1. Полное имя:
Фьёрн Сирид

2. Возраст | Дата рождения:
26 лет. 16 мая 1239 года.

3. Раса:
Эльф, аэн сейдхе.

4. Род занятий:
Бывшая циркачка-акробатка и ученица чародея. Ныне - странница.

5. Внешность:
Сирид - чистокровная эльфка и выглядит соответственно: высока ростом, телосложение обманчиво хрупкое, черты треугольного лица тонкие и нечеловечески симметричные, отчего при взгляде на нее появляется легкое ощущение какой-то неправильности. Запястья тонкие, кисти рук узкие, вытянутые, с длинными ловкими пальцами, на которых почти всегда обломаны или обгрызаны ногти. Кожа светлая и, на зависть благородным леди, на солнце почти не загорает, не говоря уже о каких-то там веснушках. Глаза большие, с вздернутыми, как у кошки, уголками - серо-голубые, светлые, в обрамлении длинных светлых ресниц. Губы тонкие, хоть и красиво очерченные. Девушка так и не научилась чернить глаз и румянить щек, считая совершенно ненужным пользоваться косметикой, так что рядом с городскими модницами выглядит бледновато. Раньше она использовала грим только на время выступлений, а так как сейчас она уже не циркачка, то Длинные волосы с холодным отблеском собирает в хвост, чтобы не путались, а чаще - заплетает в косу, и тогда солнце забавно просвечивает заостренные кончики открытых ушей. Впрочем, зная, как люди относятся к эльфам, взяла за правило прятать уши под платком или беретом.
Движения ее естественно-изящны, Фьёрн не прикладывает никаких усилий, чтобы быть грациозной даже выкручивая ворот колодца, чтобы напиться, или собирая ягоды попой к небу, что не может не притягивать внимания - увы, в большей степени нежелательного.
А вот владеть лицом и сохранять знаменитую эльфскую невозмутимость ее никто не учил, так что все эмоции отражаются в богатой мимике.

6. Характер:
Что ж, стоит признать, это далось ей нелегко, но Фэй наконец забыла про детскую наивность. В последние годы она сделала большие подвижки в самоконтроле и владении эмоциями, череда сильных потрясений научила держаться своей колеи, не ловить все сказанное с открытым ртом и меньше доверять разным хорошим людям, прячущим за улыбкой гнилое нутро. Теперь сбить девушку с толку и манипулировать ей не так уж легко, она слишком часто обжигалась на молоке, чтобы не выработать привычку дуть на воду.
Последний год, когда она много времени проводила в одиночестве, дал ей возможность вспомнить и переоценить то, что с ней произошло, свои и окружающих действия и мотивы. Фей повзрослела, стала рассудительнее, вдумчивее, решительнее и тверже. Ее “нет” означает именно “нет”, а не “я подумаю”. Впрочем, обратная сторона этой медали - если эльфка принимает кого-то и впускает сердце, то ради того становится готова на очень многое.
В остальном мало изменилась, все так же горда и упряма, а чудеса героизма совершает спонтанно и интуитивно, а не от большого ума и отваги. Эгоистична, причем эгоизм этот не того рода, что “кому, если не мне”, а куда более разрушительный по итогам “кто, если не я”. И не известно, кому Фей вредит этим больше - себе или окружающим.
Но самое главное, пожалуй, это то, что окружающий мир потерял свою контрастность, зато приобрел полутона. Сирид поняла, что мир слишком сложен и неоднозначен, чтобы мерить все одним аршином, проводя четкую грань между черным и белым.

7. Цели: отыскать наставника, научиться магическому искуству.

8. История персонажа:
О деревне Хо, что находится в Темерии, вряд ли слышало много людей. Но Фьёрн знает её слишком хорошо. Эту деревню и её окрестности. Да, именно оттуда она родом. Эльфка родилась в семье деревенского старосты и эльфки, но, как ни странно, Фэй не родилась полукровкой. Самый настоящий эльф, что было вполне заметно. Только то, что малышка на самом деле не родная для старосты, осталось для главы семьи тайной.
Мать умерла, когда Фьёрн была совсем маленькой. В семье остались только брат и отец.
Это была почти обычная, счастливая семья. Отец любит детей, дети любят отца, а деревенские не очень любят бегающих по деревне эльфов. Но это уже мелочи. А есть более интересные факты, например то, что малышка имела магические способности. Способности видеть то что произойдёт. И об этом она никому не рассказывала. Сначала просто не верила во всё это, считала, что это кошмары. Ведь видеть получалось не всегда самые хорошие вещи, а эти самые вещи имели свойство сбываться. Сначала думала, что совпадения. Но повторяющиеся совпадения перестают быть совпадениями. Непогода, худые урожаи, болезни скота, потоп, уносящий жизни деревенских... Пришлось поменять своё мнение о видениях, но все равно оставить это в тайне.
А потоп сыграл свою роль. После него умер отец, который помогал деревенским спасать своё хозяйство. Его погубила не вода, а болезнь. Болезнь, которая приковала его к постели. Помочь не смогли.
Следующий был брат. Это была не потеря в прямом смысле. Шер – а он был полуэльфом — достигнув шестнадцатилетнего возраста, убежал из дома. За детьми как раз в это время стала присматривать не очень любимая тётя, отношения с которой у племянников не ладились. Шер убежал, но обещал вернуться и забрать. На это у судьбы были другие планы, а у Фьёрн свои видения, в которые до последнего не хотелось верить. Она осталась дома одна, наедине с любимыми родственниками.
Златовласой шёл пятнадцатый год. К этому времени пришло осязание, что терпеть такой быт совершенно невозможно, и что стоит последовать примеру брата.  Она сама сбежала из дома. Повезло ей тогда, или не очень, но на долгое время жизнь эльфки была связана с цирковой труппой, куда она попала после побега. Из служки Фэй сама стала участницей представлений, удивляя зрителей балансом и различными трюками на канате. В цирке  удалось многому научиться, но и в балагане шло не всё гладко. Видения стали посещать чаще, преследовать начали не только во сне, но и наяву. А отношение с труппой были не самыми лучшими. Всерьёз её не всегда ставили, а это кому понравится? Фьёрн не нравилось, она терпела, а потом и вовсе решила сбежать.
Уйти удалось, но не совсем так, как хотелось. Вызима. Поток неконтролируемой, страшной магии. Огонь, кровь, паника. Кровь на своих руках. И всё по чьей-то указке. Нашёл  её после этого  колдун полуэльф Коррин, взяв под своё руководство. И было бы всё хорошо, да только Фьёрн под впечатлением своего нового предсказания, поспешила спасать брата. Спасти она не смогла, а сама под сильными эмоциями поддалась силе. Сама, без чужой указки, стала виновницей новых смертей, новой пролитой крови. И с этим пришлось  в себе мириться, делать свои выводы и обещать себе не повторять такого больше, не нести оно разрушение. Последние, кстати, удалось: Ольха смогла спасти жизнь своему наставнику.
Возможно, эти события покажутся кому-то не такими интересными, но это именно те значимые события, которые привели эльфку туда, где она есть сейчас. Ведь после этого путям ученицы и наставника суждено было разойтись. Фьёрн начала своё новое путешествие.

~•~
Она едва ли не впервые, с тех пор, как рассталась с цирком, оказалась одна, вынужденная рассчитывать только на себя. Страх и нерешительность снова взяли над ней власть, заставляя думать о том, чтобы осесть в крупном городе, где проще будет затеряться, и найти честную работу и жить спокойно. Раньше ее вели вперед надежда встретить брата и его поиски, после его смерти, после расставания с учителем она как будто потеряла цель. Синие Горы? Эльфы? Девочка, да тебе и трех лиг не пройти, чтобы не встрять в неприятности.
Но вместе с тем, это было странно, она чувствовала волнующую дрожь где-то под лопатками, все было так ново. Она сама принимала решения, распоряжаясь не только тем, яблоко съесть на завтрак или пирожок с сомнительной начинкой, но своей дальнейшей судьбой. Тот поток, что подхватил ее и нес последние годы, выбросил ее наконец на берег, предоставив возможность дальше идти самой. Она все-таки решила найти “своих”.
Обходя деревни стороной и не останавливаясь там дольше, чем требуется, чтобы купить хлеба, эльфка пробиралась к подножию Синих Гор, вспоминая все, чему научилась, живя в деревне. Они расстались с Коррином вовремя - еще немного, и холода застали бы ее прямо в дороге, а так ей удавалось избежать лишнего внимания, собирая в пути ягоды, грибы и коренья. Продав лошадь, которой в лесу да и горах было не место, выручила немного денег, хотя трактирщик в одном из сел не преминул обмануть девчонку, немало сэкономив.
Фьёрн почти отчаялась достичь конца своего пути, когда оказалась в совсем глухих местах, думая, как теперь возвращаться да и получится ли вообще, когда на нее наткнулся одна из эльфских бригад. Впрочем, как выяснилось позже, прежде чем обозначить свое присутствие эльфы несколько дней следили за Фей, наконец решив, что опасности она не несет.
Нельзя сказать, что эльфы Синих Гор приняли ее с распростертыми объятиями, но чистокровная молодая эльфка с магическим даром бла в перспективе очень полезна. Ею заинтересовались ведуны, взяв под свое покровительство и начав ее обучение. Тренируясь контролировать дар, Сирид изучала порядки и нравы этой закрытой общины, часто становясь причиной непонимания и конфликтов. Ей, выросшей среди людей и, пусть и не видевшей от них много добра, но привыкшей смотреть на мир их глазами, было сложно переиначить свое восприятие жизни. И она никогда не думала, что кто-то может ненавидеть так сильно. Конечно, она не раз слышала ругань в адрес “эльфского отродья”, которым являлась для большинства людей, видела обезумевшие толпы, готовые рвать и топтать заживо, но ненависть сейдхе к д’хойне была иной - рождалась не из зависти и инаковости, была не продуктом вспышки эмоций. Ненависть эльфов, трезвая ненависть проигравшего к тому, кто когда-то оказался сильнее, холодное презрение пугали ее сильнее человеческого пренебрежения. “Д’хойне - в море” нередко доносилось до ее ушей, а Фьёрнь уставив взгляд на мыски сапог, думала, чем отличается от людей, кроме формы ушей. Ведь не приди она в одиночестве, а окажись в каком-нибудь обозе, ее скорее всего расстреляли бы из луков, как и остальных. Как “предательницу крови”.
Ведунов, казалось, ничего не беспокоило. С дежурной улыбкой на бесстрастных лицах ее учили истории - той истории, что предпочтительнее эльфам, и языку. Иногда, все так же бесстрастно, потчевали рассказами о резнях в нелюдских кварталах городов. Медленно, без спешки, подводили к мысли, что все, что она оставила за спиной, все, что она пережила - лишь пыль на пути к истине. Их речи были так спокойны, вкрадчивы и убедительны, так отличались по манере от того, о чем говорили скоята’эли, что она почти поверила, почти дала убедить себя, будто лишь сейчас рождается заново, очищаясь. Почти…
Сначала появились сны - тяжелые, вязкие, тревожащие, которых она почти не помнила, просыпаясь в холодном поту. Оставалось только смутное чувство узнавания и пронизывающей до костей жути. Но постепенно ее память удерживала все больше картин и деталей, чему, кажется, только способствовало продолжающееся обучение. И всегда - одно и то же. Черные деревья, красное небо, пять пляшущих тусклых солнц. Холод, стылый, сковывающий члены холод ужаса и голод, древний как сама смерть. А еще - бледное тело на полу, безвольно откинутая голова в ореоле размещавшихся светлых волос.
“Что прошло, должно оставаться в прошлом. Теперь тебя это не должно беспокоить”, - прохладный успокаивающий голос ведуна осенним дождем уносил страх и беспокойство, и Фьёрн верила. Верила до тех пор, пока не пришло видение, не задержавшееся в ее памяти, но оставившее четкое сознание, что Смерть и Голод не остались на испещренных знаками плитах в лесу на границе миров. И что Коррин ходит бок о бок с ними. Ее наставник, учитель, друг - единственный, кто разглядел в ней личность и душу - в смертельной опасности.
И тогда она ушла, сбежала, доверясь своему дару, словно натянутой нитке в лабиринте. Может интуиция наравне с обостренным восприятием позволили миновать ей эльфские посты, а может, преследуя свои резоны, ей просто позволили уйти, но Сирид без помех достигла негласных границ эльфских земель. Правда вышедшая из леса девушка, двигавшаяся почти без отдыха несколько дней, больше походила на лешака.
Покинув Синие Горы, Фей позволила себе небольшой отдых, а затем продолжила свой путь, ведомая подсказывающим направление даром.
Она должна была предостеречь своего учителя. Она должна его спасти. Остальное - неважно.

9. Навыки и умения:
Фей Исток. Она учится самоконтролю и уже куда лучше чувствует силу, может усилием воли удержать или оттянуть всплеск силы, а так же научилась запоминать свои видения и при помощи определенного обряда их провоцировать. Так себе чародейка, но уже научилась зажигать магический светлячок и может сбить с ног простым энергетическим ударом. Начала изучать основы теории магии у Коррина Вейлендара.
Умеет читать и писать на всеобщем. Пишет быстро, уже почти без ошибок, если текст общего содержания. Немного знает Старшую Речь.
Выступая в цирке, научилась акробатическим трюкам, развив природную ловкость, жонглировать небольшим количеством предметов, ходить по канату, держаться в седле и врачевать несложные травмы вроде растяжения, вывихов и ссадин. Там же научилась неплохо петь и танцевать (не придворные танцы, разумеется),
Хорошо кашеварит, умеет шить и штопать, не понаслышке знакома со стиральной доской.

10. Слабые стороны:
Хотя обладает неплохим магическим потенциалом, является чародейским неучем и толком не способна себя защитить. Физической силой обделена, никаким видом оружия, не владеет. Теряется в больших городах и иных местах человеческого скопления.

11. Имущество:
В переметных седельных сумах сменная одежда, необходимая в путешествии мелочевка вроде мотка бечевы, гребня для волос, отреза чистой ткани и ниток. Очень дорожит дневником в кожаном переплете, в котором записаны полученная во время обучения информация, а также некоторые ее мысли и картины из видений. На плечах - теплый плащ, подбитый кроличьим мехом, в руках - обычный деревянный посох, легкий и прочный.

Об игроке:
1. Планы на персонажа: первоочередно - встретить Коррина и всячески ему мешать помогать. Ну и устроить личностный и профессиональный рост, а то сколько можно наивной дурочкой ходить. На скорую руку организовать секту Вайлендара с кровавыми жертвоприношениями и распущенными эльфками.
2. Связь: ICQ, Skype

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

3. Знакомство с миром: книги, сериал, игрофильм.
4. Как Вы нас нашли?: ТОП.

Пробный пост:
Пять солнц опять плясали в багровых небесах, изливая безжизненный свет на мертвые, будто замершие в корчах деревья. Ноги до середины икр укрывал густой темный туман. Впереди маячили две светловолосы фигуры. Фей попыталась окликнуть, но воздуха почему-то катастрофически не хватало даже на то, чтобы шептать. Девушка в панике схватила себя за горло, силясь вытолкнуть хоть слово, когда внезапно оказалась в темном каменном зале. Коррин лежал в центре наливающейся светом пентаграммы с залитой кровью грудью и животом, взгляд устремлен куда-то в пространство, на губах - умиротворенная и счастливая улыбка.
- Ты! - крикнула она, не удивляясь появившемуся голосу, застывшей над полуэльфом женщине с кинжалом в руках. - Это ты!
Женщина обернулась, все так же прижимая клинок к груди, вперилась в Сирид такими знакомыми глазами, но с выражением, которое она никогда в них не видала. Тонкие губы исказились в усмешке.
- Ты.
- Что? Я… - Фьёрн растерянно опустила взгляд, непонимающе глядя на кинжал в своих руках, - я… нет… Нет!
Рукоять выскользнула из ослабевших, покрытых липкой, стягивающей кожу пленкой крови пальцев, блестящее лезвие разлетелось о каменный пол, холодными осколками жаля босые ступни. Звон удара заполнил зал вибрирующим, отдававшимся болью в голове звуком, от которого сотрясало стены и сокрушались древние столпы.
Фей зажала уши, поднимая голову к тьме, шевелящейся под сводами зала. “Ты. Ты. Ты…” - шептало сквозь гул со всех сторон. Тело наставника исчезло из пентаграммы, Фьёрн вздрогнула, увидев его прямо перед собой - осунувшегося, посеревшего, с глубоко запавшими глазами, сквозь смеженные веки которых пробивался багрянец.
- Ты, - изо рта Коррина сочилась темная жидкость, похожая на каменное масло, заливала подбородок, стекала на кадык, - ты… где ты? Съем… съем… съем тебя. Высосу досуха… душу…
Его глаза распахнулись, и оттуда, перечеркнутые вертикальной линией зрачков, на нее смотрели багровые небеса с пляшущими солнцами.
Фей закричала.
И проснулась

Отдышавшись, девушка села, привалившись спиной к стволу дерева и подтянув колени к подбородку. Вокруг было еще темно, но сквозь ветви деревьев проглядывало светлеющее небо - голубовато-зеленое там, где всходило солнце. Всхрапнул и мотнул головой конь, отгоняя сумеречный гнус.
Фьёрн поежилась, плотнее укутываясь в плащ - разжигать огонь она не стала, опасаясь привлечь лишнее неурочных путников, у которых одинокий огонек мог вызвать дурные мысли. Ночи становились все прохладнее, но пока еще можно было потерпеть.
Первые три дня от подножия гор до тракта она неслась напролом прямо через овраги и буераки, боясь, что, стоит ей отклониться в сторону, и нить, ведущая ее, оборвется. И тогда ей уже ни за что не выйти из леса самостоятельно. А еще чуть ли не постоянно чувствовала на себе чей-то взгляд, не позволявший чувствовать себя в безопасности даже в самом незаметном укрытии. Фей почему-то казалось, что эльфы просто так ее не отпустят. Отдых она себе позволила, когда невидимые границы эльфов Синих Гор остались позади, и проспала двое суток, просыпаясь только чтобы сходить напиться к ручью и проглотить сухарь. Удачно вышло, что день ее побега выпал на конец лета - ровно через год с того момента, как она вышла к подножиям гор, забавное совпадение.
Восстановив силы, она двинулась на юг вдоль тракта, уже не переживая так сильно, что направляющая ее сила пропадет, если она сделает задержку в пути или повернет в сторону. На самом деле провидица была далеко не уверена, что ее ведут именно к Вейлендару, но казалось, что кошмары, видение и то, что ее словно магнитом тянуло к Цинтре, куда как раз направлялся наставник перед тем, как они расстались, - все это связано.
Через неделю с лишним Фей поняла, что пешком, постоянно останавливаясь, чтобы дать отдых ногам и найти, чем перебить голод, она доберется туда в лучшем случае через год. И увела коня.
Когда пару дней назад чуткий эльфский слух уловил дробный стук копыт по дороге, затаилась, а затем выскочила на дорогу, зажигая перед мордой всадника свет настолько яркий, на какой только была способна. Испуганная лошадь завизжала и взвилась на дыбы, скидывая ослепленного всадника, Фьёрн с цирковой ловкостью вскочила в седло, схватилась за гриву на холке, не теряя время на то, чтобы подобрать и разобрать поводья, и ударила пятками по бокам скакуна.
Затем, отъехав так, чтобы ее не поймали сразу, движимая виной сняла притороченные к седлу сумки с поклажей, сложив их под кустом у обочины - пеший мимо не пройдет, а конный вряд ли заметит. Потом сообразила, что скоро наступят холода, потребуется теплая одежда, да и коню - фураж, а денег у нее нет совсем. Пришлось, страдая духовно и помитнутно краснея, то бледнея от стыда, лезть в сумки в поисках дорожного кошеля. Обнаруженное немного облегчило муки совести - вещи в сумах и конная сбруя выглядели дорого, а в найденном кошеле не оказалось ни одной медной монетки. Выгребла половину серебра и пару золотых монет, снова укрыв вещи от мимолетного взгляда. Ничего, переживет, ей нужнее. К тому же в какой-то степени она поступила честно, забрав лишь необходимое. Честная воровка, до чего она дошла!
Фьёрн встала, погладив коня по бархатному храпу, и начала его неловко и неумело седлать, решив, что заснуть после приснившегося кошмара уже не сможет, а сидеть без движения слишком зябко - уж лучше продолжить путь.
Две деревни объехала стороной, по дороге закрасив белые “чулки” коня и полоску на лбу отваром из орешника и дубовой коры - видела когда-то, еще путешествуя с труппой, как метатель ножей поступал так с парой кобыл. На наивный вопрос Фей, зачем он красит лошадей, ведь они и так красивые, подмигнул черным глазом и отослал драить котел. Теперь-то понятно, зачем!
Чуть подумав, перекрасилась и сама, решив, что продаст богатую сбрую в небольшом городке на перекрестке торговых путей - ей она без надобности только лишнее внимание привлекает.
Хорошо бы попасть в Цинтру до того, как ударят морозы… а ведь еще предстоит разыскать самого Коррина в огромном городе! И еще не известно, не пришлось ли ему покинуть столицу. Вдруг на него вышли те, из культа... С каждым днем путешествие ее казалось все более бессмысленным и авантюрным, а мотивы - малоубедительными. Однако назад поворачивать было поздно, а сердце не соглашалось с разумом и толкало вперед

Отредактировано Фьёрн Сирид (2018-01-12 15:22:32)