Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Три поросенка


Три поросенка

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

[indent=2,0]Атмосфера накалялась.
Воцех, казалось, уже полностью освободился от всех мыслей и опасений, внушенных ему Фионой, вместо того поддавшись на нашептывания односельчан, и теперь решил высказать не только свое собственное, но и всеобщее мнение. Конечно же, он был прав в каждом своем слове кроме отрицания смекалистости Томаса: чародейки и правда не ночевали по амбарам и не заставляли топоры летать. Вся ее история была наскоро шита белыми нитками и теперь вовсю трещала по швам.
Поскольку уйти тихо и незаметно у них не получилось, даже мирное отступление под хмурым взглядом хуторского верзилы, преградившего Фионе путь, казалось теперь задачей невозможной, пришлось задуматься о других вариантах. Но не успела Фиона выбрать, куда и как ударить, когда на подмогу ей — в очередной раз — пришел Томас. Наворотив шуму, он вытащил ее из хаты и вместе они бросились к конюшне.
Тень была предусмотрительно оседлана, небогатый скарб приторочен к седлу, и только голова виверны все еще оставалась погребе. Впрочем, даже если бы она была здесь, Фиона не стала бы рисковать скоростью передвижения лошади — а значит, возможно, и собственной жизнью — ради пары сотен оренов. Яд, тем не менее, перелитый в небольшую емкость, был при ней, что не могло не радовать, — хоть с чем-то полезным она выходила из этой затеи, почти ничего не потеряв.
Как только они с Томасом ворвались в конюшню, ее обитатели, в том числе и последний поросенок старосты, будто взбесились, и Фиона не могла их за это винить. Будь она животным, тоже, пожалуй, испугалась бы сущности парня, только зачуяв ее издалека. Даже будучи человеком ей следовало его опасаться, но она надеялась на его силу воли и волшебное действия добытого и выворотки яда.
Оказавшись в седле, Фиона вспомнила, что собиралась что-то придумать с ездовым для Томаса — тот уже запрыгивал на спину дико брыкающему гнедому. Не найдя лучшего варианта, она мысленно пробралась в крошечное ограниченное сознание конька, ослепленное ужасом, и попыталась его успокоить. Тот поутих немного, по крайней мере настолько, чтобы не сбросить седока сразу и слушаться его какое-то время.
Они вырвались из конюшни под поднимающийся гул встревоженного хутора, словно ветер умчались к воротам, которые еще не успели запереть к ночи, и вырвались на дорогу. Тень неслась быстро, то ли спеша удовлетворить желание хозяйки поскорее и подальше убраться от треклятого хутора, то ли пытаясь увеличить расстояние между собой и до жути пугающим ее наездником гнедого.
Фиона не оборачивалась долгое время, надеясь, что Томасу удастся достаточно совладать с гнедым, чтобы направить его следом за ней и не дать унести в лесную чащу. Когда она решилась признать, что отъехали они далеко, а погони, кажется, не было, — она слышала только стук копыт и сопение только второго скакуна, — резкий всхрап и звук падения дал ей понять, что действие ее успокоения закончилось, и гнедой все же сбросил седока. Она резко развернула Тень, возвращаясь.
Ты живой? — подъехав к распластавшемуся на земле Томасу, она увидела, как гнедой что есть духу уносит копыта прочь по дороге в направлении хутора.
Тени близость к нему не нравилось, пришлось уговаривать лошадку не нервничать, чтобы она случайно не ударила парня копытом.
[AVA]http://sg.uploads.ru/7NC2f.jpg[/AVA]

Отредактировано Фиона (2018-08-27 19:59:18)

+1

32

Ветер свистел в ушах, лицо обжигал холодный зимний воздух, но Томас чувствовал себя счастливей некуда. Горячее и сильное тело конька несло его в темноту зимнего вечера, и Томас наслаждался уже порядком подзабытым ощущением скорости — что поделать, его проклятие в корне загубило его любовь к быстрой езде. Сердце стучало скоро, почти в унисон с сердцем скакуна, но не от страха, а от восторга, детского и чистого. Впереди, перед собой он видел Фиону и круп её лошади, и в своё счастье трудно было поверить. Он больше не один. Впору зажмуриться и закричать от счастья.
Исполнить желаемое он, впрочем, не успел. Сильное животное воспользовалось тем, что волколак расслабился и зазевался, и  снова поднялось на дыбы, а Томас соскользнул вниз, на мерзлую землю. От удара из легких его выбило весь воздух, но волколак был рад и тому, что конь, почуяв свободу, просто умчался прочь, а не принялся втаптывать его в землю. Томас только всхлипнул и втянул носом воздух, после чего тихо и сдавлено засмеялся.
Лошадь Фиона возвращалась, перейдя на шаг. А это означало лишь одно — уговор всё еще в силе. И Томас был безумно счастлив.
- Жив. И не такое переживал, - он сел, поморщился и потер ушибленную спину. Всё это — мелочи, заживет без следа еще до исхода ночи. Затем парнишка поднялся, огляделся в темноте и прислушался к тишине вечернего леса. Лошадка девушки всхрапывала  и месила копытами легкий снежок, но Томас это не мешало. Он слушал погоню.
- Останавливаться нельзя, - заключил он после паузы. - Лошадей отловят, пойдут по следу. Снега нынче мало, но с собаками могут нагнать. Хотя, погоди...
Волколак поплевал в ладонь и наскоро отер рукой несколько стволов деревьев, что росли вокруг.
- Собак может отвадит, да и лошадей. Идем, я не отстану.

* * *

Хутор и не думал успокаиваться. Перепуганная скотина носилась по дворам, не подпуская к себе даже хозяев и ловить её сейчас было даже опасно.  Мужики нагайками и свистом пытались приструнить лошадей, но те брыкались как полоумные. Войцех оглядывал всё безобразие с крыльца хаты, откуда его самого вызволили всего минуту назад.
- А я говорила, говорила же! Ведьмины проделки это! Напакостила, да сбежала! Ой, Войцех, сукин сын, пригрел змею...-  сквозь ржание доносился откуда-то знакомый бабий голос. Староста с усилием стиснул зубы и прикрыл глаза.
- Таки что, догонять их? - один из верзил, что сопровождали Войцеха на «переговорах» неловко  почесывал в затылке. - Лошадки-то как взбесились, покуда не присмиреют сами — не уймешь их.
Войцех это и сам понимал. И понимал, что ловить беглецов  по ночному лесу — дело гиблое, а к утру они далече будут. Поэтому вместо  ответа просто взялся за голову и тихо замычал.
- Слушай,староста, тут такое дело... - вернулся и второй верзила, конюх. Вид у него был совсем кислый. - В давке на конюшне... ох, как бы это...  порося твого насмерть затоптали. На цепи был, убежать не смог верно. Так может это...  не  пропадать же мясу.
Войцех даже не поменял позы, только мычание его переросло в тихий вой. Дорого ему обошлись бродяга и заезжая девчонка.

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Три поросенка