Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Невзгодам не сломить упрямца волю


Невзгодам не сломить упрямца волю

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время: начало весны 1263 года
Место: Малый Лог, Темерия
Действующие лица: Ламберт, Трисс Меригольд
Описание: рано или поздно наступает момент, когда просто необходима сторонняя помощь. Но как быть, если ты - вредный ведьмак, не особо жалующий чародеек, а помочь здесь и сейчас тебе может лишь одна из них?

+1

2

После зимовки в крепости, дела шли неважно. Заказов на пути попадалось мало, платили сущие гроши, а нужно было на что-то жить. Ламберт для себя нашел странную истину – чем меньше поселение в Темерии, тем меньше там любят ведьмаков, а некоторые так и вовсе не хотят иметь с ними ничего общего, будь то работа или даже простой ночлег. Посетив более менее большие города, ведьмак скрепя сердце остановился перед поселением Малый Лог.
- Ну что, может хоть здесь мне удастся заработать на хлеб, - спрашивая у лошади, фырчащей на траву, Ламберт спрыгнул с неё и повел за поводья через ворота. Отметив отсутствие любой стражи, удивился. "Неужели они тут совсем ничего не боятся", - подумал про себя и сразу же улыбнулся. Ведьмак прекрасно знал, что за люди набираются в стражу и какими навыками обладают. У некоторых на лице написано, какими умственными способностями располагают, а некоторые даже меч могут держать другой стороной. Зато как прижать простого человека и отнять последнее – это они запросто. Сейчас же здесь не было никого. Улица перед входом в городок была в принципе пустой, несмотря на день, вступивший в свои законные права.
Пройдя еще некоторое расстояние, Ламберт увидел здание, похожее на корчму, а из неё доносились обрывки фраз, возгласы. В целом, ничего особенного. Обычные фразы, полные крепких слов, обычно так в таких заведениях и разговаривают. Лошадь одобрительно закачала головой, увидев стойло и сама потянула туда мужчину, за что сразу же была отчитана. Но своего, тем не менее, добилась и сейчас с довольным видом пила воду. А ведьмак тем временем зашел в дверной проем и сразу наступила гробовая тишина. На него смотрело по меньшей мере, человек двадцать. Сидевшие за столом отложили карты, стоявшие с кружкой пива так и держали её у рта, не моргая смотрев на мужика с амулетом волка и шрамом на пол-лица.
- Вы бы хоть моргали, - сказал Ламберт, проходя к стойке. Корчмарь, к слову, совершенно не удивился его появлению и протирал столешницу, не обращая на гостя совершенно никакого внимания.
- Комнаты у вас есть? – переходя к сути, спросил ведьмак. Посетители все также с интересом наблюдали за движениями незнакомца, хотя некоторые уже «оттаяли» и потихоньку занимались своими делами.
- Комнат нет. Занято все. Могу устроить на сене с лошадьми, - невозмутимо огрызнулся толстяк за стойкой. Невдомек ему было, что стоящий перед ним ведьмак над собой смеяться совершенно не умеет и уж тем более не понимает подобных острот, воспринимая их, скорее, как подъеб.
Два меча звякнули за спиной друг об друга. Ламберт продолжал гнуть свое:
- На сене будешь жену свою иметь. Подобные заведения в городе еще можно найти? – хоть корчмарь и был хамлом редкостным, нужно было выяснить о ночлеге. Незадолго до визита сюда, Ламберт краем уха услышал от местных полевых работяг, что в одном из домов будто бы лихо завелось. Замечено странное свечение по ночам, голоса на непонятном языке, грохот посуды, иногда крики. А недавно пропал первый человек. Глупо было не попытать счастья, а потому Ламберт сейчас стоял в этом городе, выслушивая остроты в свой адрес. Корчмарь не ответил и, отвернувшись, вышел в другую комнату. Сзади подошел человек и положил руку ведьмаку на плечо.
- Кости свои убери, покуда целы, - не оборачиваясь, ведьмак заиграл скулами. Терпеть нахальства становилось все сложнее. Еще немного и сосуд терпения готов был выплеснуться в массовый мордобой.
- Не серчайте, милсдарь ведьмак, - голос был старым, говорившему было не менее пятидесяти-шестидесяти, - Есть еще одна. Через улицу. Вы, наверно, насчет того дома? У корчмаря сын пропал. Последний раз у того дома его и видели. Ни криков, ни возни. Был человек и нет человека.
Становилось интереснее. Возможно, Ламберт сможет здесь заработать. Но заказа на это нет, а значит платить могут отказаться. Но теперь ночлег мог подождать.
- Бургомистр ваш где? – пропустив слова мимо ушей, спросил он у старика. Он был сухим, немного горбатым в силу лет, морщины покрывали все лицо с седой бородой. На секунду Ламберт вспомнил своего друга, которого не видел уже очень давно.
- Так в доме у себя, где ж ему быть. Не выходит уже с неделю как. Боится, что к ответственности призовут. Самосуд устроят. Да куда нам. Мы ж знаем, что не виноват он. Стража и та вся разбежалась. Как первые крики ночью услыхали. Похватали семьи и съехали. Некому нас тут защищать теперь.
- Меня ваша защита мало интересует. Где дома искать? – Терпение вернулось на свое место и съезжать больше не собиралось. Пока. Выслушав подробно о местонахождении домов, вышел на улицу и захлопнул дверь. Внутри у него все было спутано. Вроде и не любят их, а здесь и слова поперек никто не сказал. Даже неуютно как-то. К такому быстро привыкаешь и уже не обращаешь внимания. Но стоит чему-то отойти от нормы, сразу становится заметно.
Решив сперва осмотреть дом, ведьмак неспешно двинулся в его сторону, осматривая окрестные улицы.

Отредактировано Ламберт (2017-12-06 14:11:54)

+2

3

[indent=1,0]Зима отступала постепенно. Укрывалась в густых садах, а ночью делала вылазки и сковывала лужи на дорогах тонким льдом, серебрила пробившуюся сочную зелень, но с наступлением рассвета уходила, уступая весне - новой полноправной хозяйке.
[indent=1,0]Эта зима далась особенно тяжело той, что умерла на Коршуньей горе. Прошло четыре месяца с тех пор, как тело Трисс забрали оттуда, но часть её по-прежнему оставалась там, меж сотен других погибших, меж её знакомых, что недавно еще были влиятельными, могущественными чародеями, а теперь  их изуродованные тела лежали, почти смешавшись в одно целое. Трисс часто возвращалась мыслями туда и остро ощущала, что боль - не просто слово.
[indent=1,0]Где-то слева от лёгкого сильно кольнуло, забилось и сжалось. Как бы там ни было, пора было возвращаться в мир живых, раз уж ей так повезло в нем задержаться. Из пепла, дыма, грязи, крови и боли вместо с весной возрождалась юная обновленная чародейка, решившая помогать другим людям бороться с болью и страхом, освещая своим светом лица всех нуждающихся в ней.
[indent=1,0]- Спокойнее, Уголёк, -  проговорила Трисс. Узкая рука в перчатке из тонкой мягкой кожи крепко держала поводья. Вороная кобыла, завидев ворота  впереди, перешла с рыси на размеренный шаг. Наездница плотнее укуталась в теплый плащ, накинула на голову капюшон из соболиного меха и позволила себе расслабиться в седле. 
[indent=1,0]Путь лежал на Цидарис через множество мелких городов и деревень. Впереди была деревенька под названием Малый Лог. Найти работу для чародейки было легче простого: нужно было зайти в корчму и уже в ближайший час весть о твоем прибытии распространится на всю округу. В любой даже самой захудалой деревне найдется хоть одна баба на сносях, а то и больше. Или дети заболеют, или у кого поясница захворает. А по весне человеческий организм особенно слаб, недуги притягиваются, словно магнитом. Трисс не боялась заскучать без работы, но беречь себя некоторое время приходилось больше обычного, так что за сложные дела Трисс временно не бралась.
[indent=1,0]У ворот её никто не встретил. Никакой стражи. Тихо было на улицах и пустынно. Звуки доносились лишь от ближайшей корчмы. Трисс спешилась и прошла  чуть дальше по улице, но так и не нашла альтернативы. Решено было вернуться. Лошадь тихо фыркнула и потянулась к ушату с водой. Трисс легко погладила кобылу, расстегнула подпруги и нагрудник, чтобы лошади было легче, и поспешила внутрь корчмы. Что чародейка, что лошадь нуждались в отдыхе после дороги. Стряхнув пыль с сапог, Трисс вошла в помещение.
[indent=1,0]- А я ему говорю: нет комнат, корчма не резиновая, иди отседова. А он скривился, как среда на пятницу... Такому,  как ты, - говорю ему - только в стойле с кобылами спать, - вещал корчмарь, натирая кружки до блеска, своему компаньону, который уже клевал носом в пиво.
[indent=1,0]- Хозяин, что сегодня подают? - чародейка скинула капюшон и расправила сбившиеся волосы, сунула руку под плащ и достала оттуда пару монет. - Мне необходима комната. Или тоже предложишь с кобылой моей ночевать? - Монеты звонко звякнули о столешницу.
[indent=1,0]- Нет, госпожа чародейка. Комнат полно. Кто к нам заезжает-то в Малый Лог? Да даже если бы все было занято, мы бы нашли вам место, - рука корчмаря потянулась к монетам. Трисс докинула еще пару.
[indent=1,0]- О моей лошади тоже нужно позаботиться.
[indent=1,0]- Конечно, госпожа.. - пробухтел корчмарь, подзывая мальчонку-помощника, чтобы дать ему дальнейшие распоряжения.
[indent=1,0]- Так что на обед подаете? - улыбнулась чародейка, предвкушая трапезу.
[indent=1,0]- Белый хлеб, баранина на вертеле, овечий сыр да вареные яйца. Есть еще фасолевая похлебка и лучшая во всем Малом Логе каша из крапивы. Пальчики оближете, госпожа Меригольд. Все жена моя готовит Аннушка, - просиял корчмарь.
[indent=1,0]Чародейка задумалась, чего бы ей сегодня отведать такого, чтоб в нужнике не сидеть весь оставшийся вечер, как до нее долетели обрывки разговоров.
[indent=1,0]- А я вам говорю, что нам токомо ведьмак поможет в этом разобраться. Не дело, что бургомистр в страхе сидит в хате да не выходит. Не дело, что люди пропадают средь бела дня... - упрямо твердил старик, разламывая булку хлеба да поглядывая на молодых собеседников.
[indent=1,0]- Бред сивой кобылы несешь, дед. Нам от этих мутантов токо хуже. Один меч для бестий, а второй... Знаешь, дед, для кого второй? Читали "Монструм, или Ведьмака описание"? То-то же. Морда страшная, глаза безумные, шрам на лице, - кмет махом осушил свою кружку. Его спутник воспользовался паузой и решил вставить свою точку зрения.
[indent=1,0]- Кто знает. Может, этот ведьмак нам и поможет. Приехал и сразу на дело пошел..
[indent=1,0]- Да наживы он хочет! Наживы! Думаете, помогать нам пришел? Хе-хе... Токо о своём гузне думает, - почти кричал ярый противник ведьмаков.
[indent=1,0]- А кто о своем гузне-то не думает? - усмехнулся, подытожив, дед.
[indent=1,0] Трисс мигом забыла о голоде, услышав слово "ведьмак". Слева в груди заиграли сарабанды. Она вспомнила что-то очень теплое. Будто воспоминание из прошлой жизни эхом отозвался Каэр Морхен, дядюшка Весемир и, конечно же... Геральт? - подумала Трисс, будто больше ведьмаков на свете нет. Решив отложить трапезу и отдых на потом, Трисс повернулась к корчмарю и скороговоркой проговорила: Где ведьмак? Куда он пошел?
[indent=1,0] Получив подробный словесный маршрут, Трисс покинула корчму и отправилась на поиски ведьмака. Только потом поняла, что забыла спросить, как он выглядел. Нервы рвались струной.

Отредактировано Трисс Меригольд (2017-12-07 02:57:47)

+2

4

Дом как дом. Ламберт оглядывал внешнее убранство стен, а точнее, отсутствие данного. Таких домов по всей Темерии было пруд пруди. Заколоченные окна с частично отвалившимися досками, такая же дверь. Стоп. Ведьмак подошел ко входу и заметил практически идеальное состояние двери. Даже краска была новой, а медное кольцо, служившее ручкой, начищено до блеска. Становилось интереснее. Пробовать открывать её сейчас – глупо. Он не был добрым самаритянином, а его задница не собиралась получать звездюлей бесплатно. Что бы там ни было. А судя по смутным показаниям свидетеля, ничего хорошего за новой дверью полуразрушенного дома быть не могло.
За углом, куда он свернул, резко запахло сыростью и воняло чем-то еще. А точнее, кем-то. Свернувшись калачиком, у стены валялся, а по-другому это не назовешь, и мирно дрых себе какой-то бездомный. Звуков шагов он слышать не мог, но приближение Ламберта выдал камешек, выщербленный из дорожки.
- Подайте, хоть грош, - сквозь сон промямлил старик. Но глаз не открыл и продолжал сопеть заложенным носом. Ведьмак улыбнулся уголком рта. У нас рефлексы на реакцию, защиту от атак. А у этого на милостыню. Перешагнув через его ноги, увидел вдалеке дом бургомистра и несколько людей, столпившихся у двери. Слова людей из корчмы оказались не преувеличенными, как поначалу подумал Ламберт. Они были вооружены, но по-простому. Вилы, дубины, некоторые стояли с голыми руками. Но судя по крикам, желание у всех было одно – банальный самосуд. Этого допускать было нельзя, ведь кто тогда заплатит за дом. Есть хочется всем, ведьмаки не исключение. Ускорив шаг, начал слышать обрывки фраз, не сулящие управляющему ничего хорошего. При виде ведьмака вначале затихли задние ряды, что были ближе, затем обернулись стоящие ближе к дому.
- А тебе чего здесь надо, приблуда? - очевидно, крикнул самый смелый из них, без тени сомнения в голосе, что перед ним самый обыкновенный шут с железяками на спине, - вали на хер отсюда, пока и тебе чего-нибудь не отрезали.
Вернувшись к привычной для себя городской среде, Ламберт вздохнул, внимательно осматривая людей. Как же хотелось ляпнуть что-нибудь грубое. Отправить его совокупляться с кладбищенской бабой или взять за шкирку и ткнуть в коровий навоз. Но он здесь по другому поводу и сцепляться с городской шушерой не собирается. Собрав всю волю в кулак и желание навалять смельчаку, Ламберт спокойным голосом ответил:
- А вы как думаете? Работу ищу, - в толпе зашептали про дом, лихо, сволочь бургомистра и прочее.
- Нет здесь для тебя работы. Сами с лихом разберемся. Выискался, герой, мать его, - люди одобрительно зашумели и закивали. Им то точно сейчас не требовалась помощь ведьмака.
- С тобой я говорить по этому поводу и не собирался, - все также спокойно говорил Ламберт, глядя в глаза мужику. Он был грязным, в засаленной шапке и такого же вида куртке. В руках держал вилы, остро заточенные у конца непосредственно перед судебным процессом, - дай дорогу.
- Вы поглядите, добрый народ, кого к нам в город заносит. Стражи нет, рынок пуст, детям жрать нечего. А этот мудень ходит тут и глаза мозолит. Вали, говорят тебе, по – хорошему.
Терпение уже подходило к концу и снова закипала первобытная злоба где-то внутри. Еще немного и говорящий рискует пожалеть о сказанном.
- Муднем будешь ты, если не пропустишь меня к градоначальнику. Или твоим детям не то что жрать, даже тебя невозможно будет найти, - прозвучало несколько грубее, чем представлял себе Ламберт, для сглаживания ситуации решил прибегнуть к старом трюку, работающему безотказно, - вы знаете, что там, за дверью? В том доме? Даже я этого не могу сказать. У вас уже пропал человек. Если сейчас мы продолжим тут стоять, начнется драка и жертв будет больше, поверь мне. Или ты отходишь с моего пути и дашь мне делать работу, ради которой я притащил задницу в вашу дыру. И уеду, как только здесь станет безопаснее. Или я сейчас достаю меч и показываю другую сторону моего ремесла.  Мы договорились?[/b] – Ламберт начал тянуться к ножнам на спине. Медленно, чтобы все видели движения его рук. Толпа загудела. Дальние мужики начали расступаться.
- Да действительно, Хиндрен, глядишь, действительно поможет, - молодой парень, на вид не больше семнадцати, вышел из-за людей и обращался к говорящему с Ламбертом, - ведь сами же недавно про ведьмака говорили. А тут взашей выгоняем. Кому от этого легче-то будет? Корчмарь который раз суп пересаливает, помещения не убирает. Сидим на говне. А тут хоть сыну его отмщение найдется.
Названный Хиндреном не отвлекаясь смотрел в сторону ведьмака. Побелевшие костяшки на руках говорили о серьезной мозговой деятельности в его голове. Или он просто старался совладать с гневом, аналогично Ламберту.
- Выкинешь какую глупость, будешь на этих вилах висеть, приблуда. Дай ему дорогу, мужики.
Расступившееся толпа оказалась не такой многочисленной, как казалось с первого взгляда. Все были в возрасте, за исключением парнишки. Откуда в их возрасте могут взяться мысли о мести. И кровь не такая горячая, как у молодняка. Но они и помудрее будут. Молодые давно бы уже лежали с рассеченными телами, сведя ситуацию к абсолютному хаосу и безвыходному положению.
Подойдя к двери, собирался было постучать, но она открылась изнутри, а в проходе стоял низенький худой мужичок с густой бородой и шапкой набекрень.
- Заходи, быстро, - шикнул он на Ламберта, захлопывая дверь на замок сразу за ним, - слышал я все с балкона. Работа для тебя действительно есть. Пошли в дом. Нечего в прихожей стоять.

Отредактировано Ламберт (2017-12-19 03:27:25)

+2

5

[indent=1,0]"Согласись, что это было немного глупо - отправиться искать по городу ведьмака, ведь этим ведьмаком может быть кто угодно, верно? - ядовито поинтересовался внутренний голос. - Кто угодно. Например Эскель. Или Геральт. Весемир. Или всё же Геральт. Ламберт. Или Геральт. И даже Кот из Йелло, раздери его демон. Хоть бы это был не он. Или всё-таки Геральт?"
[indent=1,0]В конце концов она будет рада любому ведьмаку из холодного Каэр Морхена. Она так давно никого из них не видела.
[indent=1,0]Чародейка шла, подметая мёрзлую дорогу полами походного плаща. Вскоре впереди замаячила небльшая группа людей, вооруженных тем, что было в хозяйстве. Они активно гутарили, трясли дубинами да вилами, защищая свое мнение. Трисс прикрыла волосы капюшоном, чтоб не привлекать к себе лишнее внимание, и подошла поближе, прислушалась.
[indent=1,0]- Чем ведьмаку-то платить будут? - хмыкнул один из мужчин, переминаясь в тонких лаптях с ноги на ногу.
[indent=1,0]- Натурой, - ответил мужик рядом и раскатисто рассмеялся. Некоторые его поддержали.
[indent=1,0]- Да, думаю, у бургомистра-то найдется деньжат. На наших-то кровных жиреет, - хмыкнул третий, сложив руки на груди.
[indent=1,0]Толпа стала пополняться за счет пришедших кметок. Кто пришел со скалкой, кто с малыми детьми на руках. Какая мужика палкой домой гнала, какая умоляюще просила вернуться домой и помочь с работой.
[indent=1,0]- Ах ты паскуда. Кулаки, значит, чешутся? Ведьмак, ведьмак... А коли пришибет тебя ведьмак этот, что я буду делать? Нет денег на поминальные обеды по твоей кончине устраивать, - кричала не в меру раздавшаяся кметка, подгоняя мужика метлой.
[indent=1,0] - Милка, Милка, любовь моя, ты что творишь? Перед мужиками неудобно-то. Неудобно-то как... - пищал тощий мужичок, прикрываясь руками от мощных размахов Милкиной метлы.
[indent=1,0]Трисс остановилась поодаль, шаря глазами в толпе. Затем нашла самого юного из здесь присутствующих и решила его порасспрашивать.
[indent=1,0]- День добрый. А куда ведьмак делся, не подскажешь? - спросила Трисс, придерживая капюшон рукой, чтоб не свалился ненароком вниз. Не в меру любопытный юноша все норовил заглянуть, кто же под ним скрывается.
[indent=1,0] - Да... внутрь дома зашел, - парень почесал затылок. - Но вас туда не пустят. А зачем вам ведьмак? Страховидлу какую задушить? Ради прекрасной дамы и я готов...
[indent=1,0]- А как ведьмак выглядел? - прервала паренька Трисс.
[indent=1,0]- Как-как... глаза как у кошки, шрамы на лице...
[indent=1,0]- А волосы? - Трисс в нетерпении шаркала ногой по земле.
[indent=1,0]- Да будто помню я, - выпалил парень. - В его сторону и глядеть-то неприятно. Не то, что разглядывать. За меч хватался, но ручался сделать наш городок безопасным. За это ему уважение.
[indent=1,0]Трисс поблагодарила юношу и поспешила ретироваться, пока он не пристал, как банный лист. Толпа уже совсем рассосалась, а чародейка облокотилась на тын напротив дома бургомистра стала ждать, когда из дома кто-то появится. Она дала себе обещание долго не стоять и, как только ей надоест ждать, вернуться в корчму.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-01-02 12:49:21)

+1

6

Ведьмак вошел в дом. Это был типичный дом с одной огромной комнатой и лестницей на второй этаж. Посреди комнаты стоял массивный дубовый стол, одинаково пригодный как и для письменной работы, так и для приема пищи. За столом сидел низенький и толстенький, словно пивной бочонок, мужчина возраста преклонного, одетый скорее как небогатый купец, нежели как зажиточный кмет. Седина на его голове преобладала и даже густые и длинные усы, некогда цвета пшеницы, изрядно побелели. Мужчина сидел за столом, на котором стояли несколько тарелок с достаточно простыми, но все равно аппетитно выглядящими, блюдами. Поэтому, когда ведьмак вошел, мужчина уже вовсю трескал гречку с толстыми жаренными колбасами. Вокруг мужчины хлопотала женщина значительно младше его самого, однако немногочисленные морщины на руках и лице говорили о многом. Увидев ведьмака, она встала как вкопанная, а мужчина, продолжая интенсивно жевать, уставился сначала на нее, а потом на него. Рассмотрев пришельца получше, мужчина смешно выпучил глаза и, перестав жевать, надул щеки. Любой другой уже давно бы поздоровался и пожелал хозяину приятного аппетита. Любой другой, но не Ламберт. Наконец, мужчина шумно и с явным трудом проглотил пищу, перестал пучить глаза, нахмурился и спросил:
- Чего надо? - тенор был неприятным.
- Я насчет работы, - без обиняков начал мутант. - Тут у вас есть паршивый домишко. Говорят, там уже один человек пропал.
- Мало ли чего людишки болтают, - резко ответил мужчина. - Дора, оставь нас, - бросил он женщине. Она с трудом оторвала взгляд от ведьмака, поставила на стол еще одну тарелку с соленой рыбой и поспешила к лестнице. Пока она поднималась на лестнице, мужчина не отрывал от ведьмака хмурого взгляда из-под густых светлых бровей.
- Так ты, значит, знаешь, что там такое? - спросил он, когда шаги на лестнице стихли.
- Узнаю, если заплатишь, - ведьмак посмотрел мужчине в глаза.
- Я - Зосик Бишфельд, бургомистр этой дыры.
- Ламберт. Из Цеха Волка.
На минуту в комнате воцарилось напряженное молчание.
- Вот что, Ламберт из Цеха Волка. Если выяснишь что не так с этим домом и уничтожишь угрозу, я заплачу тебе пятьдесят оренов.
Ведьмак поиграл желваками. Надо ли говорить, что предложенная бургомистром цена была не просто низкой, а издевательски низкой. От возмущения Ламберт очень захотел подойти к бургомистру поближе и сильно его садануть пару раз головой об стол. Однако он сдержался. На этот раз. Ну ладно, поиграю в дипломата.
- Исчез человек, - решил напомнить убийца чудовищ.
- Человек?! Пф. Какой человек? Сын корчмаря, трутень, доходяга и пройдоха. Короче говоря, невелика потеря.
- Это сейчас, - ведьмак поднял голову. - А если через неделю такой дом станет не один? Если весь этот сраный городишко опустеет, вместе с корчмарем, трутнями, твоей бабой и тобой, бургомистр, в придачу. Или, того хуже, половина жителей исчезнет? Что тогда будешь делать, м? Ведь если не исчезнешь и если весть дойдет до наместника или даже короля... о-хо-хо, чудно задрыгаешь ножками в петле.
- Заткнись, выродок! - гаркнул бургомистр, хватив по столу и заметно покраснев. - Ладно, твоя цена?
Ламберт издевательски улыбнулся.
- Сто пятьдесят оренов, бургомистр, за выяснение. И еще двести за уничтожение.
Мужчина аж поперхнулся слюной от услышанного и яростно закашлялся. Прокашлявшись через минуту, он схватил стакан со стола и единым махом осушил.
- Ну ты... - выдавил он, со стуком поставив стакан. - Нет, этого не будет! Пусть весь город отправится в пекло, но столько я тебе не дам... сто пятьдесят за все дела.
- В следующий раз ведьмак к вам не скоро приедет, - ухмыльнулся Ламберт. - И даже чародея своего у вас нет. Три сотни за все.
- Чародея нет, это правда, - проворчал мужчина. - Но его позвать мы можем, если совсем худо станет... Двести.
- Если худо станет, чародей с тебя еще больше возьмет и, как знать, может твою жадную башку королевский палач отрубит, за промедление. Двести девяносто.
Бургомистр сложил руки на животе, помолчал.
- Ладно, ведьмак, твоя взяла. Двести девяносто оренов... Дора-а! Тащи сюда бумагу, перо и чернила!

Ламберт вышел из дома бургомистра красный как рак и злой как вызванный ифрит.
- Суки! Мрази! Ненавижу! Блядские жлобы! Ради сраного гроша готовы удавиться! - подумал он, сотрясаясь от ярости.
На мгновение он остановился возле тына, закрывая глаза и глубоко вдыхая вонючий запах городишки и пытаясь успокоиться, потому что понимал: если он не успокоится, - то точно кого-нибудь убьет. Видимо поэтому он и не заметил стоящую неподалеку чародейку.

Отредактировано Ламберт (2018-11-10 20:19:33)

+3

7

А минуты все тянулись, становясь похожими на часы. Непременно, Трисс знала, что и ведьмаков можно разговорить, если правильно подобрать момент и тему разговора. Они хоть, по поверьям, и лишены чувств, но от хорошей трепки языками не откажутся. Но этот разговор переходил всякие границы ожидания. Или Меригольд так только казалось?
Почти не мигая, она смотрела на злосчастную дверь дома бургомистра, ладони вспотели, что пришлось снять вновь перчатки, а в животе похолодело. Она ощущала себя слишком молодой и влюбленной девицей, хотя предпочитала ассоциировать себя в делах сердечных с женщинами опытом умудренными.
Но вот дверь резко открылась, и в проеме появилась фигура ведьмака. Трисс выпрямилась, готовая в любую секунду сорваться с места, но, когда ведьмак вышел на улицу, разочарованно опустила голову.
«Глупо было надеяться, - чародейка шумно выдохнула, - слишком большим должно быть везение»
Однако, увидеть Ламберта было радостью, пусть и не всегда они сходились во мнениях, взглядах, но часто – в перепалках.  И Меригольд знала, насколько бывает вспыльчив этот ведьмак, поэтому искренне удивилась, смотря на то, как он сдерживается. Чародейка подошла ближе к мужчине, на ее губах играла улыбка.
- Неужто ведьмаку отказали в достойной плате? – В голосе отчетливо сквозили нотки ехидства. Меригольд поправила капюшон так, чтобы мех не скрывал ее лицо, но все еще покоился на ее каштановых волосах. – Или кто-то выхватил заказ прямо у тебя из-под носа?
«Ох, по тонкому льду ты ходишь, юная леди», - проскользнула мысль где-то на задворках разума.
- Рада тебя приветствовать, Ламберт, - она смотрела прямо в кошачьи глаза ведьмака, улыбаясь и радуясь встрече со старым другом. – Так почему ты весь красный, как пристыженная крестьянка?

+1

8

Ламберт услышал до зубной боли знакомый ехидный голос. Голос, который он никак не ожидал здесь услышать. Открыв глаза, он медленно повернул голову к говорившей. И точно: Трисс Меригольд. Мысленно ведьмак сплюнул, вслух же он ответил:
- А-а, Меригольд. Если кто и выхватит у меня заказ, тут же и отхватит, - буркнул Ламберт. - А красный я, потому что пытался подобрать свое лицо к цвету твоих волос. Кажется, у меня получилось.
Ведьмак критично осмотрел чародейку с ног до головы, однако убедиться в истинности своего высказывания не мог - мешал капюшон.
- Мне не верится, - продолжил он, - что ты рада меня приветствовать, а тем более видеть. Раз уж ты стояла здесь, - значит ждала кого-то другого. Но этот "другой" сейчас в пути на юг. Поэтому возникает вопрос: что ты забыла в этой дыре? Ну да не важно.
Злость никуда не делась, - она просто отошла на второй план. Ламберт понимал, что в этом деле ему не обойтись без помощи. Особенно, без помощи чародейки. Он слабо разбирался в магии, но первоначальный осмотр дома, ясно дал понять, что заходить в него - значит повторить судьбу парня. А это в планы ведьмака никак не входило. Поэтому, пожалуй, впервые за долгое время мутант решил наступить на горло своей гордости и попросить помощи.
- Послушай, Меригольд, - сказал он, после короткой паузы. - Мне трудно это признать, но мне нужна твоя помощь. Не задаром, само собой. Я перестану тебя называть по фамилии до конца года, если хочешь. Или тебе нужно другое?

+1

9

Есть люди, над которыми не властны года, отражаясь лишь на дряхлости тела и новых морщинах, но никогда не меняя характер. И Ламберт был одним из них, пусть и не совсем человеком. И Трисс знала, что не стоит обращать внимания на все остроты этого ведьмака, потому что как не пытайся ответить на одно слово он скажет тебе два, а то и больше. Меригольд не обладала способностью Йеннифэр фонтанировать сарказмом, предпочитая скрываться за веселыми шутками или молчанием.
- Раз уж ты стояла здесь, — значит ждала кого-то другого. Но этот "другой" сейчас в пути на юг. Поэтому возникает вопрос: что ты забыла в этой дыре? Ну да не важно.
«Какая потрясающая проницательность!» - Подумала чародейка, поджимая губы, а секунду после улыбаясь. Однако, она не заговорила, даже в ту короткую паузу, которую выделил Ламберт. Пусть лучше сменится тема, и, к счастью, она сменилась.
- У меня были свои планы, но если ты снизошел до прошения помощи и на целый год вспомнишь мое имя, то так уж и быть, уговорил, - да, Меригольд приняла решение оставить на время сложные дела, посвятив себя восстановлению своего тела и души, но здесь все было более, чем заманчиво. – Ты не хочешь…. Подожди, прости, что?
В голове возникла фраза Ламберта, на которую Трисс не сразу обратила внимание, но решила к ней зацепиться сейчас.
- Что я хочу другое? Ай, впрочем, неважно, - чародейка отмахнулась, хотя между ее фразами была задумчивая пауза. – Мы решим это позднее, пока достаточно мне и моего имени.
Девушка выпрямилась, вдохнула еще морозный воздух, пропитанный навозом, нотками свежего хлеба, пива, создавая тем самым странную какофонию ароматов, которая ни коим образом не бодрила.
- Ты не хочешь переместиться в иное место для разговора? В конце концов мне бы хотелось услышать всю предысторию, которую ты, наверняка, смог вытрясти. Может, ты снимал комнату в корчме?
Она не стала говорить, что застала бахвальство корчмаря, который выгнал ведьмака, но теперь было интересно послушать версию Ламберта.

+1

10

- Хах, я знал, что цена будет слишком высокой, - криво усмехнулся Ламберт. - Ну да что поделать?..
Он догадывался, что одним именем не отделается. Чародейки всегда славились некоторой жадностью, а потому ведьмак морально подготовился прикончить какую-нибудь тварь в качестве оплаты. В конце-концов, одним монстром больше, одним меньше - какая разница?
- Нет, - покачал головой мутант на вопрос чародейки. - Не снимал. Комнат, как мне сказал этот бурдюк с дерьмом, у него нет. Зато у него была большая и удобная навозная куча в конюшне, спать на которой, по его мнению, мне и надлежит. Причем за плату. Если знаешь какое-нибудь другое заведение в этой дыре, - веди. Но помни, что видеть меня и там не будут рады.
- В любом случае, - продолжил он, после небольшой паузы. - Длинной истории у меня для тебя нет. Как я понял, на этой помойке, которую местные называют городом, завелся паскудный домишко. Здесь все домишки паскудные, но этот - в особенности. Хуже него только дом бургомистра... В общем, был у корчмаря сын, пошел он в этот дом и исчез, будто его и не было. Посмотрел я на него. Видишь ли Мери... кхм... Трисс... само здание старое, едва не разваливается. Но. Входная дверь выглядит так, будто ее еще вчера обработал столяр и закрасил маляр. Я не думаю, что кто-то стал бы ремонтировать только дверь. Поэтому я и обратился к тебе. В твоем чародейском арсенале найдется заклинание, которое позволит установить, что меня там ждет?
Ламберт говорил, а внутри все горело. Горело от злости. А топливом служила уязвленная гордость. Если бы ему еще вчера кто сказал, что он станет просить помощи у чародейки, он бы надавал лжецу по шее. Но вчера прошло, а завтра не настало, осталось лишь сегодня. И сегодня вынуждало ведьмака идти против своей гордости, против самого себя.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Невзгодам не сломить упрямца волю