пошла в метре от Весемира.
[indent=1,0]- А, это вонючие и ядовитые такие? Да не, то гнильцы... Да утопцев-то я прошла хоть? - она поморщилась, но по взгляду дядюшки Весемира догадалась, что не только прошла, но вообще должна это знать точно так же, как собственное имя. С большой неохотой она решила пошевелить мозгами, - а-аах, - как от жары тихо и несчастно простонала она, - утопцы - это продукты Сопряжения Сфер. Так? Так.  Они такие страшные и зубастые. И когти у них опасные. Обычно в группах поживают и атакуют все вместе. Живут у речек там всяких, верно? Где влажно, воды много. Утопцы же. Это те, которых я наскребла вчера мелками, да? Прыгучие очень, заразы, ноги у них мощные. Перепонки есть на конечностях, плавают хорошо и в воду утаскивают жертв. Сине-зелёные они и тоже воняют, но не так премерзко, как гнильцы. Крови в них нет никакой, глаза на вспышки не реагируют... А чего нам эти утопцы сдались? Мы за ихними мозгищами едем? Или это, - Цири нахмурилась, уставившись на изжившую себя брусчатку, - у них мешочек ещё с кислотой есть, ты говорил, это полезная супостанция, - дядя Весемир только многозначительно и неоднозначно покачал головой. Цири не поняла, достаточно ли этого ответа, но решила не зацикливаться. Уж ей-то точно этого было выше крыши.
[indent=1,0]"Так мы идём драться с утопцами, что ли!" - она воспряла духом и на вопрос о клинке тут же оголила лезвие и рассмотрела его критично со всех сторон. Конечно, клинок не был ржавым, непригодным, но не чистился явно давно.
[indent=1,0]- И так сойдет! - она расплылась в счастливой улыбке. Наконец-то она найдёт применение оружию в настоящей битве! Неужели дядюшка Весемир-таки позволит ей заняться делом, убедился, что на маятнике она справляется почти и не хуже, чем Ламберт?! О, сколько счастья и энтузиазма было в ярко-зелёных глазах ведьмачки! Даже критичное замечание ведьмака нискольечко не омрачило ведьмачку.
[indent=1,0]- Когда последний раз ты его чистила? Сколько раз повторять, что клинок для ведьмака это…
[indent=1,0]- ... всё равно, что чайка для Ламберта, да? Нельзя расставаться и нужно беречь, помню, знаю, - отмахнулась она с задорной улыбкой, - ну а когда мне это делать? Я постоянно читаю этих твоих про всяких вихтов и скукубвов, тренируюсь на маятнике... Или чищу ваши мечи, - она фыркнула, - вот наказывал бы ты меня реже, дядюшка Весемир, у меня бы моя железяка почище была, - она критично осмотрела свой кортик, - да и не меч это даже, чего его беречь? А утопцу что чистое, что грязное, а всё бошку отрубит - и делов!.. А мы к утопцам идём? Дядь... Дядь... К утопцам? - не унималась она, пока не получила ответа, - а скажи? - уличив момент, решила она разбавить разговор незатейливой беседой с поучительным характером - да хоть не цитатами из книжки, - а скажи, скажи? Кто тебя сильнее всех подрал? Ну расскажи интересное, а? Расскажи? - солнце припекало, но Цири теперь не мучилась от жары, однако же предпочитала идти тенью. Ветер путал волосы. Их уже можно было завязать в хвост - вчера она опять забыла попросить их отстричь. "Главное - чтобы в бою с утопцами не лезли в глаза! Да я их быстро в фарш размажу! Да я их по кусочкам! Ха! Да они ж не страшные, так, ерунда ерундовая!"
[ava]http://sf.uploads.ru/txmj2.png[/ava]

+3

14

День, 29 VII 1264.
Ясно

Тяжкий вздох воспитателя, которому страшно не повезло с характером подопечного, вырвался из груди старого ведьмака, когда Цири пожаловалась на чрезмерное количество наказаний, что мешают ей следить за состоянием собственного оружия. Весемир самолично подрезал рукоять под размер ладони девочки, обтачивал клинок, чтобы тот не был столь тяжел для ребенка. Подарок юной и вздорной ведьмачке. И эта бессовестная девчонка так и не научилась заботиться об оружии! Сколько слов, нудных, заумных, было сказано впустую. Впустую! Холера.


– Раз чистила наши мечи, значит заслужила такое полезное времяпровождение, – заметил старик, строго глядя на Цири, которая держала в руке кортик с затупившимися краями и осматривала его. – Что же ты, девочка, и свой меч заодно не почистила? Утопцам может и дела нет. Но ты же не утопец. Ты же, кхм, ведьмачка. А оружие для ведьмака есть инструмент особый, дарующий жизнь и защищающий её. Ох, бывали времена, когда молодые ценили клинки так, что…
[indent=1,0]Весемира понесло. Он вспоминал «свои времена», упоминая  едва ли взаимосвязанные выражения.


Ручей звенел, оббегая зеленоватые камни, живописно торчащие по бокам шумного течения. Частенько именно этот ручей, переходящий тропу от замка, ознаменовал предстоящие приключения. Весемир помнил это еще с детства. Как-то, будучи еще совсем ребенком, не старше Цири, он с приятелем незаметно соскочил с маршрута Мучильни и отправился к пещерам, примыкающим к Синим Горам. Они еще не подвергались Испытанием Травами, даже не ведая какие ужасы и страдания их ожидают на, так сказать, пыточном столе, где вводились мутагены и натуральное сырье, нещадно изменяющие детский организм. Однако мальчишки по-своему были уже настоящими ведьмаками, убийцами чудовищ и героями. Вера в сказки еще теплилась в их юных, неокрепших душах. К сожалению, в крепость вернулся только один ребенок. Другой остался в пещере. Озверелый тролль ломал мальчишку, пока тот истошно вопил от боли и страха. Весемир ничего не мог сделать, кроме как в слезах убежать. После этого инцидента, пещера с троллем стала родом наказания, а также испытания. Ведьмаки относились к детям, как к расходным материалам, веруя в вечное существование своего Ордена, чей авторитет был непоколебим. До определенного времени, когда был разрушен Каэр Морхен, находясь в осаде несколько лет.
[indent=1,0]Весемир встрепенулся. В конце концов, некий памятный лучик озарил его сознание, напомнив о вопросе Цири:
[indent=1,0]–  Нет, дитя, не к утопцам мы едем, – откашлялся Весемир.
[indent=1,0]Чего-чего, а возиться со смердящими утопцами ему ох как не хотелось.
[indent=1,0]Ручей был оставлен позади.
[indent=1,0]– Что за нескромные вопросы, Цири? – старик сделал неясный жест рукой. – Ведьмаки не любят говорить о шрамах. Ведь, кхем, они показатель неопытности или дурости. Ведьмак без шрамов либо не ведьмак, либо профессионал своего дела, чье тело и разум работают сообща, не подставляя, кхм, шею. Но все мы с чего-то начинали. Свой первый я заработал еще в давние года, будучи мальчишкой. Наверное, даже младше тебя. Чего глаза выворачиваешь? Я тоже был молод. Когда-то. И Геральт тоже. Ну что за ухмылки, дитя!
[indent=1,0]Весемир отправился путешествовать по воспоминаниям далекого прошлого, рассказывая Цири о том, как впервые встретился с туманником. То произошло в глухом лесу, граничащим с болотами. Селение наняло ведьмака, чтобы тот избавил их от напасти страшной, что по ночам загулявших людей утаскивало. Насытившись паршивым эликсиром и наточив серебряный меч, молодой Весемир ушел в ночь, полагая, что имеет дело с отбившимся от стаи гулем. Работа ожидалась легкая. Сколько падальщиков голов лишились от клинка – не счесть! Однако это лесное лихо было другого вида. Мгляк то был. Пакость гнусная и весьма опасная, так как нападает со спины, спрятавшись в густом тумане, да иллюзиями владеющая. Долго спорили на жизнь чудище и ведьмак. Долго кромсали друг друга, пока один не свалился насмерть.
[indent=1,0]– Ох и дрянная сук… э, гадина попалась, – старик шмыгнул носом и поправляя усы. – С трудом потом отрезал её уродливую, кхм, голову. Но и мгляк меня здорово задел. Ударил же первым. В спину. Долго я тогда кряхтел. Кхем. Запомни, девочка, туманники опасны. Атакуют исподтишка. Берегись их длинных и когтистых лап. И не ведись на иллюзии. Они у эти су... чудищ как настоящие. Магия, эликсиры и рефлексы спасут жизнь. Удары наносить рубящие, почти как с гулями. Часто делать полуобороты с заведением клинка за спину и не стоять на месте, если мгляк шуршит где-то рядом. Двигайся, крутись, обманывай. Как на Маятнике, дитя, как на Маятнике сегодня утром. Пр-р-р.
[indent=1,0]Ведьмак остановил кобылу и спешился. Рукой указал на низко растущие кусты с темно-пурпурными цветами.
[indent=1,0]– Чемерица, – объяснил Весемир, мягко ступая по зеленому ковру. – Растет на полях, лугах, лесах. Ну-ка, Цири, собери мне с дюжину лепестков. Вот так.
[indent=1,0]Присев на колено, старик быстро и аккуратно принялся снимать фиолетовые лепестки с небольших бутонов.

+3

15

[indent=1,0]"Ну началось!" — Цирилла не сдержалась и закатила глаза. Впрочем, дядюшка Весемир так увлёкся своими "а вот в моё время..." и "а вот раньше было иначе...", что даже и внимания особого не обратил на то, какие мордочки корчит ему маленькая егоза. "Ценили они клинки!" — возмущённо думала сероволосая девочка, — "так то клинки! А это обрубок какой-то недоделанный!" — однако, она быстро взяла себя в руки. Понимала, что сейчас спорить с дядюшкой Весемиром — пустое дело, сулящее только ухудшение ситуации. И, пусть никогда она не признает, что она заслужила сидеть целыми днями да мечи чистить, что следовало свой кортик освежить и что вообще тот факт, что она девчонка — это какой-то аргумент, что она аккуратной и послушной должна быть, раз платья носить право имеет. Никогда не признает, да, но теперь только отвернётся в эдаком знаке "протеста", а не визжать да верещать будет - крики не помогают переспорить старого ведьмака, ведьмачка уже усвоила. После скандалов теперь-то только усугубление наказаний и девичьи слёзы ждать можно, а никак не "Простите, госпожа Цирилла, сейчас всё исправим!".
[indent=1,0]"Он относится ко мне предвзято! Несправедливо! Он привык мальчишек учить, а со мной и не знает, что делать! Вот и вечно отправляет конюшни чистить! Да чтоб ты сам конюшни чистил до своего последнего дня," - Цири не прерывала Весемира, но была в некоторой степени удручена. Она не замечала вокруг ничего больше, не обращала внимания на расстилающиеся перед глазами летние красоты думая только о том, какая же она на этом белом свете несчастная и беззащитная, и как её любят обижать те, кого она бы назвала друзьями. И как после такого жить-то, спрашивается? "Один день в году меня любят, ага. И то в этом году три часа своего дня рождения я с вывихом просидела за стенами одна, а они даже и не спохватились", - она продолжала себя накручивать, продолжала придумывать поводы для обид, да сама себя так сильно убеждала в своих невзгодах, что уже глаза были на мокром месте, а здравый разум в это время, конечно же, молчал. Что поделать, переходный период всегда связан с резкими эмоциональными перепадами. Ещё десять минут назад Цири была счастлива, что дядюшка Весемир взял её с собой, а сейчас она готова была весь мир ненавидеть. "И ноги болят!"
[indent=1,0]–  Нет, дитя, не к утопцам мы едем, - Весемир внезапно встрепенулся, словно бы перед этим успел задремать и даже выспаться. "Не к утопцам..." - совсем повесила нос Цири. Она так и не видала их иначе как на картинках. И вообще, честно говоря, полагала, что все эти эпитеты в книжках, мол, эти создания "уродливые" и "страшные" сильно преувеличивают действительность. И рисунки наверняка сделал кто-то страшно перепугавшийся после встречи с таким вот утопцем.
[indent=1,0]– Ведьмаки не любят говорить о шрамах. Ведь, кхем, они показатель неопытности или дурости, - снова заговорил ведьмак. Цири нахмурилась. "Значит, ничего интересного не расскажешь, да?" - она тихо фыркнула, совсем не согласная со словами Весемира и даже раскрыла рот, чтобы сказать нечто вроде "показатель неопытности - помереть в схватке один-на-один с утопцем спустя десять лет после выхода на большак, а без шрамов будет только тот ведьмак, который ещё ни одного заказа не брал", но ей не пришлось раскрывать рта. Весемир продолжал говорить: "Ведьмак без шрамов либо не ведьмак, либо профессионал своего дела, чье тело и разум работают сообща, не подставляя, кхм, шею."
[indent=1,0]- Профессионалами не рождаются, - тихо буркнула Цири. Но ведьмак о то и говорил. И, что удивительно, подводил он этот разговор всё-таки к небольшому откровению, в котором признался ведьмачке, где ж он получил свой первый шрам:
[indent=1,0]- Свой первый я заработал еще в давние года, будучи мальчишкой. Наверное, даже младше тебя, -  и Цири даже поперхнулась от этих слов и наконец обернулась к Весемиру, чуть не вытаращив свои глаза. То есть как же это - младше? Они что! Уже в её годы с монстрами сражались, пока она только мечи их чистит!? Так что ли?! А ей говорят: рано! Рано! "Может, он говорит о рядовом шраме? Не о профессиональном, а?" - понадеялась она, но ведьмак не позволил Цири утешить себя,  – Ох и дрянная сук… э, гадина попалась... С трудом потом отрезал её уродливую, кхм, голову. Но и мгляк меня здорово задел.
[indent=1,0]Ведьмак продолжал рассказывать о своей схватке с туманником. Схватке, которая состоялась в его, подумать только, 12 лет, а то и раньше! На секундочку стало интересно, как же выглядел дядюшка Весемир, когда он был ещё совсем мальчишкой, но больше Цири было интересно, почему это Весемир в 12 лет уже с туманником сражался, а ей в руки даже меч приличный дать не хотят. "Никакая я не девочка, я уже ведьмачка! Ведьмачка я!" - советы по борьбе с чудищем, которые познал Весемир буквально на собственной шкуре, Цири воспринимала с большим трудом сквозь эмоции, застилавшие её разум.
[indent=1,0]Весемир остановил своего скакуна. Цири тоже пришпорила конька и, немало удручённая, спрыгнула на землю, даже забыв, что она босая и как нога болит при ходьбе. Тут же она скуксилась от пронзительной боли. Что за день такой неудачный! Ещё и дорога чуть не раскалённой сковородкой была. Цири сошла с тропы в траву, почувствовав облегчение и не желая даже думать, как на неё в это время смотрел старый ведьмак. Теперь она огляделась, только сейчас предпринимая попытку догадаться о целях их с Весемиром визита именно сюда. Само собой, тут даже близко ни о каких утопцах и туманниках речи не шло. В таких полях, разве что, полуденницам ошиваться, да и тем так близко к Каэр Морхену делать однозначно нечего. Цири вообще сомневалась, что бывали в этих краях представительницы женской половины общества. Помимо её и редкой какой чародейки, разве что.
[indent=1,0]"Стало быть, безопаснее места и не придумаешь!" - совсем сокрушённо подумала Цири и с неохотой, очень бегло взглянула на куст, которому уделил внимание дядюшка Весемир. Тут же он показал, каким образом собираются лепестки этого растения. Цири вперила руки в бока и возмущённо раскрыла рот, чтобы что-то заявить своему наставнику, но с духом не собралась и пошла в сторону зарослей ближе к перелеску, только пробурчав, что "вообще-то сок челеремицы ядовитый, у нас так Марта умерла при дворе...". Но в дюжине-то лепестков и правда такого количества сока не найдётся, чтобы причинить урон здоровенькой Цири. Она быстро, пусть и не слишком аккуратно (почти варварски) обобрала куст чемерицы - по крайней мере, ей показалось, что это то же самое растение. Тут же она направилась в сторону ведьмака и, набрав в лёгкие побольше воздуха, собравшись с духом, немедленно заявила:
[indent=1,0]- Я иду в лес искать чудовищ. Я ведьмачка, а не травница! - выпалила она, как на духу. Голос, преисполненный страшненькой обиды да лютой злости, дрогнул на последнем слове. Но ведьмачки не плачут. И дожидаться одобрения наставника Цири не собиралась, потому что полагала, что этого она дождётся, разве что, к собственной старости. Да так и, оставив Весемира с фиолетовыми лепестками, коих насобирала ему чёртову дюжину, решительно развернулась со своим важным видом в сторону могучих деревьев да собралась ковылять в ту сторону. И, пусть меча у неё нет, её грязного кортика ей будет предостаточно.
[indent=1,0]А внутри-то всё от страха задрожало, коленки-то подогнулись, потому как чувствовала Цири, что за такую проделку, за такие заявления ей ой как может достаться. Но, быть может, так к ней хотя бы разок прислушаются, а? Ну вдруг?..
[ava]http://sf.uploads.ru/txmj2.png[/ava]

+3

16

День, 29 VII 1264.
Ясно

Лепестки не без труда отрывались от бутона, но старый ведьмак за много-много лет наловчился собирать их быстро и без каких-либо повреждений. Алхимия – наука капризная, как говаривал один из наставников Весемира, чей любимый метод воспитания сопровождался палкой и кулаком. То были суровые времена, которые выпускали и суровых ведьмаков. Увы, почти все из них распрощались с жизнью вместе с Крепостью Старого Моря. Ныне никто из живущих и пребывающих в добром здравии, как и вменяемом разуме ведьмаков не имел достаточно знаний в области данной науки. Сведений и умений хватало лишь на простейшие эликсиры, что мутанты использовали для совершенствования физических качеств перед боем с чудовищами. Тем не менее даже скромные познания и нехитрые эликсиры спасали не одну ведьмачью жизнь.
[indent=1,0]Цири должна была научиться этому. Слегка измененное количество ингредиентов и размер дозы должны возыметь положительный эффект не на мутированном организме, но подготовленном благодаря особой диете, которая, стоит заменить, Цири очень нравилась.
[indent=1,0]Старик, погрузившись в свои мысли о будущем ребенка, не заметил, как сам ребенок исчез.
[indent=1,0]– Цири? – Весемир поднялся и осмотрелся.
[indent=1,0]Девочки не было нигде.
[indent=1,0]– Холера! – нахмурившись, ведьмак негодующе гладил морщинистый лоб, пытаясь себя успокоить, и ругался. – Вот же непоседливый ребенок! Чертовка взяла и убежала. Вот вернемся обратно в крепость, будешь мечи драить, полы мыть и картошку чистить. Слышишь, Цири? Картошку! Месяц!
[indent=1,0]Услышала ли его угрозы юная ведьмачка или нет сказать трудно. Однако в текущий момент её должно было занимать больше не предстоящее наказание, а как остаться в живых до этого наказания.
[indent=1,0]Кусты напротив неё зашуршали. Старые, сухие ветки оглушающе хрустели. Небольшая молодая плодородная рябина дернулась и согнулась почти что пополам от чудовищного веса голодного медведя. То был поистине исполин своего рода. Огромный зверь жевал ягоды и облизывался от удовольствия. Бугры мышц, словно змеи извивались под лоснящейся шкурой черного меха при каждом движении дикого зверя. Меха, который безумно красиво переливался на свету от солнечных лучей, что проникали сквозь кроны деревьев.
[indent=1,0]Картина лесной гармонии переменилась вместе с ветром, который теперь шел в сторону медведя.
[indent=1,0]Тот мгновенно учуял чужака и поднял карие глаза на хрупкую девочку, что ушла в лес искать чудовищ.
[indent=1,0]Ведьмачка, не травница, нашла то, что искала.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Зельеварение под медвежьим присмотром