Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



De Prófundis

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: 27 марта 1265 года
Место: Назаир, Нильфгаард
Действующие лица:  Присцилла, Кхайр аэп Лион
Описание: Не стоит срезать по заброшенным, старым дорогам, которые поросли репейником и всё ближе подпускают к себе тёмную чащу. Не стоит опрометчиво надеяться, что такое путешествие обернётся хорошо.
Не стоит торопиться.

+1

2


   Еще не успевшее хорошенько раскочегариться весеннее солнце ленивым желтком утекло за горизонт. На едва ли пробивающуюся зелень опустились сумерки. Тяжелый влажный воздух с силой сжимал легкие при каждом вдохе…Природа будто вторила нарастающей с приближением ночи тревоге.
    Присцилла, юная менестрель, отправляясь в небольшую литературную экспедицию для того, чтобы собрать немного материала, не могла и представить, что окажется там, где оказалась сейчас в минуту нашего рассказа. И хотя с детства девочка отличалась умом и сообразительностью, предположить что ее ждет в мире, на поверку большом и очень страшном, даже для ее, казалось бы, прыткого ума задачей оказалось непостижимой.
      И если к голоду, сну на холодной земле и иногда совершенно нечеловеческим условиям юная девушка относилась философски, природа, по большей части низменная, дитя человеческого снова и снова норовила выбить у юной менестрель почву из под ног, подчас лишая ее всякой радости жизни.
      С момента, как она переступила порог академии и после, как покинула стены родной alma mater, люди не переставали ее удивлять, и что, конечно, печальнее - ужасать. Кажется, человек не может пасть ниже… Но нет.
      Как говорил мастер слова одного древнего народа: «Когда я думал, что достиг дна, снизу постучали». И стук этот каждый раз, сука, пробирает до костей.
- Сюда, сюда - пожилая милсдарыня махнула Уточке рукой, призывая сойти с дороги. Присцилла послушалась, хотя давно поняла, что ее новая знакомая не та, за кого себя выдает. Вряд ли женщине на самом деле нужны были ее услуги.
     В небольшой деревеньке около тракта в сторону столицы один за одним стали пропадать дети. Но, как это часто бывает, городской стаже хватало дел и без ошалевших от горя матерей: разбойники, падальщики… Да и эти бесконечные политические игры высшей касты то и дело норовили проредить их стройные ряды. После очередной пропажи солдаты только развели руками.
    Чтобы хоть как-то примириться с суровой реальностью, народ быстренько состряпал сказку про страшную бестию, и на том, как это часто бывает, тему закрыли. Мол, а мы что? Мы - ничего! Люди простые! А нашелся бы ведьмак какой…
     Цираночку это так рассердило, отчасти потому что много фактов мелких и не очень об этих исчезновениях говорили не в пользу деревенских, другими словами, бестией там и не пахло, что она почти сразу увязла в этой историю по самые хорошенькие ушки.
     И это при том, что перед началом странствий Присцилла поклялась себе на отцовской лютне выступать только разве что в роли наблюдателя. Как и положено добропорядочному менестрелю.
- Почти пришли, хорошая моя - то и дело шепотом приговаривала старуха, уводя поэтессу все дальше к чаще.
     Старая дорога вильнула вдалеке и скрылась совсем, когда небольшая процессия остановилась.
     К пожилой госпоже из-за деревьев навстречу вышло несколько рослых мужчин, они о чем-то долго переговаривались, но в какой-то момент та махнула в сторону Цираночки рукой и все замолкли.
     Старушка будто растворилась, по крайней мере, Присцилла упустила момент, когда та исчезла из виду. Отчасти потому, что те самые рослые мужчины в суровом молчании подхватили ее под белы рученьки и поволокли за деревья...
     Много мыслей пронеслось в те секунды в светловолосой голове, но лейтмотив у них у всех был один: «Ну ты, Утка, и дура».
- Пой, - прохрипел один из мужиков, затолкав Уточку на накренившийся и почти сгнивший от времени стол.
- Что простите? - искренне удивилась менестрель.
- Пой говорю, бард ты или что.
    Тут Присцилла почти радостно выдохнула, менестрель она или что, но, заметив в нескольких метрах гробик, что примечательно, пустой, решила повременить с оптимистичными прогнозами. И запела.
    Пронзительно так, душевно. А главное - громко.
Пела Уточка к некоторому, но такому обнадеживающему, замешательству собравшихся на Старшей Речи. О море, о чайках.
    И о том, что если рядом вдруг не окажется какой-нибудь доблестной армии или, может, пары тройки отчаянных ведьмаков, ее расчленят и положат в тот самый пустой, что уже не так-то и примечательно, гробик.
   А она еще слишком молода, чтобы умирать!

Отредактировано Цираночка (2017-09-24 21:43:15)

+2

3

Чёрный конь медленно брёл по заросшей бурьяном дороге. Узкая тропка, судя по всему, когда-то была широким большаком - настолько ясно проглядывались в силуэтах на обочине остовы старых хижин. Всаднику оставалось только гадать о причинах заброшенности.
Ему сказали что по этой дороге не стоит ехать. Короткий путь в Назаир, через влажные леса на берегах реки Сильта, мог оказаться слишком опасным для одиночки. Путешественник в чёрных доспехах то и дело оглядывался на каждый шорох, чтоб удостовериться в том, что источник шума не представляет опасности. И это спасало.
В первый раз пришлось улепётывать от стаи волков. Их было шестеро, и погоня прекратилась как раз тогда, когда конь ступил на заросшую тропу. Преследователи выли вслед так заунывно, словно провожали упущенную добычу в последний путь.
Кхайр аэп Лион имел богатый опыт выживания. И этот опыт подсказывал ему: нужно припустить коня галопом и улепётывать, пока из чащи не пришло то, чего так боятся волки. Но нильфгаардец не стал этого делать. Какое-то шестое чувство подсказывало что не стоит бояться.
Конь по имени Луч пил ключевую воду родника вместе со наездником и ничуть не беспокоился за свою жизнь. Солнце только встало - а значит, ещё рано бояться. Страх приходит только ночью. На долгом пути дальше им встретился сопящий медведь, пришлось делать крюк через кусты можжевельника. Самец не почуял запаха конского пота и не проснулся.
Определённо, это был дикий лес. Место, в котором Кхайр всегда боялся оказаться один, вдали от живых большаков. Лейтенант любил повторять что человек - самое страшное чудовище, но посреди свежих лиственных деревьев, вблизи от лежбищ хищников - он терял эту циничную уверенность. Человек здесь был добычей. Заблудившимся приматом.
Именно поэтому женское пение в глубине леса на Старшей Речи не вызвало у Кхайра вопросов. Проезжая мимо остовов хижин, пуская коня прямо в заросли папоротника - он не думал о том что это может быть засада или призрак из сказок. Рыцарем двигала надежда на то, что рядом будет лагерь эльфов или деревня. Цивилизация.
Он запачкал дорожный плащ, ветки изрядно потрепали крылья не шлеме, от него пахло железом и потом. А взгляд ясно говорил что от нервотрёпки можно и проголодаться.
Кметы увидели выехавшего из-за зелёной стены деревьев всадника со злым взглядом. Кхайр - спину-девушки-менестреля, гроб и бродяг с каменными лицами.
-Что здесь происходит? - собственный голос звучал непривычно после стольких часов тишины и молчания. В лесу почему-то редко пели птицы. -Зачем здесь гроб?
Кхайр не вынимал меча из ножен. Но он был вынужден прервать прекрасное пение девушки в красном берете, чтобы предотвратить возможное кровопролитие. Гвардеец обязан вмешиваться в такие дела.
Рыцарю чуждо понятие нейтральности.

+1

4


   Прекрасное пение девушки в красном берете прервалось в общем-то тривиальным вопросом новой фигуры на поле, выкатившейся на сумеречную опушку:
- Что здесь происходит? - «конь», как и полагается этой дерзкой фигуре, залихватски перепрыгнул все видимые преграды из банальных условностей навроде «давайте сперва поговорим о погоде» и пошел в вербальное наступление, невзирая на опешившие лица делегации, так сказать, чтобы с плеча разрубить правду-матушку и разрешить сходу все вероятное недопонимание; ну или почти все  - Зачем здесь гроб?
   И хотя где-то в глубине души Присцилла задорно хохотнула: «Ага, так они тебе все и выложили» - побледневшее лицо ее передернуло. Менестрель нервно прижала к груди лютню, когда один из мужиков ринулся навстречу всаднику.
    В хорошенькой голове Уточки-Циранки, как и полагается пускай еще неопытному, но все же поэту, засеменили сотни тысяч разнообразных сценариев, но такого поворота событий не ожидал, кажется, никто…
    Здоровенный хмурый мужик протиснулся к всаднику и, в грозной гримасе скривив лицо, рухнул перед ним и его конем на колени.
- Сына хороню, милсдарь - голос сурового и крепкого крестьянина, способного одной рукой переломить не то, что шею средней комплекции мужику, но хребет, дрожал - Пропал мальчишка с неделю как, думали воротится. А вчера вон что собаки принесли…
    Уточка рефлекторно вытянула шею, чтобы разглядеть страшную находку. Слова мужика как из ушата с холодной колодезной водой окатили юную менестрель: размеры гроба смутили ее сразу, но мозг будто нарочно блокировал ужасную догадку. Куда как проще представить картину собственного расчленения, чем смириться с фактом смерти такого беззащитного и невинного еще существа...
    Перед ее глазами стоял детский гроб.
- А тело где? - тихонько проговорила Сцилла, слезая со стола- Или вы тряпку кровавую хоронить собрались? Не только ваш сын пропал, в деревне еще нескольких ребят найти не могут уже который день. Ни живых, ни мертвых.
     Страх потихоньку отступал, освобождая место эмоциям куда продуктивнее...Подойдя к мужику, Присцилла строго на него посмотрела, но говорить ничего не стала. Что может быть ужаснее, чем потерять свое драгоценное дитя? Тут немудрено и умом тронуться - пустой гроб в глухом лесу отпевать.
- Стража не чешется, так вы вроде и сами мужики здоровые, с руками и ногами... А вы, милсдарь, не слыхали ничего? - Уточка повернула голову к всаднику, сдержано улыбнувшись; чувство вины или что-то очень на него похожее слизнем скользнуло в солнечном сплетении, - Может видели что по пути... Необычное.

Отредактировано Цираночка (2017-09-24 21:43:37)

+2

5

Кхайр должен был чувствовать себя неловко, но уже не испытывал ни малейших угрызений совести по поводу своего неуместного поведения. Профессия стражника выработала в нём умение забывать о хорошем тоне ради норм более высокого порядка - законов.
И сейчас мог иметь место случая нарушения одного из них. Рыцарь не мог медлить.
-Кхм. Прошу прощения. - аэп Лион тронул поводья, пытаясь остудить пыл коня. -Этой дорогой не пользовались уже много лет. Дикие звери, полное одиночество, странные звуки, et cetera, et cetera. - нильфгаардец сделал неопределённый жест рукой, призванный показать что на дороге всё как всегда. Всем было прекрасно понятно что тропа не просто так имела дурную славу.
Совершенно другой вопрос - почему.
-Я увидел деву в беде и не мог оставить такое без вмешательства. Ваше поведение и выражение лиц вызвали во мне опасение за её жизнь. И судя по испуганным глазам девушки, небезосновательно.
Конь успокоился и громко фыркнул, уставившись на гроб. Луч, пожалуй, лучше других коней понимал что такое смерть. И потому склонил голову.
-Внешность бывает обманчива. Если бы все в мире помнили эту простую истину, жить стало бы намного легче. - Кхайр слез с седла и расправил плечи. -Моё имя Кхайр аэп Лион, гвардии лейтенант. Как звали покойного? -  рыцарь бросил хмурый взгляд на девушку и сощурился. -И у меня такое впечатление, что Ваше имя мне известно. Вы не рядовой менестрель.
Лес всё ещё жил. Птицы пели, а мелкие грызуны сновали в кустарнике неподалёку. Фыркнул ёж. Атмосфера никак не вязалась с кладбищенской, погребальной. Не было мрачности и тишины, которые должны были иметь место при таком событии.
Но аэп Лион почему-то знал что в траве скрывается не одна могила. Эти люди не ставят надгробий по какой-то своей причине.
-Я из высокого рода, но это не значит что я должен безучастно смотреть на происходящее.

+1

6


   Цираночке только и оставалось, что удивляться пертурбациям случающимся как бы про между прочим: то она стоит на столе посреди леса и скулит, воображая до чего люд простой дойти может в издевательствах над живым существом, а то сильная и независимая суровым взглядом двухметровых мужиков сверлит. Еще и парнишка со своими “дева в беде” подъехал! Хотя справедливости ради, Присциллу его слова успокоили, хоть она и не признается ни в жизни в том. Постоять за себя, будем правде в глаза смотреть, она если и сможет, то недолго, а тут вроде как и гвардии лейтенант, и на зов по доброй воле откликнулся. Конь еще у него симпатичный такой, с глазами умными.
- Ядзькой я сына назвал, - мужик смачно всхлипнул, поднимая взгляд покрасневших от слез глаз на всадника - Ловить лягушек на пруд пошел после обеда, да так и не вернулся.
- На пруду, стало быть, - прошипела Уточка, мысленно предугадывая ответ, - Каждый куст осмотрели?
- Ну как… - замялся мужик, утирая ручищей нос, - В водице пошарились малясь и все. Говорят там у утопцев гнездо неподалеку…
    Если б не лютня в руках у Цираночки, по лесу смачный звук соприкосновения руки с лицом как гром по небу прокатился бы. Это надо же…
   Но тут лейтенант подключился к разговору, смутив бардессу своим пристальным взглядом. Уточка так растерялась, что не сразу сообразила к чему клонит всадник: “Э…Уточка Циранка, милсдарь” - но, взяв себя в руки, раскланялась,  - “Не уж-то слыхали обо мне?”
- Кхм, - совсем справившись со слезами мужик с удивительным для простого крестьянина тактом попытался напомнить собравшимся о, собственно, цели собрания - Делать-то что прикажете, лейтенант? Темнеет.
  Удивительным образом события, происходящие в нашей жизни, подчас складываются. Будто кто коробок спичек рассыпал и нарочито их всех перемешивать принялся, а ты стоишь, смотришь и думаешь: ты что, шальной? Они ж все одинаковые, спички эти! Как не мешай, результат один будет, зря только силы потратишь… Но не тут то было!
  Мужик и договорить не успел, как кусты метрах в трех от него зашевелились. Уточка рефлекторно прижала к груди инструмент, но ослабила хватку, заметив...
  "Это что, курву вашу... Туман?"

Отредактировано Цираночка (2017-09-24 21:43:56)

+2

7

Этим людям повезло. Повезло, что оказавшийся так вовремя рядом рыцарь помнил о холодном феврале тысяча двести шестьдесят третьего года, о густом тумане в обиталище городской ведьмы.
Кхайр аэп Лион отдал бы все свои сбережения и звание, лишь бы не видеть этот гадостный туман вновь. Но пришлось.
Из заросшей высоким кустарником окраины леса вился плотный белый туман, устилающий белым зелень. Он был больше похож на дымовую завесу. Память нильфгаардца вырисовывала внутри облака скрюченные, горбатые фигуры с длинными, обезьянними руками и костлявым туловищем. Лейтенант чуял мгляков нутром, и не хотел вновь встречаться с чудовищами.
-М-леди. - он обратился к бардессе, прижавшей лютню к груди. -Я о вас не слыхал, прошу прощения. Но лелею надежду что сегодня вы возьмёте ноги в руки, как и все здесь находящиеся. Кажется, за мной следили. - он вынул меч из ножен, тут же заметив что клубы тумана ответили на этот жест обострившимися, рваными очертаниям хищных фигур.
-Я привёл чудовищ, туманников. - нильфгаардец бросил на кметов устрашающий взор из-под низких бровей и закричал приказным голосом, как умеют только гвардейцы -Бегите, как никогда в жизни не бежали!
Луч встал на дыбы, инфернально заржав. Инстинкт позволял ему чувствовать настроение всадника, и теперь конь ясно чуял -предстоит славная драка, в которой пригодятся его копыта. Но не только скакун почувствовал что нильфгаардец готов к бою.
Туман ожил, рванувшись вперёд, к поваленным деревьям и гробу - к столь желанной добыче. Кто бы ни скрывался в тумане, кем бы они были - чудовища отличались хищно изощрённым умом и недюжинной хитростью. Лейтенант нутром чуял что повинен в их появлении здесь.
-Я в другую сторону! - крикнул он, дёргая поводья. Конь перескочил через ствол дерева играючи, не чувствуя тяжёлой ноши латника на хребте. В нём оставалось ещё достаточно сил на спринт с препятствиями. Рыцарь намеревался отвести туманников от добычи любой ценой - может быть, даже пожертвовав жизнью. Но он не верил в то, что всё так обернётся.
Копыто Луча резко вскопало землю, обдав туман роем мокрой земли, гальки и булыжников. Белая громада оскорблённо потянулась вперёд.
-Беритесь за вилы! Все до единого!
Он знал что теперь чудовища не отступят. Он знал что здесь поможет только ведьмак или чародей.
Но если у простых людей получилось один раз - почему не получится во второй?

+1

8


   В чудесное время живем! Выходишь с утра на опушку леса испить водицы ключевой, руки раскидываешь в стороны и стоишь: солнышко ласковыми лучиками по лицу твоему измятому от долгого сна туда-сюда, а ты улыбаешься - жизнь хороша и жить хорошо! Но недолго счастье твое длиться, потому что… Ну а вот потому что.
   Из-за куста на тебя как напрыгнет, как наскочит гуль вонючий, а то что похуже - и все, кирдык башка, поминайте как звали!
   Или вечером выходишь на променад сумеречный с барышней краснощекой… Звезды ей, так сказать, продемонстрировать во всей красе, а на тебя стая полуденниц налетает и давай на куски рвать потехи ради, во всей красе звезды твои внутренние барышне краснощекой демонстрируя. Ты-то что, человек простой…
   Уточка не любила, когда ей командуют, оно и понятно - птица вольная… Так что в ситуации отличной от развернувший сейчас в лесной чаще трагикомедии, хорошенько приложила бы словом, а то и тремя бравого солдатика. Но когда на тебя наползает мистический туман, то и дело клацая челюстями, почему-то выпендриваться совсем не охото. Цираночка самозабвенно подчинилась короткой команде и дала деру, в сердцах благодаря богов за отважного рыцаря, а особо - за его вострый меч.
   Пустой детский гробик в кругу поваленных деревьев довольно скоро остался позади… Но все ж убежать далеко не случилось - туман быстро заволок всю близлежащую округу.
   Размазанные фигуры суетливо носились вокруг, что-то крича друг другу. Для полноты картины не хватало только высокомерного карканья ворон, готовящихся к скорому сытному ужину…
   Уточка резко затормозила, тяжело дыша. Сердце бешено колотилось, но к нашему, да и, стало быть, вашему, читатель, удивлению, не от страха.
   Слишком быстро развивалась события, чтобы мысль хоть сколько то успевала за движениями тела. Да и отважный гвардии лейтенант на своем красивом коне производил впечатление человека, который знает, что делать… Наверное именно в такие моменты, когда смерть буквально дышит тебе в затылок, особенно чувствуешь себя живым.
   Не вовремя настигло Уточку очередное литературное озарение. В голове тысячи слов, игриво перескакивая друг через друга, то и дело складывались в мелодичные предложения - садись и пиши… Но какое там.
   Зацепившись за красивый словесный оборот, бардесса на секунду провалилась в свои мысли, за что очень дорого заплатила.
   Выскочив из густого тумана, уродливое существо в попытке сцапать свой обед схватилась лапами за подол уточкиного платья. Девушка рефлекторно отдернула ткань, но переборщила с усилиями: тонкая тряпка легко распалась в острых когтях, а Цираночка, не удержав равновесие, повалилась на землю.
   Туманник с обрывками девичьей юбки ошалело кинулся вперед, но Уточка, каким то чудом не растерялась и что было сил двинула ножкой по уродливой роже. Тварь, заскулив, нырнула в туман.
   Но тут лютня выскользнула из рук и громогласным ля пригласила к столу еще пару «красавцев».
Вечер переставал быть томным.

Отредактировано Цираночка (2017-09-24 20:30:25)

+2

9

Чудовища редко оставляют гнёзда рад того чтоб напасть на человеческое поселение. Эта истина с недавних пор была слишком хорошо понятна лейтенанту, порой он жалел о приобретённом опыте. Здесь не было никого, способного защитить деревню.
Ведь эти твари могли быть науськаны кем-то достаточно могущественным для того чтоб завладеть их скудным рассудком.
-Я их отвлеку! - Кхайр резко повёл коня в совершенно другую сторону,  пройдя в опасной близости от тумана и развернувшись снова. Никакой реакции. Никто не набросил с пробирающим до костей воем, желая выпустить коню кишки и сожрать всадника. Мгляки на секунду замешкались, и рыцарь слишком поздно заметил причину.
Треньк.
Неуместный звук едва не заставил Кхайра вскрикнуть от мыслей, посетивших голову. Здесь была только одна менестрель, игравшая на лютне. И она наверняка стала жертвой мгляка.
-Посторонись! - Луч почувствовал как всадник натянул удила и понял - придётся сделать прыжок. Конь перепрыгнул через загородившее дорогу бревно, уходя от тянущихся из тумана когтей. Они могли не успеть.
Рыцарь не заметил что едва не наскочил на распростёршуюся на земле девушку. Взмах меча прорезал серую мглу, и внутри что-то вскрикнуло. Конь выбросил копыто вперёд и заржал, встав на дыбы.
-Уходи! - аэп Лион совершенно не вовремя заметил что северянка находится прямо под ударом копыт коня. Туман отступил, но не надолго.
Конь заливисто ржал, разгорячённый пылом боя. Он чувствовал что хозяин готов крушить и разъярён, но не мог понять что злится он на него. Впереди были твари, которых он никогда не видел, и их запах сильно раздражал лошадиные ноздри. Они пахли гнилым мясом и сыростью, как разбухший труп болотного утопленника.
Люди бежали прочь от проклятого места, гроб остался лежать незакопанным, труп в нём остался непогребённым. Он скрылся в тумане, за спиной Кхайра, и нильфгаардец не хотел думать о том, что значат скрежещущие звуки там, в глубине.
Никогда ещё лейтенант не был так близок к тому чтоб бросить людей на произвол судьбы и ускакать. Это будет резня, кровавое пиршество лесных тварей.
Но эта девушка в порванной юбке могла погибнуть от удара копытом, а не от острых когтей.

+1

10


   Говорят, перед смертью вся жизнь проносится перед глазами. В доли секунд укладываются тысячи дней, яркими вспышками проносясь сквозь пространство и время. Вот ты делаешь первые шаги, а вот читаешь свою первую книгу… Но как это часто бывает, твои представления рушатся в одночасье, налетев на острые края средневековой реальности, и ранят тебя в самое сердце разочарованием. Правда, не сразу - к счастью мозг орган относительно медлительный.
    Еще никогда Уточка не была так близка к вечной темноте, как в тот самый момент, когда конь лейтенанта Кхайр аэп Лиона пронзительно заржал, встав на дыбы, аккурат над ее белокурой головой. Однако, мир ее не перевернулся, сознание не прояснилось, а божественное откровение не снизошло… Пробей ее час в те доли секунды, Уточка Циранка не увидела бы перед смертью ровным счетом ничего.
    Присцилла будто ушла под воду: время замедлилось, а звуки развернувшийся на поляне драмы были едва различимы.
- Уходи! - громкий голос бравого рыцаря, привел бардессу в чувства. Уточка метнулась в сторону, прижав к груди свою старенькую лютню. Ее глаза были широко распахнуты, а сердце бешено колотилось, но тело наудивление подчинялось бесприкословно - стоило юной поэтессе только подумать, что надо бы поскорее подняться, как она уже стояла на своих двоих, правда, немного пошатываясь.
   Конь ошалело рыл копытом землю, разгоняя вновь подступающий туман. Уточка подняла голову, стараясь поймать на себе сосредоточенный взгляд лейтенанта, а преуспев, спокойно проговорила:
- «Я не могу».
   Заботливо убрав лютню за спину, Сцилла подняла с земли первую попавшуюся палку и вытянула ее прямо перед собой, да с таким лицом будто это был не кусок деревяшки, а настоящий фамильный меч.
   Она прекрасно понимала, что навряд ли сможет дать отпор мерзким тварям и скорее всего скоро умрет, но вести за собой этих существ к деревне, где столько стариков и детей...
   Куда побежали мужики, Уточка не знала, а лейтенант, стоило ему захотеть, мог в любой момент поскакать куда подальше... Но это совершенно ничего не меняло.

Отредактировано Цираночка (2017-09-24 21:38:57)

+2

11

Рыцарь и его конь должны были быть разорваны на части, едва встали между хищником и добычей. Аэп Лион давал себе отчёт в том, что совершает безумный, суицидальный манёвр, но не мог ничего с собой поделать. Нильфгаардские солдаты должны смело смотреть в лицо смерти, даже самой ужасной.
И когда туман начал плотным кольцом окружать их, Кхайр сделал единственную разумную в таком положении вещь: сорвался с места рысью, развернув круп верного коня кровожадной мгле.
-Давай руку! - Кхайр накренился в седле, протянул закованную в металл руку девушке, но услышал то, чего боялся больше всего: свист и шипение тварей, притаившихся совсем рядом.
Резкий взмах клинка, попытка коня брыкаться. Один туманник вцепился Лучу в переднюю ногу, намереваясь откусить шмат побольше. Кхайр изо всей силы пнул чудовище в лоб и преуспел - туманник ошалело вздрогнул и упал наземь.
-Скорее!
Факелы. Много факелов. Кметы могли не успеть спасти их обоих - нужно вырваться и забыть о кошмаре.
Кольцо белой дымки становилось всё теснее. За пеленой уже перестал быть виден свет, стремительно сгущалась темнота. Кхайр почувствовал что туманников здесь куда больше чем трое. Это не могло не пугать.
Но и не могло отнять воли к действию.
-Но! - они рванулись прямо к девушке с лютней, разбрасывая в стороны комья земли, ветки и всё что попадётся под копыта. Кхайр подал руку в последней попытке схватить её. У него должно было хватить сил.
Их просто не могло не хватить в такой момент.
Свист, щёлканье и вой становились всё ближе и громче, а факелы тускнее. Но голоса, человеческие голоса - их было много, и они были близко.
Что может быть приятнее звука человеческой речи?

+2

12


   Происходившее на поляне действо по факту должно быть сжималось до пары-тройки секунд, но внутри «заколдованного» круга, очерченного зловонной туманной дымкой, все события тянулись в бесконечность: бегущие на тебя твари с перекошенными уродиливыми рожами, бледные огни мерцающие где-то вдалеке и устрашающее ржание коня… Но голос, несмотря ни на что, четкий и звонкий, точно маяк в бушующем море, осветил собой на доли секунд все вокруг, даря не только метафорическую надежду, но и реальный шанс выбраться из этой передряги живым и невредимым.
   Уточка, несмотря на то, что рахитной бледнолицей барышней не была,  никогда не отличалась особой физической силой или скоростью реакции, но в ту секунду среагировала в лучших традициях приключенческих баллад. Крепко схватив рыцаря за руку, Присцилла подалась вперед…
   Сильный рывок расцвел истеричным «треньк», заставив обернуться, но уже в относительной безопасности на спине коня. Выронив от неожиданности палку, Цираночка подалась вперед в безнадежной попытке отобрать у туманика дорогой сердцу инструмент: -«Верни!» - но разумеется ни черта не преуспела.
  Жалобный визг в унисон порвавшимся струнам на толику секунды согрел ее остановившееся сердце - даже старенькая отцовская лютня не хотела сдаваться мерзким тварям без боя. Уточка в чувствах закрыла лицо руками: - Это вся моя жизнь, - но то ли строгий внутренний голос, то ли очередной приказ от лейтенанта, в такой неразберихе трудно было разобраться, что к чему, привели ее в чувство.
   Холод рыцарских доспехов, за которые Циранка ухватилась покрепче, чтобы ненароком не свалиться с ретивого коня, от кончиков пальцев до белокурой макушки прокатился по всему телу колючими мурашками.
   Уточка подняла голову и наконец рассмотрела лицо добросердечного милсдаря Кхайр аэп Лиона, уже дважды пришедшего к ней на помощь сегодня.
   Лейтенант был молод, хорош собой, но бледен и суров, Уточка буквально видела как сокращается в напряжении желвак на его щеке… Хотя последнее возможно было следствием его неумолимого желания не погибнуть в случившейся заварушке. В конце концов, где те безумцы, что на поле боя сияют белоснежными улыбками, пока гнилой ветер ласкает зияющие свежие раны на их лице, то и дело развивая слипшиеся от крови волосы…
   Удивительно, но даже будучи на волосок от смерти Присцилла умудрялась то и дело проваливаться в собственные мысли... Конь лейтенанта резко затормозил, от неожиданности Уточка мотнула головой, да так, что встретилась лицом с доспехами своего спасителя и моментально вернулась с небес на землю.
   Глухой звук удара пустой головы о твердый металл сглотнул гам суеты, поэтесса в сердцах выругалась, утирая тонкую струйку крови, выступившей у носа, но вслух произнесла только лишь деликатное: «Ауч!»
- Неужели все кончилось? - тихо произнесла она, немного погодя оглядев поляну.
   Туман понемногу рассеивался.

Отредактировано Цираночка (2017-10-01 10:19:35)

+2

13

Туманники никогда не оставляют добычу. Они отступают во мглу лишь для того чтоб ринуться вперёд снова. Кхайр знал что они стараются дезориентировать, испугать, обескровить - и лишь после набрасываются на совершенно беззащитную жертву. Лейтенанта нельзя было обмануть так просто.
-Милсдарь! Мы уже здесь! - факелы в наступающих сумерках становились всё ярче, и можно было подумать что на туман идёт целая огненная стена. Здесь было двадцать мужчин. В их глазах не было страха, они привыкли к таким делам. Кхайр подумал что многие их них повидали в жизни куда больше страшных вещей чем он.
-Стойте! Они попытаются снова. Расступись. - Кхайр проехал прямо сквозь импровизированный строй кметов, вооружённых чем попало. Вилы, грабли, косы, секиры - всё шло в ход, ни одно окошко в деревне не горело. Люди потушили свечи из страха.
-Слезай. Беги в дом. Они тебя не догонят. - Луч одобрительно фыркнул в такт словам наездника. Ему не было тяжело нести двоих, но это частенько его раздражало.
-Мы сейчас пошумим как следует, а они уйдут, милсдарь. - громко крикнул кмет, хоронивший сына. -Вы не беспокойтесь. У нас такое не впервой, как-то сподручно уже.
Мужчины пошли вперёд, громко ухая и крича. Странный звук врезался в уши, и нильфгаардец с удивлением заметил что один мальчонка в середине толпы раскручивает трещотку. Мглу это не испугало.
-Зараза. Громче, мужики!
Холодный туман тянулся лоскутами к живым, тёплым людям, которые с каждым выдохом прогревали холодный воздух, выпуская пар изо рта. Казалось, конденсат рассеивается едва подойдя к яростной толпе. Аэп Лион поневоле испытал чувство робости перед этой отважной кучкой людей - их было одновременно так мало и так много, что они вполне могли сойти за авангард ополчения.
-Ткай туда вилами! - с устрашающими криками кметы ринулись вперёд, рассекая туман косами, пытаясь проткнуть рогатинами и вилами. В этом было что-то первобытное и страшное, от такого у рыцаря перехватило дыхание. Он не слезал с коня, молча наблюдая за разворачивающимся боем.
Это не куча сонных мужиков отпугивала нечисть. Это человек во всей своей страшной красе торжествовал над силами, которые были куда древнее него. Туманники отступили быстро, утягивая за собой туман. На одном из берёз поблизости красовалось блестящее чёрное пятно. Это была кровь. Не человеческая.
Они ещё некоторое время постояли и погудели, прислушиваясь к звукам леса. Где-то вдалеке ломались ветки, какой-то неизвестный зверь трещал и свистел. Выли волки. Возмущалась неясыть.
-Вы оказались не в пример храбрее меня, милсдари.
Кмет, хоронивший сына, отмахнулся и осклабился во все пышные усы. Его товарищи рассмеялись.
-Кабы вы знали как часто они приходят - не боялись бы. Давно уже пора ведьмака нанять, но вот как-то не соберёмся,
всё временим. Пушто весной нужно дома отстраивать, вот. Зима была тяжёлая.
- он вздохнул. -Теперь, поди, и хоронить уже нечего. Пойдёмте в дом, господарь. Тяжёлый был день.
И день действительно был настолько тяжёлым, что постели нильфгаардцу на полу - он бы с удовольствием упал и погрузился в сон.

+1