Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Врешь, ведьмачья рожа - не уйдешь!


Врешь, ведьмачья рожа - не уйдешь!

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время: 10-15 июня 1257 года
Место: Цидарис и прилежащие территории.
Действующие лица: Трисс, Брэен
Описание: эта история не захватывает дух у деревенских детишек, не вызывает табун мурашек на спинах у взрослых мужей, не заставляет телиться худобу раньше времени, ибо этот сказ настолько глуп, что даже самый пропитый пьянчуга не верит в него. Не верит он, что ведьмак мог отважиться украсть сердце чародейки, чтобы съесть его сырым да обрести новые способности. Но зато охотно верит, что ведьмаки - сила нечистая, способная на самые ужасные поступки, включая скотоложество и прелюбодеяния со стрыгами при полной луне посреди луга.

Отредактировано Брэен (2017-12-12 23:54:39)

+2

2

Порт. Утро
[indent=1,0]В порту пахло мокрыми досками, солью и рыбой. Он щетинился мачтами вверх, будто большой дикобраз, полнился белыми и цветными парусами. Кричали чайки, бесшумно скользя над пенными гребнями волн. На рейде разгружали и бункеровали большие судна. Пляж полнился лодками от мала до велика, в некоторых из них спали моряки, пока их братья по ремеслу пропивали последние заработанные гроши в местных кабаках или тратились на девиц из борделей.  Уже изрядно поддатые матросы возвращались из города и орали песни: "Ходил по морю клипер, у всей команды триппер. Они ебли, кого могли, а их ебал лишь шкипер, - заканчивали они хором, а ветер подхватывал слова и уносил их далеко отсюда. - Их капитан пиздатый всегда ходил поддатый. Такой был лох, что он не мог мешать говно лопатой".
[indent=1,0]Юная чародейка, услышав матросскую "лирику",  смутилась и зарделась.
[indent=1,0]- В порту всегда болтаются матросы, у которых, может, ума и не палата, но зато кишка не тонка. А здесь направо, госпожа Меригольд, - обратился к Трисс её провожатый - местный рыбак. Он будто пытался заглушить песни собственным голосом. Чародейка едва поспевала за его широким шагом. Они обогнули торговые лабазы и вышли к складам. Здесь контингент был поприятнее. Мореходы обсуждали приливы, штормы и навигацию в ночи, когда небо затянуто тучами и не видно ни одной звезды. Туда-сюда сновали мужчины, перенося груз в склады и лавки.
[indent=1,0]Лето выдалось знойным, но здесь, в порту, бриз приносил приятную прохладу и облегчение. Белая рубашка из тонкого льна была расстегнута по самое "не могу" и приятно трепыхалась на ветру. Сапоги для верховой езды поскрипывали при каждом шаге. В таком наряде было жарко, но если идешь на дело, то будь уверен, что в случае неприятностей можно будет быстро унести ноги или догнать того, кто решит унести свои ноги от тебя. Матросы бросали любопытные взгляды на чародейку, но никто не осмеливался сказать хоть слово. Наконец они дошли до нужного места. 
[indent=1,0]- Всего вам доброго, госпожа, - улыбнулся рыбак, получив в благодарность монету. - Вот она, лавка-то. Вам сюда.
[indent=1,0]В лавке со специями Трисс уже ждал купец.
[indent=1,0]Яцек Пекара был еще тот пройдоха, но всегда мог достать желаемое. Лицо его было узким и продолговатым, взгляд карих глаз - хитрым, лисьим. Запах его туалетной воды перебивал даже запах специй.
[indent=1,0]- Рад видеть вас, госпожа чародейка, - слегка склонил он голову и поцеловал протянутую магичкой руку. - Всегда приятно обслужить достойных покупателей.  - Яцек бережно достал из сундука сверток и положил его на стол перед Трисс.  - С вас всего...
[indent=1,0]- Я желаю увидеть товар, - прервала его Трисс голосом, не терпящим возражений. Она, может, и была юна, но дурой не была точно. - Будет очень обидно, если ваша репутация прогниёт вместе с мясом, я права?
[indent=1,0]- Бесспорно. Понимаю ваше желание, - Яцек кивнул и поджал губы. Было что-то снисходительное в его выражении лица. - Михал, вскрой бочку для госпожи Меригольд, - крикнул купец куда-то в темноту за собой. Из коморки, что пряталась меж стеллажей со специями и травами вышел крепкий мальчик пятнадцати лет с глупым выражением  лица. Он вскрыл бочонок и удалился в место, откуда пришел. Трисс заглянула внутрь. Под толстым слоем мёда лежало то, что ей так было нужно.
[indent=1,0]- К сожалению, у меня нет крюка, чтобы достать его для вас, - пожал плечами купец.
[indent=1,0]- Можно обойтись и без него, - чародейка в нетерпении засучила рукава и, опустив руку в сладкий липкий мед, вытащила наружу содержимое. Сердце котолака - редкость, почти драгоценность - было больше её узкой ладони. Трисс поднесла его к лицу, вдыхая запах, проверяя, не испортилось ли оно во время транспортировки. Сладость стекала по ладони к запястью  и ниже. Тяжелые густые капли срывались на пол с острого локотка. Трисс довольно улыбнулась, опуская сердце обратно в мёд.
[indent=1,0]- Прекрасно,  - оценила товар чародейка. Отстегнув чистой рукой от пояса мешочек, она бросила его на стол. Монеты звонко звякнули. По лицу купца было заметно: этот звук - настоящая услада для его ушей. Яцек быстро пересчитал монеты, позвал Михала, чтобы тот вновь упаковал товар.
[indent=1,0]- С вами приятно  иметь дело, - улыбнулся Пекара, насчитав в мешочке чуть больше, чем он ожидал. - Обращайтесь еще. Пекара достанет всё, что вам нужно. Даже из-под земли достанет. Сердце будет храниться ещё дня два, но не затягивайте с использованием. Этот мёд не волшебный, увы.
[indent=1,0]Трисс покинула лавку. Опустившись на подгнившие доски пирса, она омыла руки и направилась к деннику для лошадей. Чародейка уложила бочонок в седельную сумку. Её съедало нетерпеливое желание поскорее добраться до уютных апартаментов в центре города, чтобы приступить к изготовлению зелья.
[indent=1,0]Заказчик обещал хорошо заплатить ей за проделанную работу.

Отредактировано Трисс Меригольд (2017-12-19 23:44:58)

+4

3

Таверна "У старого докера". Утро.

— Истинно тебе говорю: волосы были почти, как медь, глаза голубые и бездонные, что твое море! Сиськи – во, задница – во! А талия, что твоя осина. Да такую бабу запереть и трахать, пока хер свой не сотрешь.
Мужчина опрокинул деревянную кружку, допивая брагу и с грохотом опуская ее на стол. Остатки выпивки стекали по его усам и падали на распахнутую грудь, стекая по-портовому смуглой коже и впитываясь в грязную рубаху.
— Истинно тебе говорю!
Повторился докер, глядя на своих собеседников.
И было видно, что он не врал. Человеческие глаза почти всегда показывают истинность слов. А эти блестящие, не столько от хмеля, сколько от сладостных воспоминаний и пошлых мечтаний очи любому слушателю четко давали понять, что «сиськи – во, задница – во» точно сейчас прогуливаются по Цидарису.
Только вот ведьмак слышал его сердцебиение и был убежден больше любого в правдивости – рабочий не врал.
— Токмо што енто она в порту забыла-то, га?
— Уж что – не знаю, но заходила она к Яцеку, который Пекара. А ты сам знаешь кто к нему и зачем ходит.
Сидевшие за столом дружно закивали головами, бурча в один тон.
А мир, действительно, слухами полнится. Прогуливаясь по тавернам Брэен уже не первый раз за сегодня слышал о «каштаново-рыжеволосой» девушке с неестественной красотой и аккуратностью, свойственной либо баронессам, либо чародейкам. Но уж больно молодо она выглядит, что для тех, что для тех. Только слухи не девушки касались вовсе, а того, зачем она приехала в порт и сам Цидарис.
Троюродный брат Миклоша, который был зятем Трактирщика, который приходился дедом сидящего за столом молодого парня, который помогал переносить ценный груз, слышал краем уха, что той бочке (парень сгорбился над столом, обращаясь к сидящим на два тона ниже)
— Сердце в той бочке страховидлы нетутошней.
Уголки рта ведьмака, чуть дернулись. Слухи о том, что Яцек торговал органами и частями тела разных тварей под заказ сильных мира сего – подтверждались. Эта деятельность очень вредила компании неких краснолюдов, которые так же охотились на чудищ и из-под полы приторговывали аналогичным товаром, только здешним, северным. Тем, который можно было поймать самому, если хватает ума, сноровки и денег на наем людей.
Но какой важный человек будет жертвовать своим брюхом ради красивого трофея или какая чародейка будет пачкать свое платье в болотах, если это все проще купить.
— Дык а шо за сердешко-то?
— А пес его знает! Говорят, что сердце это человека из Зеррикании, который мог в огромного кота обращаться, что наши волколаки.
Ухмылка с лица Брэена сползла, словно леска, державшая крючки у уголков рта - лопнула.
Сердце котолака.
Это именно тот ингридиент, которого ему не хватало для эликсира от головной боли. Не так давно он вывалил почти все свои сбережения одному друиду за рецепт. Все можно было найти на территории Северных Королевств. Только не сердце котолака.
Брэен поморщился. Перед ним стоял тяжелый выбор: убить Яцека и заработать денег, или избавить себя, в коем-то веке, от навязчивой головной боли.
Мужчина насупился. Такая возможность выпадает крайне редко. Значит, что надо ей воспользоваться. Неспешно встав из-за стола Брэен подошел к сидящим.
— И куда пошла эта, — ведьмак выдержал паузу, — женщина?
Завидев незнакомца компания умолкла, разглядывая его.
— А тебе какое дело?
— Мы договаривались с ней встретиться сутки назад. Я задержался в дороге.
— Попизди мне еще, э, выблядок.
Брэен заскрежетал зубами, тяжело выдыхая.
Мысль. Жест. Аксий.
— Я видел. Как. Она пошла. В центр.
Один из сидящих за столом тут же отвесил крепкую оплеуху своему другу.
— Ты чо, дурья башка, совсем сбрендил?
Ведьмак развернулся и пошел к выходу.
И только молодой парень, рассказывавший про «сиськи – во, задница – во», улыбался, глядя ведьмаку в спину.
— Да будет вам, мужики! Хоть один не зассал найти такую красоту и трахнуть как следует! Да и не дала бы она обычному простолюдину, как мы. Магичка она, пушо с ведьмаком яшкается. Истинно вам говорю!

Отредактировано Брэен (2017-12-14 18:57:56)

+4

4

Постоялый двор. Полдень
[indent=1,0]По улицам Цидариса двигались телеги, бродили толпы людей, просили милостыню бродяги, зазывали посмотреть на товары купцы. Молодая гнедая кобылка двигалась по брусчатке города, отстукивая свежеподкованными копытами свой ритм. Трисс держала её под уздцы, ныряя в заливающий улицы человеческий океан.
[indent=1,0]Всё приходит с возрастом: понимание и опыт. Падкая на лестные её сердцу взоры прохожих Трисс в силу молодости не до конца понимала важность сохранения инкогнито. Особенно, когда везёшь ценный груз. Ей казалось, что причин опасаться нет. Почти нет. Что может случиться в центре города, где так много стражи? Что может случиться с ней, чародейкой? Ведь она всегда наготове. В её пальцах будто жило колкое электричество, готовое вырваться наружу. Мало кто отважился бы сунуться к чародейке. И это её успокаивало.
[indent=1,0]Трисс наконец-то дошла до постоялого двора. Из открытой двери раздавались звуки лютни. Оставив лошадь конюшенному мальчику, чародейка зашла внутрь. После яркого солнца на улице в помещении, казалось, было слишком темно. Здесь пахло свежими булками, хмелем и дымом от капающего в огонь жира. На вертеле запекалась сочная баранья нога. У стены за стойкой стояли ящики со свежими овощами и фруктами. С балок свисали темные куски копченого мяса. Жир стекал по ноге на вертеле, срывался вниз и шипел на углях. Звякали миски и стаканы.
[indent=1,0]Заказав свежих фруктов и немного сыра с хлебом, Трисс присела ближе к менестрелю, возле которого собрались почти все посетители постоялого двора. Раскосые темные глаза да чудные одежды выдавали в нем иностранца. Поэт тронул струны лютни и запел:
[indent=1,0]- Печален, сидел на пиру менестрель и арфы любимой он струн не ласкал.
Имея лишь песни да тощий кошель, он втайне о дочери графа мечтал,
чей замок застыл возле самой воды, и в старые стены плескалась волна...
Но сердце сковали красавице льды, и дева к трувору была холодна...
- голос менестреля был бархатным и чарующим. Трисс заслушалась, позабыв про обед. Лишь притянула к себе сумку с ношей поближе. Тем временем менестрель продолжал:
[indent=1,0]- В отчаяньи, арфу в углу позабыв, пил эль музыкант и вином запивал.
"Смотри: ожидается сильный прилив, - глас Божий в его голове прозвучал, -
прогнившие шлюзы под утро падут, стихия окажется камня сильней.
И замок, и люди под воду уйдут,  удастся спастись лишь любимой твоей",
- присутствующие дамы ахали и поглядывали на своих кавалеров.
[indent=1,0] - Никто не поверил бессвязным речам того, кто желал их от смерти спасти.
Сам граф повелел музыканту молчать и прочь в непогоду из замка уйти.
Наутро ж, нигде не склонив головы, спешит он к разлившейся бурной реке
и видит: в плаще из подводной травы...
- поэт выдержал паузу, постояльцы замерли в ожидании, чем же закончится баллада. - Любимая... арфа лежит на песке, - прозвучал последний аккорд. Звонкие монеты посыпались на стол, мужчины смеялись, дамы, не ожидая такого конца, фыркали, а некоторые поддержали смех мужчин.
[indent=1,0]Трисс Меригольд оставила обед и, поблагодарив за него хозяина постоялого двора, направилась в свои апартаменты. Сумка тяжело покачивалась на её плече, чародейка повторяла про себя ингредиенты для будущего зелья. С каждой ступенькой вверх звуки, доносившиеся с корчмы, становились всё тише.  Ступенька за её спиной скрипнула, но она не придала этому большого значения.

Отредактировано Трисс Меригольд (2017-12-20 00:03:39)

+3

5

Улицы Цидариса. Полдень.

[indent=1,0]Когда вы только знаете, что ваша цель была в порту и оттуда пошла куда-то в центр, куда первым делом вы отправитесь? Понятно, что многие пошли бы в центр и там уже ищи-свищи.
Но только не ведьмак. Только не этот мутант, обладающий не только повышенной регенерацией, скоростью, атлетичностью, кошачьим зрением, но и прекрасным обонянием.
Да, не таким мощным, как оборотни, которые могу учуять ваш запах за километры, но достаточным, чтобы суметь найти свою добычу.
И именно поэтому Брэен отправился в то место, где пахнет солью, рыбой, потом и маслом.

[indent=1,0]Солнце висело распятое на небесной тверди, озаряя весь Цидарис. Богатые женщины прятались под зонтом, бедные – не прятались, а лишь завистливо фыркали, занимаясь своими делами. Да и стоит отметить, что в самом порту первых фактически не было. А мужчины. Мужчинам было все равно. Они ходили по своим делам: кто покупал, кто продавал, кто груз переносил из корабля на склад и обратно.
И лишь ведьмак медленно шел, стараясь понять – куда ему дальше. Лишь несколько мгновений спустя Брэен решил, что все же наведается в лавчонку к своему, все еще живому, заказу и начнет брести оттуда.

[indent=1,0]И не промахнулся. Среди всей многогранности запахов седоволосый уловил тонкий аромат, выбивающийся на фоне мужицко-рабочих ароматов.
Запах меда и флёрдоранжа. Нужно еще найти женщину, которой хватит денег на такие масла.
Неоднозначно поведя носом, Брэен сконцентрировался и принялся брести за еле уловимым шлейфом в самый центр Цидариса.

[indent=1,0]В самом центре города не так сложно заблудиться. Уж тем более, когда потом людей снует туда-сюда, бегая по своим делам. Из переулка в переулок, из подворотни в соседнюю улицу, потом к коменданту, обратно на улицу и следом в кабак.
Одежды пестрили перед глазами, вызывая легкие приступы мигрени у мужчины, распыляя его концентрацию и пуская все успехи по одному причинному месту. Но только дела шли намного лучше, чем могло казаться. Город хоть и полнится самыми разными людьми, но только не такими, как волшебницы. Их вызывающая внешность, удивленные взгляды прохожих и расступающаяся толпа всегда выдавали их, если первая не умудрялась скрыть своего преимущества.
А эта рыжеволосая бестия и не скрывала.
Ухмыльнувшись сам себе, мужчина неспешно шел за очень молодой девушкой по пятам, плутая в толпе, пока они не дошли до таверны.
Не удивительно, что магика не обратила внимания на ведьмака. Брэен не был далеко глупым юнцом и мог отличить опытную чаровницу от желторотой пигалицы. Эта девушка действительно была очень юна и ей не было необходимости скрывать свою истинную внешность за магическим макияжем. Рыжие волосы ниспадали до плеч, голубые бездонные глаза, «сиськи – во, зад – во». В целом все, как и говорили портовые рабочие в той корчме.
Брэен сидел в дальнем углу таверны, искоса наблюдая за девчонкой. Ничего не сказать, она была воистину хороша. Ведьмак это отметил про себя почти с самого момента как увидел ее.
Но куда более был красив сверток, который она носила с собой. Такой маленький, нежный и желанный, как кухель с брагой после тяжелого и жаркого трудового дня. И такой же не его, как деньги, которые обещали краснолюды за смерть конкурента.

[indent=1,0]Вход на второй этаж был чуть за углом, поодаль от взгляда корчмаря. Не составило огромного труда туда проникнуть, если ты ведьмак и умеешь передвигаться тише любого хищника. Оставалось лишь затаиться и ждать, чтобы аромат ее духов усилился в несколько раз, а сама девушка сделала несколько шагов по узкому коридору второго этажа.
Брэен отступил на пять шагов, чтобы создать видимость, что он уходит, и как только чародейка поднялась наверх, мужчина уже шел ей навстречу, глядя перед собой.
Несколько ударов сердца и они уже почти впритирку идут мимо друг друга. Бам. Брэен со всем силы впечатывает девушку своим плечом в стену, вырывая сверток из ее нежных и маленьких рук.
Было ли ему стыдно? Отнюдь. Он убивал, воровал и будет это делать до конца своих дней.
[indent=1,0]— Вогхрлбрл… — Закричал мужчина, что поднимался следом за магичкой и стал невольным свидетелем грабежа; в следующее мгновение его крик захлебнулся в собственной крови. Кошкоглазый слышал его шаги и надеялся успеть до того, как он поднимется наверх. Но, видимо, желание погибшего потискать рыжеволосую красавицу, чьи груди так прелестно выглядывали из-за расстёгнутой до последней пуговицы рубахи, было более сильным, чем ведьмак ожидал.
Жаль?
Не жаль.
Алые капли окропили бледное лицо мужчины, деревянные стены, половицы и одежи чародейки, и в следующую минуту ведьмак уже бежал вниз по лестнице, плечом выбивая дверь.

[indent=1,0]Ах. Большой город. Спасибо тебе. За твоими прекрасными улицами, как за каменной стеной, всегда может найти пристанище самый отпетый ублюдок, спрятавшись от погони.
Только сейчас Брэен все еще бежал, петляя так, словно за ним гонятся адские псы.
И не мудрено. Злая чародейка – куда хуже.

Отредактировано Брэен (2017-12-19 19:06:25)

+3

6

[indent=1,0]Воздух вдруг стал густым и застыл в горле чародейки липким комком. Он давит так, что глаза невольно краснеют. Плечо саднит, рубашка порвана и окрашена кармином. Если бы не всё ещё теплое тело мужчины, распластавшегося на лестнице, чародейка, потеряв равновесие, скатилась бы кубарем до самого низа и, возможно, отделалась бы не только легким испугом, но и парой сломанных рёбер да сотрясением. Она взглянула на тело мужчины. Не нужно было ходить к гадалке, чтобы понять: он мёртв. Жизнь покидала его, растекаясь красной лужей по  ступеням, натертым сапогами до блеска. Спасти его вряд ли удалось бы.
[indent=1,0]"Он мог бы жить, если бы не моя беспечность, - девушка почувствовала укол совести. Глаза застилала пелена, но чародейкам не пристало плакать. - Нет, я не виновата. Вся вина на том, кто позволил себе лишить этого человека жизни".
[indent=1,0]Поскальзываясь на крови, Трисс стала спускаться вниз, держась за шерховатость стен. Она искала глазами сверток, но так ничего не нашла. Корчмарь уже бежал навстречу чародейке, подавая ей руку. Кто-то что-то спрашивал, но Трисс не слышала. Кто-то побежал за стражей. Лютня не пела. О менестреле все забыли. Все глазели на неё и будто чего-то ждали.
[indent=1,0]- Дьявол! Чертов ублюдок, - шипела чародейка, отрывая порванный рукав от рубашки. Трисс витиевато выругалась. Кусок грязной ткани оторвался с треском и упал на пол. Туда же полетел второй рукав. Для симметрии. - Чего уставились? Он украл... - Трисс судорожно глотнула воздух, пытаясь избавиться от кома в горле, -  украл мою вещь.
[indent=1,0]- Не волнуйтесь, госпожа Меригольд, городская стража его быстро схватит, - корчмарь успокаивающе похлопал юную чародейку по тыльной стороне ладони. Трисс одернула руку. Она была в бешенстве. Чародейка шумно выдыхала воздух носом, стараясь скорчить мину пострашнее, лишь бы никто не заметил, что она готова разрыдаться прямо здесь, на этом чертовом месте.

Немного погодя
Тюрьма Цидариса

[indent=1,0]Растрепанная, грязная от пыли и чужой крови Трисс стремительно двигалась по коридорам местной тюрьмы. Сейчас она больше всего  напоминала бруксу, учуявшую жертву и уверенную в благоприятном исходе охоты. Чародейка шла следом за стражником. Руки сводило судорогой - так сильно она сжимала кулаки. За большим дубовым столом трое стражников резались в кости да поглощали обед. Пахло потом, жиром, мокрым гранитом и сырой землей.
[indent=1,0]- Что, потаскуха, допотаскушничалась? - крикнул один из стражников вслед чародейке, видать, приняв её за девицу. Он крякнул от напряжения, перегибаясь через стол, чтобы бросить кости. Остальные мерзко заржали, одобрительно оценив шутку. Ее провожатый побледнел. Трисс остановилась, медленно развернулась к столу и подняла руку, на которой стремительно разрасталось пламя.
[indent=1,0]- Повтори, что ты сказал. Я не расслышала, - спокойным тоном, как и следует чародейке, которая не теряет самообладания. Мужчины затихли. Слышно было, как по лбу жирного стражника ползет капля пота. Он судорожно хватал ртом воздух:
[indent=1,0]- Я, я... простите, госпожа чародейка. Не признал! Пресвятой Лебеда! Не признал, дурья башка! Распущенные волосы могут носить не только девицы, но и...
[indent=1,0]- Заткнись, придурок, - шикнул на него другой стражник. - Милсдарыня, наверное, пришла проведать нашего нового заключенного. Ох и отмутузили мы его, мутанта вшивого. Он там, дальше по коридору. Ну и рожа же у него... Всё отобрали у него, а медальон, зараза, отдавать не хотел. Силой стаскивали.
[indent=1,0]"Мутант? Медальон? Не может быть!" Трисс развернулась на каблуках и двинулась к самому концу коридора. Дойдя до нужной камеры, она облокотилась о прутья и выдохнула с облегчением: этот ведьмак был ей не знаком.
[indent=1,0]- Ты самый худший из ведьмаков. Ты это знаешь? - чародейка поцокала языком. Концентрация, мыслеформа, пасс. Небольшой огненный шар вновь парил над её ладонью. "Фаербол любому развяжет язык". Она зло улыбнулась. - Мне кажется, ты хочешь что-то мне сказать.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-01-02 01:10:46)

+2

7

Пухлые, короткие ножки шпика быстро семенили по раскаленной земле, глухо ударяясь ботиночками. Роцлав Ярва давно следил за всем, что происходило в Цидарисе и самым первым узнавал почти про все происшествия, а потом молниеносно мчался к начальнику стражи и докладывал обстановку, зарабатывая на этом приличные деньги, если посчитать за месяц.
Если говорить от лица Роцлава, то он не жаловался. Приходилось бегать и бегать много, не смотря на свое плотное телосложение.
И у него это получалось.
Тяжелая дверь отворилась, а Ярва влетел в кабинет капитана, неуклюже отдавая честь.
— Вор, капитан.
— Что-то ценное?

— Чародейку обокрал, капитан.
Начальник городской стражи ухмыльнулся в густые усы, подкручивая их пальцами.
— Ведьмак, говоришь. Поднимай людей. Схватить его и бросить за решетку.
— Есть.

Ведьмак мчался на всех порах, изворачиваясь между людьми, словно он гад хладнокровный. Его движения были плавными и грациозными, несмотря на то, что такие кульбиты грозились закончиться неприятной встречей с чьим-то телом. Но кошкоглазому все еще везло, и он ни разу ни с кем не столкнулся, а стоящие люди у прилавков диву давались, как ловко он бежал.
Правда некоторые умудрялись кинуть ему в спину грязное «вор». И были правы. Только необъективно с их стороны ругать незнакомого человека только потому, что он бежал. Может за ним гнались, чтобы его убить, а тут сразу «вор». Некрасиво получается.
И вот, казалось, когда он запетлял как следует, когда от таверны до него расстояния было в несколько добротных сотен метров – ничто не должно предвещать беды.
Кроме приступа головной боли, наводящей пелену на глаза и удары по барабанным перепонкам, что по твоему набату.
Брэен оперся рукой об угол дома, прижимая второй рукой такой драгоценный ему сверток. В глазах потемнело, и ведьмак начал медленно оседать на землю. Сколько он так просидел – он и не вспомнит. Помнил он только последние секунды и этот мерзкий голос: «гляди, выблядок ентон, которого сказали по всем улицам искать и привести живым. Ну и чо? Чо-чо, дурья башка. Щас мы его…»
БАМ.
Из, и без того больной головы, посыпались звезды, разрываясь на сотни фейерверков. А потом тишина, привкус железа на губах, удары наотмашь и чьи-то вскрики, и опять тишина.
И только железная решетка тебе отрада, осаждающая пульсирующую боль.
Что-то натужно брякнуло снаружи, заскрежетали ставни, раздался мужицкий гогот, а потом потянуло свежим воздухом и… медом с флердоранжем. Ведьмак ухмыльнулся себе в воротник, не открывая глаз.
— Ты самый худший из ведьмаков. Ты это знаешь?
Мужчина лишь немного приоткрыл глаза, глядя искоса снизу-вверх на девушку.
— Мне кажется, ты хочешь что-то мне сказать.
Брэен насмешливо фыркнул, не обращая внимания на огненный шар.
— Не в твоей власти, девочка.
Бросил монстроборец, глядя в противоположную стену. Да, было самое время разглядеть камеру, в которую его бросили. Как и сотни камер прежде: каменный пол, каменные стены, куча соломы и зассатые углы. Красота.
И было самое время подействовать кому-то на нервы.

— Ведьмак в темнице, капитан.
— Что было при нем?

Роцлав достал пергамент и пробежался глазам:
— Мечи -две штуки: стальной и посеребрённый. Странный медальон в виде оскалившейся кошки – одна штука. Кожаный дублет – одна штука. Штаны – одна шту…
— Да-да-да, портки – одна штука, сапоги – одна пара. Что насчет украденного.
— Сверток со свежим… м-м-м… сердцем? Одна штука.

Капитан стражи задумчиво погладил усы, глядя в окно.
— Продайте Яйцеку…
— Яцеку, милсдарь.
— Да похуй мне. И напомните, что за крышу он нам за тот месяц еще должен.
— А с чародейкой что делать?

— Скажите, что при ведьмаке ничего не было. Кроме: мечи – два штука, портки – два штука, зубы – тридцать два штука, но после встречи со стражами порядка – двадцать восемь штука. Понял?
— Да, капитан.

— Че пялишься на меня? Думаешь огненным шариком испугать сможешь?
Мужчина резко вскочил с ног так, что стража даже схватиться за рукояти не успели.
Он смотрел ей сквозь решетку прямо в глаза, искривив губы в паскудной ухмылке.
— Не выйдет. Хочешь информацию вытащи меня отсюда, —процедил он сквозь зубы, нарочито медленно протягивая каждое слово.
— Ты – мне, я – тебе. Все честно.

Отредактировано Брэен (2017-12-25 21:48:34)

+2

8

[indent=1,0]Желтые глаза ведьмака были будто собраны из ярких искр, которые ютились ближе к вертикальному зрачку, и влажно блестели в полумраке камеры. Эти глаза вобрали в себя Трисс всю целиком. Она пристально разглядывала незнакомца. Волосы - соль с перцем, где соли всё же больше. Чародейка невольно отшатнулась от решетки, завороженная видом. Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. Кажется, она только сейчас в полной мере осознала суть этой фразы. 
[indent=1,0]Трисс отступила на шаг от решетки и почувствовала, как волосы на руках встают дыбом. Никогда еще она не встречала настолько неприятного человека. Ну и паскудная же у него была рожа.
[indent=1,0]- Зачем мне тебе помогать? - не моргая, спросила юная чародейка. Легкий огненный шар упал в солому, служащую ночлегом для неудачливых нарушителей порядка.
[indent=1,0]Трисс не стала терять время на пустые разговоры и направилась прямо к капитану стражи. В конце концов все, что ей было нужно - вернуть украденное сердце. А ведьмак... ведьмак пусть попляшет.

[indent=1,0]- Капитана нет на месте, милсдарыня.
[indent=1,0]- Как нет?!
[indent=1,0]- Никак нету. По срочным делам уехал.
[indent=1,0]- Ведьмак стащил у меня бочонок. Могу ли я его забрать? - Трисс теряла терпение.
[indent=1,0]- Бочонок? - Роцлав в задумчивости почесал затылок, поднес пергамент ближе к лицу. Свинные глазки-бусинки забегали по кривым литерам. - Никак нет. При ведьмаке ничего не было, кроме... Зачитаю: "было изъято: мечи - две штуки: стальной и посеребрённый. Странный медальон в виде оскалившейся кошки – одна штука..."
[indent=1,0]- Не может быть, - Трисс выхватила пергамент из пухлых рук стражника и пробежалась глазами по описи изъятого, затем взглянула на мужика. Тот старательно отводил взгляд. Трисс ему не доверяла. - Я щедро отплачу. За любую информацию о бочонке, - чародейка улыбнулась, возвращая пергамент стражнику, и как бы невзначай убрала волосы назад, открывая аппетитные округлости, обещающие действительно сладкую награду. К несчастью чародейки Роцлав Ярва слишком боялся потерять свое набеганное место, потому, густо покраснев, с усилием воли отвел взгляд от прелестей чародейки, которые отчетливо выступали под рубашкой. Не убедила его и пара золотых.
[indent=1,0]- Холера, - вздохнула Трисс. Вполне возможно, что ведьмак спрятал бочонок прежде, чем его поймала стража. Придется спросить его ещё раз.

[indent=1,0]По коридору курился легкий дымок. У камеры ведьмака стояли пустые ведра. Стража довольно ухмылялась. Трисс догадывалась, как они тушили огонь. Из ведра холодной водицей да прямо в ведьмака. Как еще развлечься на посту, если не издеваться над заключенными?
[indent=1,0]- Ну что? В огне не горишь, в воде не тонешь? - чародейка усмехнулась и скрестила руки на груди. В этот раз она решила стать не так близко. Ведьмак был похож на мокрую выдру. Это забавляло не только стражников. От напряжения слегка шумело в ушах. Трисс не могла придумать, как разговорить ведьмака. Её правая рука поблескивала от магии. Она надеялась, что это подействует.  - Куда. Ты. Дел. Моё. Сердце.

Отредактировано Трисс Меригольд (2017-12-25 22:21:54)

+2

9

[indent=1,0]В тот момент, когда огненный шар, точно твой солнечный круг по небесной ладони, скатился с кисти чародейки и сорвался на солому, ведьмак понял – не лыком шита. Но и он не пальцем из одного места выдолблен. Хотя, как знать. Его родной хутор, где он уродился, а после – то место, где он рос и стал тем, кем он стал и были «тем самым местом».
Но не нужно было пороть панику, устраивать разнузданные танцы с бубном вокруг разгоравшегося небольшого пламени, чтобы укротить его. Достаточно было сложить определенным образом пальцы, сконцентрироваться и:
[indent=1,0]Словообраз.
[indent=1,0]Кинетический импульс вырвался из руки ведьмака, мгновенно сбивая пламя, разнося очаги занимавшейся трухи в разные стороны.
[indent=1,0]— Ты чо творишь, паскуда!? — стражники подскочили на месте так, словно на сидениях их стульев внезапно выросли пики или еще второй предмет, которым обычно угрожают тебя накормить сидящие рядом с тобой заключенные, если будешь много умничать.
[indent=1,0]Но Брэен не ответил, лишь отсаживаясь от затухающего огня в сторону. Полуподвальное помещение тут же начало задымляться, мешая блюстителям закона резаться в кости и гвинт.
[indent=1,0]— У-у-у, сука, — один из самых старших встал и пошел наружу, открывая дверь, чтобы вытянуть чад. Но спустя несколько минут он вернулся назад с двумя ведрами воды, медленно шагая к клетке, где сидел ведьмак. Сидя боком к охраннику кошкоглазый поморщился, предвкушая грядущее.
[indent=1,0]— Лучше не…
[indent=1,0]Хлюпающий звук раздался на всю темницу, а следом и второй, вызывая бурные эмоции сидящих поодаль. Послышалось улюлюканье, крики и просьбы «выяснить все, как мужики». Но сторожила не был идиотом и знал: с ведьмаком на кулаках могут драться только самые опытные кулачники, либо краснолюды. Тем вообще было глубоко плевать какой у тебя рост. Наверное, любому существу плевать, если твой удар способен сразу вывернуть коленку противника в обратную сторону или сломать сразу пару ребер.
[indent=1,0]— Я тебе хер вырву и в глотку вставлю, сукин ты сын, — прорычал мутант, искоса глядя на обидчика. Брэен из Цидариса не забывает обид. Он копит их до последнего, пока не отомстит, преумножая свою злобу двукратно с каждым годом. И чем сильнее была обида — тем жестче была расплата за нее.
[indent=1,0]— В темнице занялся пожар, — виновато развел руки в стороны мужчина, лукаво улыбаясь, — моей задачей было его быстро, это… купри… крупировать… а, холера, остановить, значицца.
[indent=1,0]Но пока что монстроборец сидел мокрый до нитки. По грязным волосам медленно стекали капли, сохраняя в себе до последнего затейливые танцы факелов.

[indent=1,0]А через время вернулась она.
[indent=1,0]— Ну что? В огне не горишь, в воде не тонешь?
[indent=1,0]После этой почти безобидной фразы, сказанной лишь с долей иронии, Брэену тут же захотелось съесть лицо этой суки, которая пользуется своим положением, как только может. Но он не выдавал своей злобы. Хитрость и опыт подсказывали ему, что она не настолько умна, какой хочет себя показать. И обвести ее вокруг ее же пальца чуть сложнее, чем обмануть сильвана, подсунув вместо мешка крупы – мешок с железными шариками. Она сообразит, только чуть погодя. Когда у Брэена уже будет и путь, и возможность отступить.
[indent=1,0]— Куда. Ты. Дел. Моё. Сердце.
[indent=1,0]— Я бы с удовольствием вырвал его и съел бы с луком и медовухой, но...
[indent=1,0]Мутант медленно встал, тихо потрескивая суставами. Вода все еще стекала по нему, облепливая сухое, но рельефное тело, обычно сокрытое под одеждами. В свои почти шестьдесят он выглядел едва ли на сорок.
[indent=1,0]Ускоренная регенерация тканей давала о себе знать, позволяя сохранять мутантам свое тело максимально приспособленным к бою. И в те дни, когда ни сила, ни ловкость, ни острый клинок уже не дадут возможности спокойно сражаться с бестиями — в ход пойдет опыт и ловушки.
[indent=1,0]Брэен вновь противно осклабился, не глядя на руку магики, что поблескивала от рьяно плещущей в ней энергии
[indent=1,0]—... Но мои условия остаются прежними.
[indent=1,0]Он наклонил голову чуть набок. Серые пряди упали ему на плечи, прилипая к мокрой белой рубахе.
[indent=1,0]— По рукам?

+2

10

[indent=1,0]— Я бы с удовольствием вырвал его и съел бы с луком и медовухой, но...
[indent=1,0]— Помечтай ещё, - хмыкнула чародейка, тряхнув гривой каштановых волос. 
[indent=1,0]Насколько опасной может обернуться для неё эта авантюра? Помочь вору и убийце в одном лице сбежать из тюрьмы? Король явно не будет в восторге. Но с другой стороны будет ли он в восторге, когда узнает, что сердце котолака, которое так трудно достать, кануло в Лету, эликсир не готов, а баснословная куча денег потрачена впустую? Это тоже вряд ли. Кажется, у Трисс совсем не было выбора. Она смерила ведьмака взглядом, оценивая, насколько опасным может быть он для неё. Определенно.
[indent=1,0]— Ты, верно, держишь меня за идиотку, если пытаешься запугать таким примитивным способом.
[indent=1,0]Мужчина обнажил клыки в гадкой улыбке.
[indent=1,0]— Я трижды не повторяю.
[indent=1,0]— Ну и вид у тебя. В гроб краше кладут, - с нескрываемым отвращением. - Как тебя зовут, ведьмак?
[indent=1,0]— На свете еще существуют люди, не слышавшие про Кота из Йелло?
[indent=1,0]Трисс прыснула со смеху, держась за живот. Нарочито вызывающе, задиристо, будто совсем не боялась его.  Конечно, она слышала про резню в Йелло от ведьмаков из Каэр Морхена. Живот сжался в комок от тревоги, но нельзя было этого показывать. Мутация и испытания подточили его психическое здоровье. Это было видно. И, возможно, не стоило было дразнить кота на цепи, но Трисс надеялась сыграть на животных инстинктах ведьмака. Можно быть, можно казаться. Она изображала уверенность и бесстрашие в надежде, что ведьмак в них поверит. 
[indent=1,0]Время от времени Трисс украдкой бросала взгляды на стражников.

[indent=1,0]- Чавой-та они там так долго болтают, будто старые знакомые? - нахмурился стражник, толкая локтем своего товарища по службе. - Слышал? Хохочет она там...
[indent=1,0]- Надобно бы сходить к ним и сказать, чтоб они закруглялись, а то воркуют, как голубки, - второй сплюнул себе под ноги и растер плевок кованным сапогом по гранитной плите.
[indent=1,0]- Даа, эти чародейки постоянно с ведьмаками таскаются, - пробурчал первый с явной завистью, что таскаются чародейки никак не с ним. 
[indent=1,0]- Иди, скажи, что ей уже пора. Часы для свиданий окончены.
[indent=1,0]- А чегой-то я? Чего я-то сразу? - запротестовал первый.
[indent=1,0]- А потому что я старше тебя.
[indent=1,0]- А я дольше тебя в страже служу.
[indent=1,0]- А мой кулак прочнее твоей репы, - рыкнул второй. И тут уж было не до споров.

[indent=1,0]— Слушай сюда, знаменитость, - чародейка наклонилась ближе к решетке и полушепотом проговорила. - Если выкинешь какой фокус, последним чудовищем, которое ты убьешь, будешь ты сам.
[indent=1,0]Ведьмак тоже наклонился к решетке, глядя своими янтарными в ее голубые, шмыгнув носом.
[indent=1,0]- Ну и долго мне еще ждать?
[indent=1,0]- Совсем нет. Нам уже пора, - усмехнулась чародейка, краем глаза уловив движение справа - к ним приближался стражник. Концентрация, мыслеформа, пасс. Трисс вскочила в портал и вышла за спиной у Брэена.
[indent=1,0]- Надеюсь, ты любишь... - снова пасс, мыслеформа и прямо перед ведьмаком возник еще один портал. Трисс не успела договорить. Превозмогая отвращение, она прижалась к мокрому и грязному ведьмаку сзади - она вовсе не хотела, чтобы при путешествии в пространстве с ним случился какой казус, он был нужен ей достаточно целым и жизнеспособным. Трисс толкнула его коленкой в ту часть ноги, которую можно было бы назвать обратной стороной коленки, заставляя войти в молочное белое ничто. С легким хлопком они вывалились в поле недозрелой пшеницы на окраине Цидариса.
[indent=1,0]- ...порталы, - наконец закончила чародейка, оглядываясь.
[indent=1,0]"Что ж... не совсем там, где я того хотела, но зато минимум стражи вокруг".

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-01-02 00:16:18)

+4

11

[indent=1,0]В одной из темниц Цидариса, где держали свеже-пойманных воров, убийц и просто пропойц, произошел нонсенс невиданных масштабов. Двое индивидуумов покинули стены сего приятного заведения, не выходя из тех дверей, в которые они вошли.
[indent=1,0]Несколько мгновений до двух быстрых вспышек, Роцлав, сидевший в углу и наблюдавший краем сонного глаза за своими коллегами и заключенным, успел лишь вскочить и начать семенить ножками, размахивая руками от недовольства и издавая душераздирающие вопли в стиле: «стой! Куда, сука!?»
[indent=1,0]А перед глазами ведьмака происходили чудеса чудесные — он слышал, видел и знал о порталах, но никогда не пользовался ими, стараясь всячески избегать всех магических артефактов, окромя тех, с которыми знает как бороться и использоваться.
Нежные руки девушки обняли его за талию, вызывая двоякие чувства отвращения и напряжения. Приятного напряжения, стоит заметить. Что не говори об отвратительном характере сего мутанта и его ужасных манерах, но лишить его мужских желаний даже посредством мутаций не удалось. Да, он был мутантном. Но явно не евнухом.
[indent=1,0]— Надеюсь ты любишь…
[indent=1,0]«Блядь!»
[indent=1,0]В следующее мгновение их поглотила тьма и тишина. Казалось, что все это действо длилось целую вечность, пронизывая разум мужчины темнотой, выкручивая его кости и нутро наружу.
[indent=1,0]А потом все закончилось.
[indent=1,0]Звуки вернулись так же внезапно, как исчезли. Воздух вновь приобрел вкус, а земля — твердость характера, встретив Брэена весьма негостеприимными объятиями, а скорее ревнивой женой со скалкой, заехав ему прямо под глаз.
—… порталы.
[indent=1,0]К глотке предательски подкатил ком, но гортанный арьергард сдержал натиск врага, не дав ему прорвать оборону и выпустить весь скудный ужин вместе с желчью наружу.
[indent=1,0]Мужчина медленно поднялся, преодолевая головокружение. Не зря ему не нравились все эти магические чудеса. Отряхнув штаны от колосьев пшеницы и проплешин пыли, Брэен развернулся, прикидывая в какой стороне находится город и, не обронив ни слова, принялся плыть сквозь зеленое море.
[indent=1,0]Опасался ли он, что сейчас чародейка зашвырнет ему в спину огненный шар от такой дерзости? Да. Но ставка была сделана, а шаги продуманы на несколько ходов вперед. Что не говори, а в ее дерзких глазах был виден легкий страх, когда он назвал себя. Ее лицевые мышцы дрогнули лишь самую малость, но этого было достаточно.
[indent=1,0]Нет, она не боится его. Лишь опасается. Но этого достаточно, чтобы заставить плясать под собственную дудку. Порой страх — лучший стимул и манипулятор одновременно.
[indent=1,0]— Далеко собрался?
Мужчина остановился лишь на секунду, повернул голову вполоборота, а потом невзначай пожал сутулыми плечами.
[indent=1,0]— Искать.

Отредактировано Брэен (2018-01-04 02:23:57)

+2

12

[indent=1,0]Чародейка с опаской поглядывала на ведьмака, пробираясь следом за ним сквозь густую пшеницу. Трисс гладила налившиеся соком стебли и размышляла о том, что же случится, когда они найдут сердце. "О, это же ваше", - скажет ведьмак и отдаст ей его на блюде. Да хрена с два. Как бы не завел её куда, где сможет вновь стукнуть, только уже более метко, а там заберет бочонок да поминай как звали.
[indent=1,0] - Искать, - повторила Трисс. Она не спускала с него глаз. Хотелось садануть его магией еще раз для профилактики.
[indent=1,0] "Нет, - остановила себя чародейка. - Не вступайся за себя раньше, чем тебя обидят".
[indent=1,0]- Ты обещал мне информацию, ведьмак. Где ты спрятал бочонок? - Трисс бросила в нетерпении ему в спину.
[indent=1,0]- А я не говорил, что я его спрятал, - ответил мужчина, не теряя темпа.
[indent=1,0]- Но ты знаешь, где он?
[indent=1,0]Брэен остановился на мгновение, чтобы бросить:
[indent=1,0]- Нет. Но скоро узнаю.
[indent=1,0]- Хм... - Трисс недобро усмехнулась. Нужно было договориться сразу, чтобы потом сердце попало в нужные руки. Договориться, какой бы глупой затеей ей это не казалось, поскольку ведьмак вряд ли будет придерживаться уговора. Он уже начинал юлить. Она остановилась, скрестив руки на груди. - Стоять, ведьмак. Мы не двинемся с места, пока всё не обсудим. Ты обещал информацию, но её у тебя нет. Это  значит, ты меня обманул?
[indent=1,0]Он бросил "нет", даже не обернувшись.
[indent=1,0]- Прошу остановиться в последний раз, - тихо сказала Трисс в надежде сохранить самообладание. Ведьмак хоть и был в глазах магички заразой редкой, но всё же человеком или какой-то потугой на человека, хоть очень отдаленной и слабой потугой. Все попытки удержать себя в руках пошли крахом, когда он побежал. Это было как минимум глупо - пытаться унести ноги от разъяренной чародейки в чистом поле.
[indent=1,0]Концентрация, мыслеформа, пасс. Трисс нацелилась в голову ведьмака и обрушила на неё свою силу. Она знала, что он должен чувствовать, - тиски, медленно сдавливающие его голову, готовую лопнуть, как переспевший арбуз. Ощущения на грани реальности, но всё же - наваждение. Ведьмак еще пробовал идти дальше. Следом она отправила слабый телекенетический удар, сбивающий с ног.
[indent=1,0]- Странно, я подумала, что ты даже не заметишь, если вдруг лишишься головы. Так невелико её содержимое, - чародейка стала над ведьмаком, она глядела на него, возвышалась.  Волосы разметались по плечам. Губы пересохли и скривились в подобии улыбки. Ведьмак ощерился, как затравленный медведь. Трисс занесла руку, чтобы повторить заклинание, если вдруг понадобится.
[indent=1,0]- Неужели ты подумал, что это будет так легко? Нет, нет. Я выпустила тебя из тюрьмы совсем не для того, чтобы ты вновь обвел меня вокруг пальца, - Трисс истерично расхохоталась и пнула ведьмака мыском сапога под ребра. Она была так зла.
[indent=1,0]- Я знаю, что тебе нужно сердце, Брэен. И я совсем не надеялась на то, что ты сдашься без боя и просто отдашь его мне. Нет. Я надеялась на твоё благоразумие, ведьмак. Я лишь хотела договориться. - Трисс срывалась на крик и совершенно не сдерживала свои эмоциональные порывы. Она понизила голос. - Я хотела договориться с тобой, Кот из Йелло, я бы могла заплатить тебе, только бы ты ушел с моей дороги. Что тебе нужно? Деньги? Дай закончить мне моё дело и часть будет твоей, - закончила она шепотом. Больше не было сил кричать.
[indent=1,0]- Раздери тебя леший на мелкие куски, - тихо выругалась Трисс, по лицу её текли слёзы.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-01-05 19:39:06)

+2

13

[indent=1,0]Говорят, что больнее всего могут бить слова. Выворачивать души наизнанку, взрывать мозг, словно по мановению руки, как от волшебства. Только когда эти самые буквы, воплощенные в жизнь лишь колебанием волн в воздухе, не находят отклика со стороны собеседника – в силу идут палки, камни и та самая магия. Страшная, смертоносная и ужасная. Та, которая находя уязвимое место сделает максимально, чтобы сбить тебя с ног или — при большом желании — оставит от тебя мокрое место.
[indent=1,0]Или вообще ничего.
[indent=1,0]В силу своей импульсивности Брэен не учел тот момент, что петляние из стороны в сторону и прочие кульбиты никак не спасут его от мощнейшего магического импульса, что огромными крысами, выгрызая его глаза и щеки прорвались в мозг, медленно разрывая его на клочки. Мужчина тут же рухнул на землю, извиваясь и корчась в адских муках. Внутри его черепной коробки стоял сплошной белый шум, застилающий собой все. Его мышцы непроизвольно сокращались, а пальцы хватались за волосы и тянули их, желая добраться до источника агонии.
[indent=1,0]Но все было зря.
[indent=1,0]В тот момент, когда магическая хватка ослабла, и боль начала уходить, напоминая о себе лишь легкими толчками в висках и гудением во всем теле, словно сквозь бочку до него долетал голос магики. Он мало что понимал. Если коротко — то ничего. Ее слова просто пролетали мимо его ушей, цепляясь за торчащие сучья сознания лишь мелкими обрывками.
[indent=1,0]Потом что-то больно воткнулось в ребра, а истеричный хохот разнесся эхом в больной голове.
[indent=1,0]Ведьмак все еще лежал, не имея ни возможности, ни желания вставать. Зеленое море окуталось вокруг него и парило, создавая эффект бани, но возле самой земли было приятно прохладно — солнце еще не успело добраться до самого основания и раскалить ее.
[indent=1,0]Когда Брэен поднял веки — его взору предстала рыдающая чародейка. Рыдающая, мать ее, чародейка. Когда-то давно он слышал, что чаровницы не плачут. Была в народе такая байка, мол у них пропадают слезы вместе с совестью. В целом эти россказни блуждали среди кметов наравне со слухами о любви ведьмаков к козам и стрыгам. Но сейчас был немного другой случай. И этот случай не вписывался ни в какие привычные рамки для охотника за чудовищами. Он много раз видел женские слезы. Много раз он спокойно закрывал глаза на это, отсекая ее.
[indent=1,0]Но сейчас…
[indent=1,0]Сейчас он… сделал ровным счетом то же самое. Медленно встав с земли (голова все так же предательски гудела) наемник медленно двинулся прочь. Разозлив юную чародейку, доведя ее до белого каления, а потом до слез, он просто начал уходить. Казалось бы, что это полнейшее самоубийство — так поступать.
[indent=1,0]Но Брэен начал свой собственный суицид много лет назад, взяв заказ на убийство человека. На очень медленное, но уверенное самоубийство. И все же он не был полноценным безумцем. Толика сознания всегда витала рядом, пиная его в одно из плеч, подсказывая, что еще шаг — и головы лишишься окончательно.
[indent=1,0]Брэен остановился на секунду.
[indent=1,0]— Мы идем искать или ты так и будешь там развозить свои магические сопли?

+2

14

[indent=1,0]- Я тебе эти сопли сейчас по лицу размажу, - пробормотала Трисс, но так, чтоб ведьмак не услышал. Портить отношения еще сильнее не хотелось. Там уже в принципе было нечего портить.
[indent=1,0]Чародейка отерла лицо кистями рук и торжественно поклялась себе не спускать с ведьмака глаз. Самое время быть бдительной. Она, может, и забудет об уроке, который преподал ей Кот, уже на завтра, но уж на пару часов её памяти точно хватит.
[indent=1,0]- Мы возвращаемся обратно в город. Хорошо, ладно. Нам там будут рады. Стража, от которой ты сбежал, - она задумалась и нехотя выдала, - мы сбежали. Думаю, каждый пост известили о том, что нужно искать чародейку и ведьмака. Нам нельзя так идти в город. Нас быстро схватят. Нужно переодеться. Или есть другие идеи?
[indent=1,0]- Неужели такая чародейка как ты так и не научилась банально создавать иллюзии в виде вещей? Я уже не говорю о том, чтобы создать магический занавес.
[indent=1,0]Трисс была ранена до глубины души невежеством ведьмака. Создание иллюзии, которая бы не выглядела грубо и неустойчиво, в том числе создание маскирующей иллюзии требовало мастерства и энергии. Первого двадцатилетней чародейке пока не хватало, а запас второго порядком поисчерпался, пока она воспитывала гнусного ведьмака и вытаскивала его из тюрьмы с помощью порталов. Но ведьмак знать не мог, сколько на самом деле лет Трисс Меригольд. Двадцать или сто двадцать лет - никогда не узнаешь наверняка, если будешь судить исключительно по внешнему виду.
[indent=1,0]Меригольд тихо фыркнула, пробираясь через густую пшеницу к проселочной дороге. Стебли тихо шуршали, расступаясь перед чародейкой и ведьмаком.
[indent=1,0]- Мне ещё понадобится энергия. Для... других нужд, - важно сказала она и наградила Брэена той улыбкой, которую сиятельнейший король дарует своему ничтожному подданному.
[indent=1,0]Впереди замаячили огороды и ветхие кметские домишки. Трисс сорвала соломенную шляпу с пугала, что стояло набитое в линялой серой рубахе, раскинув руки-палки. Его голова из темного холщового мешка обреченно смотрела вверх в июньское небо. Шляпа была облезлая и местами прохудилась. Трисс провела по ней рукой, приводя ее в более-менее божеский вид, и надела на голову, кое-как спрятав копну медных волос.
[indent=1,0]Солнце стояло высоко и палило нещадно. Работать было невозможно, потому многие дворы пустовали, в некоторых - играли дети или сидели старики, грея старые кости.
[indent=1,0]Ведьмак шел впереди размашисто и быстро. Очевидно, торопился улизнуть. Трисс шла за ним по пятам, еле поспевая. Она всё ещё напряженно обдумывала что-то. Вдруг глаза ее наконец наткнулись на искомое. На заднем дворе одного из участков висело белье. "То, что нужно!" В голове созрел нехитрый план.
[indent=1,0]- Эй, Кот! - позвала она, подкрадываясь ближе. Рука протянулась к ведьмаку. Заклинание ослепления вырвалось из ладони и попало прямо в яблочко. Две проблемы были решены одним махом. Брэен теперь не мог от нее сбежать, а она могла спокойно достать одежду, чтобы переодеться.
[indent=1,0]Трисс тряхнула рукой и усмехнулась. Она любила это заклинание.
[indent=1,0]- Ты не бойся, пройдет через некоторое время. Будешь слепым, а я буду твоей провожатой. Вот легенда и готова. Осталось переодеться. Ты не дохлый и не огромный. Думаю, тебе пойдет, - Трисс еще раз бросила взгляд на одежду на веревках, молясь, чтобы кметы не покинули дом раньше, чем они справятся, и попыталась взять ведьмака под руку.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-01-21 22:07:46)

+4

15

[indent=1,0]Невозможно предсказать несколько вещей: погоду, пол ребенка, проснешься ли ты завтра и что предпримет Брэен в следующий момент, ведь его характер напоминал порталы юного мага — такой же нестабильный и такой же опасный.
[indent=1,0]Легкий ветер развевал волосы молодой девушки, от которой приятно пахло флердоранжем, и старался растрепать слипшиеся от времени волосы взрослого мужчины. Свежее исподнее и верхняя одежда колыхались на длинных веревках, высыхая под палящем солнцем.
[indent=1,0]Не услышав конкретного ответа, ведьмак понял: перед ним совершенно юная дева. Либо банальная недоучка. Он слишком давно бороздил большак и встречался с чародеями, чтобы иметь представление об «мне нужна будет энергия». Портал — не самое энергозатратное заклинания для опытного чародея. Но, как оказывалось, она им не была. От этого Брэен криво улыбнулся, делая выводы и выискивая глазами такие пути к городу, чтобы их не заметили на первом повороте.
[indent=1,0]— Эй, Кот!
[indent=1,0]Мутант остановился. Волшебница подозвала его к себе и взяла под руку, а в следующее мгновение он ослеп.
[indent=1,0]Ослеп так, словно никогда и не был зрячим.
[indent=1,0]— Ты не бойся, пройдет через некоторое время. Будешь слепым, а я буду твоей провожатой. Вот легенда и готова. Осталось переодеться. Ты не дохлый и не огромный. Думаю, тебе пойдет.
[indent=1,0]Привычка всегда глядеть в оба и ждать опасность откуда не ждут — сыграла ведьмаку на руку и очень плохо в очередной раз с юной девушкой, поступившей крайне глупо. Он не собирался бежать.
[indent=1,0]Уже нет.
[indent=1,0]Но зачем тогда?
[indent=1,0]Стесняется?
[indent=1,0]Можно банально попросить. На своем веку Брэен насмотрелся на женщин, даже не глядя на свою внешность и характер. А бордели никто не отменял. И именно эта опрометчивость вывела мужчину из равновесия.
[indent=1,0]Он резко развернулся, схватив девушку длинными и узкими пальцами за горло, прижимая своим телом к стене деревянного дома, перехватывая второй рукой кисти ее рук. Память тела и последний момент расположения ее тела спасли его. Опрометчиво была разбрасываться заклинаниями, зная, что за человек находится с ней рядом.
[indent=1,0]Кожа шеи мгновенно побелела под натиском цепких лап, а взгляд девушки, наверное, был невероятно испуганным. Но этого Брэен не мог знать наверняка. Он просто не видел. Зато предварительные выводы незадолго вновь прокрутились в голове подводя к следующему: если она молодая, то портал действительно отнял у нее много сил и сейчас ей банально не хватит его уничтожить. К тому же чтобы вызвать сильное заклинание — мысли недостаточно, нужно произнести формулу. Но такой возможности у нее сейчас попросту не было.
[indent=1,0]Если же он прогадал…
[indent=1,0]Пускай в следующий момент она сотрет его в порошок, но он не позволит относится к себе так, словно он у нее на коротком поводке.
[indent=1,0]— Верни. Все. На. Место, — с каждым словом его пальцы все сильнее сжимались на ее тонкой шейке.
[indent=1,0]Она хрипела, как хрипят обычные люди. Не как человек с огромной силой. Нет. Как самый обычный смертный человек, в чьих венах течет такая же обычная кровь.
[indent=1,0]— Нет.
[indent=1,0]Брэен пакостно улыбнулся. Он был прав. Она — слабая и почти никчёмная чародейка. Наклонившись к тому месту, где теоретически должно было быть ее ухо, мужчина зашептал, как змей.
[indent=1,0]— Я сейчас тебе, суке, кадык вырву. Верни, блядь, все на место.

Отредактировано Брэен (2018-01-29 01:21:13)

+3

16

[indent=1,0]Она хрипела, судорожно хватала раскрытым ртом воздух, словно рыба, которую выбросило на берег. Тонкими пальцами пыталась разжать руку, цепко сомкнувшуюся на ее запястьях. Она поднималась на носочки, чтоб глотнуть еще воздуха. Попытки высвободиться были тщетны. Она наступила бы ведьмаку на ногу, ударила бы в коленную чашечку или же в пах, но её тело было плотно прижато телом мужчины к кметской хате.
[indent=1,0]— Я сейчас тебе, суке, кадык вырву. Верни, блядь, все на место.
[indent=1,0]При всем желании вернуть всё как было или защитить себя заклинаниями она не могла себе ничем помочь. Трисс была абсолютно беззащитна перед напором грубой физической силы. Она мычала что-то неразборчиво, что, очевидно, побудило ведьмака ослабить хватку.
[indent=1,0]- Да, да! - с трудом выдавила из себя горе-чародейка, давая понять, что согласна выполнить то, о чем её просят.

[indent=1,0]Трисс дышала хрипло и сбивчиво. Стоя в зарослях цветущего ракитника, дрожащими руками принялась воевать с бесконечным рядом медных пуговиц, желая поскорее сбросить рваное тряпье и облачиться в простое кметское платье. Некогда оно было белым, а теперь посерело от бесконечных стирок и вылиняло на солнце.
[indent=1,0]Горло саднило. Глаза покраснели. Заклинание было снято.
[indent=1,0]Трисс скинула рубашку на землю. Она совершенно не стеснялась Брэена, потому что тело её не имело изъянов, как и у любой другой чародейки, но отвернулась, не давая ему разглядывать себя. Она не подарит ему приятных минут. О, нет. Она избегала любого контакта с ним, даже зрительного.
[indent=1,0]Вновь спрятав медные волосы под соломенную шляпу, Трисс перевязала платье на талии бечёвкой, а затем взглянула на свои ноги. У нее не было другой обуви, кроме высоких сапог для верховой езды. Что ж. Она дойдет в них почти до самых городских ворот, а затем придется идти босиком. Если у них спросят, зачем они пожаловали в город, то она скажет, что хочет продать сапоги, чтобы выручить деньги на лекарства для её отца.

Вечер. Городские ворота Цидариса
[indent=1,0]- Я хотела как лучше. Твои глаза нас выдадут, если вдруг стражники решат к нам докопаться, - сипло проговорила Трисс. Она ненавидела Брэена всей душой. В случае разоблачения что она станет делать?
[indent=1,0]Земля, прогретая солнцем, сменилась вымощенной камнем дорогой. Преимущественно камни были гладкими, но кое-где попадались острые экземпляры, которые больно впивались в ноги девушки. Несмотря на то, что она была чародейкой, нос её, как и у остальных простых смертных, распух от плача, голубые глаза слезились и были красными. Она обернула сапоги мешковиной, предварительно снятой с того же пугала, с которого сняла и шляпу.

[indent=1,0]- Ну-ка, стоять, - проговорил стражник, сально оглядывая Трисс с ног до головы да кивая своему брату по оружию. Видать, решил щегольнуть умением кадрить мазелей.  - Глядите, какая цаца. Зачем в город пожаловали? О! А чего нос расквашен? Этот ублюдок тебя бьет?
[indent=1,0]Трисс Меригольд склонила голову так низко, чтоб полы соломенной шляпы закрывали половину её лица. Она уж было открыла рот, чтобы наплести тысячу и одну басню, как стражник продолжил:
[indent=1,0]- Видать, напросилась, - хохотнул он. - Правильно делаешь, мужик, этих баб нужно держать в узде, а то совсем распоясаются таво-этаво... Уважаю в общем-то, - стражник наконец оторвал взгляд от стройных ножек Трисс и взглянул в лицо ведьмаку. - Э... гляди, брат. Кажись, ведьмак.
[indent=1,0]- Нет, что вы, какой же это ведьмак, - улыбнулась Трисс, глядя своими голубыми прямо в карие глаза стражнику, внушая ему, что это никакой не ведьмак, а всего лишь отец её. Другого стражника взял на себя Кот из Йелло.
[indent=1,0]- Мы идем продать эти сапоги, а вы очень хотите нас пропустить. Верно?
[indent=1,0]- Верно, - тупо проговорил стражник, отступая прочь.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-02-01 02:51:25)

+5

17

[indent=1,0]Когда тяжелая пелена спала с глаз и Брэен снова смог видеть, перед его лицом предстала чародейка, чьи глаза слезились, а сама она задыхалась. Длинные пальцы отпустили ее шею и руки, давая полную свободу. Мужчина ужасающе ухмыльнулся.
[indent=1,0]— Так я и думал.
[indent=1,0]Она могла его банально попросить, и он бы не смотрел. Черт возьми, он бы итак не смотрел, пусть даже ее тело было ужасающе привлекательным и соблазнительным. Но они не были любовниками, и ситуация явно была не подходящая для разглядывания девиц. Да и что, собственно, разглядывать? Видел одну – видел всех.
[indent=1,0]Но, видимо, молодой чаровнице и ее куриным мозгам сложно было понять и принять, что, черт, мужчина и не посмотрит даже украдкой на нее такую красавицу.
[indent=1,0]Отвернувшись к девушке спиной, Брэен быстро стягивал с себя вещи, переодеваясь в кметские одежды. Благо Кот не был широкоплечим богатырем, и мешковатая одежда старила его на его же возраст.

Вечер. Городские ворота Цидариса.

[indent=1,0]— Можно было попросить.
[indent=1,0]— Я хотела как лучше. Твои глаза нас выдадут, если вдруг стражники решат к нам докопаться.
[indent=1,0]— Я — твой слепой отец. Ясно?
[indent=1,0]Закрыв глаза, мужчина опустил руки.
[indent=1,0]— Веди.

[indent=1,0]Подошвы гулко касались земли, словно ведьмак воистину был слепым. Он внимательно слушал, что происходило вокруг. И ему это удавалось. По эху шагов и звуку воды он понял, что они перешли через мост над рекой и приближались к воротам. Солнце пекло в его седую голову, заставляя виску тупо пульсировать. Чародейкин импульс не прошел бесследно, напоминая о себе через равные промежутки времени.
[indent=1,0]Звякнуло железо и голос слева забасил, требуя остановиться:
[indent=1,0]— Ну-ка, стоять.
[indent=1,0]Брэен стоял неподвижно, сутулясь, наклонив голову с закрытыми глазами. Ни единый мускул не дрогнул на его лице, когда стражники заржали над тупой шуткой об избиении.
[indent=1,0]— Подыми морду, отец, — потребовал стражник, взяв его пальцами за подбородок. Где-то внутри Кота что-то екнуло, предвкушая последствия данного действия. Правая рука сама потянулась за поясницу, да только на привычном месте ничего не оказалось. Ведмьачьи метательные ножи были оставлены в тюрьме. Зашуршал пергамент. Судя по звуку, в свободной руке стражника, который рассматривал ведьмака с закрытыми глазами, так отчаянно выдававшего себя за старика. Не так же много седоволосых мужиков шатается по городу с примерными очертаниями лица и фигуры.
[indent=1,0]— Прости отец, но меры вынуждают, — кожа мужчины коснулась века ведьмака; он терпел все, стараясь не скрипнуть зубами и не заставить содрогнуться скулы. Пальцы стражника медленно раздвинули веки, открывая его взору кошачий зрачок. Вновь зашуршал пергамент, медленно лавируя в воздухе.
[indent=1,0]— Э... гляди, брат. Кажись, ведьмак.
[indent=1,0]Мысль. Жест. Словообраз.
[indent=1,0]Аксий.
[indent=1,0]— Ты меня не видел.
[indent=1,0]Стражник молча кивнул, пропуская странную парочку внутрь Цидариса.

[indent=1,0]Город жил своей жизнью, как и всегда. Люди бегали по своим делам, шныряя из подворотни в подворотню, из угла в угол, от порога до порога. Вокруг витали самые разномастные запахи: от масла и серы, до мочи и блевоты. Брэен вновь закрыл глаза, стоя возле чародейки.
[indent=1,0]— Веди. В городе сейчас слишком много патруля.
[indent=1,0]Когда они оказались возле тюрьмы, вокруг оказалось довольно тихо. Настораживающе тихо. Но, как это бывает, никто не сидел в засаде и не выжидал пленников, которые вернутся на место преступления. Внутри, сидя на деревянном стуле и закинув ноги на стол, дремал дневальный, сложив руки на животе.
[indent=1,0]Решив, что рисковать слишком опасно, Брэен просто принюхался. Запах сердца не нашелся сразу, но его специфичный запах выбивался из общего хитросплетения. Уж слишком он был экзотическим.
[indent=1,0]— Идем. — Кот из Йелло глубоко втянул еще раз воздух, выхватывая цвет из серого мира.
[indent=1,0]— Теперь я поведу, просто иди рядом.

Порт. Возле лавки Яцека.

[indent=1,0]Когда Брэен открыл глаза — вокруг был порт. Куда ведет его запах – он понял еще на самом подходе, почти за пятьсот метров. Тут еще сыграл важную роль шум моря, крик чаек и портовая ругань, разносящаяся намного дальше, чем казалось. Прямо перед глазами чародейки и мутанта стояла лавка никого иного как Яцека.
[indent=1,0]— Нет, не ошибся, — опередил возможный вопрос кошкоглазый, после чего перевел взгляд на чародейку, глядя прямо в ее глаза. Сейчас его лицо не выражало абсолютно ничего. Осознание, что они ввязались в одно крупное дерьмо и теперь стоят в нем оба по самую глотку – связывало.
[indent=1,0]— Как долго ты сможешь удерживать портал?

Отредактировано Брэен (2018-02-01 21:15:11)

+3

18

Вечер. Порт Цидариса. Лавка Яцека Пекары.
[indent=1,0]Они шли в молчании. Жизнь города постепенно замедляла свой бег, очередной рабочий день подходил к концу. Торговцы закрывали на ночь ставни лавок, выметали сор и из помещений, забирали товары с улиц в больших плетеных корзинах и деревянных ящиках. Из окон доносились запахи приготовляемой пищи, - подходило время ужинать. Ароматы еды зазывали в таверны. Трисс пожалела, что они не могут сейчас просто зайти куда-нибудь перекусить. Желудок сжался в комок.
[indent=1,0]В противовес городу, в порту жизнь бурлила: прибывали новые корабли, рыбаки возвращались с моря, обсуждая сегодняшний улов, матросы сновали туда-сюда. Трисс растеряно взглянула на Брэена. Он ответил раньше, чем она спросила.
[indent=1,0]Озарение пришло чуть погодя: стражники попросту изъяли у ведьмака и перепродали столь дорогую вещь, как сердце котолака. Кто бы мог купить его? Только Яцек Пекара, старый хитрый козёл.
[indent=1,0]Трисс нахмурилась, услышав вопрос ведьмака.
[indent=1,0]- Куда ты хочешь попасть?
[indent=1,0]- В темнице один стражник. Мне нужно оружие.
[indent=1,0]- Умно, - фыркнула чародейка. - Почему мы не забрали твое оружие, пока терлись у тюрьмы?
[indent=1,0]Брэен выругался, тяжело вздохнув.
[indent=1,0]- Чем дольше ты тянешь, тем хуже для нас обоих.
[indent=1,0]- Мы почти у цели. Пекара никуда не денется, - Трисс кивнула в сторону лавки купца. - К тому же у него не особо с охраной было утром. Но, возможно, что-то изменилось к вечеру. Думаю, он меня ждёт. Сколько времени тебе нужно?
[indent=1,0]Ведьмак наклонился к ней, раздражённо шипя.
[indent=1,0]- Сколько, блядь, по-твоему, нужно времени, чтобы вскрыть спящему человеку глотку и забрать оружие?
[indent=1,0]Трисс отшатнулась.
[indent=1,0]- А ты уверен, что он спит? А чем вскрывать будешь? - усмехнулась девушка, но затем посерьезнела. - Я не уверена в том, где откроется портал. Ты можешь попасть в стену, в камеру, куда угодно.
[indent=1,0]- Так сделай так, чтобы я попал куда надо!
[indent=1,0]- Не могу ничего обещать.
[indent=1,0]Ведьмак молча потащил чародейку под руку к пустующему торговому лабазу. Трисс сомневалась.
[indent=1,0]- Погоди! Погоди! - она высвободила руку.
[indent=1,0]- Что?!
[indent=1,0]- Зачем тебе сердце?
[indent=1,0]Мужчина воровато огляделся и затащил девушку внутрь.
[indent=1,0]- Открывай.
[indent=1,0]Она хотела знать, можно ли будет договориться с ведьмаком и не хотела принимать отказ. Нужно было чуточку на него нажать. А вдруг скажет?
[indent=1,0]- Нет, скажи, зачем тебе оно. И я открою.
[indent=1,0]- Мне долго ждать?
[indent=1,0]- Это от тебя зависит, - не сдавалась Трисс.
[indent=1,0]- К черту, - ведьмак тяжело выдохнул. Он развернулся и вышел из старого помещения, шлепая босыми ногами по брусчатке, будто решил идти к темнице пешком. Меригольд не хотела терять драгоценное время на ожидание невольного союзника.  Она застыла в дверном проеме и бросила вслед ведьмаку:
[indent=1,0]- Ты самый худший из ведьмаков, которых я встречала. У тебя будет около десяти минут, но чем раньше ты вернешься, тем лучше, - она нырнула во тьму торгового лабаза, где открыла портал.
[indent=1,0]- Скажешь что-нибудь? - пробормотала Трисс, глядя на высвеченную из полумрака порталом фигуру мужчины. Но тот, не проронив ни слова, растворился в молочном киселе портала.
[indent=1,0]Трисс присела на пол, поджав под себя ноги. Губы ее горько скривились в усмешке. Она только что отправила ведьмака туда, откуда его достала. Разве не об этом стоило мечтать? Он привел её обратно к сердцу. У Пекары есть охрана, определенно, но чародейка она или кто? Да она сожжет всю лавку, но отберет сердце. Почему бы не закрыть сейчас портал? Зачем ждать явного противника, чье вмешательство привело к тому дерьму, в котором она сейчас изрядно повалялась? Зачем делить сердце, если можно просто обскакать противника и забрать его первым?
[indent=1,0]Он пошел за оружием. Вряд ли для того, чтобы убить затем Трисс мечом. Он ведь мог это сделать тогда, когда прижал её к кметской хате. Так почему не сделал? Он так легко отнял жизнь у простого стороннего наблюдателя в корчме, а здесь пощадил. Побоялся вечной слепоты? Хотел получить выгоду с юной чародейки? Черт его поймет, этого ведьмака.
[indent=1,0]Черт бы, может, и понял. Уж больно они казались друг другу родственниками. А вот Трисс не поняла. Она взмахнула рукой.
[indent=1,0]Портал закрылся.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-03-01 21:20:30)

+4

19

Темница.

[indent=1,0]Никто толком не понял, что произошло. Они просто сидели и спокойно играли в кости, как вдруг произошла странная вспышка, потом из нее выскочила фигура, неведомым образом сбив двоих стражников с ног. Потом послышался короткий глухой удар и хруст чего-то живого.
[indent=1,0]Только крысы, сидящие по углам, а в последствии бежавшие в панике, рассказывали своим потомкам, о сумасшедшем ведьмаке, который выглядел, как черт. Нет. Он был чертом, выскочившим из партальной табакерки. Его лицо не выражало никакой добродетели и явно подсказывало, что он несет только хаос. Когда его пальцы сложились в причудливый символ — микровселенная подвального помещения схлопнулась, уложив двух мужчин на принудительную боковую. Резким ударом сапога бешеный мутант саданул мыском прямиком в кадык, завершая жизнь одного из мужчин. —Только потом он схватил пухленького мужчину, чье имя было Роцлав Ярва и яростно затряс его в своих худых, но, как оказалось, жилистых и сильных руках.

[indent=1,0]— Я тебя сейчас тут же на месте кончу, —шипел он, брызжа слюной в поросячье лицо, — где, сука, клинки?!
Дрожащая рука мужчины указала на старый сундук с хлипким замком. Грубым движением ведьмак оттолкнул Роцлава в стену, от чего тот саданулся головой и медленно сполз по оной.
[indent=1,0]Ключ оказался на столе, на самом видном месте. Не занимаясь изобретением телеги, Брэен открыл тайник и вытащил из него свои вещи, воровато оглядываясь и напяливая их на себя. К сожалению, он не сразу заметил, как та вспышка, которая привела его сюда — исчезла, не оставив ни следа. И в тот момент, когда осознание стукнуло кошкоглазого по затылку — ярость обуяла его душу.
[indent=1,0]— Мелкая блядь.
[indent=1,0]Крушить все вокруг себя в приступе гнева — нет, это не про Бреэна. Мужчина горел внутри, но держал себя в руках, дабы не пуститься в смертоносный пляс. Он сдавил глазницы, глубоко вздохнув и выдохнув, после чего подошел к Роцлаву и присел возле него, похлопав по щекам.
[indent=1,0]— Хочешь жить?
Голова яростно и положительно закивала. Тонкая струйка крови медленно запекалась на снесенной брови Ярвы.
[indent=1,0]— Вы же с Пекарой не в его кибитке встретились, да?
[indent=1,0]Голова опять кивала.
[indent=1,0]— Словами, блядь, отвечай! — ведьмак дернул мужчину за воротник, максимально приблизившись лицом и буравя его глазами.
[indent=1,0]— Д-да.
[indent=1,0]— Сколько в темнице еще людей?
[indent=1,0]— Н-нет.
[indent=1,0]Брэен бросил пленника, и неспешно встал, отряхнув с себя пыль. Казалось, что он успокоился, но нет. Внутри него еще бурлила тягучая жижа, состоящая из гнева, ярости и жажды мести.
[indent=1,0]Как хорошо, что он смолчал про тот еле-еле тянущийся шлейф в сторону от лавки Пекары. Но что это был за основной запах, такой ярко выраженный и ведущий прямиком к лавке?
[indent=1,0]Взгляд ведьмака случайно скользнул по столу стражников, а втянув глубоко носом воздух, мужчина сморщился. [indent=1,0]Обойдя со стороны, он грубо дернул верхний ящик стола и обнаружил там тряпку, в которой изначально покоилось сердце.
[indent=1,0]Теперь все становилось на свои места.
[indent=1,0]— Где вы с ним встретились?
[indent=1,0]— В-в л-л-лес-су.

Улицы.

[indent=1,0]Самым тяжелым было — это двигаться по улицам и переулкам вновь к докам, оставаясь незамеченным. Пару раз Брэена чуть не схватили за шкирку и не отволокли назад. Опыт и небывалая хитрость помогли избежать подобной участи.
[indent=1,0]В голове тяжело крутились шестерни, собирая всю информацию воедино. Если они встретились в лесу, а от лавки все равно тянулся след, значит Пекара вернулся. Но запах был едва уловимым. Словно… словно… Брэен не мог поймать ту самую аллегорию или точную мысль, крутившуюся в его черепе, которая четко бы описала то, что он думает. Но ему казалось лишь одно, что сердца при нем уже не было.

Лес.

[indent=1,0]«Кровь».
[indent=1,0]Кот встал с колена и растер пальцами землю, которая была вязкой от влаги.
[indent=1,0]«На него напали».
[indent=1,0]Брэен ходил вокруг и внимательно разглядывал окрестности. В сторону доков тянулся легкий шлейф людской крови и того самого сердца, которое он украл, а потом украли у него.
[indent=1,0]«Рана рваная. Судя по каплям — ранение не было серьезным. Артерии или вены не были задеты».
[indent=1,0]С каждой минуток, когда ведьмак углублялся в лес, запах сердца усиливался, но вместе с ним еще и другой, потусторонний запах. Аромат смерти и… женщины.
"Его не хотели убить, лишь только... напугать?"
[indent=1,0]За кустами показался силуэт. Брэен присел, всматриваясь и отчаянно прислушиваясь. Сердце предательски стукнуло. Выбившись на мгновение из ритма. Аккуратно отодвинув ветку кустарника, он увидел недалеко от себя девушку, медленно прогуливающуюся по лесу. Легкие, шелковые одежды стыдливо прикрывали ее наготу. Вокруг царила мертвая тишина. Ни единой птицы. Ни-ду-ши.
[indent=1,0]Мужчина постарался аккуратно переместиться и пронаблюдать за ней. Но сухая ветка была против таких событий. Она не хотела, чтобы за хозяйкой этого леса кто-то подглядывал. И поэтому она хрустнула, выказывая местоположения охотника за монстрами.
[indent=1,0]Девушка остановилась.
«Блядь».

Отредактировано Брэен (2018-03-05 16:19:44)

+6

20

Лавка Яцека Пекары
[indent=1,0]Сжатая в кулак изящная рука зависла у дощатой двери в лавку торговца, а затем один, два, три раза обрушилась на грубую древесину, отозвавшуюся глухим стуком. Тянулись долгие мгновения. Никто не отвечал. Трисс вслушивалась, пытаясь отделить звуки по ту сторону двери от крика чаек, громких моряков и отдаленного шума прибоя, что царили снаружи. Она постучала снова. Ответом ей была лишь тишина.
[indent=1,0]Трисс взялась за медную ручку и медленно потянула на себя без надежды на успех. Дверь поддалась и отворилась без лишнего шума, повернувшись на щедро смазанных петлях. Трисс Меригольд застыла на пороге, не решаясь его переступить.
[indent=1,0]Внутри было темно. Пахло шалфеем, розмарином, вербеной.
[indent=1,0]И ни одной живой души.
[indent=1,0]«Как Пекара мог оставить это всё без присмотра? Или это засада?»
[indent=1,0]Чародейка тихо прошептала заклинание. Волшебный фонарик повис над её правым плечом, проливая  холодный свет на стеллажи и ящики с товаром. Где-то в глубине лавки колыхнулась тень - нечто серое скрылось за стеллажами, прошаркав по дощатому полу. Трисс стремительно двинулась вперед, на ходу сплетая заклинание на случай возможной атаки.
[indent=1,0]Мрак медленно рассеивался, предоставляя взору чародейки мальчика, который так сильно прижимался к стене, будто хотел слиться с ней воедино. Он прикрывался мешковиной вдвое меньше него, очевидно, полагая, что если он не видит чародейку, то и она его не увидит. Не по возрасту длинные ноги выдавали его, как и соломенные волосы, которые топорщились из-под ткани.
[indent=1,0]Когда он понял, что его обнаружили, он заплакал. Его огромные карие глаза стали совсем как блюдца. Мальчик всхлипывал, икал, кричал. Его челюсть тряслась, подбородок морщился и дрожал, губы горько кривились.  Горло свело, а нос тёк. Он плакал так сильно, что, казалось, готов был задохнуться от рыданий. Судорожно хватал ртом воздух.
[indent=1,0]Трисс узнала в нём мальчика-помощника Яцека Пекары, который открыл бочонок с мёдом и сердцем для Трисс утром.
[indent=1,0]Михал вцепился в подол чародейкиного платья и плакал, пока не охрип, пока не пересохло горло и не закончились слезы так, что он мог лишь хрипеть и шумно дышать, утыкаясь макушкой в голые колени Трисс.
[indent=1,0]- Ушёл. Ушёл, - бормотал мальчик так, что трудно было разобрать.
[indent=1,0]- Кто ушёл? - спросила девушка.
[indent=1,0]- Он ушёл, - мальчик крикнул и заколотил кулаками по деревянным доскам. В крике его читалась отчаянное одиночество. Он вёл себя будто шестилетка, но по внешнему виду был вдвое старше этого возраста.
[indent=1,0]- Тихо, тихо. Послушай меня. Как тебя зовут? - чародейка присела рядом с ребенком, пытаясь заглянуть ему в глаза, успокоить.
[indent=1,0]- Дядя... не говорить никому... - мальчик притих, обессиленно облокотился о стеллаж и лишь глухо хрипел.
[indent=1,0]- Меня зовут Трисс. Я приходила утром. Помнишь меня? - девушка сняла соломенную шляпу. Волосы медной волной заструились по её плечам.
[indent=1,0]- Ми... Михал, - Михал кивнул головой, показывая, что помнит, и смахнул слёзы со щек.
[indent=1,0]- Михал. Скажи, пожалуйста, где твой хозяин?
[indent=1,0]- Ушёл! Говорю же! Ушёл он! - состоянием Михала было что-то между злостью и отчаянием. 
[indent=1,0]- Куда ушёл? Скажи мне. Куда он ушел?
[indent=1,0]- Просил не говорить никому: куда ушёл. Ушёл - солнце было. Сейчас солнце село, а его - нет. Ушел надолго. Бросил Михала. Надоел Михал. Бросил, - мальчик зашелся новой порцией плача. - Мне страшно. Что, если он не придёт?
[indent=1,0]- Пожалуйста, Михал, это очень важно. Мне нужно найти Яцека. Скажи мне, куда он пошел, - Трисс нежно сжала руку мальчика.
[indent=1,0]- Не могу. Просил не говорить. А пришёл такой здоровенный хряк - меч за поясом. Пугал Михала, выпытывал. Михал испугался и сказал, что дядя в лес пошёл. А не должен был. А сейчас ничего не скажет, - мальчик сам не заметил, как проболтался. Но искать купца было уже поздно. Он стоял в дверном проёме, чуть согнувшись.
[indent=1,0]- Не трогайте ребёнка, - бросил он сухо и скупо, ковыляя к столу. Несмотря на своё состояние, он всё же сохранял вежливость в обращении. - Нет нужды. Вот он я. Знаю, зачем вы пришли, госпожа Меригольд, - каждое слово давалось ему с трудом и перемежалось с шипением от боли. Яцек Пекара умостился в плетёное кресло. Он держался за бок. Михал, услышав знакомый голос, вмиг перестал плакать, утёр слёзы и подскочил к хозяину лавки. Трисс последовала за ним.
[indent=1,0]- Не хотел, я не хотел, - уж было начал мальчик, но встретился со строгим взглядом хозяина и замолчал.
[indent=1,0]- Иди в каморку, Михал. Живо. И переодень штаны, - Яцек шумно выдохнул и взялся за переносицу, прикрыв глаза то ли от боли, то ли от позора, поскольку его помощник вновь обмочился. - Нет, нет, со мной всё в порядке. Не нужно помогать, - он выставил руку вперед ладонью к Трисс, останавливая её.  - Ничего серьезного не случилось. - Купец перевел дух и продолжил, - к сожалению,  сердце котолака, вами, очевидно, утерянное, более не в моём распоряжении. Вы не могли бы помочь мне? Вон там внизу чистые бинты и мази...
[indent=1,0]- Где оно?
[indent=1,0]- Поищите в лесу.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-03-05 22:25:21)

+3

21

[indent=1,0]- Ну а дальше-то что?
[indent=1,0]- А дальше...

[indent=1,0]- Госпожа Меригольд, Вы провалили задание. Его Величество король Этайн не желает Вас принимать и будет рад, если Вы покинете Цидарис незамедлительно, - советник короля смотрел на чародейку с холодной непроницательностью, так хорошо сочетавшейся с цветом его камзола - глубокого синего. Два осётра, прижатые друг к другу спинками, были вышиты серебряной нитью на его груди. Их пустые, ничего не выражающие глаза были схожи с глазами советника. - Вы потеряли ценные ингредиенты из-за собственной неосмотрительности, выпустили на свободу задержанного преступника, который затем вырезал тюремную стражу, - перечислял мужчина, глядя в исписанный мелким каллиграфическим почерком пергамент. Он держался подчеркнуто вежливо, говорил твёрдо.
[indent=1,0]- Мой господин крайне обеспокоен таким поворотом событий и сожалеет, что потратил на Вас своё драгоценное время и ресурсы, которые, ко всему прочему, Вам предстоит возместить в полном объеме. Ваш долг королю сейчас составляет около... шестисот крон. Прибавить к этому компенсации семьям пострадавших от бесчинства выпущенного Вами преступника... Нет-нет-нет, послушайте, - советник предупредительно вскинул ладонь, останавливая Трисс прежде, чем она что-то произнесёт.
[indent=1,0]-  Если ко всему прочему прибавить компенсацию за тот урон, что Вы нанесли репутации сюзерена, то Вам во век не расплатиться. Король Этайн также высказывает свою неудовлетворенность тем, что работа не выполнена в срок. Ваше счастье, что от эликсира, который Вам поручили изготовить, не зависели жизни приближенных к трону. Иначе всё легло бы на Вашу совесть. До конца своих долгих чародейских лет смывали бы Вы с себя клеймо позора и печать вины, - советник закончил и развернулся на каблуках, намереваясь уйти.
[indent=1,0]- Постойте! Постойте, не уходите. Мне нужно поговорить с Его Высочеством. Это какое-то недоразумение, - выпалила Трисс, коснувшись кончиками пальцев расшитого камзола советника, стараясь как можно мягче его задержать. Мужчина смерил её взглядом, который можно было назвать только возмущенным.
[indent=1,0]- То есть вы отрицаете свою вину?
[indent=1,0]- Мы не на суде, чтобы вы выносили подобный вердикт. Я хочу видеть Его Величество короля Эйтана, - Трисс собрала волю в кулак и была преисполнена решительности стоять за себя до конца. - И только с ним я буду говорить. Даже на суде обвиняемый имеет право сказать слово в свою защиту. Меня же этого слова лишили, хотя мне есть что сказать. Жители Цидариса под угрозой. В лесу...
[indent=1,0]- Жители Цидариса под угрозой, пока вы здесь находитесь! - выпалил он. - Король Этайн занят расхлёбыванием каши, которую вы заварили.
[indent=1,0]- Недомолвки и предубеждения вносят в мир больше смуты, чем коварство или злоба. Я буду ждать аудиенции столько, сколько понадобиться.

[indent=1,0]- А что было потом?
[indent=1,0]- Он принял меня только на следующее утро. У нас был долгий разговор. Монарх сменил гнев на милость, но деньги я должна была отработать всё равно. Кроме того, мне дали другое задание, чтобы я могла реабилитироваться в глазах короля.
[indent=1,0]- Что случилось в лесу? Куда делся Кот из Йелло?
[indent=1,0]- Была полная неразбериха. Очевидно, что сердце котолака ушло от стражников в руки Яцека Пекары, а затем перекочевало к неизвестным, которые решили ритуальным жертвоприношением задобрить двоих брукс, сидевших в лесной чаще. Я пришла в самый разгар событий, но что я могу против монстров и вооруженного ведьмака? Я бежала через портал. Что случилось с Брэеном из Цидариса? Не знаю. Бруксы - серьезные противники. Я надеюсь, они разорвали его на куски, но это слишком хорошо, чтоб быть правдой. Такой гад выживет везде.
[indent=1,0]Трисс в задумчивости замолчала на мгновение.
[indent=1,0]- Надеюсь, он подавился этим чёртовым сердцем.

http://s3.uploads.ru/5XVxn.png

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-04-26 09:23:36)

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Врешь, ведьмачья рожа - не уйдешь!