Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Неверие в теорию не есть ее неверность


Неверие в теорию не есть ее неверность

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: 12 июня 1264 года
Место: Редания, Новиград
Действующие лица: Сабрина Глевиссиг, Вильгемина Эльдгрим
Описание: на балах и приемах заключаются не только важные сделки, но и находятся соперники. Особенно в таком щепетильном вопросе, как изменение миропорядка в среде чародеев.

+1

2

Реданские приемы всегда были прекрасны, а новиградские в особенности. Можно сказать, что насмотревшаяся на подобное Сабрина всегда не против посетить подобный прием здесь и даже получить от него больше удовольствия, чем обычно следовало.
Ибо развлекать себя приходилось по-разному, особенно когда связь с каким-нибудь мужчиной могла быть, если тот весьма влиятелен или интересен чем-нибудь сам по себе. Но так как интересных было здесь мало, то приходилось искать влиятельных. Но и здесь она не рассчитывала встретить кого-то подобного, оттого действовала в рамках поиска новых знакомств и связей. А также способствовала укреплению некоторых старых. Благо организаторы приема были давно ей знакомы, пусть и познакомилась она с ними через Филиппу. Но и сама Филиппа завела множество знакомств в Каэдвене благодаря поддержка Сабрины. Так  оно и работает. Рано или поздно долгоживущие магички пришли бы к такому же результату, просто гораздо медленнее.
Вот и разговаривая с владельцами поместья, Сабрина невольно обратила взгляд на незнакомую ей ранее молодую девушку. Может, когда-то и видела ее... или слышала... но не похоже, что она делает что-то значимое... а, может, просто еще не успела сделать.
- А это, интересно, кто? - непринужденно в своей манере поинтересовалась Глевиссиг.
- Это... - оглянулась хозяйка на девушку у стола, полнящегося роскошными блюдами, - Ах, это Вильгемина Эльдгрим. Графиня. Наследница достаточно весьма прибыльного дельца с конюшнями. А также... закончила Оксенфурт, по слухам, занимается чем-то там с лекарствами... вас познакомить?
- О, нет, я справлюсь сама, - Сабрина отмахнулась от хозяев и, вежливо, насколько могла, разошлась с ними.
Было все-таки интересно, чем занимается теперь уже не такая уж и незнакомка. Пусть и интерес был, скорее, опосредованный, который легко можно погасить.
Иначе бы не заниматься чародейке государственными делами, от которых она здесь пыталась отдохнуть хотя бы душой, ибо разум продолжал навящего думать о многих проблемах, что окружали Каэдвен и его соседей.
- Слышала, что высший свет посетила интересная гостья, - подошла к брюнетке Сабрине и непринужденно завела беседу. - Далеко не каждая женщина среди дворян решает заняться чем-то интересным и созидательным, а не просто занимается тем, что прожигает деньги на приемах и балах, а также находится в поиски завидного кавалера.
После чего Сабрина все-таки решила представиться.
- Сабрина Глевиссиг. Думаю, полным титулом представляться мне не требуется.
Равно как и эта встреча была несколько неожиданной, чародейка не обзавелась бокалом вина, и вообще была полностью трезва. Посчитала, что еще не время. Или не место, чтобы затуманивать себе разум хоть на мгновение.

+1

3

В зал Вильгемина вошла под руку с отцом. Прежде всего, они поздоровались с хозяйкой и хозяином дома: старыми знакомыми виконта. Отец поцеловал хозяйке руку, а Мина обменялась с ней ритуальными поцелуями в щеку.
Зал был красив. На стенах – небольшие, но приятные взгляду картины. Столы традиционно поставлены подковой. Блюда разнообразны. В толпе мелькали пестренькие дублеты мальчиков-пажей, разносящих вино. Зал тихо и размеренно шумел негромкими учтивыми голосами, многие из которых казались Мине знакомыми.
Отец откланялся практически сразу же. Многозначительно кивнул дочери, напоминая про серьезный разговор, состоявшийся незадолго до прибытия. Но сейчас ему нужно было поздороваться со многими людьми. С одними того требовала старая дружба, с другими – светский этикет, третьи были потенциальными торговыми партнерами.
Вильгемина неторопливо фланировала по залу, изредка останавливаясь у стола.
- Мина, девочка моя, прекрасно выглядишь!..
И снова взаимные поцелуи. Фланирование.
- Госпожа Лоредо, как поживает Ваша дочь? 
Опять поцелуи, приторные, как забродивший сок, улыбки.
- О, какая неожиданная встреча!..
Мина поклонилась легким наклоном головы, старый знакомый поцеловал ее руку. Короткая беседа, учтивые улыбки и короткие вежливые поклоны. Женщины в удивительных платьях, влиятельные кавалеры и любимые мужья. Мина немного скучала по таким приемам.
Пажи разносили на подносах вино. Взяв бокал, Мина остановилась у стола. Она немного  удивилась, когда увидела женщину, подходящую к ней. Новое, удивительно красивое лицо. А какая фигура!... Мина могла поклясться, что видела ее впервые. Хотя, признаться, давно не была в Новиграде. Вероятно, это новая жена какого-нибудь пожилого графа.
Мина вежливо наклонила голову.
- Очень рада нашему знакомству.
Легкая полуулыбка.
- Благодарю за комплимент. Однако созидательная деятельность, как правило, препятствует выходу в свет.
Мина поклонилась мимопроходящему знакомому, отвечая на его молчаливое приветствие.
- В Новиград я вернулась недавно и, к сожалению, ненадолго… Милейшие люди, не правда ли? 
Мина поставила пустой бокал на поднос проходящего мимо мальчика.
- Вы частая гостья в этом доме?

Отредактировано Вильгемина Эльдгрим (2017-01-18 19:03:58)

+1

4

Сабрина не имела желания запоминать каждого из гостей, но ей всегда удавалось сохранять лицо и ненавящего задавать наводящие вопросы, которые помогли бы вспомнить, кто есть кто. Благо память у чародеек не блекнет со временем, поэтому хватало одного-двух вопросов, чтобы вспомнить родителей новой знакомой, с которой удалось встретиться на этом приеме. Но она с ними не повстречалась, да и простые владельцы конюшен нисколько не были интересны. Нет, Глевиссиг не имела ничего против лошадей и достаточно неплохо держалась в седле, пусть и предпочитала длинным путешествиям по тракту обычную телепортацию.
Но, пусть жизнь и достаточно долга, ее время слишком ценно, чтобы расходовать его на мелкие встречи. И если бы Мина не производила впечатление достаточно компетентного выходца из Оксенфурта, то чародейка наверняка бы игнорировала ее до окончания вечера. Если бы вообще не исчезла раньше, ибо выжала бы все полностью из этого события.
- Препятствует, если нет способностей правильно распорядиться временем, а все вокруг не более чем развлечение. Наоборот, если заниматься укреплением связей, это поможет в дальнейших делах. Поверьте моему опыту.
Которого у нее более чем предостаточно.
- Где же тогда происходит эта созидательная деятельность, как не в Новиграде?
Сабрина знала, что такое ценность уединения от городской суеты. Поэтому, как у многих других компетентных магиков, у нее было предостаточно тайных убежищ, в некоторых из которых происходила такая жуть, за которую ее попросту вздернут на ближайшем суку на двемеритовой цепи.
На слова о "милейших людей" Сабрина едва не фыркнула, но все же с трудом  сдержалась. Посредственности, не более того. Обычные серые посредственности, наполняющие этот мир до такой степени, что утонуть в них проще простого. Почему так сложилось? Кто знает, но Сопряжение сфер, на которое любят сваливать все беды, здесь точно ни причем.
- Безусловно. Однако, если нужно чего-то добиться, чаще приходится общаться с весьма неприятными личностями.
Многие бы сказали такое о Сабрине. И та, возможно, поддержала бы их. Но у нее было на это полное право, подтверждение успехами, силой и прочими заслугами. По-другому этот мир не работает.
- В этом доме не слишком частая. Должность советницы короля Хенсельта не позволяет часто посещать дома среднего достатка, не в обиду этому замечательному семейству. Приглашения я получаю в десять раз чаще, чем бываю здесь. Равно как и в Новиграде. Равно как и в Редании в целом.

+1

5

Мина внимательно  смотрела на собеседницу. Бегло оценила идеальную кожу без единого изъяна, черные  умные глаза. В них читалась мудрость, какую нередко встречаешь у стариков. Тех, что прожили долгую и плодотворную жизнь.
"Сабрина... Сабрина Глевиссиг", - мысленно повторила девушка. Имя казалось ей очень знакомым, вертелось на самом кончике языка. Длинный аристократичный нос, утонченный вкус... Что-то отличало Сабрину от других женщин, бывших на приеме. Что-то неуловимое делало ее чужой здесь. Мина заметила стайку девушек на выдание, косо смотрящих на них и перешептывающихся. Значительная часть взглядов мудрых пожилых графинь также принадлежала Сабрине.
"Сабрина Глевиссиг.."
- Вы правы, безусловно, - Мина сдержанно кивнула. - Но человеческая жизнь скоротечна. Если выбирать литературу по специальности или праздничный банкет, я выберу книгу. Далеко не на каждом мероприятии можно завести полезные знакомства. Далеко не каждый выход в свет ознаменован обретением новых, полезных связей. Хотя, разумеется, это бесценный жизненный опыт... Вы пробовали местную индюшку? Сегодня птица получилась на удивление нежной.
Искусство светской беседы в юности сводило Мину с ума. Весь вечер говорить, казалось бы, ни о чем, однако... однако, эти беседы приводили к появлению и укреплению тех самых связей, сватовства, нахождению торговых партнеров и, банальное, обсуждению последних новостей. На поверхность выплывало все: и эрудиция, и воспитание, и жизненные цели.
Мина слушала Сабрину молча. В рассуждениях собеседницы было зерно истины. Мина понимала, о чем она говорит, но не во всем разделяла ее взгляды. Однако, Мина согласно кивнула. Того требовал этикет.
- Я работаю в Ковире, недалеко от деревни Душица. Под руководством Беренгара из Ковира. Вы, вероятно, слышали о нем и его исследованиях.
Черты лица Сабрины казались ей знакомыми. Не все, нет – она могла поклясться, что видит ее впервые. Но какое-то короткое воспоминание, какой-то момент, проблеск.. Где она могла видеть этот профиль?
Озарение пришло неожиданно. Мина постаралась ничем не выразить своего удивления. Сразу стали понятны косые взгляды некоторых гостей, опасливые улыбки.
Сабрина Глевиссиг - чародейка и советница короля Хельсента. В детстве Мине показывали миниатюру, где изображен еще юный король с ближайшим окружением. Удивительной красоты женщина - она вершила государственные дела, когда Мины еще не было на свете. Осознавать это было странно. В какой-то мере даже неловко.
- Что же сегодня привело Вас в Новиград?, - спросила она, немного поджав губы. - Государственные интриги или личные интересы?

Отредактировано Вильгемина Эльдгрим (2017-01-19 16:35:42)

+1

6

Иногда, впрочем, и посредственность могла чем-то удивить. Но опыт подсказывал Сабрине, что ставить на это не стоит, слишком уж невелик шанс выигрыша. Можно перебрать тысячи людей ради бесценных единиц. Поэтому здравый смысл подсказывал, что пока посредственность ничего не докажет, ей не стоит уделять внимание. Поэтому только наиболее интересные привлекали внимание чародейки. Мина же уже была выше категории посредственности, даже если и была ей в работе. В конце концов, этот потенциал уже о чем-то говорит. Если не загубит, то может чего-то достичь. А это уже зависит от ее личного характера.
- Это верно. Но без связей дорогих и редких книг не найти. Тем более, когда они в руках наиболее влиятельных. Впрочем, все зависит от поставленных целей...
Сама Глевиссиг нередко психовала, когда не удавалось заполучить тот или иной редкий экземпляр. Многие вещи, которые они изучала, были запрещенными Капитулом. Но изучать - это не значит практиковать. Если выискивать, то у каждого найдется по десятку таких грешков. Любопытство не порок, важны его последствия. Если никто не пострадает, то смысл придираться? Пусть начнут с себя, прежде чем судить других.
При этом девушка еще не догадалась, кто перед ней, если решила подключить сюда бесполезную светскую трепотню о еде, погоде и прочем. Боится, что ее спутница, которая наверняка всего лишь жена какого-нибудь дворянина заскучает при разговоре на профессиональные темы. Да и на приемах многие хотели забыть о какой-либо работе. Идиотизм. Всегда можно совместить и те, и другие вещи.
- Бывало и получше. Это не новиградская птица, она слишком дорогая для таких скупердяев, как эти гостеприимные хозяева. Она привезена из Темерии, с каких-нибудь ферм на окраине. Хорошо еще, что убили ее сегодня.
Перепробовав столько блюд за свою жизнь поневоле станешь гурманом. Более того, станешь кулинарным критиком высшего разряда. Вот только долгоживущие чародеи не считают, что утоление голода есть самое важное в жизни, чтобы заниматься подобной ерундой.
- Да, приходилось слышать. У него много интересных детей, а многие вещи работают. Правда, придумано было многое до него, еще эльфами.
Но еще не расшифровано или было утеряно окончательно. Но Сабрину и правда не впечатляла его работа. Природа не зря наделяет бесплодием некоторых женщин. Магики сами идут против природы, но подобные нарушать подобные законы многие не хотят по идейным соображениям.
Да и в целом алхимия без истинной магии казалась Глевиссиг и многим другим ненастоящим, ограниченным. Просто сварить зелье может каждый, главное научить. А вот сделать что-то более великое... такое под силу немногим.
Наконец-то ее имя что-то сказало собеседнице, ибо эта игра начала немного утомлять Сабрину. Впрочем, вопросы не слишком полезного толка не заставили себя долго ждать.
- Не думаю, что здесь можно сделать что-то полезное для государства. Поэтому по личным.
Подойдя к столу рядом, где стояла индюшка, Сабрина без зазрения совести создала рядом ее точную копию, только  целую, пусть и разрезанную. Иллюзия имела вкус, чувствовалась и могла насытить. Подобное считалось дурным тоном, но Глевиссиг было плевать.
- Вот это индюшка из Новиграда. Советую попробовать.
Вновь вспомнились первые ее уроки в иллюзиях... как же она тогда злилась... но месть сопернице Меган тогда стоило всех переживаний.

+2

7

Мину все больше интересовала Сабрина. Она, как никто другой на этом вечере, подходила под категорию «полезных знакомств». Однако девушка опасалась быть слишком навязчивой. Да и традиции, общепринятые правила не позволяли слишком много говорить о себе, а тем более, о работе… Да о каких правилах может идти речь! Мине казалось, что Сабрине искренне наплевать на все эти привычные тягучие диалоги, на все «значимые» полуулыбки и величественные поклоны.
- Верно. – сказала Мина, чуть нахмурив брови, - Но связи устанавливаются долго и кропотливо. Укрепляются еще дольше.
«Я не удивлюсь, если именно в ее библиотеке хранится давно утерянный экземпляр «Женских болезней» Альберта Леуваардена». 
Мина заправила за ухо выбившуюся из прически прядь.
«И если она знает места, где растет дикая белая черемица или курослеп..»
Девушка чуть наклонила голову. Глаза ее блестели.
«Или знает людей, которые знают, где все это можно достать.» 
Мина «охотилась» за этим не первый год. Но встречать столь влиятельных людей в столь близкой беседе ей еще не приходилось. Чародейка, советница Хельсента…
Вильгемина Эльдгрим верила в судьбу. Верила в людей. Но не была инфантильной мечтательницей и понимала, что никто не станет помогать ей из чистого энтузиазма. А что могла дать она чаровнице, приближенной к власти? Чуть меньше, чем ничего. Ничего того, что могло бы ее заинтересовать. Или?..
- Знания эльфов и их исследования положили начало многим человеческим наукам, многие открытия в области медицины принадлежали эльфам.. часть рецептов была изобретена эльфами.
Мина чуть понизила голос.
- Некоторые труды эльфов были переведены. Не полностью, разумеется. Однако и эти отрывки могли бы стать трамплином для прорыва в современной медицине. 
Краешком глаза Мина заметила неодобрительный взгляд хозяйки дома, направленный в их сторону. Ей посчастливилось заметить, как Сабрина создала иллюзию. Лицо пожилой женщины покрылось красными пятнами. Губы ее были плотно сомкнуты.
Мина попробовала кусочек индюшки. Вкус на самом деле всерьез отличался.
- Здесь становится слишком душно. Вы не согласитесь продолжить беседу на террасе? Отсюда открывается замечательный вид на город.

+1

8

Пожалуй, за этот вечер Сабрина и так нарушила множество правил. Впрочем, она считала, что имеет на это право, да и вообще мало кто захочет вставить хоть лишнее слово. Когда людям что-то нужно или они боятся оборвать полезные связи, они забывают про гордость. Самой же Глевиссиг ничего не стоило прекратить общение именно с ними или начать общение  с их недругами. Люди меняются быстро и часто, а также имеют свойство умирать или становиться бесполезно. Так что переживать не имеет смысла.
- Зависит от ситуации. И от людей. Бывает, что более могущественные ищут кого послабее, если им чего-то от них надо. А иногда просто иметь то или иное полезное знакомство. И никакого укрепления связи здесь не нужно, ведь деловые вопросы не всегда должны касаться торговых и прочих дел.
Как, например, между ними сейчас. Вряд ли чародейка соберется когда-нибудь приобрести по дешевке породу дорогих лошадей. А если и придется, то обратится в Каэдвене к кому-нибудь, чем будет пользоваться услугами другого государства с наценкой.
Поэтому разговор между ними был как между двумя увлеченными женщинами, не делающих различия по политической принадлежности.
- Некоторые превозносят эльфов прошлого и представляют их непогрешимыми. Но это было далеко не так. Многие вещи они отказывались рассматривать в силу своего высокомерия, и только у нас хватило смелости на подобное.
Пожалуй, одна из основных причин, почему люди все-таки смогли победить и освоиться здесь. Нельзя сказать, что они пришли в самый расцвет предыдущей цивилизации, но все же это было непросто.
- Впрочем, мы тоже не без греха. Но все делается, во многом, как раз для сохранения баланса и порядка, без которого все давно бы развалилось.
И если двести лет развал еще был не таким страшным, то здесь он будет просто катастрофическим, возможно, для всей цивилизации. Но об этом Сабрина промолчала.
- Верно, немного свежего воздуха не помешает... - хотя не стоило больших усилий, чтобы освежить воздух вокруг магией, но все же Сабрина легко и властно взяла Мину под руку и вместе с ней направилась на террасу.
- Почему же все-таки алхимия? Мало кто хочет заниматься этим кропотливым и не слишком приятным занятием, - поинтересовалась Глевиссиг.

+1

9

Мина напряглась, когда Сабрина взяла ее под руку. Слишком близкое, слишком властное, слишком резкое прикосновение. Сабрина вела себя так, словно была здесь хозяйкой. Мину это порядком смущало, однако осознание длины жизненного пути Сабрины, ее опыта говорило само за себя. На миллионном ужине, события которого не повлияют ни на что, в доме у людей, что вызывают пренебрежение… Да, Мина понимала, что поведение Сабрины поддается логическому объяснению. Но это не мешало девушке испытывать легкое раздражение.
Свежий ветер раннего лета  быстро унес появившееся напряжение. В вечернем воздухе слышалось перешептывание листвы, стрекотание цикад.  На террасе было славно. Из дома доносилась легкая непринужденная музыка, издаваемая флейтой.  Деревянные половицы немного скрипели.
- Алхимия – специфичная наука. Она открывает широкие возможности. Это бесконечное пространство для исследований.
Мина улыбнулась. Широта алхимии пленяла ее. Травничество и фармакология – очень узкие области. Но она знала людей, кто, занимаясь все той же алхимией, изучали человеческие субстанции. Другие наблюдали за явлениями природы, третьи работали со сплавами и горными погодами… Одним словом, алхимия изучала жизнь. По крайней мере, так считала Мина.
- Алхимия... наука древняя, но литература, посвященная ей, часто бывает в единственном экземпляре. Многие книги очень тяжело достать. Признаться, я бы многое отдала, чтобы прочитать и законспектировать «Женские болезни» Альберта Леуваардена.
На ужинах было непринято говорить о себе. Было непринято говорить о работе. Было непринято слишком много говорить. И, в то же время, говорить слишком мало.. Переступить через впитанные еще в детстве нормы было тяжело, но заинтересованность брала свое.

Отредактировано Вильгемина Эльдгрим (2017-01-30 19:04:26)

+1

10

Сабрина давно позабыла, что есть чувство такта и вежливости. Даже с коллегами она вела себя вызывающе, подчеркивая свой характер не только нарядами и выставленными на показ достоинствами внешности. Что для нее какая-то потомственная дворянка мелкого пошиба? Впрочем, она считала, что интерес, проявленный к ней, является ничем иным, как высшим проявлением благосклонности с ее стороны. И что такой шанс собеседница упускать никак не может, а все мелкие недовольства лучше сунуть глубоко внутрь себя, если не хочется потерять расположение Глевиссиг, что сделать было достаточно просто.
- Верно. Именно алхимия подарила солидную часть прогресса нашей расе. Пусть и солидная часть этой алхимии невозможна без применения магии.
И речь идет не только о преобразовании людей в ведьмаков, хоть и секреты мутагенов и процесса потерялись после уничтожения школ. Нет, речь шла даже о банальной мелочи. Но, тем не менее, алхимия развивалась и сама по себе, а чародеи не спешили делиться своими секретами с миром. Были свои секреты и у Сабрины.
- И порой на то имеется веская причина. Алхимия может не только принести добро, но и вред. И даже так, как этого не ожидаешь. Например, если кто-то придумает, как сделать из меди золото, вся экономика как Севера, так и Юга, будет разорвана в клочья, и погибнет множество людей. Или же кто-то может изобрести вещество, что будет сильнее запретных разрушительных заклинаний, уничтожающих армии. Как тогда изменится баланс сил? Или если все люди перестанут болеть и умирать, а также все станут способны давать потомство, есть ли столько ресурсов в природе, чтобы прокормить всех? Не все, кто занимается алхимией, задумываются о последствиях. Многие уверены. что придумывают панацею от всех человеческих горестей, но приносят, тем самым, еще больше, пока не установится хоть какой-то порядок, но до этого весь мир может успеть перетрясти множество раз.
Тон не был поучительным, хотя слова определенно говорили о том, что Сабрина пытается впихнуть в голову новой знакомой непреложные истины, которые выносили за десятилетия существования.
- Что Леуваардена... мне приходилось ознакомиться с его трудом, но для своей библиотеки я не стала его приобретать. Три четверти уже известно всем, а последняя четверть представляет из себя недоказанные и подчас абсолютно необоснованные теории.
Особенно раздел, где он пытается говорить о бесплодии чародеев...

+1

11

- И многие маги помогают алхимикам. Некоторые работают вместе с ними. Другие практикуют алхимию самостоятельно. Третьи..
Мина не закончила фразу, только улыбнулась, поджав губы. «Третьи» считали, что все способны к магии: достаточно терпения, мудрого опытного наставника и хорошего мощного артефакта, чтобы постичь все сокровенные знания магиков. Мина не верила в успешность таких операций. Не верил в них и Беренгар, рассказывавший о неудачных экспериментах в этой области.
- Создавать из меди золото – конечно, вред. Но научиться создавать серебро из алюминия – гениально. Это гораздо более редкий метал, но он в разы лучше проводит тепло.
Мина на долю секунды опустила взгляд в пол, а затем снова подняла глаза. Она смотрела на Сабрину  строго и серьезно.
- Вряд ли люди перестанут умирать. Мы найдем лекарство от одной болезни – появится другая. Мы не сможем бороться со смертью, но сможем отсрочить ее. Сделать безболезненной.  Легкой.
Мина сделала небольшую паузу и продолжила. Голос ее стал немного резче, слова – более четкими. Она старалась говорить еще медленнее, правильно подбирать слова.
- Если женщина хочет родить ребенка – у нее должно быть такое право. Сколько детей рождается в семьях кметов? Не меньше шести. Если до зрелого возраста доживут хотя бы двое из них – это будет чудо. Ресурсов хватит. Пашни дают хороший урожай. Есть поля, которые простаивают без дела. И абсолютно неразработанные участки. Тем более… наука не стоит на месте. И магия тоже. Только что Вы создали иллюзию индейки. Да, она ненастоящая, но ей можно насытиться..
Мина замолчала, почувствовав, что вступила на нетвердую почву. Она была  далека от магии, не разбиралась в ней. Приводить такой аргумент было слишком рискованно.
- Конечно. Однако раздел, где он поднимает проблему бесплодия очень.. необычен. Я читала выдержки оттуда.  Он удивительно подробно описывает происходящие в организме чародейки изменения..
Исследования чародейского бесплодия часто вызывали негодование.
«Вы идете против природы!»
«Они должны выбрать: магия или материнство!»
«Если Вечный Огонь сделал их такими, значит, это нужно!»
«Эти твари не должны плодиться!»
Слишком много. Возможно, даже обоснованно. Но всегда существовало одно «но», заключавшееся в праве. В желании. В готовности. В выборе.
Мина не хотела, чтобы сейчас возник конфликт. Сабрина – властная и серьезная женщина. У нее есть связи, есть возможности, есть знания. Конфликтовать с ней, ругаться – иррационально. Пойти на поводу у собственных эмоций – слишком дорогая цена за упущенные возможности…  За попытку сформировать полезные связи.

Отредактировано Вильгемина Эльдгрим (2017-01-31 11:04:33)

+1

12

Сабрина не стала спрашивать про третьих, впрочем, ей было все равно. Такие, как она, все же любят больше звук собственного голоса, нежели слушать других. Однако, Мину чародейка слушала не только из вежливости, а ловила ее мысленно на каждой фразе, делая те или иные выводы. Поспешные или нет, покажет время.
- Серебряные монеты тоже в ходу. Равно как и украшения. Они обесценятся, и это тоже скажется на экономике. Серебряные шахты больше не нужно будет разрабатывать, зато поднимется цена на тот же алюминий, даже с учетом затрат на его преобразования, тем самым подорожают другие изделия из него. Краснолюды, например, будут недовольны. Ничего в этом мире не проходит бесследно.
Кроме бесполезных действий самых бесполезных людей. Даже местные садовники, ухаживающие за садом, вкладывают душу в то, что делают. Именно поэтому с террасы было приятно наблюдать на раскинувшуюся зелень.
- Болезни чаще идут от внешних причин, нежели появляются внутри самого человека. Если лечить симптомы, корень болезни будет провоцировать новые, и появятся новые недуги, в этом и причина.
При следующей фразе Сабрина усмехнулась, и неизвестно, как это могло прозвучать для новой знакомой, насмешливо или даже пренебрежительно.
- Это не право, а привилегия, не более того. Что они могут дать детям, кроме своего скудного опыта? Родили шестерых, выживает двое. Простая математика говорит, что это всего лишь замена родителей, никакой прибавки в демографии. И все же она есть. Но нет развития. Кому нужна огромная неуправляемая толпа кметов? Есть ли у нас столько пашен, чтобы всех прокормить в неурожайные годы? А как быть с городскими жителями, которых неминуемо станет больше, и которые напрямую зависят от поставок зерна? Все не так просто как кажется.
Казалось, про магию и говорить не стоит, однако, Глевиссиг не могла оставить этот вопрос без ответа.
- Что до науки... может, там и будут подвижки, но нескоро. Люди предпочитают заниматься поэзией, литературой, историей, настоящих изобретателей не так много, большая часть из них либо шарлатаны, либо ни на что негодные непризнанные гении. Светочей науки не так много, и мы их бережем как зеницу ока. Что до магии, то я потратила столько же энергии на создание иллюзии, что хватило бы поднять в воздух и пронести лошадь через несколько кварталов. К тому же, если не поесть после того, как насыщение начнет проходит, наступит жуткий голод. Иллюзия индейки создает и иллюзию сытости. Чтобы дать что-нибудь магией, это нужно откуда-то взять. Нельзя взять и засеять магией все пашни, а потом сделать так, что ростки тут же дадут всход и превратятся в зерно. Есть свои пределы. Не говоря о том, что магия была создана... не для этого.
И служить аграрному вопросу также не собирается.
При разговоре о бесплодии у чародеек, Сабрина незаметно стиснула зубы и чуть отвернулась в сторону. Весь этот вопрос напомнил конфликт с Йеннифер. И здесь в те же ворота...
- ...и предлагает абсурдные идеи, как можно что-то восстановить. Но дело не в их абсурдности, а в том, что любая мысль об этом недальновидна. Было множество причин сделать нас бесплодными, одна обоснованней другой.

+1

13

- Обесценятся. Признаком достатка будет не серебряное украшение, а, допустим, из золота или платины. Экономике придется претерпеть некоторые изменения, но это сделает многие исследования более доступными. Ученые, которые не могли позволить себе использования хорошего металла,  не будут сталкиваться с этой проблемой…  Ничего не проходит бесследно.
Небольшая пауза. Мина перевела взгляд на сад, уловив движение глаз Сабрины.
-  Мы зря сотрясаем воздух, рассуждая о недостижимых пока операциях.
Мина понимала, что Сабрина во многом права. Что подобная трансформация одного металла в другой серьезно скажется на экономической ситуации в мире, будут разоряться рудники и предприятия, будут страдать купцы, перекупщики. Но все в ее рассуждениях упиралось в денежные махинации, финансы, политику… А серебро по-прежнему оставалось редким металлом, в разы лучше проводящим тепло, чем широко распространенный алюминий. А люди продолжали болеть и умирать от неизвестных хворей.
- Вы правы. Часто болезни являются спровоцированными извне.   И, конечно же, мало толка от лечения одних симптомов. Но, Вы же знаете, что ведутся работы. Что ученое сообщество ищет причины заболеваний. Не всегда успешно… Но, не зная причины, лучше ослабить симптом, чем оставить человека страдать от недуга. Вспомните чуму. Вспышки эпидемии, которые губили целые поселения. Мы даже не знаем, чем вызвана болезнь, не говоря уже о лечении!.. 
Мина немного повысила голос, но быстро взяла себя в руки.
- Извините, Сабрина. Вы, конечно, во многом правы.
Дальнейший спор казался Мине глупым ребячеством с ее стороны. Сабрина была права. Но равномерное развитие науки обеспечило бы многое. Увеличился бы и срок, и качество жизни. Увеличился бы уровень образованности населения… Это могло звучать и казаться утопией. Но колоссальные изменения не могут произойти в одно мгновение. Быт успел бы перестроиться.
На секунду Мина подумала, что в ней снова говорит студентка-максималистка, готовая свернуть горы и за день решить все человеческие проблемы. Но Мина была достаточно квалифицированной, чтобы понимать абсурдность дискуссии на эту тему. Тем более, что Сабрина была гораздо старше и опытнее. Она смотрела на ситуацию с другой стороны, нежели Мина.
Совсем рядом с дверью,  ведущей на террасу, раздались негромкие голоса. Звонко смеялась молодая девушка, тихо и неразборчиво слышался мужской бас.
- Спор на тему стерильности чародеек не имеет конца. Вы считаете, что невозможность зачать оправдана. Я считаю обратное. И пытаюсь работать в этом направлении. Если исследования завершатся успехом, если будет возможность вернуть чародейке фертильность – маловероятно, что это будет обязательным. Но это будет давать женщине право выбора.
«Чародейки – не женщины. Они сделали свой выбор»
«Нельзя сделать выбор в 10-16 лет, когда родители отдают тебя в Аретузу».
Дверь приоткрылась, из-за нее показалась белокурая головка, с горящими влажными глазами и пунцовыми щеками.  Тихо вскрикнула и, торопливо извинившись, захлопнула дверь с обратной стороны.

Отредактировано Вильгемина Эльдгрим (2017-02-01 14:28:22)

+1

14

- Многие вещи, в целом, безопасны, особенно если вводить их постепенно, а не продавать свое изобретение кому попало. Многие слишком эгоистичны и глупы, чтобы просчитывать хотя бы на несколько ходов вперед.
Сабрина, впрочем, была эгоистична, но отнюдь не глупа. И если бы потребовалось для ее целей внедрить какое-то изобретение, например, во благо государства Каэдвена, она бы это сделала, не взирая на то, что кому-то это может не понравиться, и другие государства от этого окажутся точно не в восторге.
Стоило услышать про недостижимость, как чародейка вновь усмехнулась:
- Никто не был уверен, что люди смогут строить такие города. Но их строительство началось стихийно. Никто не был уверен, что мы сможем использовать первосортную сталь, как это делают краснолюды, но и это оказалось подвластно. Открытия происходят слишком часто, и слишком непредсказуемо. Кто знает, может, в эту минуту подобная затея уже воплощается в жизнь, и до успеха осталось всего немного. Не говоря о том, что многие открытия происходили совершенно случайно.
Особенно в магии. Сколько неправильно произнесенных заклинаний или сваренных зелий породили нечто новое... если не заканчивались неминуемой гибелью чародея.
- Нищета и грязь, вот основная причина всех болезней. Но что могут сделать государства? Если раздать казну всем кметам поровну. обогатятся лишь купцы и хозяева таверн, у которых они будут утолять свои низшие потребности. Никто из них не пойдет учиться в Оксенфурт, не вложится в процветающие пашни. Разумеется, может, найдется парочка умных или просто мечтателей, но этот маленький процент ничего не даст. Можно попробовать открыть школы и научить кметов грамотности. Или хотя бы их детей. Но убеди хоть одного из королей, что это целесообразно.
Сказала это Глевиссиг без горечи. Скорее, она давно свыклась, что короли, да и сами чародеи, боятся народа, которым правит. Боятся, что найдется кто-то умнее их. Или после получения азов образования они прозреют и поймут, в какой клоаке живут, и что из нее надо выбираться. И тут три пути: Ковир, Нильфгаард и бунт.
- Не стоит извиняться. В твоих словах есть здравое зерно, и эта теория  бы сработала, - она говорила надменно, довольная тем, что девушка решила поотсутступить в своих убеждениях, в таком случае можно проявить великодушие, - если бы можно было по-настоящему что-то изменить мановением руки.
Бесплодие чародеек было для многих тяжелой темой. Но не для Сабрины, которая с самого начала все для себя решила.
- Всегда есть возможность, если уж совсем невмоготу, взять сироту, которыми полнятся наши земли. Или взять себе молодого ученика и воспитать как собственного сына. Это же все сделано не случайно. Представь, что будет, если этот процесс будет бесконтрольным? Сколько будет неучтенных магов? У их детей всегда выше потенциал к этому. Капитул едва справляется с управлением сегодняшней численностью. Среди нас есть отступники, предатели, безумцы. И каждый из них может сотворить то, что не сможет сделать ни одна война. Магия должна быть доступна только тем, кто знает ей настоящую цену.
Тут им кто-то случайно помешал, хотя Сабрине было уже неважно, для нее беседа .была закончена.
- Что ж, это была приятная беседа, но мое время уже поджимает. Уверена, что мы когда-нибудь увидимся...
У чародейки на это была длинная жизнь...

Попрощавшись, Глевиссиг быстро покинула поместье, взяв про себя на заметку, что стоит, на всякий случай, следить за изысканиями Мины, особенно если вдруг у нее когда-нибудь объявится Йеннифер...

+1

15

Работу рукодельницы судят по изнанке, качество еды, выпивки или беседы – по послевкусию.  Попрощавшись с Сабриной, Мина еще ненадолго осталась на террасе.  Она начинала замерзать, но хотелось немного собраться, переосмыслить услышанное. Девушка нахмурилась и, облокотилась всем телом на перилла. Она смотрела на тихий ночной Новиград.
Дверь на террасу отворилась почти неслышно. Мина не обернулась: решила, что вернулась Сабрина. Вошедший положил тяжелую руку ей на плечо. 
- Графиня де Лерунад беспокоится, что ты непозволительно долго пропадаешь, - голос отца был тревожен. – Все в порядке? 
- Не стоит переживать. В зале стало немного душно.
Отец промолчал. В молчании его читалось неодобрение.  Мина приподнялась и, улыбнувшись, взяла отца под руку. Вместе они вернулись в дом. Оставшаяся часть вечера проходила в неторопливых беседах, в обсуждении погоды, финансов, политики, резкого подорожания тканей и камней. Скользя взглядом по лицам и фигурам окружающих, кивая и улыбаясь старым знакомым, Мина искала Сабрину. Но ее не было. Она давно покинула этот гостеприимный дом.
Нерядовой разговор еще долго не выходил у Мины из головы. Вернувшись с ужина, Мина открыла небольшую книжку и коротко что-то записала. Затушила свечу и, оставив чернила сохнуть, отправилась спать.
Наутро солнце осветило заметку на белых страницах:  «Материнство. Разница между собственным ребенком и сиротой, взятой под опеку.»

Отредактировано Вильгемина Эльдгрим (2017-02-02 21:19:47)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Неверие в теорию не есть ее неверность