1. Полное имя:
  Ян Лис, урожденный Смолычка, в ученичестве Янко, добрым людом прозываем не иначе, как Прохиндей, среди чародейской братии именуем Каменщиком. Школяры ласково зовут его Мастерок
2. Возраст | Дата рождения:
  117 лет | родился аккурат на Саовину 1148 года (оно и ясно - когда еще такой поганец мог появиться на свет?)
3. Раса:
  Крайне человек
4. Род занятий, профессия:
  Чародей, исследователь по натуре, архитектор по призванию, археолог по необходимости, преподаватель из садизма (читает лекции в Оксенфуртской академии на Кафедре Техники) — словом, специалист широкого профиля
5. Внешность:
  Шесть футов чистого, дистиллированного лукавства и сумятицы. Сто восемьдесят фунтов паскудства.
  Проще говоря, высок и довольно худ. Телосложение жилистое, далеко не крепкое, но обладатель явно пытается поддерживать себя в форме. Привычка склоняться над фолиантами немного ссутулила спину, хоть иногда Ян и вспоминает об осанке. Чтобы через пять минут снова забыть. Сам он весь как-то не тянет на бывшего кмета, со своими тонкими чертами лица и худыми длинными пальцами. Безусловно, типичные для поддержания престижа цеха соматические изменения не обошли его стороной.
  Лицо узкое, бледное от природы, но зачастую покрытое легким загаром. Первым делом на нем заметны глаза — светло-серые, живые и вечно насмешливые из-за легких морщинок, их окружающих. Прямой нос длинноват и островат. Тонкие губы более всего привычны к ухмылкам, а не к искренним широким улыбкам. Подбородок сложно назвать волевым. Этот недостаток чародей скрывает аккуратной бородкой и усами, подстриженными по нильфгаардской моде. Тёмные с проседью волосы носит короткими. Нередко вызывает ассоциации с каким-то мелким лесным хищником. То ли и в самом деле с лисицей, под стать фамилии, то ли с куницей или с... выдрой? Выглядит не молодо, но моложаво, лет на 35-40.
  Особых примет нет. Шрамы Лис предпочитает сводить по мере возникновения, заметными родинками в форме звезд, корон и драконов не обладает. Разве что ладони непривычно мозолисты как для чародея.
  Крайне подвижен, жестикулирует активно, ходит быстро. Голос довольно низкий, приятный на слух. Носит одежду в тёмных тонах, преимущественно длинные робы, но удобной дорожной одеждой тоже не брезгует. Имеет привычку обвешиваться амулетами собственного изготовления.
6. Характер:
  Загадочный, серьезный, мудрый, внушающий уважение... наставник Яна Лиса искренне хотел, дабы его воспитанник унаследовал от него хоть одно из этих качеств, столь ценимых среди чародеев.
  Чёрта с два.
  Зато чудины в глубоких внутренних резервах магика — по самые, чтоб их, чёрные брови. Правда, по словам недоброжелателей, по самые брови он полон куда более неприятной субстанции, но то всё вражеские инсинуации. И зависть, конечно. А ведь есть чему завидовать! В первую очередь, хитрости. В основном благодаря ней Лиса не исключили из Бан Арда.
  Во вторую очередь, личному обаянию. Субъект словоохотлив, когда нужно, и молчалив, когда требуется. Красноречив, может по малейшему поводу завести оживленную дискуссию, а то и прочитать многочасовую лекцию, если хорошо знаком с предметом. Неутомимый спорщик. К людям и нелюдям скорее лоялен, чем наоборот. Однако раздражителен: не терпит патетики, мямль, глупцов, бездельников и потраченного впустую времени. Изредка зависает посреди разговора, когда его стремительные интеллектуальные построения опережают произносимые им слова. Финтит, жонглирует словами, витиевато изъясняется, тяготеет к иронии и абсурдному юмору. Не стесняется лукавить и недоговаривать, а вот открыто лгать не любит.
  Антипод постоянства. Вечно куда-то стремиться, где-то лавирует, что-то ищет и чем-то (кем-то) увлекается. Боится скуки, как чёрт ладана. Многие свои поступки именно этим и оправдывает — было скучно, делать нечего, надо что-то сотворить. Иногда просто влеком желанием побесить окружающих. Не гнушается бросать дела на полпути, когда иссякает интерес, за что нередко бывает преследуем заказчиками. Искренно и навек любит лишь две вещи: магию и науку (и их произвольные сочетания). Еще Ян любит женщин, хотя справедливо считает это своей слабостью. Особо падок до коллег-чародеек, но он все-таки не самоубийца и пытается держать свои склонности в узде.
  Практичен и предприимчив, однако его главные стимул в жизни — не выгода, а любопытство. Сует свой длинный нос повсюду. Старается вовремя его выдергивать, но выходит с переменным успехом. Очень уж зависим от новой информации. В какой-нибудь глуши наверняка зачахнет не от вшивых соломенных тюфяков и скверной еды, а от отсутствия новостей. Старается иметь хоть какой-то комфорт, хотя способен прожить и без него.
  Не смотря на всяческую склонность к фортелям и авантюрам, мыслит ясно, прекрасный стратег, способен быстро и гибко соображать на ходу. Независим в суждениях, мнение окружающих ему глубоко индифферентно. Насилия не любит, но легко, с выдумкой и фантазией к нему прибегает в случае необходимости. По натуре не злой, но мстительный. Всегда себе на уме. В гневе — настоящем гневе, а не в лёгком недовольстве — напоминает свихнувшуюся выворотку.
  Любит пирожки с капустой, чистые простыни, точные чертежи и работать руками. Не любит обязательств, прогорклых шкварок и высокомерных типов.
  Боится инсектоидов, умереть и быть забытым.
7. Цели:
  Совершить парочку открытий в фортификационном деле, не переубивать всех школяров на своих лекциях, вписать имя в новейшую историю и выжить в процессе вписывания. Выкопать что-то интересное и, опять же, выжить после этого. Найти подставку для тростей... э-э-э... ученика? Ах да, еще постараться не вляпаться в г... политику.
8. История персонажа:
  В ночь Саовины, ночь ненастную и тёмную, полную затаенных ужасов, в семье деревенского плотника Страхкваса и жинки его Гапки, родился мальчик. Девятый по счёту. Не мешкая, новоиспеченный родитель направился к ближайшему пруду, намереваясь младенца попросту утопить, и к утру напрочь о его рождении забыть. Но что-то пошло кардинально не так. И возле вожделенного водоема, как оказалось, совершала ночной моцион стайка утопцев. Все могло бы закончится очень, очень плохо. Если бы судьба не свела неудачливого плотника и оказавшегося поблизости чародея из соседнего Мурривеля.
  Ночь, вероятно, и впрямь была ненастная, раз спасенный Страхквас и спасший его мэтр Генрик Маролуа сторговались на том, что лет через двенадцать магик вернется за подросшим ребенком и заберет его в услужение. Ситуация поэтичностью уступала легендам о Затрете Воруте и Супри, но была вполне закономерной. Плотнику было более нечем платить; магик не желал возиться с новорожденным. На том и разошлись.
  Тяжко быть младшим в большой семье. Особенно если семья бедная, а тебе предшествовало шесть братьев и две сестрицы. Научился ходить? Ну и топай отсюда, Смолычка, не мешай старшим заниматься делом. Смолычка послушно топал, правда не туда, куда надо. Обычно он прятался в бурьянах, где мечтал об интересной жизни. Но куда чаще шатался по деревне, подслушивал взрослые разговоры и взрослые сплетни. Донимал окружающих различными вопросами, за что неоднократно получал крепких подзатыльников. Донимать от этого, впрочем, не перестал. Бывал бит, что не странно, получал ивняком - не всегда справедливо. Главное, что он почерпнул из своего детства — умение выхватить последнюю галушку из миски до того, как это сделают другие родственники. Примерно в таком ключе и протекала его жизнь до двенадцати лет, а потом...
  Чародей сдержал слово и забрал мальчишку из родного Чёрткова. Первым делом отмыл его, дал новую одежду. И нарек именем Янко взамен некуртуазного Смолычки. Признаться, мэтр даже немного расстроился, обнаружив у отрока способности к магии. Фактотум и слуга был ему нужнее, чем ученик. Но что было, то было. Немного пообвыкнув в новой обстановке, Янко быстро заставил Генрика пожалеть о своем решении двенадцатилетней давности. Чародей не был терпеливым учителем, да и в целом отличался нелюдимостью. А воспитанник, как выяснилось, страдал переизбытком ума и недостатком терпения. Наставления воспринимать не хотел, зато науку схватывал на лету. И горел желанием испытать её на практике. Спустя три года педагогических мучений, Янко наконец-таки отправили в Бан Ард — сразу на второй курс. Социализации для и греха от.
  Как ни странно, учёба в академии помогла обуздать характер сорванца. Вернее, не столько сама учёба, сколько тамошняя богатая библиотека. И именно в стенах старой каэдвенской твердыни он впервые заинтересовался архитектурой.
  В академии поначалу не мог отдать предпочтения какому-то определенному направлению. Как любой юнец, восхищался боевой магией — что-то сверкает, где-то горит, все орут, преподаватель готовит воспитательные розги за испорченную аудиторию... Словом, засранцу всегда нравилась праздничная атмосфера всеобщего психоза. Но года через полтора восторженного изучения Янко как-то охладел, хотя учить и не прекратил. Ведь мир — это очень опасное место. Почему бы не стать опасным для мира?
  Иллюзии предоставляли потрясающий простор для шуток, давались легко — даже слишком. И оставляли после себя горьковатый привкус бесплодных усилий. Телепатия? Дисциплина на ранних этапах обучения увлекла, но позже и отвадила. Чего не ожидал встретить школяр в голове однокурсника, так это заинтересованных мыслей о собственной тощей заднице. Успехов Янко не снискал в целительстве. Заклинания упорно не давались, а когда доходило до практики на подопытных пациентах, то студент слегка, кхм, увлекался. Ибо забывал, что имеет дело с живым материалом. Вот с чуть более мертвыми пособиями все получалось прекрасно — они не жаловались. Да и проштудированные анатомические атласы давали о себе знать.
  Чего не ожидал ни Янко, ни наставники, так это того, что юное недоразу... дарование имеет талант к чарам инертного, стабильного характера. С таким-то нравом! Примитивное зачаровывание артефактов удавалось куда лучше и легче чем ровесникам, магические щиты выходили достаточно стойкими. То же самое можно было сказать об алхимии, которая осваивалась вполне удачно. Во второй раз школяр удивил наставников, прилежно и упорно взявшись за учёбу. От малолетнего фигляра такого не ожидали.
  Пару раз Янко чуть не выгоняли за стычки со сверстниками — они, видите ли, не выносили его чувства юмора. Но обучение он все-таки закончил. И сменил имя в очередной раз, решив, что для дальнейшей карьеры ему нужно что-то более эффектное, красивое. Почему бы, например, не назваться... Яном Лисом?
  Работа на благо alma mater прошла без эксцессов. Тут следует слегка уточнить. Без эксцессов - значит без организованных Яном революций, переворотов в науке, военных действий, планетарных катастроф и магических катаклизмов. Мелкие неурядицы не считаются. Словом, спокойно практика прошла. Дала время осмотреться в ожидающем Лиса гадюшнике. Выводы были неутешительны. Как он справедливо рассудил, подвинуть чародеев известных и опытных у него едва ли получится. Уж те вцепились в свое положение и карьеру всеми клыками и когтями, отпускать не хотели и не собирались. Да и кто бы хотел? Киснуть на должности рядового заклинателя гонореи Ян не собирался. Как и лезть в политику, к которой он был абсолютно равнодушен, в отличие от алчных до власти коллег. Разумно было бы слыть экспертом в какой-то уникальной области и стать в ней незаменимым. Но вот в какой? Ответ упорно не шел.
  Так ни с чем и не определившись, Лис наконец получил право зваться полноправным чародеем. Заодно завел дом и небольшую практику в Гелиболе. Снабжал население «декоками» и «ели-ксирами», но преимущественно наверстывал упущенное в академии. То есть, кутил. Искал истину в вине и прочих горючих веществах, да в бордель (единственный в Гелиболе) наведывался регулярно. В какой-то момент настолько озверел от скуки, что перегнул палку. Доказательством тому послужила задорно догорающая корчма (очень живописное зрелище) и слегка тлеющие окрестные дворы*.
  На компенсацию нанесенного ущерба ушли все сбережения, накопленные стипендии и прибыль с продажи лавки. Уныло плетясь  к городским воротам, чародей безо всякой надежды обдумывал свои перспективы. Они... они были. Не радужные, но преимущество профессии чародея в том, что нет риска остаться невостребованным. Людям нужна магия. Конечно, молодой магик мог открыть новую практику в другом городе. Ему даже могли помочь знакомые коллеги по Братству. И деньги были не такой уж проблемой, если вдуматься. Проблемой была репутация. И собственное уязвленное тщеславие. Вчерашний школяр не хотел являться пред очи старших товарищей по цеху в виде просителя. Был, впрочем, еще один путь - податься в политику. Если бы не одно «но». Заседанию в совете местного королька или князька в каком-то, Мелитэле упаси, Ямурлаке, Ян с радостью предпочел бы... ну-у-у... вот хотя бы собственноручную отстройку злополучной корчмы. Да что там корчмы, он с радостью бы перестроил весь этот безвкусный, грубый город — творение рук сугубо человеческих, оттого творение чертовски жалкое. И вот тут-то у Лиса глаза загорелись опасным энтузиазмом и зачесались руки. Почему бы и в самом деле?..
  Криво дорожка вьется, а все же круговой оказывается; Уроборос, глупая змеюка, всегда хватает себя за хвост. Куда еще идти непутевому магику, охваченному вздорной амбицией, как не к наставнику? К тому, с кого все началось?
  В плачевном состоянии безденежья Ян Лис очутился на пороге башни своего бывшего учителя. Лишь затем, чтобы безупречно разыграть перед ним потрясающей пошлости вампуку**. Искреннее раскаяние в своем юношеском непослушании. Заверения мэтра Генрика в своей чуть ли не сыновней привязанности. Горячие убеждения в перспективности инвестиций в свое будущее. Все это было настолько шито белыми нитками, настолько отвратно сыграно и маловероятно, что Маролуа даже поверил. И отстегнул Лису денег на открытие своей практики. Что сделал с этим мизерным капиталом неожиданно обогатившийся чародей? Спустил на оплату первого курса в Оксенфуртской академии.
  С тех пор Генрик Маролуа называл его исключительно Прохиндеем. Но как-то по особенному, с непередаваемой смесью бешенства и гордости. Стоит ли говорить, что кличку вскоре подхватили?
  Забегая наперед, через десять лет Ян вновь явился к мэтру Генрику. На этот раз - с улыбкой до ушей и скатанным в трубочку чертежом под мышкой. Так бывший наставник обзавелся новой изящной башней, а в его восклицании «Прохиндей!» гордости стало чуточку больше, чем бешенства.
  Забегая наперед еще дальше, через тридцать лет мэтр Генрик пропал без вести в одной из своих экспедиций, оставив после себя ту самую изящную башню и свой magnum opus: «Исчерпывающее и полнейшее исследование мутаций мха под постоянным воздействием магии».
  Возвращаемся к Прохиндею. Так вот, взбалмошный магик поступил в Оксенфурт, на Кафедру Техники. Где, как не там, можно получить довольно специфическую для чародея квалификацию?.. Обитель жаков встретила его радушно, открыла неведомые доселе горизонты инженерных знаний и легких заработков. Оценив открывшиеся горизонты мудрости, «снова-школяр-в-свои-сорок-лет» заинтересовался мнемоникой. Впрочем, подобно тяжелой реданской кавалерии, Ян упорно двигался к цели, лишь иногда (довольно часто) отвлекаясь на другие вещи. Покидая Гелибол, он твердо (насколько это для него возможно) решил попробовать свои силы в строительстве. О чародеях с мастерками, циркулями, наугольниками, отвесами и лопатами он не слышал, так что идея была, как ему показалось, оригинальной. К тому же, зодчество — сфера интересная, востребованная, с простором для фантазии. Большего Лису на тот момент и не надо было. Вот только увлекся он всерьез. И, как оказалось, на всю жизнь. Получил диплом магистра summa cum laude и тут же развел активную деятельность.
  Описывать его дальнейшие метания – дело неблагодарное. Спроектировав несколько дворянских резиденций среднего пошиба, Прохиндей ненадолго переехал в Ковир. Занялся раскопками эльфских городов, изучая особенности архитектуры Aen Seidhe. Нашел приятеля в лице Истредда, с которым вместе копался в земле. Вскоре северные края ему наскучили, и он подался строить фортификации в Аэдирн. В то время магик впервые начал воплощать свою методику извращения... совращения... пардон, совмещения магии с геометрией и воплощении этого в камне, которую до этого успешно использовали эльфы. Некоторые опыты были успешными, некоторые — не слишком, зато Ян сделал главный шаг к успеху: вошел в моду. С той поры в заказах не было отбоя, а в деньгах не было нужды.
  Однажды чуть не был объявлен ренегатом по подозрению в гоэтии, но оправдался. Коллега-доносчик вскоре крайне неудачно упал с лестницы. Третьего этажа. На садовую ограду. Через заросли крапивы.
  Продуктивно Каменщик побывал и в Махакаме. Обогатился опытом и уважением к краснолюдскому народу.
  В конце-концов обзавелся постоянным жилищем в Оксенфурте, куда его по доброй памяти пригласили читать лекции. Мотаться по Северу и даже Югу не перестал, зато теперь было куда складировать книги. Эдак в 1255 году чародея пригласили восстановить разрушенный после джинна квартал в Ринде. Работу-то он начал, но так и не закончил, заломив за неё баснословную цену.
  Гремевшую на весь Север войну с Нильфгаардом провел в постоянных разъездах между прифронтовыми твердынями, устанавливая и укрепляя защитные чары. Почти угодил в плен, но выкарабкался. Насмотреться на всякое успел так, что до сих пор забыть не может.
  Нынче продолжает заниматься тем же, что и раньше: исследует, преподает, путешествует, строит и копает.
  Разные вещи копает. Очень разные.
  Только и всего?
  Чёрт знает.
  Криво и долго дорожка вьется, а все же круговой оказывается.

*С начала практики до её конца прошло две недели.
**Вампука — выражение, обозначающее трафаретные, шаблонные, исключительно банальные и нелепые ходы в оперных постановках, а также сами оперы, написанные по подобным шаблонам. В определённой мере является аналогом выражения «развесистая клюква».
9. Навыки и умения:
  Как чародей, естественно, владеет магией. Тяготеет к защитным и боевым чарам. Талантлив в создании артефактов, и в целом предпочитает применять магию к неживым предметам, нежели к людям. Поисковые заклинания и различные «-мантии» удаются неплохо. На базовом уровне владеет телепатией. Сведущ в магических глифах и арканах. Но вот в чем действительно не знает равных, так это в теории. Благодаря цепкой памяти слыл эрудитом-энциклопедистом, некоторые труды мэтров-чародеев может цитировать страницами.
  Способен худо-бедно заштопать страждущего, но куда удачнее разберет страждущего на органы, ибо всерьез увлекался анатомией.
  Владеет всеобщим, чуть хуже Старшей речью и нильфгаардским диалектом, без труда оперирует «учёным» университетским сленгом — Оксенфуртская Академия дает о себе знать.
  Дока в точных науках, особенно тех, что касаются строительства. География, геология, геометрия и тригонометрия, арифметика, инженерия, алхимия, черчение — изучены, отточены и продолжают исследоваться Яном беспрерывно. В силу последнего еще и неплохо рисует. Кроме того, ему самому доводилось строить, так что он без труда самостоятельно разметит территорию, подготовит место под фундамент, замешает строительный раствор, уложит кирпичи. Что ни говори, но все-таки талантливый зодчий, и его цивильные постройки отличаются вкусом, а фортификации надежностью.
  Занятия археологией недурно расширили представления об истории, научили махать лопатой и орудовать кисточкой.
  Такие базовые вещи, как этикет, верховая езда, ораторское искусство, вбивались в голову еще с академии, не забыты и используются.
  Харизматичный малый. Умеет найти подход к большинству людей. Если подхода нет, находит ценник.
  Не обделен умом, умением анализировать ситуацию и находить из неё оптимальный выход. К тому же не трус, не будет чураться чрезвычайных мер и смелых решений.
  Танцует недурно, на чародейских приемах неизменно пользуется успехом.
10. Слабые стороны:
  Телепорты. Ян абсолютно не умеет в телепорты. Если он приглашает кого-то в свой телепорт — это приглашение на верную смерть. И путешествует, соответственно, как все — отбивая задницу в седле.
  Двимерит.
  Умеренно тщеславен. Может сколько угодно демонстрировать самоиронию, но в глубине души мнит себя самым умным. Доказательства обратного переносит тяжело.
  Сражаться не умеет, оружием не владеет. Ну, кроме лопаты, конечно.
  К ведению быта не приспособлен. Голодать — спасибо рынкам! — не будет, но к высокоорганизованной деятельности на ниве уборки и готовки никогда не был причастен.
  Своим непостоянством нажил себе врагов, некоторые из которых довольно влиятельны.
  Женщины. Когда-нибудь они его погубят, и он даже не будет удивлен.
  Любопытство и склонность нарываться на неприятности.
  Большинству людей его бесстыжая рожа доверия не внушает.
11. Имущество:
  Дом в Оксенфурте, «заброшенная» башня где-то в Нароке, приличный счет в банке Джианкарди, отборная библиотека, уйма каких-то инструментов, чертежей, планов и карт, недурственная алхимическая лаборатория, скромная коллекция ископаемых артефактов, такая же скромная, но интересная коллекция не ископаемых; любимая лопата, россыпь мелких амулетов различных свойств: от отравлений, краж и прочих мелких пакостей. На среднем пальце левой руки носит перстень — накопитель Силы.
Своевольный каурый конь реданской породы по кличке Гнусь. Вообще-то звался Бальмур, но справедливость в лице Яна поставила все на свои места.

Об игроке:
1. Планы на персонажа:
  Играть. Творить историю. Избегать смерти. Приключаться. Кадрить мазелей.
2. Связь: ICQ, Skype
  Telegram: @iordanusbrunus
  Ничем другим не располагаю.
3. Знакомство с миром:
  Книги, игры, сериал, вики.
4. Как Вы нас нашли?:
  Однажды потерял и нашел снова.

Пробный пост:

О лекциях, варениках и похмелье

  — Какие-то постройки сохранились до сих пор, а некоторые существуют и сейчас...
  Было ясное утро конца весны.
  Ян Лис чувствовал себя очень скверно.
  В любой другой ситуации оба эти утверждения не были бы объединены ни логикой, ни причинно-следственными связями. Но как известно, все зависит от контекста.
  Лавки в просторном лектории были забиты жаками под завязку, весеннее солнце дразняще заглядывало в высокие окна. Посреди помещения торчала кафедра, за кафедрой торчал чародей и вещал. Хорошо поставленный голос многократно отражался от каменных стен. А его обладатель испытывал желание об эти самые стены немного убиться — эдак до следующего утра.
  Так вот, Ян Лис чувствовал себя скверно и желал того же студиозусам, которые в это ясное утро как-то удивительно рьяно стремились к знаниям. И ничуть не сочувствовали его похмелью.
  Самым удивительным было спокойствие, с которым проходило занятие. Студенты Кафедры Техники никогда не стеснялись задавать вопросов, ввязываться с преподавателем в дискуссии, и с ним же обсуждать инженерные тонкости. Не стеснялись они и выводить Лиса из себя, внося в учебный процесс толику непредсказуемости, пикантности и молний. Сегодня было тихо — хорошая акустика зала разносила лишь легкое шушуканье. Только один из вольнослушателей выскользнул из аудитории спустя первые десять минут, сопроводив свой уход скрипом дверных петель и всплеском шепотков. Ян успел приметить нетипичную для жака седую шевелюру.
  В остальном, его лекцию «Теория фортификации в условиях сложного рельефа» школяры слушали прямо-таки сверхъестественно внимательно. Вели себя подозрительно вежливо. Почти.
  — Простите, профессор, но вы сказали «сохранились до сих пор» и «существуют сейчас»? — прозвучало со стороны аудитории.
  В ряды студентов захотелось бросить успокаивающее заклинание. Вроде Грома Альзура. Вместо этого «профессор» прищурился, преодолевая головную боль, и отыскал взглядом придирчивого слушателя в зелёном беретике. Чародей мог бы отшутиться, мог бы, наверное, похвалить жака за наблюдательность.
  Но он чувствовал себя очень скверно.
  — Милсдарь... забыл как вас зовут, помню только, что вас нет на лекциях. Есть такая студенческая традиция: не уважать пожилых людей, вот таких, как я, — магик подкрутил ус, давая аудитории время провести органолептический анализ степени его престарелости. — Но ежели вам так хочется оказать университету услугу и избавить всех от необходимости слушать мои оговорки, я могу уступить вам место.
  Сейчас студиозусу было самое время замолчать и подумать о своем поведении. Или извиниться, но лучше замолчать.
  — И все-таки, я лишь...
  Ян вздохнул и постарался думать о хорошем. О варениках. С картошкой. Которые госпожа Мариула, экономка, обещала налепить к его приходу.
  — Как меня зовут?
  Школяр опешил. И глянул на преподавателя с какой-то... обидой? Не с досадой даже, а именно с выражением невыразимой, несправедливой обиды. И не ответил. А Лис вдруг понял, что впервые видит не только этого студента, но и его соседей по скамье. Это и настораживало — не собрались же здесь все заядлые прогульщики - и пробуждало яркие воспоминания.
  Свою первую лекцию перед малолетними обормотами он не забудет никогда. Точно такие же незнакомые юные лица, полные интереса к миру глаза... Сломанная о кафедру указка. Прожженный пол. Мигрень до конца недели. Всю дальнейшую историю его преподавания в Оксенфурте можно было обобщить под заголовком: «Моя борьба». Прибавляли хлопот и коллеги, которые...
  «Коллеги, которые...» возникли в дверном проеме в количестве одной штуки, драматично распахнув двери и сверкнув гладко выбритой головой. Последовали было к центру аудитории, вздымая робой книжную пыль, но замерли. И уставились на образовавшийся посреди трибуны столб, то бишь на застывшего Лиса.
  Выбритая голова, конечно, не могла принадлежать никому иному, как Харлану Царе, приглашенному лектору Кафедры Сверхъестественных Явлений.
  Вопрос, собственно, был в том, какого лешего он тут забыл.
  Судя по взгляду новоприбывшего чародея, он думал о том же, но уже по отношению к Яну.
  Вдоволь наигравшись в недоуменные гляделки и не обращая внимания на любопытные взгляды жаков, магики все же решили внести ясность.
  — Харлан, позволь узнать...
  — Коллега, что ты здесь?..
  Пауза.
  — Кхм. Я читал лекцию. Но что привело сюда тебя?
  — Как ни странно, Ян, лекция. Видишь ли, я только что из деканата - расписание вчера изменили. И так как в этой аудитории нынче должно быть мое занятие, мне показалось уместным все-таки его провести, — Цара кивнул на студентов, которые ответили нестройным шумом приветствий. — Мне в самом деле интересно, почему ты читаешь лекцию не своему курсу. Могу я узнать причину?
  Так вот почему жаки показались какими-то незнакомыми!.. Это же совершенно другая Кафедра.
  Нет, решено: ему срочно нужны вареники. И потом в бордель. Или сначала в бордель, а потом вареники.
  «К чёрту, — устало подумал чародей. — Хоть вареники в борделе»
  Ян Лис чувствовал себя очень скверно.
  И намеревался это исправить.

Отредактировано Ян Лис (2018-01-16 02:36:10)