Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стерпится-слюбится

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время: 22 декабря 1265 года;
Место: Нильфгаард, Город Золотых Башен. Столичная резиденция семьи вар Лорехейд;
Действующие лица: Ксандор вар Лорехейд, Дэйдрэ аэп Роэльс, многочисленные гости;
Описание: Свадьба - событие грандиозное, а в высоком обществе ещё и показательное. Удачной партией решаются финансовые проблемы, возвращается репутация, прощаются прошлые грешки и похождения. Поздравления, вино и скандальные новости льются рекой. Заключаются новые союзы, заводятся полезные знакомства, расторгаются помолвки.
Тем приятнее обсудить союз двух равно влиятельных родов, вокруг которых давно крутится клубок из сплетен. А большое ли у невесты приданое? Не нагулял ли граф на стороне кого? Не шпион ли вар Лорехейд? Отчего сестрицу графа аэп Роэльса до свадьбы никто и не видывал? Столько вопросов предстояло обсудить гостям под хмелем меж собой.
Во всей этой кутерьме про жениха и невесту впору забыть - сидят себе на помосте, да тоскуют, на потеху гостям. До самых проводов на ложе.

+2

2

22 декабря, утро в поместье аэп Роэльс
[indent=1,0]Новое платье было готово с утра. Расшитая золотой нитью чёрно-серебряная парча ожидала примерки. Портниха подгоняла на ней шёлковую сорочку, ушивая в области груди.
[indent=1,0]- Выдохните, госпожа, - девушка затаила дыхание, чувствуя, как туго обхватывает талию корсет. Она пошатнулась, когда портниха затягивала атласную ленту, - Ещё немного. Вы выглядите великолепно, госпожа.
[indent=1,0]Дэйдрэ посмотрела в зеркало, с трудом узнав в отражении себя. Мягкие туфли на каблуке сделали её выше и стройнее, корсет утянул талию до невероятной тонкости. Лиф приподнял грудь. При каждом вдохе она соблазнительно вздымалась. На расчёсанных и завитых волосах лежал серебряный ободок. Она была похожа на эльфку - заострённые уши кокетливо выглядывали из-под локонов.
[indent=1,0]Позже пришёл Сейдомар, в дверях понаблюдал за тем, как голову сестры укрывают фатой. Он распорядился об украшениях - массивные золотые серьги с гагатом и колье тяжело давили на грудь. Перед самым выходом брат подошёл к ней, взял за руку, притянул к себе и, не коснувшись щеки, подарил поцелуй в воздух. Отстранился и окинул её цепким взглядом.
[indent=1,0]- Ты очень похожа на мать, - заметил он. Дэйдрэ отвела взгляд. Ей не хотелось смотреть на него. Сейдомар отпустил её руку, развернулся на каблуках и вышел. В груди сильно щемило, Дэйдрэ едва сдержала слёзы.
[indent=1,0]- Граф велел проводить Вас, - двое гвардейцев стукнули древком копий о пол, почтительно поклонившись младшей госпоже. На груди каждого был вышит герб аэп Роэльсов.
[indent=1,0]«Он даже не хочет притворяться моим отцом», - вяло подумала невеста, ступая следом. Тяжёлая юбка шуршала по мрамору пола.
[indent=1,0]После Дэйдрэ не могла вспомнить, как спустилась к воротам поместья. Сейдомар помог ей сесть в открытый экипаж. Двойка вороных унесла их к дому вар Лорехейдов.

22 декабря, день. Особняк вар Лорехейд
[indent=1,0]Брат не улыбался, скупо принимал поздравления. Хоть в чём-то они были похожи в этот момент - оба не испытывали ни малейшего удовольствия от ещё не начавшегося торжества.
[indent=1,0]- Ах, какая красавица! - Сейдомар, ведший Дэйдрэ через двор графа вар Лорехейда, приостановился, учтиво поклонился. - Герцогиня аэп Лехиэль, - поприветствовал он её, едва прикоснувшись губами к перчатке леди. Тонкие губы Сейдомара едва дрогнули в улыбке. Герцогиня это вовсе не заметила.
[indent=1,0]- Ах! - запричитала она, - Ах, милейшее создание. Где же вы прятали это сокровище? В глуши! В Метинне! Она могла бы покорить весь двор, если бы не Вы.
[indent=1,0]Брат отрешенно кивнул, приветствуя других знакомцев. Слова и внимание герцогини интересовали его меньше всего - следовало заканчивать формальную прогулку и вести невесту в обеденную залу. Дэйдрэ же присела в реверансе: - Благодарю, герцогиня, Вы очень добры.
[indent=1,0]- Ах! Голос как у сирены. Она вылитая дочь своего отца, несомненно, очень похожа. Вы так не считаете, Сейдомар?
[indent=1,0]Сейдомар так не считал, но поклонился, согласившись со словами герцогини аэп Лехиэль. Дэйдрэ почувствовала, с какой силой впились его пальцы ей в локоть. Безмятежно улыбнувшись, она вежливо распрощалась за них двоих.
...
[indent=1,0]- Где же напитки? Я где-то видел слугу, сейчас мы его позовём.
[indent=1,0]- Никто не видел ещё невесту, нет? Говорят, что лицом не вышла, - почти шёпотом донеслось из-за угла.
[indent=1,0]- Да бросьте, у такого красавца как граф аэп Роэльс не могло быть страшной сестры.
[indent=1,0]- Она аэп Крайх, вы не знали?
[indent=1,0]- Вар Лорехейд уже,
- хохотнул кто-то. Другой голос ему возразил, - Пока нет.
...
[indent=1,0]Дэйдрэ нервно сглотнула. Они стояли у дверей в обеденную залу, куда стекались многочисленные гости. Мимо прошёл дворецкий, названивая в колокольчик - знак того, что торжество скоро начнётся. Сейдомар повернул к себе её лицо, поднял указательным пальцем подбородок, заставив смотреть на себя: - Ты будешь счастлива, - отчеканил он.
[indent=1,0]«Не буду», - Дэйдрэ хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть и не слышать этих разряженных индюков. Лишь бы не участвовать во всём этом фарсе, - «Ты ничего не знаешь. Тебе плевать на меня».
[indent=1,0]Брат усмехнулся, словно услышал её мысли:
[indent=1,0]- Пойдём, сестрица, - произнёс он, смягчившись, - Твой будущий муж ждёт. Исполнишь свой долг. Я выступаю в последний раз за твоего отца и опекуна, потом ты останешься с ним.
[indent=1,0]Он подал ей руку. Двери раскрылись. Они прошли через всю залу к высокому помосту, на котором находился стол молодых. Рядом сидели и близкие члены обеих семей. Со стороны невесты выступал лишь один Сейдомар. Луиниэль аэп Роэльс осталась в Анконе, как и жена графа Лиандра аэп Роэльс. Недавно разрешившись от бремени, женщина тяжело переносила дорогу. На семейном совете решено было не оставлять её одну с ребёнком в поместье.
[indent=1,0]Со стороны жениха присутствовала женщина и две девушки – мать и сёстры. Не считая самого графа Ксандора вар Лорехейда.
[indent=1,0]Сейдомар протянул руку Дэйдрэ хозяину дома. Как только её ладонь коснулась руки вар Лорехейда, заиграла музыка. Торжество началось!

[indent=1,0]Всё происходило как в тумане. Обеты и клятвы, которые они произносили друг другу под сенью Солнца, звонко отдавались в тишине. Кто-то в зале судорожно всхлипывал. Дэйдрэ прикусила губу, чтобы и самой не расплакаться. Брат не смотрел на неё.
[indent=1,0]- Солнцем клянусь быть верной женой, этим поцелуем клянусь в любви, - произнесла заученные слова Дэйдрэ, наклоняясь к губам мужа, но не чувствуя ничего. Скрепив обет, они повернулись к залу, держась за руки. Дэйдрэ натянуто улыбнулась. Кто-то запричитал уже в голос, но всё потонуло в громких криках одобрения. Кубки с вином стукнули о стол. Начался пир!

22 декабря, вечер. Особняк вар Лорехейд
[indent=1,0]Свадебное веселье шло своим чередом. Слуги шныряли вокруг, про молодых совсем позабыли. По правую руку сидел уже муж, граф вар Лорехейд, чьё имя она так и не произнесла ни разу, даже мысленно. Дэйдрэ хотела, чтобы празднество поскорее закончилось, и в то же время она боялась этого мгновения.
[indent=1,0]На третьем бокале вина девушка почувствовала приятную негу. В горло не лезло ничего из-за туго стянутого корсета, да и не хотелось. Она посмотрела туда, где должен был сидеть брат, и не увидела никого - куда и когда он успел уйти? Граф вар Лорехейд сидел рядом, но на него поднимать глаза ей не хватало смелости. Вздохнув, Дэйдрэ впервые за весь вечер обратилась к мужу.
[indent=1,0]- Мой супруг не желает станцевать?

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-21 00:01:36)

+4

3

22 декабря. Особняк вар Лорехейд
[indent=1,0]- Не делай такое лицо, у тебя сегодня знаменательный день, - проворковала полуэльфка, стоящая у дверного проёма с бокалом вина в руке и наблюдая, как прихорашивают её сына. - О, Великое Солнце, у тебя сегодня свадьба, а не похороны. Что подумают люди, увидев эту мину?
[indent=1,0]Ксандор старался не обращать внимания на матушку. Она прибыла в столицу день назад и тут же принялась распоряжаться всеми подготовительными мероприятиями, словно это она хозяйка в доме. Для самого же графа это было всё же облегчением, ведь столько головной боли перешло на плечи матери, которая даже получала от этого удовольствия.
[indent=1,0]Стоя уже битый час на одном месте, жених всё никак не мог дождаться, когда же наконец портной, самый лучший во всём Нильфгаарде, если верить словам матушки, закончит с его дублетом и он хотя бы сможет посмотреть, как выглядит. Сказать, что одеяния были неудобны, это не сказать ничего - дублет плотно прилегал к телу, затрудняя не только движения, но и дыхание. Однако, судя по выражению лица Бранны вар Лорехейд, матери Ксандора, сидел костюм на нём великолепно. Наконец, подойдя к зеркалу, и сам хозяин дома смог оценить труды портного. Дублет был строг, но изыскан, в ансамбле преобладал чёрный цвет, который местами переходил в серебряный. Золотыми нитями были вышиты узоры, а на груди, вместо привычного нильфгаардского золотого солнца, красовался герб рода Лорехейд. Причёска Ксандора тоже была несколько преображена. Несмотря на все его возражения, волосы графу подкрасили, скрывая пробивающуюся седину. Они были собраны в аккуратный низкий хвост и перевязаны тёмно-зелёной лентой, которая хорошо сочеталась с цветом его глаз.
[indent=1,0]- Я могу попросить твою сестру и она скроет эти твои шрамы, - бросила Бранна, сделав глоток из бокала. - Хоть на собственной свадьбе не выгляди, как последний головорез, прошу тебя.
[indent=1,0]Взгляда Ксандора было более, чем достаточно, чтобы его мать поняла его ответ без слов. Полуэльфка недовольно цокнула язычком и молча удалилась.

[indent=1,0]Первые гости начали пребывать ближе к полудню и, как полноправный граф и хозяин дома, Ксандору пришлось приветствовать их всех лично. Большинство из прибывших вельмож, да аристократов, он знать не знал, но матушка любезно знакомила его со всеми, добавляя, после того, как гости разбредались по территории особняка, какой граф, барон или герцог чем может быть ему полезен. От неё уже пахло вином, а торжество ещё даже не началось. Ксандору было крайне неприятно находиться там, среди надменных людей, но выбора у него не было.
[indent=1,0]- А вот и наш жених! - посмеиваясь своим хриплым голосом, к графу подошёл его прямой начальник - капитан бригады Магна, чьим лейтенантом Ксандор и являлся. - Слышал я, говорят, что невеста у тебя высший сорт - и стройна, и красива, да и характер кроткий. Признавайся, ты что, этому Сейдомару душу продал? - его речь прервал собственный громкий смех. - Слушай, я не должен тебе это говорить, но, раз уж ты так скоро женился, да ещё на такой прелестнице, если верить слухам, я мог бы поднять некоторые связи и тебе дадут другое назначение, прямо здесь, в столице. Ну негоже парочку возлюбленных разлучать так скоро.
[indent=1,0]- Благодарю Вас и за добрые слова, и за такую возможность, но я вынужден отказаться, - столь скорый отказ заставил капитана опешить с застывшим непониманием на лице. - Прошу меня простить, но я должен ещё многих поприветствовать.
[indent=1,0]- Как глупо... Весь в отца, - язвительно прокомментировала мать графа, стоило им отойти от нильфгаардского офицера.
[indent=1,0]Возможно, она была и права, но Ксандор считал, что его будущей супруге будет куда свободнее дышаться, если он будет вдали от дома.

[indent=1,0]И вот, наконец, после бесконечно долгих и нудных расхаживаний среди гостей, прибыла сама невеста. Сейдомар аэп Роэльс вёл её за руку через всю залу, прямиком к помосту, к Ксандору. Даже в самых смелых мыслях он не ожидал увидеть её в столь сказочном образе. Дэйдрэ была невообразимо красива, грациозна и кротка. Всё внимание было уделено лишь ей одной и это было заслуженно. Женщины смотрели с нескрываемой завистью, словно змеи, готовые плеваться ядом, а мужчины... А мужчины будто утопали в желании обладать ей. И не известно, что из этого было хуже. Сам же Ксандор пребывал в состоянии некого шока, он никак не мог до конца осознать, что эта прекрасная девушка действительно станет его женой. Он не мог осознать это произнося клятвы и обеты, весь обряд прошёл, словно в тумане и лишь после поцелуя, который по всем правилам должен закрепить их союз, граф пришёл к осознанию. И к этому самому осознанию его привели глаза его теперь уже супруги - в них не было ничего. Быть может, все эти браки столь несчастны по той простой причине, что перед ликом Великого Солнца наречённые друг другу попросту врут. Врут в клятвах быть верными, врут в клятвах быть рядом в болезни и здравии, врут, когда клянутся в любви. И пускай торжество только начиналось, хозяин дома был мрачен.
[indent=1,0]Веселье было в разгаре и алкоголь позволял мрачности обоих виновников торжества быть незамеченной. На молодожёнов вообще никто не обращал никакого внимания. Сейдомар успел покинуть свою сестру, равно как и Ллеан с Маири - сёстры Ксандора, быстро улизнули из-за стола, найдя более полезным занятием сплетничать со знакомыми дамами. Рядом сидела только мать графа Лорехейда, что-то бормоча ему на ухо, но граф даже не слушал её. Несколько раз за вечер он собирался поговорить со своей супругой, но, стоило ему только взглянуть на несчастное личико девицы, как все слова попросту исчезали.
[indent=1,0]— Мой супруг не желает станцевать? - вопрос Дэйдрэ был столь неожиданным, что её супруг не сразу нашёл что ответить.
[indent=1,0]- Прошу меня простить, но я совершенно не умею танцевать... - ответил граф Лорехейд, опустив глаза.
[indent=1,0]- Хотя бы сделай вид. Лишаешь девушку его первого брачного танца. Так она тебя любить перестанет, - ворковала Бранна, будучи уже навеселе, даже не слегка. Встав из-за стола и извинившись, она удалилась, единственная, кто счёл нужным об этом сообщить, прихватив с собой бокал.
[indent=1,0]На слова матери Ксандор лишь печально улыбнулся. Бранна, определённо, понимала, какие отношения могут быть между её сыном и Дэйдрэ, то есть, никаких, но алкоголь всегда делал её натурой очень романтичной и наивной.
[indent=1,0]Первый танец с невестой был всегда за женихом, а после этого на бедняжку налетали со всех сторон, каждый хотел станевать с прелестницей-невестой, особенно такой, как Дэйдрэ. Вспоминая взгляды, которыми провожали её все присутствующие мужчины, Ксандор в последнюю очередь желал обрекать свою супругу на нечто подобное. Старые вельможи не побрезгуют ухватить девицу за интересные места, как бы случайно.
[indent=1,0]- Я неважно себя чувствую... - наблюдая, за взглядами престарелых аристократов, сказал Ксандор. - Вижу, Вам тоже не очень весело на этом торжестве. Не желаете покинуть гостей? Вряд ли кто-то заметит наше отсутствие.[AVA]http://s3.uploads.ru/t/1Y2eX.png[/AVA]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-12-19 16:49:17)

+3

4

[indent=1,0]- О... - не сумев скрыть разочарования в голосе, протянула девушка, - Простите, господин. Я не знала.
[indent=1,0]- Хотя бы сделай вид, - обратилась к сыну Бранна вар Лорехейд. Дэйдрэ смутилась ещё больше, потому что слова были предназначены не только для графа. «Любить перестанет…» - невеста отвернулась от мужа и его матери, поджав от обиды губы. Все в этот день словно издевались над ней, постоянно напоминая о любви между ней и графом, словно такое действительно могло произойти.
[indent=1,0]Дэйдрэ завистливо проводила взглядом одну из сестёр супруга (кажется, старшую), которую смело вёл танцевать молодой лейтенант. Вскоре к ним присоединились другие пары. Даже старая кошёлка герцогиня, которую они встретили днём, плыла словно пава на руках у немолодого барона, чьё имя уже позабылось. Дэйдрэ словила на себе несколько заинтересованных взглядов, но никто не решился подойти и спросить дозволения у супруга украсть молодую на танец. Поглядев на мужа, такая робость ей стала легко понятна - лицо у Ксандора вар Лорехейда было крайне недружелюбное.
[indent=1,0]Какая досада! Она почти всю жизнь мечтала танцевать на своей свадьбе брачный танец. Так, чтобы гости провожали её восхищёнными взглядами. Улыбаться, смеяться и искренне целовать своего супруга. И вот, он сидит перед ней, мрачный и угрюмый, а на лице у него даже тени улыбки не было.
[indent=1,0]«Словно дракон сидит на сокровище», - уныло ковырнула вилкой лист салата девушка, - «Где же Сейдомар? Я могла бы танцевать с ним, он бы не побоялся спросить дозволения не то, что все эти рыцарьки и харахорящиеся павлины».
[indent=1,0]Зная брата, танец был бы только один, без традиционного обмена партнёрами. Сейдомар был превосходным танцором. Ещё он не любил делиться, даже сестрой. Судя по всему, новый муж был не менее ревнив.
[indent=1,0]- Я неважно себя чувствую... - Дэйдрэ прекратила насиловать оливку двузубой шпажкой, обратившись в слух и наклонившись к мужу поближе. Из-за грохота музыки сложно было разбирать слова.
[indent=1,0]- Пожалуй да, желаю, - ответила Дэйдрэ севшим голосом, мельком посмотрев на пустующее место «отца и опекуна» невесты. Нет, теперь надежды на брата провалились в бездну окончательно, если только они успеют вернуться до окончания танцев. Но лучше было пройти с мужем, чем завистливо смотреть на то, как кружатся пары, слышится звонкий смех молоденьких девчушек и в тёмных уголках кокетничают между собой парочки.
[indent=1,0]Тут же подскочил слуга, приметив, что новоиспечённая графиня намеревается покинуть стол. Он помог отодвинуть массивный резной стул ей, попытался даже предложить помощь мужу. В ходу на пирах были лавки, но для новобрачных поставили двух настоящих деревянных троллей, видимо, чтобы они не сбежали из зала раньше проводов до ложа.
[indent=1,0]Дэйдрэ подала графу руку, а второй подхватила бокал с вином, в точности как его мать ранее, и сделала неприлично большой глоток. Несмотря на то, что она уже была знакома со своим женихом, радости это ей приносило мало. Она не знала о чём с ним разговаривать, но надеялась, что вино поможет с этим.

+3

5

[indent=1,0]Новоиспечённый супруг подал руку своей прекрасной молодой супруге и когда та взялась за его локоть, повёл её через залу, полную слишком занятых гостей. Ксандор видел, что их уход не остался незамеченным. Не все гости, но некоторые из них, всё же провожали молодую пару взглядами, тут же начиная перешёптываться друг с другом, строя кучу самых разных предположений, куда же граф Лорехейд так поспешно повёл свою прелестницу-жену, даже не дожидаясь, пока молодожёны скроются из виду.
[indent=1,0]Пускай он всё ещё и чувствовал некоторое напряжение, будучи рядом с Дэйдрэ, но оставить позади за закрытыми дверьми торжество было приятно. Оказавшись в длинном пустом коридоре, он словно снова смог сделать вдох, пускай дублет и продолжал ужасно давить. Они шли молча по мягкому ковру, мимо картин, скульптур и ваз с цветами, что украшали помещение. На пути им не попалось ни одной живой души, но музыка, которая всё ещё гремела из зала, напоминала, что они всё же не одни. Ксандор открыл перед девушкой дверь, ведущую в сад, а после снова подал её руку. Граф Лорехейд откашлялся в кулак, уже не сложно было догадаться, что делал он это лишь в те моменты, когда что-то или кто-то заставлял его нервничать.
[indent=1,0]- Надеюсь, это торжество хоть немного соответствует Вашим представлениям о своей свадьбе, - попытался начать непринуждённый разговор Ксандор, гуляя с супругой среди спящего зимнего сада. - Моя матушка приложила много усилий, чтобы устроить всё. Может даже, слишком много усилий.
[indent=1,0]Граф Лорехейд остановился у небольшого фонтана, что ныне представлял из себя лишь мраморную причудливую чашу, украшенную изваянием в виде цветов и, естественно. изображения солнца. Музыка, пусть и приглушённая, доходила и до сюда. Ксандор встал напротив Дэйдрэ, глядя ей в глаза так, словно он хотел что-то ей сказать, но никак не мог решиться.
[indent=1,0]- Я правда не умею танцевать, - наконец произнёс граф. - Но... Я брал уроки... Правда, ученик из меня не самый лучший и всё же... - Ксандор сделал пол шага назад, поклонился и подал руку полуэльфке. - Согласны ли Вы подарить мне первый танец?
[indent=1,0]На лице хозяина особняка появилась мягкая улыбка, когда его супруга приняла его предложения. Только после он осознал, что она просто не могла не принять его. Положив руку ей на талию, Ксандор чувствовал себя крайне неловко, но, несмотря на это, он повёл её в танце, мягко сжимая маленькую ручку девушки.
[indent=1,0]- Я должен был сказать Вам это раньше, приношу свои извинения. Вы просто неотразимы, - по лицу графа было отчётливо видно, что он очень старался, чтобы не сбиться, иногда его губы шевелились, отсчитывая шаги, но он всё же пытался поддерживать разговор, вальсируя. - На Вашем лице было разочарование, когда я отказал Вам в танце, там, в зале. Я боялся Вас опозорить перед всеми. И... И не хотел смотреть, как Вы будете танцевать с другими. Знаю, это может показаться эгоистично, но, между нами, я не очень доверяю этим вельможам. Вы видели их лица? Граф, кажется... Из Гемерры... Напомнил мне того негодяя из таверны. Боюсь, позволь я Вам танцевать с такими людьми, мне снова придётся обнажать меч, защищая Вас и Вашу честь.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/1Y2eX.png[/AVA]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-12-19 17:14:18)

+2

6

[indent=1,0]Они вышли из зала. Вслед донеслись довольные пьяные возгласы: чествовали молодых. Не иначе, как фривольными шутками.
[indent=1,0]В коридоре было пустынно и прохладно, не так, как в разогретом телами помещении малой залы для гостей. Дышать стало легче, но закружилась голова. Не стоило ей налегать на вино, но другого выхода как напиться, Дэйдрэ не видела.
[indent=1,0]Граф вёл её дальше, мимо комнат, которые в скором времени станут её вотчиной. Дэйдрэ разглядывала семейные портреты на стенах - мужчины рода вар Лорехейд обладали характерными чертами лица - скуластые, красивые, статные. Эльфская кровь.
[indent=1,0]Интересно, сколько этой крови в её муже? Четверть, не больше.
[indent=1,0]Путь лежал в сад. Дэйдрэ посетила его днём, вместе с братом, когда происходило знакомство с гостями: фуршет и вальяжные разговоры, не имевшие под собой никакой цены, кроме формального обычая. Это так утомляло.
[indent=1,0]Супруг пропустил вперёд свою даму, замявшись в дверях. Дэйдрэ не в первый раз заметила, как каждый раз, когда ему предстоит смотреть в упор на свою жену, граф отводит взгляд и прочищает горло, словно находится среди трибунала Нильфгаарда с важной речью.
[indent=1,0]- Вы очень добры, - тихо откликнулась Дэйдрэ, - Передайте госпоже Бранне, что её усилия стоили того. Всё прелестно.
[indent=1,0]Свадьба вышла взаправду замечательная. Украшенья зала пестрели цветами двух солнц - золотого и чёрного, и переплетённым гербом домов. Музыканты, артисты, танцы. Невероятное множество деликатесов, диковинок и метиннского розового. Вся нильфгаардская знать отмечала сегодня этот союз. Случись подобное с ней в иное время и при иных обстоятельствах, Дэйдрэ была бы на седьмом небе от счастья.
[indent=1,0]Граф остановился у фонтана. Она понимала, что он смотрит на неё, но глаза поднять никак не решалась.
[indent=1,0]- Я правда не умею танцевать, - наконец произнёс мужчина. Дэйдрэ удивлённо вздёрнула носик, словно в первый раз увидев того, за кого вышла замуж. Подобное заявление казалось дикостью. Искусству танца представителей знати учили строго. Ты мог не танцевать по ряду причин; мог танцевать посредственно или плохо, но чтобы не уметь? Большая часть приёмов строилась на балах, в которых отказ от танцев говорил о многом.
[indent=1,0]Кроме того, танец был очень интимной, будоражащей кровь и мысли, вещью.
[indent=1,0]Мужчина сделал шаг назад, согнулся в полупоклоне, протянув ей руку. Рассеянно вложив ладонь ему в ответ, Дэйдрэ чуть присела. Тяжелое платье зашуршало в ответ.
[indent=1,0]Супруг улыбнулся, Дэйдрэ опустила глаза, наклонив голову до ключиц. Он привлёк её к себе ближе.
[indent=1,0]Девушка явственно ощущала чужую руку на талии. Обыкновенно танец казался ей свободой, вольностью изгибов, грацией движений. Словно деревянная, переступала она с ноги на ногу. Ей вмиг стало жарко, захотелось высвободиться и убежать куда-нибудь подальше, запереться в своих покоях, чтобы не видеть и не слышать графа, не чувствовать его обжигающие прикосновения.
[indent=1,0]Дэйдрэ с трудом расслышала дальнейший монолог, чувствуя, как от духоты и туго стянутого корсета ей становится совсем дурно.
[indent=1,0]- Благодарю, - вздохнула она раз-другой, отвернув лицо от мужа и смотря в сторону. Чем дальше от него, тем казалось прохладнее.
[indent=1,0]Граф очень старался, а вот Дэйдрэ - не очень.
[indent=1,0]- Мне не следовало Вас об этом просить, - она тряхнула головой, - Я сама не знаю, что на меня нашло.
[indent=1,0]«Как порядочной жене мне не следовало даже думать о том, чтобы танцевать с кем-то кроме мужа, но я думала и хотела».
[indent=1,0]Столь сильная ревность была ей понятна, пусть и не приемлема. Ей хотелось кружиться и порхать. Истинное недовольство супруга вряд ли было вызвано пожилыми аристократами, любителями опустить руку ниже дозволенного. Дюжина молодых лейтенантов, виконтов, рыцарей и бог весть кого ещё тревожила графа. Он не сомневался, что невеста смотрела на них с большим интересом, чем на него самого.
[indent=1,0]Дэйдрэ споткнулась, сама удивившись собственной неуклюжести. Весьма не грациозно девушка повисла на руках мужа. Великое Солнце, хорошо, что этого никто не видел!
[indent=1,0]- Простите, простите меня, - Дэйдрэ вспыхнула до кончиков волос, - Я ужасно неловкая.
[indent=1,0]Она поспешила отстраниться. Чёртов корсет сжимал ей лёгкие и не давал нормально дышать, захватывая воздух только небольшими порциями. Приложив тыльную сторону руки ко лбу, другой рукой Дэйдрэ пыталась нащупать что-то, куда можно сесть, чтобы не потерять сознание. Со стороны все мучения казались совершенно невинно - вот молодая жена, переволновавшись от близости красавца-мужа, совершенно милым образом просит немного посидеть, приложив руку к глазам и дыша так часто-часто, что грудь в корсаже описывала невиданные движения вверх-вниз.
[indent=1,0]«Сейчас умру», - подумала девушка. И не умерла.
[indent=1,0]Вместо того, крепко сжимая ладонь мужа, которую она так и не отпустила во время танца, молодая графиня успокаивалась. Дыхание её стало глубоким и размеренным, зимняя прохладца касалась оголённых плеч, успокаивая бурлящую кровь. Румянец со щёк так и не сошёл.
[indent=1,0]- Я всё испортила, - упавшим голосом сказала Дэйдрэ, чувствуя, что сейчас расплачется. Господин вар Лорехейд так старался для неё, а она отплатила ему вопиющей неблагодарностью. Он был так добр к ней, так мил. Он ласкал её глазами и словами, не позволял себе ничего дурного, а она... Силуэт мужа немного расплылся, Дэйдрэ подняла голову, удерживая слёзы на месте. Как же ей хотелось просто закончить всё! Эту свадьбу, пирушку, первую ночь... Невеста жалостливо всхлипнула, понимая, что ещё предстоит раздеваться перед графом и терпеть все его прикосновения. Это был её долг. Долг, который предстояло выполнить.
[indent=1,0]Вина для вечера было недостаточно.
[indent=1,0]- Мой граф, - совладав с голосом и слезами, медленно произнесла Дэйдрэ. Она крепко сжала ладонями его руку, словно так могла донести всю свою искреннюю признательность, - Благодарю Вас. Прошу простить, я, кажется, выпила слишком много вина. Давайте вернёмся в зал. Скорее всего, нас ждут...
[indent=1,0]«Чтобы отвести в опочивальню», - Дэйдрэ не договорила. Итак, всё было понятно. Брак не считается действительным до тех пор, пока не скрепится на супружеском ложе.

+3

7

[indent=1,0]Момент, который должен был стать чем-то значимым, постепенно становился всё более похожим на глупую попытку графа расположить девушку к себе. Ксандор думал, что здесь, наедине, под открытым небом, его супруга будет чувствовать себя более свободно, боле открыто, но, казалось, всё было как раз наоборот. Неловкое движение, граф Лорехейд поддержал девицу, не позволив ей упасть. Дэйдрэ плохо себя почувствовала и пришлось прервать танец, которого она так хотела. Но, хотела ли она его вообще? Сейчас было понятно, как день, что освещает Великое нильфгаардское Солнце - девица была скована и мрачна не из-за обилия незнакомцев, которые делали вид, что им не плевать на неё, на её жениха и на то, будет ли их брак счастливым. В такое состояние вгонял её именно он, Ксандор, её супруг. Переводя дух, девушка крепко сжимала его ладонь, но Ксандор не был уверен, что она сама осознавала это. Улыбка вовсе исчезла с его лица, после того, как Дэйдрэ, совсем юная и такая несчастная, взглянула на него, едва сдерживая слёзы. Ксандор редко видел слёзы счастья, но был абсолютно уверен, что это были не они. Равно как и был уверен в том, что вино было ей необходимо далеко не для смелости, а чтобы забыться, позволив случиться первой ночи на ложе супруга.
[indent=1,0]Действительно, самое время было возвращаться, чтобы подвести торжество к логическому завершению. Произнеся сдержанное "Моя госпожа", мужчина подал девице руку и сопроводил её обратно в торжественную залу. Как и стоило ожидать, гости уже рассказали все сплетни и выпили более чем достаточно, пора бы уже и развлечься, отправив молодых на супружеское ложе. Громкие возгласы и не менее громкий смех, казалось, пугали Дэйдрэ больше, чем то, что должно было случиться позднее, хотя Ксандор был уверен, что так только казалось.
[indent=1,0]- Ну что, наворковались, голубки? - пролепетала старшая сестра графа, появившись, словно ниоткуда рядышком с Дэйдрэ. Она умела ходить удивительно бесшумно. - Не бойся, моя милая, мой брат не сделает ничего, что бы тебе не понравилось. Он у нас такой заботливый.
[indent=1,0]Сестрица лишь громко расхохоталась в ответ на гневный взгляд Ксандора. Прекрасно зная взаимоотношения между двумя своими старшими детьми, встать перед ними поспешила Бранна, едва успев до того, как её сын открыл рот, чтобы поставить сестрицу на место.
[indent=1,0]- Ллеан, а ну кыш отсюда, - сдвинув брови, указала дочери Бранна. - Не знаю, что она вам сказала, но, Ксандор, ты же её знаешь, не воспринимай всё всерьёз.
[indent=1,0]- Скажи гостям, что праздник окончен, - железным голосом произнёс граф Лорехейд.
[indent=1,0]- Но... Но как же... - опешила матушка, не в силах связать двух слов. Лицо её сына действительно могло быть пугающе. - Но ведь Сейдомар... То есть... Граф аэп Роэльс...
[indent=1,0]- Так найди его и передай мои слова. Он захотел созвать половину Нильфгаарда - его право. Теперь пусть всех и разгоняет. А я не позволю устраивать цирк в моём доме, они и так потешились вдоволь. А если у графа аэп Роэльса будут какие-то возражения... - Ксандор выдержал паузу, пристально глядя на мать, отчего та, казалось, даже побледнела. - Я выделю для него время завтра после обеда. А теперь, прошу нас извинить.
[indent=1,0]Ксандор ушёл через ту же дверь, в которую вошёл буквально пару минут назад, уводя с собой и Дэйдрэ, оставляя ошеломлённую мать и не менее ошеломлённых гостей позади. Ему было плевать на то, как к нему после этого будет относиться герцогиня из какой-то дальней северной провинции, ему было плевать на то, что скажет Сейдомар - он сполна выплатил долг, беспрекословно исполнив все его требования. Он едва не погиб, спасая его шею и, буквально, подставляя свою - изуродованное шрамами и ожёгами тело не даст соврать, он взял в жёны его сестру, зная о том, что она не невинна, зная о её не рождённом ребёнке, зная о её мёртвом любовнике. Он был чист перед Роэльсом и ему было плевать на его мнение, на мнение всех вельмож и аристократов, которые были сейчас в его доме и которые там не были. Ксандор теперь нёс ответственность за это хрупкое невинное создание, которому непосчастливилось стать женой именно ему, он не позволит никому причинить ей вред, ни физический, ни моральный.
[indent=1,0]Ксандор был зол. Войдя в опочевальню, он с силой хлопнул дверью, но тут же остыл, заметив, как сжалась Дэйдрэ, словно в испуге. Оберегая её, он совсем позабыл о том, что сам может напугать свою супругу. Черты лица графа смягчились, он отвёл взгляд в сторону. Где-то снаружи недовольные гости расходились, активно обсуждая поведение графа Лорехейда.
[indent=1,0]- Не стоит быть такой скованной, - прервав угнетающее молчание, произнёс он. - Теперь это Ваш дом.
[indent=1,0]Где-то в коридорах громко что-то обсуждали мать и сёстры Ксандора, но слов было не разобрать.
[indent=1,0]- Если я Вам понадоблюсь, я буду в кабинете, он дальше по коридору, не пропустите, - приоткрыв дверь, граф шагнул в коридор, остановившись в дверном проёме. - Доброй ночи.
[indent=1,0]Дверь с тихим скрипом закрылась и лишь звук удаляющихся шагов известил о том, что граф Лорехейд действительно удалился в свой кабинет.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/1Y2eX.png[/AVA]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-12-19 20:38:31)

+3

8

[indent=1,0]Слова сделали бы только хуже. Тем признательней была ему за молчание Дэйдрэ. Горько осознавать, что она не способна дать ему желаемое, как бы он не старался.
[indent=1,0]Слова были не нужны. В молчании они вернулись на пир, держась друг друга крепко, будто провели время с удовольствием для обоих. На губах Дэйдрэ играла легкая улыбка, рассказывая лживую историю о том, как граф урвал за эти минуты не один желанный поцелуй. Взгляд с лихвой выдавал всю боль. По лицу супруга и вовсе невозможно было понять ничего.
[indent=1,0]Все были довольны, кроме тех, ради кого здесь сегодня собрались. С этого дня Дэйдрэ аэп Роэльс и Ксандор вар Лорехейд стали мужем и женой. С этого момента они начали лгать всем о своём счастье.
[indent=1,0]Гости радостно приветствовали молодых, как княжескую чету на балконе их замка приветствует разгорячённая толпа. Дэйдрэ выглядела испуганной, но в то же время польщённой таким вниманием - всё так, как любили на этих праздниках.
[indent=1,0]- Ну что, наворковались, голубки? - Старшая сестра графа грациозно вынырнула из теней, обмахиваясь веером и сладко улыбаясь. Она была очень красива - Ллеан вар Лорехейд. Самые красивые змеи, как известно, самые ядовитые.
[indent=1,0]Дэйдрэ ничего не ответила - что бы ни сделал граф вар Лорехейд с ней, вряд ли она оценит его заботу. Слова сестры нешуточно разозлили мужа, но он не ответил. Если бы она в присутствии Сейдомара умудрилась высказать что-то подобное...
[indent=1,0]- Ллеан, а ну кыш отсюда.
[indent=1,0]- Всё в порядке, госпожа Бранна, - подала голос Дэйдрэ, сжав локоть мужа посильнее. Не хватало ещё устроить перепалку на людях из-за такой ерунды. В животе стянулся тугой узел. Ерундой была всего лишь ночь с мужчиной. Не первая, значит, бояться нечего, - Госпожа Ллеан всего лишь хотела поздравить...
[indent=1,0]- Скажи гостям, что праздник окончен, - Дэйдрэ изумлённо замолкла. Впервые ей довелось услышать от этого человека голос стали, не терпящий пререканий.
[indent=1,0]Замолчала графиня-мать. Ллеан не пыталась продолжить нападки. Дэйдрэ и вовсе, тенью мужа сникла у его руки. Она искала в толпе Сейдомара - и не нашла.
[indent=1,0]Отдав распоряжения, граф потащил её за собой. Дэйдрэ едва успела сообразить, чем в итоге обернётся такой уход.
[indent=1,0]Втолкнув её в комнату, муж с силой хлопнул дверью. Никто не успел зажечь свечей к их приходу. В лукавом лунном свете смутно очерчивались столбики резной кровати с пологом. Дэйдрэ замерла посреди комнаты, стоя спиной к графу, дрожа всем телом. Он молчал, наверное ждал, что она начнёт первой.
[indent=1,0]- Не стоит быть такой скованной, - девушка дёрнулась, словно от пощёчины. Тонкие пальцы потянулись к завязкам на груди. По щекам потекли унизительные слёзы. Как хорошо, что она стоит к нему спиной, как хорошо, что почти ничего не видно в темноте. Мужчина за её спиной пошевелился. Дэйдрэ напряглась - она видела словно наяву, как он сейчас подойдёт к ней сзади, коснётся волос и...
[indent=1,0]Ничего.
[indent=1,0]- Если я Вам понадоблюсь, я буду в кабинете, он дальше по коридору, не пропустите, - вокруг её тени появилась полоса света - граф открыл дверь в коридор, - Доброй ночи.
[indent=1,0]Коротко всхлипнув, Дэйдрэ устало опустилась прямо на каменный пол. Слёзы уже лились вовсю, она ничего не видела перед собой, только ревела. Содрала с себя ненавистное платье. Избавившись от корсета, отшвырнула его ногой. Последним жалобно тренькнул о каменный пол серебряный ободок.
[indent=1,0]Тяжёлая оконная рама распахнулась. Где-то открыли дверь на противоположной стороне коридора. Занавески взлетели вверх - холодный воздух пронзил тело девушки насквозь. На негнущихся ногах она подошла к окну, с трудом запахнув его и защёлкнула засов.
[indent=1,0]Она не помнила как заползла под одеяло, укрывшись с головой. Согреться никак не получалось. К глубокой ночи опухшие от слёз глаза сомкнулись, подарив блаженный сон без сновидений.
23 декабря, утро
поместье вар Лорехейд

[indent=1,0]Разбудила её служанка. Отдёрнув шторы и впустив белый свет зимнего солнца в покои, женщина ходила по комнате, напевая под нос незатейливый мотив. Дэйдрэ недовольно заворочалась под периной, совершенно не желая вставать. Ей было так хорошо и уютно.
[indent=1,0]- Госпожа Бранна распорядилась о ванне, леди Дэйдрэ, - служанка теперь убирала тяжёлый балдахин, отточенным движением привязывая тесьму на ткани к столбику, - Скоро подадут завтрак - вы должны успеть искупаться. Наказ графини-матери.
[indent=1,0]Выбора не было. Дэйдрэ выбралась наружу, позволив делать с ней всё, о чём распорядилась графиня-мать. Её тщательно искупали, отмыли размазанную по лицу косметику, расчесали густые и волнистые волосы. Новое бельё - несомненно, из её сундуков, ожидало Дэйдрэ так же, как и новое платье. Чёрный бархат - теплый, красивый, без излишних украшений, не считая вязь на груди и у края юбки. Сплетённый из медных кругляшков пояс обвил её талию. Два перстня и браслет. Дэйдрэ изумлённо узнала в браслете тот, который ей подарил граф на первую встречу. Она больше не была похожа на красавицу-эльфку, как вчера. Лицо у неё было до сих пор припухшим от слёз, отчего служанка госпожи Бранны, недовольно цыкнув, принялась пудрить раскрасневшийся нос графини.
[indent=1,0]- Сударыня, это просто грешно так плакать ночью, - посетовала женщина, продолжая качать головой, - Молодой господин не хотел Вас обидеть, не...
[indent=1,0]- Замолчите, - Дэйдрэ подняла на старуху взгляд льдистых, как у эмиссара Верховного Трибунала, глаз, - Я не желаю более слышать от вас ни единого слова.
[indent=1,0]Пожилая служка покорно кивнула, отметив, что нрав у пришлой девицы острый, словно её глаза. Видела она ещё и то, с каким интересом глядит молоденькая госпожа по сторонам, как трепетно касается браслета на руке, как странно ей находиться в чужом доме. Старуха не обиделась, нет. Когда-то давно она видела, как Бранна вар Лорехейд впервые проснулась в мужнином доме...
...
[indent=1,0]- Графиня Дэйдрэ, - возвестил дворецкий, когда девушка переступила порог столовой. Бранна вар Лорехейд уже сидела за столом, непринуждённо общаясь с младшей дочерью - Маири - ровесницей Дэйдрэ. Маири, повернув голову, улыбнулась ей открыто и тепло, приглашая сесть рядом.
[indent=1,0]- Доброе утро, - прощебетала она, - Ксандор ещё задерживается, но он скоро будет, а Ллеан...
[indent=1,0]Девушка поймала строгий взгляд матери и прикусила язычок, найдя тарелку перед собой гораздо интереснее новой жительницы их дома.
[indent=1,0]- Доброе утро, - ответила Дэйдрэ, склонив голову пред женщинами. Младшая украдкой посмотрела на жену Ксандора, едва заметно кивнув.
[indent=1,0]- Нет-нет, сюда, - прервала Бранна её желание сесть рядом с Маири, - Вы теперь супруги и сидеть обязаны во главе стола вместе. По правую руку, Дэйдрэ, - видя, как несмело осматривает на первый взгляд одинаковые стулья невестка, - Да, здесь. Садись. Ты наверное очень голодна. Вчера вы оба почти ничего не попробовали... Завтрак уже несут. Ну что же, как вам спалось этой ночью? - Дэйдрэ, пододвинув себе кубок с водой, посмотрела на хозяйку дома, уловив в её голосе странные нотки. Она наверняка знала, что ночь прошла не так, как обычно проходит у мужа и жены. Зачем же спрашивать?

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-20 01:20:58)

+5

9

[indent=1,0]Одиночество самый верный союзник, самый мудрый советник, самый преданный друг. Только оставшись наедине с собой можно, не скрывая правды, поразмышлять о содеянном и предстоящим и найти единственно верное решение в глубинах своего сознания. Ксандор не любил одиночество, хоть и понимал всю его прелесть, слишком долго он пробыл наедине со своими мыслями, но вновь и вновь возвращался в те потаённые глубины сознания, где бережно хранил все надежды и воспоминания. Пускай сейчас он окружён семьёй и близкими, но именно сейчас граф Лорехейд чувствовал себя более одиноким, чем когда когда либо.
[indent=1,0]Тусклый свет мерцающего огонька свечи освещал рабочий стол, заваленный книгами и письмами, открытыми и закрытыми - поздравления тех, кто не мог явиться лично. Не самое подходящее время, чтобы читать их и, тем более, писать ответы. Текст сдержанной благодарности пришёл не сразу - эмоции, бушевавшие в груди графа не позволяли рассуждать трезво, но, когда нужная концентрация почтения, благодарности и пожелания всего наилучшего была достигнута, текст ответа переписывался снова и снова, каждый новый лист вкладывался в конверт и отправлялся на край стола, чтобы после скрепить его печатью и разослать. Дверь кабинета скрипнула, заставив Ксандора оторвать взгляд от бумаги. На какое-то мгновение его сердце сжалось, он ожидал увидеть в дверях супругу, но мимолётная тень надежды развеялась, стоило матери войти в кабинет.
[indent=1,0]- Гости уже разошлись, - Бранна плавно прошагала до кресла, что стояло в стороне от рабочего стола и присела, всё также держа бокал с вином в руке. - Им сказали, что супруги дурно себя чувствуют, так что, не беспокойся, бурную реакцию удалось избежать. Но многие могут счесть это оскорблением. Я понимаю, ты сделал это из лучших побуждений, но... Прости мою грубость, но ты смачно плюнул в колодец, из которого нам всем предстоит пить ещё долгое время. Ты - граф, так веди себя соответственно.
[indent=1,0]Ксандор не ответил ничего, опустив голову и продолжив водить пером по бумаге, но мать знала его слишком хорошо. Взгляд и общее поведение сына ясно давали ей понять, что он понял свою ошибку и усвоил урок. Бранна мягко улыбнулась, оставшись довольной тем, что внутри её дитя совсем не изменилось.
[indent=1,0]- Позволь мне заметить, тебе сейчас надо бы находиться совсем в другом месте. В совсем иной компании, - полуэльфка сделала паузу, чтобы вдохнуть аромат вина и отпить немного. - Неужели прогнала тебя? Нет, нет... Она совершенно не такая, она бы стиснула свои прелестные зубки, но сделала всё, что бы ты ни пожелал. Так почему же ты здесь? Тебе не по душе твоя супруга?
[indent=1,0]- Она ещё дитя.
[indent=1,0]- Ты знаешь, сколько было мне, когда твой отец решил на мне жениться? Шестнадцать. И женился бы, не будь твой дед против, - на лице Бранны была безмятежная улыбка, которая в данный момент раздражала Ксандора.
[indent=1,0]- Она и без того пережила многое. Я не хочу её травмировать ещё и этим, - глухо сказал граф.
[indent=1,0]- Многое пережила, не готова на близость со своим красавцем-мужем... И многих мужчин это останавливает? Дорогой мой мальчик, ты либо слишком глуп, чтобы до сих пор подражать этим дурацким книжкам, либо обманываешь самого себя.
[indent=1,0]- Довольно, - строго отрезал граф. - Думаешь, я в настроении сейчас выслушивать всё это?
[indent=1,0]Понимающе кивнув, матушка встала из кресла и направилась к двери, ведущей в коридор.
[indent=1,0]- И не смей с ней говорить об этом, - успел произнести Ксандор, прежде чем Бранна закрыла за собой дверь.

23 декабря, утро
поместье вар Лорехейд

[indent=1,0]Утро графа началось ещё до рассвета. Проснувшись в кресле с невыносимо затекшей шеей и острой болью в спине, он сменил парадный костюм на то, в чём можно было спокойно потренироваться, а после спустился вниз. Прежде, оттачивая свои навыки фехтования на тренировочных куклах, Ксандор видел перед собой Эдмонда Этельгри, представляя, что именно ему он наносит один смертельный удар за другим. Но сейчас всё было иначе. Сейчас он видел в безликом деревянном враге всех тех сопливых рыцарей, пажей, да виконтов, которые бросали непозволительные взгляды на его невесту и получали ответ. Удар за ударом граф наносил сокрушительное поражение одному негоднику за другим, но гнев в его груди только разгорался с новой силой, не позволяя больше думать ни о чём. Ксандор не заметил, как встало солнце, не заметил, как поместье ожило вместе с прислугой и роднёй графа. Он не заметил, как пришла Маири, младшая из сестёр.
[indent=1,0]- Всех врагов победил? - звонкий голосок раздался внезапно, заставив воина задаться вопросом, как долго сестра наблюдает за ним. - Матушка попросила передать, чтобы ты заканчивал заниматься ерундой и готовился к завтраку. Но, судя по тому, как от тебя несёт потом, ты уже не успеешь.
[indent=1,0]Девица развернулась на каблучках и упархнула прежде, чем её брат успел её окликнуть. Маири была холодна с ним, с самого его возвращения и Ксандор мог только догадываться, было ли это из-за того, что его милая малютка-сестра стала чародейкой или же за прошедшие восемь лет старшая сестрица успела настроить её против брата. А может, было что-то ещё. Тем не менее, она была права. Граф Лорехейд отложил тренировочный меч и направился в ванную, которая наверняка его уже ждала.

[indent=1,0]Когда граф вошёл в столовую, завтрак был уже подан. За просторным столом присутствовали не все - старшая сестра отбыла утром назад, в поместье к мужу, даже не попрощавшись с хозяевами дома. Это было не мудрено, Ллеан с самого момента пропажи вестей о брате мечтала заполучить все привилегии и всё имущество рода Лорехейд и сейчас, когда она была беременна второй раз и, если верить всем приметам и россказням "знающих" целительниц, мальчиком, который мог получить всё, возвращение Ксандора было наихудшим из кошмаров.
[indent=1,0]- Доброе утро, моя супруга, матушка, Маири, - граф лёгкими поклонами поприветствовал всех, прежде чем сесть за стол. И, если матушка ответила с улыбкой на лице, то сестра лишь бросила холодный взгляд зелёных глаз, которые были точь в точь, как у брата, отца и всех мужчин, изображённых на портретах. - Прошу прощения за задержку, я совершенно забыл о времени.
[indent=1,0]Сегодня граф Лорехейд был облачён в строгий камзол с серебряными узорами. Камзолы он любил больше дублетов только по той причине, что чувствовал в них себя более свободно. Ксандор начал трапезу, остановив взгляд на браслете, который украшал запястье его супруги. Но, лишая себя будущих разочарований, решил, что это просто жест благодарности за то, что прошлую ночь он провёл в другом месте.
[indent=1,0]- Я отбываю завтра с утра назад в Рован, - разговор начала старшая из присутствующих Лорехейдов. - Дэйдрэ, голубка, я очень тебя прошу, уговори своего супруга вернуться наконец в дом, где он вырос. Хотя бы на Йуле. Я планирую сделать изысканный ужин, без лишнего шума и надоедливых гостей, только для своих. Мой сын наотрез отказывается навестить матушку в поместье, куда сам же и сослал.
[indent=1,0]В ответ Ксандор лишь нахмурил брови, покосившись на довольное лицо матери. [AVA]http://s3.uploads.ru/t/1Y2eX.png[/AVA]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-12-20 18:16:45)

+3

10

[indent=1,0]Сказать, что спалось очень крепко - дать знать всем, что ночь прошла в одиночестве. Ответить, что почти не спалось - начать отношения со свекровью заведомо не лучшим образом.
[indent=1,0]Бранна вар Лорехейд усмехнулась краешком губ, словно удовлетворившись тем, как невестка задумалась над простым вопросом и молчанием, послужившим ответом. Боле эта тема не поднималась.
[indent=1,0]Внесли завтрак. Вышколенные слуги шустро расставили блюда, аромат свежей выпечки заполнил собой всю столовую. Когда Дэйдрэ намазывала масло на булочку, прибыл супруг, извинившись за задержку. Дэйдрэ, как и Бранна, тепло улыбнулась ему, кивая в ответ на приветствие. Совершенно случайно перехватила убийственный взгляд Маири. Похоже, что старший брат очень провинился перед ней. Маири казалась девушкой доброй, подобного склада характера, как и у неё самой. Тем удивительней было видеть проявления откровенной неприязни к собственному брату, по нраву куда более приятного, чем тот, с которым довелось пожить ей.
[indent=1,0]Супруг сел рядом, скользнув взглядом по её запястью, но смолчав. Никаких объяснений о том, где он был, не последовало.
[indent=1,0]Трапезничали в молчании. Первой заговорила Бранна. Граф нахмурился - хмурился последние два дня он часто.
[indent=1,0]- Боюсь, если Вы собирались пригласить кого-то из Роэльсов, сейчас не лучшее время. Граф Сейдомар неотлучен из столицы по долгу службы, а госпожа Лиандра и госпожа Луиниэль пребывают в Метинне. На них обеих хлопоты за новорожденной наследницей рода, - ответила Дэйдрэ, оценив то, как ловко графиня-мать решила заставить сына ехать в Рован. Если взять на себя смелость отказаться, то есть шанс получить одобрение мужа, но неодобрение матери. Согласится - и граф, скорее всего, будет весьма недоволен её решением.
[indent=1,0]Обернувшись к мужу, она поймала его угрюмый взгляд. Ей не хотелось манипулировать им таким образом, ведь именно на это Бранна вар Лорехейд и рассчитывала. Дэйдрэ не была слепой, чтобы не заметить искреннюю заботу и беспокойство графа о душевном благополучии своей супруги. Он не лгал ей тогда, когда просил о доверии и откровенности, обещая быть ей другом. Проявив интерес, она склонит его к решению не самому желанному. Необходимо ли это?
[indent=1,0]- Я постараюсь, госпожа Бранна, - Дэйдрэ опустила глаза, всем видом демонстрируя покорность и полное отсутствие собственной воли, - Всегда мечтала побывать в Роване, говорят, там очень красиво в это время года. Мы с супругом обсудим поездку после завтрака, будьте покойны. «Наедине, где не нужно пытаться угодить всем» - добавила мысленно.
[indent=1,0]Взволновали девицу слова матери о «ссылке в глушь». Возможно ли, что граф распорядиться молодой женой так же? В праве вар Лорехейда делать всё, что заблагорассудится. Хотелось бы верить, что он предпочтёт учесть её мнение, так же, как благородно позволил ей самой решать вопросы близости.
[indent=1,0]- А Вы, госпожа Маири, приедете в Рован на Йуле?
[indent=1,0]Хотелось познакомиться с ней лучше. Почему бы и нет, в конце концов? Если у графа будет возможность отлучиться на неделю (скорее всего, учитывая его изменившееся семейное положение, такая возможность будет), они могли бы съездить на семейное торжество. Дэйдрэ никогда не была в тех местах и стремилась туда не только ради уютных ужинов в кругу новой семьи, но и из совершенно эгоистичного желания повидать новые земли. Не Новиград, обещанный графом, но хоть что-то.
[indent=1,0]Вновь наступила тишина, прерываемая только звоном столовых приборов о посуду.

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-23 19:29:41)

+3

11

[indent=1,0]Меньше всего в данный момент Ксандор желал возвращаться в Рован, в родовое поместье, что было ему домом от рождения до роковой поездки в столицу. И дело было не только в том, что дорога занимала добрых два дня, не в том, что поместье находилось в глухом уголке графства, где поблизости не было более-менее крупных городов и даже не в том, что граф Лорехейд не хотел покидать столицу так скоро. Первая встреча с семьёй, произошедшая спустя долгих восемь лет разлуки, оставила свой неизгладимый отпечаток. Вместо радушного приёма, Ксандор получил равнодушие. Будь то Маири, что озлобилась на брата, не весть пойми из-за чего, или же Ллеан, которая не скрывала своего разочарования при виде живого и здорового брата, или же матушка, которая изменилась до неузнаваемости. Прибыв в Рован, Ксандор непременно почувствует ностальгию по временам, когда жизнь была легка, беззаботна и радостна, временам, которые необратимо ушли в небытие. Граф знал, что никто не будет рад ему на пороге собственного дома.
[indent=1,0]Попытка матери манипулировать сыном через его молодую супругу была прозрачна, но Ксандор был уверен, что таким образом она лишь прощупывает почву для будущих интриг. Он знал, насколько грязные игры может вести его матушка. Ему определённо стоило сократить время общения своей супруги с остальной семьёй.
[indent=1,0]- Какая жалость, - Бранна виртуозно изобразила лёгкую опечаленность на прелестном личике. - Но что может быть прекраснее, чем рождение нового члена чудесной семьи, правда ведь? - женщина неоднозначно посмотрела на сына, а после на его супругу. - А тем более, рождение наследника. Передайте своему брату наши искренние поздравления. Надеюсь, что малыш вырастит таким же красавцем, как и его отец.
[indent=1,0]Ксандор едва заметно вздохнул, переведя взгляд на Дэйдрэ. Она замечательно играла свою роль, покорная и кроткая. Но её слова действительно заставили графа задуматься о грядущем торжестве и о том, стоит ли возвращаться в Рован, хотя бы на время. С другой стороны, его супруге вполне может понравится жить там. Быть может она решит остаться в поместье, подальше от нелюбимого мужа. Ксандор не хотел никуда отправлять девушку, он хотел, чтобы она сама решила, чего на самом деле хочет, пускай и понимал, что момент, когда такой день настанет и Дэйдрэ перестанет играть роль безвольной куклы, придёт ещё не скоро.
[indent=1,0]- Я? - юную чародейку, словно кипятком ошпарило. Она не ожидала того, что к ней обратятся и поэтому с пристальным интересом гоняла вилкой одну несчастную оливку по тарелке со скучающими глазами, но Дэйдрэ заставила её отвлечься, оживиться. - Я... Я попрошу дозволения у моего куратора. Думаю, что мне позволят отправиться домой на праздник. Матушка говорит, что уже договорилась с мэтром Берионом, с прославленным бардом из Виковаро, и он выступит на нашем торжестве.
[indent=1,0]В глазах Маири был поистинне невинный восторг. Можно было быть уверенным в том, что она найдёт способ явиться в Рован в назначенное время.
[indent=1,0]- Бард на семейном торжестве? - граф приподнял бровь, взглянув на мать. - Матушка, сколько гостей Вы намерены позвать на праздник?
[indent=1,0]- Где-то около двухсот, - безмятежно взмахнула рукой Бранна. - Не делай такое лицо, ты же знаешь, с моей стороны у нас много родни. Ну... И я решила, что некоторых особо хороших друзей всё же стоит позвать. Ах да, совсем забыла, госпожа Гаэхель обещала навестить нас в этом году. Она всегда держит обещания. Думаю, она даже не знает о том, что ты вернулся.
[indent=1,0]Стоило Бранне упомянуть госпожу Гаэхель, которая являлась родной прабабкой Ксандора по отцовской линии, как лицо его мгновенно переменилось. Оно выражало одновременно и радость, и озадаченность, и некоторую грусть, но Ксандор не ответил ничего.
[indent=1,0]Остаток завтрака прошёл за сторонними бессмысленными разговорами, в которых сам хозяин дома не принимал никакого участия. По окончании трапезы, все разошлись по своим делам, оставив супругов наедине.
[indent=1,0]- Может, Вы желаете прогуляться? - немного неуверенно спросил Ксандор у Дэйдрэ.

+3

12

[indent=1,0]Слуги неслышно скользили за спинами, прибирали посуду. Очаровательная Маири вар Лорехейд упорхнула первой. За ней поднялась и Бранна, одарив сына и невестку многозначительным взглядом. Все ждали от них уступок, продиктованных сводом правил о том, что стоит и что не стоит делать, вступивши в брак. Ездить на семейные торжества, заводить детей, продвигаться по службе, управлять имением - приступайте же немедля - с безукоризненной улыбкой диктовала свой устав графиня-мать. От всех этих мыслей становилось тошно.
[indent=1,0]- С удовольствием, - не слукавила Дэйдрэ. В компании графа дышалось свободнее, чем в кругу его семьи, пусть вчера ей казалось совсем по-иному. Он не навязывался к ней и не отпускал многочисленные намёки. На супруга давили не меньше, чем на неё. Иными способами, нежели Дэйдрэ привыкла видеть.
[indent=1,0]Она по-свойски приняла его руку, привычным движением ухватившись за локоть и идя бок-о-бок. В пустынных коридорах поместья их шаги разносились далеко вперёд.
[indent=1,0]Вопреки тому, что Дэйдрэ обещала поговорить с супругом о поездке в Рован, начала она беседу весьма издалека - робкой просьбой показать новый дом. Неспешно гуляя, дошли они до кабинета графа. Того самого, в котором он провёл всю ночь. Спросив позволения и не встретив отказа, Дэйдрэ прошла внутрь. Ворох бумаг на столе, печати, чернила, перья... Книги. Много книг. Граф наверняка не успел прибраться и, вероятно, слуг предпочитал не пускать. Девушка присела на краешек кресла, разгладив складки платья на коленях, и с любопытством осмотрела кабинет.
[indent=1,0]- Мой господин, - робко начала Дэйдрэ, взглянув на него мельком, - У вас прелестная семья, мой господин. Расскажите мне о ней немного. Или о Роване - вашем родовом поместье. О жизни там. Если Вам будет угодно, конечно.
[indent=1,0]В мягком полумраке личных покоев, наконец-то можно было бесцеремонно и искренне разглядывать не только обстановку дома, но и своего мужа. Не было ни правил приличий, ни огромного количества гостей как на свадьбе, ни матерей или сестёр. Даже слуг не было. Человек, который вчера стал ей самой близкой роднёй, был рядом. Только сейчас Дэйдрэ поняла, что он смятен сложившейся ситуацией не меньше, чем она. Он был совсем иным - не склонным к интригам и недосказанности. Ей стало стыдно, что она видела в нём такое же чудовище в чарующем облике, как и её брат.
[indent=1,0]Его эмоции были искренни. И вчера, пытаясь подарить ей танец, он хотел только лучшего. Увы, ей не хотелось тогда ничего. Покинув её вчера, он поставил собственные интересы и интересы семьи ниже, чем простое желание какой-то соплячки, не желающей близости с собственным мужем.
[indent=1,0]На самом деле он был ещё молод - моложе Сейдомара, пусть внешне выглядел одного возраста с ним. Она разглядывала господина вар Лорехейда мягко, но смело. Дублет, под которым скрывалась поджарая фигура. Чёрные волосы совсем как у неё. Он был очень красив, но совсем не желал этого показывать. Стеснялся шрамов? Дэйдрэ смотрела сквозь них. Внешность обманчива.
[indent=1,0]- Вы знаете, при нашей первой встрече, я взяла на себя смелость помыслить о Вас дурно, совсем не зная о том, кто Вы. И ошиблась. Вы не обязаны были делать ничего из того, что уже сделали. - Девушка рассматривала свои руки, лежащие на коленях, не в силах поднять голову и посмотреть в лицо графу. Она боялась увидеть там снисходительную улыбку, а может быть, недовольство. Дэйдрэ посмотрела в сторону, собираясь с силами. Невыносимо неловко ощущала себя молодая графиня, заговаривая с мужем. Ей следовало быть спокойной и рассудительной, но каждый раз она блеяла словно испуганная овечка, будто даже смотреть на лицо мужчины было моветоном с её стороны: - Именно поэтому я не в праве просить Вас о том, что хотела Ваша матушка, - честно сказала девушка.
[indent=1,0]Дэйдрэ подняла взгляд и улыбнулась графу. Тепло, совсем не так, как улыбалась раньше.
[indent=1,0]- Я заметила, как Вам не понравилась её просьба. Отчего же? Вы не любите творчество мэтра Бериона? Или не желаете утопать, как вчера, в улыбках гостей?

+3

13

[indent=1,0]Под пристальным взором матушки было невыносимо трудно беззаботно болтать, ведь её лёгкая улыбка и речи, кажущиеся на первый взгляд совсем невинными, намекали лишь на одно - пора бы закрепить брачный союз, как того требуют все правила. Ксандор невообразимо обрадовался новости. что уже завтра она вернётся обратно в Рован, оставит его наедине со своей супругой, наедине в их несчастливом браке. Но вот, они, наконец, остались наедине. Дэйдрэ попросила показать ей столичный особняк рода Лорехейд, что отныне являлся её новым домом. Действительно, графу следовало с самого начала сделать это, но подобное совсем выпало из головы.
[indent=1,0]Ксандор шагал по коридорам, показывая новой хозяйке её владения. Из столовой они вышли в главную залу, где на самом видном месте пустовала стена, на которой совсем недавно висела большая картина, это было отлично видно по оставленному контуру. Совсем скоро здесь будет висеть совместный парадный портрет новых графа и графини, который мастера уже заканчивают. От помолвки до самой свадьбы прошло слишком мало времени, поэтому они не успели закончить работу к торжеству. И пускай Ксандор и Дэйдрэ находились в совершенно разных частях империи и не видели прежде друг друга, художники умело и лаконично уместили их на одно полотно, явно дорисовывая все детали, которых не было бы, если бы картина писалась с натуры, такие, например, как тёплый взгляд графини, глядящей на своего супруга, или же лёгкой улыбки на лице графа. Возможно, даже его лицо лишится шрамов.
[indent=1,0]Рассказывая и показывая всё в особняке, граф Лорехейд вёл Дэйдрэ дальше. Особое внимание он уделил картинам прежних графов, которые находились в длинном коридоре.
[indent=1,0]- Это первый граф и основатель рода, Анарендир вар Лорехейд, - с картины смотрел то ли эльф, то ли полуэльф, с изысканными чертами лица, чёрными слегка вьющимися длинными волосами, аккуратно спадающих на плечи, и глазами, зелёными, холодными. На его лице застыла маска с притворной лёгкой улыбкой и бездушными пустыми глазами. - Он был важной фигурой в административной ветке империи, сделал многое для Нильфгаарда и, в частности. для своей семьи.
[indent=1,0]- А это Александир аэп Рован, - с портрета смотрел молодой человек, похожий на Ксандора, как две капли воды, только слегка моложе и лишённый шрамов. На его лице не было улыбки, но глаза, также насыщенно-зелёные, были живые и будто передавали всю уверенность и смелость, которая была присуща этому человеку при жизни. - Он недолюбливал своего отца, поэтому назывался "аэп Рованом", а не "вар Лорехейдом", - пояснил Ксандор. - В свои тридцать четыре года он командовал армиями, был невероятно одарён. Про таких, полагаю, и говорят, что рождаются раз в тысячу лет. К сожалению, он погиб в битве в землях Метинны, прикрывая отход беженцев.
[indent=1,0]Они шли дальше.
[indent=1,0]- Ксандор вар Лорехейд аэп Александир, мой дед. Как Вы могли понять, имя мне дали в честь него, - Ксандор взглянул на потрет, словно в зеркало. Уставшие привычно зелёные глаза, мрачный вид, столь похожее лицо, но с чуть более явными эльфскими признаками. - Он был командиром бригады Магна, в которой состою нынче я сам. Мой дед умер за несколько месяцев до моего рождения.
[indent=1,0]Оставалась лишь одна картина. Подойдя к ней, Ксандор долго сохранял молчание, всматриваясь в лик того, кто был нанесён на холст. Мужчина средних лет, с мягким добрым взглядом зелёных глаз, с длинными прямыми волосами, чья чернота разбавлялась сединой.
[indent=1,0]- Керран вар Лорехейд, мой отец, - едва сдерживая дрожь в голосе, произнёс наконец Ксандор. - Величайший и мудрейший человек, которого я когда-либо встречал. Он был добр, строг и справедлив. И погиб в битве под Содденом... - граф отвёл взгляд, больше не в силах смотреть на лицо отца, а после добавил, совсем тихо, - Я должен был быть рядом с ним...

[indent=1,0]Закончив осмотр, они пришли в кабинет, где граф провёл всю прошедшую ночь. На столе уже лежали новые письма - наверняка, первые плоды его вчерашней выходки, на которые хозяин дома взглянул лишь мельком, приглашая супругу пройти в помещение.
[indent=1,0]- Благодарю, - граф склонил голову. - Я также хотел бы познакомиться с Вашей семьёй поближе. Уверен, они замечательные родители, раз воспитали такую прекрасную дочь.
[indent=1,0]Взгляд Дэйдрэ, с которым она посмотрела на него, заставил графа смутиться и отвести глаза в сторону. Сейчас она смотрела совсем иначе, словно видела на его месте кого-то иного. Это заставляло Ксандора нервничать, ведь он не знал, как себя вести, что следует сказать. Попросить прекратить так смотреть? Но он не имел на это права, теперь он всецело принадлежал ей... Как и она ему... Граф мысленно поблагодарил Великое Солнце, когда его супруга начала говорить первой.
[indent=1,0]- Я... - Ксандор запнулся, слова девушки совсем выбили его из равновесия, он был смущён, но в то же время чувствовал невероятное облегчение и даже некоторую радость. Ему было приятно, что Дэйдрэ начала смотреть на него по-другому. Быть может, однажды он и сможет стать ей тем, кого она хотела бы видеть рядом с собой, но сейчас даже думать об этом было глупо. - Я понимаю Ваши чувства. Я сделал лишь то, что велело мне моё сердце. Я не хочу быть тем, кто причинит Вам вред, умышленно или нет. Я не сделаю ничего, что было бы Вам неприятно.
[indent=1,0]Улыбка Дэйдрэ, тёплая и добрая, обезоруживала. Она словно была совершенно иной, не такой как вчера. Дэйдрэ словно была рада находится здесь, вместе с ним.
[indent=1,0]- В Роване мой дом, я родился там и вырос. Он полон тёплых воспоминаний. Думая о доме, я, прежде всего. думаю о тёплой атмосфере, что царила там, о любящих людях. Нынче всё поменялось и... Я не хочу возвращаться туда, чтобы после вспоминать только пьяные лица гостей и презрительные взгляды моих сестёр.

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-12-23 18:43:50)

+3

14

[indent=1,0]- Я сделал лишь то, что велело мне моё сердце. Я не хочу быть тем, кто причинит Вам вред, умышленно или нет. Я не сделаю ничего, что было бы Вам неприятно.
[indent=1,0]- Я верю Вам, - просто ответила Дэйдрэ. И то не было ложью. Доверие значило для неё куда больше, чем мог представить себе граф.
[indent=1,0]- Быть может, в Ваших силах изменить их отношение к Вам? - Позволила себе смелость девушка, - Тёплые воспоминания смогут стать желанным настоящим. Никогда не поздно исправить ошибки прошлого.
[indent=1,0]Она задумчиво склонила голову набок, глядя на мужчину перед ней. После поднялась, оправив платье.
[indent=1,0]- Впрочем, я скажу Вам так, мой супруг: как Вам будет угодно. В Рован, в Нильфгаард или Новиград - я буду рядом с Вами, если Вы позволите. Если нет - воля Ваша.
[indent=1,0]Графиня Рована отточенным годами движением присела в учтивом реверансе. Не в праве она была решать за него; но в праве была дать совет. Будь у неё столь крепкая семья, стала бы она сторониться её? Нет. Сердцу не прикажешь, коль не желал граф мириться с сёстрами - не делом Дэйдрэ было принуждать его насильно. Дверь за ней закрылась, оставив супруга наедине с самим собой.
24 декабря 1265 года
[indent=1,0]Граф ушёл ни свет, ни заря. О том, что он вообще наличествовал ночью в поместье, доложили слуги. Пожилая служанка, та, что расчёсывала Дэйдрэ волосы, пришла вновь. Петра - так звали женщину. Она была болтлива, эта Петра, и пока хозяйка наводила марафет, делилась событиями последних часов.
[indent=1,0]Так стало известно, что госпожа Бранна отбыла ранним утром вместе с графом Ксандором. Кто-то прислал супругам в подарок мерина, а кто - позабыли. Продолжают приходить письма от гостей. Младшая сестра господина вар Лорехейда - Маири - покамест поместье не покинула.
[indent=1,0]- Отчего же? - любуясь собой в зеркальце, спросила графиня.
[indent=1,0]- Госпожа Маири обучается чародейству тут, в столице. Её призвали на службу Империи около семи лет назад, когда стала отчётливо видна искра Дара. Наставник позволил ей отлучиться на торжество на несколько дней кряду, - проскрипела Петра за спиной.
[indent=1,0]- Семь лет назад, - Дэйдрэ легкомысленно румянила щёки, в отражении наблюдая за тем, как служанка заправляет постель и собирает по всей опочивальне разбросанную одежду, - Любопытно.
[indent=1,0]Весьма любопытно. Семь лет отсутствовал граф вар Лорехейд в Империи, скитаясь по Северным Королевствам. Семь лет назад младшая сестра Маири так удачно оказалась одарённой магией девушкой. Ни замужество, ни счастье семейное более не грозили младшей сестрице графа - только служба Солнцу.
[indent=1,0]- Я хочу повидаться с госпожой Маири до того, как она отбудет к куратору, - обернувшись, возвестила графиня. «Как будет угодно госпоже. Граф велел не ограничивать Вас ни в чём», - прозвучало в ответ.

[indent=1,0]Граф действительно позволил Дэйдрэ делать всё, что её душе заблагорассудится, особливо позаботившись о том, чтобы она приняла на себя все обязанности, связанные с новым положением. После отъезда Бранны вар Лорехейд невестка полноправно вошла в свои права. Стоило Дэйдрэ переступить порог покоев Маири, как в дверь раздался назойливый стук.
[indent=1,0]Список продуктов к ужину, распоряжение о закупке овса в конюшню, дырки в мужнином дублете и просьба заменить портного. Донесения из Рована о проблемах на тракте, письма матери из Метинны, приглашение четы вар Лорехейдов на какой-то званый ужин - во время отсутствия супруга вся челядь бежала к новой госпоже, словно в её силах было решить всё на свете.
[indent=1,0]Совершенно растерявшись, Дэйдрэ и не знала, с какого конца взяться за дело. И тут на помощь пришла та самая крошка Маири, что вчера за завтраком с улыбкой наблюдала за женой графа. Не прошло и пары часов, как господин ростовщик Ар Бдын перестал быть похож на продавца овсом Бендыывера, портной был заменён, а границы владений вар Лорехейдов получили чёткий контур на карте провинции Рован.
[indent=1,0]После решения дел насущных, Дэйдрэ настояла проводить Маири до дома наставника. И весь путь прошёл так, будто они были знакомы и раньше. Сквозь стеснение и робость, обе девушки нашли между собой много общего и расстались с улыбкой.
[indent=1,0]Возвращаясь в дом вар Лорехейдов в сопровождении хмурого пажа супруга, Дэйдрэ поняла, что совсем забыла спросить Маири о том, отчего они с братом повздорили.
[indent=1,0]Ужин ей подавали одной - граф не почтил жену присутствием.
25 декабря 1265 года
[indent=1,0]И вновь супруг ушёл с утра, будто позабыв о том, что в доме есть ещё кто-то, кроме него. Дэйдрэ тоже не стремилась искать его расположения и общения, с головой погрузившись в заботы, о существовании которых ранее и не подозревала.
[indent=1,0]Ворох писем гостей со свадьбы плавно перекочевал со стола графа к ней в спальню. Дэйдрэ даже позабыла, что покои, в общем-то, делит на двоих с супругом. Никто не стремился закреплять брак по правилам. Даже Петра начала утро с ворчания о том, что молодой господин приходит вторую ночь затемно. И пожурила графиню о том, что стоило бы справиться у графа о самочувствии, а то она ему и не супруга вовсе, а сожитель.
[indent=1,0]- Вот как? - Девушка заканчивала письмо для матери, в котором передавала наилучшие пожелания Лиандре аэп Роэльс, покинутой и позабытой всеми. Дэйдрэ рассеянно макнула перо вместо чернильницы в кубок с вином. Сложно сосредоточиться на витиеватых фразах, когда трескотня над ухом не стихает: - Супруг занят службой, Петра, пусть работает. Я не буду ему мешать.
[indent=1,0]- Госпожа, он уходит в одной рубахе второй день.
[indent=1,0]- Много работы.
[indent=1,0]- Не завтракал. Не ужинал.
[indent=1,0]- Я ему не мать.
[indent=1,0]- Вы ему жена.
[indent=1,0]- Я высеку тебя в саду, на потеху всем слугам, - вспылила графиня, обернувшись к служанке, - Прекрати меня отчитывать, старая кошёлка, словно я тебе кухарка, пересолившая суп. Вон! Пошла вон!
[indent=1,0]Петра, поклонившись до земли, попятилась спиной к выходу, пряча улыбку. Старуха уже выяснила для себя, что госпожа молодая на деле обидеть не посмеет и муху, пусть браниться и слушать о том, где не права, весьма не любила.
[indent=1,0]Со вздохом придвинув к себе поближе кипу нескончаемых то поздравлений, то извинений о неявке, Дэйдрэ продолжила заниматься делами, раздражённо думая о том, что коль Петре так нужно, то пусть сама и напоминает графу о рубахах.

[indent=1,0]К вечеру графиня словила себя на мысли, что рубахи графа из головы идти никак не хотят. Хитрость Петры зародила в ней невыразимое чувство вины за собственную безалаберность. Что подумают о лейтенанте «Магны», коль он второй день прячется за обязанностями от жены? Ничего хорошего, вестимо, как и самой Дэйдрэ, неспособной заставить супруга выглядеть достойно.
[indent=1,0]Вечер плавно перетекал в ночь. На ужин граф вновь не явился. Кликнув слугу, Дэйдрэ справилась о том, в доме ли он и где его искать: «Упражняется, госпожа. Покои рядом с выходом в сад, у людской».
[indent=1,0]Ещё не дойдя до тренировочной площадки, Дэйдрэ услышала глухие стуки. В юности Сейдомар часто фехтовал, бесконечное число раз оттачивая однообразные движения, словно ничего на свете не было важней бесконечного махания тупой железякой. Теперь и супруг её предпочитал общество жены кукле из соломы или дерева. Дэйдрэ не за что было его винить.
[indent=1,0]Она вошла в покои тихо. В дверях молча наблюдала за тем, как он движется. Без злосчастной рубахи о которой так беспокоилась старая Петра, весь лоснящийся от пота. Чёрные волосы забраны высоко. Он не видел её, сосредоточенный на невидимом противнике. Он странно дрался, не так, как брат. Не так, как нильфгаардец.
[indent=1,0]Дэйдрэ скользнула взглядом по его спине и ощутила неприятный холодок меж лопаток. Вся спина графа напоминала батальное полотно: жжёный шрам на шее, уродливый в одном своём наличии; рваные полосы, зашитые чьей-то небрежной рукой; светлые тонкие рубцы от лезвий. Дэйдрэ даже представить не могла, насколько это могло быть больно.
[indent=1,0]- Господин, - окликнула она его, - Вы забыли про меня, не так ли?
[indent=1,0]Выглядела Дэйдрэ отнюдь не обиженной. Она привыкла быть сама с собой чаще, чем с кем-то: - Вы пропустили два ужина со мной. Я... Я пришла справиться, всё ли у Вас в порядке. Вижу, что Вы в добром здравии.
[indent=1,0]Когда граф обернулся к ней передом, девушка моментально нашла стойку с оружием куда привлекательней, чем он сам. Щёки зарумянились не только от косметики. При столь ярком освещении с обнажёнными по пояс мужчинами ей разговаривать не доводилось.

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-24 00:05:02)

+2

15

[indent=1,0]Проводив свою супругу взглядом, оставшись наедине со своими мыслями в просторном кабинете, Ксандор задумался над словами Дэйдрэ. Возможно, она была права и наладить отношения с матерью и младшей сестрой ещё можно было, но только не с Ллеан. Между старшими детьми Бранны с самого детства были сложные отношения, которые с возрастом только усложнялись. С ней Ксандор не ладил очень давно и поладить уже не надеялся. И всё же, ехать в Рован он не желал, но не мог просто так отказать своей супруге. Он не мог не заметить, что её отношения к нему смягчились, что он смог вызвать у девушки доверие к себе. Ксандор не мог позволить себе разрушить всё это в одночасье из-за собственных глупых желаний. Поэтому он всерьёз задумался о том, чтобы действительно отправиться в поместье, что столько лет было его домом.

24 декабря 1265 года

[indent=1,0]Письма, лежавшие на рабочем столе накануне, не содержали в себе ничего хорошего. Помимо запоздавших поздравлений там были хорошо завуалированные недовольства поведением графа в день свадьбы. Если трактовать всю многозначительность заумных фраз наиболее просто, то его, графа Лорехейда, открыто называли безманерным бродягой, который одичал на севере, среди нордлингов и только позорит нильфгаардскую аристократию одним своим существованием. Ксандор воистину удивился, насколько красиво и безобидно можно интерпретировать подобные слова, словно в письмах излагались искренняя благодарность за приглашение на столь чудное торжество, но истинный смысл, скрытый за изысканными фразами понять было проще простого. Подобные письмеца Ксандор попросту игнорировал, бросая бумагу в камин. Больше всего его волновало письмо, пришедшее от его прямого начальства. Лейтенанту было необходимо с самого утра прибыть в здание трибунала, чтобы зачем-то в очередной раз подтвердить свои показания. И, пускай все обвинения в предательстве и дезертирстве были сняты, ничто не мешало верхушкам военной элиты предъявить их снова.
[indent=1,0]Ксандор отбыл ещё до рассвета. Ему таки не удалось поспать в эту ночь. Утром в столице оказалось на удивление безлюдно, но графа уже ждали в здании трибунала. Как оказалось, один из гостей, присутствовавших на торжестве, счёл несколько оскорбительным то, что хозяин дома бесцеремонно выставил гостей. И пускай у него не было реальной власти, чтобы бросить Ксандора в тюрьму, лишив всех благ, подпортить жизнь графу он счёл делом чести. Практически весь день лейтенант Магны провёл в ожидании то одних, то иных лиц ради какой-нибудь печати или же подписи. Он исходил пол столицы, добираясь из одного административного здания в другое. И лишь перед самым заходом солнца он наконец смог вздохнуть свободно. Возвращаясь домой, граф решил прогуляться по рынку, чтобы присмотреть какой-нибудь сувенир для супруги, чтобы принести извинение за отсутствие. Рассматривая те немногие украшения, что остались на прилавках перед их закрытием, Ксандор гадал, волновалась ли за него Дэйдрэ или же сочла отсутствие супруга за радостное событие. В конце концов, граф решил, что не хочет знать ответа на этот вопрос.
[indent=1,0]Выбрав изысканную брошь, которая, если верить купцу, была выполнена лучшими мастерами из Офира, граф Лорехейд направился назад, в особняк. По пути он приметил маленькую довольную девочку, которая держала в руках очаровательного котёнка, и её мать, которая, судя по лицу, отдала за эту животинку немалую сумму. Поинтересовавшись, где именно продают подобное чудо, Ксандор направился в указанную лавку. Продавец уже закрывался, когда вошёл граф. Он быстро сообразил, что посетитель у него далеко не из простых людей, а потому решил, что задержаться будет не так уж и страшно. По его заверениям все его животные покладистые и приученные к порядку, а что самое главное, исключительно породистые. Однако, ассортимент был не шибко богатым. После недолгих уговоров Ксандор согласился встретиться с ним завтра ранним утром и отправиться в его загородное имение, где, собственно, и занимаются разведением живности.
[indent=1,0]Когда Ксандор вернулся в особняк, было уже за полночь. Не спали только служанки, дожидаясь хозяина. Поняв, что его супруга уже спит, граф велел передать ей брошь, что он купил в дар ему, но старая Петра посоветовала подарить её лично, сказав, что юной госпоже это будет намного приятнее. Возражать Ксандор не стал. У него был более мягкий характер и кричать на прислугу он не мог себе позволить. Попросив подготовить гостевую комнату, граф отправился спать, так и не отужинав.

25 декабря 1265 года

[indent=1,0]Пускай следующий день и начался опять до рассвета, он был куда более спокойным. Встретившись с купцом в назначенном месте, граф Лорехейд отправился в его загородное имение. Путь туда был не близкий, но Ксандор смог вздремнуть по дороге. Купец действительно не врал и животных в имении было куда больше, чем мог себе представить граф. С самого порога его атаковала целая армия разномастных щенков, которым на помощь подоспела подкрепление в виде ещё больше армады котят. Помимо них, купец показал гостю и более экзотические виды - змеи, ящерицы, саламандры, птицы, что пестрели ярким оперением, коротконогие лошади, которые выглядели довольно нелепо. Потратив несколько часов на обход, Ксандор всё же выбрал то, что, как ему казалось, отлично подойдёт в качестве подарка. Всю обратную дорогу в столицу на коленях графа мирно сидел чёрный пушистый котёнок с белыми лапками и большими зелёными глазами. На шее животинки была повязана зелёная лента, на которую граф и закрепил купленную накануне брошь.
[indent=1,0]Очередной день подходил к концу. Графу сообщили, что ужин уже подали. Явиться к столу так поздно без должных объяснений было бы очень грубо, поэтому Ксандор решил не являться туда вовсе. Указав отнести подарок в покои Дэйдрэ, которые, собственно, были и его покоями, граф решил приступить к тренировке, которые и так умудрился пропускать уже второй день.
[indent=1,0]Едва успела начаться тренировка, как графа окликнули. Это была Дэйдрэ, что приятно удивило графа. Её появление означало лишь то, что она всё же беспокоится за него, что не могло не радовать. Но, вместе с тем, пришло осознание того, что он оставил её на два дня, предоставив самой себе, да её и спихнув на неё все заботы. Ему было стыдно. Оставалось надеяться, что подарок, ожидавший девушку в покоях, сгладит вину.
[indent=1,0]- Прошу меня простить, моя госпожа, - граф отложил тренировочный меч и подошёл к супруге. - У меня были неотложные дела. Я не хотел Вас беспокоить.
[indent=1,0]Дэйдрэ выглядела столь невинной, а румянец придавал ей ещё больше красоты. Ксандор не сразу понял причину её смущения, но, поняв, тут же извинился и натянул на торс рубаху, которую носил уже второй день.
[indent=1,0]- Прошу меня простить. Я нисколько не забыл про Вас. Наоборот, всё это время я только и думал, что о моей прекрасной супруге.
[indent=1,0]Ксандор осмелился коснуться её. Он взял её маленькую ручку, легко сжав её в своей ладони.
[indent=1,0]- Я подготовил для Вас небольшой подарок. Позвольте мне показать... - не отпуская руки Дэйдрэ, граф повёл её прямо в их покои, совсем не задумываясь, что на это может подумать его супруга, ведь его помыслы были абсолютно чисты.

+2

16

[indent=1,0]Дэйдрэ робко опустила глаза ещё ниже, когда муж, наконец-то соизволил одеться. До того она украдкой рассматривала его, понимая, как мало она знает о том, с кем придётся провести всю оставшуюся жизнь. Он мог сражаться за честь дам, с разбойниками, а быть может и со страшными бестиями. Рваный росчерк от когтей на его теле мог принадлежать огромному медведю, но ведь так приятно подумать о том, сколь таинственным и храбрым мог оказаться вар Лорехейд.
[indent=1,0]- Вы думали обо мне? - Девушка смущённо потупилась. Её рука утонула в ладони графа. Думала ли она о нём эти дни? Совсем немного, но всё же: - Я тоже думала о Вас. Петра сообщила, что Вы совсем увязли в делах, и я немного разволновалась. Не слишком ли Вы устаёте? И Ваши... наши покои пустуют без Вас. Боюсь, что сплетни могут причинить Вам проблемы и по службе. Вы не боитесь?
[indent=1,0]Конечно же, он не боялся. Иначе, прошла ли бы их брачная ночь так, как прошла? Графу, казалось, всё было нипочём: людские разговоры, кривотолки и репутация. Он научился быть таким на Севере? Как бы и ей хотелось уметь быть такой же сильной, способной ответить «нет», не боясь быть за то попранной и униженной. В Империи репутация имела вес, а граф Рована словно плевал на все законы родной страны. Чуждый, странный, одичавший за семь лет жизни вне дома.
[indent=1,0]- Подарок? - Дэйдрэ заметно оживилась, улыбнувшись, - Какой подарок?
[indent=1,0]Пальчики её непроизвольно коснулись небольшого золотого медальончика на шее - тоже подарка. Связанного с событиями печальными, но памятными и важными.
[indent=1,0]Мужчина, не отпустив её ладони, повёл за собой. Дэйдрэ отметила, что возвращаются они прямо в личные покои, в спальню. В этот раз без спешки и грубости, как было в ночь свадьбы. Мелькнула глупая мысль о том, что терпение у супруга относительно своей жены кончилось, и теперь он сделает то, что должно. Граф открыл перед ней дверь, пропустив вперёд.
[indent=1,0]На широкой кровати, что той ночью заливалась лишь лунным светом, а теперь мягко освещалась пламенем свечей, игрался крошечный пушистый комочек. Чёрный, лохматый, с белыми лапками-носочками, он запутался в своём же зелёном банте с брошкой и смешно пытался сбить его лапкой.
[indent=1,0]Дэйдрэ восхищённо приблизилась к «подарку», подбирая на ручки непоседу и оборачиваясь к графу с выражением чистого восторга на лице. Котёнок принялся кусать длинные чёрные локоны девушки, потягивая их на себя. Дэйдрэ засмеялась.
[indent=1,0]- Это... Это просто чудо! - Она бережно прижала к себе котёнка, а после посмотрела на супруга: - Вы не должны были, право. Я... у меня нет для Вас ничего, простите.
[indent=1,0]Девушка с улыбкой позволила озорнику легонько прикусить себя за палец, а после вгляделась в его глаза внимательней.
[indent=1,0]- У Вас с ним одинаковые глаза, граф. Цвета листвы - очень красивые. Как же мне назвать его теперь, когда Вы с ним так похожи? - Дэйдрэ приятно улыбнулась, подходя к супругу. Котик на её ручках потянулся лапками к графу, словно хотел посидеть теперь и на нём, - К тому же, Вы ему весьма симпатичны.
[indent=1,0]Ей до сих пор не верилось, что этот мужчина, что некоторое время назад отрабатывал пассы с мечом, такой строгий и грубый, сейчас явно наслаждался тем, как рада была его жена подарку. Всё же она была неправа о нём с самой первой их встречи, но теперь обещала себе, что исправится, что станет для него кем-то близким и значимым. Сложно приказать себе любить кого-то, коль он тебе не мил, но Дэйдрэ и сама не знала, что теперь ощущала по отношению к графу. Знала точно, что теперь она не боялась его, как при первой встрече.
[indent=1,0]- Какая прекрасная брошь, - нарушила паузу Дэйдрэ, отведя взгляд от супруга и отвлекшись на играющего в её руках котёнка, - Вы меня избалуете, мой господин. А я избалую его.

+4

17

[indent=1,0]Слова Дэйдрэ, о том, что она думала о нём, о том, что волновалась, были приятных графу, пускай и неожиданны. Ксандор искренне верил, что его отсутствие будет благодатью для супруги, что она будет рада тому, что он находится где-то там, лишь бы не рядом с ней. Сейчас же ему было немного стыдно за то, что Дэйдрэ эти дни оставалась наедине со всеми обязанностями, которые упали на её хрупкие плечи, о которых сам граф совершенно позабыл. Он надеялся загладить свою вину не только подарком, что ждал её в покоях, но и подстроившись под её желания и нужды. Это оказалось немного сложнее, чем рассчитывал Ксандор вначале.
[indent=1,0]- Вам не стоило волноваться обо мне, - граф тепло улыбнулся супруге. - Меня не беспокоит глупая болтовня сплетников - только Ваши желания имеют значение.
[indent=1,0]В ответ на вопрос, какой же подарок ждёт юную графиню, Ксандор лишь улыбнулся, открывая дверь собственной опочивальни и пропуская супругу вперёд. Восхищение девушки, неподдельное восхищение, было столь искренним и невинным. Ксандор почувствовал облегчение и радость, ему так хотелось сделать свою супругу счастливой. Пускай он и понимал, что одними подарками ему никогда не добиться этого, но сейчас, в данный момент, Дэйдрэ казалась счастливой, не такой, какой она была в день свадьбы. Граф закрыл за собой дверь, проходя в покои, с улыбкой наблюдая за пушистым озорником и супругой, на лице которой сияла по-детски восхищённой улыбкой.
[indent=1,0]- Ваша улыбка - самый ценный подарок, который я только мог получить, - в пол голоса ответил Ксандор, не уверенный в том, что супруга его услышит.
[indent=1,0]Действительно, глаза маленького пушистого котёнка были очень похожи на нефритово-зелёные глаза самого Ксандора. Отчего же он выбрал именно этого озорника? Быть может это было просто случайностью, а, быть может, он надеялся, что, глядя в глаза маленького пушистого комочка, Дэйдрэ будет вспоминать супруга, пускай и изредка, но эта мысль грела душу графа.
[indent=1,0]Дэйдрэ подошла к нему, держа котёнка на руках. Новый житель особняка Лорехейдов тянулся к хозяину дома, тыча в грудь маленькими лапками, заставляя графа улыбаться. Ксандор немного нерешительно поднял руку, чтобы погладить озорника, почесать за ухом. Граф был крайне осторожен, словно боялся коснуться супруги, будто одно его касание могло испортить столь радостный момент в её жизни. И всё же, она была так близко, не потому, что так было положено, а по собственной воле.
[indent=1,0]- Вы достойны гораздо большего, нежели одна брошь, - Ксандор опустил взгляд следом за супругой, наблюдая, как котёнок, который ожидал часа, когда ему дадут имя, кусает пальцы своего хозяина. - И потом, разве это не обязанность супруга - баловать свою красавицу-жену?
[indent=1,0]Ненароком упомянув обязанности супруга, граф запнулся, поняв, что Дэйдрэ может подумать, что он ведёт свой разговор в русло, которое она, несомненно, ещё боится. Ксандор поднял котёнка на руки и позволил ему спрыгнуть на кровать.
[indent=1,0]- Я надеюсь, Вы чувствуете себя хозяйкой этого дома, - Ксандор нерешительно взял ладошки супруги в свои руки и посмотрел ей в глаза. - Меня слишком долго не было в этой обстановке, всё это стало для меня чуждым. Я так ждал возвращения домой долгие годы, а вернувшись, понял, что всё совсем иначе, чем в грёзах, что посещали меня каждый день в чужих краях. Я должен быть перед Вами честен и открыт, чтобы заслужить Ваше доверие, чтобы показать, что я доверяю Вам, - граф отвёл взгляд. - Я не заслуживаю всего этого, я не заслуживаю быть Вашим супругом. Я делал ужасные вещи, которые не отпускают меня. Призраки преследую меня постоянно, мне не скрыться от содеянного. Но рядом с Вами я чувствую себя свободным от всего этого бремени, Ваша улыбка вырывает меня из кошмаров. Я не могу просить у Вас ничего, просто позвольте мне быть рядом с Вами.

+3

18

[indent=1,0]- В каждой семье свои законы. Мне приятно думать, что Вы предпочитаете баловство, а не что-то иное. - У графа были тёплые руки. - Ощущаю ли я себя хозяйкой? Слуги кланяются мне и учтиво говорят «госпожа графиня». С этим я ещё не свыклась. Но они послушны. Не беспокойтесь.
[indent=1,0]«Это так странно», - мысли порхали словно птички, - «Неужели отец Сейдомара был таким? Когда матушка рассказывала про него, она всегда смягчалась взглядом. Улыбалась печально, горько. Отец разрушил её счастье. Брат разрушил моё».
[indent=1,0]Невольно оказалось, что стоят они близко и сердечко стучит часто-часто. Дэйдрэ не хотелось близости с графом, но она понимала, что своими словами и действиями он успокаивает её, словно норовистую кобылку, мягко склоняет к тому, что неизбежно. Может и не было у него таких мыслей сейчас, но появятся в недалёком будущем. Она была молода и красива. Мужчины ласкали её взглядом. Уклоняться всю жизнь не получится.
[indent=1,0]«Он не испытывает ко мне равнодушия. Он так пылок в своих словах. Хочет помочь. Может влюбился? Так скоро? А я не люблю его пока. Совсем. Но он добр, статен и щедр. Я полюблю, смогу. Так будет проще».
[indent=1,0]Может, это будет даже приятно. Когда тебя любят... Сестра его говорила о нежности, к которой склонен её супруг.
[indent=1,0]«Великое Солнце, о чём я только думаю», - Дэйдрэ не выпускала его рук, понимая, что если ей прикосновения этого человека кажутся чуждыми, странными, то он, напротив, остро желает тепла от неё. Хотя бы такого. В его словах, обращённых к ней, сквозило отчаяние пилигрима, который найдя свой храм осознал, что бог его не таков и молился он напрасно.
[indent=1,0]- Вы не правы, вы не правы... - Дэйдрэ покачала головой, совсем не зная, как утешить его. Он был с ней так откровенен, она всем сердцем ощутила его израненную душу, но не знала, как помочь. Граф не смотрел на неё больше, он был глубоко в себе, раскрывал ей одной то, что не знала ни мать, ни сёстры. - Неважно, что было раньше. Важно, что будет потом. Вы расскажете мне о своих кошмарах, а я поведаю Вам свои, но обещайте не корить себя за то, что уже сделано. И не сложись Ваша жизнь так, как сложилась, разве суждено было Вам - или мне - встретиться, заключить этот альянс меж фамилий?
[indent=1,0]«Вы думаете обо мне слишком хорошо, мой господин. Вы верно не знали, кого Вам предложил граф аэп Роэльс», - говорили её глаза, - «Вас ждёт много разочарований. Я стала проклятьем для Анконы, стану проклятьем и для Вас».
[indent=1,0]- Я счастлива быть здесь и сейчас с Вами. В Метинне я была несчастна. Мой брат, он... Строгий. Жёсткий, - слова давались с трудом. «Он убийца. Лжец. Готов на всё, лишь бы удовлетворить своё эго». Прерывисто вдохнув, Дэйдрэ продолжила, - Мой отец был таким же. Я не знала ласки всю свою жизнь, но свыклась с этим. Вы говорите о себе плохо, но вы не правы. У Вас доброе и любящее сердце. Я никогда не стану винить Вас в прошлых грехах.
[indent=1,0]Девушка опустила голову. Она дрожала, не от холода. «Я не смогу. Не мне судить его». Следовало увести тему, сойти со скользкой дороги. Если она сболтнёт лишнего, вдруг это навредит её семье? Её разрывали противоречивые чувства, ведь хотелось рассказать всё-всё о том, каким был Сейдомар. Каким стал. И как больно от того, что она не видит в нём больше родного человека - только мучителя. И в то же время, то доверие, о котором так просил граф, было столь хрупким и нежным...
[indent=1,0]- Вы обдумали предложение матушки о визите в поместье, в Рован? Сегодня в обед прилетела почтовая птица - графиня на подъезде к вашим угодьям. Она настойчиво интересуется, что Вы решили. Слуги Вам уже доложили, не так ли? Ответ, насколько мне известно, Вы ещё не дали.
[indent=1,0]Дэйдрэ легонько пожала его пальцы. Голос дрожал совсем немного. Она была послушной ученицей и знала, как справляться со своими эмоциями. Пусть и не всегда удавалось.
[indent=1,0]- Я буду рядом с Вами, - тихонько шепнула девушка, - Мы не обязаны гостить там с неделю или с месяц. Но Ваша семья, мой граф, самое ценное, что дано Солнцем. Не отдаляйтесь от неё.
Кроме этого, госпожа Бранна упомянула, что прибудет некая госпожа Гаэхель. И что Вы с ней близки...

[indent=1,0]Дэйдрэ запнулась, отчего-то подумав, что госпожа Гаэхель может оказаться совсем не тем, что могла она подумать. Ни приписки фамилии, ни рода, ни звания. Любовницу графа никто и не думает скрывать от неё? Но к чему тогда все эти громкие слова?
[indent=1,0]- Слуги готовы выдвинуться завтра. Или же мне отписать вежливый отказ?

+3

19

[indent=1,0]Она просто не знает всего. Такая мысль промелькнула в голове графа, отразившись мягкой улыбкой на его лице. Ему было невообразимо приятно, что для своей супруги он предстаёт именно в таком свете. Но что бы она подумала о нём, если бы знала, как он, пускай и ненароком, но обрёк четырнадцать человек сгореть живьём, как грабил таких, как она сама - аристократов, которым непосчастливилось проехать не в то время не в том месте. Быть может он даже мог покуситься на её собственную мать, ведь в Метинне его ганза и начинала свой тёмный путь. Думала бы она о нём так же, зная, сколько людей он убивал? Потому что платили, потому что так было нужно, потому что ему так хотелось. В своих снах он видит их всех - мертвецов, жизни которых прервались из-за него. Враги, друзья, товарищи - разницы не было, все они были мертвы и все по его вине. Он отстранился от супруги, отпустив её руки. Дэйдрэ ловко сменила тему разговора, заставив Ксандора отбросить мрачные мысли и сосредоточиться на решении, которое нужно дать прямо сейчас.
[indent=1,0]- Если уж госпожа Гаэхель прибудет в поместье, я просто не могу отказать, - задумчиво произнёс граф с улыбкой на лице. Взглянув в глаза своей супруги, он тут же поспешил объясниться. - Госпожа Гаэхейль это моя прабабка. Она чистокровная эльфка и вырастила уже троих графов, включая меня. Я не видел её восемь лет и даже не уверен, знает ли она, что я жив и здоров.
[indent=1,0]Ксандор чувствовал себя глупо, понимая, что могла подумать его супруга. Он опустил глаза, словно провинившийся ребёнок.
[indent=1,0]- Она была самым близким членом семьи. Я очень хочу, чтобы Вы познакомились с ней. Уверен, что госпожа Гаэхель придётся Вам по душе. Вы очень похожи на неё. По крайней мере, на ту эльфку, которую я запомнил, покидая дом.
[indent=1,0]Ксандор посмотрел на котёнка, который уже мирно спал, свернувшись в клубок. Понимая, что время уже позднее, граф осознавал, что ему уже следует оставить опочевальню и позволить супруге подготовиться ко сну.
[indent=1,0]- Я сам передам распоряжения прислуге. Завтра утром мы отправимся в Рован. Доброй ночи.
[indent=1,0]Прощаясь, граф Лорехейд был сдержан. Он учтиво склонил голову и вышел, закрыв дверь за собой. Отдав распоряжения, он и сам отправился спать, в комнату для гостей.

+2