Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » За сто лет до великих свершений


За сто лет до великих свершений

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: 11 мая 1182 года
Место: остров Танедд, Аретуза
Действующие лица: Сабрина Глевиссиг, Филиппа Эйльхарт
Описание: все великие союзы имеют свое начало, и в мире магии это правило не является исключением.

+1

2

Нужно было сказать, что в Аретузе даже с постоянной учебой и строгой дисциплиной находились дни, когда хотелось лезть на стенку от скуки. Тогда Сабрина занималась тем, что у нее получалось вторым после Магии, а именно выясняла все обо всех, даже о преподавателях, плела интриги и мстила обидчицам.
Правда, все это приходилось делать и во время учебы, но при этом Глевиссиг была одна из немногих, у кого это получалось сочетать с невероятным мастерством.
Поэтому от будущей чародейки, которая только недавно отпраздновала свое шестнадцатилетие, вовсе не скрылся визит той, что еще не так уж давно также была ученицей самой Тиссаи. К последней мечтали попасть все, по слухам, некоторые даже едва не кончали жизнь самоубийством, получая отказ.
Сама же Сабрина не так превозносила самую авторитетную наставницу, уже давно усвоив, что преподаватели – это лишь лестница. А без лестницы можно и обойтись, если сама умеешь летать. Просто это сложнее.
Обучаясь здесь уже много лет, Глевиссиг помнила, что так или иначе сталкивалась с Филиппой Эйльхарт, но нельзя сказать, что они друг друга запомнили. Тогда Филиппа ей казалась лишь одной из, а сама Сабрина была слишком мала, чтобы хоть что-то из себя интересное представлять.
Таким образом, эта встреча в коридоре не должна была ознаменовать собой что-то, способное породить великие союзы и свершение, но Предназначение, в которое они обе не слишком-то верили, решило иначе.
Другие курицы, что учились здесь, то и дело прятали глаза, благоговейно расступались перед той, что уже вышла во внешний мир и познала его. Сабрина же встала прямо перед взрослой девушкой и сделала гордый реверанс, от которого бы местные преподаватели охнули бы. Но он был не для того, чтобы выказать неуважение, а то, что Глевиссиг знала свои способности и требовала признания себя если не как равной, то хотя бы серьезного отношения.
- Рада видеть вас вновь в стенах нашей академии, - начала было Сабрина официальным тоном, от которого всегда у нее вяли уши, - Меня зовут Сабрина Глевиссиг.
Дальше рассказывать о себе и своих достижениях было бы глупо, Филиппа наверняка перевидала рядом девиц и поталантливее.
- Все желают обучения у Тиссаи, но совсем немногие желают после к ней вернуться, как только появится желание упорхнуть прочь. Вот и мне стало любопытно, разве можно извлечь выгоду из Академии, когда есть целый огромный мир, полный возможностей?
Амбициозность, вот что могло заинтересовать Филиппу, амбиции из которой буквально сочились, достаточно было увидеть взгляд ее карих глаз и походку. Это привлекало Сабрину больше, чем огромные знания, скрытые внутри высших мастеров Магии. Последние были их лишены, прозябали и закапывали свой талант в землю.

+1

3

Аретуза. С этим местом у Филиппы Эйльхарт было много воспоминаний. Можно сказать, это было её первым окном в мир магии. Место, где ей помогли научиться быть той, кем она была сейчас и кем станет потом. Амбиций было много, но возможностей реализовать мало. Родители не могли помочь, будучи совершенно обычными людьми, которые были почти рады избавиться от лишнего рта. Филиппа тогда запомнила этот факт. Молча перенесла его, но не простила. Ей не хотелось быть отходным материалом, она чувствовала, что способна на большее. Пусть и с неяркой внешностью, пусть и без связей (пока), но она способна ещё всех удивить. Способна возвыситься над теми, кто когда-то издевался над ней.
Обучение в Аретузе было интересным. Девушка постигала азы магии, отбивалась от других магичек, некоторые из которых были явно выше её по статусу. Но Эйльхарт никогда это не волновало. Острый язык она любила и умела использовать, так что совсем скоро завоевала себе место "выскочки". Тиссая де Врие будто бы одобряла это, взяв Филиппу себе под крыло. Получив такого сильного союзника в стенах школы, Эйльхарт была лишь рада использовать это по существо. Впитывала знания. Училась новому. Ходила, задрав нос, так как знала, что к Тиссае весьма трудно попасть. Кичилась одним лишь этим фактом, прекрасно зная, что является ещё и любимой ученицей чародейки. По крайней мере, одной из.
Страсть стать "не такой, как все другие" привели Филиппу к решению учиться полиморфизму. Для этого нужно быть обучиться и другим тайнам магии, а лишь потом перейти к уровню выше. Но у Филиппы было время. И она использовала его с толком.
Академия уже была за плечами юной чародейки, но это не означало, что ей не нужно будет туда вернуться. Тиссая могла помочь с полиморфизмом. А раз так, то Филиппа не видела смысла идти другими путями.
Какое-то время изучая науку дома, она договорилась с Врие, что навестит её в школе. Получила разрешение и явилась в обговоренный день. Даже раньше, чтобы успеть осмотреть родную школу. Чтобы ещё раз пройтись здесь, задрав нос. Повод был. Одна из лучших учениц Тиссаи и сейчас не очерняла своего имени. Повышала качество своей магии, испробовала то, что узнала на себе. Некогда неказистая девушка преобразилась, плечи гордо расправились, как у особи королевской крови. Лицо стало красивее, пусть эта красота и отталкивала. Ибо никакое чародейство не могло исправить хищных холодных глаз. Впрочем, Филиппе Эйльхарт это было и не нужно.
Ей нравилось, что, когда она только ступила на пол академии, другие юные будущие чародейки благовейно раступились перед ней. Глядели на неё робко и с трепетом. Филиппа пообещала себе, что когда-то в будущем на неё будут смотреть так все. Без исключений.
Тёмно-зелёное платье с корсетом и открытыми плечами смотрелось на девушке прекрасно. Фигура была подлатана магией, так что хвастаться ею Филиппе было не зазорно. Почти по-царски она шла по коридору, когда перед ней возникла некая девица. Черноволосая ученица академии с таким гордым взглядом, что Филиппе дорогого стоило не приподнять бровь. Реверанс сочился горделивостью, так что Эйльхарт чуть усмехнулась, глядя на девушку с толикой любопытства. Это юное создание бросает ей вызов? Сколько ей? Скоро выпустится из академии? Филиппа не помнила её, хотя в чертах лица и прослеживалось что-то отдалённо знакомое.
- Филиппа Эйльхарт, - в ответ представилась чародейка, в ответ отвесив не менее гордый реверанс. Она не собиралась отступаться от своего законного величия.
Девушка задала странный вопрос. В каждом слове её проскальзывали амбиции. Много амбиций. Это стало причиной, почему Филиппа не смерила её уничтожающим взглядом, чтобы после молча уйти прочь.
Это стало причиной, почему разговор вдруг продолжился.
- Тиссая де Врие, это стоит признать, владеет обширными знаниями. Я не считаю нужным скитаться по огромному миру в поисках того, чего мне нужно, когда я знаю, что то же могу получить здесь. Из многих дорог возможностей я пока выбираю одну. Скажем так... Академия может дополнительно помочь мне в достижении одной цели. Моей прихоти, - она усмехнулась и сложила руки на груди, - а с какой целью Сабрина Глевессиг интересуется?
Девушка приподняла одну бровь. Чуть с насмешкой. Продолжение разговора и так было одолжением, так что к чему лишние фамильярности.

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (2018-01-03 19:20:22)

+1

4

От исхода этого разговора теперь уже зависела не только личная репутация Сабрины в Аретузе, поскольку в случае провала любая курица будет судачить об этом еще несколько месяцев, но и в дальнейшей карьере амбициозной ученицы. Ведь рано или поздно ей придется выйти в свет, а это значило, что придется столкнуться с последствиями, ведь Филиппа Эйльхарт, если не попадет в опалу или не погибнет, будет ждать ее там, и уже там начнутся проблемы, особенно, если ей удастся действительно подняться в Капитуле на недостижимую для свежей выпускницы высоту. Сабрине уже приходилось слушать слезы одной из девочек постарше, которая боялась покидать академию, ведь ее там ждал чародей, с которым в свое время сильно поссорился ее отец.
Отвратительное было зрелище...
Что с ней стало, Глевиссиг не знала, и ей было все равно.
Теперь же предстояло не ударить в грязь лицом и тщательно подбирать не просто каждое слово, но и каждый жест. Убедить здешних преподавателей в большинстве своем удавалось нечасто, но с ними и нельзя было беседовать на таком уровне и рассчитывать на такой уровень понимания.
- Значит ли это, что Тиссая не обучает всему, что знает? К чему бы это? Не потому ли, что она боится конкуренток, что ее кто-то превзойдет? - Глевиссиг задумчиво отвела взгляд. - Но если так, то почему она принимает тех, кто уже покинул академию? Мне нужно это знать, потому что все, кто только можно, набиваются ей в ученики, кто-то даже режет вены или бросается с балконов, не получая от нее внимания. Жалкое зрелище... Все эти годы, что я здесь, я ни разу не видела смысла идти к ней даже за советом. Может, это мой промах, но чувствовать себя ей обязанной? Это не слишком ли тяжкий груз? При ее-то влиянии? Я ни в коем не хочу вас оскорбить, Филиппа, - она обращалась  уважительно, но позволила себе обратиться не по фамилии и даже без "милсдарыня", словно они уже были давними подругами. - Просто лично для меня быстрые и легкие пути не всегда подходят и не соответствуют моим желаниям. Но я бесконечно уважаю тех, кто превозносит эффективность выше собственных капризов, особенно, я уверена, что она не смогла промыть вам голову своими нотациями и не поменяла ваши взгляды на мир в сторону своих идеалистических представлений, что если когда-то и соответствовали миру, что снаружи, то это было лет сто пятьдесят назад. Разумеется, я могу ошибаться, ведь это вы там были, а до меня лишь доносятся слухи...
Выпалив все на одном дыхании, Сабрина выдохнула последние остатки воздуха, чуть побледнев и задышала чуть чаще и глубже, из-за чего вздымающуюся измененную магией грудь едва сдерживало тесное платье, которое портной сшил на размер меньше по глупости.

Отредактировано Сабрина (2018-01-05 21:48:22)

+1

5

Эту юную девушку что-то вдруг пробило на длинный монолог. Создавалось ощущение, будто она и до встречи с Филиппой думала обо всех этих вещах, а теперь, когда последняя капля кончилась, выпалила всё на одном дыхании.
Филиппа слушала, не перебивая. Высокомерно подняв голову, глядя на Глевиссиг так, будто делает огромное одолжение.
Впрочем, Эйльхарт считала, что так оно и было. Она не обязана была слушать весь этот монолог. Не обязана была быть той, кому Сабрина расскажет о том, что её мучило. Она могла развернуться, прошуршать платьем и уйти дальше по своим делам, оставив это юное создание на посмешище остальным.
О, тут любили насмехаться. Филиппа помнила это. Над ней тоже пытались. Её здесь не любили, а теперь смотрят с трепетом и страхом. И это полностью устраивало. Всё было так, как должно быть. И однажды так на неё будут смотреть все, а не только стайка запуганных учениц, половина из которых вообще не знает, как здесь оказалась.
- Милая моя, - с деланной лаской начала Эйльхарт, ядовито улыбнувшись, - послушай. Я никогда не буду чувствовать себя кому-то обязанной, как ты выразилась. Благодарной - может быть. Но не обязанной. Я никому ничего не должна, пусть мне хоть сотню раз помогут. И я верю, что однажды никто не посмеет подумать, что Филиппа Эйльхарт кому-то чем-то обязана.
Она развернулась, будто собралась уходить, но не ушла. Лишь отошла к окну, сложив руки за спиной.
- Сложные пути, лёгкие пути... Чёрное и белое... А если нет ни того, ни другого? Если есть просто правильный путь и неправильный? Зачем выдумывать зря сложности, если можно сделать проще? Зачем идти простым путём, когда это не эффективно? Всегда нужно думать, а не ступать по своим принципам, здесь ты права.
Девушка перевела взгляд на Сабрину, оглядела её с головы до ног.
- Тебе нужно другое платье. Или сделай себе вырез, так будет даже лучше, - со знанием дела она кивнула и обернулась к Глевиссиг уже полностью.
- Что касается Тиссаи... Её трудно переоценить. Трудно переоценить её знания и то, что она действительно может помочь. Я не верю её идеалам, но я верю её знаниям. Она умеет добротно объяснять, делать так, что в любом случае у тебя получается. Если, конечно, ты и сам стараешься. Наверное, из-за этого к ней так и пытаются попасть... Я тоже в своё время хотела обратить её внимание на меня. Ибо знала, что она поможет мне в одном деле. Что это в её силах. И... - Филиппа улыбнулась, - у меня вот вышло. В отличие от многих других. Думаю, это показатель.
Она вновь поглядела в окно и бросила, не глядя:
- К чему весь этот разговор, Сабрина Глевиссиг? У тебя хорошо подвешен язык, ты уверена в себе, качества прелестные. Но чего ты хочешь услышать от меня?

+1

6

Пытаясь унять бешено колотящееся сердце, Сабрина пыталась не упасть в обморок, дыша глубоко и тяжело. Это было бы настоящим позором, от которого в Аретузе никогда не отмыться. Даже некоторые преподаватели, от скуки слишком вовлеченные во все интриги и хитросплетения своих учениц будут над ней посмеиваться и подначивать. Что не говори, этот мир внутри их маленького острова был невероятно жесток к неудачницам. Неизвестно, чего этим пытались добиться те, кто придумал такие порядки и такое воспитание, но любое преподавание этики проходило мимо, когда вырисовывалась выгода, которую нельзя упускать. Пусть и  придется для этого идти по головам.
Манерами же Филиппа владела идеально, от одного ее голоса и первых слов внутри юной чародейки все оборвалось и колени едва не подогнулись. Казалось, каблуки ее туфель готовы были оставить глубокие трещины, настолько было страшно.
От улыбки же, казалось, похолодели губы так, что стала видна синева. Про бледность и говорить не приходилось. Но это было лучше, чем покраснеть.
После того как Филиппа развернулась, Сабрина почувствовала, что опростоволосилась, решив заговорить о том, что Филиппа кому-то чем-то обязана. Это было глупо с ее стороны. До этого Глевиссиг еще связывала себя с узами долга, но лишь для того, чтобы поддерживать свою репутацию и не быть попросту кинутой другими, стоит ей самой отступиться от своего слова. Но слово она свое давала редко. А, оказывается, можно было поступать как Филиппа... и ничего ей за это не будет.
Даже если бы на этом их разговор закончился, это был ценный урок. Сабрине хотелось что-то сказать, что-то умное про правильные и неправильные вещи. Но слова не находились, весь основной запал ушел в тот длинный монолог, а теперь в голове ветер, а в горле комок.
Теперь уже по-настоящему смутившись и опустив голову, кляня всех местных портных самыми грубыми словами, что она знала при своем воспитании, Сабрина дрожащей рукой поднялась к декольте и расстегнула пару спрятанных пуговиц. Это платье подразумевала возможность свободы для ее носительниц, особенно тех, кому магические преобразования пошли совсем уж на пользу.
Вздохнув с облегчением, сделав больше тот самый вырез, Глевиссиг больше не боялась, что ее посчитают за тех, кто соблазнял своих преподавателей ради своих целей. Или той, кто любит выставлять себя напоказ, хотя это было бессмысленно, ведь все они вокруг были красивы или хотя бы весьма привлекательны.
Мнение Филиппы было слишком важно, и оно с легкостью разбило все выстроенные ранее принципы. И посеянное в дальнейшем пошло далеко вперед, и об этом чародейка не пожалела ни разу. Не говоря о том, что было сейчас, не только о внутреннем облегчении, но и дышать стало гораздо легче, хотя корсет, разумеется, оставался пыткой.
- Разумеется... - невпопад бросила Сабрина, соглашаясь ,что это тот еще показатель.
Вопрос был на засыпку, возможно, даже с подвохом. Но у нее уже был ответ, появился уже давно, после долгих размышлений.
- Я хочу услышать то, что волновало меня всегда... Что мы действительно свободны, там, снаружи. Что мы не благодетельницы и не богини, какими нас хотели бы видеть простые люди. И, более того, что мы не обязаны ими быть. Мне неважно, сколько и чего стоит помощь Тиссаи. Но в этом мире так или иначе все имеет свою цену. Вот и я не знаю... какую цену мы якобы обязаны заплатить за силу, которую имеем?
Возможно, это были лишь глупые и наивные философские рассуждения. Но это было то, что действительно не давало покоя душе Сабрины.

+1

7

Филиппа, развернувшись, узрела, что её собеседница послушно расстегнула пуговицы платья, явив миру явно улучшенную магией грудь. Впрочем, так ли это было важно теперь? Смотрелось превосходно, Эйльхарт даже в заинтересованности склонила голову на бок и усмехнулась. Вырез был смелым, а уже от этого можно было чуть зауважать эту девчонку.
- Славно. Намного лучше, - дала магичка свою оценку поведению Сабрины, не зная, что даёт тем самым почву для одной из самых откровенных одевающихся в будущем магичек.
Но так ли это было важно сейчас?
Разговор продолжился. Он и так шёл уже дольше, чем сама Филиппа планировала изначально. И от того становилось интереснее, куда это всё приведёт.
Девушка явна знала то,  о чём говорила. Она примерно знала свои амбиции. А это всё-таки отличало её от остальных её сокурсниц, пусть Филиппа и не общалась с каждой. Сабрина говорила уважительно, но при этом не падала ниц, а это тоже было любопытно. Будто они были на равных, но при этом Глевиссиг всё равно признавала в чародейке авторитет.
Интересное сочетание.
И пока оно устраивало будущую Леди Сову.
- Сабрина, - вкрадчиво начала Филиппа, складывая руки на груди в важном жесте. Будто собралась делиться величайшим опытом в своей жизни. - Там, снаружи, ты можешь быть любой. Такой, какой покажешь себя. Такой, какой зарекомендуешь. Ты можешь поселиться на болотах, помогать кметам увеличивать удой коров... - чародейка поморщилась, явно выражая своё отношение к этому, - а можешь... попытаться изменить мир. Показать им, что магия - это не просто то, что возникло от сопряжения сфер когда-то давно. Это ответственность. Это оружие. Это благодать, способная творить что-то получше порчи или снятия слабого проклятья. Это твой авторитет. Особенно, если ты не какая-то там бездарность, совершенно случайно попавшая в академию от того, что наполнила водой из воздуха кувшин. Цена... - Эйльхарт задумчиво перевела взгляд цепких взгляд в сторону, но ответить не успела. Трепеща, подошла какая-то ещё девушка, что обучалась в академии.
- Филиппа Эйльхарт! - пискнула она. Стало ясно, что она долго собиралась с силами для разговора. Но, глядя на Сабрину, решила рискнуть. Филиппа молча вперила взгляд в неё, из-за чего девчушка, немногим младше Сабрины, растеряла свою смелость.
- Я слышала о вас! Вы были одной из лучших учениц!
Эйльхарт горделиво задрала подбородок и усмехнулась.
- И?
Вопрос застал врасплох. Кажется, девушка не знала, что отвечать на подобное, а потому покраснела.
- Я просто...
- Не нужно отвлекать других людей, если тебе просто хочется восхититься. Восхищайся тихо и в сторонке, не теребя окружающих.
- Но я же.... - девушка покраснела ещё сильнее, будто готовая расплакаться. Филиппа равнодушно поправила складку на платье.
- Ты продолжаешь отвлекать.
Надувшись, будущая магичка убежала по коридору, а за ней последовал хохот. Эйльхарт перевела внимательные глаза обратно на Сабрину.
- Ты должна знать себе цену. И не растрачивать своё внимание на пустоту. При этом, ты всегда должна быть начеку, потому что есть люди, которым ты должна демонстрировать уважение. Важные люди, что могут тебе помочь. Все любят, когда их уважают. Вот и цена помощи Тиссаи... Уважение и трудолюбие. Я признаю, что она сильная чародейка, но это не значит, что я буду ползать у неё в ногах. Уважение и лесть с самопожертвованием ради другого человека - это разные вещи, Сабрина Глевиссиг. Никогда не теряй лица. Иначе ты сразу потеряешь всё своё достоинство. Магия, как я уже сказала, большая ответственность. И лишь от твоего поведения зависит, будут ли тебя уважать как истинную чародейку или же как прислужницу обычных смертных. Ты понимаешь меня? Весь наш разговор из-за того, что мне кажется, что ты себе какую-то цену уже знаешь.
Девушка задумчиво оглядела собеседницу. Огонь в глазах, непокорность. Всё это будто бы что-то напоминало Филиппе.
...Её?
- Как ты попала в академию? - внезапно задала она вопрос.

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » За сто лет до великих свершений