Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Вышел месяц из тумана


Вышел месяц из тумана

Сообщений 31 страница 55 из 55

1

Время: 1265 год, 23 ноября.
Место: Редания, Гелибол.
Описание: когда пропадают дети – это горе. Когда дети пропадают часто и много это всеобщие испуг и тревога. Знатные граждане жестами молятся богам и плюются на ведьм, что живут у подножья гор Пустельги. Кметы же, живущие на границе города и в ближайших селах, истинно верят в лихо лесное, что ночами жутко завывает. Оно-то детишек и таскает. Служители Вечного Огня пуще всех беспокоятся за души пропавших, поэтому чаще выступают на улицах с молитвой да с глубокой жертвенной чашей.
Власти, пытаясь избежать возможных смуты и паники, ищут помощи. Нуждается ли Гелибол в ведьмаке или достаточного обыкновенного сыщика?

Примечание: в случае необходимости в вводной обращаться к Весемиру

0

31

День, 23 XI 1265
Пасмурно, дождя нет

[indent=1,0]Дом охотника Василя на отшибе и дальше к лес


Василь вздрогнул, когда услышал нежеланный вопрос. Уж очень он любил свою жену, уж очень скорбел по ней, уж очень хотел вернуться к ней. Но, к сожалению, не мог. Слишком поздно.
[indent=1,0]– Н-нет, – охотник не сразу взял себя в руки. – Не замечал. Мы в последнее время мало разговаривали. Ну, ты знаешь.
[indent=1,0]Он с надеждой заглянул в желтые глаза ведьмака, рассчитывая увидеть в них понимание. Но кроме холода и латунного бездушия охотник не увидел ничего.  Это заставило его вздрогнуть еще раз и отвести взгляд.
[indent=1,0]– Барька… Он после увиденного собрал все пожитки, одолжил телегу и на кобыле свалил. Я его пониманию. Страшно жить, когда такие дела делаются и ничего сделать не можно.
[indent=1,0]– Места, где останки нашел, покажу. Но там уже ничего нет. Зверьё всё потаскало, – поднявшись, охотник чуть не уронил стул, встав слишком резко. – Пойдем.
[indent=1,0]Было заметно, чувствовалось, что он чего-то не договаривает, что-то скрывает. Но на то были его личные причины.
[indent=1,0]– Да, вот еще, – Василь, ожидая ведьмака перед срубом, натягивал тетиву на лук и пересчитывал стрелы при поясном колчане. – Накануне приходила девка. Молодая. Синеглазая. О лихе выспрашивала. В жизни не поверил бы, что пойдет его выслеживать. Но, сука, пошла! Жаль её. Красивая была, девка эта. Авось найдем её, эм, или то, что от неё осталось. Готов?
[indent=1,0]Дорога к первому злополучному месту заняла меньше часа через небольшую рощицу, перерастающую в густой лес, и одну скромную речушку с галечным дном.
[indent=1,0]– Вот здесь, – Василь указал луком на маленькое темное пятно на земле под раскидистым дубом. – Здесь нашлась девка. Самая первая, что по грибы пошла. Эх, сука, справедливости ради… И грибов нет.


[indent=1,0]Корчма

Хозяин заведения обиделся. Последнее время попадались сплошные грубияны, не следящие за языком и позволяющие себе невесть что! Это не могло не расстраивать.
[indent=1,0]Он еще раз оглядел уже трех женщин, одна из которых, правда, вдвое младше, а другая слишком остра на язык. Поэтому они были мысленно окрещены: мелкая балаболка, сельская баба и чародейка. Весьма странная компания в Гелиболе. При этом ни одно имя, сказанное мелкой балаболкой, не было знакомо корчмарю. Ни Йифифер, ни Гервант, ни даже Лумберт.
[indent=1,0]– Обед? Да, не состряпает, – согласился корчмарь и раздраженно сжал тряпку в кулаке, намереваясь смачно нахаркать в похлебку сельской, грубой бабе Мильве.
[indent=1,0]На вопрос чародейки корчемник так не успел ответить, поскольку всё внимание и всю тишину забрала себе маленькая, но очень болтливая девочка с серыми, мышиного цвета волосами и аки изумруды глазами. Но мальчика того корчмарь знал, как и куда тот побежал после.

+3

32

[indent=1,0]Он явно что-то не договаривал. Ведьмак чувствовал это и видел в мимике, в языке жестов и слышал как неохотно отвечал Василь.
[indent=1,0]«Если это как-то напрямую связано с работой и доставит мне хлопоты — я вернусь, отрежу ему язык и заставлю съесть».
[indent=1,0]Не удивительно, что этот Барька сразу из города свалил. Люди иногда с ума сходят, увидев труп своего близкого в лесу. А тут не просто труп, а украшение для деревьев, возле которого тварь невиданная шатается.
[indent=1,0]Но не причастен ли этот Барька ко всему, что происходит, раз он так поспешно уехал? Скорее всего мутант уже об этом не узнает.
[indent=1,0]Переступив через порог, кошкоглазый поежился. Погода ухудшалась с каждым часом, но все никак не разрождалась на дождь. Кучерявые тучи лениво, словно беременные овцы, тянулись по небесной тверди отара за отарой, загораживая собою солнце. Легкий ветерок обращался к миру при помощи листвы, и сейчас он старался предупредить охотников о таящейся опасности. Ведь ветер знает почти все. Начинаясь в одном конце мира, он мчится через версты и королевства, запоминая все, что случается на пути. И про этот лес он тоже знал многое. Но, увы, ведьмак не умел понимать язык природы.
[indent=1,0]Как и другие.
[indent=1,0]Василь медленно шел впереди ведьмака, рассказывая ему остальную информацию, которая еще не успела выветрится из его головы. —Особо существенной она не была, но сейчас любая пища для размышлений или зацепка могла привести к последующему разматыванию клубка.
[indent=1,0] — Мне труп неважен, — соврал ведьмак. Труп был неотъемлемой частью для хотя бы частичного понимания. Следы от когтей и зубов, полученные увечья, положение тела, наличие паразитов – все это могло подсказать с чем предстоит иметь дело и как давно произошло убийство. Но если тела уже нет, то и искать придется по другим признакам.
[indent=1,0]— Вы, люди, иногда упускаете самое очевидное. А если учесть, что вы туда особо и не суетесь после случившегося, то… — Брэен пожал сутулыми плечами, глядя в глаза обернувшегося охотника.
[indent=1,0]— Что до девки — не слышал я о такой.
[indent=1,0]«Да и плевать на нее, полоумную».
[indent=1,0]— Готов?
[indent=1,0]Брэен молча шел следом.

[indent=1,0]– Вот здесь. Здесь нашлась девка. Самая первая, что по грибы пошла. Эх, сука, справедливости ради… И грибов нет.
[indent=1,0]Стянув кожаную перчатку, ведьмак провел пальцами по земле.
[indent=1,0]«Сухо».
[indent=1,0]Охотник не врал. Убили ее давно, а труп растащили звери.
[indent=1,0]«Даже кровь вылизали так, что травы не осталось».
[indent=1,0]— Стой рядом, —прогнусавил мужчина, медленно поднимаясь.
[indent=1,0]В лесу пахло… лесом. То бишь: сыростью, гнилью, хвоей, дерьмом и грибами. Но за завесой обычных запахов и тупого человеческого обоняния всегда таилось нечто большее. Брэен прикрыл глаза и медленно затянул воздух носом, принюхиваясь, отодвигая ширму неизвестности.
[indent=1,0]Запахи.
[indent=1,0]Они имеют свои цвета, если обзавестись должной фантазией. При соответствующем опыте их можно разделять из сплошного разноцветного клубка и следовать к нужному месту.
[indent=1,0]Именно этим кошкоглазый сейчас и занимался. Но все это время, пока Кот ходил из одного края к другому, смотрел на деревья, следы и кору, чуть ли не землю носом рыл* — в его ноздри назойливо прорывался потусторонний запах.
[indent=1,0]Человеческий запах.
[indent=1,0]Но не тот простой, как от Василя или другого засратого кмета. Нет. Странный запах. Благородный. Не заставивший себя крайне долго ждать.

заявка*

Исследовать место, попытаться напасть на след по запаху.

+5

33

Редания, Гелибол; лес
[indent=1,0]Грибов не было. Зацепок не было. Баба была, да не та.
[indent=1,0]В подтверждение догадок обоняния кошкоглазого зашелестели кусты. Звонко надломилась ветка, хрустнуло-треснуло птичьей скорлупой под чьим-то сапогом.
[indent=1,0]Госпожа чародейка вывалилась на полянку, деловито отряхнув чёрный дублет и встретив красноречивые взгляды Василя и его спутника. На разрумянившемся лице читалось презрение ко всем мошкам и блошкам, что жили в лесу. Вельветовый костюм, отороченный серебряной лентой, облепили иголки и паутина. Видать не первый час тут бродила.
[indent=1,0]- Дня доброго, - в русой косе застрял репей. Видок у девицы был странный, дикий. Одёжка холеная, личико приятное, на шее и запястьях украшенья серебряные. Сапоги же по голень в грязи, как и пальцы. Даже колени - и те, в чем-то изгвазданы. Не иначе как милсдарыня чародейка ползала на карачках. Посмотрев на следы под деревом и возле небольшенького пятна, сомнений оставаться не могло*. Ползала. Чародейка!
[indent=1,0]- ‎Это мне в подмогу? – Воткнув резной посох в землю и вытирая руки платочком, без обиняков поинтересовалась девица. - Пойдёт.
[indent=1,0]А подойдя ближе, нахмурилась.
[indent=1,0]- Э нет. Ведьмак не пойдёт. Это моя работа.
[indent=1,0]«С условием дележа ингредиентов сотрудничать можно», - подумала про себя.
[indent=1,0]Опершись телом на резной посошок, девушка бесстыдно рассматривала охотника и ведьмака. На последнем взгляд задержала, проехавшись от лица и до медальона. Василю же кивнула, в качестве приветствия. С ним она виделась утром.
[indent=1,0]Охотник поначалу отговорить пытался от работы, мол, не девичье это дело, по лесам бестий высматривать. Ожидал профессионального монстробивца, а не магичку. Но стремление пришлой бабы убиться в реданских лесах не пресёк. Неохотно, но поведал всё, что знал. Астрид рьяно взялась за расследование: сидеть без дела было невыносимо тоскливо. Без дела и без денег - ещё тоскливее.
[indent=1,0]До поляны идти вызвалась сама и, как оказалось, не зря. Травяной навенз на посохе, сплетённый по всем правилам друидской магии, указывал путь верно. Да вот потом что-то забарахлил, когда чародейка решила осмотреть второе место пиршества гелибольского чудища. Плутала она вверх по ручью с полчаса, потому решила вернуться обратно. На счастье, встретила Василя и ведьмака.
[indent=1,0]- Грибов нет, потому что ведьмин круг тут был. Да сплыл. Аккурат по периметру, между прочим, - хлопнув себя по сумке, довольно заключила Астрид. Вне всякого сомнения, весь круг теперь принадлежал одной-единственной ведьме в округе.[AVA]http://s5.uploads.ru/RZA7h.png[/AVA]

*Заявка

Попытаться найти информацию об убитой девице или следы монстра под деревом (на дереве) и/или окрестными кустами.

Отредактировано Астрид из Фаро (2018-02-06 15:10:18)

+6

34

Корчма города Гелибол

[indent=1,0]- Тихо, тихо, дева, - убедительно пробормотала Трисс воодушевленной от столь неожиданной встречи девочке, пытаясь унять шквал слов, лившийся из её уст. Не помогало. Учитывая, что чародейка стала свидетелем события весьма малой вероятности (Трисс никак не ожидала увидеть Цири так далеко от Храма Мелитэле), она была ошарашена таким поворотом. Настолько ошарашена, что забыла и о посыльном мальчике, и о послании, и о том, что хотела спросить у корчмаря.
[indent=1,0]- Пожалуйста, тише. Мы же здесь не одни, - чародейка, потеряв терпение, быстрым движением прижала девочку к себе поближе, заключила в объятия так, чтобы Цирилла уткнулась носом в ткань чародейкиного платья и замолчала хоть на секундочку. - Я так рада тебя видеть, - громко начала она, но продолжила шепотом, не выпуская девочку из рук. - А  теперь тише. Плохо учишься, ведьмачка? Не стоит привлекать к себе больше внимания, чем требуется. Ты же всю корчму сейчас на уши поставишь. Если для тебя так важна скрытность, то нечего голосить на весь Гелибол. Геральт был бы тобой не доволен.
[indent=1,0]Женщина тяжело вздохнула и уперлась взглядом в спутницу Цириллы. Крепко сложенная девушка с сильными руками и луком за спиной. Охотница? Где они могли пересечься? Где-то в лесу, не иначе. Трисс было неловко перед Мильвой. Правду говорят кметки: у семерых нянек дитя без глаза. Даже если в няньках - чародейки, ведьмаки и жрицы из храма в Элландере. Полное рассеивание ответственности. Трисс коротко кивнула девушке, давая понять, что услышала её приветствие.
[indent=1,0]- Мне кажется, нам очень нужно переговорить. Только вот здесь слишком много лишних ушей, - Трисс оглядела корчму. Кто-то украдкой поглядывал на странное трио из чародейки, охотницы и маленькой бойкой и голосистой девчонки, а кто-то вернулся к поглощению своей похлебки.
[indent=1,0]- А мы ведь хотим посекретничать, правильно? - магичка подмигнула девочке, создавая ореол таинственности и значимости их будущего разговора.
[indent=1,0]- Давай, мы поднимемся наверх, переговорим с глазу на глаз, а потом вернемся и пообедаем вместе с Мильвой. Решим, что будем делать дальше и где будем искать Йеннифэр. Всё на свете решим, верно?
[indent=1,0]Трисс молила вселенную, чтобы Цирилла не упиралась. Нужно было быстро решить проблему с безопасностью юной княжны. Хоть Мильва и не вызывала у чародейки негативных чувств, но доверять первой встречной тоже не годилось, какой бы хорошей она не казалась на первый взгляд. В Гелиболе пропадали дети, а княжна и без того нуждалась в постоянном присмотре. Пока Ласточка не научится справляться со своим Даром, пока она опасна для себя и окружающих, ей надлежит быть в изоляции и под присмотром.
[indent=1,0]Чародейка мягко улыбнулась лучнице и извиняющимся тоном проговорила:
[indent=1,0]- Вы позволите?

Комната Трисс
[indent=1,0]Магичка закрыла за Цириллой дверь и облокотилась на неё спиной, будто намеревалась таким образом не пустить сюда будущее. Она была зла, она была дико зла на Йеннифэр, под присмотром которой должна была сейчас находиться Цири. Трисс, не зная, куда деть руки, запустила их в карманы, наткнулась на шерховатый кусок пергамента.
[indent=1,0]Записка могла быть от кого угодно, но друг бы подписал её, верно? Или нет. Она смяла тонкий листок, отмечая про себя, что нужно будет еще раз попытать счастье и спросить у корчмаря, не он ли направил мальчика к её апартаментам. Ну, а сейчас...
[indent=1,0]Самое время для воспитательных бесед.
[indent=1,0]- Цири, скажи, что вы отправились в путь вместе с госпожой Йеннифэр, но потом ваши дорожки разошлись. Иначе я совсем не понимаю, как ты сюда попала. Мне было бы интересно услышать всю историю от начала и до конца, - Трисс слабо улыбнулась в попытке смягчить свои слова.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-01-23 18:59:51)

+3

35

1265 год, 23 ноября, дело к часу.
Корчма. [AVA]http://s3.uploads.ru/t/7sV5Q.png[/AVA]


[indent=1,0]Она всё ещё была юной, но чем больше она жила, тем сильнее понимала, насколько же мир несовершенен, насколько люди бывают мерзкими и низкими, противными и просто никакими! Как вот корчмарь этот, который только ухмыляется, да врёт своими-то кривыми зубами — может, потому они и кривые, что врёт он много? - никакого благородного духа, только хамство, наглость и алчность! Даже обидно, что такие люди вообще живут. Нет, убивать-то конечно за такое нельзя, но... Воспитывать их надо, точно-точно. В духе морали, нравственности, справедливости. А чего ж ещё можно было ожидать в корчме типичного городка?
[indent=1,0] "Как же здорово, что вокруг меня всё же люди, которые хоть немножечко отличаются от этих негодяев", - она обернулась к Мильве и заулыбалась так, словно бы уже решила, что та ей станет лучше подругой на все времена, что никто их на разлучит. Но у чародейки были другие планы. Трисс как минимум ждала объяснений, наверное. Да ещё и отчитала за излишнюю эмоциональность и шумность. Ну да, Цири не раз получала именно за то, что привлекает к себе внимание. С другой же стороны, как говорила госпожа Йеннифэр, кто обратит внимание на сероволосого мышонка рядом с сияющей от колдовства чародейкой? И Геральт говорил, что её-то, маленькую соплявку в обносках, никто не запомнит, а вот негодяя-ведьмака запомнят все. Так и за что, стало быть, ругать на неё? А ей, может, хочется, чтобы внимание на неё обратили! Никто об этом не подумал? Может, она тоже хочет, чтобы все вокруг рты раззевывали при виде маленькой ведьмачки! Цири насупилась, но ругаться и спорить с чародейкой не стала - исключительно из уважения к своей знакомой и потому ещё, что всё равно крайне рада её видеть. И обнимать - тем более.
[indent=1,0]- Ой-ёй, запачкала я тебя, Трисс, - она робко заулыбалась и потыкала носком ботиночка в выпирающую половицу, - посекретничать втроём? Да, но сначала я так хочу помыться, так хочу покушать, я страшненько голодная! Как я устала,- она даже не договорила, потому что Трисс продолжила свою речь. Беглянка тут же замолкла и со вздохом подняла свой взгляд на Трисс. Глаза у девочки казались ещё огромнее от вынужденной диеты в пути и ещё зеленее - от голода, наверное, или от радостной встречи.
[indent=1,0]- Ну... Ну хорошо, - невольно согласилась Цири, всё ещё поглядывая на Мильву и искренне надеясь, что та не станет обижаться, если Цири оставит её ненадолго прямо тут. "А я бы обиделась! Мы как будто ей не доверяем! Нет, конечно, я не сказала сама ей своего имени, но я и так много при ней наговорила, что ведьмачка, что с чародейками ношусь! А она мне помогает, между прочим! И явно не для собственной выгоды!"
[indent=1,0]— Вы позволите? - спросила Трисс у Мильвы. Ведьмачка решила, что впервые услышала, как чародейка спрашивает разрешение на что-то. "Нет, не впервые, наверное. Но всё же это явно что-то из ряда вон выходящее..."
[indent=1,0]- Мильва, извини, мы скоро вернемся, честненько-пречестненько, только не обижайся, хорошо? Покушай пока, мы присоединимся скоро-скоро! Может, этот грубиян расскажет тебе, что с детишечками происходит? Или этот. Ну про этого! Я ему сама пинков надаю! Хоть бы глаза раздул! Ой, то есть, разул! Этот мальчишка! Хорошо? Хорошо? - она ещё немного навязчиво попыталась взглянуть в глаза своей "сестрёнке", а потом, надеясь на то, что Мильва впрямь не будет слишком уж обижаться, шагнула ближе к охотнице, - мы через пять минуточек вернёмся,- шепнула она тихо, а потом засеменила за Трисс, пялясь по сторонам на каждого из сидевших здесь. Сто лет она не бывала в общественных заведениях.

1265 год, 23 ноября, час дня.
Комната Трисс


[indent=1,0]- У тебя тут... Красивая комната, - она почти с разбегу плюхнулась на кровать, но тут же, как ужаленная, подскочила. Она так давно не спала на мягкой постельке, тело так ныло, что, едва она коснулась одеял, появилась сонливость. Но она должна была как можно скорее вернуться к охотнице - она ведь обещала справиться побыстрее... Она походила по комнате, наткнулась на зеркало, от которого шарахнулась по естественной причине - в отражении она увидела просто жутко разукрашенную пылью и грязью версию себя, волосы грязные и спутанные! Кошмар. "Княжна! Приехали!" - она раздражённо и показательно отвернулась от зеркала и тут же умылась водой из кадки. Лицо хотя бы более или менее естественный цвет приобрело. Не помешало бы полностью искупаться, но всё это может подождать, наверное.
[indent=1,0]К тому же, судя по тону и лицу чародейки, сейчас не до купания, по расписанию время серьёзных разговоров. Девочка вздохнула и сунула руки в карманчики. "Кажется, она злится. Она просто ревнует, потому что я поехала за госпожой Йеннифэр, вот и всё!" - крикнул в ней детский эгоизм, - "зачем на меня злиться? Я же не виновата почти ни в чём! Подумаешь, уехала из Элландера! Подумаешь, одна и без присмотра! Тоже мне, проблема! А вот если бы Она на меня не обиделась, я бы никуда не уехала!"
[indent=1,0]- Сказать-то я могу, но зачем ж мне тебе врать? - она шмыгнула носиком и сполоснула руки в воде, да кое-как приложила волосы, торчавшие во все стороны, - понимаешь, понимаешь? Нет, не понимаешь ты. Ну как бы, - она помялась немного, - ну она... Я не всегда бываю послушной, да. Но мне казалось, в тот день всё было не так плохо. Но госпожа Йеннифэр была очень недовольной. А ночью взяла и ускакала... Как она и обещала! Обещала, что если я буду непослушной, то она просто уйдёт! И она ушла! И... Я очень-очень виновата, я так хочу извиниться перед ней, я так... Так и поехала я за ней. Далеко я от храма?.. Честно говоря, даже не знаю, где толком нахожусь. Ну вот ехала я долго, а там мы Мильву встретили, а на неё два бугая напали, не знаю, зачем. Вроде, богатой она не выглядит. Мильва сказала, что им баба нужна была, а я сказала, что хренушки им. И вот как напугала их своим-то! - она похлопала по оружию за поясом, - а как про Йеннифэр сказала, так они и вовсе разбеглись во все стороны. Чародейкой быть выгоднее, чем ведьмачкой, стало быть. Ну вот мы с ней и поехали сюды. А там охрана, ну не могла же я сказать, что беспризорная я. Вот и говорим мы, что сёстры, стало быть. А Мильва меня накормить хотела. А тут ещё дети пропадают, - она говорила без остановки, но тут затихла, -... ты сюда приехала, чтобы детей спасать, да? Не к Йеннифэр? - это было ужасным предположением. Так в последний раз Цири и не уточняла у путника, спросила просто чародейку, ей и указали путь... Может быть, Йеннифэр совсем другой дорогой куда-то умчалась, а путник и имел в виду Трисс? Какой страшный кошмар, она её теперь никогда и не найдёт! От этих ужасных мыслей Цири бессильно опустилась на табурет и уставилась под ноги, изо всех сил стараясь не разреветься, - что же я натворила... Она на меня обиделась и бросила! Одну! Я теперь никогда не стану чаровницей... - слова и мысли у девочки путались, чувства мешались в кашу. Она то храбрилась, то обижалась, то готова была горько разрыдаться. А что вы хотите от ребёнка, подвергшегося страшному стрессу и лишившегося опеки, которой страшно дорожил? А ещё детей спасать вздумала. Ей-то кто поможет?

+5

36

[AVA]http://morgoth.ru/images/2017/10/26/77bc6d44961e5bc949a7629a902b61e0.png[/AVA]

Корчма города Гелибол

[indent=1,0]Лучница недобро сощурилась на корчмаря. Заметила с какой напущенной покорностью он согласился с ней и цепко схватил свою тряпицу, словно готовый отбиваться ею от злобной бабенки, коей Мильва казалась людям, что напоролись на ее отнюдь не медовый характер. Такие в лицо не скажут, но исподтишка сваяют гадость, тем и будут довольствоваться.
[indent=1,0] - Только учуди чего со стряпней своей, - пригрозила ему Мильва. - Самого сожрать заставлю – до лета не забудешь!
Несколько, выуженных из кошелька, крон легли на столешницу – за обед и комнаты для нее с Юстысей.
[indent=1,0]— Вы позволите?
[indent=1,0]Девочка поглядывала на Мильву, словно та и взаправду могла чего-то не разрешить, а уж тем более отказывать чародейке. Лучница в свою очередь посмотрела на Юстысю: она не была временным опекуном девочки, но та доверяла Барринг и надеялась на ее помощь в поиске черноволосой магички.
[indent=1,0]Юстысю беспокоило, обидится ли Мильва, что чародейские секреты не предназначены для ушей обычной охотницы.
[indent=1,0] - Хорошо, - голос Мильвы звучал сухо и несколько низко после ругани с корчмарем, но никакой обиды на Юстысю она не держала. Да и просто удерживать девочку подле себя она не могла. Возможно, Трисс, как чародейка, тут будет лучшим помощником в нахождении другой чародейки. Обижаться на столь логичное предположение ей, как уже взрослой, было бы глупо.
[indent=1,0] - Но если опоздаешь, то мне придется съесть и твою порцию. – Палец охотницы мягко коснулся кончика носа зеленоглазой девочки.
[indent=1,0]Она проводила чародейку с девочкой взглядом до тех пор пока они не скрылись из виду на втором этаже корчмы. А после оглянулась, осматривая обеденную залу, затем выбрала свободный стол, где можно было расположиться и не упустить возвращающуюся Юстысю из виду.
[indent=1,0]А когда вернётся, уточнить, может ли каким- либо образом Трисс помочь им.
[indent=1,0]В ожидании обеда Мильва от безделья ковыряла пальцем столешницу, подперев свободной ладонью подбородок и поглядывая на лестницу, где скрылись чародейка с Юстысей. Вещи она сгрудила рядом с собой на скамье, закрыв оружие плащом, чтобы то не привлекало к себе излишнего внимания.

Отредактировано Мильва (2018-02-05 04:39:47)

+5

37

День, 23 XI 1265
Пасмурно, дождя нет


[indent=1,0][indent=1,0]Лес

Захрустели кусты, ветки, яйца. В общем, всё, что встретилось сбитому непростой дорогой сапогу. Сапог принадлежал молодой девушке невысокого роста, которая только что показалась на глаза.
[indent=1,0]Василь с облегчением выдохнул и опустил лук, ожидая увидеть нечто иное, страшное и опасное. Благо, что ведьмак был рядом.
[indent=1,0]– Астрид, – длинные усы охотника заплясали, когда тот ухмыльнулся и кивнул в знак приветствия. – Угу. В подмогу.
[indent=1,0]Девка была недовольна присутствием ведьмака. Конкурентом он казался в её глазах. Вероятно, ведьмак был иного мнения и вряд ли ставил упрямую бабу в юных летах себе в соперники. Эка невидаль жуткое лихо лесное девочка с палкой идёт! Василю это не нравилось, но остановить, умерить пыл Астрид, увы, не сумел. Строптивая.
[indent=1,0]Чтобы не мешать наёмникам решать свои профессиональные вопросы, охотник Василь отошел ближе к дереву. Тяжело сел, прислонив родной лук к груди. Прислонился к жесткому стволу старого дерева и закрыл глаза. Эх, Люваша, Люваша, горько-то как!
[indent=1,0]Горько, но нужно.
[indent=1,0]Усталые глаза с мешками под собой открылись и взглянули наверх. Охотник невольно охнул.
[indent=1,0]– Милсдарь, ведьмак, – Василь был уже на ногах. – До этого не было такого! Недавно появилось.
[indent=1,0]Кривой палец сельского ловчего указывал на исцарапанную кору дерева. Зверя дело, но зверя большого. Ни волк, ни медведь не дотянулись бы.
[indent=1,0]Охотник с подозрением и прищуром глянул на Астрид. Теперь не нравилась она ему. Совсем не нравилась.


[indent=1,0][indent=1,0]Корчма


От чарок шел густой и душистый пар. Овощная похлёбка с крупным куском хлеба и две большие кружки полные сидра.
[indent=1,0]– Извольте, сударыня, – разносчица вежливо улыбнулась и ловко поставила всё принесённое на стол.
[indent=1,0]Девушка мяла тряпочку в руках и медлила. Её веснушчатое лицо жгли румянец и любопытство. В конце концов, она не выдержала и присела на край скамьи, чтобы в любой момент подскочить и как ни в чем не бывало продолжить работать.
[indent=1,0]– Вы ведь путешественница, да-да? – Голубые глаза пожирали Мильву полностью, а аккуратный ротик не закрывался, предвкушая услышать нечто вкусное. – Вы видели рыцарей? А принцев? А ведьм нечестивых встречали? У нас, говорят, тоже ведьмы завелись, да-да. У гор почти. Говорят, это они детей таскают, да-да. Верите? Я…
[indent=1,0]Она замолкла и резво встала, услышав громкие сетования хозяина корчмы с кухни. Поклонившись и улыбнувшись, юная разносчица  оставила Мильву наедине с похлебкой, в которую, без сомнений, плюнул корчмарь.

+5

38

1265 год, 23 ноября
Комната Трисс

[indent=1,0]«Ребенок - пылинка в пространстве. Ребенок - бесконечность. Ты говоришь: «он должен быть...»  и вставляешь тысячу существительных, которые в конце концов приходят к одному - ребенок должен быть удобным. Не так ли? В тебе постоянство, в тебе опыт, а в нём - дерзость и надежды. Ты смотришь назад и исходишь из этого, а он стремится вперед, очертя голову. Бы боишься, а ему все ни по чём. Ты стараешься оградить, а он тебе: «хватит меня опекать!» . И ведь прав выходит в конце концов... Как закрыть ураган в банке?»
[indent=1,0]Трисс слушала девочку, опустившись на краешек кровати. Цири была самым живым, непоседливым, самым настоящим ребенком из всех, которых она встречала. Ей было сложно донести до девочки то, как сильно она за неё волнуется, чтоб не вызвать отторжение, не потерять хрупкое доверие.
[indent=1,0]«Пусть ищет, только бы не заблудилась. Пусть покоряет вершины, только бы не расшибла лоб. Пусть сражается, но осторожно.»
[indent=1,0]- Понимаю, - кивнула Трисс. Она поднялась с кровати, достала гребешок и осторожно провела им по волосам юной княжны, вычесывая обломки веточек, нападавших с деревьев, мелкие свернутые от сухости листики, аккуратно распутывая серые сбившиеся локоны.
[indent=1,0]- Возможно, Йеннифэр уехала вовсе не потому, что она на тебя из-за чего-то обижена? Возможно, у нее появились неотложные дела и она должна была быстро покинуть храм? Так быстро, что не успела тебя предупредить? - предположила чародейка. - Ты не поинтересовалась сперва у Нэннеке, куда могла деться госпожа Йеннифэр?
[indent=1,0]«Послушная, воспитанная, удобная? О, нет. Это не про Цири. И тем лучше, поскольку вырастет не безвольной.»
[indent=1,0]Трисс не хотелось расстраивать девочку, соглашаясь с ее словами: чародейка вправду приехала не для того, чтобы увидеться здесь со старой подругой, а чтобы помочь матерям вернуть детей или хотя бы предотвратить новые потери. У нее не было времени, ни возможности обеспечить Цири безопасность здесь, в Гелиболе.
[indent=1,0]- Цири, ты забралась очень далеко от храма. Ты же знаешь, что это не безопасно, несмотря на то, что у тебя такой... внушительный меч. Ты проскакала через всю Темерию, дорогуша! Я очень рада, что ты цела и здорова, но, возможно, Йеннифэр уже вернулась в храм, а тебя там нет. Давай... я тебя телепортирую в Элландер? - Трисс шла по очень тонкому льду.
[indent=1,0]- Даже если там не окажется госпожи Йеннифэр, я найду способ с ней связаться и оповестить о том, как сильно ты по ней скучаешь и как хочешь поскорее её увидеть, - поспешила добавить Трисс, но уговаривать княжну было тщетно. Она упиралась, она не хотела слушать, она сомневалась в предложенном варианте исхода событий. Чародейка ловила каждое её нервное усталое движение, уловила взгляд, направленный на дверь комнаты.
[indent=1,0]Детство - не рай, а драма. Меригольд понимала, почему Цирилла поступает так, а не иначе. Всё, что у нее осталось сейчас - госпожа Йеннифэр - единственный близкий человек, чародейка, достойная восхищения и любви. Всё потому, что ребенок этот ничем другим не обладал, боялся потерять то, что приобрел совсем недавно. И вот она уехала. Ничего не сказав. Просто скрылась в неизвестном направлении. Педагогические методы Йеннифэр казались медноволосой чародейке очень спорными. Когда-нибудь наступит время и они поговорят об этом, а пока...
[indent=1,0]Глядя на Цириллу, Триcс сразу передумала телепортироваться с ней куда бы то ни было. Этот юный Исток мог повлиять на портал, сделать его нестабильным, вывести не туда. Безопасность этого варианта сразу стала сомнительной.
[indent=1,0]- Ладно, ладно, - Трисс подняла руки на уровень груди раскрытыми ладонями в сторону Цири, пытаясь унять шквал возмущений. - Хорошо, Цири, мы постараемся её найти. Пообещай мне, что не будешь горячиться и лезть в передряги. А сейчас время обедать. Познакомишь меня с Мильвой.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-02-08 03:50:51)

+5

39

1265 год, 23 ноября, час дня.
Комната Трисс[AVA]http://s3.uploads.ru/t/7sV5Q.png[/AVA]


[indent=1,0]Трисс всегда считалась с Цири. Это странно, но юная ведьмачка никогда не могла точно выразить своего отношения к Трисс, точно так же, как не понимала отношения Трисс к себе. Чародейка с медными волосами была очень доброй и милой, и иногда Цири, привыкшая к чопорному двору, а затем и к ещё более бесчувственному обществу ведьмаков, естественно воспринимала Трисс как слишком переигрывающую особу - или слишком чувствительную? Даже на фоне Йеннифэр она разительно отличалась, хотя, казалось бы, обе они чародейки и, по слухам, они даже подруги (в чём Цири откровенно сомневалась). Словом, чересчур уж Трисс хорошенькая. Но Цири нравилась её эмоциональность и видимая открытость. Такое бывает между людьми, общающимися на равных, между братьями и сёстрами, между товарищами... Но глупое чувство не покидало Цири и тревожило её - словно бы она для Трисс не больше, чем подопытный кролик. Этакий образец для изучения, для проведения исследований. Может, причина в деловых нотках, проскальзывающих в голосе чародейки, когда та пыталась казаться строгой? Или в том, что Цири особенным образом связана с магией, о чём ведьмачка смутно догадывалась? Сейчас Трисс соглашалась со словами Цири, но так пристально на неё смотрела, что ведьмачке было неловко, почти страшно. Трисс хотела всем своим видом внушить девочке благоразумие и придумала новую теорию о том, почему же Йеннифэр внезапно умчалась.
[indent=1,0]— Ты не поинтересовалась сперва у Нэннеке, куда могла деться госпожа Йеннифэр? - Цири сморщила носик и махнула рукой со страшненькой досадой.
[indent=1,0]- интересовалась! Она так и сказала, что ничего удивительного, что Йеннифэр так быстро от меня уехала, ведь я негодница и лентяйка... А я не лентяйка! - она надулась и даже топнула ножкой, после чего сделала глубокий вдох, выдох и показала всем своим видом, что она точно такая же благоразумная, как и Трисс, - но мне кажется, что госпожа Йеннифэр ей не рассказывала о нашей ссоре. Они любят ругаться. Думают, я не знаю, а я всё знаю. Хотя говорят они как-то сложно... Этими. Метарфами. Метраф....форами. Нет бы человеческим языком говорить: ты, мол, Геральта мучаешь, а ты, мол, не указ мне. Так нет, надо эти короткие фразы говорить изречениями на пятнадцать минут каждая...- закатила глаза и неодобрительно качнула головой. Она закипала. Не нравилось ей в храме. Многое ей там не нравилось и вызывало самую настоящую злость.
[indent=1,0]Трисс расчёсывала серые волосы, а Цири какое-то время молчала или тихо попискивала, если вдруг чародейка случайно тянула не тот волос или слишком долго ковырялась на одном месте, видимо, задумавшись о своём. "Может, зря я про Геральта ляпнула?" - подумала Цири и хотела даже извиниться, перевести тему, но тут-то в Трисс как будто молния:
[indent=1,0]— Цири, ты забралась очень далеко от храма, - такое начало не обещало ровным счётом ничего хорошего. Цири обернулась к Трисс с самым недоумевающим выражением лица, говорившим нечто вроде "что это на тебя вдруг нашло?" И, несмотря на то, что Трисс пыталась смягчить свою категоричную речь комплиментом клинку ведьмачки, задобрить Цириллу не получилось. Трисс закончила свою речь резонным "Давай... я тебя телепортирую в Элландер". И, пусть это был вопрос, по одному лицу Цири было понятно, что чародейка ходит по острию ножа. Или уже оступилась.
[indent=1,0]- Что?! - возмущённо пискнула она. Столько ехать! Столько сил потратить! Столько всего на своей шкуре испытать! Чтобы вернуться назад? Да ни за какие деньги!
[indent=1,0]— Даже если там не окажется госпожи Йеннифэр, я найду способ с ней связаться и оповестить о том, как сильно ты по ней скучаешь и как хочешь поскорее её увидеть, - спешила успокоить Трисс девочку, видимо, предчувствуя, как вскипает вулканчик в маленькой ведьмачке. Цири набрала в лёгкие воздуха и даже не знала, что сказать! Её предложение просто возмутительно!
[indent=1,0]- Если ты можешь с ней связаться - то свяжись! Для этого вовсе необязательно возвращать меня ни в какие храмы! Без Йеннифэр я ни в какие храмы не поеду! Не поеду, так и знай! Я обещала себе, что без неё назад не поеду! - её понесло. Она кричала, наверное, на весь этаж, до глубины души возмущённая задумкой Трисс, - я тебе мешаю, да? Я обуза для тебя? Так так и скажи! Мне и с Мильвой очень даже неплохо будет! - она показательно фыркнула и встала в позу, даже не догадываясь, что сама каждым своим словом может больно ранить человека, желающего ей добра, - или ты её скрываешь?! Хочешь разлучить меня с госпожой Йеннифэр, как и Геральта, да?! Ты воровка! И! И! И вообще! Я сказала! Можешь - давай! А не можешь с ней связаться - так не вешай мне лапшу на уши! - она замолчала. "Лапши бы..." Повисла тишина. Йеннифэр бы за такие слова отодрала бы Цири от души, наверное. Геральт - и подавно. Трисс молчала. Цири опустила голову и шмыгнула носом. Стало немного стыдно за такие громкие обвинения. Но Цири была слишком уж упёртой и острой на язык, чтобы ещё перед кем-то извиняться. К тому же Трисс сама виновата! Назад! В Элландер! Да пусть сама туда катится!
[indent=1,0]— Ладно, ладно, - голос Трисс был обеспокоен. "Она ведь не заплачет, правда?..." - Цири плотнее сжала губы и недоверчиво отступила на шаг назад. Вдруг этими руками чародейка уже портал хочет создавать? Фигушки. Трисс продолжила. Голос её был слишком мирным. Это тревожило. "Она вообще на кого-нибудь обижается?.. На меня? Просто не показывает, да? Обиделась?" [indent=1,0]-  Хорошо, Цири, мы постараемся её найти. Пообещай мне, что не будешь горячиться и лезть в передряги. А сейчас время обедать. Познакомишь меня с Мильвой.
[indent=1,0]- Обещаю, - покашляв, отозвалась Цири и круто развернулась к выходу. "И пробор ты мне сделала не как у госпожи Йеннифэр!" - она растрепала по дороге свои волосы, намеренно показывая бунтарский характер. Однако, спускаясь по лестнице, снова волосы пригладила и даже, не выдержав мук совести, тихо добавила, - Извини.

1265 год, 23 ноября, второй час.
Корчма[AVA]http://s3.uploads.ru/t/7sV5Q.png[/AVA]


"Кто это там с ней болтает?"
- Ну и погода дрянная... - Цири с лестницы промчалась прямиком к Мильве, когда от стола лучницы как раз поднялась работница заведения, - портится! Я успела к своей порции, да?... Что это у тебя в супе плавает? Я думала, мясной суп подразумевает мясо животного, а не таракана!
- Тараканы?! - подскочила барышня за соседним столом. Цири же беспечно седа за стол. Она всем своим видом показывала, что всё просто замечательно, хотя только что страшненько поссорилась с Трисс. Всеми силами она хотела сделать вид, что этой ссоры между ними и не было - так ведь гораздо проще, чем мириться, правда?
- Мне лапши! Без харчей и тараканов! И готовой, а не сырой! Всем-всем приятного аппетита! - она вдохнула поглубже. Что ни говори, а пахло ту очень притягательно. Особенно после длинной дороги и сбитого режима питания, - ну? Какие у нас планы?.. А Трисс тут, видимо, тоже детей пропавших ищет... Надеюсь, никто госпожу Йеннифэр не принял за ребёнка? И надеюсь, что не она детей и ворует, - надулась и, засучив рукава, потянулась к ломтю хлеба, - эй, что эта тебе говорила? - тихо шепнула она Мильве, слишком очевидно кивая на бегающую по корчме официантку.

+5

40

Йеннифэр уехала ранним утром, когда солнце только-только поднималось над землей, а траву покрыл иней. Вороной конь с длинной гривой отфыркивался как мог, не желая выезжать из теплого стойла. В целом, его можно было понять. Дыхание зимы уже было совсем рядом, и утренние прогулки навряд ли могли доставить какое-либо удовольствие.
Но чародейке необходимо было уехать как можно скорее. Йен чувствовала потребность в том, чтобы развеяться, выйти из душных стен монастыря. Вчерашняя "стычка" с Цири лишила женщину последних душевных сил. Переборов в себе желание придушить маленькую упрямицу, Йенна приняла волевое решение поехать развеяться, заодно порешать несколько дел, что ждали её за пределами этого женского мирка.
Путь её лежал по тракту в Гелибол. Предупредив Нэннеке об отъезде, Йеннифэр легкой тенью вспрыгнула на коня, чтобы наконец выехать за ворота. И уж конечно ей и в голову не пришло, что Цири поедет прямо за ней.
Можно было, конечно, отправиться и порталом, но суть поездки была не в том, чтобы добраться из пункта А в пункт Б, а в том, чтобы развеяться. Как только храм скрылся за поворотом, Йен пустила лошадку шагом, слушая, как хрустит первый тонкий лёд под её копытами. Наслаждалась тем, как ласкает лицо холодный ветер, как вместе с ним выдувает из головы все тяжёлые и тревожные мысли...
На дороге было как-то неспокойно. Но чародейка не придала тому значения, излишне расслабившись после отбытия из Храма. А всё своё беспокойство и назойливое предчувствие сослала на общую атмосферу. Зима не за горами, голод и недоедание - обычное дело. У кого-то не уродился урожай, у кого-то корова издохла, вот уже нескольким крестьянским дворам нечего есть, и они ищут лучшей жизни на дороге.
Однако, добравшись до Гелибола, Йеннифэр поняла, что всё не так просто, как ей хотелось бы это представить. И то что от своего предчувствия отмахиваться никогда не стоит. По городу будто чума прошлась. Лавки закрыты, ставни захлопнуты. По улице шла молитвенная процессия служителей Вечного Огня, а за ними разношерстная толпа из бедняков и богатых, молодых и старых. Верный признак того, что в городе что-то случилось.
Знакомый травник, к коему и планировала заглянуть чародейка, выезжая из Храма, развеял всё её сомнения и укрепил в собственных предположениях, рассказав жутковатую историю про пропажу детей. Что удивительно, это неожиданно больно кольнуло саму Йен. Мыслями она невольно вернулась к серебряновлосой девочке, что с играющей легкостью выводит её из себя. Также легко, как некоторый беловолосый ведьмак. Тревога сцепила холодные пальцы на горле, но тут же отпустила. Цири далеко отсюда, в Храме ей уж точно ничего не угрожает.

1265 год, 23 ноября, второй час.

Полученную информацию нужно было переварить и обдумать. Всё же её, Йеннифэр, помощи никто не просил, никто не звал. Однако, не просто так она здесь оказалась. Не просто так поехала в Гелибол. Можно сколь угодно не верить в Судьбу и Провидение, главное, что оно верит в тебя.
Выбрав по наитию приличную корчму, Йен отправилась прямиком туда, чтобы накормить коня, да и самой подкрепиться не помешало. Быть может, снять себе комнату. Есть большая доля вероятности, что она останется здесь надолго.
Однако, только войдя в корчму и окинув взглядом помещение, Йеннифэр оцепенела. Картину невероятней представить себе было сложно. За одним столом сидела Цирилла, уж эту егозу было сложно с кем-то перепутать, и Трисс. Два человека, которых Йен ждала увидеть прямо здесь и прямо сейчас в самую последнюю очередь.
В голове промелькнуло столько мыслей разом. О судьбе, её кривых и неожиданных направлениях, о Предназначении. А ещё та тревога, что охватила её в первые мгновения, после услышанного о местных детях, теперь снова поселилась в сердце.
Чародейка в несколько быстрых широких шагов оказалась возле нужного стола. Расправа была быстрой и жестокой. Цирилле, что сидела спиной ко входу и до определенного момента Йеннифэр не видела, прилетела такая звонкая и сильная затрещина, что в корчме мгновенно стало тихо. Разъяренная чародейка казалось сосредоточением злости и недовольства. Один взгляд тёмных, как грозовое небо глаз, мазнул по Трисс, предвещая столь же жестокие муки. Однако перво-наперво, надо было разобраться с нерадивой ученицей. На Мильву она и вовсе не обратила внимания.
Брюнетка вновь опустила взгляд на Цириллу, схватила ведьмачку за маленькое ушко и вытащила из-за стола, развернула к себе лицом, будто то была не живая девочка, а кукла.
- Что ты тут делаешь? - Прошипела Йен, склоняясь над Цири и заглядывая в лицо. - Кто тебя выпустил из Храма?

+6

41

Лес.

[indent=1,0]В те моменты, когда перед одним из самых вредных представителей людского рода, пускай и мутировавшего, появляется жалкая пародия на такого же противного, как первый — у Брэена всегда начинал чесаться правый кулак и слегка дергаться правое верхнее веко.
[indent=1,0]Нет, этот кошкоглазый не надевал короны и не увековечивал себя титулом «вреднейшего человека последнего уходящего столетия», отнюдь. Просто он не любил (ненавидел), когда кто-то пытался диктовать ему свои условия, выказывая свое недовольство, мол, «фу, ведьмак».
[indent=1,0]А уж тем более какая-то прошмандовка, от которой едва-едва знобило магией, словно первая стадия ненавязчивого зуда в причинном месте. Но Кот — если к нему применимо данное слово — деликатно промолчал, деловито оглядывая местность.
[indent=1,0]Как назло — пусто. Везде. Вокруг. Повсеместно. Словно тут ничего и никогда и не происходило, а пятно крови от трупа — было тут всегда, как неотъемлемый кусочек местного лесного пейзажа.
[indent=1,0]— Милсдарь, ведьмак. До этого не было такого! Недавно появилось.
[indent=1,0]Брэен быстро перевел взгляд на охотника и подошел к нему, проследив взором за его рукой. На достаточной высоте виднелись следы когтей. И быть это могло все, что угодно.
[indent=1,0]«Зараза».
[indent=1,0]Ведьмак недовольно выдохнул, принюхиваясь к дереву, но — ничего. Общая картина была, словно вилами по воде писана. Брэен усердно думал. Нельзя сказать, что это ему несвойственно. Наличие его бесшабашности, вспыльчивого характера, хитрости и мразотности — не означало, что он идиот.
[indent=1,0]Когда это вредность была показателем тупости?
[indent=1,0]Но возвращаясь к их баранам, стоит четко отметить — ситуация была крайне ужасная. Еще и эта девка, которая недовольно фыркает, а теперь внезапно решила предложить ведьмаку договор о сотрудничестве. Неоднозначно, то ли крякнув, то ли сдавленно хохотнув (насколько позволяла гнусавость Кота из Йелло), Брэен повернулся и посмотрел ей прямо в глаза сверху-вниз.
[indent=1,0]— Нечего мне сказать. Кроме того, что я очень сомневаюсь, — мужчина перевел взгляд на охотника, — что ты умеешь обращаться в таких тварей. А что за тварь обитает тут, так вариантов масса. Нужно осмотреться шире. Если не будешь путаться под ногами и умеешь за себя постоять, то,— он многозначно развел руки в стороны, мол, можешь ходить рядом, только не беси.
[indent=1,0]— Еще места есть, подобные этим? — спросил желтоглазый у охотника, а сам судорожно перебирал в голове всех возможных монстров.
[indent=1,0]«Лешак или лешачиха, сути не меняет. Туманник. Но они не лазят по деревьям. По крайней мере мне такие не попадались. Хотя черт их разберешь, бестий этих траханных, порой такое встречается, что на голову не натянешь. Хм. Волколак? Так живности много кругом. Агуара? Слишком сказачно. Да и зачем ей людей убивать, не эльфы же. Бес? Черт? Гадство. Слишком мало информации».

+5

42

Редания, Гелибол; лес
[indent=1,0]- Не может быть такого. - Астрид протиснулась меж ведьмаком и охотником, недоверчиво разглядывая мшистый ствол дерева. Следы были свежие и глубокие. Когтищи у того, кто это сделал, отличались немалым размером. Мыслей о том, кто и как мог подобную метку оставить, не было совсем. Только то, что оно было высоким и, вероятно, большим - сообразить смогла. Протянув пальцы к бороздкам, Астрид сосредоточенно нахмурилась, пробуя уловить отголоски магии вокруг.*
[indent=1,0]- Это... метка? Когти оно поточило или что? Ещё с час назад следа не было. Я всё-всё оглядела. И верх, и низ. И вдоль ручья. Неужто сразу после меня тут было? Наверняка, рядом где-то ходит. Может и на земле следы остались? Новые? Или на других деревьях?
[indent=1,0]С бестиарием и классификацией монстров Астрид знакома была с иной стороны, нежели ведьмаки. Те по феромонам, следам, форме пера, виду и запаху экскрементов могли определить пол, тип, вид и даже недавний ужин монстра. Астрид же ведала как из печени, мозгов и языка реликта состряпать эликсир. Большую часть тех тварей, что использовались в рецептах, знала только по картинкам и краткому описанию в книгах. Помощь в поисках оказать могла, посильную. Но тягаться с тем, кто посвятил поиску и уничтожению тварей всю жизнь, было очень глупо.
[indent=1,0]Василь, тем часом, вперился в неё глазами так, будто во всех бедах - в надвигающейся грозе, детишках, когтистых лапах и смерти жинки егоной - виновата не кто иная, как юная и наглая особа.
[indent=1,0]- Мне не долезть, - усмехнулась девушка, перехватывая посошок в левую руку. Правой заправила за ухо волосы. Коса за время ползания безбожно растрепалась. - Да и незачем, Василь. В когтистых тварей обращаться тоже не умею. Я помочь хочу, как уже говорила. И награду получить, соответственно. Не глупи. Мы тут все заодно.
[indent=1,0]Детишки-детишками, а кушать-то хочется. Монстра можно на органы распродать и в дополнение к горячей благодарности местных выручить немного денег. В последнее время с деньгами дела обстояли особенно печально. По холёному и сытому виду чародейки то понять было непросто. Носик по ветру вздёрнут. Дорогущие замшевые сапоги и приталенный дублет, который ей, казалось, пачкать было совершенно не жаль. И украшения, что человек без гроша в кармане позволить не мечтал. Нет-нет, Астрид не простила бы себе вид недостойный.
[indent=1,0]И потому выглядела очень достойно. И даже самоуверенно.
[indent=1,0]- Ведьмак, что думаешь? Вы, говорят, эксперты. Вот и мнение своё высказать прошу, твой опыт и знания ничуть не умаляю. Со своей стороны, я выступаю за сотрудничество. Знаешь, между ведьмаками и чародеями оно выходит очень плодотворным.
[indent=1,0]Ведьмачья рожа была красноречивей тысячи слов. Крякнув как старый трухлявый пень, он развёл руками, и сухо кивнул. Большего от него и не требовалось, чай не любиться они тут собрались, а искать виновника всех гелибольских бед.

*Заявка

Может чудище магическое? И след нейки оставило? (:

[AVA]http://s5.uploads.ru/RZA7h.png[/AVA]

Отредактировано Астрид из Фаро (2018-02-22 13:14:44)

+4

43

[indent=1,0]Работа есть работа, как говорится. Покуда есть ренегаты, будет работа и боевому магу - так здраво рассудил совет чародеев, выдернув Илларэна из Бан Арда под конец очередного семестра. Оторвали от любимого занятия - приема экзаменов, где можно было вдоволь потешиться, ставя студентам трудные задачки с не очевидными решениями и наблюдая за их потугами. Тяжело было в этот период штатным медикам: не экономно расходующие энергию будущие чародеи то и дело попадали в в лечебницу с переутомлением, обмороками, а неосторожные их собратья еще и с ожогами, переломами и прочими результатами неумелого обращения с магической энергией.
[indent=1,0]Поведав о бедах, происходящих в Гелиболе, а так же о подозрении на деятельность чародеев-отступников в этом краю, его попросили разобраться. Попросили потому, что ветерану с его стажем и былыми заслугами не могли приказать. А попросили именно его потому, немногие имели столь солидный опыт в таких делах и их, как правило, мало интересовал какой-то там Гелибол. Эль'Итлитэна, стоило признаться честно, этот самый Гелибол интересовал в той же мере, что и остальных. Однако, он согласился. Уже некоторое время эльф чувствовал, что засиделся на одном месте, и этот застой, как ему казалось, мерзко подгаживает его же самочувствию. В первую очередь, моральному. Во вторую... Практику, чтобы она не перешла в разряд теории, надо подтверждать. На том и порешили. Указания совета были простыми: сначала разведка. Если в ходе нее подтвердятся подозрения в деятельности ренегатов - действовать на свое усмотрение: запросить помощи или разобраться самому. Его опыту доверяли и были уверены, что в случае чего его решение будет взвешенным. Не напрасно.

[indent=1,0]В Гелибол он прибыл двадцать второго ноября по человеческому календарю, воспользовавшись порталом. Остановился в местной корчме, уделив день отдыху от такого рода путешествия и приготовлениям. Привел в порядок свое оружие, а именно кинжал, прошедший с ним многие передряги. Из зелий и эликсиров, которые взял с собой отобрал те, которые постоянно должны быть с ним -  в основном обезболивающие средства разной интенсивности, а также обеззараживающее и местный коагулянт на случай интенсивного кровотечения. Всего пять небольших колбочек, легко помещающихся в сумку на поясе. Подготовил защитный амулет, который мог спасти его от удара или заклятия в решающий час. Обычно он не рассчитывал на амулеты в бою, называя их "игрушками для неумех", но решил лишний раз попрактиковаться в своем недавнем увлечении. Ну как недавнем... С десяток лет - не срок для эльфа и чародея. Сплел требуемые охранные чары для безопасности своего имущества и снимаемой им комнаты. И позволил себе отойти ко сну.
[indent=1,0]На следующий день же, не отягощенный усталостью и приготовлениями, он направился к местному управляющему. Известить о своем прибытии и расспросить обо всех нюансах происходящего. Где искать этого управляющего, эльф, безусловно уже знал. Дорога предстояла недолгая, а заодно представится возможность воочию понаблюдать за жизнью Гелибола и быть может, по пути углядеть или услышать нечто интересное и полезное для его нынешнего дела...
[indent=1,0]

+6

44

[AVA]http://morgoth.ru/images/2017/10/26/77bc6d44961e5bc949a7629a902b61e0.png[/AVA]
Корчма города Гелибол

[indent=1,0]– Вы ведь путешественница, да-да? Вы видели рыцарей? А принцев? А ведьм нечестивых встречали? У нас, говорят, тоже ведьмы завелись, да-да. У гор почти. Говорят, это они детей таскают, да-да. Верите?
[indent=1,0]Рыцарей? Принцев? Как-то не довелось. Зато видела дриад, магика, что птицей оборачивался, зерриканского ведьмака. Но не похоже было, что они интересовали бы девушку. Собеседник из Мильвы был такой себе.
[indent=1,0] - Нет. Не видела, – сухо ответила лучница.
[indent=1,0]Да и истории ее не походили бы на баллады заезжих трубадуров, к которым девица привыкла, работая тут.
[indent=1,0]Разносчица упорхнула по своим кухонным делам, не получив ничего интересно для новых слухов. Аккурат к тому времени, когда со ступеней примчалась Юстыся.

[indent=1,0]- Что это у тебя в супе плавает?
[indent=1,0]-Хм..
[indent=1,0]Мильва пригляделась: выуженный из наваристого бульона боб, за который зацепилась веточка зелени, и вправду отдаленно походил на усатого завсегдатая харчевен. И это вовсе не о трактирщике.
[indent=1,0] - ...мясной суп подразумевает мясо животного, а не таракана!
[indent=1,0]Особенно если за суп уплочено из твоего кармана.
[indent=1,0]При упоминании насекомого таверна оживилась. С роптанием некоторые посетители принялись проверять свои тарелки.
[indent=1,0]Лучница была согласна со словам девочки, но высказалась об этом еще менее емко, упомянув в своей речи не только корчмаря, но и его ближайших родственников, где бы им следовало быть и чем заниматься.
[indent=1,0]Со скорчившейся веточки куцего укропа свисало нечто, чему в супе, как и упомянутому таракану, быть не следовало. Густой слюнной сгусток, бледно-зеленого оттенка в центре, растянувшись под собственным весом, плюхнулся в похлебку.
[indent=1,0]Мильва с остервенением бросила в след за ним и ложку.
[indent=1,0]От души харкнул, стервец, ничего не скажешь.
[indent=1,0]Мужчина, сидевший напротив их стола, глянул в свою кружку с элем, неспешно достал оттуда двумя пальцами муху, щелчком пальца отправив ее в недолгий полет на пол и хмыкнул себе в усы. Мол, вам тут мясо халявное досталось, а вы мордами крутите. Затем отпил из кружки и продолжил свой разговор с собеседником, не обращая внимания на поднявшийся недовольный гомон посетителей.
[indent=1,0]А недовольству было из-за чего взяться. Ведь это далеко не худшая в городе таверна, на которой остановили свой выбор аж две чародейки...
[indent=1,0]В том, что черноволосая женщина, подхватившая Юстысю за ухо, была магичкой Мильва не сомневалась. Выглядевшая так, как и описывала ее девочка, вплоть до звезды, сверкнувшей на шее. К тому же относившаяся к такому типу людей, которых лучше один раз увидеть.
[indent=1,0]И в дела их не вмешиваться.
[indent=1,0]Ибо своих у Барринг было предостаточно. Разозленная, взглядом выискивала хозяина корчмы, которого в зале заметно не было. Она намеревалась сделать то, что обещала ему полчаса назад. А если тот позабыл, то напомнить о своих словах.
[indent=1,0]Мильва вскочила с места, и направилась в сторону кухни, прихватив с собой плошку с еще горячим варевом.
[indent=1,0] - Где ты, паразит ублюдочный?! - светловолосая фурия, чей волчий взгляд предвещал ничего хорошего, ворвалась на кухню в поисках виновника обплеванного обеда.
[indent=1,0]Сельская баба, в лесу воспитанная, что с духобабами водится. Чего с нее взять?

+6

45

День-вечер, 23 XI 1265
Пасмурно, дождя нет


[indent=5,0]Лес

Василь съежился так, что стал похож на высушенную сливу с усами, и громко чихнул.
[indent=1,0]Одинокая птица сорвалась с далекой ветви и ринулась прочь от страшного шума.
[indent=1,0]– Ну, милсдарь ведьмак, – охотник стыдливо вытер нос рукавом и критично осмотрел его, – я же тебе говорил. Здесь самое первое, э, убийство случилось. Если здесь больше ловить нечего, – ну, мне-то точно, – тогда с пару часов, и доберемся до следующего места.
[indent=1,0]– А ты, – Василь обратился к Астрид, – про ведьмин круг что-то говаривала давеча. Не знаешь, что ли, баба, что ведьмы у подножия Гор Пустельги поселились?
[indent=1,0]Неожиданный и холодный ветер пронесся, пригибая верхушки деревьев и кусая щеки людей. Жизнь в лесу замерла. Исчез шелест крыльев глухаря. Замолчали голодные шорохи зайцев и лазающих по деревьям белок. В норы попряталось мелкое зверье. А медведь, закрывшись широкой лапой, притворился спящим.
[indent=1,0]Нехороший был ветер. Злой. И каждый это почувствовал.
[indent=1,0]Сельский ловчий поежился и сплюнул.
[indent=1,0]– Аж до костей. Говорят, что ведьмы энти детей и воруют. Раскармливают их да жрут. Бестии ёбанные! Порубать бы и их, милсдарь ведьмак, – охотник сделал резкий рубящий жест рукой, изображая топор палача, что исправно выполняют свою работу. –  Всю нечисть бы! Всю. Эх, блядь…
[indent=1,0]Ветер стих также внезапно, как и налетел. Тишь вернулась в лес. И привычная жизнь, медленно отгоняя страх и трепет.
[indent=1,0]– Но магия тама, – Василь махнул в сторону, где за деревьями возвышались именитые горы, – к востоку. Лихо же кровожадное здесь, э, чудит. Зверь чудной. Юдо страшное. Именно, что зверь, н-да… Нам сюда.
[indent=1,0]Путь шел дальше в лес по едва заметным тропам, которые знал сельский ловчий Василь, полжизни по ним бродящий. Кое-где старые ветви свисали так низко, что приходилось пригибаться, чтобы не выколоть себе глаза. Бывало, останавливались, чтобы охотник огляделся, задумчиво накрутил ус, присел, разглядывая следы на земле, и после, махнув, вел их дальше.
[indent=1,0]До места, однако, они не добрались.
[indent=1,0]– Чуешь? – спросил Василь у ведьмака, поведя носом по ветру.
[indent=1,0]Пахло гнилью, разлагающимся мясом.
[indent=1,0]Смрадный запах источало изувеченное тело крупного лося.
[indent=1,0]– Недавно задрали. Но не волки, – ловчий со всей серьезностью оглядывал труп. – Что-то страшно быстрое, здоровое и сильное. Но зверь не доел. Странно. Оставил добычу. Что-то, э, спугнуло?... Дела.
[indent=1,0]Подле истерзанного сохатого читались крупные следы, которые, как оказалось впоследствии, вели в небольшую, природой скрытую пещеру под холмом.


[indent=5,0]Улицы, полные слухов и сплетень

– Эй, просыпайся алкаш! Перепрыгивать тебя что ли?
[indent=1,0]– Бабы судачат, что всё из-за ведьм треклятых с Пустельговых Гор. Детей таскают и жрут!
[indent=1,0]– Бобы! Бобы! Кому бобов запеченных! Вкусно и полезно!
[indent=1,0]– Пода-а-а-йте на пропитание, господа хорошие! Да хранит вас Святой Лебеда.
[indent=1,0]– Слышал? В корчме, говорят, две чародейки остановились. Роскошные бабы. Но трахать их я бы не стал. Боязно. Превратят, поди, во что гадкое…
[indent=1,0]– Лихо лесное не словили еще? Ах, бедный Василь. Токмо он и печется о поимке этой тварины. А жадному Казимежу и дела нет. Паскуда ленивая.
[indent=1,0]– Ведьмака в городе видел! У, страшнющий! Глаза – во! Рожа – серая, как у мертвеца! К Василю, видел, топал. У, чудо!
[indent=1,0]– Бобы! Бобы! Кому бобов! Вкусно и полезно!
[indent=1,0]– В корчме ведьмачка юная щи хлебает! Не веришь? Да иди ты в жопу! На ржаную спорим? Ага! Ха-ха! Ну то-то же!


[indent=5,0]Просторная, богатая украшенная комната для приема гостей

Управляющий Казимеж сидел за широким дубовым столом и считал рассыпанные из мешка общей казны монеты. Толстые пальцы ловко отщелкивали кроны, а язык довольно цокал от подсчета.
[indent=1,0]В этом месяце можно купить еще несколько знатных платьев, тройку лошадей и подкормить сумму на личном счете в банке.
[indent=1,0]Казимеж любил деньги больше всего на свете. И очень не любил, когда ему мешали вести подсчет. Это он называл просто – свинство и безобразие.
[indent=1,0]В дверь постучали.
[indent=1,0]Управляющий вопросительно изогнул тощую бровь.
[indent=1,0]– Милсдарь чародей одноглазый встречи желает, – лысая голова помощника, не рискуя, просунулась наполовину.
[indent=1,0]– Свинство и безобразие! – подпрыгнув, откликнулся Казимеж и резво смахнул кроны обратно в мешок. – Пущай обождет.
[indent=1,0]Приведя себя в порядок и придав более-менее умный вид своему розовощекому лицу, управляющий сложил замком пальцы и выжидающе глядел на дверь, которая вот-вот должна была распахнуться, впуская визитёра магического дела.
[indent=1,0]– День добрый! – не вставая, поприветствовал гостя Казимеж, когда двери всё-таки отворились. – Садитесь! Вы – чародей, да?
[indent=1,0]Чародей оказался эльфом. К нелюдям Казимеж относился так же, как и к людям. По крайней мере пока у тех были деньги.
[indent=1,0]– Вы, наверное, прибыли… – управляющий замер, задумчиво прислонив указательный палец к широкому носу, – по весьма, наверное, важному делу, да?


[indent=5,0]Корчма

Хозяин заведения осматривал свисающие с деревянного бруса чесночные косы, когда на кухню ворвалась буйная баба, Мильвой именуемая.
[indent=1,0]– Я попрошу, – корчмарь тоже был не пальцем деланный, держался гордо, непоколебимо, – рот свой закрыть. Иначе стражу позову за беспорядки учинённые. Похлебку просила? Похлебку получила. Горячая? Горячая. Ешь на здоровье, да не верещи.
[indent=1,0]Тем временем в залу влетел запыхавшийся гонец.
[indent=1,0]– Здесь ли госпожа Йеннифэр из Венгерберга? Письмо от управляющего Казимежа! Вот.
[indent=1,0]Откланявшись, гонец горестно вздохнул и вылетел прочь, мысленно убивая управляющего за все поручения и письма.
[indent=1,0]Сообщение для Йеннифэр было донельзя кратким.

https://i.imgur.com/cLQ664v.png

+6

46

Корчма города Гелибол
[indent=1,0]Желудок был пуст, но аппетит не шёл. Да и обед, надо сказать, не вызывал особого желания поесть. Конечно, мало кто рискнул бы здоровьем и плюнул в похлёбку чародейки. К тому же любой корчмарь, не желающий проблем, десять раз проверит еду на наличие тараканов, обязательно достанет его из тарелки в случае обнаружения и только тогда подаст блюдо особе с магическим даром.
[indent=1,0]Кстати, об этих особах...
[indent=1,0]Вспомнишь солнце - вот и лучик.
[indent=1,0]Необычайная тишина вдруг воцарилась в зале, когда в корчму зашла еще одна чародейка. Словно брукса, готовая к нападению, сверкая глазами, Йеннифэр бросилась к сероволосой девчушке и схватила её за ухо, отчитывая. Люди перестали есть, побросали хлебные корки, поставили кружки на столы и повернули головы на шум.
[indent=1,0]Трисс поднялась на ноги и сложила руки на груди, но не проронила ни слова. Несмотря на то, что представления о воспитании у двух чародеек были полярны, она заняла позицию стороннего наблюдателя. У Трисс было время, предоставленное для обучения девочки, а сейчас этим занимались Йеннифэр, и молодая чародейка не собиралась попирать её незыблемый авторитет своими замечаниями.
[indent=1,0]- Здравствуй, дорогая, - сказала Трисс и мягко улыбнулась в ответ на строгий взгляд фиалковых глаз. Ей нечего было волноваться - она не была причиной, по которой юная княжна оказалась в Гелиболе.
[indent=1,0]- Уверена, что нет нужды кричать на всю корчму. Мы и так достаточно к себе внимания привлекаем... Йен, хорошо, что ты здесь, - сказала Трисс и не солгала - она действительно была рада старой подруге. Чародейка чувствовала пришедшее облегчение на смену напряженным мыслям: не приходилось никого искать - Йеннифэр явилась сама, не приходилось брать с собой княжну всюду либо же искать для неё безопасное место - Трисс была уверена, что её товарка позаботиться о девочке, несмотря на случившееся недоразумение, которое лишь подтверждает правило: у семерых нянек дитя без глаза.
[indent=1,0]- Не кричи на девочку, - как можно более мягче и примирительнее попросила чародейка. - Она волновалась и отправилась за тобой в путь. Как и почему так вышло, конечно, следует разобраться... - пока Трисс говорила, она ни разу ни одним взглядом не удостоила беглянку. Всё её внимание занимала восхитительной красоты черноволосая женщина. - Уверена, вам есть что обсудить. Я, пожалуй, оставлю вас.
[indent=1,0]Трисс тряхнула копной медных волос и решительным шагом направилась туда, где бойкая девица пыталась отстоять своё право на еду без плевков.
[indent=1,0]Пергамент с "приглашением" будто прожигал карман её платья. А любопытство терзало её. Она вновь спросит у корчмаря, кто приходил к ней этим утром, а затем расспросит пострадавших от лиха женщин и местного управляющего.
[indent=1,0]Трисс громко прочистила горло, привлекая к себе внимание спорящих.
[indent=1,0]- Прошу прощения, что перебиваю вашу столь оживленную дискуссию, - голос её был тихим и ровным, а слова обдуманными, когда она обращалась к корчмарю. - Не могли бы вы сказать, кем был тот мальчик, которого вы послали в мою комнату сегодня утром? Чей он посыльный? Вот это, - Трисс достала из кармашка монету весьма приличного достоинства, - вам, чтоб освежить память. А это - за ещё одну похлёбку для моей знакомой, но в этот раз  без лишних ингредиентов, - вторая такая же монета легла на прилавок, разделяющий корчмаря и чародейку. Трисс чувствовала острую необходимость в благодарность сделать для Мильвы что-то хорошее.

Отредактировано Трисс Меригольд (2018-03-10 23:27:07)

+8

47

[indent=1,0]Илларэн был несколько раздражен тем фактом, что местный управляющий, милсдарь Казимеж, как он успел узнать от слуги, не был готов принять его сразу и попросил немного подождать. Ибо негоже заставлять ждать тех, кто пришел к тебе на помощь. Впрочем, виду не подал, коротко кивнул слуге, попутно анализируя то, что успел услышать во время своей недолго прогулки. Долетевшие до заостренных ушей обрывки фраз свидетельствовали о том, что возможно, он был не единственным чародеем, пребывавшим в городе. Если это действительно так, то радоваться тут особо было не чему. Эль'Итлитиэн не любил делить свою работу с другими чародеями, особенно если не знал, кто они, собственно, такие. Впрочем, никто не утверждал, что его коллеги здесь по тому же делу, что и он сам.
[indent=1,0]Ожидание не успело стать долгим и томительным. Не прошло и десяти минут, как он был приглашен на аудиенцию.
– День добрый!
- Приветствую вас, - нейтрально отозвался эльф, окидывая Казимежа внимательным, придирчивым взглядом. Пред ним сидел, не удосужившись встать, типичный городской толстосум.
- Садитесь! Вы – чародей, да?
Он кивнул, привычно представившись:
- Илларэн Эль'Итлитиэн, член Братства магов, инструктор по боевым чарам академии Бан Ард.
Голос мага был громким, речь четкой и хорошо поставленной. Стук трости по доскам пола отдавался эхом от стен просторного кабинета, когда он прошел вглубь него, кажется, не особо ожидая соответствующего приглашения и сел напротив управляющего.
– Вы, наверное, прибыли... По весьма, наверное, важному делу, да?
- Полагаю, да. Я здесь по делу о пропаже детей. Совет братства поручил мне расследовать этот вопрос на предмет незаконной магической деятельности. Совет знает, что власти Гелибола также обеспокоены этим вопросом. Могу я рассчитывать на вашу помощь в расследовании?
Единственный уцелевший глаз на лице эльфа немигаючи уставился на Казимежа в ожидании ответа.

Отредактировано Илларэн (2018-03-12 12:53:02)

+6

48

1265 год, 23 ноября, второй час.
Корчма[AVA]http://s3.uploads.ru/t/7sV5Q.png[/AVA]


[indent=1,0]Мильва придирчиво разглядывала содержимое похлёбки. Трисс молчала и даже не смотрела на Цири. После слова "таракан" в зале поднялась небольшая паника, но она быстро улеглась, а Цири ждала свою порцию и точно знала, что будет смотреть на неё с таким же оценивающим-критикующим взглядом, с каким смотрит на свой суп "сестрёнка". Цири устало потёрла свою переносицу и хотела заговорить о чём-то с дамами, потому как терпеть не могла молчания за столом, за что частенько оказывалась бита - ведь столько раз ей говорили, что за обедом нечего рот раскрывать, ежели только не для того, чтоб ещё одну ложку съесть.
[indent=1,0]- А я вот вчера в лесу видала во-от... - она замолкла на полуслове, осеклась, когда по взглядам Мильвы и Трисс догадалась, что за спиной творится неладное. И за мгновение она почувствовала до боли знакомый едва уловимый аромат, напоминавший о тепле и о радости, о чародейке с чёрными волосами и обсидиановой звездой на шее. И не успела девочка сопоставить, как этот прекрасный аромат, согревающий Цири изнутри, мог сочетаться с перекошенными и озадаченными лицами Мильвы, Трисс, да всех сидевших рядом, не успела обернуться, как болезненно схватилась за своё ухо да выползла с помощью сторонней помощи из-за стола. Она раскрыла рот, чтобы закричать, заплакать, запищать, но не проронила ни звука, а лишь на секундочку зажмурилась от боли - рука чародейки крепко держалась за ухо беглянки. Когда же она раскрыла глаза, когда увидала перед собой разъярённую чародейку, слёзы сами градинами посыпались из ярко-зелёных глаз, хотя она и уговаривала себя ни за что не плакать при Йеннифэр, ведь слёзы черноволосую обыкновенно лишь больше раздражали. Но то были слёзы не столько от ноющей боли в несчастном правом ухе, сколько от радости, от того, что...
[indent=1,0]"Нашлась!" - и это по-настоящему светлое чувство ребёнка, оставленного надолго без родителей. Это самое искреннее и самое счастливое чувство из всех, что только можно найти на земле - чувство, что всё плохое позади, что все невзгоды и неприятности теперь не напугают. И пусть её ругают, пусть наказывают, пусть... Пусть! Пусть уделяют ей внимание, хоть бы и такое, хоть бы и болезненное! Пусть таскают за уши и кричат - зато Йеннифэр рядом. И как бы положительно Цири не относилась, например, к Трисс или к Нэннеке, а никогда они не вызывали у сероволосой ведьмачки подобных эмоций.
[indent=1,0]Йен склонилась к Цири и грозно зашипела, а Цири невольно улыбнулась, хотя и знала, что в такой момент улыбка может плохо кончиться. Внезапно за неё вступилась Трисс - она поприветствовала Йеннифэр, словно бы намеренно и жертвенно переключая внимание "коршуна" с "падали" на саму себя. Она призывала к спокойствию и просила не кричать, да при том решила сама объясниться за Цириллу, за что та оказалась благодарна медноволосой, ведь сама Цири от избытка эмоций даже слова не могла сейчас подобрать, но только сама взялась рукой за руку Йеннифэр, всё так же стискивающую детское ухо.
[indent=1,0]— Где ты, паразит ублюдочный?! - голос Мильвы звучал уже где-то в стороне, от такого возгласа Цириллу передёрнуло. Сестрёнка явно пошла разбираться с составом похлёбки - или просто нашла повод поскорее свинтить от проблемной ведьмачки в компании двух чародеек? Но спустя ещё несколько мгновений Трисс тоже решила оставить свою "дорогую" подругу наедине с её воспитанницей. Стало... Страшно. Однако это чувство никак не отменяло радости от встречи, счастья видеть эти фиалковые гневные глаза, эти тонкие губы, от напряжения натянутые словно нить, словно тетива, с которой вот-вот слетит стрела - острое словцо, которое ранит девочку в самое сердце. Но Цири ведь ведьмачка, она стерпит. Может, даже отобьёт. Геральт же умеет отбивать стрелы... Пусть и не такие смертоносные, что срываются с губ чародейки.
[indent=1,0]- Здравствуйте, госпожа Йеннифэр, - на опережение пролепетала она в полной растерянности. "И это всё, что ты можешь ей сказать?! Извинись! Извинись! Извинись, а то она никогда-никогда к тебе не вернётся!" - умоляла она саму себя, но не могла выдавить из себя ни слова и уже ждала гневной тирады на подобное приветствие, на отсутствие объяснений, на побег, на... На всё. Она готовилась к сокрушительным ударам. Но гибель откладывалась:
[indent=1,0]– Здесь ли госпожа Йеннифэр из Венгерберга? Письмо от управляющего Казимежа! Вот, - произнес запыхавшийся гонец, всучивший Йеннифэр письмо. В голове творилась страшная сумятица, от неожиданности она даже не успевала подумать ни о своем обеде, ни о Мильве с Трисс, ни даже о том, в каком виде она сейчас перед чародейкой. И пусть Трисс её умыла да причесала, а грязные волосы с одеждой не первой свежести явно не говорили о Цири как о девочке прилежной да чистоплотной. Вместо мыслей обо всём этом Цири, любопытная даже в столь экстренных и необычных ситуациях, рискнула утереть слёзы свободной рукой и сунуть нос свой не в свои дела да разглядеть, что значится на бумаге.

+7

49

[AVA]http://morgoth.ru/images/2017/10/26/77bc6d44961e5bc949a7629a902b61e0.png[/AVA]
Корчма города Гелибол. Кухня

[indent=1,0]Казалось, явление Мильвы на кухню хозяина совсем не удивило. Как терпел он её с Юстысей ругань при входе, так и сейчас взирал на сушившийся чеснок с большим интересом, чем на своего посетителя, пришедшего возмутиться качество подаваемой похлебки. Трактирщику не было дело до проблем лучницы с обедом, лучнице столько же не было дела до его объяснений. Первый он что ли на ее веку, кто простой девке пытался всучить содержимое отхожей ямы вместо товара.
[indent=1,0] - Вот именно! Похлебку! А эту жеваную бурду и выплюнутую в миску! - у Барринг нервно дернулась щека.
[indent=1,0]И чего с ним болтать попусту? Скандал - что городская мостовая в день ярмарки. Если не прут на тебя в ответ, распаляя накал еще сильнее, то просто начинаешь сдуваться, как надутый бычий пузырь, когда надобно, чтобы лопнул. Внезапно и громко, чтоб в ушах потом звенело. А этот… Стоит что стату́я посреди города, голубиным дерьмом обляпанная, и хоть бы хны этому чертяке усатому.
[indent=1,0]Она уже собиралась исполнить обещанное часом тому назад, запнувшись на том, что накормить нахала будет сложно, а вот за шиворот его варево выплеснуть покуда проще. Но негромкий и спокойный голос, в противовес мильвиному, вынудил отвлечься и обратить на его хозяйку внимание. И лучницы, и корчмаря.
[indent=1,0]И как у них так получается? Без криков, ругани и угроз?
[indent=1,0]Все просто.
[indent=1,0]«Колдунство, не иначе» - запоздалая догадка.
[indent=1,0]Барринг хмыкнула себе под нос, искренне веря, что без магии этому шельмецу объяснить что-то можно только кулаками, коль ругаться с ним, как в стену горох. Пихнула принесенную миску на стол под нос трактирщику. Мутная густая жижа качнулась в тарелке, угрожая вылиться через край, но зависнув в верхней точки кромки посудины, осталась на своем месте, на счастье корчмаря оставив столешницу и лежащие на ней монеты чистыми.
[indent=1,0]Мильва хмурилась и волком глядела на хозяина корчмы, скрестив руки на груди. В этот раз она не собиралась слепо довериться честности хозяина корчмы, коя, по мнению лучницы, не стоила и выеденного яйца, не говоря уже о сумме, выложенной чародейкой.
[indent=1,0]Из чего-то хорошего лучница бы сейчас хотела, чтобы корчмарю мозги вправили. Или голову... В общем, как получится у чародея, ежели это принесет необходимый результат.
[indent=1,0]Но в чародейские дела, как и кошельки, лезть не намеревалась. Ей бы свой обед получить. И нормальную комнату, заместо клоповника. И бадью горячей воды, чтобы смыть с себя всю прелесть от пребывания в этом городе.

+4

50

Лес. Возле пещеры.

«Ведьмы?»
Брэен подавил в себе желание повести бровью и задать этот вопрос в слух; лишь глухо кашлянул, отвернувшись в сторону.
Внезапный порыв ветра заставил мужчину поежиться; по телу пробежалась волна мурашек, словно он сидел не одну минуту уже на муравейнике. Странный был порыв. Злой и неистовый. Словно предупреждающий об опасности, таящейся в лесу, и одновременно выталкивающий прочь, старающийся сберечь жизнь, забредшим сюда глупцам.
— Аж до костей.
«И даже глубже», — ответил ему мысленно Брэен, но в который раз промолчал. Не любил он лишний раз языком трепаться. Ни с людьми, ни с иными формами жизни.
— Вопрос цены, — мутант приумолк на мгновение, — и в количестве ведьмаков. Но в таком случае вам проще будет нанять всех чародеек, — Кот бросил ехидный взгляд на Астрид через плечо.
О мыслях, что на сегодняшний день и всех ведьмаков, вместе взятых не хватит на всех тех монстров, что развелись за последние годы — он тоже не говорил. Возможно потому, что Василь и сам об этом догадывался. Возможно же и потому, что все упиралось в причину, сказанную ранее.
Они двинулись.
— Чуешь?
Он чуял. Еще намного ранее, чем Василь об этом говорил. Зловонный трупный запах расстилался огромным надземным ковром в радиусе полукилометра от его источника. А как для волколаков и прочих им подобным — так и вовсе за полтора-два.
Мужчина неспешно подошел к трупу сохатого, рассматривая местность. В чем однозначно был прав ловчий, так это в том, что животное было убито недавно, хотя запах уже успел появиться.
В голове охотника за монстрами нещадно защелкали шестеренки, вращая огромный механизм, который перемалывал всю полученную информацию, стараясь сделать из нее что-то однородное. Но увы, получался лишь фарш, который никак не напоминал прекрасную скульптуру.
— Огромные следы, недюжинная сила, — ведьмак бормотал себе все это под нос, уставившись в мелких личинок, копошащихся в останках, — может карабкаться по деревьям. И больше — ни-че-го.
Мужчина почесал грубую щетину пальцами и быстро заправил назойливо ниспадающую на лицо седую прядь.
— Бес или Черт? — ведьмак поднялся на ноги и принялся ходить кругами, после чего наткнулся на следы возле трупа, приведшие мужчину к пещере.
«Хм. Беролак? Лешак? Шатун? Нет, рано для спячки. Или просто злой раненый медведь, шатающийся по лесу и нападающий на всех и вся?»
Он вновь почесал подбородок с характерным звуком наждака. Над головой пронесся сыч, разрезав воздух своими острыми крылышками, пару раз ухнув.
«Что, Брэен, не войдешь — не узнаешь?»
Чтобы не говорили о ведьмаках, а чувства у них были. Как минимум чувство самосохранения. Где-то рядом с ним стояло чувство страха и чувство сомнения. Они всегда ходили подле друг друга, особенно в таких ситуациях, когда ты не знаешь – что тебя ждет там, по ту сторону темноты.
«Интересно, туманники умеют лазить по деревьям?» — почему-то этот вопрос раньше никогда не назревал в голове монстроборца за всю его долгую жизнь.
— Я не полезу туда бездумно. Мне нужно приготовить эликсиры и масла. Предлагаю подождать. Рано или поздно, но эта тварь должна выйти наружу, — он испытывающее глянул на Астрид, после чего перевел взгляд на ловчего, — а тебе лучше пойти домой.

Отредактировано Брэен (2018-03-25 17:06:28)

+6

51

День-вечер, 23 XI 1265
Пасмурно, дождя нет

[indent=1,0][indent=1,0]Лес

Компания столпилась у входа в пещеру. Пришло время раздумий: входить аль нет. Ведь кто знает какое лихо притаилось в недрах этого грота. Ведьмак должен был знать. Так полагал охотник Василь. Но когда наёмник покачал головой и твердо сказал, что не пойдет, что ему нужно подготовиться, Василь растерялся и разозлился.
[indent=1,0]– Как это, – спросил он, хмурясь и одновременно выпячивая глаза, – не пойдешь? Какие эликсиры, масла? Ведь эта сука еще поди кого успеет загрызть пока ты стряпать будешь! А ожидание, сука…
[indent=1,0]Ловчий вздохнул и замолчал, собираясь с мыслями и успокаиваясь.
[indent=1,0]– Если это логово зверя, то тогда там есть два выхода, если не три. Караулить у одного – это глупость и трата времени. Зверь, почуяв чужого, просто воспользуется другими ходами. Никогда не недооценивайте зверя. Он, сука, умный, вопреки тому что дикий. И…
[indent=1,0]Но Василь не договорил, поскольку из нутра пещеры донесся детский плач. Горький, испуганный, зовущий.
[indent=1,0]Смачно сплюнув, сельский ловчий недовольно глянул на ведьмака, мол, спрашивая: и сейчас не пойдешь?


[indent=1,0][indent=1,0]Просторная, богатая украшенная комната для приема гостей

Хм, хм, – Казимеж сложил пальцы домиком и задумчиво глядел сквозь образующийся треугольник. – Боевой маг, значит, да? Хорошо. Хорошо. Это хорошо. Незаконная магическая деятельность, значит, да? Хм. Хм. Да! Мы, то есть Власти, весьма обеспокоены происходящим в последнее время.
[indent=1,0]Лицо Казимежа приобрело хмурый и озабоченный вид. Творящиеся бедствия пагубно влияли на казну города. Многие жители, весьма полезные Гелиболу, недолго думали, сложили вещи и на повозках благополучно отправились прочь. В новую, лучшую жизнь без, по их наивным надеждам, проблем и забот. К сожалению, некоторые предатели, как скромно называл их сударь управляющий Казимеж, так и не достигли своей цели, встретившись с проблемами в пути. Разбойники, чудища и ломаные колеса.
[indent=1,0]– Понимаете, сударь… – Казимеж замолчал, скосил взгляд, вспоминая имя гостя, но, не вспомнив, продолжил: – У нас, как бабы неразумные и мужики верующие кричат, творится какая-никакая, а настоящая чертовщина. Да вот только сами не знают какая именно. Хех. То лихо лесное людей таскает. Говорят, страшное, лютое. Да видел его только один мужик. Враль и предатель. Вещички свои быстро сгрёб и уехал свой город родной. Неблагодарный! Так. Хм. Хм.
[indent=1,0]Управляющий почесал крупный подбородок и еще один под ним.
[indent=1,0]– Другие веруют, что ведьмы у подножия гор, – Гор Пустельги, значит, – детей таскают, суп из них варят или еще чего похуже. Только никто не хаживал туда. Никто не проверял: правда ли, у-у, ведьмы поселились. Говорят, домик у них из хлеба сделан, а окна, что леденцы на палочке. Чушь!
[indent=1,0]Кулак негромко стукнул о стол. Фарса ради. Монеты в столе предательски зазвенели. Управляющий неуютно поёрзал на стуле и быстро продолжил:
[indent=1,0]– Моё мнение таково: в городе нашем славном завелся ублюдок поганый. Людоед, значит. Он детей и воруют. Но негодяй этот осторожничает. Даже следователь не сумел ничего разнюхать. А нос у него был! Не нос, а шнобель! Ха!
[indent=1,0]Показав размер носа следователя на себе, управляющий Казимеж уселся поудобнее и более серьезным тоном сообщил:
[indent=1,0]– Сударь Илиран, если вы разберетесь с этой херней, то Гелибол в долгу не останется. Поспрашивайте детей. Тех, кто потерял их. Поколдуйте, может получится отыскать этого ублюдка. Вот так, значит.


[indent=1,0][indent=1,0]Корчма

Йеннифэр* осмотрела медноголовую чародейку, давнюю подругу и раздражающую конкурентку, что очень любила гостить в Каэр Морхене, ведьмачьей крепости, по известным ей причинам. Взгляд её фиалковых глаз был холодным и недовольным. Но присутствие Цири, любимой Цири, смягчило его.
[indent=1,0]– Я буду разговаривать так, как сочту нужным, дорогая, – ответила знаменитая чародейка и Венгерберга, деловито положив руки на бедра. – И нам правда есть, что обсудить.
[indent=1,0]Когда Трисс, вздернув носик, деловито покинула беседу, Йеннифер строго посмотрела на стоящую рядом Цириллу, готовая отчитать ребенка по первое число и, вероятно, по второе тоже. Однако её прервал влетевший в корчму запыхавшийся гонец и дрожащей рукой протянул записку.
[indent=1,0]– Твоё счастье, девочка, – заметила чародейка, прочитав послание. – Отсюда ни на шаг, поняла меня?
[indent=1,0]И не говоря больше ни слова, Йеннифер эффектно скрылась в магическом портале.
[indent=1,0]– Вот же, блядь, фокус, – пояснил для всех завсегдатай корчмы, разлив на себя кружку воды.

Тем временем...
[indent=1,0]– Никто в твою миску не плевал! – злясь, хозяин корчмы случайно оплевал Мильву, сжимая в руке надраенную дочиста оловянную чашу. – Нехер верить всякой мелочи пузатой, мол, увидела она. Врёт чертовка, не краснеет. И…
[indent=1,0]Он отвлекся на протянутые деньги, а затем уже обратил внимание на чародейку, что снимала у него самую лучшую комнату из всех имеющихся двух.
[indent=1,0]– Мальчик? – корчмарь прожевал это слово, словно на самом деле жевал мальчика, невкусного и тощего. – Мальчик.
Одна звонкая монета смотрела из рук чародейки, другая же открыто легла на прилавок. Как ни старался корчмарь, на две монеты одновременно смотреть у него не получалось.
[indent=1,0]– Его зовут Игаряш. Он всей посыльный. Кто деньгу даст, тому и служит. Рыцарь. Кто ему передал сообщение для Вас, милсдарыня чародейка, душою не ведаю. Но мальчонку вы можете найти сами. Он живет в восточной части города, рядом с ремесленной лавкой Микитки. Паренек у него в подмастерье вот уже как год работает, – голос корчмаря становился всё спокойнее, ласковее и добрее. – Хороший мальчик. За матерью своей ухаживает. Она в последнее время хворает. Дочь потеряла… А твоя похлебка, коршунья, будет скоро готова. Жди. Ну, госпожа чародейка, это всё, что я могу Вам сказать. Более не ведаю.

_______
*Йеннифэр временно отстраняется от квеста в виду личных причин (пояс.: Отсутствие).

Отредактировано Мастер Игры (2018-04-09 11:20:52)

+5

52

Илларэн неспешно постукивал пальцами по столешнице, слушая неторопливую речь управляющего. Затем и вовсе откинулся на спинку предложенного ему стула, заложив ногу на ногу и стал смотреть в окно за спиной Казимежа, дабы не смущать того и не сбивать с толку прямым взглядом в глаза. Напустив на себя в меру умиротворенный вид, он не перебивал своего вынужденного собеседника, тактично давая ему столько времени, сколько ему требовалось, чтобы сформулировать и изложить свои мысли. Чародей, привыкший изъясняться коротко и по существу дела, терпеливо отфильтровывал полезную для себя информацию.
Лихо лесное... Тому все равно, кого жрать, детей или взрослых.
Ни одна тварь, из известных Эль'Итлитиэну по курсу монстрологии и имевшая ареалом своего обитания необжитые людьми места, не стала бы делать различия между взрослыми и детьми в своих гастрономических предпочтениях. И не могла быть столь разумной, чтобы быть настолько избирательной.
Бред. Но на всякий случай следует спросить, не говорил ли этот враль и предатель о том, как та мифическая тварь выглядит. А вот ведьмы - это уже интереснее.
Магия, попавшая в неподготовленные руки, всегда превращалась в чаровство и мракобесие, подчас поражая уродством своих аберраций. Илларэн знал это не понаслышке. И большую часть жизни боролся с этим от имени Братства чародеев и от имени самого себя.
Придется отправиться в Горы Пустельги - решил он для себя. Скорее всего, придется.
Людоед? Что же, вполне реально. Нужно проверить.
- Я разберусь, милсдарь Кажимеж, будьте уверены, - голос мага сейчас звучал не громко, но уверенности его тону было не занимать. Взгляд эльфа вновь устремился на собеседника.
- Буду вынужден отвлечь вас еще парой вопросов. Начнем вот с чего: Вы упоминали, что люди грешат на лесное чудовище. Не знаете, нанимали ли кого-то в попытках отловить оное? Ведьмаков, других чародеев? И да, я наслышан о том, что сейчас в городе пребывают, кроме меня, несколько магов. Вы владеете информацией по этому поводу?
Чародей выпрямился на стуле, сложив обе руки на набалдашнике своей трости, будто собрался уже уходить, и подытожил:
- В общем-то говоря, если сейчас в городе есть люди, уже занимавшиеся расследованием, пусть и безрезультатно, я хотел бы с ними переговорить.

Отредактировано Илларэн (2018-04-10 12:44:34)

+2

53

Корчма города Гелибол. Кухня

[indent=1,0]– Никто в твою миску не плевал! Нехер верить всякой мелочи пузатой, мол, увидела она. Врёт чертовка, не краснеет.
[indent=1,0]Лучница вытянулась как натянутая струна, шумно вдохнув ноздрями воздух.
[indent=1,0]- А то как же! Слово какого-то хмыря куда весомее! - парировала Мильва, сжимая от злости кулаки и указывая пальцем на корчмаря. Его наглющая харя так и напрашивалась съездить по ней от всей души. Уж кому, но его словам тут она доверяла в меньшей степени.
[indent=1,0]Блестящие монеты подействовали на него поистине волшебнейшим образом. Переключив внимание с обозленной лучницы и ее похлебки на проблемы чародейки. Заставив умолкнуть, утереть слюни и даже разговарива совсем другим тоном.
[indent=1,0]Барринг хмыкнула себе под нос, в очередной раз узрев людскую жадность и то, как просто на этой жадности манипулировать этими самыми людьми, поворачивая их к себе удобнейшим образом.
[indent=1,0]«Хмырь ушлый...»
[indent=1,0]Вот уж кто врал, не краснел и всячески выкручивался. Наверняка под прилавком еще прячутся козлиные ноги. И кто тогда окажется чертякой бессовестным?
[indent=1,0]В нетерпении Мильва принялась расхаживать по кухне, кружа по помещению словно коршун, и исподлобья поглядывая то на корчмаря, то подогревающийся на печи ее обед. Она краем глаза заметила, как что-то сверкнуло в соседнем помещении. Кто-то из посетителей удивленно охнул, другие выругались. Привлеченная моргнувшим свечением портала из обеденной залы, Мильва на очередной кругу свернула к дверному проему и вышла из кухни.
[indent=1,0]Неужто чародейка ушла? И вместе с Юстысей? Так быстро?
[indent=1,0]На удивление Мильвы, нет. Девочка в корчме была одна, не считая завсегдатаев, а эффектная Йенневер в ее поле зрения не наблюдалась.
- И куда она делась? - лучница хмурилась, снова окидывая внимательным взором помещение, не упустила ли чего.
[indent=1,0]Хмурилась из-за похлебки и хмыря-хозяина. Из-за чародейки, на которую вот только что наткнулись и которая тут же куда-то испарилась, оставив Юстысю снова одну.
[indent=1,0]Вот те раз. Испарилась. И где ее теперь искать придется?

+2

54

Лес

В действительности своей ведьмак не был дураком. Наглым, хитрым, расчетливым, дерзким, лукавым и все прочие экспрессивные прилагательные, которыми только и можно было применить к этому мутанту. Но не дураком.
Так случается, что перед тобой может разверзнуться бездна, все вокруг пылает, катиться к чертям и становиться понятно — это конец. Только тогда можно без раздумий сигануть из терний прямо в пропасть, и не опасаться за будущее, которое может оказаться достаточно быстро наступившим в виде каменного пола или еще чего более мало радушного.
Но сейчас был не тот самый случай. Чертов охотник, которому следовало бы уйти уже домой как несколько минут назад, оставался на своем месте и настаивал на том, чтобы ведьмак, сломя голову, с клинком наперевес вломился в пещеру с криками: «налоговая Новиграда, всем оставаться на своих местах!»
И что, что в пещере может быть огромная тварь с клыками-рапирами, рогами, способными тебя намотать в два счета, как на вал механизма и когтями, о которых вообще страшно упоминать. Но это что, дает основание не платить налоги?
Громкий плевок Василя на землю вырвал Брэена из вереницы странных мыслей, что со скоростью света пронеслись в его седой голове. Ему казалось, что они стоят тут уже целую вечность. Только на самом деле не успело и пройти нескольких ударов сердца.
Наставления и порицание только больше выводили из себя. Неужели этот пацан думает, что все монстры ведут себя так же, как и обычные звери?
— Думаешь, что знаешь куда больше чем я? — возмутился ведьмак, гнусавя и глядя исподлобья, — думаешь, что ты все знаешь о блядских монстрах, обитающих в этих лесах?
Громкий детский плач взрывом разорвал пространство, накалявшееся вокруг группки людей.
Каждый в тот момент думал о своем.
Охотник, что в пещере бедный ребенок.
Астрид, вполне вероятно, думала о своем, о бабском.
А Брэен четко понимал, что внутри чертовой пещеры может обитать что угодно: муля, умело зазывающая идиотов в пещеру; лешачиха, которая так же преуспевала в актерском мастерстве, и даже игоша.
«Сукаблядь».
Тучи над кронами деревьев сгущались все сильнее, превращаясь в единую перину, которая вот-вот грозилась застегнуться молнией. Легкие порывы ветра проносились по открытым участкам кожи, будоража мурашек, заставляя их пробежаться по телу, вызывая неприятные ощущения.
Ведьмак стоял. Думал.
Даже обычный ребенок мог быть заточенным в пещере. Где-то в недрах сознания Брэена всплыли воспоминания о странных созданиях — агуарах. Огромных лисицах, обладающих великим потенциалом к магии, ворующих девочек у эльфок для своего размножения. Это вряд ли может быть она, но если это так, то лучше поскорее собрать свои ноги в руки и уходить как можно скорее. Нет страшнее монстра, чем злая агуара.
Но срочно нужно было хоть что-то предпринимать. Вспомнив, что в закромах родных внутренних карманов и петелек болтался «Волк», ведьмак кошкоглазый быстро выудил колбочку на свет божий и залпом осушил.
Тело свели судороги, вены набухли, явственно показавшись всем окружающим, мол, смотрите, мы тут. Зрелище не для слабонервных. Еще несколько ударов сердца и лицо Брэена почти что приняло свою нормальную форму. Лишь без того бледная кожа стала на тон ближе к цвету мела, зрачки расширились, а шрамы приобрели лилового оттенка.
Громко сплюнув, он вытащил серебряный клинок из-за спины и уверенно направился к пещере.
Пахло сыростью, плесенью и смертью.
— Это вам, сука, дорого обойдется, — рыкнул мужчина напоследок Василю, медленно уходя во тьму и неизвестность.

Отредактировано Брэен (2018-05-13 13:34:31)

+2

55

День-вечер, 23 XI 1265
Пасмурно, дождя нет

[indent=1,0][indent=1,0]Лес

[indent=1,0]Тень ведьмака тихо вторглась на чужую территорию, стараясь ни чем не потревожить хозяина темной и глубокой пещеры. Из её недр доносилось глухое и ровное рычание, словно зверь мирно спал, наслаждаясь сказочными снами. А рядом едва слышно плакала маленькая девочка. Она был одна. Единственная в сознании: остальные лежали поодаль, не шевелились, но дышали.
[indent=1,0]Огромная туша зверя отдыхала в стороне, то вздымаясь, то тяжело опускаясь. Пробивающиеся сквозь отверстия в камне, солнечные лучи играли на буром мехе спящего исполина. Его шкура, испещренная шрамами и проплешинами, многое испытала на себе, многое претерпела за долгие лета и зимы своей не легкой жизни. Медведи так долго не живут.
[indent=1,0]Девочка тихо поскуливала, спрятав глаза в маленькие ладошки. Не в силах её было смотреть на тех, кто лежал перед ней. Страшно было даже думать: мертвы они аль нет. Почему папенька не забирает её отсюда? А маменька не ищет, не зовёт звонким голосом? Зачем, зачем этот треклятый зверь украл её, утащил от любоньких родичей?
[indent=1,0]И тут она зачем-то раскрыла личико. Посмотрела не на лежащих девонек, а вверх, туда, где был вход и, наверное, выход. Внутренняя сила оторвала девочку от мягкого мха, на котором та сидела. Храбрость вела её прочь. Отвага давала шанс на спасение.
[indent=1,0]Тихо, тихо. Медленно. Аккуратно. Мимо бедных девонек красивых. Мимо страшного юда лесного. Прочь из темной пещеры. К папеньке любимому. К маменьке заботливой.
[indent=1,0]Вытерев заплаканное лицо, девочка начала подъем по каменной тропе, но встала столбом неживым. Побледнела и сжалась.
Там, впереди, наверху каменной дорожки стояла тёмная фигура с блестящими нечеловеческими глазами. Они смотрели на неё. Изучали. Почти не моргали.
[indent=1,0]Страшно, маменька! Страшно-то как!
[indent=1,0]Девочка оступилась и упала.
[indent=1,0]Чудовище проснулось.
[indent=1,0]Огромный медведь недовольно поднялся на лапы. Зафырчал. Принюхался. И зарычал. Зарычал жутко.
[indent=1,0]Запах незваного ведьмака ему очень не понравился.


[indent=1,0][indent=1,0]Просторная, богатая украшенная комната для приема гостей

[indent=1,0]Бургомистр города почесал один из нескольких подбородков на груди и задумался: стоит ли говорить эльфу чародею из братии чародеев, кто еще вовлечен в решении проблемы города Гелибол.
[indent=1,0]Чем больше персонажей, тем, вероятно, больше пострадает казна. А терять деньги, драгоценные монеты управляющему совсем не хотелось. Жадность была его самым тяжелым пороком. Он любил деньги и ничего не мог с этим поделать.
[indent=1,0]– К сожалению, друг мой, к сожалению, – после непродолжительной паузы выдавил из себя бургомистр и сложил руки домиком, словно только что обыграл мастера-картежника в его же игре.
[indent=1,0]– Очень надеюсь, что вы, сударь Илирун, скоро выведете негодяя на чистую, как говорится, воду.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Вышел месяц из тумана