Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Что же сокрыто под ликом прекрасным?


Что же сокрыто под ликом прекрасным?

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время: 19 декабря 1265 года
Место: Нильфгаард, Город Золотых Башен
Действующие лица: Дэйдрэ аэп Роэльс, Ксандор вар Лорехейд
Описание: Брак по расчёту довольно частое явление не только в кругах аристократии, но и среди простого люда, когда девицу выдают за нелюбимого ради корысти и личной выгоды. Все правила гласят о том, что жениху и невесте в подобном союзе нельзя видеться до свадьбы. Но, как всем известно, правила созданы для того, чтобы их нарушать...

0

2

19 декабря 1265 года, утро
[indent=1,0]Не прошло и суток с тех самых пор, как главе графского рода Лорехейд, сообщили о том, что в город пребыла сестра графа Сейдомара аэп Роэльса для подготовки к грядущей свадьбе. Эта новость заставила отложить новоиспечённого вельможу все свои дела, ведь он не зря послал подручных следить за особняком графа аэп Роэльса, ибо жаждал Ксандор встретиться лично с выбранной для него невестой до свадьбы. И дело было вовсе не в том, что граф Лорехейд опасался, что ему представят девицу, не блистающую красотой или манерами. Нет, его беспокоило нечто более важное, нежели внешний облик его будущей супруги. Ксандор знал, что граф аэп Роэльс загнан под каблук одной миловидной, но очень коварной женщины, которая, ко всему прочему, являлась самым настоящим волколаком. Близкая связь графа и Вириенны не ускользнула от глаз Ксандора и в его душе возникли опасения, что эмиссар верховного трибунала также является волком в человечьем обличье. Так почему бы и невесте не быть подобной им? Этот вопрос не давал Ксандору спать по ночам, мучил его, заставляя нервно расхаживать по кабинету, что некогда принадлежал его отцу. В договорённости с Сейдомаром было ясно сказано, что Ксандор увидит его сестру непосредственно в день свадьбы, что он ничего не узнает о ней, пока обряд не будет исполнен и они предстанут перед Великим Солнцем, как супруг и супруга. И дураку было понятно, что граф аэп Роэльс пытается что-то скрыть. Что-то, что может повлиять на решение Ксандора, отказаться от договорённости. Оставалось только выяснить, что именно сокрыто в стенах особняка аэп Роэльса.
[indent=1,0]День у графа Лорехейда начался рано утром, едва успело взойти солнце. Нужный особняк находился не так уж и далеко, но Ксандор намеревался придти как можно раньше, чтобы не упустить ничего. Заняв удобное местечко у окна в таверне, что располагалась совсем рядом, нильфгаардский лейтенант начал наблюдение, попивая сладкий тыквенный сок, к которому успел привыкнуть за годы, проведённые к северу от Ярры.
[indent=1,0]Сидеть в засаде, выслеживать добычу и наблюдать всегда было слишком скучно, слишком нудно, но иного выбора не было. Только около полудня началось какое-то движение у парадного входа в графский особняк. До этого Ксандор наблюдал, как служанки отправлялись на рынок, как возвращались с корзинками, полными продуктов. Видел, как приходил мужчина в возрасте, по одежде похожий на гонца, вышел он буквально через полчаса, видимо, получив ответ от Сейдомара и поспешив передать его. Чуть позже он увидел знакомую волколачку, последовавшую вместе с провожатым в сторону рынка. И только к полудню особняк покинул сам граф аэп Роэльс.
[indent=1,0]Поспешно оплатив свой заказ, Ксандор вышел из таверны и направился прямиком к парадной двери. Его встретили хмурые взгляды двух стражников, охраняющих вход.
[indent=1,0]- Чего Вам надобно, милсдарь? - спросил один из них низким голосом. Их, определённо, учили общаться с пришедшими к графу людям.
[indent=1,0]- Мне необходимо встретиться с графом аэп Роэльсом. Сообщите ему, что пришёл граф Ксандор вар Лорехейд, - властно сказал Ксандор. Ему нелегко давалась роль графа, но обстоятельства обязывали.
[indent=1,0]Стражники переглянулись. Имя гостя определённо было им знакомо. Видимо, в этих стенах оно упоминается довольно часто в последнее время.
[indent=1,0]- Граф отсутствует, боюсь, его не будет до вечера, - наконец ответил стражник.
[indent=1,0]- В таком случае я могу поговорить и с его алхимиком, - лейтенант был доволен ответом, но вида не подал.
[indent=1,0]- Так... Её тоже нет, господин... Неведомо, когда вернётся, - растерянно сообщил вояка, почёсывая затылок.
[indent=1,0]В этот раз Ксандор не смог сдержать лёгкую улыбку.
[indent=1,0]- Я понимаю... - протянул он, делая вид, что раздумывает над чем-то. - Передайте им, что я приходил.
[indent=1,0]Не дожидаясь ответа, Ксандор развернулся на каблуках и пошёл вдоль улицы в направление, где располагался его собственный особняк. Едва свернув за угол, граф устремился в переулок, ведущий вдоль ограждения особняка аэп Роэльсов. Он шёл до тех пор, пока не нашёл наиболее подходящее место, чтобы преодолеть препятствие и тайно проникнуть на территорию столичной резиденции Сейдомара. В незаконном проникновении графу помогли бочки, что стояли относительно неподалёку. Выстроив их перед ограждением, он взобрался на них и ловко спрыгнул вниз уже по другую сторону от ограждения.
[indent=1,0]Поправив элегантный камзол, выполненный в чёрных цветах с узорами из серебряных нитей, Ксандор уверенно направился к самому особняку, скрываясь за колоннами каждый раз, когда где-то показывался тот или иной обитатель особняка. Самое простое было позади. Теперь оставалось каким-то образом разыскать невесту и не напугать её своим внезапным появлением.
[indent=1,0]К счастливому совпадению, очень скоро представился такой шанс.
[indent=1,0]- Госпожа Дэйдрэ, войдите внутрь, вы можете простудиться, - донеслось откуда-то сверху.
[indent=1,0]Устремив взор вверх, Ксандор увидел кого-то, стоящего на балконе второго этажа. Девушка стояла спиной к ограждению, но по изысканному платью и пышным чёрным волосам граф понял, что это была его невеста. Она тут же вошла внутрь особняка, а после послышался звук захлопывающийхся дверей и приглушённые голоса. Делать было нечего. Проверив, что "подарок" всё ещё находится во внутреннем кармане камзола, Ксандор начал своё восхождение по колонне и совсем скоро уже оказался на балконе. Он осторожно подошёл к большому окну и увидел её. Он не видел Дэйдрэ прежде, но почему-то сразу узнал её в прекрасной девице, что сидела в уютном кресле с книгой в руках. Собравшись с духом, граф Лорехейд слабо постучал костяшками пальцев по стеклу.

+5

3

[indent=1,0]Ранним утром Саовины, накануне Зимнего Солтыция, надрывно взвыли сторожевые псы столичного поместья аэп Роэльсов. Под покровом сизого тумана у двери резиденции графа остановилась четвёрка вороных. Разодетая в атлас и меха, увешанная украшеньями так, что каждый её шаг сопровождался перезвоном, из экипажа выбралась молодая особа. Маленькую ручку, обтянутую кожаной перчаткой, подхватила ладонь брата. Айданель встретил её сам, оглядел, словно призовую кобылу и, удовлетворившись, сопроводил сестру до покоев. Его поцелуй в лоб был сродни клейму.
[indent=1,0]Всю жизнь юная госпожа Дэйдрэ мечтала покинуть Анкону и переехать в столицу. Выпестованная рассказами об искрящемся лучами Городе-Солнце, она ожидала, что прибудет сюда невестой прекрасного рыцаря, полная надежды и предвкушения счастливого будущего. Вышло так, что из одной клетушки её перевезли в другую, словно диковинку. Вид через прутья лесов Метинны сменился на крыши домов; чудной и странный архитектурный ансамбль.
[indent=1,0]Весь день был посвящён этому приезду. Выгружались из кортежа куфары с платьями, драгоценностями, золотыми приборами. Крохотные сундучки с флоренами укладывались друг на друга. Вёлся перечень приданого невесты, возможно, чуть более щедрого, чем того заслуживала Дэйдрэ.
Сейдомар визитами не докучал. Оговорил лишь совместный ужин с ним ближе к ночи. Это была не семейная встреча, а деловой час, посвящённый грядущей свадьбе.
[indent=1,0]Меж тем, слуги, казалось, искренне радовались за молодую госпожу. Некоторые служили ещё при аэп Крайхе и, глядя теперь на его повзрослевшую дочь, порой позволяли вольность и поздравление. Дэйдрэ рассеяно кивала, обхаживая покои и с улыбкой разглядывая дом. В душе ей хотелось разбить все зерриканские вазы на пути и кинуть осколки в дверь комнаты брата. Может тогда он поймёт, что бил её душу так же бездумно?
[indent=1,0]Свежий воздух на балконе второго поверха взбодрил и прояснил ум. Девушка едва касалась пальцами мрамора балюстрады, задумчиво рассматривая зимний Нильфгаард. Опустив глаза можно было видеть чёрные росчерки дорог, грязь улиц, талый снег у фундаментов домов. И голоса: множество криков, наполнявших столицу. После звенящей тишины леса такой контраст казался головокружительным.
[indent=1,0]- Госпожа Дэйдрэ, войдите внутрь, вы можете простудиться.
[indent=1,0]В дверях открытого балкона стояла служанка Айданеля, обеспокоенно глядя на младшую аэп Роэльс. Её напряженная поза позабавила бы Дэйдрэ при других обстоятельствах, но, похоже, брат предупредил всех, что сестрица готова спрыгнуть со второго этажа, чтобы сбежать с собственной свадьбы.
[indent=1,0]- Подогретого вина с мёдом и специями, - отдала наказ госпожа Роэльс, проходя в кабинет. Стянула перчатки, небрежно бросила на спинку кресла. Меховую горжетку приняла служка, - Сию минуту.
[indent=1,0]Служанка кивнула и спиной попятилась к большим дверям, после исчезнув за ними, словно дуновенье зимнего ветерка. Дэйдрэ сбросила маску напускной учтивости: потёрла устало переносицу, и потянулась за книгой. Чёрт бы побрал Сейдомара с его планами и амбициями! Ситуация была тяжёлая для провинциальной девчонки; усугублялась ощущением постоянного контроля за каждым шагом. Несмотря на прохладную зиму, сама Дэйдрэ ощущала духоту и тяжесть. Отнюдь не от растопленного камина.
[indent=1,0]Страницы перелистывались бездумно, а горячего вина всё не было. Дэйдрэ потянулась было за колокольчиком, но тихий стук в запотевшее стекло прервал её.
[indent=1,0]Недолго она разглядывала фигуру, прежде чем аккуратно отложить книгу и подойти ближе. Чем, если не чьей-то авантюрой было наличие мужчины на балконе поместья Сейдомара аэп Роэльса, отбывшего по делам не менее, как час назад? Случайности обыкновенно не случайны.

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-11 14:34:57)

+4

4

[indent=1,0]В свои давние юношеские годы, молодой наследный граф рода Лорехейд увлекался лёгкой литературой о похождениях героев, что сражались с драконами и спасали прекрасных дам из лап сил тьмы. В те безмятежные годы он мнил себя одним из рыцарей в сияющих доспехах, который однажды покинет отчий дом ради приключений и авантюр. Эти мечты грубо высмеивала старшая сестра, говоря, что Ксандор просто витает в облаках и не знает, как на самом деле устроен мир. Как бы не хотел он признавать правоту зловредной сестрицы, но она оказалась права. Открыв для себя реальность этого жестокого и сурового мира, который признаёт лишь грубую силу и подлое коварство, он, казалось, навсегда позабыл те идеалы книжных геройских романов, которыми были заняты его мысли в юном возрасте. Но сейчас, взбираясь по колонне на балкон и глядя в искрящие своей необыкновенностью серебряные глаза девицы, словно сошедшей со страниц тех самых романов, Ксандор вновь почувствовал себя героем очередной книги с незамысловатым сюжетом, полным подвигов, неуместных в реальной жизни. Да и какой из него герой? С лицом, покрытым шрамами, и усталыми нефритовыми глазами, в которых отражался весь тот нелёгкий пройденный путь.
[indent=1,0]За спиной Дэйдрэ отворилась дверь и в комнату вошла служанка, держащая в руках поднос. Дабы не быть замеченным, Ксандор метнулся вбок, отойдя от окна. Стекло не позволяло услышать о чём именно говорили в комнате, как бы граф не старался вслушаться в приглушённые разговоры. Только сейчас он осознал, чем может обернуться его маленькая прихоть, если его невеста решит, что незнакомцу нечего делать на её балконе и сообщит о вторжении страже. Кроме имени суженной, граф Лорехейд не знал о ней ничего, включая того, что она, также, как и он сам, подвержена духу романтизма, набранного из старых и глупых былин и преданий, да из не менее глупых романов. Он лишь надеялся, что она сочтёт появление незнакомца у окна, как минимум, интересным и не прогонит его, не узнав о цели его визита. Дверь внутри особняка закрылась и Ксандор вновь осторожно заглянул в окно.
[indent=1,0]К его великому облегчению, девушка всё ещё была в кабинете, всё ещё одна. Но что теперь? Что именно должен сказать Ксандор? Как ему объяснить своё появление? Немного помедлив и собравшись с духом, он осторожно открыл дверь, выходящую на балкон и нашёл внутрь, распахивая тёплый плащ, наброшенный поверх камзола. В этот момент Дэйдрэ могла увидеть герб с золотым солнцем на груди одеяния незнакомца, что красноречиво говорило о том, что он принадлежит нильфгаардской армии.
[indent=1,0]- Прошу простить меня за столь дерзкий визит, - Ксандор низко склонил голову, думая, что же сказать дальше. - Вчера я узнал о Вашем прибытии, госпожа Дэйдрэ, я наслышан о Вашей красоте и изысканности и не смог сдержать своё желание встретить Вас лично. Я знаю, что Вы предназначены нильфгаардскому графу и прибыли в столицу для проведения свадебного торжества, но, позвольте мне получить удовольствие и хоть несколько мгновений побыть в компании такой прекрасной дамы. Не разбивайте мне сердце и не гоните прочь после всего, через что мне пришлось пройти ради этой встречи.
[indent=1,0]Ксандор был поставлен в нелёгкое положение. Он не желал раскрывать свою личность, будучи уверенным в том, что его невесте известно о нём ровно столько же, сколько ему известно о ней. Вместе с этим граф просто не мог позволить себе ложь, ведь Дэйдрэ обязательно узнает его в день свадьбы, а обман это самая худшая основа для любых отношений, даже по расчёту.
[indent=1,0]Ксандор подошёл к полуэльфке, опустившись на колено и взял её маленькую ручку, легко коснувшись её губами.
[indent=1,0]- Если Вы позволите, - продолжил граф, встав с колена, - я хотел бы показать Вам столицу.
[indent=1,0]Граф Лорехейд прекрасно понимал, насколько глупо он сейчас выглядит. Это было видно по растерянному виду его невесты, которая, судя по всему, была в полном замешательстве, не имея представления о том, кто сейчас стоит перед ней. Что же, если она откажет и позовёт стражников, Ксандору придётся разыграть другую карту и придти с претензиями к её брату, высказав опасения по поводу будущей супруги, пускай этого делать ему совершенно не хотелось.

+4

5

[indent=1,0]Дэйдрэ прильнула к стеклу, желая рассмотреть гостя поближе.
[indent=1,0]- Госпожа, ваше вино, - Как не вовремя! Служанка поставила поднос с горячим напитком у кресла с книгой и перчатками. Дэйдрэ смущённо потупила взгляд, неловко взяла в руки кубок. Украдкой оглянулась на окно, за которым не было ничего, кроме зимы и Нильфгаарда.
[indent=1,0]- Пошёл снег, - заметив взгляд госпожи, пояснила служанка, - Если вам...
[indent=1,0]- Благодарю, Мирта, - прервала очевидные рассусоливания Дэйдрэ. К ней часто относились как к ребёнку, рассказывая то, что в общем-то она и так видела, - Честно говоря, после дороги я чувствую себя совсем неважно. Я бы хотела ванну. С розовым маслом, кедром и жасмином. И новое платье офирского шёлка цвета пурпура. А ещё в моём сундуке лежали серьги с кораллом. Я уверена, что именно они должны быть на мне в день свадьбы.
Дэйдрэ сжала ручку служанки, доверяя ей одной желание госпожи надеть кораллы к венцу. Наказ выполнять любые прихоти младшей аэп Роэльс входили в указания брата, к вящему неудовольствию Мирты. В течение получаса беспокоить избалованную шелками госпожу не станут, а вот искать по всему Нильфгаарду пурпурное офирское платье - пожалуй.
[indent=1,0]Комната опустела и Дэйдрэ спешно поставила кубок на столик, даже не притронувшись. Неужели, причудилось?
За окном мелькнула тень, скрипнула ручка балкона. Вместе с порывом ветра и снежинками в покои вошёл мужчина. Под дорожным плащом скрывался чёрно-серебряный камзол. В пламени свечей блеснул герб с золотым солнцем. Такой же был и у её брата. И даже камзол подобного кроя - виной всему столичная мода.
[indent=1,0]Не успела девушка и рта раскрыть, как незнакомец заговорил. Голос у него был приятный, спокойный и контрастировал, на её взгляд, с бандитской внешностью. Растерявшаяся девчушка постепенно успокаивалась, покручивая на безымянном пальце маленькое кольцо.
[indent=1,0]После наполненной восторгом речи, гость предложил совместный променад по улицам Нильфгаарда и замер, ожидая от неё, вероятно, согласия.
[indent=1,0]Дэйдрэ поглядела на него растерянно. И несмело улыбнулась. Казалось, что юная девица искренне рада видеть странного визитёра, пусть и не знала, кто он и откуда. Ведь он опустился на колено, едва коснувшись губами её руки и был столь галантен, что очаровал её с первого взгляда, не иначе.
[indent=1,0]На самом же деле она была в полнейшем ужасе. Совсем одна в комнате, а перед ней стоит на коленях какой-то франт, внешне больший похожий на наёмника с большой дороги, чем на рыцаря, которого она уже и ждать перестала. Зачем-то узнавший о приезде никому не известной провинциалки и якобы очарованный её красотой, которой может похвастаться любая не страшная с лица эльфка. Ничего подозрительного.
[indent=1,0]- Как же мне стоит обращаться к нарушителю покоя дамы? - Выдавила из себя Дэйдрэ, не переставая улыбаться и изящно уложив ладони у талии так, как её учили. Если он и правда рыцарь, то маловероятно, что решит насильно расцепить её руки, чтобы одарить новым поцелуем.
[indent=1,0]- Я польщена вашим вниманием, таинственный Чёрный Рыцарь. Мы едва знакомы, но ваша пылкость согрела моё сердце. Однако, мне не позволено покидать поместье. Как вам известно, мой брат - Сейдомар аэп Роэльс. И он будет весьма, весьма, весьма зол на сестру, если узнает, что она сбежала...
«Опять сбежала», - мысленно закончила Дэйдрэ, - «Он оторвёт голову этому глупцу и насадит её на кол, как сделал в Метинне».
[indent=1,0]От волнения и страха она щебетала как птичка, понимая, что выглядит глупо и надеясь, что именно это отпугнёт человека и заставит его уйти туда, откуда он пришёл. «Прошу, незнакомец, прекрати вытирать пол этим дорогущим камзолом», - подумала Дэйдрэ, но вслух сказала совсем иное:
[indent=1,0]- Я беспокоюсь о вас, не подумайте ничего дурного! Но мой брат человек вспыльчивый и скор на расправу. Уходите, пока он не пришёл. Прошу вас.
[indent=1,0]Пересилив себя, Дэйдрэ осторожно взяла мужчину за руку и легонько подтолкнула к выходу. Красивая романтичная история могла бы получиться из фигуры, наблюдающей за юной девой с балкона. Теперь же история грозила перейти в кровавую драму и Дэйдрэ намерена была её пресечь до того, как Сейдомар узнает хоть что-то.
[indent=1,0]И пусть ей хотелось увидеть Нильфгаард. Но не убивать же ради этого сумасшедшего мужика, влезшего к ней в окно?

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-11 12:49:28)

+5

6

[indent=1,0]Прелестная девица, заточённая в четырёх стенах по воле зловредного родственника, таинственный Чёрный Рыцарь, рискующий жизнью, чтобы тайно пробраться в девичью тюрьму - всё точно так же, как и в геройских романах для юношей или девушек, в зависимости от того от чьего имени ведётся повествование. Только вот вряд ли существует такая книга, в которой рыцарь забирается на высокую башню, являющуюся темницей для принцессы, только чтобы узнать, не обратиться ли прекрасная дева в чудовище на ближайшее полнолуние. Равно как вряд ли в каком романе прекрасный, или не очень, принц заключал договорённости по поводу будущего принцессы с её злым братцем.
[indent=1,0]Ксандор прекрасно видел волнение и нотки страха на лице девушки, слышал это в её голосе. Это было неудивительно. Когда в твой дом забирается незнакомец, выглядящий, словно головорез, каждый начнёт нервничать. Имени своего лейтенант не назвал, просто не мог назвать. А пока думал себе вымышленное прозвище, Дэйдрэ уже успела дать вежливый отказ, подкрепляя его тем, что Сейдомар попросту убьёт незваного гостя. Не дав сказать ничего в ответ, невеста графа Лорехейда взяла его за руку и мягко подтолкнула к выходу, что было намного красноречивее любых слов. Конечно, Ксандор мог уговорить девицу. Тот факт, что она не закричала, едва увидев его, говорило о том, что она не только внешне юна и наивна. Граф был уверен, что Дэйдрэ согласилась бы сбежать, не взирая на гнев старшего брата, стоило лишь сказать то, что обычно в таких ситуациях говорят герои приключенческих романов. Но Ксандор решил уважить желание девушки и лишь слабо кивнул головой в знак понимания.
[indent=1,0]- Вам не стоит беспокоится обо мне, госпожа. Ваш брат ничего не сможет и не посмеет мне сделать, могу в этом уверить. Но желание дамы для меня закон, - приложив руку к груди, лейтенант поклонился. - Позвольте мне только на прощание сделать Вам небольшой подарок. Мне будет приятно знать о том, что он останется у Вас.
[indent=1,0]Рука Чёрного Рыцаря скользнула в нагрудный карман камзола и достала оттуда серебряный браслет, усыпанный множеством маленьких драгоценный камней, что переливались, отражая солнечный свет. Ксандор подал руку девице и когда та несмело положила свою ладонь, граф осторожно застегнул браслет на её запястье. Никакой реакции на серебро, коснувшегося кожи девушки, не последовало. Означало ли это, что она не более, чем простая девица, не обременённая волчьим проклятием, или же, что все предания насчёт боязни волколаков серебра полнейшая чушь и выдумки - оставалось только гадать. Тем не менее, Ксандор сделал всё, чего хотел и чего мог сейчас добиться. А поэтому он в очередной раз откланялся и ступил на балкон.
[indent=1,0]- Ещё раз приношу свои искренние извинения за это грубое вторжение. Но, если Вы передумаете, завтра в полдень я буду ждать Вас в таверне напротив этого особняка. Я буду ожидать за столиком у окна, что ведёт на парадный вход. Если Вы не придёте, я больше не посмею Вас беспокоить и мы не увидимся до дня, когда Вы станете полноправной графиней. До встречи.
[indent=1,0]Улыбнувшись напоследок, Ксандор начал свой спуск. Только оказавшись внизу и осмотрев ограждение вдоль и поперёк горе-ловелас осознал, что ему не выбраться наружу - ограждение было слишком высоким, а поблизости не было ничего, что могло ему помочь перебраться на другую сторону.

+6

7

[indent=1,0]Какое облегчение - странный мужчина не собирался оставаться в комнате дольше, чем того желала Дэйдрэ. Девушка приоткрыла балконную дверь наружу, пропуская его вперёд - совсем не по этикету! - сама же с беспокойством прислушалась к шагам за дверьми в кабинет.
[indent=1,0]- Какой подарок, вы что! - поджала губы дворяночка, едва не плача, - Просто уходите. Прошу.
[indent=1,0]Самоуверенность гостя была или храбростью или глупостью, а может тем и другим. Изысканный серебряный браслет чаял разрешения прикоснуться к её ручке. Дэйдрэ всё больше удивлялась тому, насколько продуманным был этот визит. Незнакомец будто знал, что если одной побрякушкой больше станет в сундучке младшей госпожи, вряд ли бы кто-либо заметит обновку. Кроме матушки, но та была далеко в Метинне. Отказ не принимался. Гость упорно выжидал, пока девушка подаст руку.
[indent=1,0]Аккуратно надев браслет, мужчина задержал её ладонь чуть дольше, чем положено. Он с интересом поглядел на девичье запястье в своих руках, будто предвидел какую-то реакцию. Несмотря на красивые речи, о настоящих манерах этот бандит слухом не слыхивал.
[indent=1,0]- Очень мил, спасибо, - нарушила неловкое молчание Дэйдрэ. Наверняка Рыцарю хотелось услышать одобрение от избранницы, к которой он забрался в окно? Не дождавшись ничего, девушка взглядом указала ему на дверь. Гость ещё раз извинился и был таков. Дэйдрэ же, плотно прикрыв створки окна, выдохнула. Руки била мелкая дрожь. Какая же она дура, что не сопроводила его сразу! Что этот человек себе вообще позволяет? Погладив пальцами браслет, девушка еще раз прокрутила в голове слова незнакомца: «Если Вы не придёте, я больше не посмею Вас беспокоить и мы не увидимся до дня, когда Вы станете полноправной графиней».
[indent=1,0]Младшая аэп Роэльс чертыхнулась так, как леди не позволено. Слова нильфгаардского офицера могли означать только одно...
20 декабря 1265 года
утро и полдень

[indent=1,0]Следующим днём, Дэйдрэ просила у Сейдомара дозволения прогуляться до рынка, на что получила заведомо ожидаемый отказ. Брат посоветовал ей составить список и отправить кого-нибудь из слуг. В учтивой форме он указал ей на собственное место в этом доме, а именно, на положенье очаровательного аксессуара, ожидающего помолвку.
[indent=1,0]Но разве отказ когда-либо останавливал детей Луиниэль от задуманных планов?
[indent=1,0]С хитростями Дэйдрэ не все слуги Айданеля были знакомы лично. Выждав час после отъезда брата, девушка почувствовала себя дурно. В сопровождении прислуги она отправилась в спаленку, едва не теряя сознание. Притворившись изнывающей от болей по женской части, удалось добиться покоя хотя бы на час. Не теряя драгоценных минут, она переоделась служанкой (ещё с вечера Дэйдрэ посетила людскую, просидев там пару часов кряду и знакомясь с людьми Сейдомара) и, спрятав волосы да лицо, выскользнула из поместья. Ох, она уже предвкушала лицо брата, если она не успеет вернуться вовремя! Но незнакомец был прав, в этот раз Сейдомар останется с носом.
[indent=1,0]Ходить далеко не пришлось - постоялый двор находился аккурат через дорогу. Внутри было шумно, душно и оживлённо, что редкость для полудня. Ажиотаж разыгрался вокруг сцены, где симпатичная лютнистка перебирала струны мандолины, звонким голоском распевая политические песенки. Дэйдрэ осторожно протиснулась через толпу зевак, глазами ища вчерашнего гостя.
[indent=1,0]- Не меня ли ищите, прелестница? - Дэйдрэ обернулась, - Ох, ср-р-ражён наповал! Спереди нич-чуть не хуже, ч-чем сзади.
[indent=1,0]Поддатый мужчина в чёрно-красном кафтане довольно хохотнул своей шутке. На груди у него была приколота алая роза, рядом висел внушительный медальон из золота в виде солнца. Купец или зажиточный мелкий дворянин. Какое ей дело до него? Дэйдрэ отвернулась, намереваясь продолжить свой путь.
[indent=1,0]- Эй, куда ты, пташка? - В толпе он легко притянул её к себе плотнее, бормоча слова на ушко. Отчётливый запах кислого вина ударил в лицо. Дэйдрэ поморщилась, попыталась вырвать предплечье. Дружелюбие дворянчика сменилось как погода в майский день – резко и неумолимо. Вокруг линии рта образовалась жёсткая складка. Хмельная улыбка ощерилась похотливым оскалом. Он наклонился к ней близко-близко:
[indent=1,0]- Знай своё место, - прошипел он ей в лицо, - Твой господин не учил тебя прислуживать? Расскажешь мне о нём? Только не тут, а за углом.
[indent=1,0]- Отпустите, иначе... Мой брат... Я... - слова затонули в аккордах певички.
[indent=1,0]Мужчина больно схватил её за плечи, крепко притиснув к себе и пробираясь вместе с хорошенькой служаночкой обратно к выходу.
[indent=1,0]Давно Абдын вар Лыфня не видал таких милашек: не кривая, не рябая, да ещё с глазами невинными, словно в жизни своей мужчины не видала нагого ниже пояса. Диво! Так сложилось, что Абдын вар Лыфня был ярым любителем заполнять пробелы в знаниях юных дев, выискивая таковых на улицах Нильфгаарда. Трогать не давал, а вот поглазеть, да осознать, что, дескать, у мужчины в штанах – за милую душу.
[indent=1,0]Игривый уличный ветер всколыхнул капюшон госпожи аэп Роэльс, скинув его с головы и открыв испуганное лицо. Смоляные локоны разметались по плечам. Дэйдрэ предупредительно зажмурилась, понимая, что они идут прямиком к закоулку. Жаркое дыхание извращенца ощутимо жгло щёку.

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-12 23:40:10)

+4

8

[indent=1,0]Выбраться из "клетки" оказалось куда сложнее, чем забраться в неё. Однако, Ксандору удалось и это. Позаимствовав табурет с кухни, в которую нильфгаардский офицер прокрался незаметно, он смог обрести свободу, но ценой этому был порванный камзол.
[indent=1,0]Весь вечер граф Лорехейд провёл в одиночестве, в кабинете, который с недавних пор принадлежал ему. Служанки, видимо, привыкшие к поведению отца Ксандора, никогда не тревожили хозяина, если тот подолгу находился в кабинете. Именно это и было сейчас ему необходимо - тишина и покой, чтобы подумать, вспомнить всё, что произошло за этот день, ещё раз прокрутить все мысли и догадки и... Почувствовать себя последним глупцом. Именно так чувствовал себя Ксандор после всего, что натворил. О чём он только думал, являясь к сестре графа посреди бела дня без спроса, да ещё демонстрируя столь наглое поведение. В конце концов, графу Лорехейду было стыдно за то, что он позволил сомнениям взять верх над здравым смыслом. С этими мыслями он и отправился спать.
[indent=1,0]Последние месяцы, ровно с тех пор, как случилась встреча с эльфской чародейкой, Ксандора часто посещали странные сны, которые практически всегда обращались кошмарами. Этот день не стал исключением. Граф Лорехейд видел торжественно украшенный зал, видел толпы гостей с широкими улыбками и мутными от алкоголя глазами. Праздник был в разгаре. Во главе обширного праздничного стола сидел сам Ксандор, а подле него восседала Дэйдрэ, которая в своём наряде выглядела ещё более невинной, хотя, казалось бы, куда больше. Сцена празднества плавно сменилась другой обстановкой. В царившем полумраке Ксандор мог разглядеть своё ложе, а стоило лунному свету озарить комнату, как взору графа предстала и его невеста, скромно стоящая к нему спиной, пряча смущённый взгляд. Её тонкие пальцы медленно развязывали платье, отчего самому Ксандору становилось несколько не по себе. В распахнутое окно ворвался ледяной порыв ветра и платье, что спало с плеч девицы, плавно опустившись на пол, представило вниманию графа волчье тело невероятных размеров. Серебряные глаза, отражающие лунный свет, смотрели пронзительно, прямо в душу, а в следующее мгновение волк оттолкнулся массивными лапами и напрыгнул на Ксандора, вцепившись острыми клыками ему в глотку.

20 декабря 1265 года
утро и полдень

[indent=1,0]Проснувшись в холодном поту, граф Лорехейд твёрдо уверен был лишь в одном - первую брачную ночь он проведёт в свободной комнате для гостей.
[indent=1,0]К полудню, как и было обещано им же, Ксандор сидел в оговоренной таверне у оговоренного окна. Прошло не более часа с тех пор, как граф аэп Роэльс, как по часам, отбыл из поместья по своим делам. В этот момент нильфгаардский лейтенант начал думать, что и ему следовало лучше заняться более серьёзными делами, но, пока не прибудет приказ "сверху", он находился в увольнении, а изучению старых документов и отчётов он предпочёл общение с будущей супругой.
[indent=1,0]Вскоре в дверях таверны показалась знакомая форма одной из служанок. Похожую Ксандор видел в особняке Роэльсов. Решив, что Дэйдрэ отправила служанку, чтобы передать ему послание, граф поднялся с места у окна и последовал за ней, но тут же остановился, заметив, как к девице пристаёт какой-то омерзительный тип. Возможно, он и ошибся. Возможно, его суженная решила не удостаивать даже таким ответом человека, что так вероломно нарушил её покой. Но, судя по всему, служанке не были приятны приставания обнаглевшего купца, а этого просто так оставлять нельзя. Купец повёл девушку к закоулку, явно с нечистыми намерениями. Ксандор последовал за ними.
[indent=1,0]Нильфгаардский офицер с невозмутимым лицом проследовал до самого места уединения и только потом грубо схватил руку мужчины, что не менее грубо сжимала предплечье темноволосой девицы. Купец взвизгнул, посмотрев на обидчика с негодованием. Его пухлые щёки покраснели от злости.
[indent=1,0]- Гуляй отсюда, да поскорее, - металлическим голосом сказал Ксандор, отпуская руку толстяка.
[indent=1,0]- Д..д..да... Да ты представляешь с кем говоришь?! Да я тебя... Да стоит мне сказать лишь слово... - крики возмущения затихли вмиг, стоило звонкой стали меча коснуться заплывшей жиром шеи.
[indent=1,0]- Хотя знаешь... Пожалуй, лучше останься, - невозмутимое лицо графа не на шутку испугало извращенца. В глазах бывшего наёмника не было ни единой эмоции, а сам Ксандор всерьёз задумался над тем, а не перерезать ли толстяку глотку. Он убивал столько раз, что это стало для него привычным делом. Возможно, сейчас ему этого не хватало, ощущения власти над чужой жизнью. Он мешкал, думал. Пришёл в себя лишь почувствовав как девица, которую он, определённо, спас, взялась за его локоть.
[indent=1,0]Меч опустился, а купец улизнул прочь. Ксандор повернулся к служанке и переменился в лице, узнав в ней Дэйдрэ. Знай он, что это всё время была она, купец был бы уже остывающим трупом.
[indent=1,0]- Г..госпожа... В..вы... Как? Почему Вы... - столь неожиданный поворот событий заставил Ксандора в буквальном смысле забыть дар речи.

+5

9

[indent=1,0]Город тонул в суете - и не было ему дела до чьих-то проблем. Никто не обращал внимания на то, как подпитый мужичок тащил в подворотню девчушку, парализованную страхом. Никто не собирался помочь, лениво скользя взглядом мимо странной парочки. Дэйдрэ забыла, что нужно дышать, но самое главное, что можно кричать.
[indent=1,0]Когда вспомнила, то было поздно. И совсем не потому, что противный хмырь с сальной улыбкой успел распахнуть полы камзола перед юной девицей. Он не успел ничего вовсе.
[indent=1,0]Кто-то сильно схватил купца за руку, разворачивая к себе. Дэйдрэ выпорхнула из-под ослабшей хватки, заходя за спину неожиданному заступнику. Из-за чужого плеча она смотрела на вельможу, едва слыша те слова, что говорил незнакомый воин. Подбородок купца почти плашмя лежал на серебристой стали меча, а венка отбивала ритм на виске. Именно так выглядел страх. На золотое солнце на груди купца упала капелька пота с его носа. Он был жалок, хотя всего лишь пару минут назад ощущал себя властелином над той, кто не смог бы дать ему отпор.
[indent=1,0]- Пожалуйста, не надо... - тихонько попросила Дэйдрэ, притулившись к локтю своего защитника. Ей не хотелось, чтобы кто-то пострадал. Она в безопасности и с ней всё хорошо. Девушка робко подняла глаза на воина и обомлела. Это он! Тот самый!
[indent=1,0]Вчерашний Чёрный Рыцарь медленно опустил меч. Дэйдрэ ощущала через ткань расшитого камзола, как напряжены его мышцы, словно взведённая тетива. Ей показалось или он скрипнул зубами от досады, упустив возможность защитить честь дамы? Или же пролить крови?
[indent=1,0]Рыцарь обернулся к ней, переменившись в лице. Так брат в детстве отчитывал её, глядя с испугом и гневом одновременно.
[indent=1,0]- Я в порядке! - горячо выпалила Дэйдрэ, взяв его за руку, словно зная, что сейчас он отойдёт от удивления, а после наругается на неё как на шкодливую кошку. - Я просто... Мне нужно было... Я знаю, кто вы!
[indent=1,0]Дэйдрэ встрепенулась, отпустив руку графа вар Лорехейда и отступила на шаг. Ей было очень стыдно, что ему вообще пришлось спасать её, ведь она хотела... Хотела...
[indent=1,0]- Я хотела посмотреть город, - потупившись сказала девушка, тут же вспыхнув до корней волос. Она хотела сказать графу совсем иное, но не смогла. Он итак наверняка думал о ней плохо: какая нормальная девица, неспособная постоять за себя, пойдёт в город в одиночку? Позорище.
[indent=1,0]- Примите мою искреннюю благодарность, - к дворянке возвращалось самообладание, а взволнованный голос приобретал вышколенную размеренную прохладцу, - И простите меня, граф, что я не узнала Вас сразу - Вы совсем не похожи на миниатюру.
[indent=1,0]И тут же прикусила язык, осознав, насколько бестактно по собственной глупости оскорбила вар Лорехейда. На миниатюре, присланной вместе с договором о заключении брака, был изображён молодой человек, немногим старше Дэйдрэ. У него были строгие, но красивые и безмятежные черты лица. У него не было серебристых прядок в волосах, шрамов, морщинок вокруг губ и уставших, холодных, словно леса Каэдвена, глаз. Дэйдрэ ни разу не видела лесов Каэдвена, но именно такими себе их и представляла.
[indent=1,0]А вот граф должен был знать, к кому повадился лезть на балкон, ежели Сейдомар удосужился отослать её портрет в ответ - как велел обычай. В любом случае то, как вчера поступил граф, было... Странно. И безрассудно. Дэйдрэ чувствовала подвох, но не могла понять и связать серебряный браслет и подозрительное поведение жениха. Пока не могла.

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-13 03:45:52)

+5

10

[indent=1,0]Меч, что именовался Багровым Лучом и переходил в роду Лорехейд от отца к сыну вот уже третье поколение, плавно вошёл в ножны. На лезвии великолепного клинка, выкованного лучшими кузнецами из Вироледо была гравировка красивым стилизованным шрифтом, вторящий знаменитый девиз: «Без причины не вынимай, без славы не вкладывай». Владелец меча определённо вынул его не без причины, но вложил ли он оружие обратно в ножны со славой? Теперь оставалось только гадать.
[indent=1,0]Во взгляде графа был испуг за то, что Дэйдрэ подвергла себя опасности, а всё из-за того, что он сам втянул её в глупую авантюру. Во взгляде графа был и гнев, но не на девицу, у него не было причин злиться на неё. Ксандор был зол на себя, за то, что позволил мерзкому извращенцу уйти, отделавшись испугом, он был зол на себя, за то, что позволил своей невесте пережить подобный опыт. Но бежать вдогонку за тучным купцом он не собирался. Позже он сообщит о нём, куда следует и мерзавец получит по заслугам. Если сильно повезёт, то проучит его именно Ксандор.
[indent=1,0]- Я знаю, кто вы! - слова Дэйдрэ ввели графа в растерянность, что явно отражалось на его лице.
[indent=1,0]Действительно, глупо было надеяться, что его личность останется не раскрытой, но, одень граф маску, прежде чем влезть в особняк, его очаровательная невеста определённо бы продемонстрировала свой звонкий голосок, созывая стражу.
[indent=1,0]- А Вы примите мои извинения, - мягко ответил лейтенант. Конечно, он хотел прочитать нотации, объяснить, что в подобном виде в одиночку лучше не заходить в столь злачные места, тем более в одиночку, но Дэйдрэ и так была растеряна и напугана, Ксандор не хотел, чтобы она чувствовала себя ещё и пристыженной. - В конце концов, это моя вина. Мне не стоило выбирать столь неподходящее место встречи. Да и... Моё вчерашнее поведение было попросту неприемлемым. Примите мои извинения и позвольте показать Вам город.
[indent=1,0]Наверняка, бедной девице дали миниатюру десятилетней давности, на которой был изображён восемнадцатилетний Ксандор, с задорным и уверенным взглядом. Интересно было знать только одно, сообщили ли ей, что человек, изображённый на портрете стал на десять лет старше? Он мог только представлять всё разочарование Дэйдрэ, когда она осознала, что человек, больше похожий на наёмника, чем на аристократа, её будущий супруг. Но договор есть договор - ничего изменить не в силах ни Дэйдрэ, ни Ксандор. Сейдомар ничему не позволит препятствовать скорому выполнению договора. В этот самый момент бывшему наёмнику, убийце и пособнику террористической банды "белок" было искренне жаль столь юное создание, которой было суждено выйти за него. По крайней мере, он в силах сгладить её мучения, он будет стараться.
[indent=1,0]- Последние восемь лет я провёл на северных землях, как Вам уже может быть известно, поэтому простите мою бестактность. Мне определённо стоило представиться раньше, но с годами все правила этикета забываются. Я - Ксандор вар Лорехейд, граф Рована и Ваш будущий супруг.
[indent=1,0]Граф почтительно поклонился девушке и, выпрямившись, пригласил её взяться за его локоть, чтобы начать обход столицы. Пускай Ксандор и сам знал огромную по своим размерам столицу лишь отчасти, он всегда держал своё слово и намеревался показать девице город хоть в какой-то мере. И, учитывая, что у них явно нет безграничного времени, его познаний могло хватить с лихвой.
[indent=1,0]- Зная Вашего брата, полагаю, наше время сильно ограничено. Предлагаю не терять зря ни секунды и отправиться немедленно, - на лице графа была снисходительная улыбка, но в его усталых глазах можно было прочитать то сочувствие, которое он испытывал к Дэйдрэ. - Надеюсь, я не слишком сильно Вас напугал своим вчерашним визитом.

+5

11

[indent=1,0]- Восемь лет, - выдохнула девушка, - Это так долго. Вы много путешествовали, не так ли? Пойдёмте же, и правда. Не будем терять ни минуты. Нас ждёт совсем маленькая прогулка, в сравнении с теми, что Вам довелось пережить.
[indent=1,0]Хотелось бы ей восемь лет посвятить не новой жизни в чужом доме, ничем не отличной от жизни в Метинне, а чему-то совсем другому. Интересно, видел ли граф Ковир и Повисс? Или россыпь островов вокруг архипелага Скеллиге? Побывал ли он в колючих, словно его взгляд, лесах близ Брокилона? Такие вопросы задавать не пристало юной благородной деве. Юная благородная дева обязана быть безмятежной, словно озёрная гладь, и ничем не выдавать своего любопытства... Даже если блокнот такой девы пестрел рассказами о том, чего никогда не было. О том, что ей хотелось бы повидать или испытать. Страсть к зарисовкам в прозе была такой наивной, такой глупой. Никто и никогда не позволит ей пуститься навстречу приключениям, но не сможет запретить мечтать.
[indent=1,0]Посему Дэйдрэ, ухватившись за предложенный графом локоток, легонько ступала рядом, внимательно слушая, не перебивая и стараясь меньше проявлять искренней заинтересованности. Попутно отвечая на вопросы.
[indent=1,0]- Мой брат - человек строгих принципов, но справедлив, - уклончиво ответила девушка, отметив неоднозначную улыбку графа. Кем бы ни казался этот вар Лорехейд, Дэйдрэ даже не знала, насколько он дружен с Сейдомаром и не достигнут ли неосторожные слова ушей брата. Суженый был обходителен и добр к ней, несмотря на грозный внешний вид. Дэйдрэ знала, что и Сейдомар умел говорить ладно, ласково и нежно. А затем, протягивая золотую подвеску, рушить все грёзы и топтать любовь. Науку о излишней доверчивости Дэйдрэ усвоила год назад слишком хорошо. Был ли мужчина, рассказывающий ей сейчас о городе, возможной соломинкой, спасительной ниточкой к возможности уйти от жестокого брата? Или меньшим злом? Большим?
[indent=1,0]Но если граф вар Лорехейд хороший человек, то Дэйдрэ всей душой желала наладить с ним тёплые отношения. Быть учтивой и милой с будущим мужем, не раскрывая душу глубже, чем того требуют формальности брака.
[indent=1,0]- Ваш визит был... - Дэйдрэ запнулась, подбирая слово, - Безрассудным, но отважным. Вы были подобны влюблённому барду, в попытке добиться благосклонности дамы. Признаться, я очень перепугалась. В книгах часто не фигурируют старшие братья, но строгие отцы… Но зачем Вы так рисковали, милый граф, если нам всё равно суждено быть вместе?
[indent=1,0]Поймав взгляд своего спутника, Дэйдрэ протянула руку, показывая серебряный браслет, - Ваш подарок я ношу на левом запястье, ближе к сердцу. Говорят, серебро способно уберечь от беды, защитить от зла. Мне приятно думать, что Вы сможете оберегать меня не только от бандитов.
[indent=1,0]Нильфгаард лежал под их ногами, красовался и очаровывал. Дэйдрэ никогда раньше не была в таких больших городах. Лабиринты улочек переплетались, словно паутинка. Граф вар Лорехейд уверенно вёл её вперёд, изредка отвлекаясь от беседы для того, чтобы рассказать о том или ином месте. Проулок мастеров - целая улица, заставленная картинами, горшками, резными украшениями, собственноручными поэмами и иным рукоделием нильфгаардских ремесленников. Была в столице улочка, насыщенная тавернами да трактирчиками на любой вкус и кошелёк. Ратуша, главная площадь. Ворох лавчонок и магазинчиков. Чародейский квартал, посольство Севера, казармы, банки, термы... Одну улицу они прошли весьма поспешно: там было много красивых девушек, улыбкой дающих ложные надежды. Они дошли до самого порта - поместье аэп Роэльсов осталось далеко позади. Рядом шумел рынок, галдели чайки. В воздухе пахло солью и зерриканскими специями. Дэйдрэ не отводила глаз от кораблей, словно ребёнок, нарочно замедляя шаг у каждого мало-мальски большого судна. Если бы не граф, стоящий рядом, и необходимость быть дома к вечеру, Дэйдрэ осталась бы тут навечно.
[indent=1,0]Наверное. Красоту момента портили матросы, пьянчуги и вездесущая рыба. В популярных книжках про морскую романтику упускали много деталей.
[indent=1,0]- Не хотите прогуляться до рынка? - девушка понимала, что граф итак потратил на неё драгоценные часы своего времени. Сейдомар всегда злился, если его отвлекали от дел. Должно быть вар Лорехейду также малоприятно праздно шататься, играя роль рассказчика. Дэйдрэ одарила его самым умоляющим взглядом, на который была способна, но предполагала, что услышит отказ, – Затем отправимся обратно...
[indent=1,0]Ей совсем-совсем не хотелось возвращаться домой, переодеваться в шелка и вновь превращаться в молчаливую тень. Настолько было прекрасно гулять, что девушка совсем позабыла, что выглядит как простая служанка, возле которой шагает самый настоящий вельможа. Пожалуй, встреться им на пути кто-то из знакомых графа - ситуация приняла бы весьма щекотливый оборот.

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-13 16:44:50)

+4

12

[indent=1,0]В глазах Дэйдрэ был заметен неподдельный интерес, стоило ей услышать о том, что Ксандор провёл так много времени в землях, что здесь, в самом сердце Нильфгаардской империи, считаются дикими. Несомненно, она представляла себе не неухоженных грязных нордлингов, которые решают все проблемы через насилие и не обучены никаким манерам. Все эти предрассудки, казалось, тонули в желании девушки услышать рассказы о пережитых приключениях. По крайней мере, так показалось Ксандору. Но она не спросила ничего. Оно и к лучшему. Что мог рассказать человек, промышляющий наёмничеством? Быть может, когда-нибудь он займёт не один вечер своей любопытной супруги, рассказывая о всём, что произошло с ним за те восемь лет, что были для него, словно не заканчивающимся кошмаром. Когда-нибудь, но не сейчас.
[indent=1,0]- Я рисковал, разве что, испортить камзол, перебираясь через ограду особняка, - с улыбкой мягко сказал граф. - Но и это было малой ценой за встречу с Вами. Брак по расчёту это ужасно, я понимаю это, моя госпожа. Вы, определённо, мучились в размышлениях и догадках о том, каков же человек, выбранный Вашим братом. Я лишь хотел облегчить вашу участь, насколько мог, предстать перед Вами, чтобы развеять все сомнения, чтобы Вы смогли отбросить все предрассудки и слухи, которые могут ходить о том, кто столько времени провёл в "диких" землях севера, чтобы попытаться избавить Вас от страха перед неизбежным. Я не хочу, чтобы Вы чувствовали себя пленницей в моём доме, не хочу, чтобы Вы думали, что судьба к Вам жестока. И я хотел показать Вам это до того, как моё общество станет для Вас неизбежным. Я ещё раз прошу прощения, если мои действия показались Вам безрассудными и глупыми, но я действовал исключительно из лучших побуждений.
[indent=1,0]Они пошли вдоль просторных улиц столицы, ведя милый непринуждённый разговор. Ксандор показывал самые, как ему казалось, интересные места, рассказывал то, что ему когда-то говорил отец, показывая столицу, то, что он ещё помнил из его рассказов. За восемь лет столица, несомненно, изменилась, но некоторые места остались нетронутыми временем. Так за приятным общением они дошли до самого порта. Весь путь от особняка аэп Роэльсов, казалось, прошёл незаметно. Теперь же оставалось лишь возвращаться, чтобы Дэйдрэ смогла успеть до прихода брата.
[indent=1,0]От внимания Ксандора не ускользнули те взгляды, которые девушка бросала на крупные суда, когда пара проходила мимо них. Граф Лорехейд мог лишь удивляться, как в столь хрупкой на вид девице могла сохраниться эта искра жажды приключений после того, что с ней произошло. Слова Сейдомара не пестрели деталями, но даже его сухой рассказ ясно давал понять, что Дэйдрэ пережила не лучший год в своей жизни и пускай Ксандор не знал всех подробностей, но желание жить в больших серебряных глазах своей невесты его удивляло и в то же время радовало.
[indent=1,0]- Когда сойдёт снег на севере и погода будет благоприятной, я хотел бы отправиться с Вами в Новиград, показать диковинки тех дальних королевств. Если, конечно, Вы согласитесь, - задумчиво произнёс граф, а после с лёгкой улыбкой дополнил: - И, разумеется, если не испугаетесь морского путешествия.
[indent=1,0]Просьбу прогуляться до рынка заставила Ксандоре задуматься. В этот час не мудрено натолкнуться на кого-нибудь из окружения Ксандора или аэп Роэльсов, которые вполне могут узнать в девице, одетой под служанку, сестру графа, в сопровождении будущего супруга, что против всех правил. К тому же, граф Лорехейд желал показать невесте место, волшебное место, откуда открывается вид на большую часть столицы. Глядя оттуда на огромный город, становится понятно, почему его называют Городом Золотых Башен. Но взгляд Дэйдрэ был сильнее всего, даже здравого смысла и Ксандор сдался, даже не пытаясь противостоять очарованию будущей супруги.
[indent=1,0]- Какая прогулка по столице может обойтись без посещения рынка? - с мягкой улыбкой сказал граф и повёл девушку в сторону, где располагался огромный столичный рынок.

+6

13

[indent=1,0]Нет, это было бы слишком чудесно. Дэйдрэ моментально смутилась, когда граф заговорил о возможной поездке в Новиград. Жемчужина Севера - город торговли, удовольствий и театра. Побывать в нём мечтала каждая поклонница искусств, рискуя влюбиться в северный колорит. Тем желанней становился Новиград, что был далёк, но очень сладок.
[indent=1,0]- Вы же будете рядом, чего мне бояться? - Девичье сердечко трепыхалось, словно рыбка, выброшенная на берег отливом.
[indent=1,0]Хотелось верить его словам: о лучших побуждениях, о желании помочь; о том, что он понимает, каково ей. Дэйдрэ медлила с ответом, совершенно серьёзно глядя на Ксандора вар Лорехейда, будто увидев его впервые и под иным ракурсом. На таком хорошеньком лице глупые взмахи ресниц казались уместнее и, тем не менее, граф мог видеть в невесте что-то совсем отличное от той восторженной глупышки, желающей уплыть от всего мира в Новиград. Опустив очи долу, девушка склонилась в учтивом реверансе, повторив заученную годами фразу: «Вы слишком добры, мой господин», оставив мужчину лишь догадываться о том, поверила ли она ему.
[indent=1,0]На рынке творилась кутерьма, похлеще любого трактира! Погода никогда не была преградой для торговли. Граф, словно волнорез, легко рассекал людское море, ловко лавируя между палатками, лоточниками, балагурами и уличными музыкантами. Не привыкшая к толпе и обилию людей, девушка прильнула ближе к спутнику, боясь отстать или потеряться.
[indent=1,0]- Меха из Скеллиге! Ковирские товары! Берём! Покупаем! - Кипела, бурлила торговля.
[indent=1,0]- Амулеты, обереги, товары от сглаза, приворотное зелье...
[indent=1,0]- Книги! Книги! По самой низкой цене! Только сейчас!

Крики торговцев перемежались звоном монет и гомоном покупателей. Тенор уличного барда, декламирующего стихи, выбивался из общего гула. «Ты плывешь над мокрыми крышами - с мятным дождиком заодно. Меж кувшинками светло-рыжими ты ныряешь, ныряешь… Но…»
[indent=1,0]- Это же Неуловимая, - засмеялась девушка, аплодируя с толпой, когда парень окончил. Приметив среди зевак и хихикающих купчих черноволосую полуэльфку, менестрель опрометчиво вручил ей розу, не сразу обнаружив, что статный дворянин рядом - её спутник. Дэйдрэ, прижав бутон к щеке, обернулась к графу, будто бы не замечая его взгляда, - Неуловимая, пера маэстро Лютика. Вы интересуетесь поэзией?
[indent=1,0]«Стихи - это романтично», - легкомысленно думала дворяночка, уводя его прочь, - «Но залезть на балкон за невестой, пожалуй, ещё романтичнее». Браслет холодил запястье, напоминал о себе. «Всё это глупости, право», - глядя снизу вверх на лицо вар Лорехейда, бережно прокладывающего путь через толпу, заключила Дэйдрэ, – «Он бескорыстен. Кажется, я ему и правда мила. И, конечно, не преследуя свои собственные цели он так хотел увидеть меня до свадьбы. Нужно всего-лишь поверить его словам - так будет проще.»
[indent=1,0]Часы ратуши отбили два раза. Прогулка по рынку не заняла много времени, Дэйдрэ быстро наскучило однообразие. Остановившись на улочке под навесом, девушка задумчиво перебирала пальцами лепестки розы, что вручил ей менестрель. Она молча улыбалась, чувствуя себя так, как обыкновенно положено девицам её возраста - окрылённо от осознания собственной красоты. Так странно было видеть восхищение в глазах другого, причём Дэйдрэ в тот момент думала совсем не о собственном женихе.
[indent=1,0]Внимание господина вар Лорехейда было продиктовано воспитанием. Им предстояло жить вместе и такое отношение было неудивительным. К тому же он был старше, опытнее, мог позволить себе любить любую женщину (возможно, что любил; любовницы не были редкостью). Ничто не могло заинтересовать его в ней, кроме быть может, той самой красоты. Весьма скоротечной и очень хрупкой.
[indent=1,0]И всё же, хотелось отблагодарить графа за терпение, пусть символически. Надломив стебель розы у основания, девушка потянулась к его камзолу, заправив в петлицу цветок. Задержав ладонь чуть дольше на его груди, чем следовало, но виду не подала.
[indent=1,0]Времени оставалось немного, но Дэйдрэ готова была слушать гневные речи брата вечность, если это позволило бы ей побыть на воле ещё чуть-чуть. Она нарочно не заговаривала о возвращении в поместье.

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-14 19:14:48)

+4

14

[indent=1,0]— Вы же будете рядом, чего мне бояться? - эти слова, произнесённые столь восторженно, зацепили некую нить, сокрытую в глубине души графа, напомнив ему о тех чувствах и эмоциях, которые остались далеко позади, во времена юношеской влюблённости, когда весь мир казался ярким и насыщенным. Не думал Ксандор, что, пережив те боли и предательства, за которые он до сих пор себя корит, он снова почувствует себя столь окрылённым, словно тяжёлые цепи бремени жизни вмиг опали, позволив ему наконец вдохнуть полной грудью.
[indent=1,0]Он смотрел на свою невесту по-иному, веря в то, что он смог добиться её доверия, что те слова, что так взбудоражили его, исходили от чистого девичьего сердца. Ему хотелось верить в то, что он станет не просто вынужденной партией, но и верным и надёжным другом для этой хрупкой девчушки. Но былой восторг сменился привычной для всех аристократов маской, выражающей чуть больше, чем ничего. Глаза опущены, стандартный реверанс, заученная бездушная фраза. Момент, что обещал стать началом чего-то замечательного, исчез бесследно, с очередным порывом солёного морского ветра. Ксандор ответил безмолвно, учтиво склонив голову, и они отправились вперёд, оставляя позади порт - обитель невинных несбыточных мечт.
[indent=1,0]Всю дорогу граф Лорехейд пребывал в молчании, размышляя над поведением Дэйдрэ, пытаясь понять её чувства, её мысли. Возможно, юная девица принимает его за очередного надзирателя, который продолжит ограничивать её свободу в другом месте, в другой золотой клетке. Ксандор мог это понять, как и мог понять то недоверие, которое вызывают у Дэйдрэ его слова. Быть может, для неё они слишком хороши, чтобы поверить в то, что её невольный жених честен, быть может, ему просто нет места ни в её сердце, ни в её мыслях. Это Ксандор также понимал, не мог не понимать. Он был на десять лет старше восемнадцатилетней прелестницы, а выглядел ещё взрослее своих лет. И всё же Ксандор чувствовал, что истинная причина таилась в чём-то другом. В чём-то, что заставляло Дэйдрэ отвечать заученными годами фразами, подавляя свои истинные эмоции и чувства. Что же, если она желает играть роль супруги, то и он сам не будет докучать ей. Действительно, в кругу аристократов у всех есть своя роль и считается грубостью и невоспитанностью выходить за рамки.
[indent=1,0]- Да будет так... - прошептал самому себе граф, глядя как Дэйдрэ устремилась слушать выступление какого-то барда.
[indent=1,0]Врученная менестрелем роза обрадовала будущую графиню, однако лицо самого графа выражала чуть менее радости, настолько, что при виде него бард стёр с лица свою глупую ухмылочку, заставляющую юных девиц охать от очарования, и поспешил ретироваться. Тяжёлый взгляд смягчился, стоило Ксандору взглянуть на безмятежную улыбку на личике темноволосой девицы, но ответить ей он не нашёл в себе сил. Всё, что он сейчас мог, так это прокладывать маршрут, продолжая эту прогулку.
[indent=1,0]Часы пробили дважды. Время шло слишком быстро и, по-хорошему, уже нужно было возвращаться. Но, стоило Ксандору открыть рот, чтобы сообщить о том, что он собирается отвести девушку обратно к особняку её брата, как слова застряли комом прямо в горле. Граф Лорехейд видел перед собой счастливую девушку, мечтательно глядящую куда-то вдаль, перебирающую тонкими пальчиками лепестки подаренной розы. В мечтах она, явно была где-то далеко, в лучшем месте, возможно с лучшим спутником, чем есть сейчас. То, что в мыслях Дэйдрэ не было места ему, Ксандор не сомневался. Вот он, прямо рядом с ней, живой и настоящий, а она витает где-то далеко отсюда. Граф не сказал ни слова, не посмел потревожить девушку, предоставив ей время на свободу. И пусть сейчас он был лишь средством для получения этой свободы, цель этой безумной встречи, противоречащей всем рамкам приличия, была выполнена сполна - Дэйдрэ увидела своего будущего супруга и, по крайней мере, не боялась его.
[indent=1,0]Прикосновение девушки к груди нильфгаардского офицера оторвало его от размышлений. Роза, подаренная ей бардом, красовалась на чёрной ткани камзола. Её рука, задержавшаяся на груди чуть дольше, чем положено, определённо могла почувствовать, как колотилось сердце внешне невозмутимого графа. Он кашлянул в кулак, изо всех сил пытаясь эту самую невозмутимость сохранить.
[indent=1,0]- Возвращаемся? - немного погодя, тихо спросил Ксандор, взглянув в серебряные глаза девушки.

+4

15

[indent=1,0]Тщательно заправляя белую розу в петличку, девушка чувствовала близость и тепло чужого тела, сбитое дыхание, колышущее волосы. Юношеская беспечность руководила её действиями. Следовало быть сдержаннее - она поняла это, подняв глаза. Граф внимательно наблюдал за ней. О чём он думал в тот момент? Быть может, о том, что вопросом воспитания будущей жены следовало задаться всерьёз? Дэйдрэ порой забывалась. Момент прервался одним-единственным вопросом.
[indent=1,0]- Если вам так угодно, господин, - девушка поспешила убрать руку, чувствуя, как странно-звонко отдаётся сердце будущего мужа на её нескромное прикосновение. «Я ведь не сделала ничего», - думалось ей. Не понимала она до конца собственные чары и юность: даже если графу абсолютно не интересна будущая жена как друг и спутник, то как женщина - вполне сгодится. Отцу ничто и никогда не мешало распоряжаться телом матери.
[indent=1,0]Притихшая, кроткая - ступала Дэйдрэ рядом с графом прочь от рынка, домой. Совершенно молчаливая. Серые глаза изучали камни мостовой, не интересуясь ни архитектурой, ни достопримечательностями, потеряв интерес даже к спутнику. Навязываться разговорами воспитанной девушке не пристало. Корить себя - вполне! Стоило догадаться, что граф утомился её обществом, удовлетворившись знакомством сполна, потому не счёл дальнейшую прогулку необходимой. Он сделал всё, что смог в этой ситуации - на собственной свадьбе невесте не будет так страшно и одиноко. Пусть её супруг не был похож на уличного красавца-барда, но он обещал быть добрым и понимающим. Дэйдрэ этого было достаточно. Всяко лучше, чем сейчас.
[indent=1,0]И всё же, было невыносимо грустно. Её выдавали как племенную кобылу в подарок тому, кто казался ей старым диким воякой-бандитом, но даже с ним ей было в разы лучше, чем дома! И пусть не разбудил доколе жених мгновенной страсти и желания, не окунул в омут безумной любви... Дэйдрэ была благодарна ему за надежду.
[indent=1,0]Неловкую паузу двух совершенно смятенных друг другом молодых людей прервал извозчик, лихо обдав рыночных лоточников и покупателей грязью из лужи. Рядом вскрикнул торговец специями, отборным матом покрыв всё сучье племя козлов на дорогах. Ему вторили раскудахтавшиеся дамы.
[indent=1,0]- Негодяй, бездельник! - бросила вслед удаляющейся телеги пожилая горожанка. Вдогонку негоднику полетел и веер, зачем-то отобранный у охнувшей внучки. Из собравшейся толпы вынырнула молодая девушка - Дэйдрэ ахнула - Мирта! Служанка аэп Роэльсов, с полной корзинкой безделиц на плече для «страдающей от недомогания» госпожи, удивлённо застыла, узнав в чернявой полуэльфке на дороге беглую невесту.
[indent=1,0]- Сука, кур-р-рва леший, вонючий гундюк, у-у-у...! - Надрывался тощий аптекарь, весь товар которого был заляпан грязью.
[indent=1,0]- Потише, уважаемый!
[indent=1,0]- Госпожа! Госпожа Дэйдрэ!
[indent=1,0]- Да я не с тобой говорю, кошёлка старая. Вон пшла! Мой товар...! Ах, ты ж сука!

[indent=1,0]Дэйдрэ растерянно обернулась к жениху. Оба грязные и мокрые по колено, что хоть снимай и выжимай. Хныканье обиженной внучки превратилось в завывающий плач. Рядом назревал нешуточный скандал. Вдали послышались голоса стражников.
[indent=1,0]- Бежим! - вдруг подала голос Дэйдрэ, крепко сжав ладонь графа. Так просто: «бежим!»
[indent=1,0]Праздный зевака, наблюдающий за ними со стороны, сочувствующе покачал головой. Он мог поставить сто флоренов на то, что щеглу в чёрном кафтане досталась не только невоспитанная, но и совершенно сумасбродная девка. И, пожалуй, был прав.

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-15 19:42:23)

+3

16

[indent=1,0]Белая роза красовалась на груди графа, словно напоминание о том, что некий бард подарил цветок его невесте, о том, как мечтательно она взирала в небеса, перебирая белые лепестки и, явно, думая о трубодуре. Ксандор будет носить эту розу на своей груди ровно до тех пор, как явится этим же вечером в свой столичный особняк. Он сорвёт цветок с груди сразу же, но лишь за тем, чтобы высушить бутон и хранить его, как подарок, сделанной его невестой. Самый первый и самый ценный подарок. Ведь никто не обязывал её.
[indent=1,0]Дорога к особняку аэп Роэльсов пролегала через рынок, куда пришлось вернуться. Как бы не хотелось безрассудному графу продлить эту прогулку, как бы не хотелось блуждать по лабиринтам улиц суетливой столицы, как бы не хотелось затеряться среди толпы незнакомых людей навсегда, он был обязан привести суженную назад вовремя, как и было оговорено. Он шёл медленно, словно нарочно пытаясь продлить последние минуты этого странного и запретного свидания, отчего оно приобретало особые оттенки. Граф Лорехейд тщательно выбирал дорогу, стараясь предоставить своей даме наилучший путь, который могла предложить рыночная дорога. Но даже он не мог ни предвидеть, ни как-то уберечь Дэйдрэ от того, что случилось. Совершенно наглый извозчик промчался вдоль улицы, покрывая грязью из лужи незадачливых продавцов и покупателей, которые в ответ покрывали его звучными словами. Не смогла избежать незавидной участи и будущая супружеская пара, оказавшись по колено в мокрой грязи. Ксандор был вне себя от подобной дерзости, но вторить народу и кричать вдогонку гнусные слова он не стал. Вместо этого он взял крупное зелёное яблоко с прилавка, что располагался рядом и, как следует прицелившись, уже собрался сбить с наглеца шапку, как услышал звонкий голосок Дэйдрэ.
[indent=1,0]Девушка призывала его бежать. Но куда? Зачем? От кого или чего пыталась убежать юная полуэльфка? Ксандор не знал ответов, но знал, что они ему и не нужны. Решительность, с которой Дэйдрэ, схватив его за руку, побежала прочь из рынка, давали понять, что вопросы будут лишними, что стоит просто довериться и последовать её просьбе. Сделав всего пару шагов, граф понял, что в таком облачении, такой хрупкой девице просто невозможно бежать против течения рыночной толпы. Ксандор подхватил девушку, подняв её на руки и, что было силы, побежал вперёд, петляя улочками и переулками, запутывая след. Было бы куда более разумно остановиться и встретить опасность, если таковая имелась, лицом к лицу, с мечом наготове, но сейчас Ксандор решил просто плыть по течению, следуя встревоженной просьбе своей невесты.
[indent=1,0]Остановились они уже далеко от рынка. Граф Лорехейд принёс полуэльфку в довольно странное, безлюдное место, в район, что возвышался над остальным городом, открывая тем самым невероятный вид на саму столицу и море, простирающееся до самого горизонта. Аккуратно поставив девицу на ноги, нильфгаардский офицер, вновь откашлялся в кулак. Он был смущён, что отчётливо показывал лёгкий румянец на его щеках. Здесь, на возвышенности, ветер был куда холоднее, сильнее, чем в центре города, спрятанным среди высоких домов и башен. Ксандор снял плащ и аккуратно набросил его на плечи Дэйдрэ, а после и вовсе предложил ей то сочное зелёное яблоко, которое так и не успел бросить вслед беспардонному извозчику. Несомненно, его действия вызвали некое непонимание у девушки, возможно, даже страх и он хотел загладить свою вину.
[indent=1,0]- Это место... - прервал долгое молчание граф. - Мой отец показал мне его, когда я впервые прибыл в столицу. Я был юн в те годы. Прямо как Вы. Я, также, как и Вы, всю жизнь до этого провёл в родовом поместье в Роване. Я понимаю, что Вы чувствуете сейчас. Я сам чувствовал нечто подобное. Но со мной был мой отец, он помог мне побороть неуверенность и страх, - Ксандор промолчал достаточно долго, переведя свой взгляд с открывающегося на столицу вида на Дэйдрэ. - Пожалуй, мне стоит принести извинения перед Вами. Я не соответствую Вашим представлениям о принце, о котором Вы, возможно мечтали. Поверьте, будь это в моей власти, я бы сделал так, чтобы Вы были счастливы в браке с тем, кого бы сами выбрали. Я вынужден идти на это, так же, как и Вы. Можете мне не верить, можете меня ненавидеть, я пойму. Только, прошу, будьте со мной откровенны.

+2

17

[indent=1,0]- Госпожа Дэйдрэ, стойте! Госпожа! - Мирта кинулась за Дэйдрэ, пытаясь пробиться через толпу. Смоляные локоны младшей аэп Роэльс хлестнули воздух. Фигурка полуэльфки в сопровождении незнакомца миражом исчезла с глаз. Будто и не было её вовсе. Мирта, пригладив растрепавшиеся волосы, недовольно поджала губы. Графу Сейдомару следовало доложить немедленно.

[indent=1,0]Глухо стучало сердце в висках. Бежим! И Ксандор вар Лорехейд побежал вместе с ней. Мокрое платье путалось в ногах. Не думая о себе, мужчина приостановился, подхватив невесту на руки.
[indent=1,0]Дэйдрэ попробовала возмутиться - и быстро отбросила эти мысли. Быть на чьих-то руках оказалось безумно приятно. Уткнувшись в плечо наречённого, она крепко обхватила его за шею. Всё завертелось так быстро! Наказания от Сейдомара уже не миновать: о сегодняшних проделках младшей госпожи доложит Мирта. Дэйдрэ не успеет вернуться в особняк до прихода служанки, чтобы предотвратить болтовню. Похоже на то, что она опоздает и к приходу брата.
[indent=1,0]Они бежали быстро, а казалось, что целую вечность. Придя в одно ему знакомое место, граф бережно опустил девушку на землю. Ему было очень тяжело, но он всем видом показывал обратное. Дэйдрэ приметила, как дрожат его руки от перенапряжения, как сдавленно он дышит, будто загнанный конь. Жених подбоченился, кашлянул, несмело улыбнулся. Румянец сгладил резкие черты его лица, придав вид почти схожий с миниатюрой. Он даже был красив.
[indent=1,0]Зима напомнила о себе промозглым ветром, заставила поёжиться. Дэйдрэ огляделась. Они стояли на возвышенности. Десятки домишек, площадь, рынок и порт - всё можно было обхватить взглядом за раз. Великий Нильфгаард был у её ног. Ничто из того, о чём она читала, не оказалось правдой: не золотились крыши домов города-столицы, не сияло величественно солнце, лучами лаская улицы. Серо, сыро и пасмурно. Но было кое-что, о чём не писали в книгах: мягкое прикосновение будущего мужа, его неловкая улыбка и тёплый плащ, которым он обернул озябшие плечи спутницы. Ксандор вар Лорехейд стоял рядом, смотрел на неё и вертел в руках яблоко. Дэйдрэ совсем позабыла, для чего граф стащил его с прилавка. Улыбнулась - до чего же глупая была затея! Но предложение не приняла - яблоки не любила.
[indent=1,0]Пелена молчания спала. Это дивное место имело ценность не для всего мира, но для одного мальчишки когда-то. Хотелось бы и Дэйдрэ бережно хранить подобные воспоминания.
[indent=1,0]- Ваш отец был мудрым человеком. Он воспитал достойного сына. - Мягко заметила девушка, не собираясь снимать маску. Неужели граф вар Лорехейд предлагал ей помочь побороть неуверенность и страх? Разговоры о юности были прелюдией. Прозвучали извинения - Дэйдрэ сбилась со счёта, в который раз. Все мысли и тревоги молодой дворянки прозвучали вслух из уст графа; обнажив свою душу, он попросил открыться и ей.
[indent=1,0]- Вы правы в своём желании, мой господин, - тихо ответила Дэйдрэ, обернувшись к мужчине. В её глазах стояли слёзы. Почему он так упорно хочет пробиться к ней сквозь оболочку учтивости? - Но я... Не могу. Я...
Слова застыли в горле.
«Я не могу Вам обещать ничего. Я Вас не знаю. И Вы меня не знаете. И вся эта помолвка кажется мне кошмаром, а вы - моим новым страхом. Ваши обещания не значат ничего, они красивы, но истинный смысл их мне неведом. Ваши действия сейчас не более чем попытка расположить к себе, и я не могу понять, с которой целью. Кто вы моему брату: друг или враг? Что хуже из этих двух зол? Я бы хотела Вам поверить, но каждый раз одёргиваю себя. Мне страшно, но я лучше помолчу и узнаю Вас лучше, чем всю жизнь буду пожинать плоды неосторожных слов».
[indent=1,0]Многое осталось невысказанным.
[indent=1,0]- Я хочу, чтобы Вы знали: во мне нет ненависти к Вам. Вы не виновны в том, что этот альянс удобен всем. Моё счастье - не ваша забота. Вы пытаетесь взять на себя слишком много. И просите много.
Дэйдрэ вздохнула. Он пытается говорить с ней прямо. Постарается и она.
- Доверие должно быть обоюдным. Окажете мне эту милость в ответ, тогда я дам слово, - После долгой паузы твёрдо произнесла девушка, - Если же Вам есть что скрывать, то позвольте и мне оставить свои тайны при себе.

Отредактировано Дэйдрэ аэп Роэльс (2017-12-17 04:25:06)

+2

18

[indent=1,0]Сердце бешено колотилось в груди, тяжёлое дыхание едва можно было скрыть, а порой и вовсе казалось, что дышать невообразимо трудно. Было ли всему виной столь долгая пробежка с девушкой на руках, было ли тому виной то, что она так крепко обхватила его шею и уткнулась лицом в плечо, было ли тому виной ожидание ответа и последующий ответ, Ксандор не знал. Быть может, всё перечисленное имело место быть. Слова имеют ужасающую силу. Они могут исцелять измученную душу, они могут ранить глубже, чем наточенный клинок, они могут убивать. Ксандор получил свой ответ, добился своего и теперь корил себя за это. Он был не в праве ставить Дэйдрэ в такое положение, требовать откровенности и открытости. Он повёл себя эгоистично, он был не прав, поддался эмоциям, не смог заставить себя подождать. Хотел ли он этим самым узнать, что девушка действительно о нём думает или же пытался доказать самому себе, что его невеста не будет относиться к чужаку, как к спасителю? Наверное, и то, и другое. Он выслушал ответ сдержанно, с пониманием в глазах. Она была права, но граф не проронил ни слова. Нельзя было казаться слабым, пускай он и наделал уже так много глупостей. Отчаянные попытки понравиться будущей супруге были действительно глупы. Теперь же он задавал себе вопрос, а нужно ли вообще это? Обязательно ли супругам быть неравнодушными? В мире аристократии нет места чувствам и эмоциям. Это слабость и Ксандор уже достаточно продемонстрировал стоящей перед ним девице, насколько он слаб в этом отношении. Быть может, причина была в этом? Дэйдрэ была куда сильнее его самого, в эмоциональном плане. Она умела сдерживать эмоции, он - нет. Пока нет.
[indent=1,0]- Мне нечего от Вас скрывать, - прервав затянувшееся молчание, ответил граф. - Но и требовать от Вас я более ничего не стану. Я и так принёс Вам слишком много неприятностей.
[indent=1,0]Граф Лорехейд мягко улыбнулся, подставив свой локоть своей невесте, и не спешно повёл её к особняку, окружным путём. Раз уж они уже наверняка опоздают, пусть лучше эта милая среброокая пташка побудет ещё немного на пьянящей свободе, прежде чем вернётся назад в свою золотую клетку.
[indent=1,0]Идя вдоль полупустых улиц, Ксандор размышлял о том, какой же был брак у его предшественников. Отец женился на той, которую любил только после смерти деда, ведь тот был против такого брака. А дед, в свою очередь, женился на дворянке лишь для рождения сына, а после сжил бедняжку со свету, хотя и имел множество любовниц по всей империи. Прабабка же рассказывала волшебные истории любви, которые связывали её и Александира вар Лоррехейда - прадеда Ксандора. А до этого брак также был лишь предлогом для получения графского титула. И вот, снова, главу рода Лорехейд ждёт брак по расчёту, но Ксандор вовсе не хотел уподобиться своим предкам, которые относились к супругам, как к средствам для получения желаемого, будь то графский титул или же наследник. Глядя на Дэйдрэ, он понимал, что это хрупкое создание, пережившее и так слишком многое, просто зачахнет, если её супруг не будет видеть в ней личность.
[indent=1,0]На подходе к особняку, пару окружила детвора, которая дивилась тому, насколько красива девица, укутанная в мужской плащ. Дети зачастую бестактны, поэтому открыто заявили, что ей не место рядом с таким бандитом, как Ксандор, а затем, видя, как у графа вздулась вена на виске, хохоча, разбежались. Окликнув их вдогонку, граф Лорехейд с лёгкой улыбкой на лице, бросил детишкам большое зелёное яблоко, от которого те были в полном восторге. С мыслями, что на сегодня приключений более, чем достаточно, Ксандор повёл невесту к парадному входу в особняк аэп Роэльсов.

+3


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Что же сокрыто под ликом прекрасным?