Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дела семейные

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: 14 апреля 1265
Место: Империя Нильфгаард, провинция Метинна, графство Анкона (северо-запад Метинны)
Действующие лица: Койон, Дэйдрэ аэп Роэльс
Описание: Не успел люд вздохнуть спокойно. Не успел оплакать тридцать человек, что бестия дикая разорвала в лесах. Случилась новая напасть.
В деревнях, близлежащих к поместью графа стали девки молодые сны снить страшные. На глазах таяли, худели. Дурные сны — беда невелика. Да вот только спустя время кметок находили мёртвыми в собственной постели без кровинки. Горло выкорчевано, что волк погрыз. Но волка-то не было. Чудище это избирательно было, никто не скумекал, отчего девок жрёт не всех, а некоторых. Сомнений не было только в одном — мужиков чудище не особо любило. Но иногда задирало. Особливо мужей тех девок.
По околице опять шепотки пошли, мол, граф Роэльс проклятый, и поместье его проклято.[AVA]http://s9.uploads.ru/XIKPr.jpg[/AVA]

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2018-03-25 20:58:21)

+1

2

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец
утро, переменная облачность

[indent=1,0]Апрельская слякоть размыла дороги. В стоячих глубоких лужах вязли кони, вязли колёса повозок. Грязь покрывала крупы скотины по брюхо, а дома почти до окон.
[indent=1,0]Ночью морозило. Лужи покрывались буро-коричневой коркой, которую так любила бить детвора палками. Шлёп-шлёп. И вот вновь застывшая и загустевшая грязь под ласковым солнышком превращалась в жижу.
[indent=1,0]Старший шахтёр местечка Зволец, с подходящим ему именем Рубен, флегматично наблюдал за тем, как дети гоняют гусей. Гуси весело гоготали, плюхались в грязь, вставали, а затем вспомнили о том, что могут дать отпор.
[indent=1,0]Рубен наблюдал теперь, как гуси гоняли детей. И усмехался.
[indent=1,0]- Эй, Рубен, - со стороны постоялого двора донесся оклик охотника - Вайлы, несшего тушки крольчат Мирте. Мирта была женой Рубена, хозяйкой на постоялом дворе, который они открыли три зимы назад.
[indent=1,0]- Хэй, Вайло, - накрутив ус, откликнулся Рубен. С лавки не встал - уж больно ласково припекало ему солнышко лысеющий череп. Вот бабка-повитуха шла с коромыслом, мимо дома купца и за угол. Вот, увязая по спицы, прокатилась телега, груженая брёвнами. Из соседнего села, бишь, молодец ехал. Свистнул девкам, улыбнулся. Молодки не откликнулись. Стирали бельё молча, без привычного гомона и хохота.
[indent=1,0]Рубен вздохнул. Набежала тучка - сразу стало как-то тоскливо и холодно. Как и на душе у него. Как у девок на душе. Как на душе у всех, кто жил да работал в Зволеце.
[indent=1,0]Сощурившись горизонту, Рубен поглядел на виднеющееся за мостом поместье графа Анконы. Раньше-то в Зволец все хотели приехать с округи. То-то же, работа тут водилась, шахты рядом, да графская протекция.
[indent=1,0]А с полгода назад всё покатилось в тартарары. Чудло нейкое завелось, подрало людей так, что бабы голосили ночами долго. Потом ещё и ведьма пропала - скотина хворать начала. А теперь и вот это.
[indent=1,0]Рубен повёл усом. Сплетни и слухи по всему графству ползли споро. Мёрли теперь не мужики, но бабы. В какое село не наведаешься - одну-то задрало, другую покалечило. Жуть, да и только.
[indent=1,0]И что ж делать-то, что ж делать - не знал никто.
[NIC]Местечко Зволец[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/TPH0o.jpg[/AVA][STA]близ поместья Роэльсов[/STA]

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2018-02-05 14:09:46)

+1

3

10 апреля 1265 года
графство Анкона, деревня Кальи

- Прибыли, мастер ведьмак, - сообщил мужчина средних лет, остановив телегу. Койон, до этого завернувшийся в несколько дубленых шкур, вылез из повозки, осмотрелся вокруг. Грязевая корка на свежей луже, в которой они остановились, начала трескаться под ногами. С неба на двух путников смотрела полная луна. - Сейчас постелим вам за печью, выспитесь хорошенько, а утром о работе поговорим.
Прошло уже полтора месяца с тех пор, как он покинул Каэр Морхен и вновь вышел на Большак с небольшим запасом провизии и тонким кошелем. Месяц как где-то в Каэдвене он потерял своего коня из-за неосмотрительности одного кмета, который решил, что влезть в гнездо накера это хорошая идея, а утащить следом за собой ведьмака, желающего помочь - прямо-таки отличная. И месяц как он наткнулся на странствующего торговца, которому в момент их встрече была жизненно необходима помощь ведьмака, чтобы не стать обедом для стаи утопцев. Торговец этот держал путь на юг, в сторону Нильфгаарда, и обещал не только отблагодарить ведьмака за спасение, но и подкинуть ему хорошо оплачиваемой работенки. Добродушный торговец еще пытался уговорить ведьмака на время их совместного путешествия за соответствующую плату выполнять роль охраны повозки от "бандитов и страховидл, на дороге засевших". Но идея эта была воспринята Котом в штыки и закрыта почти сразу. Сошлись на том, что в качестве платы он испробует южного гостеприимства и возьмет себе нового коня.
- Думается мне, что женушка твоя спит, и будить ее не стоит. Мне и в телеге хорошо будет. Прогуляюсь по округе, - стараясь не обидеть гостеприимного хозяина, ответил зеленоглазый. В такой час последнее чем он хотел заниматься это смотреть на ссору в семье из-за его персоны. Еще раз осмотревшись, он поймал себя на мысли, что оказался не в чужом краю, где все желают нордлингам скорейшей смерти, а в родной Темерии или Каэдвене. Точно такие же хаты, выкрашенные такой же краской. Разница, даже если она была, скрывалась в мелочах, которые ускользали от внимания убийцы чудовищ. Хозяин не стал скрывать своего недоумения, но принял позицию своего гостя и ушел в дом. "Хороший он человек". Расположившись в повозке, под слоем шкур, Койон тем не менее до самого утра пролежал без сна, гоняя в голове различные мысли. В таком состоянии его и обнаружила жена хозяина, вставшая с первыми лучами солнца.
11 апреля 1265 года
графство Анкона, деревня Кальи

Жена хозяина, несмотря на некоторое недопонимание вначале, приняла выходца из школы Кота к себе в дом, любезно согласилась накормить его завтраком, плавно перетекающим в обед, и рассказать о том, что в округе делается и не найдется ли работы для ведьмака. Работа нашлась, и очень быстро.
- Что сны дурные снятся, это уже кое-что да значит, - спокойно сказал зеленоглазый, выковыривая кусочек лука из гуляша. На основе их разговора уже возникали мысли, касательно того, что это за чудище, но поспешных выводов Койон не делал. Потому что если ты уверен, что идешь в бой против бруксы, а на деле это оказывается моровая дева, можно очень быстро распрощаться с жизнью.
- Например что, мастер ведьмак? - влез в разговор хозяин дома, до этого молча копошащийся в соседней комнате.
- Например, что это не инкуб. Потому что от контакта с ними сны приятны и... - подцепив кусочек мяса, мужчина описал в воздухе дугу и отправил его в рот, поймав на лице недоуменные взгляды хозяина и его жены, решил не заканчивать свою мысль. Сделав несколько глотков из крынки, он обратился к хозяйке: - А какие раны были у этих девушек? Аккуратные следы от клыков или как от укуса собаки или волка?
- Ничего не знаю, милсдарь ведьмак, у нас такое случилось-то всего один раз, с дочкой кузнеца, женой лекаря. Ее тут же и похоронили. Вы по соседним деревням пройдитесь, поспрашивайте. - звучало как конкретное предложение и зачаток неплохого плана. В округе можно найти свежие следы или человека, который будет согласен заплатить за услуги ведьмака. Еще следовало бы заглянуть в поместье тутошнего графа, но это можно сделать и потом. И еще кое-что...
- Как у вас могут отнестись к появлению приблуды, задающей неудобные вопросы? - Хозяин с женой посмотрели на ведьмака, переглянулись и почти одновременно пожали плечами. "Здорово..."
14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец

- Что вам угодно? - спросил корчмарь, оценивающим взглядом осматривая таинственную фигуру в плаще, севшую перед ним. Слишком много странностей и ужасов происходило в последнее время, отчего незнакомец не вызывал симпатии или доверия, но посылать же его сразу взашей только за то, что он старается защитить себя от холодного ветра.
- Лимонную, - Койон положил на стол пару медяков. За последние несколько дней он обошел несколько деревень и, если не считать недоверия в глазах людей, получил рекомендацию поспрашивать в таком тихом местечке как Зволец. По факту, это единственная его зацепка. - И немного информации. Говорят, у вас тут какое-то чудище девок молодых по ночам дерет. Можешь про это что-нибудь рассказать?

Отредактировано Койон (2018-01-06 14:50:17)

+2

4

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец
утро, переменная облачность

[indent=1,0]Графство встретило путника приветливо. Пускай погода не располагала к любованию местными красотами, щупанью девок и смакованию метиннского розового, Анкона бурлила от событий иного рода.
[indent=1,0]Звякнули медяки о дубовую столешницу и корчмарь, худосочный высокий мужчина со светлой рябой рожей (не иначе как из Назаира), ловко смахнул деньги в карман передника. Мгновенья спустя перед путником красовалась наполненная до краёв стопка.
[indent=1,0]- Гхм, чово? - откашлявшись в кулак, переспросил корчмарь. Перед ним сидел северянин - акцент столь явный, что Лейко едва разобрал то, что от него требовали, окромя лимонной водки, - А, чудище! Да, есть токма проблемка с ним.
[indent=1,0]Лейко с интересом ещё раз оглядел путника, да не найдя к чему прицепиться взглядом, пожал плечами и облокотился на стойку. О чудище в графстве не знал только ленивый. Периодически кто-то справлялся из любопытства, особенно из приезжих. За последние месяцы Анкона стала притчей во языцех о том, сколько людей похоронила. А господин графства - главной фигурой среди многочисленных сплетен о проклятиях.
[indent=1,0]- Рассказать-то могу, - вздохнул Лейко, отирая с высокого лба капельки пота - печь топилась слишком жарко, - Отчего же не рассказать. Завелась нейкая херня кудлатая, а быть может, и не кудлатая - кто херню эту раберёт. Никто бишь не видывал её. В нашем Зволеце ажно троих подрала, в округе, коль спрашиваете – значит, уже слыхали - мабыть одну-двух на всё графье владенье. Задирает баб, дурные сны насылает, говаривают. Но про сны-то я вам не расскажу, милсударь. Это вон, девок спрошать надо...
[indent=1,0]Дверь тихо скрипнула и в корчму зашёл мужик высокий, дородный, лысеющий. Усы его смешно топорщились во все стороны, будто обувная щётка. Отряхнув обувь у порога, он тут же крикнул в тёплые покои.
[indent=1,0]- Лейко, налей-ка мне как обычно.
[indent=1,0]Из подстолья возникла ещё одна стопка, до краёв наполненная такой же лимонной, какую заказал себе незнакомец. Кряхтя, мужик уселся рядом с фигурой в плаще, опасливо косясь на его оружие. Лейко продолжил свой рассказ:
[indent=1,0]- Так вот, говорил я что, - вновь найдя в стойке опору для своих костей, продолжил корчмарь, - Кошмары эти. Троих подрала у нас эта бестия - все девицы молодые, одной и четырнадцати зим не было. Все сначала на сон жаловались, потом лихорадило их, кушать-пить переставали, а после нашли мы их с глотками разорванными, будто волк какой зубами впился. Страшное дело.
[indent=1,0]Лейко вздохнул, наполнил молча протянутую усачом стопку во второй раз, отвернулся. Четырнадцатилетняя девчуля была младшей Рубеновой дочкой - в глаза ему опосля никто смотреть не решался. Как случилась беда, так и жена его - Мирта, схудала вся, извелась. И теперича он, Лейко, муж их старшей дочери, выполнял за тёщу работу по уходу за домом и постоялым двором. Повезло, что в такую слякоть никто не желал оценить красоты горняцкой Метинны. Не считая этого путника.
[indent=1,0]- Так что же, - донёсся до незнакомца хриплый голос усача, - Ищете вы бестию?
[indent=1,0]Вторая стопка потонула в брюхе усатого Рубена, что почти касался широким плечом плеча незнакомца.
[indent=1,0]- Магик или студиозиус с Севера, небось? Оружие для красоты и отвода глаз за спиной тягаете? Неудобно же. - Старший шахтёр горько усмехнулся, - А скажу я вам вот что: покамест девкой вы не станете, сударь, вряд ли поймаете хоть что-то. А мёртвых только разворошите. Негоже мёртвых ворошить, понимаете?
[indent=1,0]Он сделал знак рукой, прося Лейко ещё об одной. Лейко неодобрительно покачал головой, но налил.
[indent=1,0]Зажав лапищей крохотную глиняную стопочку, Рубен красными от беспробудного пьянства глазами посмотрел на путника: - Кто будешь ты такой? Из праздного любопытства спрашивать решился, а? Так вот, оставь ты это дело и вали на свой Север. Сами справимся, как всегда и справлялись. Напишем графу письмо с обращеньем, вон, как в прошлый раз он нас спас, так и в этот раз спасёт. Не нужны нам приблуды всякие.
[indent=1,0]Лейко поджал губы и покачал головой. Староста их сам не ведал, что говорил.
[indent=1,0]- Простите, милсударь, - обратился он к путнику. Не хотелось портить впечатление о хвалёном метиннском гостеприимстве, пусть в расположенной на отшибе Анконе о нём только слыхивали, - Рубен, уймись уже. То правда, что граф помог. Но сейчас он в столице и пока прибудет, ещё с месяц ждать. Хочешь, чтобы ещё кого задрало? Жену твою?[NIC]Местечко Зволец[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/TPH0o.jpg[/AVA][STA]трактир[/STA]

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2018-02-05 14:08:32)

+2

5

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец

Переступив через языковой барьер, порожденный в первую очередь плохой подготовкой ведьмака к общению не с привычным северянином, корчмарь облокотился на стойку, готовый рассказать мрачную историю Анконы. По интонации корчмаря кажется, для проезжающих через эти края история о графстве Анкона и невиданном чудище, девок молодых умерщвляющем, была интересна, но не так чтобы очень сильно. Или зеленоглазому ведьмаку это только показалось? 
"Конечно, как не быть проблемке. Чудища для того и нужны", хмыкнул северянин. За то время, что он провел на Большаке, пришло осознание, что пропускать через себя все страдания, боль утраты и желание отомстить страшному монстру-кровопийце каждого отдельно взятого человека себе дороже, никаких нервов тогда не хватит на эту работу. И все же, рассказ корчмаря увлек его, навел на некоторые мысли, подкинул работы на ближайшие пару суток. Мужчина одним глотком осушил стопку, почувствовав сухость в горле.
- А где... - начал было Койон, но тут же замолчал, когда за его спиной кто-то пробасил:
- Лейко, налей-ка мне как обычно. - теперь в распоряжении убийцы монстров появилось имя местного, по всей видимости единственного, корчмаря. Что также наводило на определенные мысли, пусть и не относящиеся к делу. Чуть повернув голову в сторону, якобы чтобы проследить за действиями корчмаря, ведьмак быстро оглядел вошедшего мужика, вернулся в исходное положение, внимательно глядя на Лейко. Выпивающий больше, чем нужно и очень уж сильно любящий свои усы-щетку. Не последний человек в здешних краях, может, купец или староста. Скорее второе. "Стоит пообщаться,
когда будет трезвым".
Предположение о том, что "щетка" пьет постоянно, прерываясь только на похмелье, Койон отмел сразу - нет того характерного запаха, который может почувствовать даже человек, не обладающий столь чутким обонянием, как у ведьмаков. Оттолкнувшись от мыслей о туманном будущем, Кот сконцентрировался на том, что сейчас было важнее всего - рассказ корчмаря, который продолжил с того места, где его прервали.
- сначала на сон жаловались, потом лихорадило их, кушать-пить переставали, а после нашли мы их с глотками разорванными, будто волк какой зубами впился. - ведьмак кивнул, жестом попросил налить еще. Стало быть, касательно жертв и твари он узнал от корчмаря все, что тот знал. Следовало переходить дальше, но...
- Ищу. - коротко бросил Койон, не отрывая взгляда от полной стопки. Он уже догадывался, в каком направлении пойдет этот разговор, независимо от того, что он скажет или сделает. Даже если он сейчас вскочит с табурета, скинет капюшон и помашет перед глазами несчастного пьяницы, тот скажет: "не нужны нам северные монстроубивцы, сами эту бестию изловим и сердце осиновым колом проткнем". И это станет проблемой. А потом по всей Метинне будут говорить о гибели целого графства. Потому что история всегда повторяется, независимо от времени и места, все идет по одному сценарию. Из-под капюшона раздался глухой вздох. С таким старостой у деревни есть только один шанс на спасение - помощь чужака, странника с мечом за спиной и серебряным медальоном на шее.
"Не собираюсь я ваших мертвых ворошить, они уже мертвы и не представляют интереса", хотел было сказать Кот, но вовремя прикусил язык. Объяснить человек, утонувшему в собственном горе, что в своих рассуждениях он не прав от начала и до конца - за пределами возможностей "всякой приблуды". До тех самых пор, пока эти рассуждения не заканчиваются твердой уверенностью, что десятка местных вил и топоров на бестию хватит, и категоричным отказом от помощи, высказанным вслух. Такой человек, если он ответственен за жизни других, скорее всего идиот или просто не осознает всю серьезность происходящего вокруг. Нельзя винить его за недоверие к чужаку или желание всеми силами заботиться о своих. Ровно до тех пор, пока это не ведет к бессмысленной игре в героя-защитника, способного в одиночку спасти весь мир, и последующей гибели множества ни в чем не повинных людей. Вот черта, установленная Койоном, к которой они стремительно приближались. Он одним глотком осушил стопку, глаза под капюшоном сверкнули, но он промолчал - в разговор вмешался Лейко, корчмарь.
- Нет нужды, каждый справляется с горем как может - обратился ведьмак к корчмарю спокойным, ровным голосом. Он действительно так считал.  Внимание его перешло на Рубена, но головы убийца чудовищ не повернул, все также смотрел на стойку, - Я не магик, не студиозиус и даже не странствующий рыцарь. Я ведьмак, и, при всем моем уважении к вашему графу, сейчас только я и мечи у меня за спиной могут вам помочь. Чудище это представляет опасность для всей округи и за месяц может извести всех девок. - Койон из Повисса умолк, давая возможность обдумать услышанное. Когда он заговорил спустя минуту, обращался он к Рубену: - у меня есть еще несколько вопросов, после чего я вас оставлю и пойду своей дорогой.

+2

6

Графство Анкона, местечко Зволец
к полудню, пасмурно

[indent=1,0]Рубен аж побагровел, сжав руку в кулак, когда названный «возьмаком» дерзко, по его мнению, ответил. После трёх стопок нильфгаардской, старосте каждое слово ввинчивалось в череп. Раздражал весь вид этого неотёсанного монстробивца, его голос, нудная манера речи - даже то, как поскрипывала кожа его куртки.
[indent=1,0]- Ты мне тут зубы не заговаривай, северная погань. Знаем мы таких - поди потом девок из постели вытаскивай, да ещё и обокрасть горазды, - на шее мужика забилась жилка. Видимо, тема эта была очень болезненной. Шумно выдохнув, он громко ударил дном чарки о стойку, процедив через зубы. - Содденские ублюдки. И катись, поздорову!
[indent=1,0]Поднявшись так, что стул бухнулся на спинку, Рубен на твёрдых ногах вышел вон, хлопнув дверью. Рыжий кот на печи шарахнулся под лавку.
[indent=1,0]Корчмарь невозмутимо плюхнул посуду в таз с водой и посмотрел на ведьмака.
[indent=1,0]- Он был под Содденом, Третья Меттинская бригада. С тех пор чародеев не любит. Вы, ведьмаки - чародействовать тоже горазды. Девкам кровь пить, да коз портить - это ещё моя бабка говаривала, - Лейко отвёл взгляд от жёлто-зелёных глаз с вертикальным зрачком. Пусть виду и не подавал, но побаивался путника, - Не верю я в это всё. Как говорила наша знахарка, то всё пре-дарс-уттки. Пердасутки. Пред-рас-тутки. Тьфу, ты понял.
[indent=1,0]Ведьмак понятливостью отличался, но предпочёл унять болтливого назаирца вопросами. Раз уж именно Лейко отнёсся к нему дружелюбнее прочих.
[indent=1,0]- Кем были эти девушки, чем занимались? Где они жили? Это трудно, но мне нужно поговорить с их семьями. Это может помочь против чудища. Расскажите все, что можете.
[indent=1,0]- Расскажу охотно, - поставив перед ведьмаком хлебные сухари, к водке, он махнул рукой мол «за счет заведения». - Младшенькой было четырнадцать зим - дочка Рубена, это я уже говорил. Жила в хате с ним и маткой. Померла прям на лавке, среди ночи. Кровищи было... Рубен вряд ли на порог пустит, но могёте поговорить с женой егоной - Миртой. Она немного... в горести, - Лейко смущённо кашлянул в кулак, не желая показаться хмырём, что свою тёщу выставляет ополоумевшей бабой.
[indent=1,0]- Вторая была женой работяги Дупко, пригожая, не хворая. Они оженились с год назад - такой счастливый был Дупко, что посля её смерти петлю себе на дереве во дворе состряпал. Домишко их так и пустует, никто не занял, хотя родни у обоих навалом. Сорока дней не прошло, понимаешь?
[indent=1,0]Ведьмак наверняка понимал, так Лейко казалось. Хоть и был он страшно бледным да оспистым, но глаза у него были добрые.
[indent=1,0]- Третья - то совсем горе. В тяжбе баба была, вот-вот дитя принести собиралась. Обоих эта тварь ужрала. А была это, - Лейко вновь закашлялся, отчего-то покрывшись румянцем, - Ну... Бэрбра.
[indent=1,0]Взгляд корчмаря сказал о многом. Видать Бэрбра разборчивостью не отличалась и деревенских мужчин любила часто, много и охотно.
[indent=1,0]- Старая Зося её и нашла - повитуха наша. Детей Бэрбры приютила, так и живут. – Помолчав немного, Лейко решил добавить то, что казалось ему важным, - Эт вот Зося Рубена и кляла на чём свет стоит, умоляла к ведьмаку обратиться или найти какого магика, да поскорей. Но наш староста - человек строгий и верный графу. Раз единожды помог, то значится всегда положиться можно. А оно ведь как: служба у него в столице, с месяц только ехать до нас будет.
[indent=1,0]По всей видимости, назаирец дал всю информацию, которую смог. Ведьмак кивнул и поднялся. Рыжий кот зашипел, вжавшись в стенку и сверкнул глазами точь-в-точь, как у гостя. Видать, вспомнив кое-что ещё, мужчина остановился и задал последний вопрос.
[indent=1,0]- Не оставил ли граф управляющего на время своего отсутствия? Квартирмейстера иль еще кого?
[indent=1,0]- Так графиня там, госпожа Луиниэль аэп Роэльс и младшая госпожа Дэйдрэ. Распорядитель тоже есть, хороший мужик, пусть из благородных. Коль поедете к поместью, скажите, что к Антэну де Корво. Ежели про бестию упомянёте, думаю, он вам и заплатит. Мы ему жаловались довеча, но никого не было, кто хотел бы за эту работу взяться...
[indent=1,0]Кивнув ему на прощанье, Лейко коротко бросил: «Бывайте, господин возьмак», и вернулся к тому, что делал каждый день - натирал до блеска стойку.[NIC]Местечко Зволец[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/TPH0o.jpg[/AVA][STA]трактир[/STA]

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2018-02-05 14:09:04)

+2

7

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец

"Тяжелая у тебя судьба, Рубен, слишком много в тебе ненависти к чужому", с сочувствием отметил Койон, когда захлопнулась дверь. Жизнь ведьмака подразумевала под собой презрение и многочисленные проклятия в свой адрес, но здесь дело было в другом: проезжающий путник был с далекого, ненавистного Севера. То, что он богомерзкий выродок, было уже не столь важно.
Ведьмак улыбнулся, стоило Лейко озвучить вслух "пре-дарс-уттки" о его цехе. Обошлось без сношений с чародеями под полною луной, и на том спасибо. Вообще, если отбросить в сторону неудачное начало их разговора и общее настроение в этих краях, зеленоглазый ведьмак счел Лейко неплохим человеком.
Каждый раз, когда корчмарь брал небольшую паузу в рассказе, обращая взгляд на собеседника, тот кивал и крутил в воздухе правой рукой, ожидая продолжения.
Дочка Рубена. Жена работяги. Беременная Бэрбра и ее дитя. Повитуха Зося. Мирта, жена Рубена. Пустующий дом. Много имен, конкретных фактов и того, что может помочь. Следовало еще спросить про могилы жертв, но вряд ли Лейко стал бы настолько охотно распространяться об этом, как делает это сейчас. Койон положил на стол еще несколько медяков, встал и направился в сторону выхода. Посмотрев на шипящего в углу кота, улыбнулся одними губами, устало - вспомнил кое-что, настолько же важное, как и убийство бестии, нарушающей покой местных. Награда за риск собственной головой.
- Не оставил ли граф управляющего на время своего отсутствия? Квартирмейстера иль еще кого? - спросил Койон, остановившись посреди комнаты. Получил ответ на каждый интересующий его вопрос, Кот добавил: -Спасибо, добрый человек. Бывай. - и вышел из корчмы. Путь его лежал в сторону поместья местного графа.
14 апреля 1265 года
графство Анкона, поместье аэп Роэльсов

Стража заметила приближающегося мужчину с оружием, когда до главных ворот ему оставалось сделать всего с десяток шагов. Ведьмак хмыкнул и, скинул с головы капюшон и продолжил свой путь, глядя прямо на двух стражников. На расстоянии арбалетного выстрела за ним наблюдало еще трое-четверо пар глаз.
- Чаво надо, приблуда? - спросил один из стражников, высокий светловолосый парень, выступая чуть вперед и выставляя перед собой левую руку. Когда северянин остановился, страж смерил его оценивающим взглядом: обычный бродяга, небритый, волосы не стригли с полгода, но вшей видно не было, одежда полиняла и напоминает лохмотья, сапоги стоптаны, если бы не болтающийся за спиной меч и глаза, как у кошака. Слухи о бесчинствах, творящихся в округе, доходили до стражи, но появления ведьмака так скоро они никак не ожидали. Однако же, вот он, самый настоящий ведьмак, как в детских сказках.
- Слышал, у вас бестия завелась, жить спокойно не дает, и награда за ее голову назначена.
- Графа нет, - начал было стражник, но тут же был перебит незваным гостем:
- Я к распорядителю, Антэну де Корво. Или его тоже нет? - без толики иронии спросил ведьмак из Повисса, переведя взгляд на второго стражника. Тот был был старше своего молодого и неопытного компаньона. Разменял не меньше сорока лет. Смотрел на незваного гостя спокойно, но в глазах то и дело вспыхивала искра любопытства. Даже в их краях слышали о том, как сократилась популяция ведьмаков на Севере за последние десятилетия, и увидеть одного такого в живую, за работой - событие, которое сложно будет забыть.
- На месте он, да. Догадываюсь, зачем ищешь его. Эй! Открыть ворота! Кликните де Корво. Пойдём, монстробоец, провожу тебя к сенешалю. Только, не обессудь, оружие сдать придётся. Порядки строги. Иначе - хода внутрь нет, - мужчина пожал плечами, словно извиняясь. Койон кивнул, потянул за узел пересекающий грудь, пока спиной не почувствовал, что меч сдвинулся в сторону и повис в руке. Вытащив из-за пояса нож, ведьмак протянул оба орудия стражнику. Тот взял их в руки и пошел обратно к воротам, жестом попросив убийцу чудовищ следовать за собой.
В отличие от мелких деревушек, которые встречались Коту в округе, за воротами поместья сомнений в том, что ты где-то в глубинке Нильфгаарда, не возникало. Север, при всем своем богатстве и разнообразии, не могло похвастать и половиной того, что видел перед собой путешественник. Пристройки для слуг, по своему внешнему виду не уступающие домам Вольного Города, экзотические цветы и деревья, статуи мифологических существ и вполне реальных людей, огромный фонтан... В других условиях визита, в другой жизни, зеленоглазый ведьмак мог бы потратить не один час или даже день на то, чтобы полностью осмотреть имение. Среди кустов белых роз острый глаз мутанта уловил движение - кто-то наблюдал за ним со стороны, а после побежал в противоположенном направлении и скрылся из виду. Последнее, что увидел мужчина - черные как смоль кудри. "госпожа Луиниэль? Или ее дочь? Кажется, Дайдра. Интересно".
Стражник вел его к небольшому трехэтажному зданию, у дверей которого их уже ждали. Когда они подошли чуть ближе, Койон смог рассмотреть Антэна де Корво. Без сомнений, перед ним стоял истинный нифльгаардрец. Черты лица острые, глаза неопределенного оттенка синего изучающе смотрят на незваного гостя, одет с иголочки в соответствии с писками нильфской моды - чёрное с золотом. на груди герб Роэльсов, на поясе ножны с рапирой, причем парадной.
- Антэна де Корво, доверенное лицо графа Сейдомара аэп Роэльса, ответственный за безопасность графства в отсутствии графа, - де Корво был на голову ниже ведьмака из Повисса, но держался уверенно и спокойно, по-деловому. Стражник передал оружие ведьмака де Корво, откланялся и удалился в сторону своего поста.
- Койон из Повисса, убийца чудовищ - он пожал протянутую руку, - и потенциальный избавитель графства Анконы от проблем. Если вы захотите меня нанять. Сначала расскажите мне все, что вам известно. Кем были жертвы? Когда происходили убийства? Кто и где находил тела? - если Лейко оказался прав, де Корво должен был знать от местных о каждом убийстве и мог рассказать чуть больше, чем корчмарь. Ведьмак на это рассчитывал.

+1

8

Графство Анкона, поместье аэп Роэльсов
полдень, пасмурно

[indent=1,0]- Рад знакомству, Койон из Повисса. Пройдемте, поговорим о деле в более удобной обстановке. - Де Корво, жестом велел следовать за собой, в то самое небольшое трёхэтажное здание, что стояло за его спиной. - Знаете, весьма рад, что в этих краях объявился ведьмак. Обыкновенно подобные дела передаются рыцарям нашей славной Империи, но не всегда успех им сопутствует. Если вы, господин Койон, ручаетесь за выполнение, то награда будет соответствующей. Я заинтересован обеспечить безопасность Анконы.
[indent=1,0]Имение Роэльсов было обставлено с эльфским изыском. Кто-то в доме любил скульптуры и живопись. Даже в караулке, казалось бы, далёкой от графского взгляда, примостилась смущённо прикрывающая грудь алебастровая эльфка. Некто из пажей дорисовал статуе угольно-чёрный куст меж бёдер и молодая служанка, по локоть в пенной воде, теперь отчаянно оттирала вандализм щёткой. Она не обратила никакого внимания на вошедших господ.
[indent=1,0]Сенешаль пригласил ведьмака присесть на широкую лавку за большим обеденным столом. То, что здесь обыкновенно трапезничал гарнизон, было видно невооружённым взглядом. Ведьмака встретили выскобленные ножом надписи. Пара вульгарных стишков, сердце с заглавными «Д. + К.», красноречивое высказывание о сенешале и том, что ночами он хендожит графиню. Де Корво положил мечи на стол, специально или случайно, прикрыв от глаз ведьмака литературные художества. Усевшись напротив, нильфгаардец сцепил руки в замок, - К сожалению, подобный случай не первый, полагаю, вы уже наслышаны?
[indent=1,0]Антэн подозвал вздрогнувшую от неожиданности служку, и попросил вина, хлеба, утиный гуляш, овощей и свежих варёных яиц для гостя. Они остались совершенно одни, не считая молчаливого взгляда остроухой статуэтки.
[indent=1,0]- ‎Около полугода назад мы впервые столкнулись с подобной мерзостью, - Господин де Корво задумчиво рассматривал ремни и бляшки на ножнах ведьмачьих клинков. - Огромный бешеный волк раздирал подданных графа, несколько недель держал в страхе всю округу и тех, кто решался углубиться в леса. Мы до сих пор не знаем, что послужило причиной его появления. Тварь не доедала за собой, убивала ради удовольствия. Следствием стали, как вы называете их на севере - «гули». Для истребления паразитов графом из столицы был направлен чародей. Под моим руководством и при моём присутствии вся округа была зачищена. Я сам ручался за её безопасность. Видимо, зря.
[indent=1,0]Управитель нахмурился, продолжая говорить.
[indent=1,0]- Все жертвы никак не связаны между собой. В Зволеце - трое, в Лыпсине - одна. Несколько деревень вовсе миновало. Связь только в том, что гибнут женщины. Возраст всякий. Самой старшей было около сорока лет. Слышал я и про кошмары, - де Корво задумчиво кивнул, - считаю фальсификацией. Ни одной жалобы на дурной сон от тех девушек, кто живёт в графском имении, не поступало.
[indent=1,0]Принесли снедь. Антэн де Корво отвлёкся от рассказа. Подождал, пока ведьмак попробует местное меттинское. И только потом продолжил.
[indent=1,0]- Убийства происходили ночью. Находили женщин под утро. Молодую дочку старосты Зволеца Рубена нашли сразу, среди ночи, это помню точно. То ли мать, то ли отец. Я ходил смотреть на тело на рассвете, удостовериться, что действительно дело не простое. Да, господин Койон. Стыдно сказать, но выдержать подобное я не смог. У девочки было разодрано горло, где гортань. Руки и ладони исцарапаны, а на бёдрах и промежности - синяки. Вокруг всё в земле. Вот тут вот... - Антэн оттянул тугой ворот дублета, показал на бьющуюся жилку артерии, - следы маленьких зубок. Похоже было бы на обычное изнасилование, если бы не одно «но»: в теле ни кровинки. Высосана девочка была досуха.
[indent=1,0]Де Корво замолчал. Так же молча плеснул себе вина, выпил, не смакуя. Видимо, если кто и мучился кошмарами в поместье, так это сам сенешаль. Лицо у него оставалось непроницаемым, лишь тонкие губы чуть искривились. Надушенным платком нильфгаардец промокнул высокий лоб. Золотой ниткой на нём был вышит герб Роэльсов, вензель оплетал буквы «Л» и «Р».
[indent=1,0]- В других случаях наблюдалась аналогичная картина. Тела обескровлены, на шеях - следы зубов. Если верить словам мужичья, у беременной плод будто вырвали из чрева. Сам я не был свидетелем.
[indent=1,0]Антэн откинулся назад, сложил руки на груди, глядя на ведьмака прямо. Неопределённого цвета глаза смотрели безо всякого выражения. - Местные считают, что это некий вампир. Впрочем, бешеного волка они тоже считали оборотнем, которого им в наказание послала горная ведьма. Реальны были только трупоеды. Не знаю, право, что случилось в этот раз. Если бы сам не видел девочку, то в мистику бы не поверил, а так, пожалуй, соглашусь с Рубеном - дело мутное. Сколько хотите за него?
[NIC]Поместье аэп Роэльсов[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/pYg1N.jpg[/AVA][STA]сенешаль де Корво[/STA]

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2018-01-29 16:36:52)

+1

9

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец

Койон из Повисса молча последовал за сенешалем, поглощенный собственными мыслями. Даже разукрашенная эльфская статуэтка - безусловно, произведение искусства! - не произвела на него должного эффекта, даже на секунду не смогла привлечь его внимание. Когда он только встретился с де Корво, он снова почувствовал, что за ним наблюдают. Более того - заметил силуэт, в этот раз более четкий, молодой темноволосой девушки, которая в этот раз подобралась ближе, что он слышал ее дыхание. "Хотела поговорить, но в последний момент испугалась? Или просто пыталась подслушать? " Но что гораздо важнее: Кот почувствовал, как под рубашкой задергался медальон. Дурной знак.
- Наслышан, - ввернул ведьмак. Мысли о том, что его ждет снаружи отошли на второй план, он полностью сосредоточился на разговоре с сенешалем. Его распирало любопытство в отношении того происшествия, но сразу налететь на сенешаля было не лучшей идеей. Выдержав небольшую паузу, которую он потратил на детальный осмотр комнаты, Койон посмотрел в лицо де Корво: - но мне хотелось бы услышать вашу версию произошедшего. - разумеется, эти два происшествия вряд ли связаны между собой, но узнать детали "из первых рук" никогда не повредит. Обычное человеческое любопытство. Может, не только оно, но вслух это можно не озвучивать.
- Может и так, но мне нужно быть уверенным. Не возражаете, если после нашего разговора я пообщаюсь с госпожой Луиниэль? - "а лучше ее дочерью", тихо скрипнула дверь и перед ними появился слуга с подносом, полным снеди. Кот, в последнее время питавшийся довольно неплохо, все равно почувствовал, как желудок скрутило в узел. Но выбор был за сенешалем, и тот недвусмысленно намекнул, что рассказ не продолжится, пока гость не попробует вина и гуляш. К превеликому сожалению, возможности по полной смаковать предложенные блюда не было, нужно было сосредоточиться на работе. Дальше ведьмаку ничего не оставалось, кроме как обратиться в слух, запоминать каждое слово де Корво и вдумчиво кивать, когда это необходимо.
- Сколько хотите за него? - наконец спросил де Корво, буравя взглядом собеседника.
- Четыреста пятьдесят крон, - по-деловому сухо ответил ведьмак, сделал глоток местного меттинского - в очередной раз горько пожалел, что оказался здесь по работе, - но цена может упасть или увеличиться крон на сто, вы должны понимать, - нормальная практика, когда четкого представления о том, что за тварь тебя поджидает, нет.
- И последний вопрос. Могу я осмотреть тела убитых, если их еще не похоронили? - обратился Койон к де Корво, когда тот уперся руками в стол и собирался встать. Зеленоглазый закинул в рот небольшой кусочек резанной морковки, выжидающе посмотрел на сенешаля. Получив ответ на свой вопрос, он встал из-за стола и протянул руку к своему оружию, не сводя глаз с де Корво. Хоть и выглядел Кот расслабленным, нильфгаардец по его глазам мог прочесть, что он рассчитывает на положительный ответ. В вертикальных зрачках не было и намека на угрозу, но она и не требовалась. Как раз наоборот, он всем своим видом говорил, что неприятность от него ждать не стоит, он спокойно поговорит с графиней и исчезнет из поместья на какое-то время, пока не разберется с заказом.
- Спасибо за теплый прием, господин сенешаль, я... - остальные его слова заглушил раскат грома. На улице небо заволокло тучами и с почти стопроцентной уверенностью убийца чудовищ мог сказать, что путь в Зволец или Калью ему предстоит проделать под проливным дождем.
- Выясните, что происходит в графстве, господин Койон, и избавьте нас от напасти. - Нильфгаардец пожал протянутую руку, развернулся на каблуках и скрылся в здании. Он верил в благоразумность и честность ведьмака, но также понимал, что за тем наблюдает несколько десятков глаз и за любую глупость его ждет расплата.
Кот из Повисса нашел девушку, теперь утратившую к нему всякий интерес, в саду. Она сидела на лавочке и что-то крутила в руках, но со спины не было видно, что именно это было. Когда зеленоглазый ведьмак поравнялся со скамейкой, несколько больших капель, размером с горошину ударило по плечам, но он этого словно не заметил. На него внимательно, с любопытством и страхом смотрела пара серебристых глаз, слишком чистых и невинных для этого мира. Прямо как у ребенка "или мули".
- Госпожа Дэйдрэ, - Койон поклонился, свободно, без той дворянской напряженности и фальши, которую принято видеть на балах и маскарадах. Медальон на шее продолжал дрожать. - Мы могли бы поговорить?

+1

10

[indent=1,0]- Возражаю, - в ровном голосе сенешаля прорезались нотки раздражения. - Госпожа Луиниэль не имеет никакого отношения к этому делу. Не стоит беспокоить её понапрасну. Как и всю семью графа. Этот вопрос даже не обсуждается.
[indent=1,0]Антэн не видел необходимости потакать этой просьбе. Каким бы полезным ни был этот Койон, граф никогда бы не потерпел безродных охотников на погань рядом со своей семьёй. Или он имеет дерзость обвинять в чём-то графиню? Уголок губ нильфгаардца заметно дёрнулся.
[indent=1,0]- Флорены, - резче, чем ему бы хотелось, ответил Корво, - Двести шестьдесят флоренов. Вы в Империи. Мы не расплачиваемся северными монетами.
[indent=1,0]Невежество гостя оставило неприятный осадок. Ещё одну просьбу ведьмака удовлетворить было не в силах де Корво. Нахмурившись, он встретился глазами с монстробийцей и окончательно уверился в том, что не подпустит его ни к госпоже Луиниэль, ни к госпоже Дэйдрэ. Сенешаль перехватил руку, потянувшуюся за оружием. Точно так же, как ведьмак не желал угрожать семье Роэльсов, Антэн де Корво обязан был пресечь всякую возможность подобного.
[indent=1,0]- Похоронили. Но вы можете осмотреть места преступлений, никто из местных не должен чинить вам препятствий. Я напишу вам указ о дозволении расследования с графской печатью, обождите немного. Прогуляйтесь по саду, полюбуйтесь красотами. Мечи пока побудут у меня. Я верну вам их на выходе, с пожеланием доброго пути и удачной охоты.
[indent=1,0]Ведьмак оказался предоставлен сам себе.
Графство Анкона, поместье аэп Роэльсов, сад
заполдень, начинается дождь

[indent=1,0]Сгущались тучи. Свинец неба тяжело навис над поместьем, над близлежащими деревнями и сёлами. Душный воздух разогнался с первым, отдалённым раскатом грома. Громыхнуло ближе.
[indent=1,0]По голой апрельской земле прокатились сухие листочки, запутались в чёрной юбке молодой девушки. Она не шелохнулась. Тонкие пальцы отрешённо прокручивали небольшой резной медальон. Взгляд же был устремлён далеко-далеко за горизонт, уже налившийся бесконечной тьмой.
[indent=1,0]Дыхнуло холодом. Будто не заметив этого, девушка завороженно смотрела на надвигающуюся грозу.
[indent=1,0]«Анна сказала, что он ведьмак, убийца чудовищ. Ведьмак - она сказала - способен помочь всем в Анконе. Нужно только попросить и заплатить. Деньги - упомянула она - золото, драгоценности, даже девичья честь. Ведьмаку в оплату всё сгодится. Именно поэтому Империя разорила их цех когда-то, близ Офира. Алчные, беспринципные существа. Мутанты. Нелюди. Мне так страшно. Но я должна. Он закончит с Корво и я подойду к нему. Я смогу».
[indent=1,0]Ведьмак сам нашёл её. Подкрался бесшумным котом, вырвал из вереницы сомнений. Дэйдрэ не вздрогнула, но крепко сжала руку в кулак, пряча от мужчины то, что крутила в пальцах. Резной медальон Каэллана. Её медальон. Подарок Сейдомара.
[indent=1,0]Слова застряли в горле. Кажется, она хотела попросить его о помощи. Она представляла этот момент несколько раз на дню, мысленно решалась и отступала. Во все глаза она смотрела на него и... молчала.
[indent=1,0]«Будь храброй», - велела сама себе. Порыв к откровенности улетучился быстро, как хорошая погода из весенней Анконы. Жёлто-зелёные глаза пронзали насквозь, до дрожи.
[indent=1,0]- Господин. - Тихо ответила Дэйдрэ, опустив голову. Бестактно с её стороны рассматривать его. Опрометчиво разговаривать. Отчего он не в караулке? Де Корво никогда бы не отпустил его без причины. Значит времени у неё немного. - Пожалуйста. Не здесь.
[indent=1,0]В глазах девушки мелькнул испуг, а может так только казалось. Она поднялась с лавки, прижав руку с медальоном к груди. Строгий цвет платья подчёркивал неестественную эльфскую белизну кожи. Цепкий взгляд ведьмака мог заметить, что под глазами младшей госпожи пролегли тёмные круги, будто ночи не приносили ей покоя. Молчание затянулось. Она растерянно подошла ближе, не совсем зная, как продолжить разговор, как объяснить желание уединения, - Дождь начинается.
[indent=1,0]Вдалеке сверкнула молния, ярко прочертив синюшное небо.
[indent=1,0]Дэйдрэ просто пошла вперёд, вглубь лабиринта растений, надеясь, что ведьмак последует за ней. Небольшая ажурная беседка - вот куда она вела. Небо хлынуло накопившейся водой. Они едва успели спрятаться от непогоды.
[indent=1,0]- Вы хотели поговорить, - ещё тише произнесла девушка, не глядя на ведьмака. - О чём?
[indent=1,0]Рядом с ним было неуютно. Он оказался пугающе жутким, чуждым. Северный акцент огрублял речь монстробойца, делал её злой и некрасивой на слух. Дэйдрэ захотелось уйти, убежать, но стена проливного дождя отделяла её от тепла поместья, от безопасного кокона собственных покоев. Она совсем не храбрая. «Отчего мне подумалось, что он вообще поможет?» - Удручённо думала она, - «Он сверлит меня своими нечеловеческими глазами. А я даже голову поднять не могу».
[indent=1,0]- Ваш... медальон, - робко заметила девушка, - Он дрожит. Что это значит?
[indent=1,0]Невольно она взглянула на лицо мужчины, тут же будто обжёгшись, отвернулась. Ей казалось, что всё будет так просто. Анна, служанка в караулке, уверила, что этот ведьмак - настоящий колдун и чародей. Будто он способен помочь деревне и способен избавить от всех недугов и кошмаров. Она слышала, что он спрашивал о смертях. Слышала, как Корво говорил о кошмарах.
[indent=1,0]Дэйдрэ крепче сжала пальцы. Если графиня узнает, что она разговаривает с ведьмаком, то пошлёт к ней де Корво или явится сама. Все боялись повторения истории, но никто не хотел видеть, как плохо ей - Дэйдрэ. Сейдомар чётко оговорил то, что поблажек для сестры больше не будет и устроил настоящую клетку для неё. Никто не хотел слушать её. Все видели скорбящую по купцу и ребёнку глупую девицу - и ничего больше. Каждый был занят сам собой. Брат - службой, де Корво - мечтами о возможности пригреться в спальне графини. Мать же всю любовь и внимание отдала Лиандре аэп Роэльс и её нерождённому дитя - наследнику рода, первенцу Сейдомара. Все так желали его появления на свет! И будто забыли, что своего сына она желала не меньше. А теперь... «Просто спроси», - отчаянно просила сама себя Дэйдрэ, но упорно продолжала молчать, отрешённо глядя куда-то сквозь стену дождя.[AVA]http://s9.uploads.ru/XIKPr.jpg[/AVA]

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2018-02-08 19:33:21)

+1

11

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец

Он допустил серьезную ошибку, выставившую его непрофессионалом. Если раньше у де Корво были о ведьмаке наилучшие представления, то всего одна фраза, брошенная по привычке, рефлекторно, все испортила. Привыкший действовать в рамках Северных Королевств, Койон даже на секунду не задумался о том, как далеко на юг его занесло. С другой стороны - сенешаль озвучил ему его награду в местной валюте и теперь вопрос заключался только в том, где и когда убийца чудовищ сможет обменять эти деньги на привычную крону. И все же, осадок от этой беседы остался. Даже без взглядов, полных презрения, и громких криков, сенешаль аэп Роэльсов всем своим видом показал, что общество бродячего мутанта ему неприятно и при первой же возможности он отдаст приказ повесить того на ближайшем суку. Когда бестия будет мертва, например.
***
- Как пожелаете, - едва слышно произнес ведьмак - его и без того тихий голос почти полностью заглушил новый раскат грома. Ветер сменился и теперь огромные капли разбивались о спину Кота. Он сам с удовольствием покинул бы улицу, лишь бы не стоять посреди сада. Сенешаль четко дал понять, что любая попытка разговора с членами семьи графа закончится одинаково - северянина вышвырнут за ворота, а заказ улетучится. И это при самом удачном повороте событий.
Он молча следовал за девушкой, с сомнением глядя на свой медальон, выбившийся из-под ворота рубашки. Сквозь лабиринт сада, в котором легко заплутать даже опытному следопыту, они вышли к небольшой беседке, способной укрыть их от дождя и нежелательных взглядов.
- О ваших снах, - ведьмак изучающе осматривался, словно посаженные цветы из Назаира интересовали его гораздо больше, чем рассказ, которым могла поделиться юная дворянка. Однако от его взгляда не ускользнуло движение, которое сделала госпожа аэп Роэльс. Нечто среднее между попыткой обнять саму себя и оттолкнуть таинственного незнакомца. Он оторвался от цветов и посмотрел на собеседницу, хотел сказать что-то еще, но не успел. Прежде чем он успел произнести крутящийся на языке вопрос вслух, девушка резко сменила тему:
— Ваш... медальон, он дрожит. Что это значит?
- Он предупреждает. Об этом, - уверенно соврал Койон и кивнул в сторону водяной стены за пределами беседки, убирая медальон под одежду. Это было недалеко от правды, поэтому никаких угрызений совести относительно своих слов мужчина не испытывал. Юная госпожа и без того выглядит болезненно, чтобы лишний раз пугать ее известием о том, что она, возможно, каким-то образом связана с происходящим вокруг или что над ней нависла опасность магического характера. И если идти, то идти до конца:- Расскажите, что вас мучает. Пожалуйста. Я могу помочь, - в холодном, тихом и неприятном голосе ведьмака отчетливо слышалась искренность и мольба. Он, простой бродяга с далекого Севера, явился в это поместье и просил открыться ему, позволить помочь. А взамен... что ж, ведьмаки всегда требуют что-то в награду за оказанную помощь. И редко когда не получают ее, тем или иным образом.

Отредактировано Койон (2018-02-07 21:20:25)

+1

12

Графство Анкона, поместье аэп Роэльсов, сад
заполдень, ливень, похолодало

[indent=1,0]«О моих снах» - она широко раскрытыми глазами глядела на ведьмака, - «Как он догадался? Или... Он всегда знал? Говорят, что ведьмаки способны читать мысли. Коль так, мне нет смысла таиться. Анна была права - он магик, что способен дознаваться до всего на свете».
[indent=1,0]Скупым словам о медальоне она поверила. С чего бы ему обманывать её? Дэйдрэ нервно заломила запястье. Возможно ли, что де Корво послал ведьмака поговорить с ней? Нет, вряд ли. Никому не было дела до неё.
[indent=1,0]- Мне... - девушка тяжело вздохнула. Ей было невыносимо тяжело говорить об этом. Кроме того - позорно. Она не имела права никого посвящать в тайны своей семьи.
[indent=1,0]- Расскажите, что вас мучает. Пожалуйста. Я могу помочь.
[indent=1,0]В трескучем голосе слышалось подобие сочувствия. Она покорно кивнула, словно овечка на заклание. Иного выхода у неё не было. Если она хочет помочь самой себе, следовало быть сильной. Вопреки всему.
[indent=1,0]- Кошмары. Это не сны, а кошмары, - сдавленно ответила Дэйдрэ. - Прошу, обещайте мне, что никому не расскажете. Я доверюсь вам, и надеюсь на вашу порядочность. Вы никому не должны говорить. Обещайте!
[indent=1,0]- ‎Мне снятся кошмары, - повторила она громче, - Несколько месяцев. Всегда похожие. Мне не велено об этом говорить никому и ни с кем. Графский лекарь считает, что я просто много нервничаю. Трижды на день я обязана вдыхать настой ромашки. Травяные чаи и ванны с мёдом и лавандой. Всё это - мишура, неспособная дать мне ничего, кроме головной боли. Вино порой заглушает видения. Я… не знаю, отчего они возникли. В моих снах всегда много крови, моя кровать – тоже вся в крови, будто кто-то разлил по бумаге красные чернила. Ещё там есть ребёнок. Младенец. Он плачет и хочет ко мне на руки... Я ничего не знаю о том, кто он.
[indent=1,0]Лицо девушки превратилось в непроницаемую маску, не выражающую общим счётом ничего. Говорила ли она правду или лгала?
[indent=1,0]- Я искала сама встречи с вами, простите мне мою дерзость, - от испуга и смятения не осталось ни следа. Кто-то в своё время хорошо научил младшую госпожу играть в этикет. Теперь её вежливость и кротость стала защитной оболочкой, сквозь которую не всем дано пробиться. - Я услышала, что вы способны избавить Анкону от чудовища. И подумала, что, возможно, найдёте способ избавить меня от дурных снов. Я не могу и не желаю их больше видеть. Вы прочитаете заклятье или наговор, быть может, подходящий? Чтобы избавить меня от этого? Простите мне невежество, но я понятия не имею, что делают в таких случаях колдуны и маги.
[indent=1,0]Грустно улыбнувшись, она наконец-то посмотрела ему в глаза и взгляд не отвела. Настоящая дворянка никогда не должна выказывать своих чувств перед незнакомцами. Так её учили.
[indent=1,0]- Если вы мне не поможете, то... Я не знаю, что мне делать. Я слышала, что близ гор, жила ведьма или дух. Черноволосая женщина с синими глазами. Я буду просить помощи у неё. Мне больше ничего не остаётся.[AVA]http://s9.uploads.ru/XIKPr.jpg[/AVA]

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2018-02-08 19:32:42)

+2

13

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец

Разительные перемены в поведение девушки произошли моментально. Она все еще боялась всей ситуации в целом и стоящего перед ней ведьмака в частности, но в глазах загорелась надежда. Даже будь Койон последней сволочью и гадом, не умеющем держать язык за зубами, сейчас он не смог бы отказать юной дворянке.
- Обещаю, что этот разговор останется тайной и никто о нем не узнает, - но, на счастье, он был слишком честным по отношению к людям этого и обещание свое сдержит чего бы это не стоило. Голос его звучал уверенно и твердо, естественно. Даже сенешаль поместья не мог похвастаться такой открытостью со стороны северянина к своей персоне.
"Вампиры способны насылать на своих жертв иллюзии, но им это нужно для кормежки. Месяцами воздействовать слишком сложно. Призраки... не дерут глотки, чтобы "выпивать" жертв. Что там говорил Лейко про ту Бэбре... Гуль меня раздери!" Кот чудом удержался от того, чтобы со всей силы не ударить себя по лбу на глазах и без того напуганной дворянки.
Картина начала вырисовываться, пусть и не до конца - нужно было уйти еще глубже, узнать у жителей Анконы о прошлом имеющихся жертв. Возможно, что де Корво, Рубен и остальные причастные к расследованию не знали - "Или не захотели говорить..." - о существовании связи между жертвами, но она была. Более того - если ведьмак оказался прав, он мог угадать, кто станет следующей жертвой и тем самым спасти как минимум две человеческие жизни. Маленькая, но победа. Победа, которую придется вырывать из лап проклятого существа.
Койон полностью проигнорировал сбившуюся речь девушки, когда она закончила свой рассказ о мучащих ее кошмарах. Пыталась она врать или сказывались нервы, для зеленоглазого не имело никакого значения. Он собирается убить чудовище, а не погружаться с головой в дела людей, которые его не касаются. Только если от этого напрямую не будет зависеть исход битвы с чудовищем. Впрочем, он не терял веры, что допустил ошибку и бестия не представляла из себя воскрешенный силой мощного проклятия труп не рожденного ребенка.
- Дэйдрэ, опишите, как выглядит тот... младенец. Есть в нем что-то особенное? - переход показался ведьмаку слишком резким, но времени на формальности оставалось все меньше и нужно действовать быстро. Следующая жертва может появиться уже ночью и вряд ли это поспособствует дальнейшей работе убийцы чудовищ.
- Это было мудрое решение, не нужно просить за него прощения, - ведьмак собрался было накрыть хрупкие ладони девушки своими руками, но вовремя одумался - пресловутый этикет к подобным проявлениям относился негативно и его действия могли быть неверно истолкованы.
- Колдуны и маги вам не помогут, госпожа. Они могут ослабить последствия, но не решить вашу проблему, - то, о чем просила его представительница фамилии аэп Роэльс, шло в разрез с основной целью его визита в графство, но и оставить все как есть он тоже не может. - То, что собираюсь предложить вам я, должно будет ослабить кошмары, но не избавить вас от них полностью. Это временная мера, до тех пор, пока я не разберусь с чудовищем. После все наладится, поверьте мне, - так они и стояли, глядя друг другу в глаза. Она видела в этом вызов своему дворянскому воспитанию, а он выискивал что-то известное лишь ему одному.
- Если вы согласны, я приготовлю для вас отвар двоегрота, пейте его раз в день пока не закончится. И откажитесь от вина и того, что советует вам ваш лекарь, это только мешает. Я смогу передать его вам сегодня ночью, но стража вряд ли меня пустит без доклада сенешалю. Где-нибудь в округе есть место, куда вы можете попасть незамеченной? - не идеальное решение, но лучше, чем алкоголь и ромашка. - Вы говорили о черноволосой женщине, живущей в лесу. Что вы о ней знаете?

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец, вечер

Дождь закончился довольно быстро и дорога от поместья заняла у ведьмака не так много времени, как он предполагал. Он сдвинулся с мертвой точки в своем расследовании, но полной уверенности в своей правоте у Кота не было. Да и не хотелось ему быть правым, откровенно говоря.
Перед ним была обычная избушка, ничем не отличающаяся от десятка других в этом месте. Женщина средних лет сидела на скамейке под окном с полуприкрытыми глазами, словно в трансе. Вращающийся вокруг нее мир ничего не значил, она полностью ушла в себя. Из полусна ее вывел негромкий вопрос незваного гостя, который стоял всего в метре от нее. По скверному внешнему виду, да глазам кошачьим поняла она, что перед ней приблуда с Севера, о которой ей рассказывал Рубен.
- А? - спросила женщина, пропустив мимо ушей почти все слова незнакомца.
- Не поможешь ли заблудившемуся страннику, добрая женщина? Я жену старосты ищу, Мирту. Не подскажешь, где она?

+1

14

Графство Анкона, поместье аэп Роэльсов, сад
заполдень, ливень, похолодало

[indent=1,0]Ведьмак назвал её по имени - Дэйдрэ - без должного обращения «госпожа», словно был ей кем-то из родни, а не проходимцем, которого она знала четверть часа. Сейдомар бы наказал выпороть наглеца; к счастью, его не было ни в поместье, ни в Метинне. На щеках девушки проступил стыдливый румянец. Но она не посмела поправить мужчину, боясь, что он разозлится на неё и откажется помогать вовсе.
[indent=1,0]«Какой позор. Благо, что мы лишь одни и никто не слышит этого. Говорим, будто любовники».
[indent=1,0]- Только то, что слышала, господин... - Дэйдрэ запоздало поняла, что не знает имени убийцы чудовищ. Она так нервничала, так хотела поговорить с ним, что забыла обо всём на свете. Даже о простых манерах. Спрашивать сейчас было неуместно, - От слуг. Боюсь, я знаю совсем немного о ней. В деревнях вам расскажут больше.
[indent=1,0]На вопрос об «особенностях ребёнка» девушка отрицательно мотнула головой. Она почти не помнила снов, быть может, сознательно не желала вспоминать. Только сковывающий липкий страх преследовал каждое утро. Ей казалось, что видела она младенца, здорового и красивого. У него были серые глаза, как у неё; и светлые волосы, как у Каэллана - купеческого сына, её возлюбленного. Дэйдрэ то держала его на руках, то искала по тёмному лесу, то ожидала в покоях, то бродила по подворью, зовя его. Каждый раз с ним происходили метаморфозы. Сын сгнивал заживо, покрываясь трупными пятнами. Крошечный рот превращался в безобразную пасть, которой он пытался тянуться к её груди. Маленькие уродливо скрученные ручки тянули за волосы, желали привлечь внимание... Он пах камфорой, но почему? Сон обрывался на смутно знакомом эпизоде с кровавым ложем, посреди которого лежала она, слыша лишь далёкий шорох и скрип половиц. Нечто неуклюже ползло к ней, тихонько сопя.
[indent=1,0]И она не помнила почти ничего.
[indent=1,0]- Сделайте хоть что-либо, - прошептала она, сжимая крепче в кулачке свой медальон, - Прошу. Я согласна на всё. Не в моих силах больше терпеть это. Я не просила всего этого.
[indent=1,0]Вряд ли ведьмак понимал, о чём молвит дворянка. И не нужно было ему это. В огромных глазах притаилась желанная мольба, что могла растопить каменное сердце.
[indent=1,0]- Да, - девушка кивнула задумчиво, - Возле деревни Зволец есть дом на отшибе, у старой водяной мельницы. Ключ вы найдёте над притолокой. Если я не приду - не ждите дольше положенного. Я буду стараться, но не могу обещать. - Она улыбнулась печально, подражая молчаливым статуям эльфских мастеров. Чёрные локоны обрамили симметричное лицо, подчеркнув остроту носа.
[indent=1,0]Что значит ещё одна ужасная ночь к ста подобным? Ничего. Почти ничего.
[indent=1,0]Молодая госпожа Дэйдрэ аэп Роэльс робко склонила голову. Спустя четыре месяца безумных сновидений у неё появилась небольшая надежда на то, что всё будет хорошо. Ирония судьбы, что спасать её от ночного мучителя приходится тому, чью помощь она никогда не посмела бы принять. Чужак, простолюдин и ведьмак.
Графство Анкона, местечко Зволец
вечер, холодно

[indent=1,0]В Зволеце до вечера всё было покойно. День прошёл размеренно: ничего не предвещало ни беды, ни иных потрясений.
[indent=1,0]В хлеву протяжно замычала корова, когда ведьмак поравнялся с дремлющей женщиной. За спиной у него виднелись рукоятки двух мечей - на выходе ему отдали все снаряжение и грамоту, подписанную графом Сейдомаром с гербовым оттиском. Ведьмак Койон был назначен коронером по делу Анконского чудища и по велению власть имущих, мог запрашивать себе помощь и не смел получать отказ в содействии. Не учёл де Корво одного - неграмотность простых людей, но справедливо помыслил, что яростно машущий бумажкой ведьмак окажется весомым аргументом.
[indent=1,0]- Она у повитухи. - Женщина посмотрела на него мутным взглядом. Махнула рукой на непримечательный домишко и потеряла к ведьмаку всякий интерес. Шастает себе, приблуда, пускай и шастает.
[indent=1,0]Домик бабки-повитухи был скромным как снаружи, так и внутри. Хата топилась по-чёрному и дым стелился из окон и щелей. Скрипучая дверь была приоткрыта, приглашая внутрь всякого, кто желал. Вечером в сумерках только кот юркал из тепла да за мышью.
[indent=1,0]Подкопчённые стены внутри от земляного пола до низкого потолка были завешаны пучками трав и кореньев. Глиняная посуда примостилась на стенах, даже стеклянные колбочки иногда попадались. Ребятни, что приютила к себе старуха не было видать. Приглушённый смех доносился из-под полы - спаленка располагалась внизу, в подвале, там детишки и резвились, не мешая ни работе, ни быту. Женщина с невыразительным лицом и выцветшими соломенными волосами сидела на долгой лаве, обхватив колени руками. У неё были слезящиеся глаза и припухшие веки. Она утёрла покрасневший нос рукавом и посмотрела на дверь.
[indent=1,0]- Доброго вечера, - голос у серой женщины оказался сухим и ломким. Шмыгнув носом, она оглушительно чихнула. Внизу даже дети притихли.
[indent=1,0]- Вечера, - бабка одним глазом смерила ведьмака, продолжив толочь что-то в ступке. - Зачем пожаловал, кошкоглазый? Никак за травами или за вопросами? Звать тебя Койоном, все уже знают. Мирта это, - она указала крючковатым пальцем на простудную. - Меня же Зосей кличут.[AVA]http://s9.uploads.ru/XIKPr.jpg[/AVA]

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2018-02-09 15:28:42)

+1

15

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец, вечер

Все складывалось на удивление удачно. Во внутреннем кармане куртки у Койона покоился официальный документ, гарантирующий получение награды за выполненную работу по "защите графства Анкона от неизвестной мистической угрозы". Вместо того, чтобы бегать по округе в поисках сначала жены старосты, а потом повитухи, он обнаружил их в одном месте и мог свободно расспросить обеих. Можно даже рассчитывать на то, что их ответы будут хоть немного совпадать и дополнять друг друга. Если все будет хорошо.
- Доброго вечера, - переступив порог домишки, ведьмак посмотрел на простудную. Женщина, шмыгнув носом, торопливо отвела взгляд и уставилась на свои колени. Еще в добром десятке шагов от дома, в нос ему ударил сильный запах трав. В комнате запах усилился стократ и незваный гость мог с легкостью определить, какими травами пользуется местная повитуха в своей работе. Неплохая коллекция для старой женщины. Возможно даже стоит закупить здесь что-нибудь полезное с точки зрения ведьмачьего ремесла.
- Никак за травами или за вопросами? Звать тебя Койоном, все уже знают. Мирта это. Меня же Зосей кличут, - Кот кивнул, внимательно посмотрел на повитуху, которая, в отличие от простуженной Мирты, его взгляд выдержала и головы не отвернула.
- Именно за ними, добрая женщина, - он прислонился к стенке чуть правее входа, скрестил руки на груди. - Не найдется ли у тебя свежих лепестков двустрела?
- Отчего не найтись, сейчас посмотрим. Иди за мной, кошкоглазый, да смотри - не трогай ничего! - женщина пальцем поманила ведьмака, чтобы тот следовал за ней, а сама пошла в дальний угол дома, где они могли спокойно поговорить. От основного помещения их отделяла небольшая перегородка, сколоченная на скорую руку и в изначальном плане дома не учтенная. Убежденная в том, что сквозь приглушенный детский смех их разговора не будет слышно, повитуха кивнула зеленоглазому убийце чудовищ, что он может начать:
- Говорят, ты осматривала всех жертв бестии. Можешь описать, как они выглядели, было ли в них что-нибудь особенное? - "Кроме того, что их всех загрыз и высосал досуха, возможно, проклятый не рожденный ребенок кого-то из местных", хотел добавить мутант, но вместо этого: - Одна из жертв, Бэрбра, была на сносях, когда ее загрызли. Можешь сказать тоже самое об остальных? - Койон был уверен в ответе, который получит. Если несколько дней назад список существ, способных с таким завидным постоянством выкашивать местных девушек, был огромен и этим представлял для ведьмака из Повисса угрозу, то теперь он был практически уверен: его цель  - игоша. Проклятое существо, мертвый нежеланный ребёнок, которого после смерти даже не похоронили должным образом. Опасная тварь, справиться с которой может далеко не каждый ведьмак. И, помимо всего прочего, Койону бы хотелось быть из числа тех, кто при встрече сможет одержать верх. Или вовсе избежать такой встречи. Чтобы это был слишком умный и сообразительный фледер. Или морок. Но когда это ведьмаки - а в особенности Коты - стали настолько везучими, чтобы из всего множества монстров, населяющих этот мир, им выпадала честь где-то на отшибе мира охотиться не на самых опасных и непредсказуемых существ? Да еще и порожденных в результате человеческой глупости.
- Верно, верно говоришь, рябой, все они ребеночка ждали, даже младшенькая рубенова дочка, - старуха резко замолчала, произнесла что-то одними губами. Молитву. - Только если ты меня спросишь, то никакая это не бестия, а кара духа с горы нашим мужикам. За то, что они ее оприходовать по назначению обещали, чтоб она исчезла... - за "стенкой" громко чихнули, сбив Зосю с мысли о том, какими экзорцизмами промышляли местные мужики после пары-тройки бутылок беленькой. Губы ведьмака превратились в белую полоску на бледном лице. "Романтики хреновы" , если это обычный призрак, то горе-экзорцисты отделались бы всего лишь смертью, а вот если это ведьма, пускай даже и без особого магического потенциала, на быстрое избавление от страданий они могли не рассчитывать.  - Если интересно, то младшенькая с кровью была. Только горло ей подрали да голова пробита была, - повитуха указала в район виска, кивнула собственному логическому умозаключению. Если способ убийства одной из жертв "бестии" отличался от остальных, то о каком существе, помимо человека, может идти речь? Правильно, нет такой бестии ни в одном вашем ведьмаковском бестиарии.
Услышав ответ женщины, ведьмак не на шутку удивился, хоть лицом этого и не выдал. Дело приобретало новый оборот и теперь стало представлять для него новый интерес. Игоша - опасная и непредсказуемая тварь, но проломленный череп и "полная" жертва это несколько не в его манере. Но в то же время ребенок был, повитуха в этом уверена, и нельзя это игнорировать. И опять эта странная ведьма-дух с гор, будь она неладна...
Кот точно знал, куда держит путь теперь.
- Я бы хотел осмотреть ваш дом, если вы не возражаете, - держа в руке бутон двоегрота, Койон обратился к простуженной Мирте. Она подняла на него усталый взгляд, шмыгнула носом. Задумалась. Спустя минуту-другую утвердительно кивнула и громко чихнула.
Дождь прекратился, но тяжелые серые тучи никуда не делись. Где-то вдалеке громыхнуло.

14 апреля 1265 года
графство Анкона, местечко Зволец, дом старосты, вечер

Дом старосты, несмотря на относительно высокий социальный статус своего хозяина, представлял из себя зрелище не впечатляющее, если не сказать больше - жалкое. Во дворе не нашлось ничего, что хоть как-то могло заинтересовать охотника на чудовищ. На скамейке, на которой якобы обнаружили тело юной девушки, было всего одно маленькое кровавое пятно, впитавшееся в дерево, но определить что-то по нему не представлялось возможным. И это настораживало.
Входная дверь оказалась не заперта - проблема всех мест, где все друг друга знают и не нужно ничего скрывать. Из душных сеней Койон вошел в дом, огляделся. Все как у всех: резной стол, несколько приставленных к нему скамеек, в углу печь...
С накладкой на стенку из дерева, выточенной недавно, небрежно, наспех.
- Что это тут у нас, - печь, отсвечивающая своей белизной по всему помещению, под дощечкой была чем-то вымазана - след растянулся практически на всю высоту печи, успел засохнуть и теперь не давал возможности себя свести, только если все закрасить. Красной краской.
Только мозаика начала складываться в цельную картинку, где черное означало черное, а белое означало белое, где люди были хорошими и требовали защиты от мерзкой и страшной бестии, убивающей невинных, а чудовище только и ждало своего убийцу, как одно маленькое обстоятельство, маленькое пятнышко, перетекающее в громадный кровоподтек, переворачивает все вверх дном и втягивает приблуду с Севера в очередную нелепую ситуацию. Где, по итогу, крайний окажется именно он.
- Эй ты, приблуда! - прозвучал знакомый Койону бас с примесью крепкого спиртного. Он тяжело вздохнул, встал на ноги, но разворачиваться к двери не спешил. Отсчет до следующей неприятности пошел сначала.

+1